Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Я хотела бы рассказать о некоторых географических открытиях. Я выбрала именно эту тему, потому что мне кажется, что люди должны знать свою историю и х...полностью>>
'Документ'
Основополагающие требования к устройствам автоматической частотной разгрузки (АЧР) и очередности отключения потребителей, а также к автоматическому п...полностью>>
'Регламент'
2.1. Положение о порядке проведения регламентированных закупок товаров, работ, услуг для нужд и за счет средств ОАО «Петербургская сбытовая компания» ...полностью>>
'Документ'
Питання для самостійного опрацювання: Народний рух України (за перебудову), Розпад Радянського Союзу, проголошення Незалежності України, Л.М.Кравчук,...полностью>>

Владимир синельников браслет агасфера

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Вот и сейчас брат и сестра смогли воочию убедиться в эффективности приема. Несостоявшийся насильник лежал на полу, пуская кровавые пузыри, уставившись недоумевающим стекленеющим взглядом на девушку.

В коридоре, ведущем в пещеру пленников, послышались шаги, и на сцене появились новые персонажи.

— Допрыгался, козел! — Вошедшая женщина, не обращая внимания на детей, пнула носком сапога испускающего дух мужчину. — Предупреждала же, что когда нибудь кобелячьи привычки выйдут ему боком!

— Рана смертельна? — деловито спросил вошедший за ней мужчина.

— Уж будь спокоен, — хмыкнула женщина. — Девчонка не промахнулась...

— Значит, место главы свободно? — вкрадчиво осведомился ее спутник.

— А вот тут ты ошибаешься! — резко отреагировала на его слова женщина. — Не для того я терпела столько лет выходки этого ублюдка, чтобы отдать его место еще кому нибудь...

— Это должен решить общий сход, Лика, — возразил ей мужчина.

— Уж не ты ли метишь на освободившееся место? — презрительно расхохоталась женщина.

— А хотя бы и я, — с вызовом ответил мужчина. — Не тебе это решать.

— Что ж, — задумчиво произнесла Лика, — может, ты и прав...

Он нагнулась над остывающим трупом и выдернула клинок. А в следующий момент Кир и Айя опять испытали шок.

Женщина скользнула к своему спутнику. Тот только и успел, что отшатнуться... Сверкнула в колеблющемся свете факела окровавленная сталь, и второй недруг, хрипя, рухнул на пол. Из рассеченного горла хлынул поток темной крови, увеличивший размеры лужи от предыдущего посетителя.

— Сход решил в мою пользу, Эйб, — наклонившись к умирающему и глядя ему в глаза, произнесла Лика. — Я сожалею, но ты проиграл...

Затем, повернувшись к пленникам, она с усмешкой поглядела на них:

— Что притихли, благородные соллы? Не нравится?

Дети потрясенно взирали на это чудовище в теле женщины.

— Молчите? — Она презрительно скривила губы. — Не считаете нужным разговаривать с низкорожденными? Ничего, придется привыкать. В тех местах, где вы в скором времени окажетесь, из благородных спесь вышибают на раз...

— Где Котес? — Всадник внимательно всмотрелся в стоящую на опушке толпу.

— Зачем он тебе? — вперед выступила Лика. — Мы вроде ничем не хуже. Или ты не желаешь иметь с нами никаких дел?

Всадник окинул взором разбойников и повернулся к женщине. Лика, нехорошо улыбаясь, смотрела на него.

— Что с ним случилось? — спросил он женщину. Та молча возвела очи к небу, продолжая усмехаться.

— Он погиб? — спросил всадник, но ему никто не ответил.

— Что ж. — Он толкнул коня ногой, побуждая его к повороту. — Всего доброго, свободные охотники...

— Стой! — Лика схватила поводья. — Мы бы хотели тебе кое что предложить...

— Боюсь, это не сможет меня заинтересовать. — поморщился всадник.

Он оглянулся. Сопровождавшая его охрана угрожающе двинулась на толпу разбойников. Те в ответ тоже загомонили, готовясь к схватке.

— И даже благородные соллы? — вкрадчиво спросила атаманша.

— Соллы?! — с изумлением воззрился на нее всадник. — Да ты сошла с ума, женщина! Кто же связывается с благородными?

— Сколько за них можно выручить в Ирремеле? — продолжала женщина, не обращая внимания на последние слова всадника.

— Раньше спроси, в какую сумму ты оцениваешь собственную голову? — хмыкнул всадник. — А заодно и мою, раз предлагаешь такой товар...

— Свою голову я ценю очень высоко, — ухмыльнулась Лика. — А насчет товара... все дело в том, что ЭТИХ соллов искать не будут!

— Да? — Всадник на мгновение задумался. — Тогда поделись, на чем зиждется твоя уверенность. Может, мы и сговоримся...

— Ну, не на коне же ты будешь меня слушать, — широко улыбнулась женщина, демонстрируя радушие. — Давай перейдем в место, более подходящее для беседы...

— Где я последую за Котесом? — Всадник повторил жест Лики, возведя очи горе.

— Что ты! — затрясла головой атаманша. — Я надеюсь на долгую взаимовыгодную дружбу с тобой. Неужели ты считаешь меня такой глупой?

Всадник не стал озвучивать, кем он считает стоявшую перед ним женщину, иначе кровопролитной схватки не удалось бы избежать. Он молча сошел с коня и, кинув предостерегающий взгляд в сторону своей охраны, последовал за новой атаманшей.

Дорога на восток

Кир, ощущая непривычное жжение в обритой голове, тащился за неторопливо двигающейся по пыльной дороге повозкой. В компании с ним брело еще человек десять. Это были по большей части крестьяне, проданные каким то соллом, но попадались и бродяги, которыми не гнушался Ривас. Его охранники рыскали по окрестностям и отлавливали беглецов, бандитов, бродяг. Всех тех, из за пропажи которых не будут устанавливать кордоны на дорогах или высылать погоню. Таким образом Ривас промышлял уже лет десять, скупая и отлавливая живую силу в Марвии и переправляя ее в Койгард и Ирремель.

Тамошние невольничьи рынки славились на всю империю. На них можно было купить и меднокожих жителей Тауланского канноата, и сероглазых зангарцев, и черноволосых горцев, населяющих Мокрые горы далеко на юге. Да что там людей! На этих рынках можно было приобрести, правда, за очень большие деньги, и дроков из Золотых лесов, и даже пустынных шелтов. Эта категория товара наиболее ценилась покупателями. Если покупались детеныши, из них можно было вырастить непревзойденных телохранителей, душой и телом преданных хозяину. Взрослые же шли в многочисленные школы, воспитывающие бойцов, бившихся друг с другом на потеху свободным жителям империи на аренах городов. В этом смысле Койгард был наиболее продвинутым местом, игравшим в разваливающейся, одряхлевшей Мерианской империи первостепенную роль. Не зря же династия императоров происходила именно из Койгарда.

— Не отставай, щенок! — Свистнула плеть, обжигая плечи мальчика.

От неожиданности он споткнулся, а потом дернулся в толпу невольников подальше от подъехавшего конвоира.

— Ты бы потише с ним себя вел, Страйк, — хмыкнул второй надсмотрщик. — Не то Ривас продаст тебя вместо этого мальчишки...

— С чего бы? — Названный Страйком развернулся к напарнику. — Никак и тебе, Сими, начали нравиться мальчики?

— Я тебе уже сказал — с чего, — угрюмо взглянул на Страйка Сими. — А насчет мальчиков — не приписывай другим свои дурные наклонности...

— Ха ха ха! — расхохотался Страйк, глядя на насупившегося Сими. — А что в этом дурного?

— Если ты этого не понимаешь, на кой ляд мне тратить время на объяснения? — Сими толкнул коня коленями, посылая вперед.

Оставшийся наемник с кривой ухмылкой посмотрел вслед отъехавшему приятелю, потом перевел взгляд на старавшегося укрыться в еле бредущей толпе невольников Кира.

— Честно говоря, я не думал о такой возможности, — задумчиво произнес Страйк, разглядывая мальчика, — пока меня не навел на эту мысль Сими...

Он направил коня на толпу, распихивая будущих рабов, и приблизился к мальчику. Рукоятью плети Страйк приподнял голову невольника.

— А ты вообще то ничего, звереныш, — хмыкнул он, глядя в горящие ненавистью глаза мальчика. — Люблю непокорных. Думаю, мы с тобой неплохо развлечемся вечерком. Добавим, так сказать, разнообразия в наше монотонное путешествие...

Шайка

Лика с отвращением глядела на разворачивающуюся на поляне оргию. Доставшаяся ей в наследство от Котеса шайка праздновала удачную сделку с работорговцем. Моментально были забыты все распри. Остался в стороне и повисший в воздухе вопрос о главенстве Лики. Но ее это не сильно беспокоило. После того как она убрала Эйба — одного из главных претендентов на власть, — с остальным сбродом справиться не составит большого труда.

Новоиспеченную атаманшу волновало другое. Она была в курсе, что ее сожителя кто то навел на карету соллов. Иначе он не стал бы в течение трех суток держать половину шайки в засаде на пустынной лесной дороге, по которой и в добрые то времена никто не ездил. Что уж говорить об этом сейчас? А если еще вспомнить, что заброшенная дорога вела через Золотой лес дроков... Эти загадочные жители лесов не терпели, когда в их владениях появлялись посторонние. Исключение делалось разве что для купцов, торгующих с ними, или для тех, кто по каким либо причинам смог завоевать благорасположение этих существ. Разбойничья шайка в этот круг явно не попадала. А значит, преждевременно почивший главарь сильно рисковал. Подвигнуть же его на подобный риск могло либо соответствующее вознаграждение, либо что то или кто то, кому Котес не мог отказать...

И теперь Лика пыталась вычислить: кто же он, настолько могущественный или богатый, что смог заставить главаря шайки пойти на такое дело? И когда этот таинственный заказчик явится проверить выполнение уговора? Лика, естественно, не знала, какие указания получил Котес... Может, надо было просто ликвидировать пассажиров кареты, но если... Про «если» не хотелось и думать.

Все таки не стоило так поспешно продавать оставшихся в живых щенков... С другой стороны, Лике надо было кровь из носу, но успокоить членов шайки, и этой продажей она фактически купила повиновение и свое атаманство...

Додумать Лике до конца так и не удалось. И, может быть, вообще не пришлось бы заниматься этим дальше, если б не глупая случайность... Хотя для кого как. Для Брена, поднявшегося с целью провозглашения очередного тоста, случайность как раз и оказалась глупой. Для Лики же, которую невольно прикрыл своим телом разбойник, это оказалось спасением. Тренькнули тетивы арбалетов. Лика моментально прянула назад, подальше от костра, вокруг которого расположились члены шайки, и скользнула в спасительную тьму, под защиту нависавших над поляной скал.

Все произошло в одно мгновение. Брен еще оседал на землю, расплескивая вино из кубка, когда Лика, цепляясь на ощупь за еле заметные выступы, взлетела на каменный карниз и распласталась на площадке, стараясь как можно плотнее слиться со скалой.

На поляну, где оставшиеся в живых разбойники так и не успели сообразить, что произошло, из тьмы скользнули стремительные тени. Сверкнули клинки, и последние полупьяные подчиненные Лики разделили участь своих собратьев, нашедших смерть от арбалетных болтов.

«Слава Творцу, среди них нет ни одного чувствующего, — мелькнула в голове атаманши мысль, — иначе мне бы тоже не миновать конца». Лика, вжавшись в камень, следила, как появившиеся на поляне ночные убийцы деловито обошли тела, методично добивая еще живых разбойников, и так же бесшумно, как и появились, канули обратно в ночную мглу.

Дорога на Восток 2

Ривас подъехал к толпе связанных друг с другом невольников. Маленький сол, которого уговорила купить безумная Лика, еле брел. На спине и плечах мальчишки пламенели кровавые знаки внимания наемников Риваса. Его сестру Ривас сразу благоразумно посадил в повозку. Кому нужна невольница со сбитыми в кровь ногами и обожженной кожей? А Ривас собирался выручить за эту девку очень даже неплохую сумму. На койгардских рынках изредка появлялись плоды не совсем законной любви северных соллов. Разве ж мог отказать себе в маленьком удовольствии благородный властитель, повстречав на дороге симпатичную селянку? Но не каждый из них был согласен терпеть в своих владениях народившегося бастарда. И, во избежание потенциальных неприятностей, соллы частенько сплавляли своих голубоглазых отпрысков от прислуги и крестьянок в Койгард, на невольничьи рынки. Опять же, и выгода от таких сделок была неплохая. Мальчики шли нарасхват по бойцовым школам, на девочек тоже был неослабевающий спрос, правда, по другому профилю. У богатеев особым шиком считалось иметь в наложницах северянку, пусть и нечистых кровей. И продать с хорошей прибылью эту девку можно только в Галате. Самый крупный центр торговли живым товаром располагался на востоке Койгарда в очень удачном месте, где сходились границы сразу трех провинций: Зангары, Таулана и Ирремеля. А с востока к ним примыкало владение шелтов. Естественно, там сбывались и законно купленные рабы, и краденые. Правда, дорога туда займет немного дольше времени, чем Ривас планировал, но если сделка будет удачной, то окупит все. Главное, чтобы в самом Галате не нарваться на неприятности с властями и местными юрговцами. Но риск стоил того...

Вот сейчас Ривас и пытался подсчитать в уме, во сколько же можно оценить не полукровку, а настоящую благородную северянку, что он вез в своей повозке? Да к тому же девушку... У работорговца от цифр будущей выгоды сладко щемило в груди и кружилась голова. Лишь единственная мысль отравляла думы о грядущем богатстве. Правду ли ему сообщила безумная Лика, захватившая власть в шайке Котеса? Кстати, она так и не сказала, куда делся предыдущий вожак... А если новоиспеченная атаманша солгала, и сейчас по всей Марвии мчатся гонцы с указами о розыске пропавших детей благородного солла? Тогда Ривасу можно распрощаться не только с грядущим богатством, но и с глупой головой... «Все таки не надо было так торопиться с шайкой, — Ривас глубоко вздохнул, глядя на катящуюся впереди телегу с большой прибылью, — и оставить хотя бы одного бандита для душещипательной беседы...»

Споткнувшийся в очередной раз остриженный наголо парнишка вызвал поток брани у ехавшего рядом с толпой невольников надсмотрщика и оторвал Риваса от мучительных раздумий.

— Страйк! — окликнул он надсмотрщика, уже готового опустить плеть на плечи парнишки.

— Слушаюсь! — повернулся в седле в его сторону Страйк.

Ривас мрачным взглядом обозрел лисью физиономию надсмотрщика. У него иногда мелькала мысль, а была ли у Страйка хоть какая то привязанность? Или этот тип сразу родился ярко выраженным садистом, для которого удовольствием являлись лишь муки ближнего?

— Посади мальчишку в повозку! — скомандовал Ривас.

По лицу Страйка мелькнула еле заметная тень недовольства, но тем не менее он с готовностью отрапортовал:

— Будет сделано!

— И не вздумай развлекаться с ним, как с остальным быдлом! — продолжил Ривас — Это слишком ценный товар, чтобы ты его изувечил или забил до смерти ради своего удовольствия!

Дай этому извращенцу волю — и придешь в Койгард порожняком. А случись что с мальчишкой, и неизвестно, довезешь ли до покупателя его сестру. Кто их знает, благородных? Перегрызет себе вены на руках — и прощай, денежки...

— Кир, ты как? — Ласковые руки коснулись обожженного лица маленького сола.

— Айя, это ты? — прохрипел Кир. От палящего светила и бесконечной дороги у него кружилась голова и темнело в глазах.

— Я, я. — Сестра приподняла голову брата. — Пей!

Губ Кира коснулась восхитительная влага, и он, забыв обо всем, жадно приник к протянутой бутыли.

— Куда нас везут? — сорвался с его губ первый вопрос, как только он утолил жажду и немного пришел в себя.

— Скорее всего, в Койгард, — тяжело вздохнула Айя.

— Там мы сможем добиться аудиенции у императора, — воспрянул духом брат. — Отец говорил, что император всегда на стороне благородных соллов...

Айя с тоской смотрела на маленького братишку, горячо развивавшего мысль о просьбе помощи у императора. Уж она то знала точно, зачем их везли с Севера почти в центр империи. Койгардские невольничьи рынки — вот что их ждало в конце пути.

— Ты меня не слушаешь? — взглянул на нее Кир.

— Слушаю, — машинально ответила Айя, погруженная в мрачные раздумья.

— Зачем меня обрили? — вдруг спросил с обидой Кир. — Они нанесли мне оскорбление, и я потребую у императора смертной казни для них...

Вот, кстати, и еще одно подтверждение, что караван направлялся на невольничьи рынки. В противном случае благородному солу ни за что не осмелились бы брить голову. Взрослые соллы и маленькие солы гордились своими прическами и отращивали их с раннего детства. И чтобы покуситься на это тщательно оберегаемое украшение... Такое всегда каралось смертью.

— Сол Кир, — обратилась к брату сестра. Он замолк, прислушиваясь к такому необычному и торжественному обращению. — Запомни навсегда, что ты — сол и, когда повзрослеешь, станешь благородным соллом...

Мальчик во все глаза смотрел на сестру, ожидая продолжения.

— Я тебя заклинаю, — всхлипнула Айя, но справилась с волнением и продолжила: — Постарайся найти того, кто организовал нападение на наш замок и отомсти.

— Клянусь, — торжественно произнес мальчик.

Невольничий караван остановился на ночлег в полудне пути от границы Марвии и Койгарда. Ривас спешился возле повозки и влез внутрь. Его встретили ненавидящие взгляды брата и сестры.

— Выйди из повозки, — произнес командным тоном Ривас, обращаясь к Киру.

Кир упрямо набычился, глядя исподлобья на работорговца.

— Ты не понял? — Ривас взглянул на мальчишку. — Вон, я тебе сказал!

— Нет! — Мальчик мотнул головой, прикрывая своим худеньким телом сестру.

Девушка обняла брата рукой.

— Хм, — осклабился работорговец, — как трогательно видеть такую любовь...

— Тебе этого не понять никогда...

— Куда уж нам, простым смертным, понять благородных, — все так же насмешливо протянул Ривас.

— Да, — подал голос мальчик, — мы — соллы, а ты — плебей!

— Благородная солла, — издевательским тоном обратился к Айе Ривас, — не будете ли вы столь снисходительны и не почтите беседой плебея?

— К чему ты спрашиваешь? — сверкнула в его сторону глазами Айя. — Кривлянье тебе не идет.

— Тогда перейдем к делу без рассусоливаний, — кивнул Ривас, усаживаясь на скамейку, идущую вдоль борта повозки.

— Что еще тебе надо от нас?

— Я бы хотел поговорить с тобой, солла, без лишних свидетелей, — ухмыльнулся Ривас. — Поэтому скажи своему родственнику, чтобы оставил нас наедине.

— Кир, — тронула брата за плечо Айя, — прошу тебя, оставь нас одних.

Кир некоторое время нерешительно переводил взгляд с Риваса на Айю и обратно. Но сестра успокаивающе кивнула и мальчик, недовольно сопя, полез наружу. Ривас с преувеличенно почтительным видом посторонился, пропуская его.

— Итак, что ты мне хотел сказать? — холодно спросила Айя.

— Завтра мы будем переправляться через Черную Реку, — начал Ривас.

— Ну и что?

— Река является границей между Марвией и Койгар Дом, — пояснил работорговец. — Я бы не хотел, чтобы у меня возникли какие либо проблемы с пограничной стражей Марвии.

— Боишься, они обнаружат, что ты везешь благородных соллов на продажу? — усмехнулась Айя.

— Вот именно, — не стал отпираться Ривас. — Поэтому ты должна быть заинтересована в том, чтобы мы благополучно переправились на ту сторону и все прошло без сучка и задоринки.

— С чего это я буду помогать подонку, везущему меня и брата на продажу? — осведомилась Айя.

— Ради брата, — гадко улыбнулся Ривас — Ведь ты, девочка, хочешь, чтобы твой братик еще пожил?

— Подлец! — больше Айя ничего не смогла сказать.

— А я и не отрицаю этого, — продолжал ухмыляться Ривас — И для гарантии спокойствия твой родственничек будет в момент переправы рядом со мной.

Он повернулся и полез из повозки, столкнувшись по дороге со стоявшим у опущенного полога Киром.

— Да, — Ривас повернулся к Айе, — и не забудь научить братика, чтобы вел себя соответствующим образом...

Повозка, скрипя колесами по бревнам, въехала на мост и не спеша покатилась на противоположный берег реки. Айя тоскующим взором провожала остающуюся позади землю родины. Пограничная стража Марвии не проявила особого внимания к грузу примелькавшегося за последние сезоны работорговца. Стражники даже не соизволили проверить, что находится в крытой повозке, двигавшейся во главе каравана. Гораздо сильнее их заинтересовала пошлина, что уплатил Ривас на переходе. По радостным лицам стражников можно было легко догадаться, что мзда сильно превышала установленный размер.

— Держи своего щенка. — Ривас подъехал к повозке и грубо ссадил ехавшего вместе с ним Кира.

Айя еле успела подхватить брата!

— Какая же ты все таки сволочь, — произнесла она, глядя на работорговца.

— Уж какой есть, — ухмыльнулся тот, довольный до невозможности благополучным переходом через пограничный кордон. — У меня ведь не было, как у некоторых, родового замка...

— Разве это что то изменило бы?

— Естественно, — пожал плечами работорговец. — Отпала бы нужда отлавливать бродяг по дорогам и перепродавать их...

Переход по территории Койгарда запомнился Айе длинной чередой ничем не примечательных, похожих друг на друга, как близнецы, дней и пыльной нескончаемой дорогой. Ривас вел свой караван одним ему известным путем, избегая оживленных трактов, где могли возникнуть совершенно ненужные вопросы к содержимому его груза. И если бритый наголо Кир еще мог сойти за обычного крестьянского ребенка, то Айя с ее пышной светлой гривой волос, несомненно, привлекла бы внимание встречных путников. Поэтому караван пробирался давно не хожеными, а часто и совершенно заброшенными, начинавшими зарастать молодой лесной порослью проселками. Ночевать же приходилось на нищих хуторах, если их удавалось встретить, или просто в поле, что, естественно, вызывало вполне объяснимое раздражение охранников. Они то предвкушали, что, въехав на территорию Койгарда, отведут душу в многочисленных трактирах на главных дорогах провинции, тем более что Ривас выдал им полагающуюся по договору половину жалованья. А вместо этого пришлось колесить по буеракам, где не то что хорошего вина, но и просто продовольствия не всегда можно было достать и приходилось частенько делить ужин, состоящий из отварного непросеянного проса и родниковой воды, наравне с невольниками. Обозленные стражники срывали свое раздражение на безответных пленниках, и Ривасу стоило большого труда сдерживать их выходки. Но он не мог быть сразу везде, и охранники навострились шпынять живой груз втихую. Пока хозяин не видит. Правда, Айю и ее брата этот беспредел коснулся несильно. Стражники понимали, что в повозке находится слишком ценный груз, чтобы позволить себе распускать руки. Ривас, без сомнения, пришиб бы на месте любого, кто покусился на детей соллов. Слишком уж большую выручку сулили они в недалеком будущем.

Но в конце концов все кончается. Закончилась и эта дорога.

В один из дней сестра и брат проснулись раньше времени от лихорадочного оживления за стенкой повозки. Там орали грубыми спросонья голосами надсмотрщики, щелкали бичи, слышались вскрики измученных людей.

Пока Айя торопливо приводила себя в порядок, Кир, привыкший за время дороги спать одетым, змеей скользнул из повозки в рассветный сумрак. Через некоторое время он вернулся, поеживаясь от ночного холода.

— Сегодня мы прибываем в Галат, — сообщил он Айе давно с затаенным ужасом ожидаемую ею весть.

— Значит, все кончено. — Айя судорожно прижала к себе брата, как будто неизбежная минута расставания уже наступила.

— Не плачь. — Кир неуклюже гладил ее по голове, стараясь успокоить.

— Запомни, Кир, — еще раз повторила Айя слова, что твердила брату изо дня в день на протяжении всего пути, — ты — солл и когда нибудь вырвешься из той ловушки, где мы очутились. Только не забывай, что ты должен отомстить за мать и отца...

— Я же все помню, — с обидой произнес мальчик.

— ... и за меня, — одними губами произнесла сестра, прижимая к себе брата.

Этот день оказался последним, когда Айя и Кир были вместе. Сразу по прибытии в Галат Ривас разлучил брата и сестру. Кира загнали вместе с другими невольниками в один из загонов при рынке, а Айю Ривас забрал в дом, который снял для себя.

— Тварь! Чтоб твою душу высосали призраки Снежных гор! — Айя как начала проклинать работорговца после разлуки с братом, так и не могла остановиться.

— Замолкни, женщина! — наконец не выдержал Ривас — Надоело!

То ли ему действительно надоело, то ли он испугался последнего проклятия, а может, вспомнил, что соллы из Марвии по ходившим упорным слухам действительно могли проклясть своего врага, вызвав на его голову или его род несчастье. И чем старее были солл или солла, тем сильнее было проклятие. Не все могли это делать, но у многих получалось, поэтому с соллами старались не связываться. Поди определи: владеет он способностью проклятия или нет... И старались обходить этих надменных северных аристократов стороной.

— Боишься? — мстительно усмехнулась Айя.

— Тебя?! — презрительно скривился Ривас — Будь на твоем месте кто постарше — может быть, но ты еще соплячка, чтобы уметь проклинать...

— Соплячка?! — вспыхнула Айя. — Так знай: ты кончишь свою жизнь в лапах снежного призрака!

— Да? — хмыкнул Ривас — Тогда мне предстоит долгая жизнь. Я не собирался и не собираюсь в ваши Снежные горы...

— Когда будешь корчиться в его объятиях — вспомни меня и моего брата!

— В объятиях предстоит корчиться в скором времени тебе, — гнусно осклабился Ривас. ощупывая сальным взглядом фигурку девушки. — Я думаю, тебе это понравится...

— Ничего у тебя не выйдет! — мстительно заявила девушка.

— Ты так думаешь?

— Да! Я перегрызу себе вены, и ты ничего не получишь!

— Ах ты, сука! — Ривас стремительно скользнул к Айе и схватил ее за руки. — Хочешь легко отделаться?!

— Да! — с вызовом заявила девушка, с ненавистью глядя в глаза мучителя.

— Не выйдет, — неожиданно успокоился Ривас и отпустил девушку.

— Выйдет! — девушка отскочила от работорговца. — Ты мне не сможешь помешать!

— А я и не буду, — ухмыльнулся Ривас — Кстати, зачем портить зубы? — Он выдернул из за пояса нож и протянул его девушке. — Держи!

Айя недоверчиво переводила глаза с оружия на усмехающуюся рожу торгаша.

— Только не забывай про братика, — продолжил Ривас, пристально глядя в глаза девушке. — Я тебе тоже обещаю, что, если сорвешь сделку, я вот этими руками лично удавлю гаденыша...

— Подлец! — Айя, не помня себя, бросилась на своего мучителя.

— Пошла на место! — Ривас с легкостью отшвырнул девушку. Та довольно сильно ударилась о стену и сползла по ней на пол. — И крепко запомни, что продолжительность жизни твоего родственника напрямую зависит от твоего послушания.

Ривас повернулся и вышел из комнаты, хлопнув дверью. Айя сжалась в комок и зарыдала. Работорговец загнал ее в такую ловушку, из которой не искушенная в жизненных коллизиях девушка не видела никакого выхода.

Ривас

— Тьма побери этих торгашей! — Работорговец в сердцах грохнул кружкой по столу. — Не зря говорят: скуп, как галатец!

— Чем ты недоволен? — поморщился Дэнк, хозяин трактира «Полное брюхо», наполняя кружку посетителю. — В этот раз ты очень быстро и выгодно распродал свое живое мясо...



Скачать документ

Похожие документы:

  1. "Чердынская межпоселенческая библиотека" администрации Чердынского района

    Документ
    Заказчик: МУК «Чердынская межпоселенческая библиотека» 618601, Пермский край, г. Чердынь, ул. Коммунистическая, 56 т./факс: 2-95-23, Email: Book.Cherdyn80@mail.

Другие похожие документы..