Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Реферат'
90 УК РФ) 9 ТЕМА: ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПО УГОЛОВНОМУ ПРАВУ 1 5 ТЕМА: ОБЪЕКТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ 135 ТЕМА: СМЕРТНАЯ КАЗНЬ КАК ВИД НАКАЗАНИЯ 149 ТЕ...полностью>>
'Автореферат'
Защита диссертации состоится 24 октября 2007 г. в 1430 часов на заседании диссертационного совета Д 004.007.01 по защите диссертаций на соискание уче...полностью>>
'Закон'
(с учетом изменений и дополнений в Концепцию социально-экономического развития Республики Карелия на период 1 -2002-2010 гг. "Возрождение Карели...полностью>>
'Реферат'
Мы живём на рубеже двух веков. В двадцатом вере, как принято считать, наука и техника обрели колоссальное значение в мировой экономике, а значит и во ...полностью>>

Марк Антоний } триумвиры после смерти Цезаря

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Перевод И. Б. Мандельштама

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Юлий Цезарь.

Октавий Цезарь |

Марк Антоний } триумвиры после смерти Цезаря.

Марк Эмилий Лепид |

Цицерон |

Публий } сенаторы.

Попилий Лена |

Марк Брут |

Кассий |

Каска |

Требоний } участники заговора против Юлия Цезаря.

Лигарий |

Деций Брут |

Метелл Цимбр |

Цинна |

Флавий |

} трибуны.

Марулл |

Артемидор Книдский, учитель красноречия.

Прорицатель.

Цинна-поэт.

Другой поэт.

Люцилий |

Титиний |

Мессала } сторонники Брута и Кассия.

Молодой Катон {1} |

Волумний |

Варрон |

Клит |

Клавдий } слуги Брута.

Стратон |

Люций |

Дарданий |

Пиндар, слуга Кассия.

Кальпурния, жена Цезаря.

Порция, жена Брута.

Сенаторы, горожане, воины, слуги и прочие.

Место действия: Рим; окрестности Сард; окрестности Филипп

АКТ I

СЦЕНА 1

РИМ. УЛИЦА.

Входят Флавий и Марулл, навстречу им несколько горожан.

Флавий

Эй, по домам, лентяи, по домам!

Какой сегодня праздник? Вы забыли,

Что ни один ремесленник не смеет

Разгуливать без знаков ремесла

В рабочий день? - Эй ты, кто ты такой?

1-й Горожанин

Я, господин мой, плотник.

Марулл

Так где ж твой фартук кожаный? Угольник?

Что делаешь ты тут в нарядном платье? -

А ты? Кто ты такой?

2-й Горожанин

Сказать по правде, господин, если меня с хорошим мастером сравнить, то

я - починщик.

Марулл

Но чем ты занят? Прямо отвечай.

2-й Горожанин

Занят я ремеслом, господин, которым, надеюсь, можно с чистой совестью

заниматься, - чиню то, в чем душа еле держится.

Марулл

Но ремеслом каким? Бездельник, плут!

2-й Горожанин

Ну, господин, ты со мной терпенья не теряй, а если оно лопнет, то я

могу тебя заштопать.

Марулл

Что ты хочешь этим сказать? Меня заштопать, дерзкий малый?

2-й Горожанин

Да, господин, залатать.

Флавий

Ты починщик обуви, что ли?

2-й Горожанин

Угадал. Только шилом и кормлюсь, только за шило и держусь. Я, господин,

лекарь старых башмаков, спасаю их от больших опасностей. Самые порядочные

люди, обутые в воловью кожу, подкованы мною.

Флавий

Так что ж ты не сидишь в своей лавчонке?

Зачем толпу по улице повел?

2-й Горожанин

А чтобы они скорей свои башмаки износили и чтобы у меня прибавилось

работы. Мы, господин, устроили себе праздник, чтобы поглядеть на Цезаря и

порадоваться его триумфу.

Марулл

А в чем триумф? Что Риму он добыл?

Идут ли пленники за ним в цепях,

Победную украсив колесницу?

Колоды, камни! Нет, вы хуже скал

Бесчувственных, народ жестокий Рима!

Не знали вы Помпея? Сколько раз

На стены, кровли, окна, башни, даже

На трубы вы влезали, на руках

Держа детей, готовые весь день

Ждать шествия великого Помпея

По римским улицам. И, колесницу

Его завидев, подымали рев

Такой, что содрогался Тибр, когда

Раскаты ликованья отражали

Его крутые берега,

И вы теперь - в торжественных нарядах!

И вы теперь справлять решили праздник,

Цветами триумфальный путь устлав

Шагающему по крови Помпея!

Прочь, по домам!

И дома на коленях умоляйте

Богов от вас возмездье отвести,

Которое разит неблагодарных!

Флавий

Ступайте, земляки. За этот грех,

Всех бедняков собрав, таких, как вы,

И к Тибру их погнав, роняйте слезы

В его поток, пока он не зальет

И самого высокого прибрежья.

Уходят горожане.

Так самый твердый плавится металл.

Они, вину сознав, ушли безмолвно.

Пойди дорогой этой в Капитолий,

А я - другой пойду. Снимай со статуй

Венки повсюду, где увидишь их.

Марулл

Да можно ли?

Ты знаешь - нынче праздник Луперкалий. {2}

Флавий

Так что ж? На статуях мы не потерпим

Трофеев Цезаря. Вот я в обход

Пойду, скопляться черни не давая,

И так же с улиц ты гони толпу.

Повыщипав разросшиеся перья

Из крыльев Цезаря, его полет

Мы снизим. А не то, на недоступной

Людскому зренью высоте паря,

Всех нас держать он будет в рабьем страхе.

Уходят.

СЦЕНА 2

ПЛОЩАДЬ.

Трубы.

Входят Цезарь, Антоний, одетый для бега, Кальпурния, Порция, Деций, Цицерон,

Брут, Кассий и Каска; за ними большая толпа, в толпе - Прорицатель.

Цезарь

Кальпурния!

Каска

Тсс!.. Цезарь говорит.

Трубы замолкают.

Цезарь

Кальпурния!

Кальпурния

Я здесь, мой господин.

Цезарь

Стой прямо на пути Антония,

Когда он побежит. - Антоний, слушай...

Антоний

Мой господин?..

Цезарь

Когда, Антоний, будешь ты бежать,

Не позабудь Кальпурнии коснуться.

По мненью старцев, с женщины бесплодной

Прикосновение в священном беге

Способно снять заклятье.

Антоний

Будь спокоен;

Мне слово Цезаря - закон.

Цезарь

Пойдем.

Ни одного не пропускать обряда.

Трубы.

Прорицатель

Цезарь!

Цезарь

Что? Кто зовет?

Каска

Пусть водворится полное молчанье!

Музыка смолкает.

Цезарь

Кто тут в толпе меня зовет? Я слышал,

Как, заглушая музыку, раздался

Крик "Цезарь". - Цезарь слушает тебя.

Прорицатель

Ид марта {3} берегись.

Цезарь

Кто он такой?

Брут

Ид марта опасаться прорицатель

Тебе советует.

Цезарь

Пусть подойдет,

Я на него взгляну.

Кассий

Эй, выходи!

Смотри на Цезаря!

Цезарь

Теперь что скажешь?

Прорицатель

Ид марта берегись.

Цезарь

Он полоумный. Так пройдем же мимо.

Трубы.

Уходят все, кроме Брута и Кассия.

Кассий

Ты не пойдешь смотреть на состязанье?

Брут

Я? Нет.

Кассий

Пожалуйста, пойдем.

Брут

Я не любитель игр. Недостает

Мне живости, Антонию присущей.

Но я тебя стеснять не стану, Кассий.

Прощай же.

Кассий

Брут, за тобой следя, с недавних пор

Не вижу я в твоих глазах обычной

Приветливости, ласки. Слишком замкнут

И холоден ты в обращенье с другом,

Которому ты, право, дорог.

Брут

Кассий,

Ошибся ты. Свой взгляд я занавесил,

Но относи расстроенный мой вид

Ко мне лишь одному. Я раздражен

Противоборством собственных стремлений

И лишь меня касающихся дум.

Быть может, этим вид мой омрачен;

Но это не должно смущать друзей,

А я тебя одним из них считаю.

Ты холодность мою толкуй лишь так,

Что бедный Брут, враждуя сам с собою,

Небрежен в дружелюбии к другим.

Кассий

Так я твое унынье плохо понял,

А между тем из-за него таил

В душе весьма значительные думы.

Скажи, свое лицо ты видишь, Брут?

Брут

Нет, Кассий. Ведь себя глаза не видят,

А только отражение свое.

Кассий

Ты прав;

И люди горько сетуют на то,

Что нет зеркал, в которых ты бы мог

Увидеть все достоинства свои

Сокрытые. Как много лучших римлян

(За исключеньем Цезаря), вздыхая

Под игом этих дней и говоря

О Бруте, сожалеют, что событий

Не видит ясным взором честный Брут.

Брут

Во что меня вовлечь ты хочешь, Кассий,

Советуя мне то в своей душе

Искать, чего там нет?

Кассий

Так приготовься слушать, добрый Брут,

И раз ты знаешь, что себя увидеть

Лишь в отраженье можешь, то тебе

Я - зеркало твое - открою скромно,

Чего ты о себе не знаешь сам.

Мой милый Брут, не будь со мной опаслив.

Конечно, если площадным шутом

Меня считаешь ты, всегда готовым

Кому попало пошло клясться в дружбе,

И знаешь, что, в доверье к людям втершись,

Я их потом позорю; или знаешь,

Что я со всяким сбродом откровенен,

Когда пирую, - берегись меня.

За сценой радостные клики.

Брут

Что значат эти клики? Я боюсь -

Народ венчает Цезаря.

Кассий

Боишься?

Так, значит, этого не хочешь ты?

Брут

Да, не хочу, хотя люблю его.

Но для чего меня ты держишь тут?

Что ты желаешь мне доверить? Если

О благе общем речь идет, поставь

Честь пред одним, смерть пред другим зрачком, -

Мой взгляд равно к обеим отнесется.

И пусть настолько боги мне помогут,

Насколько честь люблю я больше жизни.

Кассий

Как твоего лица черты, известна

В тебе мне эта добродетель, Брут.

Как раз о чести речь я и веду.

Какого мненья ты и остальные

Об этой жизни - знать я не могу;

Но для меня жить в страхе пред созданьем,

Мне равным, - это то же, что не жить.

Мы родились свободными, как Цезарь,

И вскормлены мы так же, как и он,

И так же выносить способны стужу.

Когда однажды в берегах своих

Ярился Тибр, в холодный, бурный день, -

Мне Цезарь крикнул: "Ты дерзнешь ли, Кассий,

Со мною в гневный броситься поток

И переплыть его?" - Я в тот же миг,

Как был, не раздеваясь, прыгнул в воду

И предложил ему поплыть за мной.

Он так и сделал. Бушевали волны.

Наотмашь мы их били, разгоняли

И против их напора грудью шли.

Но, не доплыв до берега, вдруг Цезарь

Вскричал: "На помощь, Кассий, я тону!"

И, как Эней, великий предок наш,

Из стен горящей Трои на плечах

Анхиза вынес, я из тибрских волн

Спас Цезаря. И этот человек

Стал богом ныне, между тем как Кассий,

Ничтожное созданье, спину гнет,

Чуть лишь ему кивнет небрежно Цезарь!

В Испании болел он лихорадкой;

В часы припадков, помню, видел я,

Как он дрожал: да, этот бог дрожал!

От губ его бежала кровь трусливо;

Тот взор, который мир ввергает в трепет,

Затмился; и я слышал, как он стонет, -

Тем голосом, которому внимает

Весь Рим, записывая каждый звук, -

Увы, он восклицал: "Дай пить, Титиний!" -

Как девочка недужная. О боги,

Как мог столь слабый духом человек

Опередить величественный мир,

Взять пальму первенства?

За сценой трубы и радостные клики.

Брут

Опять ликуют!

Не новыми ли почестями там

Осыпан Цезарь? Кажется, что так.

Кассий

Да, друг, по миру тесному шагает

Колосс, а мы, ничтожные людишки,

У исполинских ног его снуем

И для себя могил бесславных ищем.

Подчас наш рок от нас самих зависит;

Не жребий наш - мы сами виноваты

В своем порабощенье. Брут - и Цезарь!

Чем имя "Цезарь" лучше? Как случилось,

Что это имя громче твоего?

Напишешь их - они равно красивы,

Произнесешь - равно приятен звук,

А взвесишь - равен вес. При заклинаньях

Откликнется на оба звука дух.

Во имя всех богов, прошу, скажи:

Какою пищею питался Цезарь,

Что вырос так? Век, опозорен ты!

Рим, оскудел ты благородной кровью!

Бывал ли со времен потопа {4} век,

Прославленный одним лишь человеком?

Кто мог доныне, говоря о Риме,

Сказать, что одного лишь человека

В своих стенах широких он вместил?

Пространства в Риме и теперь довольно,

Когда в нем есть один лишь человек.

О, ты и я - мы от отцов слыхали,

Что жил когда-то Брут: он предпочел бы,

Чтоб вечный дьявол в Риме воцарился,

Лишь бы не новый царь.

Брут

Что любишь ты меня - не сомневаюсь,

И догадался я, к чему ты клонишь.

Как я смотрю на это и другие

Дела - узнаешь позже. А покамест

Позволь мне дружески тебя просить -

Не торопи меня. Что ты сказал -

Я взвешу; что ты скажешь - со вниманьем

Прослушаю. Мы час найдем для встречи

И обсуждения столь важных дел.

Но помни, благородный друг, одно:

Брут предпочел бы селянином стать,

Чем сыном Рима быть, когда такие

Грозят нам злые времена.

Кассий

Я рад,

Что слабый голос мой из Брута высек

Хоть столько искр.

Брут

Окончен бег. Идет обратно Цезарь.

Кассий

При их приходе тронь за тогу Каску:

Он желчно, как всегда, расскажет нам,

Чем этот день особенным отмечен.

Возвращается Цезарь со свитой.

Брут

Я так и сделаю. Но погляди:

Пылает гневом Цезаря чело,

Другие на побитых слуг похожи,

Кальпурния бледна, у Цицерона

В глазах тот огонек, каким они

Горели в Капитолии, когда

С ним в спор вступал какой-нибудь сенатор.

Кассий

Нам скажет Каска, что случилось там.

Цезарь

Антоний!

Антоний

Что скажешь, Цезарь?

Цезарь

Вокруг себя людей хочу я видеть

Упитанных, холеных, с крепким сном.

А этот Кассий кажется голодным:

Он слишком много думает. Такие

Опасны люди.

Антоний

Цезарь, он не страшен:

Он римлянин честнейший, благородный.

Цезарь

Будь он полней! Но он не страшен мне.

А все ж, будь страх и Цезарь совместимы,

Не знаю, кто мне был бы неприятней,

Чем этот тощий Кассий. Он начитан;

Всегда он наблюдает и насквозь

Дела людские видит; игр не любит,

Как ты, Антоний; музыке он чужд

И редко улыбается, при этом

Как будто над собой труня, в себе

Способность улыбаться презирая.

Таких людей бежит покой, коль скоро

Есть в мире кто-нибудь повыше их, -

И потому они весьма опасны.

Я говорю - опасны вообще.

Но кто же мне опасен? Я ведь Цезарь.

Стань справа - я на это ухо глух -

И откровенно выскажись о нем.

Трубы.

Уходят Цезарь и все, кто был с ним, кроме Каски.

Каска

За плащ меня ты дернул, Брут? Что скажешь?

Брут

Ну, Каска, расскажи, что было там.

Чем Цезарь раздражен?

Каска

Да разве не был ты при нем?

Брут

Тогда бы мне рассказ твой не был нужен.

Каска

Ну, ему там поднесли царский венец. И когда поднесли, он от него

отмахнулся, вот так. И тогда народ завопил от восторга.

Брут

А во второй раз отчего кричали?

Каска

Из-за того же.

Кассий

Кричали трижды; ну, а в третий раз?

Каска

Из-за того же.

Брут

Трижды ему венец подносили?

Каска

Ну да, подносили, и он его трижды отстранял, но каждый раз более мягким

движением руки. И каждый раз мои честные соседи вопили от восторга.

Кассий

А кто подносил ему венец?

Каска

Кто же, как не Антоний.

Брут

Да расскажи нам, как все это было.

Каска

Пусть меня повесят, если я могу рассказать, как это было. Это было

сущее шутовство, прямо смотреть не хотелось. Я видел, что Марк Антоний ему

подносит венец, даже не венец, собственно говоря, а скорее головную повязку,

и, как я вам сказал, он ее в первый раз отстранил. А при всем том он бы ее,

как мне кажется, охотно взял. Потом ее Антоний опять ему поднес, и он ее

опять отстранил. Но, мне кажется, ему трудно было отвести от нее пальцы. И в

третий раз Антоний ее поднес ему, и в третий раз он ее отстранил, и при

каждом отказе народ ликовал и бил в свои загрубелые ладони и швырял вверх

свои потные колпаки, испуская такое облако смрадного дыхания по тому поводу,

что Цезарь от венца отказывается, что Цезарь чуть было не задохся. Ему стало

дурно, он свалился, а что до меня, то я не посмел рассмеяться, боясь



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Геродиан история императорской власти после марка

    Книга
    (1) Большинство занимавшихся составлением истории и стремившихся оживить память о давно прошедших делах, стараясь навеки прославить свою образованность, чтобы после безмолвной жизни не оказаться причисленными к многолюдной толпе, пренебрегали
  2. Речь об ответах гаруспиков [В сенате, май (?) 56 г

    Документ
    Филиппиками, по-видимому, сам Цицерон назвал свои речи против Марка Антония. До нас дошло 14 филиппик и фрагменты еще двух таких речей.
  3. План выпуска литературы для вузоп п техникумов изд-ва на 1970 г. Позиция. V

    Документ
    Природные условия Апеннинского полуострова более благопри-ятны для развития человеческого общества, чем многие из соседних областей Средиземноморья. Еще в глубокой древности греки стали называть его Италией.
  4. Народом на востоке эгейского мира

    Реферат
    через который прошли многие малоазийские города - Ми-лет, города эгейского региона - Лесбос, Хиос, Самос, влиятельные полисы - Мегары, Коринф, Афины, Сиракузы и другие, завершился установлением режима личной власти Часто тирания была
  5. Д. Дилите античная литература

    Литература
    Греческая культура — это основа европейской культуры, ее корни, ее источник. Маленькая и небогатая Греция, подобно атому, сконцентрировала огромную культурную энергию.

Другие похожие документы..