Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Информация – это цель и результат коммуникационного процесса, назначение которого адаптировать человека к среде обитания. Функция информационной куль...полностью>>
'Документ'
Преподавателя ОБЖ по организации военно-патриотической и внеклассной работы и совершенствование учебно-материальной базы для включения в годовой план...полностью>>
'Документ'
В марте 2007 года специалисты компании «Интант» приступили к внедрению системы электронного документооборота DIRECTUM для компании «Индор- Знак», кот...полностью>>
'Методичні рекомендації'
Дисципліна „Суспільна географія світу” передбачена структурою навчального плану спеціальності „Педагогіка і методика середньої освіти. Історія та сус...полностью>>

Б. А. Рыбаков язычестводрев h ейруси москва 1987 Книга

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Солнце-царь) сопровождают такие богатыри, как Горыня (Липо-ксай) и

Усыня-Вернивода (Арпо-ксай).

Сколотские племена с запада на восток размещаются так:

1. Траспии на Тирасе (мифический Арпоксай).

2. Катиары на верхнем Буге -- " --

3. Авхаты на Гипанисе и Виси (мифический Липоксай).

4. Парадаты ("первенствующие") на Борисфене (мифический

Колаксай).

У каждого племени было по несколько крепостей. У траспиев

городища в Григоровке, в Дарабани и в Поливановом Яру. У катиаров

городища: Немировское, Севериновское и в Якушинцах. К авхатам

условно можно отнести городища Буда-Макеевское, знаменитое

Пастырское и Шарповское (все три городища расположены на водоразделе

Днепра и Буга). Это гнездо городищ отстоит от Тясминского на 40 км.

Городища парадатов расположены тремя гнездами: северное гнездо близ

Киева, среднее -- в углу между Днепром и Росью, а южное -- на

Тясмине83.

----------------------------------

83 Археологiя Української РСР, т. II. Карта № 2.

Все четыре перечисленных здесь сколотских племени

археологически хорошо объединены во всех отношениях в единую

лесостепную земледельческую культуру Правобережья, а в отношении так

называемой "скифской триады" (оружие, конское снаряжение, звериный

стиль) они входят в более широкое понятие скифской культуры вообще,

что и давало основание эллинам причислять сколотов к скифам.

Археологические изыскания М. Я. Рудинского и Г. Т. Ковпаненко

на Левобережье установили, что Ворсклинская группа памятников

скифской культуры является результатом колонизации населения с

правого берега на Полтавщину, т. е. по происхождению тоже

сколотской. Памятники скифского времени на Ворскле представляют

собой "как бы остров правобережной раннескифской культуры" 84.

Колонизация земледельческого населения с правого берега Борисфена на

левый происходила в VIII -- VII вв. до н. э., усилившись, вероятно,

во время ухода левобережных скифов в свои длительные скитания по

Востоку.

----------------------------------

84 Ковпаненко Г. Т. Племена скiфського часу на Ворсклi. Київ,

1967; Ильинская В. Д. Скифы днепровского лесостепного Левобережья.

Ктв, 1968, с. 173.

Геродот знал о борисфенитах за Днепром и, ведя свое описание

с юга на север, начал его именно с Ворсклы-Пантикапы, отсчитывая

отсюда расстояния до северных пределов земли днепровских пахарей. На

вопрос о том, не представляли ли выселившиеся сколоты

самостоятельного племени или "царства", следует ответить

отрицательно, так как на Левобережье господствовали скифоидные

гелоны (по мифу Гелон -- брат Скифа) и в самом центре ворсклинской

группы был построен огромный город Гелон (Бельское городище). Могло

быть, что исходной полосой колонистов являлась киевская

археологическая группа, частично охватывавшая и кромку левого берега

Днепра. Тогда левобережных колонистов следует рассматривать как

часть "обширнейшего царства" парадатов. Принадлежность полтавских

земледельцев к сколотам подтверждается названием той реки, которая

отделяла их от скифов-номадов: Ворскла -- летописный Вороскол;

вторая часть слова "...скол" может быть связана с самоназванием

"сколоты", а первая -- "воръ..." означает в древнерусском языке

"забор", "ограду". В целом наименование пограничной реки можно

перевести как "ограда сколотов", что вполне согласовалось бы со

словами Геродота: "если перейти реку Пантикап [то там] живут уже

скифы-кочевники, которые ничего не сеют и не пашут ..." (IV -- §

19). Если Вороскол был южной границей переселившихся борисфенитов,

то отдаленным восточным рубежом праславянской инфильтрации был, по

всей видимости, Оскол, где есть земледельческие памятники скифской

поры. После того как археологи открыли сколотский "остров" на

Пантикапе, мы можем обратиться к интереснейшим сведениям Помпея

Трога, сохраненным в передаче Марка Юстина (около III в. н. э.).

Поздний автор пытался дать общую картину участия скифов в мировой

истории, но делал это не очень умело и легко перемешивал

исторические сведения, почерпнутые у Геродота, с заведомыми мифами

и домыслами. Миф об амазонках он вкрапливал в разные части своего

рассказа, обесценивая тем самым историческую основу. Один из

рассказов Помпея Трога посвящен походам скифов в Азию. Начинается он

конфликтом скифов с египетским фараоном, после которого "скифы

покорили Азию и сделали её своей данницей", на это ушло 15 лет.

"В это время двое скифских юношей из царского рода Плин и

Сколопит, изгнанные из отечества происками вельмож, увлекли за

собой множество молодежи..." 85

----------------------------------

85 ВДИ, 1949, № 1, с. 250/795.

Далее автор подключает миф об амазонках и ведет рассказ о

пребывании их в Малой Азии, хотя ни у одного из вариантов этого мифа

нет такого необычного начала. Поставим события в хронологические

рамки: Киммерийские походы в Малую Азию датируются концом VIII в. до

н. э., скифские походы -- последней четвертью VII в. до н. э.

Продвижение сколотов с правого берега Днепра на левый датируется

именно этим временем -- VIII -- VII вв. до н. э. Интересны имена

царевичей, вставших во главе колонистов: Плин и Сколопит. Перед

нами, очевидно, незначительный фрагмент древнего мифа, связанного с

освоением сколотами части Левобережья. Поскольку речь идет о Среднем

Поднепровье, то в имени эпического царевича Сколопита можно

предполагать отражение общеплеменного названия сколотов (сравни имя

скифского царя Ариапита). Не решаюсь писать о том, что имя Плина

могло быть эпическим отражением среднеднепровских полян (?) --

слишком велик хронологический разрыв между записями Юстина и русской

летописью. Если высказанное предположение о царевиче Сколопите,

возглавившем переселение части сколотов на Вороскол, заслуживает

одобрения, то мы получаем сведения о местном сколотском эпосе,

отразившем важное событие VII в. до н. э. в жизни Среднего

Поднепровья.

*

Разместив на карте племена геродотовских сколотов, мы,

разумеется, захотим вернуться к сколотскому празднику в честь

священного небесного золота. Какое из трех эпических царств могло

претендовать на первенство, на право называться "Золотым" или,

употребляя геродотовский иранский термин, "парадатами" --

первенствующими? Другими словами, мы должны поставить вопрос --

возможно ли определение (хотя бы приблизительное) общесколотского

языческого религиозного центра, наличие которого непреложно вытекает

из слов Геродота о почитании золотых даров неба.

Священное золото было зарыто в "обширнейшем царстве",

каковым, даже после вычленения из киевской группы земли авхатов,

несомненно являлось царство Колаксая, растянувшееся широкой полосой

более чем в 100 км ("три дня пути") вдоль Днепра на протяжении 10 --

11 дней плавания (350 -- 400 км), что дает площадь в 40000 кв км.

Мифические потомки Зевса и Борисфена должны были по законам эпоса

царствовать именно на Борисфене.

Из указанных выше трех групп приднепровских крепостей следует

отклонить в нашем поиске как самую южную, из-за её пограничного

положения невдалеке от царских скифов, так и северную, находящуюся

рядом с неврами. "Говорят, что область, расположенную выше [по

Борисфену] обитателей верхних частей страны по направлению к

северному ветру, невозможно ни рассмотреть, ни пройти далеко вглубь

из-за падающих перьев" [снега] (Геродот IV -- § 7). За неврами,

вынужденными переселяться из-за каких-то "змей", находились

литовские племена со страшным именем "людоедов" ("андрофагов").

Хранить священные реликвии на севере было столь же неблагоразумно,

как и на пограничье с воинственной степью.

Логически наиболее целесообразным для укрытия реликвий

представляется средний, Поросский, по терминологии В. Г. Петренко,

участок земли парадатов-борисфенитов, укрытый с юга сплошным лесным

массивом на правобережье Роси, с востока -- Днепром и широкой

полосой болот за рекой. Левый берег Роси, как и правый берег Днепра,

здесь обрывист и каменист и представляет собой хорошую естественную

защиту для жителей пространства, ограниченного этим участком Днепра

и впадающей в него Росью.

Главная масса скифоидных памятников Поросской группы

сосредоточена на пространстве, ограниченном излучиной Днепра, Росью

и Россавой; это полоса около 15 км шириною и длиною вдоль Днепра

около 25 -- 30 км. В глубине этого района самым защищенным местом

является внутреннее пространство днепровской луки, самый северный

участок которой отгорожен валом, а внутри этой выгородки на крутом

обрывистом берегу (высота около 180 м) между селами Трахтемировым и

Зарубинцами расположено огромное Трахтемировское городище, во много

раз превосходящее по своим размерам все крепости сколотской

лесостепной зоны -- его площадь равняется 500 га при длине в 3,5 км!

86 По своим размерам Трахтемировское городище равнялось Белому

городу Москвы в пределах бульварного кольца. Жилая часть

Трахтемировского городища была сравнительно небольшой -- поперечник

около 350 -- 400 м 87. Со стороны Днепра участок внутри луки был

защищен не только самой рекой, но и множеством стариц, рукавов и

плавней (рис. 4). До сих пор не выяснена дата первоначальной насыпки

"змеевых валов", окаймляющих как Поросье в целом, так и днепровскую

луку в частности. Кроме вала, охраняющего подход к Трахтемирову со

стороны Правобережья, целая система валов длиною около 40 км

защищала подступы к Трахтемирову и расположенному рядом

Зарубинскому броду на левом переяславском берегу Днепра. К

сожалению, неясность датировки не позволяет привлекать эти валы к

нашей теме.

----------------------------------

86 Археологiя Української РСР, т. II, с. 80. План -- рис. 24.

87 Ковпаненко Г. Т. Раскопки Трахтемировского городища. --

АИУ. Київ, 1967, вып. I; АИУ, Київ, 1968, вып. II.

Само огромное Трахтемировское городище, судя по довольно

четким линиям оврагов внутри него, обладало сложной внутренней

системой дополнительных сооружений.

В срединной части у берега Днепра расположен древний

монастырь, из которого вышел второй русский (а не грек) митрополит

Руси -- Климент Смолятич (1147 г.) 88.

----------------------------------

88 Городок Заруб, расположенный рядом с Трахтемировским

городищем, имел своего двойника в Смоленской земле, но там

неизвестен монастырь. Относительно же этого Заруба в приписке к

летописному сообщению о Клименте под 1147 г. сказано, что здесь

"теперь монастырь Терехтемьрский" (ПСРЛ, т. II, с. 29).

По имени села Зарубинцы на месте древнего Заруба названа

известная славянская археологическая зарубинецкая культура.

На противоположном, левом, берегу Днепра, в 10 км от

Трахтемирова (т. е. в двух часах ходьбы или в получасе конной езды)

находится один из стариннейших городов Киевской Руси --

Переяславль-Русский.

Возвращаясь к сколотскому времени, следует сказать, что

данных для утверждения, что Трахтемировское городище являлось

главным святилищем сколотского племенного союза, недостаточно, но

необходимо отметить, что это городище совершенно уникально как по

своим размерам, так и по степени укрытости и защищенности от

возможных нападений со стороны скифов-кочевников. Не следует

забывать, что соседнее Левобережье, представлявшее в позднейшее

время плацдарм кочевников, тогда было заселено земледельцами (в том

числе и выходцами из сколотского Правобережья) и пограничной со

скифами рекой была Пантикапа-Ворскла, впадающая в Днепр в 220 км

ниже Трахтемирова. Быть может, Зарубинский брод, опасный в эпоху

Киевской Руси, был просто "дорогой паломников" в сколотское время?

Сущность Трахтемировского городища выяснится в дальнейшем, в

процессе будущих раскопок, хотя постройка монастыря могла уничтожить

сакральный центр этого необъятного святилища-требища, так как при

христианизации Руси церкви ставили непосредственно на месте

языческих капищ: князь Владимир Святой "повеле рубити цьркви и

поставляти по местом, идеже стояша кумири".

При возникновении Переяславля-Преслава роль религиозного

центра Среднего Поднепровья перешла к этому соседнему городу.

Резиденцией первых митрополитов Руси был не Киев, а Переяславль:

"Первоначально в продолжении лет пятидесяти митрополиты наши имели

свою кафедру не в Киеве, а в Переяславле ... Этот факт

первоначального существования или размещения кафедры митрополита не

в Киеве, а в Переяславле не подлежит сомнению ... От первого

митрополита нашего Леона, или Льва, сохранилось до настоящего

времени сочинение, которое надписывается: Leontos metropolitos tes

en Rosia. Древний наш летописец свидетельствует, что "бе преже в

Переяславли митрополья" 89. К этому можно добавить, что кафедральный

храм Переяславля св. Михаила, возможно, назван так в честь грека

митрополита Михаила, приезжавшего крестить русов в 988 г. Леон

появился только в 991 г. Такое исключительное значение Переяславля

в начале христианизации Руси, быть может, объясняется такой же

древней традицией, какую мы наблюдаем в Польше (горы Святого Креста,

Ченстохов, Сленж и др.), где традиция восходит тоже к I тысячелетию

до н. э. Трахтемиров так близко расположен к Переяславлю, что должен

рассматриваться заодно с ним. Река Трубеж, на которой стоит

Переяславль, впадает в Днепр у подножья Трахтемировской кручи. К

древнему сакральному округу у излучины Борисфена, возможно,

относилось и Большое Скифское городище у Канева и комплекс близ

устья Роси, где был город Родень, место культа бога Рода 90.

Неподалеку от Родня (Княжьей Горы) в Сахновке была найдена золотая

диадема с изображением сколотского праздника в честь какой-то богини

и царя с ритоном и секирой 91. Последний сюжет, который может иметь

отношение к предполагаемой древней традиции, -- это поздний герб

города Переяславля, представляющий собой изображение обнаженного

человека, может быть, идола (?) 92. Именно так рисовали славянских

языческих идолов художники Радзивиловской летописи, копировавшие

древние образцы X -- XII вв. Здесь трижды изображен Перун в виде

обнаженного человека. Два раза (907 г. и 944 г. лл. 16 и 26 об.) это

изображение связано с клятвой русов-язычников, а на листе 45

иллюстрируется языческая реформа Владимира 983 г. ("... и

осквернися кровьми земля Руская и холм той") 93. Идол Перуна всегда

изображался со щитом и жезлом (копьем? один раз со стрелой).

----------------------------------

89 Голубинский Е. История русской церкви, т. I. Первая

половина тома. М., 1901, с. 328.

90 Рыбаков Б. А. Киевская Русь..., с. 332 -- 334.

91 Рыбаков Б. А. Киевская Русь..., с. 569.

92 Арциховский А. В. Древнерусские областные черты. -- Учен.

зап. МГУ, 1946, вып. 93. История, кн. 1, с. 43 -- 67. 93

Радзивиловская летопись. Фотомеханическое воспроизведение. СПб.,

1902.

В этой связи представляет особый интерес изображение

подобного идола со щитом в той же Радзивиловской летописи, но в

разделе, посвященном не языческой Руси, а Руси на грани феодального

распада в 1135 г. Миниатюра иллюстрирует такое событие, как

заключение мира между Ольговичами и Володимиричами и передачу города

Переяславля князю Андрею Доброму 94. Художник, который иллюстрировал

в XII в. оригинал, использованный при изготовлении Радзивиловской

летописи, очень хорошо знал Переяславль, так как служил князю

Ярополку, княжившему ранее в Переяславле. Так, на миниатюре,

сопровождающей текст об осаде Переяславля Игорем Ольговичем в 1142

г. (л. 172 об., низ), художник изобразил ворота города увенчанными

надвратной церковью. Такая башня с церковью действительно

существовала и была открыта раскопками Р. А. Юры 95. Нигде в других

случаях этот художник (1125 -- 1189 гг.) не изображал ворот с

церковью. Изображенный на этой миниатюре языческий идол, подобный

идолам 907 -- 983 гг., не связан с содержанием событий 1135 г. и

может быть сопоставлен только с тем городом, о котором идет речь в

тексте -- с Переяславлем Русским, о чем весьма убедительно говорит

и позднейший герб Переяславля тоже в виде идола. Идол на данной

миниатюре представляет собой обнаженного бородатого человека со

щитом (как и на идолах языческих времен), но не с жезлом, а с

большим желудем в другой руке. Желудь -- олицетворение дуба, а дуб

-- священное дерево Перуна, Зевса, Юпитера и других ипостатей

верховного божества. Все сходится на том, что у Переяславля прочно

сохранялась слава какого-то архаичного сакрального языческого

центра, слава, возможно, перешедшая к нему от соседнего

Трахтемировского городища, которое очень подходит к роли

общесколотского святилища 96.

----------------------------------

94 Радзивиловская летопись, л., 166 об. низ.

95 Раскопки Юры Р. А.

96 Если бы все высказанные предположения подтвердились, то

можно было бы предложить еще одну догадку: не является ли уникальное

и неэтимологизируемое название "Трахтемирово" реминисценцией культа

Таргитая (с учетом произношения гаммы в имени Targitaon. Возможность

растягивания на два с половиной тысячелетия фольклорной памяти

вполне подтверждается наличием в фольклоре образа древнего седого

царя-богатыря Тарха Тараховича, соседа степной Бабы-Яги (Рыбаков Б.

А. Язычество древних славян, с. 581, 586).

Компактный регион лесостепного Правобережья, сопоставленный

выше с геродотовскими сколотами-борисфенитами, отличался от степных,

чисто скифских, областей не только в хозяйственном, но и в

религиозном отношении. У скифов -- поклонение мечу, а здесь -- плугу

с ярмом, топору и чаше; отличен звериный стиль, отражающий

сакральную символику: у скифов -- преобладание птиц и фантастических

животных, образы которых почерпнуты из малоазийского бестиария, а у

лесостепных сколотов преобладает реальный северный лось, древний

символ главного небесного созвездия: "Лось" -- Большая Медведица.

Афанасий Никитин в XV в., описывая небосвод Индии, писал: "Лось

стоит головой на восток". Существенно отличался и погребальный обряд

земли сколотов от обряда царских скифов, хорошо известного по

многочисленным раскопкам в "Геррах", обширной области священных

курганов в днепровской луке. В Поднепровье (Среднем и Нижнем)

выявлено два типа погребений с трупоположением, к которому племенная

знать стала переходить еще в предскифский период: захоронения в

катакомбах и захоронения в деревянных срубных гробницах. Катакомбы

характерны для настоящих скифов-кочевников (в том числе и для

царских), а деревянные гробницы -- для лесостепных правобережных

сколотов ("скифов-пахарей") и для гелоно-будино-сколотов

лесостепного Левобережья. Ареалы двух различных видов погребений

разделены широким стокилометровым пустым пространством степей 97.

----------------------------------

97 Rolle Renate. Totenkult der Skythen. Teil I Das

Steppengebiet. Berlin -- New York 1979. Карты 1-3.

Скифские курганы с катакомбами сосредоточены главным образом

в обширном прямоугольнике 120 х 160 км, в сердцевине которого

находится главная погребальная область скифов -- Геррос (ниже

днепровских порогов) с такими знаменитыми царскими курганами, как

Чертомлык, Солоха, Гайманова могила, Александропольский курган.

Центром всего этого прямоугольника является единственный скифский

город -- Каменское городище у втока Конки в Днепр, в котором можно

видеть Метрополь Клавдия Птолемея.

В интересующей нас области размещения славянских племен мы

наблюдаем господство трупосожжений у невров (в урнах или в ямках),

чаще без курганов. Юго-восточнее Невриды, в земле сколотов между

Днепром и Днестром, количество сожжений сильно сокращается -- здесь

преобладают трупоположения, близкие к скифским, но, как уже сказано,

не в катакомбах, а в срубных деревянных гробницах.

Отличительной чертой именно славянского обряда VI -- V вв. до

н. э. является обычай сжигать на могиле верхнюю часть

гробницы-домовины, возможно, имитировавшую стропила и соломенную

крышу просторной домовины. География этого обряда дает нам

драгоценное подтверждение вычленению сколотской (праславянской)

территории Правобережья из общей массы племен, попавших в скифский

квадрат Геродота. (Рис. 5).

Погребальный обряд, как видим, проводит резкую демаркационную

линию между кочевниками скифами и лесостепными земледельцами. Для

характеристики правобережных курганов VII -- III вв. до н. э.

воспользуюсь описанием их известным скифологом Б. Н. Граковым 98.

Привожу очень важное для нашей темы описание деревянных гробниц

славян-борисфенитов Б. Н. Граковым: "Вокруг городищ много курганов,

иногда высотою свыше 10 м. Особенно подробно изучены курганы по

Тясмину и Роси. Они охватывают время от середины VII в. до середины

III в. до н. э., т. е. всю скифскую эпоху в целом.

----------------------------------

98 Граков Б. Н. Скифы. М., 1971, с. 124-125. Б. Н. Граков

ошибочно приписал лесостепные памятники неврам, которые обитали в

лесной зоне.

Под этими курганами обычны сооружения в виде простых

четырехугольных ям площадью 6 -- 16 м^2 с плоским деревянным

перекрытием... К VII в. до н. э. относятся раскопанные у сел Жаботин

и Константиновка на Тясмине погребения в курганах под коническим

деревянным шатром, вроде крыш землянок Немировского городища. Помимо

этих простейших сооружений, встречаются либо поставленные на древней

поверхности почвы и потом засыпанные курганом, либо устроенные в

глубокой прямоугольной яме настоящие деревянные дома. У них стены

бывают или обложены горизонтально толстыми бревнами, придержанными

по углам и в середине стен толстыми столбами или обставлены

вертикально поставленными в канавки плахами со столбами по углам и

в середине стен. Иногда центральный столб поддерживает слабо покатую

двускатную крышу... Все эти сооружения восходят еще к обложенным

деревом или обставленным вертикально столбами землянками селищ и

городищ чернолесской культуры. Курганы с такими сооружениями

сосредоточены от устьев Припяти до окрестностей Кировограда.

Не только подкурганные сооружения в виде жилищ, но и

погребальный обряд в курганах среднего днепровского Правобережья

сохранял формы с чернолесской эпохи в течение всего скифского

времени. Наряду с вытянутыми и изредка скорченными костяками

довольно широко применялось трупосожжение как в урнах, так и в виде

безурнового захоронения сожженных костей.

Встречалось сожжение деревянного сооружения вместе с

покойником; потом его покрывали курганом. Ничего подобного не

наблюдается в степи..." 99.

----------------------------------

99 Граков Б. Н. Скифы, с. 124-125.

На последнем пункте описания следует остановиться подробнее,

так как сожжение довольно массивных деревянных конструкций (крыши

домовины) в известной мере уравнивало обряд сожжения покойника с

новым обрядом трупоположения. Прежнее трупосожжение, широко

бытовавшее и в скифское время у северных соседей славян-сколотов --

у славян-невров (не по Гракову!), заменилось разведением огромного

костра над могилой; покойник, находившийся под костром, не сгорал,

но ритуальный костер при захоронении все же был. Зрительно для

участников погребальной церемонии новый обряд мало отличался от

прежнего полного сожжения трупа; гигантский костер по-прежнему

составлял главную, итоговую часть ритуала.

Исследователи отмечают радиальное расположение обгорелых

бревен над гробницами, что следует истолковывать как сооружение над

гробницей-домовиной крыши с массивными бревнами-стропилами. Сильная

опаленность окружающей земли, обгорелость верхних частей самой

домовины говорят за то, что крыша, очевидно, была щедро крыта

соломой (что известно по раскопкам) и другим горючим материалом.

Исключительно важным для определения этнической

принадлежности обряда сожжения гробниц является географическое

распространение этого обряда в рамках "скифского квадрата". Обряд

сожжения домовин известен по кургану "Глеваха" близ Киева (высота

курганной насыпи -- 12 м) 100. Курганы с таким сожжением есть и на

Каневщине в бассейне Роси (Оситняжка, Берестняги и др.)101. Известны

они и на Подолии102. Самый северный курган с подобным обрядом

находится на Припяти близ устья Горыни в самой гуще памятников

милоградской культуры невров. Сгоревшие домовины находились как в

ямах, так и на уровне земли 103. Именно сюда, к устьям Горыни и

Стыри дотягивается северо-западный край ареала архаичных славянских

гидронимов. Самыми южными точками распространения обряда сожжения

домовин являются: Литая Могила (Мельгуновский курган 1763 г.,

находящийся в том Черном Лесу, который дал имя чернолесской

культуре) и курган в Медерове близ Кировограда. В Медерове домовина

была построена прямо на земле и закрыта как шатром длинными

бревнами, образовавшими после сожжения костра огромное кострище в 20

м в поперечнике. Слой обожженной земли достигал 2 м толщины.

Мельгуновский курган принадлежал какому-то раннему князю сколотского

племени авхатов 104.

----------------------------------

100 Археологiя Української РСР, т. II, с. 82 и 85.

101 Археологiя Української РСР, т. II, с. 83 -- 84.

102 Археологiя Української РСР, т. II, с. 95 и 99.

103 Археологiя Української РСР, т. II, с. 178.

104 Археологiя Української РСР, с. 50. Мельгуновский курган

VII -- начала VI в. до н. э. нередко рассматривается как образец

общескифских памятников, но Б. Н. Граков прав, причисляя его к очень

определенному кругу памятников правобережных земледельческих племен



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Рыбаков Б. А. – Язычество древних славян

    Книга
    Советский историк, член-корреспондент по Отделению исторических наук (археология) с 23 октября 1953 г., академик по Отделению исторических наук (история СССР) с 20 июня 1958 г.
  2. Рыбаков Борис Юрьевич. Судьи Рыбаков Л. Б., Ламанен В. И., Кареев С. Н. Награждение Победители награждаются диплом

    Диплом
    ПОЛОЖЕНИЕо проведении традиционного турнира по теннису среди любителей«Окно в Европу–2011» 1.Цели и задачи- Популяризация и развитие тенниса в городе Выборге;- Определение сильнейших игроков-любителей Выборга, Выборгского р-на,Санкт-
  3. Рыбаков Владимир Николаевич преподаватель кафедры физической подготовки, Барнаульский юридический институт мвд россии, г. Барнаул e-mail: rybackov rvn@yandex ru Новый закон

    Закон
    Новый закон «О полиции», в наиболее общих чертах закрепляет принципиальные положения осуществления правоохранительной деятельности. Нравственные основы ее деятельности и социальная значимость предполагаются, как бы сами собой и специальных
  4. Б. А. Рыбаков Язычество Древней Руси Предисловие Эта книга

    Книга
    Эта книга является прямым продолжением, как бы вторым томом, моего исследования «Язычество древних славян», вышедшего в 1981 г. В первой книге автора интересовали прежде всего глубокие корни тех народных религиозных представлений,
  5. Б. А. Рыбаков язычество древhей руси москва 1987 Книга

    Книга
    Книга - продолжение монографии Б. А. Рыбакова "Язычество древних славян", вышедшей в 1981 г. Она посвящена роли древней языческой религии в государственной и народной жизни Киевской Руси до принятия христианства.

Другие похожие документы..