Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
В докладе рассматриваются вопросы современной организации информационного и телекоммуникационного обеспечения обязательного медицинского страхования ...полностью>>
'Программа дисциплины'
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Национальный исследовательский универси...полностью>>
'Методические указания'
Гостенков, П.А. Отечественная история: Методические указания по подготовке к семинарским занятиям для студентов дневной формы обучения всех специальн...полностью>>
'Документ'
Орловская банковская школа (колледж) Центрального банка Российской Федерации является образовательным учреждением среднего профессионального образова...полностью>>

Федеральное агентство по образованию государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «калмыцкий государственный университет» Мушаев В. Н. Структура и семантика калмыцкого предложения

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«КАЛМЫЦКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Мушаев В.Н.

Структура и семантика

калмыцкого предложения

Элиста 2005

ББК 80

М 93

Мушаев В. Н.

М 93 Структура и семантика калмыцкого предложения. - Элиста: ОАО «АПП «Джангар» - 2005. - 382 с.

Работа является первым монографическим изданием, которая имеет своей целью дать системное описание калмыцкого предложения как структурно-грам­матической и коммуникативной функционально-семантической единицы язы­ка, рассмотреть вопросы актуального членения и особенности функциониро­вания категории модальности на всех уровнях языка и речи как одного из основополагающих компонентов калмыцкого предложения.

Книга адресована специалистам гуманитарного, филологического профи­ля, а также всем интересующимся грамматикой калмыцкого и других монголь­ских языков.

Рецензенты:

С. Л. Чареков, доктор филологических наук, главный научный сотрудник

Института лингвистических исследований РАН;

Б. В. Бадмаев, кандидат филологических наук, доцент Калмыцкого

госуниверситета.

Ответственный редактор

Д. Б. Дорджиева, заслуженный работник культуры РФ,

почетный работник общего образования РФ.

Автор выражает благодарность

Яшкульскому РМО во главе с Т. К Хаглышевым,

Целинному РМО во главе с В. А. Башанкаевым

за содействие в издании книги.

ISBN 5-94587-063-3 © Мушаев В. Н„ 2005.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 5

Глава I. Структура и семантика словосочетания 7

§1. Сочетаемость слов в калмыцком предложении 7

§2. Лексическая функция и сочетаемость слов

в калмыцком предложении 31

§3. Лексическая сочетаемость слов и толково-
комбинаторный словарь калмыцкого языка 40

Глава II. Структура и семантика предложения 50

§ 1. Функционально-семантические направления в изучении

калмыцкого предложения 50

§2. О моделировании предложения 74

§3. О методиках построения модели 86

Глава III. Актуальное членение и вопросы изучения калмыцкого

предложения 96

§ 1. Основные проблемы теории актуального членения 97

§2. Функционально-семантическая сфера(поле)

актуального членения 117

§3. Формально-синтаксическая структура калмыцкого

предложения и актуальное членение 126

3.1 .Функция порядка следования компонентов в простом
и осложненном предложении 127

3.2. Коммуникативная функция порядка компонентов

на уровне сложного предложения и текста 152

3.3. Диалог и вопросы актуального членения 162

§4. Грамматические средства актуализации 168

§5. Просодические средства актуализации 173

Глава IV. Категория модальности калмыцкого предложения 176

§1. Модальность и предикативность 176

§2. О происхождении языковой модальности 194

§3. Об основных понятиях и содержании

языковой модальности 218

§4. О типах модальных значений в современном

калмыцком языке 236

3

4.1. Функционально-семантическое поле

объективной модальности 249

4.2. Функционально-семантическое поле
субъективной модальности 278

§5. Модальность текста 296

  1. Модальность в повествовании 302

  2. Модальность в описании 307

  3. Модальность в рассуждении 312

Заключение 324

Приложения 342

Библиография 344

Принятые сокращения источников 378

ВВЕДЕНИЕ

Вопросы изучения структуры предложений разных типов занимают одно из важных мест в синтаксических исследованиях. В этом отношении, несмотря на то, что синтаксический строй совре­менного калмыцкого литературного языка в традиционном плане достаточно изучен, настала необходимость осмысления ряда тео­ретических проблем калмыцкого синтаксиса в свете новейших ис­следований лингвистов.

Кроме того, в связи с возрождением и развитием национальной системы воспитания и образования и нынешней языковой ситуацией в республике вопросы разработки новых подходов к преподава­нию языкового материала относятся к наиболее актуальному и пер­спективному направлению калмыцкого языкознания. В данном от­ношении на синтаксическом уровне наиболее сложными и противо­речивыми являются вопросы семантики и структуры различных словосочетаний и предложений. Думается, что современные тео­ретические изыскания в области синтаксических образований дол­жны послужить основой для системно-последовательной подачи языкового материала в учебном процессе.

В своей работе мы обращаемся к основным направлениям теории современного языкознания, связанным с семантикой и струк­турой простого, осложненного, сложного предложений калмыцкого языка и текста, исходя из того, что предложение формируется в результате сложного взаимодействия его коммуникативного и кон­структивного аспектов. Рассматривается и уровень межсловных связей компонентов предложения.

В калмыцком языкознании дается достаточно разностороннее описание синтаксического строя калмыцкого языка. Издана первая научная нормативная грамматика современного калмыцкого литературного языка. И все же такие центральные

4

проблемы синтаксической теории предложения, как предикативность и модаль­ность, особенности конструктивно-синтаксических связей слов пред­ложений, функции порядка слов и актуальное членение предложе­ния, разработка структурно-семантических моделей различных типов предложения - еще не стали предметом специального изуче­ния.

Теоретической базой исследования послужили лингвофилософские труды современных ученых - синтаксистов, посвященные проблемам теории предложения. В исследовании применялись глав­ным образом синхронно-описательный и функционально-семанти­ческий методы.

Исследование проводилось на данных современного калмыцкого языка. Основным фактическим материалом для изучения по­служили образцы устного народного творчества, произведения кал­мыцких писателей и поэтов, материалы периодической печати и калмыцкой разговорной речи.

Материалы и научные выводы работы могут найти применение в практике преподавания вузовских лекционных курсов по синтаксису, при чтении спецкурсов, проведении спецсеминаров, а также при составлении соответствующих программ, учебников и учеб­ных пособий по современному калмыцкому языку для высшей и средней школы.

Проведенный анализ различных типов предложений может стать базой для дальнейших исследований вопросов синтаксиса калмыцкого языка.

ГЛАВА I.

СТРУКТУРА

И СЕМАНТИКА СЛОВОСОЧЕТАНИЯ

§ 1. Сочетаемость слов в калмыцком предложении

Особенности употребления различных типов словосочетаний на материале монгольских языков освещались еще в первых монголь­ских грамматиках. Так, А.Попов в своей работе касается вопросов употребления в составе словосочетаний имен существительных, прилагательных, местоимений, глаголов и достаточно подробно объясняет различные виды управлений. В грамматике А. Бобровникова освещаются особенности форм и связей, число и порядок расположения компонентов словосочетания. На этом изучение сло­восочетаний как самостоятельного раздела синтаксиса заверша­ется, и вплоть до 70-х годов XX столетия данное синтаксическое образование рассматривалось в синтаксисе предложения. И лишь в течение последних тридцати лет монголисты ведут достаточно разностороннее изучение синтаксиса словосочетания. Особеннос­ти словосочетаний рассматриваются как на материале современ­ных литературных языков, так и на материале памятников монголь­ской письменности [см.: Санжеев 1940; Мишиг 1959; Бертагаев 1964, 1971; Очиров 1964, 1990; Сусеева 1964; Пюрбеев 1974, 1987; Бальжинимаева 1987 и др.]

Из последних работ исследователей следует выделить монографию Г.Ц. Пюрбеева, посвященную историко-сопоставительному изучению данных образований. Универсальные общемонгольс­кие и уникальные для конкретных языков модели, синтаксические и морфологические особенности сравниваемых словосочетаний рассматриваются ученым в диахронии [Пюрбеев 1993].

6

Несмотря на вышесказанное, проблема исследования различной сочетаемости слов и словосочетаний в калмыцком синтаксисе остается актуальной. Необходимо провести специальное исследо­вание данных синтаксических образований с учетом последних теоретических разработок синтаксистов и важности изучения ос­нов теории сочетаемости слов в практике преподавания калмыцко­го языка при нынешней языковой ситуации в республике. В связи с этим целью настоящего раздела является попытка рассмотреть функционально-грамматические особенности сочетаемости слов в структуре калмыцкого предложения.

В монголистике, как и в языкознании в целом, существует широкое и узкое понимание сути сочетаемости слов и словосочетаний. Одни ученые, вслед за А.М. Пешковским, выделяют в слово­сочетаниях сочинительные, подчинительные и координационные типы связи. К подчиненным типам сочетаний относятся несвобод­ные (грамматикализованные, лексикализованные) и свободные (сло­восочетания) [Амоголонов 1970; Бертагаев 1971]. Сочинительные сочетания составляют парные слова и однородные члены [Очиров 1964; Цыдыпов 1985]. Другие ученые, опираясь на взгляды В.В.Ви­ноградова, к словосочетаниям относят только свободные сочета­ния, образующиеся с помощью подчинительной связи [Сусеева 1964; Шагдаров 1974; Пюрбеев 1993]. При подобном подходе сло­восочетание как самостоятельное синтаксическое образование отличается от различных несвободных сочетаний: сложных (пар­ных) слов, фразеологизмов, аналитических образований, конструк­ций и сочинительных сочетаний слов [Бертагаев 1949; Пюрбеев 1971].

Исходя из понимания сути словосочетания, ученые дают различные определения данному синтаксическому образованию. Так, академическая "Русская грамматика" 1982 года, определяет сло­восочетание как синтаксическую конструкцию, образующуюся на основе подчинительных связей, в которую полностью переносятся все общие, частные и более конкретные значения, возникающие при присловной подчинительной связи [Русская грамматика 1982]. В одной из последних грамматик на материале тюркских языков, в частности якутского, словосочетаниями называются лексико-грамматические сочетания двух и более слов,

образованных с помощью определенных способов связи - примыкания, изафета, управ­ления, согласования, которые имеют свою специальную систему средств выражения, обслуживающую как уровень сочетания слов, так и сочетания предикативных частей сложноподчиненного пред­ложения. [Грамматика якутского языка 1995].

С нашей точки зрения, наиболее близким к сути данного образования является определение, согласно которому к словосочета­ниям следует относить не все многообразие сочетаний слов и форм, а лишь свободные, продуктивные соединения двух и более полнозначных слов, связанных между собой по смыслу и грамматически; выражающие конкретные виды синтаксических отношений и кото­рые строятся по готовым, исторически сложившимся в языке мо­делям [Пюрбеев 1993].

Определяя словосочетание как относительно самостоятельную структурно-смысловую синтаксическую единицу, следует подробнее рассмотреть систему взаимоотношений словосочетания с дру­гими языковыми образованиями.

Словосочетание не употребляется в речи вне предложения и образуется по определенным моделям лишь в процессе речи для составления и распространения предложения, выделяется из состава предложения как минимальная синтаксическая единица для изучения [Татарский язык 1971].

Синтаксические связи слов в предложении достаточно разнообразны: одни связи в зависимости от синтаксической позиции сло­воформ и функций возникают в предложении, другие связи опреде­ляются непосредственно лексико-грамматической основой слов и не зависят от их синтаксических функций в предложении. Если пер­вая группа синтаксической связи реализуется в свободных слово­сочетаниях, то второй вид синтаксической связи называется при­словной подчинительной связью и представляет собой значения словосочетания [Русская грамматика 1982].

Итак, благодаря своей особой форме номинативности и определенности структурных моделей, словосочетание наряду со сло­вом, фразеологизмами, составными терминами-наименованиями является лексикографически оформленной единицей, а это свиде­тельствует о существовании словосочетания вполне автономно, вне предложения [Пюрбеев 1993].

9

8

Отношение свободных словосочетаний к словам, в том числе сложным (парным) словам, устойчивым фразеологическим и лексикализованным образованиям, распространенным номинативным терминам, грамматикализованным и предикативным конструкци­ям и предложению является базовым понятием синтаксиса слово­сочетания.

Отличие словосочетаний от слов и аналитических образований, состоящих из полнозначного и служебного слова, в том, что знаменательное слово выступает как главная или зависимая часть сло­восочетания, служебные слова выступают как средства связи меж­ду составляющими словосочетания. Поэтому слово или аналити­ческое образование может быть только частью словосочетания. Лексически, если слово обозначает какое-нибудь понятие в обоб­щенном виде, то словосочетание обозначает конкретизированное понятие. Например, слово дасх или конструкция дасҗ бәәнә «учит» обозначает всякое учение, изучение, а словосочетание шүлг дасх или аналитический вариант шүлг дасҗ бәәнә «учит стихотворе­ние» обозначает более конкретизированное понятие: учить именно стихотворение или сәәнәр дасх «учить хорошо»; һанцарн дасҗ бәәнә «учит один» и т.д.

Кроме этого, свободные синтаксические словосочетания создаются говорящими каждый раз заново, тогда как слова и все обра­зования словного характера (парные (сложные) слова, аналитичес­кие образования, фразеологизмы, термины номинативы и др.) вос­производятся как готовые единицы, которые семантически целос­тны, неразложимы по составу, приравниваются к слову, функциони­руют как один член предложения и изучаются в разделах морфоло­гии, лексики или фразеологии, хотя многие из них построены по прин­ципу свободных словосочетаний: үкр хар «скворец» (букв, үкр «ко­рова», хар «черный»); келн-улс «нация» (букв, келн - «язык», улс - «народ»); дотр-дундын - «внутренний» (букв, дотр - «внутрен­ний», дундын - «серединный»); бөөрин ки - «болезнь почки» (букв. бөөрин - «почек», ки - «воздух»); цаһан буудя - «пшеница» (букв. цаһан - «белая», буудя - «зерно»); һуульһ һуух - «побираться, по­прошайничать, цыганить» (букв. - просить, выпрашивать милос­тыню); нүдн күрх - «сглазить» (букв, глаза достигнуть).

Отношение между словосочетанием и предложением (в том

10

числе любой предикативной конструкцией) состоит в том, что словосочетание как компонент предложения, а при определенных усло­виях в виде самостоятельного предложения, входит в состав основного коммуникативного средства языка - предложения и, как говорилось выше, выделяется из предложения для того, чтобы упорядочить изучение строения предложения. Но вместе с этим, если слова и образования словного характера являются готовыми составляющими для предложения, то словосочетания образуются по специфическим для каждого языка моделям в процессе составле­ния предложения. В силу своих грамматических и семантических признаков, а также характера функционирования и категориальных особенностей (словосочетания лишены таких обязательных кате­горий как модальность, время, интонация сообщения) словосоче­тание не может стать предложением [Татарский язык 1971, 81; Русская грамматика 1982,80; Пюрбеев 1993, 6]. Между свобод­ным словосочетанием (атрибутивным) и предложением (предика­тивной конструкцией) наблюдается определенный изосемантизм. Ср. примеры из калмыцкого языка: йовулх бичг - «отправляемое письмо» (которое надо отправить), бичг йовулх - «отправить пись­мо»; харңһу сө - «темная ночь», сө харңһу - «ночь темна»; ухата көвүн - «умный мальчик», көвүн ухата - «мальчик умен». Изосе­мантизм (одинаковость смысла языковых единиц) в данном слу­чае состоит в том, что в обоих случаях раскрывается признак пред­мета, хотя в предложениях этот признак осложняется значитель­ным числом синтаксических характеристик (категория лица, чис­ла, времени и т.д.) [Б.А.Серебренников, Н.З. Гаджиева 1986, 254]

Таким образом, с одной стороны словосочетание - часть предложения, выделяемая из предложения для того, чтобы упорядочить изучение его строя. Но вместе с этим по своим функционально-грамматическим признакам словосочетание достаточно автоном­но и может существовать вне предложения. Кроме того, синтакси­ческие присловные связи в предложении, зависимые от лексико-грамматической формы слова, а не от синтаксической позиции сло­ва, представляет собой значение словосочетаний.

Поэтому опираясь на теоретические положения лингвистов, изучающих проблемы словосочетания, мы считаем необходимым не только рассмотреть основные типы, средства образования и

11

лексико-семантические отношения в структуре современных калмыц­ких словосочетаний, но и попытаться с точки зрения последних но­вейших разработок в области функционально-конструктивного син­таксиса исследовать виды и способы связи слов в составе предло­жения на материале современного калмьщкого языка.

Синтаксические отношения в структуре предложения устанавливаются с помощью различных видов подчинительной и сочини­тельной связи. О существовании этих двух основных видов связи между компонентами предложения говорят и исследователи кал­мыцкого языка [Очиров 1964, 23 ].

С точки зрения образования речи ведущей связью является подчинительная, а сочинительные связи, которые образуются в потоке речи и предложении, в конечном счете связаны, зависят и являются формой проявления соподчиненных и соподчиняющих отношений. Каждое слово в предложении (за исключением несвободных синтаксических образований), связываясь с другим сло­вом, получает свою смысловую функцию и свою грамматическую форму, т.е. лишь в сочетании слова выступают в своей конкретной функции, которую они выполняют в предложении. Поэтому изуче­ние таких объединений подчиняющих и подчиненных слов являет­ся важнейшей синтаксической задачей [Очиров 1964, 26].

Лингвисты достаточно подробно описывают на материале конкретных языков все многообразие подчинительных отношений и различным образом классифицируют синтаксические связи слов в составе предложения. В грамматиках, посвященных синтаксическому строю различных флективных и аналитических систем язы­ков, традиционно выделяются по способу, средствам связи и отно­шениям между компонентами три основных типа подчинительной связи: управление, примыкание, согласование. На материале тюрк­ских языков (например, в якутском, башкирском) отдельно выде­ляют и четвертый тип связи - изафет.

Кроме этого, существуют и другие нетрадиционные подходы к выделению типов подчинительных связей в структуре предложения. Например, в работах И.П.Распопова и других ученых при опи­сании синтаксических связей слов в предложении различаются два конструктивных аспекта системы связи: первый - характер и на­правление (вид связи) и второй - сам механизм связи,

то, как и с помощью каких средств она осуществляется (способ связи) [Рас­попов 1970,34]. Выделение указанных аспектов представляет изу­чаемый объект в системе последовательно и подтверждается ис­следованиями и на материале современного калмыцкого языка.

Итак, по характеру и направлению связи подчинение и сочинение, взаимно дополняя друг друга, являются неравнозначными по структуре. Если при сочинительной связи компоненты словосоче­тания независимы и равноправны по отношению друг к другу, то с помощью подчинительных отношений все составляющие конструк­тивной базы предложения сочетаются между собой [Очиров 1964, 23]. Поэтому следует еще раз подчеркнуть, что ведущую роль в построении конструктивной базы предложения играет подчинитель­ная связь, которая по своему характеру и направлениям далеко не однотипна. С помощью разнообразных терминов на материале язы­ков различных структур выделяют пять специфических разновид­ностей подчинительной связи: субординацию, координацию, сопо­ложение, тяготение и аппликацию [Тикеев 1999,13].

Субординация - наиболее объемная по структуре, прямая и односторонне направленная связь между главным и зависимым компонентами предложения, которые конструируются различными типами связи слов или же имеют в своём составе комбинацию нескольких однотипных связей. При этом устанавливается ступенчатая зависи­мость, при которой каждый подчиненный компонент предшествую­щего звена оказывается одновременно подчиняющим в отношении последующего [Грамматика башкирского языка 1981, 372].

Например: мер урлдана эн җилә ашинь һарһх «подводить итоги скакового сезона нынешнего года»; нарт делкән баһчудын жисәнә иргч «будущее международного молодежного движения»; шулуһар дала бичг йовулх «быстро послать много писем»; сүл арвн арслңган өгх «отдать последние десять рублей»; шаңһд буудя орулҗ өглһнә тускар зүткх «бороться за увеличение прода­жи зерна государству»; нег-негән күцәд давхар шунх «старать­ся перегнать друг друга»; ард үлдсн эдл-ахуд нөкд болх «оказать помощь отстающему хозяйству».

Примеры употребления данного типа связи в структуре предложения: Аав-ээҗ, төрл-садн медснәс давдг арһ бәәхш, яахв [БО] «Что делать, невозможно нарушить решение родителей и



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования тольяттинский государственный университет

    Книга
    Технологии организации образовательной деятельности в инновационном вузе [Текст] / С.Ф. Жилкин [и др.]; авт.-ред. А.В. Князева; Тольяттинский гос. ун-т.
  2. Российская федерация федеральное агентство по образованию государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «орловский государственный университет» (2)

    Документ
    РЕЛИГИОЗНО-ФИЛОСОФСКИЕ ТРАДИЦИИ ОБРАЗОВАНИЯ В КУЛЬТУРНОМ НАСЛЕДИИ ОРЛОВЩИНЫ (ИЗ ОПЫТА ПРОСВЕТИТЕЛЬСКО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА)
  3. Калмыцкий государственный университет Есенова Т. С. Русский язык            в калмыкии: социокультурные портреты и                     лингвокультурные типажи элиста 2007

    Документ
    В монографии описаны портреты языковых личностей выдающихся деятелей истории, науки, просвещения, культуры Калмы­кии, представляющих собой значимый социокультурный слой, на который ориентировано общественное сознание.
  4. Отчет о результатах самообследования государственного образовательного учреждения (4)

    Публичный отчет
    В целях всестороннего анализа направлений деятельности и определения готовности к государственной аккредитации Тывинским государственным университетом на основании «Программы самообследования Тывинского государственного университета»,
  5. Федеральным агентством по культуре и кинематографии

    Документ
    В сборник включены аналитические, справочные и статистические материалы, специально подготовленные к заседанию Совета при Президенте Российской Федерации по культуре и искусству федеральными органами исполнительной власти,

Другие похожие документы..