Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Макет известен с древних времен. Само слово «Макет» в переводе с итальянского и французского означает набросок, то есть пространственное изображение ...полностью>>
'Документ'
В статье рассматривается правовой статус военно-учебных заведений и становление системы военного образования в Российской империи. Правовой статус ис...полностью>>
'Документ'
ПОЛИГРАФИЯОтрасль техники, совокупность технических средств для множественного репродуцирования (преобразования и воспроизведения) одинаковых копий ка...полностью>>
'Закон'
Із змінами і доповненнями, внесенимиЗаконами Українивід 18 листопада 1997 року N 642/97-ВР,від 14 липня 1 року N 938-XIV,від 15 березня 2001 року N 2...полностью>>

Корсаков И. А. Сила любви повесть в десяти рассказах Бусечке посвящается

Главная > Рассказ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ОЖИДАЮЩИЕ НАС

Осенний вечер, и хозяин квартиры задерживается на работе. В квартире уже темно - и в этой-то темноте, напряженно вглядываясь в нее и еще старательнее вслушиваясь, неподалеку от дверей сидит собака и пытается проникнуть мысленным взором туда, за пределы квартиры. Вот ОН подходит к подъезду, идет по лестнице - сейчас, сейчас! Сейчас откроется дверь - и он придет. И мы пойдем гулять! Там, за игрой, я все ему объясню - и о том, какой он хороший, и о том, как томилось весь день мое сердце в ожидании вечера.

Рядом нетерпеливо шевельнулась кошка. В скрипе песчинок под ногами входящего в подъезд человека ей почудилось что-то единственное - ОН идет! Сейчас он придет - и я все ему расскажу, все, что удалось увидеть и услышать за день, все, что подумалось по этому поводу, все о том, как я ждала.

Человек приласкал кошку с собакой и прошел на кухню. Едва включился свет, попугайчик, сидевший на "дневной" жердочке, ловко ухватываясь клювом и лапками за прутики и перекладинки, устремился в уголок клетки, умостился там и стал делать "кувыри", ныряя головкой вперед и каким-то загадочным образом оказываясь после этого акробатического пируэта вновь сидящий в прежнем положении. Кувырей, он знал, надо делать три - и воля.

Выскочить из клетки, тронуть человека за ухо, прожурчать "встречную" песню - хорошо!, слететь кошке на голову - привет!, сделать вираж над собакой - привет и тебе. ОН ПРИШЕЛ.

* * *

Человек шел по лестнице и думал, что приготовить на ужин. Припозднился сегодня, а жена в командировке, собаку еще надо выгулять, много сегодня не погуляешь, вообще последнее время собаке не удается побегать всласть.

Да и куда особенно ткнешься с собакой, если и для детских площадок-то места нехватает. Не город, а какое-то городило. Городило-перегородило - кругом мусор, развалы земли и труб да не разбери поймешь чего.

Кошка-то уж ладно. Ей - старушке вроде как и не привыкать уже затворницей жить. А вот птичку жалко: молодая еще, птенец совсем. С ним бы сейчас говорить побольше, а так радио слушает целый день, а с него скорее запоешь, чем что-нибудь путное скажешь.

Кормить опять же. Собаке что? - суповой набор с овсянкой поварил хорошо, она и сыта. Овес проросший - вот интересно - на пару с кошкой едят, а вот поилки РАЗНЫЕ подавай, хотя в той и другой вода. Из одной и той же банки.

Говорят, щенку (а им-то и была на самом деле собака) витамины надо, какую-то костную муку, но человек смотрел на это проще и считал, что по сравнению с бродячей жизнью, из которой он выхватил жалобно плакавшего щенка, все и так более чем.

Кошке вот рыбу подавай - это точно.

Легче всего с попугаем. Ест себе свое просо и овес да все, что со стола ухватит - и ничего. Вон уже какие пятнышки красивые на щечках появляются. Только вот что-то не больно волнистый.

Животинки все были с улицы, все спасенные человеком - каждая по-своему. Он и относился к ним хоть и с нежностью, но без фокусов. Как-то не задумывался, что у кошки должны быть котята. Бесилась она, бывало - так что ж, дело житейское. Человек ведь тоже почти ничего по своей воле не делает, так что с животными все было по-человечески. Главное, что они были любимы, пусть даже и подневольно или что-то вроде этого. За такую л:~бовь трудно человека осуждать, потому что любить по-другому он почти что и не умеет.

Животные тоже любили его, кто как умел, конечно. Интереснее всего было с кошкой, потому что она жила в доме уже несколько лет и успела за это время изобрести самые разные формы демонстрации хорошего отношения к хозяевам. Главным, правда, все время оставался контакт ФИЗИЧЕСКИЙ, если не думать, конечно, что других выражений любви хозяева просто не видели и не понимали. Как бы там ни было, ПРИКОСНОВЕНИЯ кошке были очень нужны. Даже в старости.

Когда появился щенок, это стало особенно заметно. К этому времени кошка уж не больно-то могла сидящему человеку на колени запрыгнуть - и тогда она словно бы сделала щенка частью хозяина, посредником, так сказать.

Чтобы объяснить это, надо сначала сказать, что животные вообще дружили между собой, и вот когда щенок укладывал свою лохматую башку на колени хозяину, кошка на колени уже не лезла, а начинала ласкаться к щенку: "бодала" ему лапы, мурлыкала, притиралась к щенку боком, иногда на одном непрерывном движении переходя на ноги хозяина и на ножки стула. Как будто все это было одно и то же. Одно существо.

Частью этого существа был и птенец. Он в такие вечера или разгуливал по собачьей спине, что-то выискивая в ее непролазной шубе, или сидел на голове у хозяина, где насчет шерсти было заметно скучнее, зато можно было на уши сползать, с них - на плечи, и вообще лазить по хозяину было интереснее.

Прогулки с собакой обычно "привязывались" к какому-нибудь делу -магазину там, прачечной. И вот однажды - дело было под Новый год - хозяин привязал Джагу у магазина, а сам ввязался в очередь за сосисками, которые, что самое смешное, не очень--то любил, а кошка с собакой так и вовсе их не признавали, но вроде как все берут... Редко на него такая дурь нападала, а тут вот как назло.

Отчаянный крик Джаги он услышал, когда было уже поздно. Два каких-то молодца ухватисто заталкивали собаку в "Жигуленок" - и он добежал, добежал! - а делать что? Броситься под легковушку -это вам не под танк. Он не знал, как там это было на фронте, а здесь, по его мнению, фронта пока еще не было.

Он ошибался, воспитанный на детективах и "хорошей" литературе хозяин Джаги, да если бы и не ошибался, если бы понимал, что фронт был - много ли он мог? Стекла выбить? Машину камнем помять? Увы, он читал еще и газеты, да и просто глухим не был. Он знал: закон не на его стороне. Поэтому он и решил, сколь это кому-нибудь ни покажется странным, пойти законным путем: он запомнил цвет и номер машины и пошел в милицию.

Оказалось, что зря он не помял машину, потому как в таком случае его бы в милиции ждали (а не нарушай монополии на закон! а вообще!...) А так что? На него глядели как па несколько ненормального. Заявление, правда, приняли, но он чувствовал - им не до него. Здесь явно решались какие-то другие проблемы. "Черт его знает", - подумал человек. - "Может, я не прав". И не стал запоминать лейтенанта, тем более, что цвет был стандартный, а номера не было.

Действительно как ненормальный, он стал ездить на ближайший рынок в Химки и искать там Джагу по шапкам. Была даже в какой-то момент его самого испугавшая и в тоже время показавшаяся спасительной мысль вернуть Джагу домой в виде шапки. И уж наконец-то выгуливать его вволю.

Не нашел...

И прозевал Машку. А может, исчезновение Джаги просто подтолкнуло что-то в ее уже слабнущем организме.

Машка стала зябнуть и как-то скучнеть шерстью. Ее шубка, и без того не очень-то уже богатая, совсем потеряла вид. Исчезли шелковистость и блеск, и вслед за этим шерсть начала стремительно редеть.

Машка, однако, совсем не вела себя как физически больная. Все наоборот. Она лазила по квартире, лишь изредка что-то взмуркивая хозяину - ОНА ИСКАЛА.

Хозяину это казалось странным. Ну что искать собаку в квартире, когда ее и так было бы заметно, даже если бы она и умерла. Смешные эти животные! Вот что ты хочешь говори, а соображения все-таки не хватает! Ну что она ищет Джагу, когда так ясно, что его уже нет!?

Он, видно, как-то уже позабыл о шапке из Джаги, которую готов был носить, чтобы Джага хотя бы раз погулял вволю.

А Машка умерла.

И остался птич. Он подрастал. Он оформлялся, он начал говорить - и лишь потом выяснилось, что это была самочка.

Детей и телевизора у хозяев не было. Первых потому, что не повезло, второго - по собственному разумению. Поэтому, хотя вечерами они обычно что-то писали или читали, времени на общение с животными оставалось предостаточно. Можно было наблюдать за ними не спеша, можно было заниматься с ними, особенно в субботу-воскресенье. Собственно, кошка, собака и птица детей как раз им и заменяли. Хорошая была семья.

И вот остался один птенец...

В хозяевах что-то изменилось. Словно молодые родители, они стали читать все о птицах, не только о попугаях, а если уж и о попугаях, то обо всех, не только о волнистых. Заодно они узнали, что их попугайчик - не волнистый, а опалин, потому и волны на голове нет, оттого и лапки розовые. Узнали всякие премудрости про корма - из разных книжек советы давались подчас такие, что книжки хотелось выбросить. "Не берите птичку в руки никогда" - а попугайчик сам в руку лезет, и это ему явно нравится. В одной книжке петрушка - яд, в другой - укроп, в третьей всякая зелень - во благо. Плюнули на все советы.

Они еще ничего в себе и в этом неожиданно проснувшемся "птичьем" интересе не понимали. Радовались только, что птичка заменяет им и кошку, и собаку: игрива, как котенок, радуется тебе, как совсем недавно Джага. И вдруг - в одну и ту же ночь! - им приснилось, что птичка улетела в форточку. С каким же ощущением непоправимой беды они вынырнули из сна! И лихорадочно начали заколачивать окна сетками.

Хозяин и сам не заметил, как превратился в совершенно другого человека. Он стал пристально вглядываться во все живое на Земле и в людей в том числе. Иногда вечерами он вдруг ни с того ни с сего вспоминал горлиц на удивительной бакинской набережной - таких трепетных, таких нежных, он еще прозвал их "птичка ой-ей-ей". Оттуда же, из бакинского отпуска вспомнился ни с того, ни с сего один мужик, который неподалеку от Шиховского пляжа ловил креветок. Крупных он складывал в сетку, а маленьких... - нет, не в море он их выбрасывал, а далеко на берег.

Не успел еще герой нашего рассказа накалиться как следует, чтобы, презрев правило не копаться в чужом дерьме, кинуться на спасение креветок, как к нему подошел молодой человек, очень убедительно рассказал о том, что его мать с кошельком ненадолго отлучилась в город, а тут продают... в общем, надо три рубля, честью матери клянусь, что через час верну. Все. Героя рассказа, креветок, все его замыслы купили за три рубля. Часа три он ни о чем другом не думал. Потом решил, что эксперимент стоил того и успокоился.

Он стал другим человеком, но другой становилась и птичка. Контакт с человеком стал для нее одним из смыслов жизни. Чего только для этого птичка не напридумывала. Она, например, изобрела танцы, избрав для них современную музыку, причем в самом мощном звучании, и танцевала до самозабвения, сидя на руке у хозяина или хозяйки и позволяя вытворять с собой просто черт-те-что.

Она научилась совершенно феноменально имитировать журчание воды в кране или душе, когда хотелось пить или купаться, или просто по просьбе: "Водичка! Сделай водичку!"

Она освоила скрипы всех дверей и ручек на них, она комментировала все.

А поклоны, а свои собственные, самостоятельные танцы!

Совершенно незаметно птичка стала центром семьи, заменив одна-единственная! - и собаку, и кошку. И оставаясь собой при этом.

Жизнь постепенно успокоилась. Птичка все время была на месте, иногда болела, но она все время была - и первое, с чем сталкивался хозяин, приходя с работы, было бодрое "Фьють!" Птичка ждала, она была на месте, в углу клеточки, где надобно было сделать три "кувыря" - и затем к дверочке, к дверочке, оттуда - на руку хозяина, тут же (ритуал!) сделать "куфтик" (сходить в туалет, прошу прощения) и общаться, общаться...

О чем он думал в своем ожидании, за что любил людей? - трудно сказать. Но он ЛЮБИЛ ИХ. Он ЖДАЛ ИХ, ждал за троих. Это, наверно, общая судьба домашних животных: ОНИ ВСЕ ВРЕМЯ ЖДУТ. Весь день ждут, когда ОНИ придут с работы, всю ночь ждут, когда наступит утро. Они все время ждут нас, может быть, даже тогда, когда мы с ними.

- Что же здесь не так? - думал человек. - В чем мы недорабатываем? За что мы их обрекаем на это бесконечное ожидание? Или наша любовь не настоящая, потому что она - любовь для себя?

Да нет вроде. Жену-то свою он ведь любил не только для себя, это же было ОБЩЕЕ чувство.

Человек понимал, что он бессилен перед этой задачей, что он запутывается в этих сверхсложностях, а у птички, кажется, их не было. И временами он уже с каким-то робким уважение:: взглядывал на нее, потому что - здесь он, как ни странно, сообразил - ей была ведома тайна, для него непосильная.

Она любила его ПРОСТО ТАК. Не были ни он, ни его жена красавцами для нее - а она любила.

В чем дело здесь? Как понять?

Человек и не брался решать непосильные задачи, от любви, впрочем, не отказываясь ни на чуть. Еще бы! Он даже не знакомился с птичкой, не спрашивал робко, как зовут. Любовь получилась САМА.

- Ах! - говорила птичка, вытанцовывая вокруг его руки, а хозяева что?

Они тем и жили.

Завести кошку или собаку? Само слово "завести" казалось им гнусным. Завести можно машину, а здесь ведь живое существо, такое же, как они. Да и потом - к тому времени, когда эти мысли начали приходить им В ГОЛОВУ, В СЕРДЦЕ птичка заняла все возможные и невозможные места.

Так и прошло почти пять лет, пока однажды летним субботним утром до необъяснимости внезапно птичка не исчезла.

Вы помните, как переживал хозяин потерю собаки? Здесь все было иначе.

Даже смерть родителей он перенес, кажется, легче, чем потерю птички.

Никогда он не думал, что такое маленькое зелененькое существо может оказаться столь необходимым. Приходишь с работы - а никто тебя не ждет. Никто.

Как не поймешь кто, ты входишь в квартиру - ни собака к тебе не кидается, ни кошка своей ласки на тебя не излучает, а птичка, птичка где?

Как-то кем-то принято считать, что мужчине плакать стыдно. Сволочь какая-то это придумала! Жена и муж - хозяева - плакали и не стеснялись.

Смысл жизни, который, кажется, еще вчера совершенно конкретно был воплощен в каких-то делах, провалился начисто. Исчезло все. Люди обнаружили, что они осиротели.

Тоска, смертная тоска постоянным давящим грузом лежала на душе и не хотела уходить, и тогда хозяин, который заодно был еще и литератором "в стол" - и перестройка пока еще из периода страха его не вытолкнула - взялся за испытанное средство.

Надо написать о птичке. Надо отдать боль бумаге. Он выплакал, он высказал все, и у него получилась

ПЕСНЬ ПРОШЕ.

Проша! Да будут счастливы крылья твои! Да будет клювик твой никогда не отлучен ни от огурчиков, ни от картошечки, ни от свежей водички!

Да будут все так же прекрасны пятнышки твои - и синенькие, и черненькие; и хвостик твой - и синенький, и беленький; и глазки твои - глазки самой умной птички на свете; и лапки твои - самые ловкие лапки, какие только бывают у птичек.

Да будут все так же прекрасны разговоры твои, и песни твои, и журчания твои. И куфтики твои тоже, птичка.

Проша! Да будут все так же великолепны трюки твои, и озорство твое, и пусть столь же нежными будут ласки твои, даже если все это будет уже и не для нас.

Пусть люди, с которыми ты сейчас, будут понимать тебя, жалеть тебя и любить тебя. Пусть клеточка твоя будет всегда хороша для тебя, и да будет время твое в ней не больше и не меньше того, что ты захочешь.

Пусть будут прекрасны купания твои, и пусть повсюду будет так необходимая тебе чистота.

Птичка, птичка... Как же так получилось, что ты уже не ждешь нас дома, посвистом встречая каждый лифт, или ждешь, а мы придти к тебе не можем? Что же ты наделал, милый наш Прошечка, что же ты наделала, милая птичка и с собою, и с нами, и со всем этим миром?

Но где бы ты ни был, наш малыш, пусть всегда тебе будет, что пообдирать и что посбрасывать, и с кем поиграть, полетать и поругаться, потанцевать и попрятаться, поделать кувыри и урвирвы. Птичка! Ты где? Где ты, малыш? Если ты не вернешься туда, где ты - образ, где ты - символ всей жизни земной, то пусть будут счастливы крылья твои, что унесли тебя от нас, безутешно о тебе

тоскующих.

* * *

Лекарство, однако, не помогло. Боль осталась - и тогда вовсе не слова, выплеснутые на бумагу, не кошки и не собаки спасли героев нашего рассказа. Это смогла сделать только птица.

Теперь имя Ожидания - Буська.

С тех пор много воды утекло - и только ожидание не покинуло свой пост. Оно осталось, потому что без него любви не бывает, и потому еще, что оно взаимно.

Ведь не только животные все время ждут нас, но и мы их - и дело здесь всего лишь в том, что роскошь общения, о которой мы говорили в связи с животными - это касается и нас.

ОНИ дарят нам роскошь общения с природой, со своей собственной потребностью ЗАЩИЩАТЬ, ПРОСТО ТАК любить, просто быть самим собою.

Такое ожидание - ВСЕГДА АКТИВНО, и движение его происходит В ДУШЕ. И как знать, может быть, это единственная форма счастливого ожидания, даже если иногда от него душе и больно.

Это же все равно БЛАГОДАРНАЯ душа.

Благодарностью животным мне бы и хотелось закончить этот рассказ.

* * *

Мне глаза закрывать

ни на сколечко вовсе не надо –

предо мною и так неотрывно сияет лицо.

И улыбка твоя,

словно рай среди сущего ада,

посылает лучи, осиянные ролью гонцов.

Столько тихого счастья

и рядом - такой же печали,

столько нежности

с тенью лукавства на ней -

так что я,

осиян драгоценными, чистыми теми лучамп,

потянулся к улыбке -

улыбке неверной твоей.

И, касаясь пречистого,

звучного в ясности света,

и того, что тогда

было в мире превыше всего,

я к улыбке тянулся,

но что же, что это?..

Пустота предо мной...

Оказалось, там нет никого...

Очень трудно сказать,

что со мною тогда сотворилось...

И не то, чтобы умерло вдруг

несказанное то волшебство...

просто жизнь так печально

и так несуразно разбилась,

словно пала в застывший

и мрачный бетонный раствор...

Что же это?..

Как знать, что же это?..

Кем, когда

рождена та улыбка была?

И с какой она целью

сияла тем сказочным светом,

за которым реально

стояла кромешная мгла?

Или что я такое,

когда за святою улыбкой

человека живого

увидеть не в силах никак? -

словно мастер,

творящий волшебную скрипку

и совсем не владеющий

тонким искусством смычка...

Ну конечно!..

Конечно, во мне все тут дело

Ищешь то, что искал -

и находишь тогда

пустоту.

А душа еще пела...

Душа еще что-то там пела,..

знать не зная тогда,

что она отпевала мечту...

* * *



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Рассказано ниже, происходит в параллельной реальности, удивительным и непостижимым образом похожей на нашу, иногда так, что становится по-настоящему не по себе

    Рассказ
    Всё, о чём рассказано ниже, происходит в параллельной реальности, удивительным и непостижимым образом похожей на нашу, иногда так, что становится по-настоящему не по себе.

Другие похожие документы..