Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Окружающие нас металлические предметы редко состоят из чистых металлов. Только алюминиевые кастрюли или медная проволока имеют чистоту около 99,9%. В...полностью>>
'Закон'
На основании Федерального закона от 30 марта 1 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" и Положения о государстве...полностью>>
'Документ'
Про затвердження форм звернення, яке подається заявником до уповноваженого органу з метою отримання документів за принципом “єдиного вікна” та операт...полностью>>
'Документ'
В России, в настоящее время, действуют два стандарта: Обязательный минимум содержания общего образования 1998 года и Государственный стандарт общего ...полностью>>

Михаил Тюрин Модернистский и традиционный взгляд на Христа: опыт сравнительного богословия

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Михаил Тюрин

Модернистский и традиционный взгляд на Христа:

опыт сравнительного богословия

Со времен Просвещения, главным образом в Европе, начиная, к примеру, со Спинозы, появились критические исследования книг Нового Завета. Неудивительно, что критика Ветхого Завета началась как в иудейской среде (Филон Александрийский и Авраам бен Меир ибн Эзра), так и в христианской (святые Отцы Церкви - , Дионисий Александрийский, Августин Блаженный, Иероним Стридонский). Поскольку в Библию влились и божественные откровения пророков и свойственные той эпохе житейские и научные представления, то, перефразируя известное евангельское изречение - «Богу богово, кесарю – кесарево», можно сказать, что сакральное, небесное остается в ведении Бога, а научное, земное – в ведении и потенциальном развитии человека. Наверное, справедлива характеристика боговдохновенности пророков, данная историком церкви Карташевым А. В.: «… ссылка на Лев. 11:6 - «и зайца, потому что он жует жвачку, но копыта у него не раздвоены, нечист он для вас» - со всею очевидностью показывает, что дар боговдохновенности не распространяется на все области человеческого знания, но ограничивается лишь областью знания Бога и Его действия в мире» (1, 71)*.

Экзегеза сводится главным образом к двум методам толкования Св.Писания: аллегорическому и буквальному. В современном богословии аллегорический, символический подход называют еще типологическим, т.е. прообразным.

Если ранние библейские критики сравнивали в основном тексты книг Ветхого Завета, то современные исследователи основное направление своей критики обращают на авторство Евангелий, природу, происхождение и значение Иисуса Христа, подвергая сомнению историческую точность и достоверность евангельских описаний. Модернизм по отношению к христианскому вероучению выражается в сомнениях в безошибочности и непротиворечивости Евангелий. Американский историк религий Маркус Борг, как один из ярких представителей модернистской критической школы, демонстрирует недоверие к чудесам, исцелениям и к божественности Иисуса Христа, а также к центральному

_____________________________________________________________________________

*

Заметим, что это справедливо лишь отчасти, так как зоологи открыли, что зайцы все же жуют… свои экскременты, да и траву тоже, так как пища для усвоения должна пройти двойной оборот. Кроме того, есть версия, что «зайцы», обозначены словом «шафан» (shaphan), на самом деле были даманами. Из это слово перешло в язык , которые, видимо, ошибочно приняли Иберийского полуострова за даманов, дав стране название I-Shapan-im, Берег Даманов. Позднее от этого названия произошло латинское Hispania и современное «». Кстати, название «даман» - происхождения и в буквальном переводе означает «баран», который, как известно с копытами и жует.

событию Нового Завета – Воскресению Христову. Автором отрицается также и боговдохновенность Библии, выражается недоверие к писателям как водительствуемых Духом Святым. С чем связано такое отношение к Иисусу и почему исследователь придерживается нетрадиционного церковного взгляда на личность Христа, по-своему толкуя исторические источники? О мотивах данного отношения несколько позже, а сначала рассмотрим главные положения концепции Борга и сравним с традиционным христианским пониманием.

Основные тезисы современной концепции «исторического Иисуса» Маркуса Борга:

  1. Евангелие от Иоанна не принадлежит апостолу Иоанну.

Маркус Борг заявляет, что большинство исследователей согласны с тем, что авторство Евангелия от Иоанна не принадлежит апостолу Иоанну. Авторы старой и новой школы, представителем которой является и Борг, полагают, что раз Евангелие от Иоанна разительно отличается первых трех Евангелий, значит оно неподлинно. Но почему нельзя предположить, что у любимого ученика Христа была иная цель.

Традиционное толкование.

Задача могла быть и в том, чтобы не повторять все, сказанное евангелистами Матфеем, Марком и Лукой, а поведать неизвестные стороны жизни Иисуса Христа, изложить, быть может, только ему, Иоанну, сказанные слова. Так понимали и первые ранние христиане, Отцы Церкви. Это доказывается тем фактом, что целый ряд Отцов Церкви с I по II века почти слово в слово цитируют стихи из глав Евангелия от Иоанна и признают за ним авторство.

Так, известный апологет II века Иустин Философ, говорит, что его учение основано на «воспоминаниях апостолов», т. е. очевидно на Евангелиях. «Диалог с иудеем Трифоном». 105 и Апология. 1:66: «Ибо апостолы в написанных ими сказаниях, которые называются Евангелиями, предали, что им было так заповедано: Иисус взял хлеб и благодарил и сказал: «это делайте в Мое воспоминание, это есть тело Мое»; подобным образом Он взял чашу и благодарил и сказал: «это есть кровь Моя», и подал им одним». Иустин также упоминает о слове Иисуса к Никодиму о возрождении - Апология. 1:61: «Потом мы приводим их туда, где есть вода, и они возрождаются таким же образом, как сами мы возродились, то есть омываются тогда водою во имя Бога Отца и владыки всего, и Спасителя нашего Иисуса Христа, и Духа Святого. Ибо Христос сказал: «если не родитесь снова, то не войдете в Царство Небесное»; сравним. Ин. 3:3: «Иисус сказал ему в ответ: истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия» (2). Апостольское понимание продолжает святой Ириней Лионский, священномученик (II в.) в своих «Пяти книгах против ересей», говорит, что ученик Господа Иоанн написал Евангелие в Ефесе. Это подтверждается историком Церкви Евсевием Кесарийским (ок. III-IV вв.)  - Церковная история. Книга 6, глава 14, 7: «Иоанн, последний, видя, что те Евангелия возвещают земные дела Христа, написал, побуждаемый учениками и вдохновленный Духом, Евангелие духовное. Вот что сообщает Климент» (3). Иными словами, как говорит отец Церкви Климент Александрийский (II-III вв.), Евангелие от Иоанна стало «духовным» дополнением «телесному» синоптическому Евангелию. В посланиях а Игнатия Антиохийского-Богоносца (I-II вв.) - мужа апостольского, ученика Иоанна Богослова, есть намеки на то, что ему было известно Евангелие Иоанна. Послание к Магнезийцам. 7:1 - «Желаю им единения во плоти и духе Иисуса Христа, - вечной нашей жизни, - единения в вере и несравненной любви, а особенно единения в Иисусе и Отце, при помощи которого, выдерживая всякое насильство князя века сего и избегая его козней, мы приобретем Бога»; сравним Ин. 5:19: «На это Иисус сказал: истинно, истинно говорю вам: Сын ничего не может творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего: ибо, что творит Он, то и Сын творит также») (4; 19, 319-320). Таким образом, исторические христианские письменные источники подтверждают авторство Иоанна при написании его Евангелия. В пользу этого говорит и включение Евангелия от Иоанна в канон Нового Завета.

2. Иисус является как учитель, пророк и мистик, но не как Сын Божий

По Боргу, Иисус и «полное откровение о Боге», и «Слово, ставшее плотью» и в то же время автор думает, если Иисус был бы чудотворцем и Богом, то Ему невозможно уподобиться: «… если Иисус обладал сверхчеловеческой силой и знанием, он не может быть образцом для людей… если Иисус был воистину Богом (а потому не совсем человеком), какой смысл говорить о подражании ему или стремиться ему уподобиться?». По мнению автора, Иисус продолжил дело пророков и Его «сформировали… традиции иудаизма и мистический опыт познания Бога» и называет Иисуса иудейским мистиком.

Борг сознательно, начиная с названия своего труда, ставит имя Иисус без сопровождения традиционных именований, таких как «Иисус Христос», «Господь Иисус Христос». Возможно, это объясняется завуалированным предпочтением ветхозаветной религии и попыткой выведения и соединения ее с родившимся из нее же (Торы) христианством. Подход Борг крайне секуляризирован, то есть Христа он преподносит как одного из жителей древнего Израиля I века с распространенным именем «Иисус». Задачей исследователя, по-видимому, являлась исключительно человеческая сторона жизни Иисуса и связанный с Ним историко-социально-культурный фон. Соответственно и местоимения, связанные с Иисусом или Богом пишутся с маленькой буквой. Борг об исповедании Христа Богом римским сотником пишет: «До этого момента ни один человек, включая его учеников, не называл Иисуса «Сыном Божьим». Странное заявление для ученого, изучающего Евангелия, ведь это далеко не так. Приведем несколько мест из Нового Завета, где говорится об Иисусе как Сыне Божьем, причем до распятия и Воскресения.

Традиционное толкование.

Вначале – несколько прямых ссылок из Нового Завета, где Иисус неоднократно называется «Сыном Божиим», не просто символически, не по духу, а буквально:

Мф. 14:33: «Бывшие же в лодке подошли, поклонились Ему и сказали: истинно Ты Сын Божий»;

Мф 16.16: «Симон же Петр, отвечая, сказал: Ты — Христос, Сын Бога Живаго».

Мф 26.63-64: «Иисус молчал. И первосвященник сказал Ему: заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Христос, Сын Божий? Иисус говорит ему: ты сказал; даже сказываю вам: отныне узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных». Сравним также Мк. 14.61

Мф 27.43: «уповал на Бога; пусть теперь избавит Его, если Он угоден Ему. Ибо Он сказал: Я Божий Сын».

В Новом Завете мы находим множество главных названий и важных значений личности Иисуса Христа из Евангелий, говорящие нам о Его Божественной природе:

а) Богосыновство:

- В Таинстве Крещения - Мф 3.17: «И се, глас с небес глаголющий: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение». Сравним также у Мк 1.11, у Луки 3, 22; При Преображении Господнем - Лк 9, 35: «И был из облака глас, глаголющий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, Его слушайте». Сам Иисус Христос - Ин 10, 36: «Тому ли, Которого Отец освятил и послал в мир, вы говорите: богохульствуешь, потому что Я сказал: Я Сын Божий?».

Слова «Сын Божий» зафиксированы также в свидетельствах Иоанна Крестителя (Ин 1, 34: «И я видел и засвидетельствовал, что Сей есть Сын Божий»), Петра – (Ин 6, 69: «и мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога живаго»), Марфы – (Ин 11, 27: «Она говорит Ему: так, Господи! я верую, что Ты Христос, Сын Божий, грядущий в мир»), Иоанна Богослова - (Ин 20, 31: «Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его»).

б) Единоприродность:

- Ин. 1:18: «Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил». Ин 5, 19-23: «На это Иисус сказал: истинно, истинно говорю вам: Сын ничего не может творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего: ибо, что творит Он, то и Сын творит также. Ибо, как Отец воскрешает мертвых и оживляет, так и Сын оживляет, кого хочет. Ибо Отец и не судит никого, но весь суд отдал Сыну, дабы все чтили Сына, как чтут Отца. Кто не чтит Сына, тот не чтит и Отца, пославшего Его».

Ученые отмечают на неслучайное употребление Иисусом формулы «Я есмь…».

Важнейшие из которых есть:

- «Иисус сказал им: истинно, истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам, Я есмь» (Ин 8, 58).

«Я Есмь хлеб жизни» (Ин 6:35,48,51); «Я Есмь свет миру» ( Ин 8:12);

«Я Есмь дверь овцам» (Ин 10:7,9); «Я Есмь добрый пастырь» (Ин 10:11,14);

«Я Есмь воскресение и жизнь» (Ин 11:25); «Я Есмь путь, истина и жизнь» Ин 14:6);

«Я Есмь истинная лоза» (Ин 15:1,5).

Эти слова звучат от Иисуса, отсылая внимавших иудеев к родному им Богу Яхве (Исх. 3, 14: «Бог сказал Моисею: Я есмь Сущий. И сказал: так скажи сынам Израилевым: Сущий послал меня к вам»). Ученый, физик-математик Генри Моррис прокомментировал это так: «Фактически Иисус заявлял о том, что это с Ним разговаривал Моисей в горящем кусте, когда тот спросил , каково Его имя» (5).

в) Царь:

- Ин 1, 49: «Нафанаил отвечал Ему: Равви! Ты Сын Божий, Ты Царь Израилев».

г) Равносущность Троице:

- 28, 18:19: «И приблизившись Иисус сказал им: дана Мне всякая власть на небе и на земле. Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа».

Примечательно и символично, что уже ко второй трети своего труда М.Борг приходит к традиционному выводу: «Иисус не просто человек или Бог, он Богочеловек, Сын Божий и двухприроден». Вновь Борг выдает свою противоречивость видения личности Иисуса!

3. Борг принижает значение традиционных христианских праздников

Борг опрометчиво спешит заверить, что вере в Вознесение Христа менее 200 лет. Он пишет: «… вера в «восхищение на небеса» - это вовсе не древняя христианская традиция, такая вера родилась меньше двухсот лет назад».

Традиционное толкование:

Уже в Никео-Цареградском символе веры, который, конечно же, знает и Маркус Борг, и ранее в Никейском символе веры, мы находим это вероисповедание: «И возшедшаго на небеса, и седяща одесную Отца».

Вознесение как великий праздник отмечается с IV века. Блаженный Августин, также видит в нем апостольское установление. Начало празднования Вознесения Господня восходит к самой глубокой древности. Так, уже Апостольские Постановления (IV в.) предписывают совершать его в сороковой день по Пасхе (книга 5, гл. 18). О важности Вознесения пишут многие раннехристианские писатели и Отцы Церкви, такие как Иустин Философ, Хроматий Аквилейский (388-407 гг.), еп. Филастрий Брешианский (383-391 гг.). Блаженный Августин называет «четыредесятницу Вознесения» (Quadragesima Ascensionis) праздником «древнейшим и повсеместным». Позже о праздновании Вознесения Господня свидетельствует Григорий Нисский, Иоанн Златоуст. Каноны праздника написаны Св. Иоанном Дамаскиным и Св. Иосифом Песнопевцем (20). Неужели хотя бы часть этих сведений не были известны профессору религии и культуры Орегонского Университета США Маркусу Боргу?

4. Постулат об отсутствии нехристианских источников I века об Иисусе

Согласно мнению Маркуса Борга, единственным нехристианским упоминанием об Иисусе было описание Иосифа Флавия и представляет вольный и урезанный перевод. Все же в своих комментариях Борг признается, что «в полном тексте Иосифа Иисус назван Мессией, там также говорится о его воскресении». Приходится, согласится с тем утверждением, что это единственное упоминание об Иисусе в I веке в нехристианских источниках. Борг, как и другие критики, удивляются, что ортодоксальный иудей Иосиф Флавий свидетельствует об историчности Иисуса из Назарета и о его мессианстве, и возможно, божественности и Воскресении.

Традиционное толкование.

Вот полный, хоть и спорный перевод свидетельства о Христе Иосифа Флавия в 18 книге, главе 3-й «Иудейских древностей», который выглядит так: «Около этого времени жил Иисус, человек мудрый, если Его вообще можно назвать человеком. Он совершил изумительные деяния и стал наставником тех людей, которые охотно воспринимали истину. Он привлек к себе многих иудеев и эллинов. То был Христос. По настоянию наших влиятельных лиц Пилат приговорил Его к кресту. Но те, кто раньше любили Его, не прекращали этого и теперь. На третий день он вновь явился им живой, как возвестили о Нем и о многих других Его чудесах боговдохновенные пророки. Поныне еще существуют так называемые христиане, именующие себя таким образом по Его имени» (6; 8, 87).

Арабский вариант свидетельства Флавия в версии «Всемирной истории» Агапия Манбиджийского (X в.), как считают ученые, наиболее мог быть близок к оригиналу: «В это время жил мудрый человек, которого звали Иисус. Весь его образ жизни был безупречным, и он был известен своей добродетелью, и многие люди среди иудеев и других народов стали его учениками. Пилат осудил его на распятие и смерть, но те, кто были его учениками, не отказались от его учения. Они рассказывали, что он им явился через три дня после распятия и что он был живым. Поэтому-то, полагают, он был тем Мессия, о чудесных деяниях которого возвестили пророки» (8,127-128).

Есть и второе упоминание о Христе в «Иудейских древностях» Флавия, забытое Боргом. В главе 9-й книги 20-й Иосиф Флавий пишет: «Поэтому он (первосвященник Анан) собрал синедрион и представил ему Иакова, брата Иисуса, именуемого Христом, равно как нескольких других лиц, обвинил их в нарушении законов и приговорил к побитию камнями» (7; 8, 110).

Второе свидетельство Иосифа об Иисусе может служить признаком достоверности первого отрывка, так как в обоих случаях Иисусу присваивается титул-имя «Христос». В Новом завете Иаков назван братом Иисуса (Мк. 6:3 и Гал. 1:19) и это говорит, о знании Иосифом Флавием вероучения знакомых ему иудейских христиан или новозаветных книг.

Свидетельства античных авторов о Христе имеются, хотя их и немного, и относятся они ко II в. (это - Плиний Младший, Тацит, Светоний и письмо императора Адриана), но о них умалчивает религиовед Маркус Борг.

5. Тезис о небожественности Иисуса и неосознании Иисусом Себя Богом

Исследователь Борг довольно категоричен в оценках Иисуса, отрицая Его как Мессию или Бога: «До Пасхи Иисус был смертным человеком… после же Пасхи о нем заговорили как о Божественном существе». И далее он не видит в Евангелиях Иисуса как Мессию и Сына Божьего и сомневается в словах Иисуса из Евангелия от Иоанна: «Все три евангелия утверждают, что Иисус – Мессия и Сын Божий, хотя сам Иисус нигде прямо этому не учит… титул Мессии не был темой допасхальной проповеди Иисуса или его учеников». Тем самым Борг умаляет христологический статус Иисуса.

Традиционное толкование.

Внешне Иисус не проявлял Себя как Мессия-Царь Израильский, но был Мессией-Страждущем Рабом, Мужем скорбей (по пророку Исайе, Ис 53, 3, 11). Иисус Христос не сопротивлялся и не отрицал, если Его принимали за Мессию или Сына Божьего! Он избегал титула Царя Иудейского, от восприятия его как земного Вождя народа, бунтующего против римлян. Это ясно изложено в работе митрополита Антония (Храповицкого) «Беседа против тех, которые утверждают, будто Иисус Христос был революционером» (9). Вместе с тем, Иисус прекрасно осознавал не просто учительскую миссию, но знал Свою Божественную двухприродность. Он говорит о своей безгрешности. Ин. 8, 46: «Кто из вас обличит Меня в неправде? Если же Я говорю истину, почему вы не верите Мне?» Иисус осознает Свою единородность с Богом: «Я и Отец - одно» (Ин. 10, 30), «Отец во Мне и Я в Нем» (Ин. 10, 38), «Видевший Меня, видел Отца» (Ин. 14, 9). Есть такие слова в Евангелии от Иоанна (13, 14): «Вы называете Меня Учителем и Господом, и правильно говорите, ибо Я точно то. Итак, если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу».

Борг больше всего доверяет евангелисту Марку, так как считает его Евангелие самым ранним. Так вот Марк повествует нам о признании Иисусом Себя и Мессией-Христом и Сыном Бога, Мк. 14, 61: «Тогда первосвященник стал посреди и спросил Иисуса: что Ты ничего не отвечаешь? что они против Тебя свидетельствуют? Но Он молчал и не отвечал ничего. Опять первосвященник спросил Его и сказал Ему: Ты ли Христос, Сын Благословенного? Иисус сказал: Я; и вы узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных». Сравним: Ис. 53:7; Деян. 8:32; Евр. 1:5.

6. Отрицание возможности реальной основы притч и деяний (чудес и исцелений) Иисуса Христа

Согласно Боргу, притчи – это «метафорические повествования». Даже брак в Кане, Рождество он не принимает за реальные события. Подобный чисто исторический подход, как следует априори, отвергает сверхъестественные события в Евангелиях!

Надо заметить, что возможность чуда Борг также фактически отрицает

Традиционное толкование.

Христианская традиция сходна с борговским пониманием в том, что притчи понимаются как иносказания, образное выражение мыслей. Притча или на греческом языке «паримиа» в переводе означает «краткое изречение, выражающее правило жизни». Однако традиционный христианский взгляд не исключает заимствования образов из обыденной жизни и окружающей природы для повествования о сакральной сути.

7. Различность описаний событий Евангелий говорит о недостоверности и интерполяциях

Борг говорит, что «рождественские рассказы мы найдем только у Матфея и Луки», а также что описание родословия Христа у евангелистов разное.

Традиционное понимание.

То, что у одних евангелистов отсутствуют какие-то события можно объяснить тем, что у каждого была своя цель, авторская задача, свое видение явлений, свидетелями которых они были. Различия в описаниях новозаветных событий может говорить не о выдуманности, неверности, а параллельности описания исторических событий. Отличия в Евангелиях скорее говорят о нежелании повторять друг друга, а донести индивидуальное восприятие жизни Христа и желании дополнить друг друга.

Существует отличие рассказов Матфея и Луки. Мф. 1:1-17, Лк. 3:23-24. Матфей прослеживает предков Иисуса до Авраама, Лука до Адама. Однако, начиная с царя Давида, в этих списках замечают существенные расхождения. За Иорамом встречается у Матфея пропуск трех царей: Охозии, Иоаса и Амасии, царствовавших, в общем с 884 по 810 год. Вот каким образом это разъясняется в «Толковой Библии»: «Если этот пропуск сделан не случайно, по ошибке переписчика, а намеренно, то причину исключения из родословия трех названных царей следует искать в том, что евангелист считал их недостойными быть исчисленными в ряду наследников Давида и предков Иисуса Христа По народным представлениям ни в царстве Иудейском, ни в царстве Израильском нечестие и смуты никогда не достигали такого развития, как во времена Агава, с домом которого через Гофолию имели связь цари Охозия, Иоас и Амасия» (15, 32).

Борг сомневается в словах, которые можно расценить как пророческие: «Ты Сын Мой Возлюбленный, на Тебе Мое благоволение» (Мк. 1:11) и уверяет, что они «явно отражают послепасхальное представление об Иисусе». Выходит, что предсказания-пророчества Ветхого завета о Христе не историчны, так как говорят о Воскресении и послепасхальных событиях? Акцент Борга на «неисторичности» послепасхального христианства как раз опровергает сторонников мнения: «христианином был только Христос, остальное - искажено». Если бы Христос не воскрес, то тщетны были потуги писателей приукрасить деятельность Иисуса.

Борг проводит в своей концепции линию, согласно которой Иисус совершал пророческий действия для приближения к Богу и соответствия должности Спасителя.

8. Неэсхатологичность учения Иисуса и Царство Божье или Царство Небесное будет на земле.

Борг считает, что «Его миссия и учение не ставили во главу угла «небеса», то есть вопрос, как обрести блаженство после смерти». По его мнению, Царство Божье, оно же Царство небесное, предназначено для земли и «Иисус не говорил о своем втором пришествии». В данном тезисе автор поддерживает подобную версию «Свидетелей Иеговы», говорящих о будущем рае на земле.

Традиционное толкование.

Несмотря на кажущуюся синонимичность понятий «Царство Божие» и «Царство Небесное» все же оно должно пониматься отлично. Они взаимодополняют друг друга. Царство Божие, отчасти проявляющееся в настоящем, во всей своей полноте оно придет в будущем. Где находится Христос, там и наступает Царство Божие. Но только со Вторым пришествием Иисуса в славе Царство Божие обретет свое совершенство на земле. Это как бы двойное гражданство – земное, Царство Божье на земле - в нем можно усмотреть Церковь Христову и небесное, Царство Небесное – обитель Бога-Отца.

Очевидно, что лишь став жителем Царства Божьего – изменив свое сердце («Царство Божие внутри вас есть» Лук. 17:21), родиться свыше от Духа, креститься в Духе и Истине (то есть стать членом Церкви Христовой) можно уповать на Царство Небесное. О том, что определение «Царство Божие» может истолковываться как внеземное, Небесное Царство, свидетельствует предсмертный диалог Христа и благоразумного разбойника. В Евангелии от Луки читаем: «И сказал Иисусу: помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое! И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю» (Лк. 23: 42-43).

По христианской вере, с Пятидесятницы, в Церкви, которая есть Тело Христово, воплощается Царство Божье. Архимандрит Никифор в написанном им Библейском словаре, сообщает о трех значениях-смыслах Царства Небесного или Божьего: «…в первом смысле, т.е. в смысле приблизившегося времени для Господа Иисуса быть признанным явно и торжественно за Сына Божия, посланного на землю от Бога Отца. Во втором смысле оно очевидно относится к уничтожению политической и религиозной Иудейской системы и замены оных Христианскою Церковью. В третьем смысле оно указывает на царство славы, имеющее быть в последний день, когда наступит новое небо и новая земля» (12). Библеист Глубоковский Н. соединяет различные наименования Царств и заключает, что «Царство, постепенно созидаясь на земле в Церкви Христовой… раскроется во всей полноте лишь в Царстве Бога и Отца, когда будет Бог все во всем (1 Кор 15:28) (13, 817).

9. Миссия Иисуса предназначалась только для иудеев

Борг утверждает: «миссия Иисуса до Пасхи была направлена на иудеев… Мф. 10:5-6: «Сих двенадцать послал Иисус, и заповедал им, говоря: на путь к язычникам не ходите, и в город Самарянский не входите; 6а идите наипаче к погибшим овцам дома Израилева»; Мф. 15:24: «Он же сказал в ответ: Я послан только к погибшим овцам дома Израилева».

Традиционное толкование.

Однако противоположный призыв звучит после Воскресения Господня: «Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа» (Мф. 28: 19) и «И сказал им: так написано, и так надлежало пострадать Христу, и воскреснуть из мертвых в третий день, и проповедану быть во имя Его покаянию и прощению грехов во всех народах, начиная с Иерусалима» (Лк. 24:46-47). Израильтянам первым был дан Завет, они же первые были поставлены перед выбором – принять или отвергнуть Иисуса (14, 265). Древние отцы Церкви толковали, что ученики должны были проповедовать иудеям, которые после этого не могли уже говорить, что первоначальная проповедь была направлена не к ним (15, 199). Царство Божие также не мыслилось Мессией как принадлежность исключительно израильтян. Это выясняется в разговоре капернаумского сотника (признавшего в Иисусе Господа) с Христом: «Говорю же вам, многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном» (Мф. 8:11).

Об особенной любви к своему народу и о трагедии Израиля свидетельствуют следующие слова Спасителя: «Иерусалим, Иерусалим,избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели!» (Мф. 23:37-38).

10. Отрицание пророчеств о Христе

Борг приводит пророчество Захарии о Входе Господнем в Иерусалим. Борг уверяет: «Но это не было осуществлением пророчества. Скорее… можно говорить о «пророческом действии».

Традиционное толкование.

Как справедливо было замечено одним исследователем: «но как побудить толпу, в значительной части, враждебно настроенную против пророка из Галилеи, возглашать Ему: "осанна"? В данном случае, смягчить ожесточившиеся сердца было столь же трудно, как заставить камни возопить: ясно, что Захария не естественным человеческим умом прозрел в будущем столь знаменательный факт из жизни Спасителя».

Существуют множество пророчеств в Ветхом Завете о Мессии, Христе, которые никак нельзя подвести под спланированные политические акции, как это представляет Борг. Например: Осия 11:1 говорит, что Он проведёт часть Своего детства в Египте - это исполнилось в Мф. 2: 13-15. Он будет предан за тридцать серебренников (Захарии 11:12). В Ветхом Завете, в Псалме 68:22, что при Его смерти на кресте Ему подадут желчь и уксус. Это исполнилось в Мф. 27:34. В Ветхом Завете (Псал. 21:19) сказано: «Делят ризы мои между собой и об одежде моей бросают жребий». Это исполнилось в Мф 27:35. Предсказано в Ветхом Завете (Исход 12:46, Пс. 33:21), что при смерти Его ни одна Его кость не будет сломана. Это исполнилось в Ин. 19:33. Это очень странно, потому что распятым узникам ноги ломали. А поскольку распространенным способом осуществления высшей меры наказания у иудеев было побитие камнями, то почему тогда ветхозаветный человек сказал: «Он хранит все кости его: ни одна из них не сокрушится» (Псал. 33:21) (16).

11. Сомнение в достоверности допроса, деталей суда и распятия над Христом

Борг сомневается в историчности описания допроса у первосвященника Каиафы: 1) «совет первосвященника собирается в ночь важнейшего иудейского праздника» в нарушении законов; 2) «каким образом последователи Иисуса узнали о том, что там происходило»? 3) вопрос первосвященника и ответ Иисуса слишком напоминают послепасхальное исповедание веры: «Ты ли Мессия, Сын Благословенного?» (см. Мк. 14:61-62; Мф. 26:64; Лк. 22:70). И сам же Борг отвечает на свои недоумения: 1) это было «неформальное» слушание дела или беззаконный суд; 2) «кто-то из присутствовавших на совете затем рассказывал…».

Традиционное толкование.

В свое время тему ареста, суда и казни Иисуса Христа подробно, привлекая историко-археологический материал, изучил профессор Николай Маккавейский. Ученый убедительно доказал незаконность и сфабрикованность суда (17).

Маккавейский Н. считает, греко-римский обычай миловать преступника в праздник, в день рождения императора был перенесен на иудейскую почву и «может быть, приурочивая этот обычай к празднику Пасхи, римляне руководились здесь и тем значением, какое имел этот праздник у иудеев, служа для них напоминанием об освобождении от египетского рабства» (17, 133).

Заключение

Маркус Борг, представляя модернистское христианство, переосмысливает «раннюю парадигму христианства, которая потеряла …смысл». Он хочет свободно, как бы заново, вроде как без «устаревшего груза догматов», принять Иисуса. Очевидно, его желание перейти «от христианства обычаем к христианству осознанного выбора». Тем не менее, в поиске «настоящего христианства», достаточно субъективно толкуя и выбирая евангельские стихи, подгоняя их под свою концепцию, М.Боргом теряются важнейшие христианские вероучительные истины. Освобождаясь от традиционных конфессиональных «оков», провозглашая жизнь «во взаимоотношениях с Господом, где окружающую среду формируют Библия и Иисус», он ставит Библию выше, чем Священное Предание и Церковь.

Почему нельзя отдавать безусловный приоритет Библии? Потому что, во-первых: отрицая Предание, мы дискредитируем легитимность апостольского института преемственности; апостолам была дана власть от Сына Божьего учить, крестить, основывать поместные церкви, прощать грехи, рукополагать иереев и другое, в том числе передавать устные наставления; во-вторых, мы умаляем авторитет Церкви, созданной Христом для спасения (кстати, многими сектантами отрицается роль единой, одной апостольской церкви, из-за понимания ими а) искупления Богочеловеком грехов человечества как более значимого события и б) Церкви как просто собрания верующих-исследователей Библии) в лоне Которой хранятся как вероучение (догматы), так и правильное апостольское понимание Евангелий. Важно напомнить, что писателями Нового Завета Церковь понимается как «столп и утверждение истины»(1Тим.3:15). Несмотря на важнейшую роль искупления Господа, мы не можем утверждать, что Спаситель как бы превентивно спас нас от будущих грехов. Все равно за наши грехи мы будем судимы, и дай Бог, помилованы и спасены. Принимая Священное Предание и Его хранительницу Церковь как дар Христа апостолам, апостолами – священникам, отцам Церкви мы войдем в русло потока начальной христианской мысли, берущей начало от Божественного Начала – «Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, говорит Господь!» (Откровение Иоанна Богослова, 1:8).

Психологически для Борга, важно именно его Спасение, а не принадлежность к церкви, конфессии, в традиционном понимании. «Христианину важно быть членом христианской общины – не потому, что таковы условия спасения, но потому что в общине происходит преображение человека», - пишет этот религиовед нашего времени, так ведь именно потому, что в общине верующих - в Церкви происходит преображение личности,  то она и является  условием спасения человека!

Чем же могла быть вызвана к жизни историко-политическая концепция Иисуса?

Возможно, Борг желал привлечь внимание к исторической фигуре Иисуса из Вифлеема как продолжателя древнееврейских традиций. Он говорит, что противоречий нет, он такой же пророк, как и другие, призывающие обратиться к Богу с чистым сердцем и смирением. Борг говорит о понимании Царства Божьего как политического устройства здесь и сейчас, которое будет в согласии с состраданием и любовью Божьей. Возможно, неустроенность современного политического мира, несмотря на широкое распространение христианства в этом мире, как раз и побудила Маркуса Борга усомниться в правильности передачи слов и учения Основателя христианства! Как это сходно, со звучавшими словами об искажении учения марксизма-ленинизма Сталиным, и только потому провалившимися планами строительства коммунизма. Чаяния автора о «настоящем христианстве» - это надежды на утверждение Царства Божьего на земле, на мир во всем мире. Однако, история не раз показывала утопичность идеи нового рая на земле.

Также, не исключено, что тенденция к развитию «неохристианства» была вызвана падением авторитета как священнослужителей, так и отходом части христианских конфессий от некоторых церковных канонов. Как Лютер возмутился действия церкви, так и Борг, разочаровываясь сегодняшним положением в христианстве, не желает с этим мириться и примыкать к нерадивым христианам. Это подражание чистому нецерковному Иисусу и желание вдохнуть идейную свежесть в традиционную религию - по всей видимости, и двигало автором книги «Бунтарь Иисус». Хотя, одновременно, это говорит о принижении значимости святоотеческой мудрости (в отличие от ранних отцов Церкви, которые признавали аутентичность и каноничность почти всех книг Нового Завета) или несогласии с их толкованием Библии.

Определенная новизна в работе Борга заключается в подчеркивании исторического фона возникновения христианства, когда он пытается некоторые сакральные приметы Богоявления объяснять сугубо историческими, социальными и чисто бытовыми причинами. Хочется воспользоваться метафорой и сказать – увлеченный изучением фактуры «деревьев» М.Борг перестает замечать священность «леса». Современный историк религий Борг, применяя к священному языку книг Нового Завета историко-социальные критерии-механизмы, переводит текст на язык доступный светскому сознанию, т.е. в мирскую плоскость. Такой перевод хотя и любопытен, но упрощает, обедняет и низводит до бытового понимания учения Христа и во многом искажает первоначальный высший, духовный смысл евангельских стихов. Автор, как будто свежим взглядом, замечает привычные и забытые моменты зарождения религии, напоминает о связи миссии Иисуса с ветхозаветными традициями, и в основном настаивает на доминанте Иисуса как пророка, оставляя в тени его Божественную сущность. Это такие по-новому осмысленные понятия как:

а) несопротивление злу, где «… греческий глагол, который тут переведен как «противится», чаще всего означает «сопротивляться с помощью насилия. На самом деле, этот стих говорит: «Не противься злому с помощью насилия»… сопротивление нужно, а насилие нет»;

б) подставление левой и правой щеки: «Как может правша ударить другого человека по правой щеке? Только тыльной стороной ладони… В мире Иисуса пощечину тыльной стороной ладони мог дать только вышестоящий нижестоящему… Если вышестоящий захочет нанести новый удар, он уже должен использовать лицевую сторону ладони – так дерутся равные люди. Однако он почувствует замешательство, а нижестоящий продемонстрирует свое равенство»;

в) заповеди блаженства характеризуются как освобождение и награда угнетенных и нищих от римского владычества;

г) «начала и власти», трактуются не как духовные ангельские силы, но как римское господство;

д) «грехи» в молитве «Отче Наш» понимаются как реальные долги у населения Иудеи;

е) напоминание о значении фразы «возьми крест свой» - «В Палестине в 1-ом веке «взять крест» означало погибнуть. Тогда это выражение не значило нести бремя трудностей, как это понимают сегодня. Несение креста непосредственно связано с римской казнью, когда приговоренный к распятию нес горизонтальную часть креста на себе на место казни, где уже стоял вертикальный столб… Поэтому взять крест означало пойти на смерть».

Очевидно, что различное понимание Христа и Бога, заключается в отношении к Священному Преданию и Церкви. Не относящий себя к исторической Единой, Соборной и Апостольской Церкви и игнорируя Священное Предание и святоотеческое учение как его продолжение, Борг, несмотря на благие пожелания, интерпретирует Библию слишком субъективно. Это и есть отход от традиционализма, оторванность от истоков и корней и строительство новых теорий на рационалистическом «камне». Однако это не говорит о том, что традиционалисты не свободны в научном и интеллектуальном поиске. Это может также быть частным богословским мнением или теологуменом.

Модернистская школа характеризуются следующими особенностями: а) человечность или антропоцентричность;

б) рациональность или обращение только к уму, логике;

в) скептицизм к источникам, к сверхъестественности или метафизике

Нельзя отделить в христианстве вычленять только исторический контекст от ее метафизического наполнения, так же как нельзя разделять человеческое и божественное в личности Иисуса Христа. Это завершится крайностями - докетизмом и монофизитством. Докеты утверждали иллюзорность, нематериальность существования Бога во Христе. Монофизиты же говорили только об одной Божественной природы (естества) в Иисусе Христе и отвергали Его совершенное человечество.

Заключая свое сравнение, хотел бы завершить словами епископа Кассиана (Безобразова): «Но остановиться только на человеческом, на человеческом восприятии и человеческом воспроизведении, сводить познавание теофании к исследованию чувственного опыта познающего субъекта, - значило бы погрешать против нераздельности и неразлучности являющего Себя Бога и твари, сподобляющейся явления» (18, 198).

Иными словами, видя в Иисусе только человека и человеческое, мы становимся «антропологами». К древним «антропологам» можно отнести динамических монархиан (Павел Самосатский, еп. Антиохийский), которые боролись за единство Отца. Отрицая божественность, Сына и Духа считали они силой последовательно проявляющейся у Единого Бога. Антропологами являются и адопционисты (лат. adoptio - «усыновлять»), исповедующие Иисуса человеком, усыновлённым при . Это, скорее, вхождение Бога в уже живущего человека, чем подлинное воплощение. Видя в Христе только божественное мы будем называться «теологами» и станем подобным древним еретикам, докетами и монофизитами. Однако, прикоснутся к тайне Иисуса Христа, можно соединив лишь два типа, метода, то есть познавая Богочеловека уподобиться «теоантропологу». Таким лишь образом, вероятно, можно приблизиться к осмыслению Иисуса Христа, Бога-Сына, таинственно соединившего в Себе человеческую и божественную природу.

__________________________________________________________________

* Справка:

- Маркус Борг - профессор религии и культуры Орегонского университета, США. Борг принимал активное участие в исследованиях исторического Иисуса в рамках «Семинара по Иисусу».
- «Семинар по Иисусу» — это объединение исследователей Библии, вызвавшихся рассказать обществу о «настоящем Иисусе» и «настоящем христианстве. Американский религиовед Маркус Борг автор книги «Бунтарь Иисус. Жизнь и миссия в контексте двух эпох» (Jesus: Uncovering the Life, Teachings, and Relevance of a Religious Revolutionary) представляет собой модернистскую концепцию христианства.

Литература:

Библия. Синодальный перевод.

Симфония на Ветхий и Новый Завет. Ред. Проханов И. С. – Л.: 1928;

Маркус Борг. Бунтарь Иисус. Жизнь и миссия в контексте двух эпох. – М.: , 2009.

1.Карташев А. В. Ветхозаветная библейская критика / Православие и Библия сегодня. Сборник статей. – Киев: Центр православной книги, 2006, с. 71;

2.Иустин Философ. Апология. 1. 66 - ;

3.Евсевий Кесарийский. Церковная история, кн. 6, гл. 14, 7 -

4. Игнатий Антиохийский. Послания. Послание к Магнезийцам, гл. 7, 1 -

5. Генри Моррис. Великие «Я есмь» Христа - ;

6. Иосиф Флавий. Иудейские древности. Кн. 18, гл. 3 - ();

7. Иосиф Флавий. Иудейские древности. Кн. 20, гл. 9 - );

8. Иисус Христос в документах истории. Сост. Деревенский Б. Г. – СПб: Алетейя, 1999;

9. Митрополит Антоний (Храповицкий). Новый опыт учения о Богопознании. – СПб.: Библиополис, 2002;

10. Феофилакт Болгарский Блаженный. Толкование на Святое Евангелие - ;

11. Лопухин А. Н. Толковая Библия, т. 5. – М.: ТЕРРА-TERRA, 1998, сс. 519-520;

12. Архимандрит Никифор. Библейская энциклопедия - ;

13. Глубоковский Н. Н. Библейский словарь. – Сергиев Посад – Джорданвиль: Московская Духовная Академия, Свято-Троицкая духовная семинария (Джорданвиль), 2007, с. 817.

14. Ключ к пониманию Св. Писания. – Брюссель: Жизнь с Богом, 1982, с 265;

15. Лопухин А. Н. Толковая Библия, т. 9. – М.: ТЕРРА-TERRA, 1998, с. 199;

16. Питер С. Рикман. Пророчества о жизни Христа - ()

17. Николай Маккавейский. Археология истории страданий Господа Иисуса Христа. – Киев: Пролог, 2003;

18. Епископ Кассиан (Безобразов). Принципы православного толкования Слова Божия / Православие и Библия сегодня. Сборник статей. - Киев: Центр православной книги, 2006;

19. Писания мужей апостольских. – Рига: Латвийское библейское общество, 1992

20. Ткаченко А. А., Лукашевич А. А. Установление праздника Вознесения Господня / Православной энциклопедии, т. 9. - /text/155108.html#part_4

__________________________________________________________________________

Тюрин Михаил. Историк-архивист.

e-mail:

Tel: 29695258.






Скачать документ

Похожие документы:

  1. След Сатаны на тайных тропах истории

    Литература
    1 Эта книга писалась в тяжелую пору, в разрушенном Грозном, под не стихающий аккомпанемент ночных обстрелов, при колеблющемся от холодных сквозняков свете керосиновой лампы.
  2. Основная образовательная программа высшего профессионального образования Направление подготовки 035400 История искусств

    Основная образовательная программа
    - владеет культурой мышления и ведения дискуссий, способен к обобщению, анализу, восприятию информации, постановке цели и выбору путей её достижения (ОК-1);
  3. Особенности стиля символистского романа: А. Белый «Петербург», Ф. Сологуб «Мелкий бес» (по выбору)

    Документ
    Особенности стиля символистского романа: А. Белый «Петербург», Ф. Сологуб «Мелкий бес» (по выбору)1902 г. Мелкий бес был написан с целью показать принципы символизма.
  4.  естественные науки (1)

    Учебное пособие
    Г 421 Гершель, Джон. Философия естествознания: Об общем характере, пользе и принципах исследования природы : пер. с англ. / Гершель, Джон. - Изд. 2-е.
  5. Тамбовского Государственного Университета им. Г. Р. Державина, исследуются актуальные проблемы методологических оснований историко-философской науки, философские традиции отдельных стран и народов, рассматриваются закон

    Закон
    В сборнике материалов Международной научной конференции «Этика и история философии», посвященной 60-летию кафедры философии Тамбовского Государственного Университета им.

Другие похожие документы..