Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Учебник'
Гусельцева М.С. Культурно-историческая психология: от классической к постнеклассической картине мира /М.С. Гусельцева Вопросы психологии. 2003. - №1...полностью>>
'Документ'
способностью самостоятельно формулировать цели, ставить конкретные задачи научных исследований в различных областях социологии и решать их с помощью ...полностью>>
'Лекции'
Филоонтогенез нервной и эндокринной системы. (09.03, 11.03, 1 .03) Доц. Л.К. Хужахметова . Антропогенез. (1 .03, 18.03, 19....полностью>>
'Тезисы'
Свою научную работу я проводила на территории Краснодарского края. Большая часть работы была проведена в г.Славянске-на-Кубани. Эта работа была вперв...полностью>>

Правовой режим группы лиц

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

- источник

Правовой режим группы лиц

Аннотация

Особый интерес в рамках темы корпоративного управления представляет вопрос об объединениях юридических лиц и их взаимосвязи (взаимозависимости). Данная тема является актуальной не только с точки зрения бизнеса, но и точки зрения государства – многие вопросы налогообложения, отчетности, ответственности (в том числе, за нарушение законодательства о конкуренции) так или иначе связаны с данной темой. Однако законодательством статус и деятельность интегрированных хозяйствующих субъектов урегулирован слабо.

На сегодняшний день процесс формирования интегрированных структур еще не закончен. С одной стороны, крупные компании, обладая большими финансовыми ресурсами, для расширения бизнеса и диверсификации деятельности будут приобретать контрольные пакеты акций наиболее привлекательных предприятий и включать их в свою структуру. С другой стороны, в перспективных отраслях появляются новые компании, которые начнут формировать новые холдинги. Поэтому можно с уверенностью говорить о том, что в ближайшие годы Россию ожидают бурные слияния, поглощения и формирование новых видов и типов интегрированных структур, соответственно увеличивается и потребность в законодательном урегулировании вопросов, связанных с деятельностью объединений юридических лиц.

Правовой режим группы лиц

Описание проблемы

Недостаточное правовое регулирование. Анализ действующего в этой области законодательства позволяет сделать вывод, что регулирование отношений в этой сфере носит «лоскутный» характер и отличается отсутствием целостного подхода.

Возможные пути совершенствования законодательства

С учетом существующего отечественного и зарубежного опыта регулирования, необходимо определить подход к государственному регулированию этих отношений как в гражданско-правовой, так и в административной (антимонопольной, налоговой) сферах. Представляется целесообразным внести изменения в налоговое законодательство, направленные на устранение двойного налогообложения дивидендов, а также урегулирования налоговых и гражданско-правовых отношений, связанных трансфертным ценообразованием с учетом особенности группы лиц как квазисубъекта права с единой волей. В настоящее время позиция российского налогового права не соответствует экономической сущности деятельности группы лиц, представляющей собой единый бизнес Передача товаров, услуг и иных активов в рамках холдинга не имеет коммерческой значимости и не может быть признана результатом предпринимательской деятельности.

Детализации режима группы лиц необходима с учетом существующего гражданско-правового регулирования в отношении:

  • основного и дочернего обществ (необходимо детализировать нормы об ответственности. В настоящее время мнения цивилистов относительно возможности применения ст.105 ГК РФ о солидарной ответственности основного общества по сделкам, заключенным дочерним обществом во исполнение указаний основного общества, расходятся).

  • основного и зависимого обществ (в законодательстве особое значение приобретает закрепление защитных механизмов, позволяющих минимизировать риск нелояльности менеджеров по отношению к внутренним инвесторам. Одним из таких механизмов может стать запрет дочерним хозяйственным обществам приобретать голосующие акции (доли) основного хозяйственного общества, тем самым становясь его акционером (участником) (перекрестное владение))

  • института передачи полномочий единоличного исполнительного органа (необходима детализация в части круга лиц, имеющих право выступать в качестве управляющего; объема полномочий, передаваемых по договору о передаче полномочий, права единоличного органа управляющей организации одновременно занимать должности в органах управляемой организации; правомочий органов управления управляющей организации влиять на решения, принимаемые единоличным исполнительным органом управляющей организации в отношении управляемой организации и пр.).

Ограничение перекрестного владения акциями (долями) основного хозяйственного общества его дочерними хозяйственными обществами

Описание проблемы

Противопоставление инвестиционного интереса акционеров (участников общества), заключающегося в получении части дохода хозяйственного общества, интересу управляющих в реинвестировании текущей прибыли в реализацию долгосрочных проектов, а возможно, даже и в распределении как можно большей части дохода в свою пользу. Анализ российского гражданского законодательства показывает отсутствие запрета либо ограничения перекрестного владения голосующими акциями (долями) основного хозяйственного общества его дочерними хозяйственными обществами. Единственная форма контроля над приобретением акций (долей) существует посредством использования механизмов антимонопольного законодательства. Однако, существующее регулирование направлено на достижение иного правового эффекта, не обеспечивающего непосредственную защиту интересов акционеров (участников), а поэтому оно не может быть адекватно использовано с этой целью. Аналогичным образом, не использована законодателем возможность, заложенная п.3 ст.106 ГК РФ, предоставляющая возможность ограничить специальным законом пределы взаимного участия хозяйственных обществ в уставных капиталах друг друга и число голосов, которыми одно из обществ может пользоваться на общем собрании участников (акционеров) другого.

Возможные пути совершенствования законодательства

Закрепление защитных механизмов, позволяющих минимизировать риск нелояльности управляющих по отношению к акционерам (участникам). Одним из таких средств является запрет дочерним хозяйственным обществам приобретать голосующие акции (доли) основного хозяйственного общества, тем самым становясь его акционером (участником) (далее сокращенно - перекрестное владение). Материнская компания, приобретая собственные акции (доли) фактически за счет своих акционеров (участников) посредством подконтрольной, дочерней компании, в дальнейшем голосует ими на своих общих собраниях. При этом волю дочернего общества всецело определяют управляющие материнского.

Наиболее рационально установить предлагаемый запрет путем соответствующих дополнений в статьи 105 и 106 ГК РФ в отношении всех хозяйствующих обществ.

С момента введения в действие предлагаемой новеллы голосующие акции (доли) основного общества, принадлежащие дочерним, должны объявляться неголосующими с тем, чтобы свести к минимуму негативный эффект перекрестного владения. Конечной целью этой меры должно явиться отчуждение акций (долей). Аналогичные последствия должны быть предусмотрены для случаев приобретения голосующих акций (долей) основного общества дочерним в нарушение запрета. В законе необходимо специально закрепить положение, согласно которому временно неголосующие акции (доли) должны исключаться из общего количества голосующих акций (долей), принимаемого для целей определения кворума, с тем, чтобы оставшиеся акционеры (участники) имели возможность принять решения по вопросам повестки дня.

В случаях, когда привилегированные акции основного общества, принадлежащие дочернему, становятся голосующими, дочернее общество обязано воздержаться от голосования ими на общем собрании акционеров в течение всего срока наделения их правом голоса. Исключение из этого правила может быть сделано лишь в отношении голосования по вопросу о реорганизации или ликвидации общества, поскольку такое ограничение будет неоправданным в конституционно-правовом смысле в сравнении с защищаемыми ценностями. Аналогичное регулирование следует предусмотреть для случаев перехода голосующих акций (долей) основного общества к дочернему в порядке универсального правопреемства (реорганизация, наследование по завещанию).

Дополнительная защита прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг может быть обеспечена путем установления обязанности основного общества по публичному раскрытию в той или иной форме сведений о своих аффилированных лицах. Существующая в акционерном законодательстве обязанность дочернего общества об информировании основного, а, следовательно, и всех его акционеров, о возникновении ситуации перекрестного владения должна быть распространена на все хозяйственные общества с приданием ей публичного характера.

В качестве гарантии надлежащего раскрытия сведений можно распространить нормы об имущественной ответственности управляющих основного общества на случаи сокрытия ими сведений о своей аффилированности по отношению к отдельным акционерам (участникам). Учитывая известные трудности, порождаемые на практике необходимостью доказывания размера убытков, причиненных обществу, в законе следует установить санкцию в форме штрафа, взыскиваемого с виновного лица по иску акционера (участника) основного общества в размере заранее определенной твердой суммы.

На сделку, послужившую основанием приобретения дочерним обществом голосующих акций (долей) основного общества в нарушение установленного запрета, следует распространить правовой режим оспоримой (недействительной) сделки. Правом подачи иска следует наделить основное хозяйственное общество, его акционеров (участников), а также акционеров (участников) дочернего. Удовлетворение исковых требований необходимо допустить только для тех случаев, когда лицо, продавшее голосующие акции (доли) дочернему обществу, действовало недобросовестно, т.е. знало или должно было знать о совершении сделки в нарушение запрета.

Разработка критериев для определения аффилированных лиц

Описание проблемы

В российском законодательстве термин «аффилированное лицо» используется в пяти различных институтах корпоративного права, имеющих во многом принципиально разные целевые установки, при этом отсутствует устоявшееся и четкое понятие, которое бы соответствовало указанному термину. Критерии отнесения лица к аффилированному лицу раскрываются лишь в ст. 4 Закона РСФСР от 22 марта 1991 г. «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», где названное понятие тесно увязано с понятием группы лиц, созданным для целей антимонопольного регулирования и защиты конкуренции – все лица, принадлежащие к одной группе лиц, являются аффилированными.

Единое понятие аффилированности, содержащееся в российском законодательстве, не позволяет должным образом учесть все социальные связи, влияющие на нормальное функционирование институтов корпоративного права. Например, несмотря на широту признаков аффилированности, установленных ст. 4 Закона о конкуренции, в их числе нет четкого указания на аффилированность лиц, занимающих управленческие должности в корпорации, с данной корпорацией и шире на аффилированность физических лиц, не осуществляющих предпринимательской деятельности.

Кроме того, вызывает возражение и сама формулировка аффилированности, закрепленная в ст. 4 Закона о конкуренции как способности оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность (из сферы применения указанного понятия аффилированности выпадают случаи социальной связанности, построенные не иерархически, например, родственные отношения).

Возможные пути совершенствования законодательства

Перспективный путь развития российского законодательства об аффилированных лицах, лежит в сфере конкретизации перечня социальных связей, наличие которых позволяет пренебрегать юридической самостоятельностью участников оборота для тех или иных конкретных целей корпоративного законодательства, а не в сфере создания унитарного понятия аффилированности и его всеобщего применения.

Вырабатывая основы указанного подхода, прежде всего, необходимо отказаться от смешения понятий аффилированности для целей корпоративного права и для целей законодательства о защите конкуренции.

Следующее важнейшее необходимое законодательное изменение – это отказ от единственно принятой в настоящее время формулировки аффилированности как способности одностороннего воздействия, влияния одного участника оборота на другого. Необходимо легальное признание категории социальной связанности, то есть заинтересованности одного участника оборота в наступлении положительных последствий для другого участника оборота.

Однако и закрепление единого понятия аффилированности в рамках корпоративного права представляется недопустимым. В настоящее время, как было отмечено, категория аффилированности используется в пяти различных институтах корпоративного права:

1) при определении лиц, имеющих влияние на решения, принимаемые корпорацией, заинтересованных в совершении корпорацией сделки (ст. 81 Закона об АО, ст. 45 Закона об ООО);

2) при определении независимых директоров, имеющих право принимать решение о совершении корпорацией сделки, в которой имеется заинтересованность, если корпорация является открытым акционерным обществом с числом акционеров более тысячи (ст. 83 Закона об АО);

3) при установлении перечня лиц, информация о которых раскрывается корпорацией, действующей в форме АО (ст. 93 Закона об АО);

4) при определении перечня лиц, информация о которых предоставляется участниками корпорации последней (ст. 82 и 93 Закона об АО, ст. 45 Закона об ООО);

5) при определении лиц, обязанных в соответствии со ст. 80 Закона об АО соблюдать определенный порядок приобретения пакета акций АО и лишенных права голосовать на общем собрании акционеров корпорации об изменении этого порядка уставом АО.

Необходимо соответствующим образом дифференцировать и применение категории аффилированности с учетом целей, наиболее четко отвечающих функциональному предназначению указанных институтов корпоративного права.

Для этого требуется выявление ключевых ценностей, правовую охрану которых предоставляют соответствующие правовое институты.

Наиболее широкий спектр социальных связей должен учитываться при установлении требований к раскрытию информации. Учитывая, что интересы максимальной доступности информации о рыночных условиях являются по сути публичными, так как соответствуют потребностям неограниченного числа участников рынка, то есть рынка как такового, они должны защищаться приоритетно перед упомянутыми интересами отдельных участников, желающих скрыть информацию о своих социальных связях.

Таким образом, критерии признания наличия аффилированности при установлении перечня лиц, информация о которых раскрывается корпорацией, действующей в форме АО, (ст. 93 Закона об АО) и при определении перечня лиц, информация о которых предоставляется участниками корпорации последней, (ст. 82 и 93 Закона об АО, ст. 45 Закона об ООО) должны быть максимально широкими и включать в себя любые виды социальных связей, которые могут рассматриваться разумным лицом в качестве источника получения значимых благ. Однако при этом необходимо установить правило, согласно которому затраты на предоставление информации об указанных социальных связях не могут превышать разумно ожидаемую стоимость получаемых благ. Вне данного правила следует рассматривать источники получения нематериальных благ, не подлежащих оценке. Вопрос учета социальных связей в последней сфере является наиболее сложным.

Менее широким, но все же значительным должен быть перечень социальных связей, влияющих на оценку независимости членов советов директоров акционерных обществ. При реформировании данного института могут быть эффективно использованы опыт правового регулирования участия в управлении корпорациями независимых директоров в западных странах и рекомендации международных организаций, например, ОЭСР (См. Принципы корпоративного управления ОЭСР 2004 г.).

Несколько иным должен быть спектр социальных связей, учитываемых при определении лиц, обязанных в соответствии со ст. 80 Закона об АО соблюдать определенный порядок приобретения пакета акций АО. Основная цель данного института корпоративного права – это недопущение перехвата корпоративного контроля, приводящего к падению стоимости акций, изменению равновесия в корпоративном управлении, на которые не могут отреагировать прочие акционеры посредством выхода из корпорации на справедливых условиях. Учитывая, что состоявшееся поглощение может моментально привести к падению курса акций корпорации, вопрос о том, чтобы отношение к согласованным действиям разных лиц, формально не связанных друг с другом, как к действиям одного лица имеет под собой существенное ценностное основание.

Наиболее четким и желательно закрытым должен быть перечень случаев аффилированности, учитываемых в рамках института сделок, в совершении которых имеется заинтересованность лиц, имеющих влияние на управление корпорацией (ст. 81 Закона об АО, ст. 45 Закона об ООО). В таких случаях аффилированность инсайдера корпорации с ее контрагентом должна быть столь значительна, чтобы обеспечить имущественную выгоду инсайдеру от этой связи, то есть инсайдер должен иметь в лице указанного участника оборота источник имущественных благ (перспективных имущественных благ), сопоставимый по значению для него с самой корпорацией.

Сделки с усложненной процедурой заключения

Описание проблемы

Устанавливая специальное правовое регулирование крупных сделок и сделок с заинтересованностью, законодатель исходил из того, что необходимо, во – первых, минимизировать естественные противоречия между интересами акционеров и управляющих акционерным обществом, с одной стороны, общества и его внешних кредиторов – с другой; во-вторых – найти баланс между интересами названных лиц и предусмотреть меры контроля за совершением обществом сделок на крупные суммы, в результате которых оно может оказаться в неблагоприятном положении. Однако данную цель нельзя признать достигнутой, поскольку действующее законодательство в данной части содержит ряд пробелов и коллизий, требующих устранения.

В частности, говоря о сделках с заинтересованностью, необходимо отметить следующие недостатки существующего законодательства:

  • В Законе об акционерных обществах нет указания, каким должно быть число независимых директоров, чтобы они были правомочны принимать решение об одобрении сделки.

  • В соответствии с Законом об АО (статья 82) информация о заинтересованности в совершении обществом сделки должна быть доведена до сведения совета директоров общества, ревизионной комиссии (ревизора) общества и аудитора общества. При этом Закон не называет иные органы общества, такие как общее собрание акционеров и исполнительные органы.

  • В законе об АО понятие «конфликт интересов», также как и понятие «заинтересованность» отсутствуют. Они раскрываются посредством указания на обстоятельства, при наступлении которых возможен конфликт интересов между определенными лицами и самим обществом, а также путем перечисления лиц, связанных с обществом и которые могут быть заинтересованы в сделке.

  • Приведенный в Законе перечень значительно шире круга лиц, которые реально могут влиять на принятие решений при совершении сделок с заинтересованностью. В результате такого формального подхода может возникнуть алогичная ситуация: лицо, объективно имеющее заинтересованность в сделке может не признаваться с формально-правовой точки зрения заинтересованным лицом, и наоборот, лицо, которое не имеет никакого реального интереса, признается имеющим таковой.

  • ФЗ РФ «Об акционерных обществах» воспроизвел все существующие в мире методы определения категории сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, и значительным образом расширил, по сравнению с зарубежной практикой круг лиц, потенциально заинтересованных в совершении сделки.

  • Неудачным представляется указание в Законе на возможность конфликта интересов акционера, имеющего совместно с аффилированными лицами 20 и более процентов акций, и акционерного общества. Если следовать логике Закона, то получается, что акционер с момента, когда к нему переходит право собственности на акции, автоматически входит в высший орган управления акционерным обществом, но заинтересованным лицом становится лишь тогда, когда владеет вместе с аффилированными лицами указанным размером пакета акций. Представляется, что интересы общества формируют и реализуют, прежде всего, лица, выполняющие управленческие функции в обществе, и необходимо учитывать именно конфликты их интересов и интересов акционерного общества. Регулирование сделок с заинтересованностью нуждается в совершенствовании в связи с недостаточно адекватным понятием аффилированности и отсутствием понятия обычной хозяйственной деятельности.

  • Оговорки об обычной хозяйственной деятельности имеются как в праве России, так и в большинстве других правовых систем. Однако если в России факт совершения сделки с заинтересованностью в процессе осуществления обычной хозяйственной деятельности лишь освобождает сделку от необходимости одобрения общим собранием (но не советом директоров), и лишь если указанная деятельность имела место между обществом и другой стороной до момента, с которого заинтересованное лицо признается таковым в соответствии со статьей 81 Закона об АО (решение не требуется до даты проведения следующего общего собрания акционеров), то в других государствах значение рассматриваемой оговорки гораздо больше.

Возможные пути совершенствования законодательства

  • Следует придать соответствующим нормам акционерного закона обратную силу и признать сделки, совершенные обществом в периода с 1 января 1996 года до 1 января 2002 года оспоримыми, поскольку в связи с поправками, внесенными в Закон об АО в 2001 году одинаковые по существу сделки ставятся законом в неравное положение.

  • Целесообразно обусловить признание крупной сделки или сделки с заинтересованностью наступлением негативных последствий для общества.

  • Требуется внесение изменений касающихся точного определения числа независимых директоров при принятии решения об одобрении сделки, а также о расширении перечня лиц, которым представляется информация о заинтересованности в совершении обществом сделки.

  • Требует уточнения круг лиц, действительно имеющих заинтересованность в совершении обществом сделок и имеющих возможность влиять на их совершение. При выявлении такого круга лиц следует опираться на зарубежный опыт.

  • Следует исключить из перечня потенциально заинтересованных лиц акционера.

Целесообразно исключить акционера из перечня потенциально заинтересованных лиц, то есть из первого абзаца ст.81 Закона об АО, но не из остальных норм главы о сделках с заинтересованностью. Если оставшиеся в перечне заинтересованные лица, к примеру, член совета директоров, владеют 20 или более процентами голосующих акций (долей, паев) юридического лица, являющегося другой стороной сделки или участвующего в ней в качестве представителя или посредника, сделка по-прежнему будет являться сделкой с заинтересованностью.

Кроме того, ни в одной из правовых систем современности акционеры не входят в перечень заинтересованных лиц. Таким образом, исключение акционера из перечня потенциально заинтересованных лиц в первом абзаце ст.81 Закона об АО представляется обоснованным.

  • Вывести из-под процедуры совершения сделок с заинтересованностью сделки между участниками финансово-промышленных групп при наличии у основного общества более чем 75% голосующих акций дочернего (зависимого) общества (сбалансировав это право обязанностью раскрытия информации о трансфертном ценообразовании для миноритариев для определения реальной стоимости дочерней компании и размере прибыли, которую общество могло бы получить, если бы оставалось независимым). Освободить от налогообложения прибыль и добавленную стоимость от операций внутри группы компаний в рамках единого бизнес-процесса по созданию продукции; обложить налогами только последующую реализацию продукции потребителям, независимым от группы компании продавца;

или

- обязать мажоритарного акционера принять меры по исключению конфликта интересов по требованию миноритарных акционеров, обладающих в совокупности не менее 5 % голосов;

  • Дать определение обычной хозяйственной деятельности; освободить такие сделки от требований процедуры совершения сделок с заинтересованностью.

Правовой режим группы лиц

(материалы Концепции развития корпоративного законодательства и корпоративного управления, подготовленной по заказу Министерства экономики и развития торговли Российской Федерации)

Содержание: страница

Мировой опыт создания и деятельности групп лиц 8

Виды объединений юридических лиц 21

Особенности законодательного регулирования 23

Управление 25

Контроль 31

Этархия (перекрестное владение) 32

Конфликты 45

Сделки с усложненной процедурой заключения 46

Критерии отнесения субъекта права к аффилированному лицу 49

Налоговый режим и дивиденды 66

Трансфертное ценообразование 72

Закон «О финансово-промышленных группах» и проект закона «О холдингах» 80



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Правовой режим недвижимого имущества в предпринимательском обороте

    Автореферат
    Работа выполнена на кафедре экологического, трудового права и гражданского процесса Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Казанский государственный университет им.
  2. Правовой режим налогообложения нерезидентов в российской федерации 12. 00. 14 административное право, финансовое право, информационное право

    Автореферат диссертации
    Работа выполнена на кафедре финансового права и бухгалтерского учета Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московская государственная юридическая академия имени О.
  3. Правовой режим секретных изобретений в Российской Федерации

    Диссертация
    Диссертация выполнена на кафедре гражданского и предпринимательского права федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального Северо-Осетинский государственный университет им.
  4. Отчет о научно-исследовательской работе «разработка концепции развития корпоративного законодательства и корпоративного управления»

    Публичный отчет
    2.2. Возможность осуществления смешанной реорганизации, как по формам реорганизации, так и по организационно-правовым формам юридических лиц, участвующих в реорганизации.
  5. Законный режим имущества супругов понятие законного режима имущества супругов

    Закон
    Расширение международно-правовых связей Российской Федерации, ее приобщение к европейскому сообществу, признание и ратификация целого ряда международных договоров продиктовали необходимость в середине 90-х годов соответствующего пересмотра

Другие похожие документы..