Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Реферат'
Теории денег (Металлистическая теория денег; номиналистическая теория денег; количественная теория денег; кейнсианская и неокейнсианская концепции де...полностью>>
'Документ'
Муниципальное унитарное предприятие «Городской экологический центр» является единым муниципальным Центром по обращению с отходами в городе Челябинске...полностью>>
'Документ'
До последнего времени само понятие «управление персоналом» в нашей управленческой практике отсутствовало. Основным структурным подразделением по управ...полностью>>
'Доклад'
В течение последних лет одной из задач для достижения стратегической цели работы школы стало создание системы обучения и воспитания, обеспечивающей р...полностью>>

Максимилиану Александровичу Волошину, довелось позже записать всю эту историю… она. Его рассказ

Главная > Рассказ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Юрий Дунаев

МИФ О ЧЕРУБИНЕ ДЕ ГАБРИАК

Сценарий для радиоспектакля

Действующие лица:

ОН

ОНА

Историческая справка: «Черубина де Габриак» – литературная мистификация, авторами которой были поэты Елизавета Дмитриева и Максимилиан Волошин (1909 г., С.-Петербург).

ПРОЛОГ

ОН. В отечественной литературе встречается не так уж много мистификаций. Самая блестящая была устроена в Петербурге на заре прошлого века, в 1909 году.

ОНА. Однажды в редакцию журнала «Аполлон» по почте пришла тетрадка стихов, подписанных необычным именем Черубина де Габриак.

ОН. Стихи завораживали! А их таинственный автор без сомнения была редкой красавицей!

ОНА. В образ незнакомки влюбляются все!

ОН. Поэты и художники серьезно ищут встречи с загадочной поэтессой…

ОНА. Но безуспешно! Загадка довольно долго остается неразгаданной.

ОН. Участвовали в этой мистификации двое: он…

ОНА. И она.

ОН. Ему, известному поэту и художнику Максимилиану Александровичу Волошину, довелось позже записать всю эту историю…

ОНА. Его рассказом мы и воспользуемся, чтобы познакомить вас с мифом о Черубине де Габриак.

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ

ОН (загадочно). Когда-то феи собирались вокруг новорожденных принцесс, и каждая клала в колыбель свои дары, которые были, в сущности, не больше чем пожеланиями. Мы - критики - тоже собираемся над колыбелями новорожденных поэтов. Что скажем о поэте - тому и поверят. Что процитируем из стихов его - то и запомнят. Сейчас мы стоим над колыбелью нового поэта. Это подкидыш в русской поэзии. Ивовая корзина была неизвестно кем оставлена в портике Аполлона. Младенец запеленут в белье из тонкого батиста с вышитыми гладью гербами, на которых девиз: "Sin miedo" (без страха). У его изголовья положена веточка вереска, посвященного Сатурну. На записке с черным обрезом по-французски написано: «Черубина де Габриак. Родилась в 1877 году. Католичка».

ОНА (в образе).

С моею царственной мечтой

   Одна брожу по всей вселенной,

   С моим презреньем к жизни тленной,

   С моею горькой красотой.

  

   Царицей призрачного трона

   Меня поставила судьба...

   Венчает гордый выгиб лба

   Червонных кос моих корона.

  

   Но спят в угаснувших веках

   Все те, кто были бы любимы,

   Как я, печалию томимы,

   Как я, одни в своих мечтах.

  

   И я умру в степях чужбины,

   Не разомкну заклятый круг.

   К чему так нежны кисти рук,

   Так тонко имя Черубины?

Он и Она затевают шуточный спор.

ОН (медленно). Че-ру-би-на… Гм!.. Что за странное имя?

ОНА (в затруднении). Э-э… Похоже на итальянское…

ОН. Нет, французское!

ОНА. Ну, что вы - испанское!

ОН (изображая гнев). Не имя, а черт знает что!

ОНА. Вы сказали «черт»?

ОН. А его хозяйка, уж точно чертовка!

ОНА (поддерживая). Как пить дать - продувная бестия! К тому же еще рыжая!

ОН. Все рыжие - коварные шельмы!

ОНА. У этой бездна коварства! Всех с ума свела!

ОН. Весь Петербург!

ОНА. То ли еще будет! О-го-го!

ОН. Но как ее зовут?

ОНА. Черубина.

ОН. Нет, - ее настоящее имя!

ОНА (в замешательстве). А-а… Гм!.. Не знаю. И уверена, что никто никогда не узнает!

ОН. Вы уверены?

ОНА. Мне так хотелось бы…

Пауза.

ОН. Кстати, а как вас величают, сударыня?

ОНА. Елизавета Дмитриева. Лиля…

ОН (переспрашивая). Лиля?

ОНА. Так меня зовут дома и мои друзья…

ОН. Лиля!.. Имя, похожее на серебристый колокольчик.

ОНА. А вас зовут Максимилиан Волошин, вы поэт.

ОН. Да, поэт.

Далее говорят одновременно.

ОНА. Я читала ваши книги. Я весь день сегодня думала, много и мучительно. О том, что вы говорили. О возможности истины. Теперь я знаю, что пойду по этому пути. Твердо знаю!

ОН. Лиля Дмитриева. Некрасивое лицо и сияющие, ясные глаза. В комнате несколько человек, но мы говорим, уже понимая друг друга, и непонятно для других.

ОНА (лихорадочно). Да… галлюцинации. Звуки и видения. Звуки - звон… И голоса… Я целые дни молчу. Потом ночью спрашиваю, и они отвечают. Но… это мой секрет. Вам первому рассказываю об этом…

ОН. Я прочитал ваши стихи, которые вы мне прислали. Нам есть о чем поговорить.

ОНА. В другой раз. Уже поздно. Мне пора домой.

ОН. Я провожу. Позвольте!

ОНА. Нет-нет, не нужно.

ОН. Почему? Вас встретят? Кто он? Поклонник? Жених? Я ревную.

ОНА (смеясь). Какой вы!

ОН. Какой?

ОНА. Большой и… хороший. Добрый. (В смятении.) Нет! У меня нет никаких поклонников. Просто я решила… Я остаюсь! Теперь я ваша…

ОН (с нежностью). О! Моя… Че-ру-би-на.

Через паузу.

ОНА (вздыхая.) Теперь вы, конечно, догадались, что Лиля и Черубина - это одно и то же лицо.

ОН (с обидой). А я? Разве я не причем?

ОНА (спохватившись). Ах, простите, Максимилиан Александрович! Конечно, вы главный виновник этой чертовщины. Вам и карты в руки!

ОН. Я начну с того, с чего обычно начинаю рассказывать эту историю, - с того, кто был…

ОНА. Черт Габриак?

ОН. Он самый! Это, действительно, был черт, я нашел его в Коктебельской бухте, на берегу. Он был выточен волнами из корня виноградной лозы и имел одну руку, одну ногу и собачью морду с добродушным выражением лица. Он жил у меня в кабинете, на полке с французскими поэтами до тех пор, пока не был подарен мною Лиле.

ОНА. Тогда он переселился в Петербург на другую книжную полку.   

ОН. Лиле в то время было девятнадцать лет. Это была маленькая девушка с внимательными глазами и выпуклым лбом. Она была хромой от рождения и с детства привыкла считать себя уродом…

ОНА. В детстве от всех моих игрушек отламывалась одна нога, так как мои брат и сестра говорили: "Раз ты сама хромая, у тебя должны быть хромые игрушки".

ОН (объявляет). Из автобиографии Лили.

ОНА (через паузу, от лица Лили). Родилась в Петербурге 31 марта 1887 года. Небогатая дворянская семья. Много традиций, мечтаний о прошлом и беспомощности в настоящем. Мать по отцу украинка,— и тип и лицо — все от нее — внешнее. Отец по матери — швед. Очень замкнутый мечтатель, неудачник, учитель средней школы, рано умерший от чахотки.  Я росла одна, потому что я младшая и потому что до 16-ти лет я была всегда больна мучительными болезнями, месяцами державшими меня в забытьи. Мое первое воспоминанье в жизни: возвращенье к жизни после многочасового обморока — наклоненное лицо мамы с янтарными глазами и колокольный звон. Мне было 7 лет. Все, что было до 7-ми лет,— я забыла. На дворе — август с желтыми листьями и красными яблоками. Какое сладостное чувство земной неволи!  А потом долгие годы... я прикована к кровати и больше всего полюбила длинные ночи и красную лампадку у Божьей Матери Всех Скорбящих. А бабушка заставляла ночью целовать образ Целителя Пантелеймона и говорить: «Младенец Пантелеймон! Исцели младенца Елисавету!» И я думала, что если мы оба младенца, то Он лучше меня поймет… Гимназию окончила я поздно, 17-ти лет, с медалью, конечно. Потом поступила в Женский Педагогический институт и окончила его в 1908 г. по двум специальностям: средняя история и французская средневековая литература. В это же время была вольнослушательницей в Университете по испанской литературе и старофранцузскому языку. Потом училась в Париже, в Сорбонне, но… вскоре бросила.

ОН. Летом 1909 года Лиля жила у меня в Коктебеле. Писала милые, простые стихи, тогда-то я ей и подарил черта Габриака, которого мы в просторечии звали…

ВМЕСТЕ. Гаврюшкой!   (Смеются.)

ОН. В 1909 году создавалась редакция "Аполлона".

ОНА. Это был новый литературный журнал, выхода которого все с нетерпением ожидали.

ОН. Мне хотелось помещать там французских поэтов, стихи писались именно с этим расчетом, и стихи Лили казались подходящими.

ОНА (восторженно). О!

Ты помнишь высокое небо из звезд?

Ты помнишь, ты знаешь, откуда, -

Ты помнишь, как мы прочитали средь звезд

Закон нашей встречи, как чудо?

ОН (продолжая рассказ). Первый номер журнала вышел в октябре-ноябре. В журналах того времени редактор обыкновенно был и издателем. Это не был капиталист, а лицо, умевшее соответствующим образом обработать какого-нибудь капиталиста. Редактору "Аполлона" Сергею Константиновичу Маковскому удалось использовать Ушковых.  (С иронией.) Маковский…

ОНА (игриво). Papa Mako!

ОН. Так мы его называли между собой.

ОНА (с иронией). Papa Mako! Papa Mako!

ОН (с укором). Будет тебе, заладила, как попугай!

ОНА. Он и есть вылитый попугай!

ОН (усмехнувшись). Ну, разве что немного. Маковский был… чрезвычайно аристократичен и элегантен…

ОНА (ёрничая). О! Чрезвычайно!

ОН. Я помню, он советовался со мною - не внести ли такого правила, чтоб сотрудники являлись в редакцию "Аполлона" не иначе как в смокингах.

ОНА. В редакции, конечно, должны были быть дамы?

ОН. Непременно! И Papa Mako прочил балерин из петербургского кордебалета.

ОНА (печально вздыхая). Лиля - скромная, не элегантная и хромая - удовлетворить его, конечно, не могла, и стихи ее были в редакции отвергнуты.

ОН (подбадривая ее).

Не бойся земли, утонувшей в снегу, -

То белый узор на невесте!

И белые звезды кружатся в снегу,

И звезды спустились. Мы вместе!

ОНА (радостно). Мы вместе!

ОН (с увлечением). Тогда-то мы вместе и решили изобрести псевдоним!

ОНА. И под этим псевдонимом послать стихи в редакцию по почте! (Мечтательно.)

И белые звезды кружатся в снегу,

И звезды спустились…

ВМЕСТЕ. Мы вместе! (Смеются.)

ОН.  Сопроводительное письмо было написано достаточно утонченным слогом на французском языке, а для псевдонима мы взяли наудачу черта Габриака.

ОНА. Так и подписали: Ч. Габриак.

ОН. Впоследствии «Ч» пришлось расшифровать. Мы долго ломали голову, ища женское имя, начинающееся на «Ч»…

ОНА. Пока, наконец, Лиля не вспомнила об одной литературной героине, которую звали Черубина. (В образе.) А? Как тебе? Черубина Габриак! Нравится?

ОН (неуверенно). М-м… Черубина Габриак… М-м… Чего-то не хватает!

ОНА (подумав). М-м… (С пафосом, делая ударение на «де».) Черубина де Габриак! Для аристократичности прибавим частицу «де».

ОН (с восторгом). Ну, конечно! Черубина де Габриак!

ВМЕСТЕ. Черубина де Габриак!

ОН. Чтобы окончательно очаровать Papa Mako, для такой светской женщины необходим был герб. И гербу было посвящено стихотворение «Наш герб».

ОНА  (читает в образе.)

  

   Червленый щит в моем гербе,

   И знака нет на светлом поле.

   Но вверен он моей судьбе,

   Последней - в роде дерзких волей.

  

   Есть необманный путь к тому,

   Кто спит в стенах Иерусалима,

   Кто верен роду моему,

   Кем я звана, кем я любима.

  

   И - путь безумья всех надежд,

   Неотвратимый путь гордыни;

   В нем пламя огненных одежд

   И скорбь отвергнутой пустыни...

  

   Но что дано мне в щит вписать?

   Датуры тьмы иль розы храма?

   Тубала медную печать

   Или акацию Хирама?

  

ОН. Письмо было написано на бумаге с траурным обрезом и запечатано черным сургучом. На печати был девиз: "Vae victis!"

ОНА (с пафосом). Горе побежденным!

ОН. Все это случайно нашлось у подруги Лили - Брюлловой.  Маковский в это время был болен ангиной. Он принимал сотрудников у себя дома, лежа в элегантной спальне, рядом с кроватью на элегантном столике стоял элегантный телефон… Когда на другой день я пришел к нему, у него сидел красный и смущенный Алексей Николаевич Толстой, который выслушивал чтение стихов, известных ему по Коктебелю, и не знал, как ему на них реагировать. Я только успел шепнуть ему: "Молчи. Уходи". Он не замедлил скрыться.

ОНА (с надеждой). И что же Маковский?

ОН (интригующе). Маковский… был в восхищении!

ОНА (радостно). Ах!

ОН (цитируя). "Вот видите, Максимилиан Александрович, я всегда Вам говорил, что Вы слишком мало обращаете внимания на светских женщин. Посмотрите, какие одна из них прислала мне стихи! Такие сотрудники для "Аполлона" необходимы".

ОНА (в удивлении).  Черубине был написан ответ…

ОН. На французском языке, чрезвычайно лестный для начинающего поэта…

ОНА (озадаченно). С просьбой порыться в старых тетрадях и прислать все, что она до сих пор писала.

ОН. Гм!.. В тот же вечер мы с Лилией принялись за работу, и на другой день Маковский получил целую тетрадь стихов.

ОНА (в поисках интонации, начинает осторожно).

Темно-лиловые фиалки

Мне каждый день приносишь ты;

О, как они наивно-жалки,

Твоей влюбленности цветы.

Любви изысканной науки

Твой ум ослепший не поймет,

И у меня улыбкой скуки

Слегка кривится тонкий рот.

Моих духов старинным ядом

Так сладко опьянился ты,

Но я одним усталым взглядом

Гублю ненужные цветы.

ОН. Мы решили сделать Черубину страстной католичкой, так как эта тема еще не была использована в тогдашнем Петербурге. Лилей были написаны такие стихи.

   ОНА (объявляет). «Святому Игнатию». (Читает уверенно.)

  

   Твои глаза - святой Грааль,

   В себя принявший скорби мира,

   И облекла твою печаль

   Марии белая порфира.

  

   Ты, обагрявший кровью меч,

   Склонил смиренно перья шлема

   Перед сияньем тонких свеч

   В дверях пещеры Вифлеема.

  

   И ты - хранишь ее один,

   Безумный вождь священных ратей,

   Заступник грез, святой Игнатий,

   Пречистой Девы паладин!

  

   Ты для меня средь дольних дымов,

   Любимый, младший брат Христа,

   Цветок небесных серафимов

   И Богоматери мечта.

  

ОН  (дает тему). «Святой Веронике».

ОНА (начинает не сразу). М-м… Я…

   … венки тебе часто плету

   Из пахучей и ласковой мяты,

   Из травинок, что ветром примяты,

   И из каперсов в белом цвету.

  

   Но сама я закрыла дороги,

   На которых бы встретилась ты...

   И в руках моих, полных тревоги,

   Умирают и пахнут цветы.

   Кто-то отнял любимые лики

   И безумьем сдавил мне виски.

   Но никто не отнимет тоски

   О могиле моей Вероники.

  

ОН. Затем решили внести в стихи побольше Испании. (Отбивает в ладоши ритм.)

ОНА (подхватив ритм). Тата-тата-та! Тата-тата-та!

  

   Ищу защиты в преддверье храма

   Пред Богоматерью Всех Сокровищ,

   Пусть орифламма

   Твоя укроет от злых чудовищ.

  

   Я прибежала из улиц шумных,

   Где бьют во мраке слепые крылья,

   Где ждут безумных

   Соблазны мира и вся Севилья.

  

   Но я слагаю Тебе к подножью

   Кинжал и веер, цветы, камеи -

   Во славу Божью...

   О Mater Dei, memento mei!

ОН. В переводе с латыни, это значит «О Матерь Божья, не забывай обо мне!». Ведь так?

ОНА (вздыхая). Матерь Божья, помни обо мне!

ОН (в раздумье). Матерь Божья… Нет-нет! Эта тема отработана. Теперь нам понадобится…

ОНА (напряженно). Что?

ОН (медленно). Преступно-католическая любовь…

ОНА (с ужасом). К Иисусу?

ОН (с азартом). Угадала!

ОНА. Но…

ОН. Смелей! Допустим, так… (Сочиняет первые строки.)

Во мне живет мечта чужая,

Умершей девушки - мечта…

ОНА (робко продолжает).

И лик Распятого с креста

Глядит, безумьем угрожая,

И гневны темные уста.

Он не забыл, что видел где-то

В чертах похожего лица

След страсти тяжелей свинца

И к отроку из Назарета

Порыв и ужас без конца.

(Заканчивает вдохновенно.)

И голос мой поет, как пламя,

Тая ее любви угар,

В моих глазах - ее пожар,

И жду принять безумья знамя -

Ее греха последний дар.

ОН (с восторгом). Так начались стихи Черубины!

ОНА. На другой день Лиля позвонила Маковскому.

ОН (подхватывая игру). Он был болен, скучал, ему не хотелось класть трубку, и он, вместо того чтобы кончать разговор, сказал: "Знаете, я умею определять судьбу и характер человека по его почерку. Хотите, я расскажу Вам всё, что узнал по Вашему?"

ОНА (в сильном удивлении). И он рассказал…

ОН. Что отец Черубины - француз из Южной Франции, мать – русская…

ОНА. Что она воспитывалась в монастыре в Толедо…

ОН. Ну, и так далее. Лиле оставалось только изумляться…

ОНА (в образе). Откуда вы всё это могли узнать?

ОН (усмехаясь). Ха-ха!

ОНА (поддерживая игру). О, коварный! О, искуситель…

ОН (обрывая игру). Полегче-полегче! И, знаешь, довольно для первого раза. Хороший улов! Мы с тобой получили столько сведений из биографии Черубины…

ОНА. Их мы впоследствии и придерживались.

ОН (через паузу). Если в стихах я давал идеи, подсказывал темы, но писала только Лиля, то переписка Черубины с Маковским лежала исключительно на мне. Papa Mako, например, говорил: "Графиня Черубина Георгиевна…

ОНА (усмехнувшись). Это он сам возвел ее в графское достоинство!

ОН. Да-да. (Продолжает.) Так вот ее светлость прислала мне утром сонет. Я должен написать сонет "de risposta" .

ОНА (поясняя). То есть «ответный». (Вопросительно.) И тогда…

ОН. И тогда мы вместе с Маковским работали над сонетом.

ОНА (весело смеясь). Маковский был очарован Черубиной!

ОН (цитируя). "Если бы у меня было сорок тысяч годового дохода, я решился бы за ней ухаживать".

ОНА (со вздохом). А Лиля в это время жила на одиннадцать с полтиной в месяц, которые получала как преподавательница приготовительного класса.

ОН (озабоченно). М-да…   Переписка становилась все более и более оживленной, и это было все более и более… сложно. Наконец мы с Лилей решили перейти на язык цветов.

ОНА. Со стихами вместо письма стали посылаться цветы. Мы выбирали самое скромное и самое дешевое из того, что можно было достать в цветочных магазинах, веточку какой-нибудь травы, которую употребляли при составлении букетов, но которая, присланная отдельно, приобретала таинственное и глубокое значение.

ОН. Мы были свободны в выборе, так как никто в редакции не знал языка цветов, включая Маковского, который уверял, что знает его прекрасно. В затруднительных случаях звали меня, и я, конечно, давал разъяснения.

ОНА (радостно). Маковский в ответ писал французские стихи!

ОН (озадаченный).   Он требовал у Черубины свидания!

ОНА. Лиля выходила из положения просто. Она говорила по телефону: "Тогда-то я буду кататься на Островах. Конечно, сердце Вам подскажет, и Вы узнаете меня".

ОН (с иронией). Маковский ехал на Острова, узнавал ее и потом с торжеством рассказывал ей, что ее видел, что она была так-то одета и в таком-то автомобиле...

ОНА. Лиля смеялась и отвечала, что она никогда не ездит на автомобиле, а только на лошадях. Или же она обещала ему быть в одной из лож бенуара на премьере балета…

ОН. Он выбирал самую красивую из дам в ложах бенуара и был уверен, что это Черубина.

ОНА. А Лиля на другой день говорила: "Я уверена, что Вам понравилась такая-то"…

ОН (с азартом). И начинала критиковать избранную красавицу! (Изменив голос.) Не понимаю, на что вы купились! Где были у вас глаза? Я думала, вы человек со вкусом…

ОНА. Полегче-полегче! Он все-таки джентльмен. (Читает в образе.)

Заворожу печальным взглядом

Двенадцать огненных гвоздик,
Чтоб предо мною с ними рядом
Из мрака образ твой возник…

ОН (сочиняя). М-м…  Черубина… по воскресеньям посещала костёл… Она исповедовалась у отца…

ОНА (подсказывая). Бенедикта.

ОН (с увлечением). Срочно нужны стихи, посвященные ему и исповеди!

ОНА (с легкостью). Пожалуйста. (В образе.)  

  

   В быстро сдернутых перчатках

   Сохранился оттиск рук,

   Черный креп в негибких складках

   Очертил на плитах круг.

  

   В тихой мгле исповедален

   Робкий шепот, чья-то речь;

   Строгий профиль мой печален

   От лучей дрожащих свеч.

  

   Я смотрю в игру мерцаний

   По чекану темных бронз

   И не слышу увещаний,

   Что мне шепчет старый ксендз.

  

   Поправляя гребень в косах,

   Я слежу мои мечты,-

   Все грехи в его вопросах

   Так наивны и просты.

  

   Ад теряет обаянье,

   Жизнь становится тиха,-

   Но так сладостно сознанье

   Первородного греха...

  

ОН (усмехаясь). Баловница! Шалунья!

ОНА. Желаете еще?

ОН. Давай!

ОНА (требовательно). Назовите тему!

ОН (подумав). М-м… Красный плащ!

ОНА (тихо бормочет). Красный…

ОН (подсказывая). Багряный… огненный…

ОНА (вскрикнув). Ах! (Сочиняет.)

   Кто-то мне сказал: твой милый

   Будет в огненном плаще...

   Камень, сжатый в чьей праще,

   Загремел с безумной силой?..

  

   Чья кремнистая стрела

   У ключа в песок зарыта?

   Чье летучее копыто

   Отчеканила скала?..

  

   Чье блестящее забрало

   Промелькнуло там, средь чащ?

   В небе вьется красный плащ...

   Я лица не увидала.

  

ОН (напряженно). Пора признаться, что наши с Лилей отношения были отнюдь не платонические. Мужем и женой мы официально не считались, хотя я подумывал сделать ей предложение…

ОНА (искренне). Макс, ты лучше всех! На тебя надо молиться!

ОН. Она садилась на пол и целовала мои ноги…

ОНА. Ты мой Бог! Я молюсь тебе, Макс!

ОН. Лиля, не надо! Этого нельзя… (Вздохнув.) Я, правда, хотел на ней жениться…

ОНА.

"Когда выпадет снег", - ты сказал и коснулся тревожно

моих губ, заглушив поцелуем слова,

Значит, счастье - не сон. Оно здесь. Оно будет возможно,

Когда выпадет снег.

Когда выпадет снег. А пока пусть во взоре томящем

Затаится, замолкнет ненужный порыв.

Мой любимый! Все будет жемчужно-блестящим,

Когда выпадет снег.

Когда выпадет снег, и как будто опустятся ниже

Голубые края голубых облаков,-

И я стану тебе, может быть, и дороже, и ближе,

Когда выпадет снег.

(Стонет.) О-о-о!

ОН. Прекрати, Лиля! Ну, хватит уже!

ОНА. Мне хочется тебя еще! Хочется крикнуть!

ОН. Нет, этого нельзя! Услышат.

ОНА. Но я хочу, Макс!

ОН. На, выпей воды.

ОНА. У меня дрожат руки. Напои меня, любимый мой.

ОН. Мы сидели на кровати… Она без конца бормотала какие-то слова…

ОНА. Ты у меня взял… Я все тебе отдала… Только тебе… Я вся твоя…

ОН (рассказывает).   Это случилось летом. Позвали пить чай. Мы идем туда. Лиля идет, хромая и шатаясь. Сперва она очень бледна, но потом овладевает собой и разговаривает со всеми, как будто ничего не произошло. После она идет купаться, ныряет в высокую коктебельскую волну и опять возвращается.

ОНА (страстно).

   Лишь раз один, как папоротник, я

   Цвету огнем весенней, пьяной ночью...

   Приди за мной к лесному средоточью,

   В заклятый круг, приди, сорви меня!

   Люби меня! Я всем тебе близка.

   О, уступи моей любовной порче,

   Я, как миндаль, смертельна и горька,

   Нежней, чем смерть, обманчивей и горче.

  



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Б. И. Николаевского в гуверовском институте изжание подготовили Л. Флейшман > Р. Хьюз О. Раевская-Хьюз Paris • ymca-press Москва • Русский путь 2003 Эта книга

    Книга
    Заметный подъем в науке о русской литературе, которым отмечены последние два-три десятилетия, связан с пересмотром основных представлений о самом составе русской культуры XX столетия.
  2. Олег платонов тайная история масонства

    Документ
    Платонов О.А. Терновый венец России. Тайная история масонства 1731 - 1996. Издание 2-е, исправленное и дополненное. - Москва: "Родник", 1996.
  3. Налимов В. В. Канатоходец. М.: Издат. Группа "Прогресс", 1994. 456 с.: ил., портр

    Документ
    Мои воспоминания написаны как летопись века. Летопись, преломленная через лично пережитое. Поэтому здесь отдельным, частным событиям уделено много внимания, а крупные затрагиваются лишь в той степени, в какой они касались лично осмысленного.
  4. Страницы отечественной истории: 1917-1941 гг. Хрестоматия Ставрополь 2009

    Документ
    Сложные внутриполитические, международные, экономические и социальные процессы первых десятилетий Советской власти вызывают неоднозначные трактовки и интерпретации в исторической науке и в обществе.
  5. Анонс Том "Оккультные силы в ссср"

    Документ
    УДК 947( Рос) ББК 3.3 (C) "Северо-Запад", подготовка текста, серийное оформление, 1998 ISBN 5-790 -009 -4 СПЕЦСЛУЖБЫ РОССИИ ПОСЛЕДНИЙ ШАМАН Андрей Балабуха Естествознание в мире мифов Если волшебным ключом к первому тому

Другие похожие документы..