Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
Ранний прилет в аэропорт. Встреча в аэропорту. Трансфер в Калининград. Завтрак в кафе. 11.00 Отправление на экскурсию в Калининград. Посещение музея ...полностью>>
'Краткое содержание'
Данный проект направлен на изучение качественных сдвигов в развитии, связанных с переходом ребенка от дошкольного возраста к младшему школьному. В про...полностью>>
'Документ'
Стенограмма Расширенного заседания комитета МТПП по вопросам образования (далее - Комитет). Круглый стол «Новая государственная стратегия в развитии ...полностью>>
'Документ'
Современная демографическая ситуация в России характеризуется низкой рождаемостью, высокой смертностью и быстрым старением населения. Назрел момент, ...полностью>>

­­ Москва, 2010 модернизация экономики и устойчивое развитие основные направления

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Приложение 2. Индикаторы устойчивого развития

Для мониторинга и оценки прогресса перехода к устойчивому развитию необходимо иметь соответствующие индикаторы. В России и мире используются как системы индикаторов устойчивого развития, состоящие из отдельных показателей, так и интегральные индикаторы, представляющие собой один показатель (в определенной степени аналоги ВВП). В России большой опыт по разработке и использованию системы индикаторов устойчивого развития накоплен в Томской области. Интегральные индикаторы устойчивости рассчитаны для Томской, Кемеровской, Самарской областей (в частности, адаптированный к России индекс скорректированных чистых накоплений (истинных сбережений) Всемирного Банка).

Глобальный финансовый и экономический кризис наглядно демонстрирует «неустойчивость» сложившейся модели экономического развития на планете и в отдельных странах. Абсолютизация чисто экономических и финансовых показателей, игнорирование в них экологического и социального факторов показывает необходимость коррекции традиционной модели развития и поиска адекватных индикаторов для нового пути. Для России такой подход чрезвычайно актуален: невозможно обеспечить устойчивое развитие на базе эксплуатации природного капитала, прежде всего невозобновимых энергетических ресурсов. Глобальный кризис, начавшийся в 2008 г., достаточно ярко это продемонстрировал.

Переход к устойчивому развитию делает необходимым включение экологического фактора в систему основных социально-экономических показателей развития. Недоучет экологического фактора при принятии решений во многом связан с отсутствием в традиционных показателях развития стоимостного отражения природного капитала и деградации окружающей среды. Имеющиеся сейчас в этой сфере традиционные макроэкономические показатели (ВВП, доход на душу населения, бюджетные показатели и пр.) игнорируют экологическую деградацию. Рост этих показателей в стране сегодня базируется на техногенном природоемком развитии. Тем самым создается возможность резкого ухудшения экономических показателей в будущем в случае истощения природных ресурсов и загрязнения окружающей среды.

Для России ориентация на традиционные экономические показатели в ближайшей перспективе может иметь негативные последствия. Быстрее всего роста этих показателей (тем самым формально добиться прогресса в социально-экономическом развитии) можно добиться за счет сверхэксплуатации природных ресурсов, использования дешевых загрязняющих технологий и пр., что, к сожалению, в определенной степени сейчас и происходит. Многие энергетические программы, увеличение добычи полезных ископаемых и пр. позволяют увеличить ВВП. Однако очевидны и чрезвычайно негативные экологические и отдаленные социально-экономичсекие последствия такого курса.

О необходимости ухода от сырьевого пути развития неоднократно говорили Президент РФ, члены Правительства.

В мире активно идет разработка критериев и показателей устойчивого развития, содержащих нередко весьма сложную систему показателей. Этим занимаются ведущие международные организации: ООН (Система интегрированных экологических и экономических счетов (Integated Enviromental and Economic Accounting), Цель 7 «Обеспечение экологической устойчивости» в Целях развития тысячелетия (Millennium Development Goals)), Всемирный Банк (индекс скорректированных чистых накоплений (adjusted net savings)), ОЭСР (система экологических индикаторов), Европейское сообщество (проекты GARP1, GARP2, TEPI)8 и др. Характерным в этом отношении документом является доклад Европейского экологического агентства (2007), где широко используются индикаторы для анализа и прогноза экологической ситуации в Европе9. Принципиальным моментом в этих подходах является попытка учесть ущерб от загрязнения среды и истощения природных ресурсов на макроэкономическом уровне, экологически скорректировать основные экономические показатели развития.

Среди чисто экологических интегральных индикаторов наиболее методологически и статистически продвинутыми являются разработки Всемирного фонда дикой природы (ВВФ) (WWF)10.

Среди последних работ в области разработки новых подходов к измерению развития следует отметить Доклад «Об измерении экономического развития и социального прогресса» двух лауреатов Нобелевской премии по экономике Дж.Стиглица и А.Сена (2009)11. В частности, в докладе отмечается, современная система измерений социально-экономических процессов несовершенна. ВВП не является идеальным индикатором для измерения благосостояния, так как он не охватывает различные социальные процессы, изменения в окружающей среде, некоторые явления, которые принято называть «устойчивостью» развития.

Примером расхождения традиционных макроэкономических показателей и экологически скорректированных индикаторов может служить индекс скорректированных чистых накоплений Всемирного Банка. Данный индикатор стали официально применять многие страны мира. В России все последние годы на фоне роста ВВП индикатор скорректированных чистых накоплений был отрицательным. Например, в 2006 г., несмотря на реальный 6,7% рост ВВП и относительно высокую долю валовых накоплений данный показатель был, тем не менее, отрицательным (-13,8%) - во многом из-за истощения природных ресурсов.

Для стран с большим природным капиталом показатели Всемирного Банка и ООН важны тем, что они показывает необходимость компенсации истощения природного капитала за счет роста инвестиций в человеческий и физический капиталы.

Оценка ущерба для здоровья от загрязнения окружающей среды является ярким примером необходимости эколого-экономического учета на макроуровне. Для России эта оценка была сделана на основе используемой в мире методологии оценки ущерба для здоровья на основе риска. На основе российских данных по этой методологии были произведены экспертные расчеты12. Для России результаты расчетов по смертности и заболеваемости суммировались для получения общей величины ущерба. Суммарный максимальный ущерб здоровью может доходить до 6%. Для особо загрязненных регионов страны (в частности, уральских) экономический ущерб от загрязнения окружающей среды доходит до 8-9% ВРП, что значительно выше приростов ВРП в этих регионах. Полученные для России оценки ущерба для здоровья достаточно впечатляющи и являются весомым аргументом в пользу экологизации экономического развития.

Обобщая имеющийся мировой опыт в области разработки индикаторов устойчивого развития, можно выделить два подхода:

  1. построение интегрального, агрегированного индикатора, на основе которого можно судить о степени устойчивости социально-экономического развития (в определенной степени аналог ВВП). Агрегирование обычно осуществляется на основе трех групп показателей: эколого-экономических, эколого-социально-экономических, собственно экологических.

  2. построение системы индикаторов, каждый из которых отражает отдельные аспекты устойчивого развития. Чаще всего в рамках общей системы выделяются следующие подсистемы показателей: экономические, экологические, социальные, институциональные.

Наряду с скорректированными с учетом экологического фактора макроэкономическими показателями, для оценки эколого-экономической эффективности макроэкономической политики важным показателем является природоемкость. Практически во всех системах индикаторов международных организаций, отдельных стран различные модификации этого показателя широко представлены. Среди эколого-экономических критериев уменьшение природоемкости экономики в динамике является одним из эффективных критериев ус­тойчивого развития. Можно выделить два типа показателей природоемкости:

  • удельные затраты природных ресурсов в расчете на единицу конечного результата (конечной продукции) (на макроуровне – ВВП). (Часто этот показатель определяется как собственно показатель природоемкости). Здесь величина природоемкости зависит от эффективности использова­ния природных ресурсов во всей цепи, соединяющей первичные при­родные ресурсы, продукцию, получаемую на их основе, и непосредс­твенно конечные стадии технологических процессов, связанных с преобразованием природного вещества;

  • удельные величины загрязнений в расчете на единицу конечного результата (конечной продукции) (на макроуровне – ВВП). (Здесь также используется термин интенсивность загрязнения). В качестве загрязнений могут быть взяты различные загрязняющие вещества, газы, отходы. Величина этого показателя во многом зависит от уровня «безотходности» технологии, эффективности очистных сооружений и пр.

Сами по себе показатели природоемкости мало что говорят. Главные их достоинства проявляются при их измерении в динамике или при сравнении с другими странами, экономическими структурами, технологиями и пр. В настоящее время экономики развивающихся стран и стран с переходной экономикой чрезвычайно природоемки и требуют значительно большего удельного расхода природных ресурсов (объемов загрязнений) на производство продукции по сравнению с уже имеющимися экономи­ческими структурами других стран и современными технологиями.

Например, сравнения природоемкости российской экономики и развитых стран дают показательные результаты. Так, энергетические затраты (энергоемкость) на единицу конечной продукции в России больше по сравнению с развитыми странами в 2-4 раза. Конечно, Россия северная страна, и расход энергии должен быть выше. Однако такой разрыв в показателях энергоемкости нельзя объяснить только географическим местоположением, здесь существенную роль играет технологическое отставание.

Чрезвычайно велик разрыв в показателях природоемкости развитых стран и России и для загрязняющих воздух веществ. Так, производимая двуокись углерода, главный парниковый газ приводящий к глобальному изменению климата, превышает показатели развитых стран на единицу ВВП в 3-4 раза. Удельные выбросы окислов серы, которые приводят к кислотным дождям и деградации больших площадей лесов и земель, в стране в 20 раз выше, чем в Японии и Норвегии, и примерно в 6-7 раз - чем в Германии и Франции.

В России имеется опыт использования как систем индикаторов устойчивого развития, состоящие из отдельных показателей, так и интегральных индикаторов, представляющих собой один показатель. В России большой опыт по разработке и использованию системы индикаторов устойчивого развития накоплен в Томской области. Интегральные индикаторы устойчивости рассчитаны для Томской, Кемеровской, Самарской областей (в частности, адаптированный к России индекс скорректированных чистых накоплений (истинных сбережений) Всемирного Банка).

На федеральном уровне целесообразно использовать как расширенную систему индикаторов, так и содержащую ограниченное число показателей. Последний подход широко используется в мире в виде системы ключевых (базовых) индикаторов (core/key indicators), что позволяет лицам, принимающим решения, широкой общественности оценивать продвижение к устойчивому развитию по нескольким основным показателям. В таблице 1 предложено восемь ключевых индикаторов устойчивого развития на федеральном уровне, построенных по структуре "проблемы-индикаторы".

В качестве интегрального индикатора целесообразно использовать индекс скорректированных чистых накоплений (истинных сбережений), который показал эффективность своего применения для оценки устойчивости в регионах России и мире (Таблица 2).

Таблица 1. Система ключевых индикаторов устойчивого развития

Проблемы

Индикаторы

Потребление природных ресурсов.

Модернизация и структура экономики.

Технологический уровень.

1. Энергоемкость

Аварии и катастрофы.

Экологический ущерб.

Обновление основного капитала.

Технологический уровень.

2. Коэффициент обновления основных фондов

Загрязнение окружающей среды.

Здоровье населения.

Модернизация и технологический уровень.

3. Выбросы загрязняющих веществ в воздух на единицу ВВП

4. Выброс твердых веществ от стационарных источников

5. Сброс загрязняющих веществ в воду на единицу ВВП

Отходы.

Технологический уровень.

6. Количество неиспользованных и необезвреженных токсичных отходов

Сохранение экосистемных услуг и биоразнообразия

7. Площади особо охраняемых природных территорий

Глобальное изменение климата

8. Выбросы парниковых газов

Таблица 2. Индекс скорректированных чистых накоплений (истинных сбережений)

Национальные статистические агрегированные показатели

Величины (со знаком индикатора) (в % к ВВП или ВНД)

Валовые сбережения

+

Потребление постоянного капитала

_

Расходы на образование

+

Истощение энергетических ресурсов

_

Истощение минеральных ресурсов

_

Сальдо истощения лесных ресурсов

_

Ущерб от выбросов СО2

_

Ущерб от выброса твердых частиц

_

Скорректированные чистые накопления

Сумма частных индикаторов

Возможно также использование адаптированной для России Цели 7 «Обеспечение экологической устойчивости» в рамках Целях развития тысячелетия ООН (ЦРТ) (Millennium Development Goals) и ее индикаторов, которые во многом носят социально-экологический характер и оценивают прогресс в развитии человеческого потенциала13. Для страны обеспечение экологической устойчивости в контексте ЦРТ предполагает решение трех задач:

  • Включить принципы устойчивого развития в страновые стратегии и программы и предотвращать потери природных ресурсов;

  • Обеспечить население чистой питьевой водой;

  • Обеспечить улучшение качества жилищных условий населения.

Последние две задачи связаны с развитием человеческого потенциала и обеспечением его здоровья. В качестве показателей прогресса предлагается восемь индикаторов: 1. Процент территории с лесным покровом; 2. Процент охраняемой территории для поддержания биоразнообразия наземной среды; 3. Энергоемкость; 4. Выбросы двуокиси углерода (тонн); 5. Численность населения, проживающего в особо загрязненных городах; 6. Доля жилищного фонда, обеспеченного водопроводом (город, село); 7. Доля городского и сельского населения, имеющего доступ к канализации; 8. Доля ветхого и аварийного жилищного фонда.

Мировой опыт показывает, что ограничения и барьеры для разработки индикаторов и показателей устойчивости во многом обусловлены дефицитом необходимой экономической, социальной и экологической информации. Сейчас в стране сложилась парадоксальная ситуация, когда многие ключевые индикаторы устойчивого развития включены в важнейшие документы развития страны (например, энергоемкость), но не публикуются в официальных статистических справочниках, что затрудняет их использование в процессах принятия решений на всех уровнях, информирование общественности. Для широкого использования индикаторов устойчивости в процессах принятия решения на всех уровнях необходимо как можно быстрее включить эти и подобные им индикаторы в государственную статистику и широкий общественный оборот. Среди этих показателей можно предложить следующие:

  • энергоемкость и ее различные виды (электроемкость, отраслевая энергоемкость и т.д.);

  • количество людей, проживающих на загрязненных территориях (городах);

  • различные показатели природоемкости и интенсивности загрязнений;

  • выбросы парниковых газов;

  • показатели по деградации почв в сельском хозяйстве (прирост эродированных земель, нарушение баланса органического вещества в почвах);

  • численность населения, использующего питьевую воду, не соответствующую гигиеническим нормативам (млн. человек) и т.д.

Приложение 3. Предложения к Плану действий

Наряду с накопившимися экономическими и социальными проблемами, необходимость модернизации обусловлена и развитием экологически неблагоприятных тенденций, которые во многом связаны с природоемкой реструктуризацией экономики в 1990-е гг. в пользу сырьевых и загрязняющих окружающую среду секторов, происходившей на фоне деградации ресурсосберегающих и высокотехнологичных производств. После 1990 г. удельный вес энергетического сектора вырос в 3 раза и составляет сейчас треть всей экономики. Если учесть еще металлургический сектор (черная и цветная металлургия), то российская экономика более чем наполовину состоит из энергетики и металлургии, т.е. секторов, оказывающих наибольшее среди промышленных отраслей воздействие на окружающую среду. В целом в экономике произошел значительный сдвиг в пользу природоемких отраслей. Российская экономика становится все больше сырьевой экономикой, что продемонстрировал кризис.

В связи с этим главной экологической опасностью кризиса и посткризисного периода представляется дальнейшее закрепление сложившейся экспортно-сырьевой модели развития, которая себя исчерпала. В экономике может произойти дальнейшее уменьшение удельного веса технологичных отраслей (машиностроение, различные виды обрабатывающей промышленности и т.д.). Все это может привести к дальнейшему загрязнению окружающей среды и увеличению объемов нерационального использования природных ресурсов после выхода из кризиса. В этих экономических условиях любая экологическая политика будет малоэффективна, затратна и фактически лишь пытаться смягчить последствия техногенного и антиустойчивого развития.

Все это определяет необходимость срочного принятия принципиально важных мер:

Необходима поддержка модернизации экономики на пути реализации политики так называемого двойного выигрыша, связанной с обеспечением как экономического, так и экологического эффекта. В связи с этим реализация экологических приоритетов должна сочетаться с экономическими задачами страны: экономические мероприятия должны давать как экономические, так и экологические выгоды (сокращение загрязнений и обеспечение неистощительного использования природных ресурсов).

Возможности огромной экономии природных ресурсов делают необходимой разработку и проведение государством эффективной модернизационной и инновационной политики в экономике, что должно проявляться в практической реализации достижений научно-технического прогресса в области технологий, продуктов и услуг. Все новые технологии, которые внедряются и распространяются в экономике, должны соответствовать необходимым экологическим стандартам и нормативам, быть экономически выгодными. Государство должно стимулировать такую технологическую модернизацию и предоставлять государственную поддержку всем спектром экономических и правовых инструментов: льготными налогами и кредитами, прямым финансированием и софинансированием, тарифами, пошлинами, ускоренной амортизацией оборудования, ужесточением стандартов и нормативов для нового оборудования, механизмами лицензирования и сертификации и т.д. Для России является перспективным подход к технологической модернизации на основе широко распространенной в мире концепции «наилучшей доступной/существующей технологии», задающей высокие научно-технические стандарты для используемого оборудования, в том числе в области ограничений на потребление природных ресурсов и производимых загрязнений.

В качестве срочных мероприятий для снижения экологического воздействия, улучшения ситуации в зонах экологического неблагополучия («горячих точках») и устранения прошлого экологического ущерба необходимы следующие действия:

  • Принятие закона о плате за негативное воздействие на окружающую природную среду. При очевидной необходимости срочного принятия закона в условиях подъема и модернизации производства версии законопроекта обсуждаются уже в течение ряда лет;

  • Обеспечение качественного мониторинга состояния окружающей среды. В современных условиях ослабления экологического мониторинга оценка реальной ситуации загрязнения среды и характеристика горячих экологических точек оказывается затруднительной;

  • Отказ от практики временных согласованных разрешений на сбросы-выбросы. Практика временных и год за годом продлеваемых разрешений на сверхнормативные выбросы не стимулирует производство к сокращению выбросов и модернизации производства, ведет к росту загрязнения среды и делает любые требования населения по сокращению вредного воздействия предприятия нелегитимными;

  • Принятие закона о зонах экологического неблагополучия. При очевидной необходимости принятия мер реабилитации в районах высокого загрязнения проект закона не получает своего развития в течение ряда лет;

  • Начать процесс устранения накопленного экологического ущерба.

Наряду с экономическими регуляторами, в целях модернизации государство должно шире использовать правовые и институциональные механизмы в сфере природопользования и охраны окружающей среды:

  • создание конкурентной среды, обострение конкуренции между производителями, уход от преобладающего сегодня монополизма в экономике и в энергетике, в частности. Эти факторы могут повлиять на снижение затрат, стимулировать предприятия к инновациям, диверсификации производства, глубокой переработке сырья, что приведет к повышению энергоэффективности и снижению природоемкости продукции за счет внедрения новых технологий;

  • добиваться исполнения и реализации на практике достаточно обширного экологического законодательства (в частности, должны быть усилены наказания за нарушение законодательства в сфере природопользования и охраны окружающей среды);

  • модернизация в российском законодательстве процедур оценки воздействия на состояние окружающей среды (ОВОС) и государственной экологической экспертизы (ГЭЭ), отражение в них соответствующих международным стандартам и требованиям экологических конвенций и соответствующих им требованиям международных финансовых институтов (особенно в сфере реализации проектов с существенным экологическим воздействием: энергетика, химическая промышленность и т.д.).

  • экологизация политики государственных и муниципальных закупок, внедрение требований по экологической безопасности товаров и услуг, закупаемых на федеральном, региональном и муниципальном уровнях для социальной сферы (образование и здравоохранение), армии и всей оборонной сферы, инфраструктуры (в частности энергетической и транспортной). Такие закупки представляют собой огромный рынок, достигая 10-20% ВВП. Для закупаемых товаров правительства могут устанавливать определенные правила, в частности, показатели энергоэффективности, возможности утилизации товаров и их упаковки и т.д.;

  • вводить маркировку с информацией об экологических свойствах товара (эко-маркировку) для повышение спроса на экологически дружественную продукцию;

  • радикальное повышение результативности текущего экологического контроля для которого целесообразно сконцентрировать внимание на наиболее экологически опасных объектах и проблемных предприятиях с целью предотвращения и ликвидации последствий возможных аварий и грубых нарушений. Необходимо увеличить численность инспекторского состава на местах, в том числе, путем введения института внештатных экологических инспекторов. Одновременно можно ослабить давление на предприятия, не относящиеся к опасным экологическим объектам.

Необходимо повышение уровня экологического управления в российских государственных и частных компаниях, финансовых институтах. Правительство России может оказать содействие развитию добровольных рыночно-ориентированных механизмов экологической и социальной ответственности бизнеса путем добровольных экологических обязательств и сертификации компаний, экологических аудита и страхования, включения в законодательство о техническом регулировании требований по энергоэффективности, экологической ответственности и безопасности производственных процессов и технологий. Существенным шагом явилось бы введение для государственных корпораций и компаний со 100% государственным капиталом обязательного порядка регулярной публикации аудируемых независимой «третьей» стороной нефинансовых отчетов об устойчивом развитии.

Первоочередное мероприятие для модернизации и экологизации экономики – введение системы индикаторов устойчивого развития.

К типичным недостаткам современного процесса принятия решений можно отнести абсолютизацию экономического роста и его традиционных показателей. В мире широко признано, что ВВП является неадекватным показателем для отражения многих важных аспектов социально-экономического развития, в частности социальных и экологических факторов. В России изменение ВВП жестко связано с ценами на нефть. Использование официальных показателей международных организаций (в частности индексов развития человеческого потенциала ООН (Human Development Index) и скорректированных чистых накоплений Всемирного Банка (Adjusted Net Savings)) показывает значительные экологические и социальные проблемы развития страны еще в докризисный период.

Необходимо официально публиковать и использовать в отчетности показатели природо- и энергоемкости, удельных загрязнений. Росстату необходимо разработать официальную методику расчета и публиковать такие ключевые для экономики страны индикаторы как энергоэффективность (энергоемкость) (до сих пор такой отечественной методики нет) и ее частные показатели; численность населения, проживающего в особо загрязненных городах; качество воздушного бассейна (на основе комплексного индекса загрязнения атмосферы), выбросы парниковых газов по регионам и отраслям и др. На федеральном уровне и в регионах надо шире использовать индикаторы из Целей развития тысячелетия ООН (в частности Цель 7 «Обеспечение экологической устойчивости»). Кроме того, нужны индикаторы накопленного ущерба (загрязнение и отходы), исчерпания ресурсов (что в долгосрочной перспективе никак не компенсируется разведкой новых запасов), влияния загрязнения окружающей среды на здоровье человека, деградации ландшафтов, использования возобновимых источников энергии, оценки экосистемных услуг (лес, вода, биота). Начало положено – указы Президента РФ по экологической и энергетической эффективности, отчетность регионов по энергоэффективности.

Решение задачи модернизации экономики для России должно учитывать и огромные возможности страны в плане экостемных услуг, включая глобальную экосистемную роль лесов, болот и других природных экосистем. Экосистемные услуги – это выгоды, которые получают люди от экосистем. Россия является экологическим донором планеты и должна капитализировать, получать выгоды от своих экосистемных услуг, сохранения биоразнообразия. Большие возможности здесь есть для развития рынка экосистемных услуг и экологических инвестиций как на международном, так и на внутреннем рынке. В связи с этим в стране целесообразно создание специального экономического компенсационного механизма, который позволял бы учитывать и компенсировать позитивный экологический вклад отдельных субъектов Российской Федерации (прежде всего бедных регионов с богатой природой: Бурятии, Алтая, Камчатки и др.). Сохранение природы в регионах-экодонорах должно учитываться при разработке всей системы дотаций регионам в стране, стимулироваться государством через материальную поддержку местного населения и считаться видом экономической деятельности.

Формирование рынков квот на использование природных ресурсов и загрязнений/выбросов в регионах, между соседними регионами и отдельными предприятиями может дополнить компенсационный механизм. Такие рынки могут развиваться, в частности, на основе механизмов, аналогичных Киотскому протоколу. Как показал мировой опыт, рынки квот позволяют быстрее и с меньшими затратами частного сектора и государства добиться снижения экологической нагрузки.

Важным направлением является поддержка инициативных проектов, направленных на устойчивое природопользование в регионах и на локальном уровне. Государство должно сформировать механизмы стимулирования таких проектов. Инвестициями и разнообразными экономическими инструментами должны поддерживаться устойчивое лесопользование (включая недревесные ресурсы леса), продуктивное «экологически чистое» сельское хозяйство, традиционное природопользование, рекреация и экологический туризм и др.

При разработке долгосрочных планов и стратегий социально-экономического развития должен быть учтен приоритет повышения ценности природных благ (ресурсов и услуг). Движение в этом направлении должно быть выгодно (что обеспечивается экономическими рычагами) и престижно (что определяется уровнем культуры). Определившийся сейчас магистральный путь, нацеленный на повышение энергоэффективности и снижение природоемкости экономического роста, есть реализация приоритета повышения ценности природы. В решении этой задачи объединяются экологические и экономические интересы. Становится все более очевидным, что повышение ценности природы становится важнейшим приоритетом и для мировой экономики. Фактически усилия человечества за последние два десятилетия были направлены на его реализацию. Особенно ярко это проявилось в развитых странах. Рост экономической ценности природы должен решить по крайней мере две масштабные задачи для российской экономики:

  • экологизировать всю экономику, а не только природоэксплуатирующие и природоохранные виды деятельности;

  • воздействовать на все субъекты экономической деятельности и стимулировать их экологически сбалансированное поведение.

Необходима радикальная модернизация и технологическое обновление всей материальной базы экономики страны, которая в значительной степени физически и морально деградировала (машины, оборудования, здания, сооружения, инфраструктура и т.д.). В России фактически половина основных фондов промышленности физически изношена. Массовое старение производственных фондов приводит к негативному влиянию на природопользование, росту загрязнения окружающей среды, увеличению числа экологических аварий и катастроф. Старое оборудование слабо заменяется новым из-за недостаточного инвестирования. Для радикального изменения сложившейся ситуации с деградацией физического капитала необходимы значительные инвестиции и быстрое распространение прогрессивных ресурсосберегающих технологий.

Колоссальный потенциал модернизации в переходе к экологически и экономически устойчивому развитию заключен в поддержке государством (прямой и косвенной) структурно-технологической перестройки экономики. Технологическая рационализация экономики и ее структуры может позволить высвободить 30-50% всего объема используемых сейчас неэффективно и теряемых природных ресурсов при увеличении конечных результатов, существенном снижении уровня загрязнения. В стране можно стабилизировать добычу и площади разработок природных ресурсов и за счет улучшения использования и углубления переработки природных и сырьевых ресурсов значительно повысить уровень благосостояния населения. Так, в соответствии с Энергетической стратегией Российской Федерации на период до 2030 г. на основе распространения достаточно простых энергосберегающих технологий можно сберечь почти половину потребляемой сейчас энергии. Другими словами, при уже достигнутом в стране уровне добычи и использования природных ресурсов за счет модернизационных структурно-технологических сдвигов, позволяющих вовлечь в экономику и экспортировать сэкономленные гигантские объемы сырья, можно увеличить ВВП в 2–3 раза, значительно повысить благосостояние, социальное и экологическое качество жизни населения.

Необходимо стимулировать создание, распространение и использование инноваций для обеспечения роста результатов в природно-продуктовых цепочках, связывающих первичное сырье с конечными товарами и услугами, и «подавления» видов деятельности, истощающих природный капитал и загрязняющих окружающую среду. На этом направлении в мире накоплен обширный экономический инструментарий, позволяющий реализовывать подобного рода инновации, снизить давление на окружающую среду при росте конечных результатов. В частности, целесообразна экологизация налоговой системы, которая должна ограничивать развитие природоэксплуатирующих и загрязняющих отраслей, и стимулировать рост обрабатывающих отраслей и инфраструктуры, обеспечивающих эффективное использование природного сырья и высокую добавленную стоимость товаров и услуг, получаемых на его основе.

Узловым сектором для страны является энергетика. Это объясняется ведущей ролью этого сектора в российской экономике, в формировании ВВП, налогов, доходов бюджета, занятости, доходов от экспорта. Вместе с тем нужно отметить самый большой вклад энергетического сектора в загрязнение окружающей среды России, истощение природных ресурсов и деградацию огромных девственных территорий. В энергетическом секторе необходимо обеспечение безопасности использования традиционных видов ресурсов и обеспечение энергоэффективности. Государство должно четко определить, как обеспечивать энергетический базис дальнейшего развития страны и ее роли энергетического донора: увеличивать валовое производство энергоносителей или использовать резервы. Здесь государство должно жестко определить приоритеты развития, так как инвестиций у государства и компаний не хватит на оба этих достаточно затратных направления. В условиях трансформирующейся российской экономики очевидна необходимость ориентации развития энергетики на конечные, а не промежуточные результаты в виде добычи энергоресурсов и производства энергии и тепла. Энергоемкая и отсталая структура нашей экономики сама является огромным альтернативным месторождением энергоресурсов, из которого их можно добывать ежегодно сотни миллионов тонн. На этом пути возможна реализация огромных резервов: Россия может сэкономить до 45% своего полного потребления первичной энергии, что равно годовому потреблению первичной энергии такой страны как Франция. Это обуславливается низкой энергоэффективность, которая из-за технологической отсталости в 2-4 раза меньше, чем в развитых странах. Необходимо также увеличение отдачи действующих месторождений с помощью дифференцированной налоговой системы. Именно из этих источников страна может в ближайшие 10-15 лет брать энергоресурсы для своего развития.

Реализация огромных возможностей для повышения энергоэффективности предполагает срочное внедрение мер для обеспечения экономической заинтересованности в энергосбережении на всех уровнях - от развития отраслей до домохозяйства (включая установку счетчиков воды и тепла в домах и введение льгот для энергосбережения на предприятиях). Для реализации потенциала повышения энергоэффективности необходимы инвестиции частных и государственных организаций, а также домохозяйств в размере 320 млрд. долл. Это в более чем в 3 раза меньше, чем затраты в добычу новых энергоресурсов (свыше 1 млрд.долл.). Инвестиции в энергоэффективность дадут эффект для всей экономики на сумму 120-150 млрд долл. в год и могут окупиться за два-три года. Это очень эффективный показатель, который в 3-4 раза ниже среднемирового.

Стимулирующую, регулирующую и даже принуждающую роль государства для повышения энергоэффективности сложно переоценить. При реструктуризации «портфеля проектов», финансируемых с использованием государственных средств, целесообразен отказ в первую очередь от масштабных энергетических и инфраструктурных природоемких проектов с высокими экологическими рисками. Огромные резервы энергосбережения позволяют не форсировать компаниями разработку новых месторождений на Крайнем Севере и шельфах – такие месторождения требуют десятки миллиардов долларов инвестиций и при современных ценах на энергоносители нерентабельны, значительны экологические риски такой добычи в условиях глобального изменения климата (необходимость увеличения инвестиций в инфраструктуру в условиях таяния вечной мерзлоты), риска аварий. При этом геолого-разведочные работы в перспективных регионах необходимо продолжать.

Модернизация должна учитывать огромные возможности страны для использования возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Экономический потенциал ВИЭ, освоение которого выгодно уже на современном уровне технологического развития и рыночных условиях, составляет около 300 млн тонн у.т./год. Это соответствует 30% ежегодного потребления первичных энергоресурсов России. (В частности, страна занимает лидирующее положение в мире по потенциалу развития ветровой энергетики).

Такой потенциал предполагает стимулирование производства энергии на основе возобновляемых источников энергии и поддержку отечественного производства необходимого оборудования. Это необходимо прежде всего для обеспечения внутренних нужд, включая малонаселенные районы (до 70 процентов территории страны), обеспечение заинтересованности населения в использовании ВИЭ в качестве дополнительных источников, вспомогательных источников в промышленности, при добыче углеводородов (опыт Ямала).

Значительные выгоды для ускорения модернизации должна принести активизация экономического участия России в механизмах предотвращения глобального изменения климата, в частности Киотского протокола, что может привлечь сотни миллионов долларов иностранных инвестиций. Это важно для поддержания государством и бизнесом модернизационных процессов, выхода из кризиса, структурно-технологической перестройки экономики, получения мультипликативного эффекта в различных отраслях. Здесь страна может получить выгоды на трех направлениях: 1) привлечение инновационных и экологичных технологий, прежде всего в сферу повышения энергоэффективности; 2) получение дополнительных средств на поддержание и сохранение экосистемных услуг (в частности, экосистем в лесном и сельском хозяйствах); 3) использование схемы Целевых Экологических Инвестиций, впервые предложенной российской делегацией еще в 2000 году на Шестой конференции Сторон РКИК в Гааге. Схема ЦЭИ представляет собой инновационный финансовый механизм, основанный на добровольном обязательстве реинвестировать доходы, полученные Россией от продажи излишков национальной квоты, в проекты по повышению энергоэффективности производства и потребления энергии, развитию возобновляемых источников энергии.

В дальнейшем России целесообразно стать одним из лидеров по разработке условий «послекиотских соглашений» до 2050 г. У страны есть сильные аргументы в виде огромного потенциала экосистемных услуг для регулирования климата (леса, болота, сельскохозяйственные земли и т.д.). Эти услуги, имеющие глобальный характер, необходимо включить в будущие соглашения, что может принести огромные денежные и политические выгоды, ускорить технологическое обновление экономики.

Актуальной задачей является разработка российской национальной системы торговли правами на выбросы и поглощение парниковых газов, без создания которой у российских компаний не будет достаточных стимулов сокращать выбросы и переходить на низкоуглеродные технологии. Кроме того, без национальной системы торговли, гармонизированной с другими национальными системами, российским компаниям-экспортерам может быть сложно избежать протекционистких действий со стороны правительств, где национальные системы торговли будут действовать.

1 /transcripts/6914

2 Из выступления замминистра Минэкономразвития А. Клепача (Известия, 7 октября 2010 г.)

3 Доклад ПРООН о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации 2009 / под редакцией С.Н.Бобылева. М.: ПРООН, 2009.

4 Отчет «Энергоэффективность в России:скрытый резерв». Всемирный Банк, ЦЭНЭФ, 2009. /file/FINAL_EE_report_rus.pdf

5 Энергоэффективность в России:скрытый резерв. Всемирный Банк, ЦЭНЭФ, 2009. /file/FINAL_EE_report_rus.pdf

6 /economics/article/2010/11/14/544000-rossiyskiy-tek-sedaet-sam-sebya.html

7 Общественные науки и современность, № 4, 2009.

8 Indicators of Sustainable Development: Framework and Methodologies. Backgroud Paper no.3. UN Commission on Sustainable Development. New York, 2001; Integrated Environmental and Economic Accounting an Operational Manual / Studies in Methods. Handbook of National Accounting. UN, New York, 2000; Hamilton K. Genuine Savings as a Sustainable Indicator. The World Bank, Washington DC, 2000; Expanding the Measure of Wealth: Indicators of Environmentally Sustainable Development. The World Bank, Washington DC, 1997; OECD Environmental Indicators. Development, Measurement and Use. OECD, Paris, 2002; Green Accounting in Europe - Four Case Studies. Edited by A. Markandya and M. Pavan, London, 1999.

9 The Pan-European environment: glimpses into uncertain future. European Environment Agency, Copenhagen, 2007

10 World Wide Fund for Nature. Living Planet Report. 2007.

11 Report by the Commission on the Measurement of Economic Performance and Social Progress. J.E.Stiglitz, A.Sen and J-P.Fitoussi (www.stiglitz-sen-fitoussi.fr)

12 Бобылев С.Н., Сидоренко В.Н., Сафонов Г.А., Авалиани С.Л., Струкова Е.Б., Голуб А.А.. Оценка ущерба от загрязнения окружающей среды для здоровья населения. М.: ЦПРП, 2000.

13 Доклады о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации за 2005 и 2010 гг./ под ред. С.Н.Бобылева. М.: ПРООН (2005 и 2010 гг.)



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Программа «Основные направления развития системы образования Гатчинского муниципального раЙона до 2010 года» Гатчинский муниципальный район

    Программа
    Федеральная программа развития образования, утвержденная Федеральным законом РФ 10.04.2 года № 51-ФЗ «Об утверждении Федеральной программы развития образования»
  2. Развитие малого бизнеса

    Документ
    6.2.6. Обеспечение проведения эффективной демографической политики, включая стимулирование рождаемости, обеспечение эффективного миграционного баланса 76
  3. Устойчивое развитие стало понятием, официально признанным на международном уровне

    Документ
    Устойчивое развитие» стало понятием, официально признанным на международном уровне. Оно широко вошло в в административный, политический, научный и публицистический обиход, в систему образования.
  4. Российская академия наук институт международных экономических и политических исследований проблемы постсоветских стран №8 Модернизация экономики: факторы инструменты, проблемы Москва, 2006

    Реферат
    Рассчитано по данным статистического сборника Социально-экономическое положение России, январь 2006 г., М., ФСГС, с. 2006 г., с.415-416; статистического сборника «Регионы России.
  5. Программа "развитие и размещение производительных сил республики татарстан на основе кластерного подхода до 2020 года и на период до 2030 года" Основные направления

    Программа
    1. Утвердить прилагаемую Программу развития и размещения производительных сил Республики Татарстан на основе кластерного подхода до 2020 года и на период до 2030 года.

Другие похожие документы..