Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Лекция'
«Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие...полностью>>
'Документ'
1. Обеспечение широкого доступа к дошкольному образованию во всех территориях района, проведение мероприятий по повышению социального статуса педагог...полностью>>
'Информационный бюллетень'
Издающие и книготорговые организации предлагают богатый выбор изданий художественной литературы на любой вкус. Как в изобилии знакомых и новых имен н...полностью>>
'Книга'
Услышать свою душу можно ночью, когда уже отошли, уплыли в небытие повседневные заботы и ты проваливаешься в удивительное состояние между сном и бодр...полностью>>

С. А. Лебедев –создатель первого в контенентальной Европе компьютера

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Проект «Аист» и другие.

Ершов А.П. один из первых в стране осознал новые возможности общения с ЭВМ, которые создают системы разделения времени.

Проект АИСТ, создателем и руководителем которого был А.П.Ершов, объединял широкий круг исследований по архитектуре вычислительных комплексов, их программному обеспечению и моделированию вычислительных систем.

И.В.Поттосин и Г.И.Кожухин

В рамках этого проекта в результате совместной работы инженеров и программистов была создана первая в стране развитая система разделения времени АИСТ-0 на базе ЭВМ М-220 и Минск-22. Реализованная на многомашинном комплексе из отечественных ЭВМ, эта система была во многом пионерской и внесла большой вклад в развитие отечественных работ по архитектуре ЭВМ и операционным системам. Ряд таких свойств системы, как разделение в процессорах комплекса управления и обработки, иерархичность строения программного обеспечения, выделение ядра операционной системы, естественное сочетание различных режимов общения и обработки, обеспечили хорошую эффективность и гибкость системы.

Продолжением проекта АИСТ-0 стал АИСТ-1 - создание экспериментальной системы разделения времени на основе ЭВМ БЭСМ-6, стартовавший в 1968 г. Основными исполнителями были Г.И.Кожухин, Ю.Л.Вишневский и Л.Б.Эфрос. Однако работы по этому проекту были приостановлены в начале 70-х годов в связи с появлением операционной системы ДИСПАК, в которой были воплощены в производственном варианте некоторые идеи разделения времени, инициированные проектом АИСТ-0.

Конструкторское бюро системного программирования (первое время оно называлось КБ-1) было образовано по инициативе А.П.Ершова в 1969 г. КБ СП было поручено создание системного программного обеспечения по заказу Министерства радиопромышленности, но одновременно в нем продолжались исследования по тематике Отдела программирования.

Некоторые ветераны Отдела перешли в КБ СП, другие, оставаясь в ВЦ, осуществляли научное руководство проектами. В КБ СП пришли на работу выпускники НГУ, еще дипломниками начинавшие работать в проекте АИСТ. Но в 1972 г. часть сотрудников КБ СП, возглавляемая В.Л.Катковым, перешла во вновь созданный Новосибирский филиал Института точной механики и вычислительной техники АН, а остальные вскоре переехали в Гомель. Таким образом, можно говорить и о "белорусской ветви" Отдела программирования.

В 1971 г. один из ветеранов Отдела программирования - Г.И.Кожухин возглавил группу программистов Конструкторского бюро системного программирования, которая занимались разработкой системы базового математического обеспечения для ЭВМ УРАЛ-14Д. После безвременной смерти Г.И.Кожухина в марте 1972 г. руководство проектом перешло к Л.Б.Эфросу.

Компонентами базового матобеспечения были диспетчер МОДИС и система автоматизации программирования МУ-14. МОДИС обеспечивал функционирование различных технических средств, позволял настройку на конкретную их конфигурацию. Он являлся монопрограммным диспетчером. В это же время велись работы по разработке мультипрограммного диспетчера ОДИС.

Система автоматизации программирования МУ-14 базировалась на специально разработанном машинно-ориентированным языке (мнемокоде) МУ-14, который позволял разрабатывать программы, функционирующие не только на МОДИСе , и обеспечивал использование всех возможностей системы команд ЭВМ УРАЛ-14Д.

Разработанное базовое программное обеспечение успешно функционировало в течение нескольких лет в Вычислительном Центре заказчиков проекта, но затем прекратило свое существование вместе с ЭВМ такого типа. В работе над проектом под руководством Л.Б.Эфроса принимали участие Л.Ф.Ласкин, С.П.Трескова, К.М.Макаров, И.Ю.Павловская, И.И.Князев.

В 1974-75 годах, уже в Новосибирском филиале ИТМ и ВТ, силами этого коллектива начались теоретические разработки языка высокого уровня ОПЕРМАК (позже - МЭТЛ). Это была попытка создания операционно-ориентированного языка, который, являясь средством описания системной операционной обстановки, одновременно служит для программистов полной инструкцией по использованию операционной системы. К этой работе подключились также Р.Д.Мишкович, Т.И.Лельчук, А.Н.Куян.

Идеи и принципы, предложенные в этих разработках, были позже использованы в реализации проекта ВЦКП.

С 1976 года в ВЦ СО АН начались работы по созданию Вычислительных Центров Коллективного Пользования (ВЦКП). Главная задача проекта - соединение в единую сеть ЭВМ высокой производительности (таких, как ЭВМ ЕС, БЭСМ-6, "Эльбрус") и малых машин типа М7000. В рамках этого проекта лаборатория Л.Б.Эфроса (уже в ВЦ СО АН) совместно с Лабораторией ВГПТИ ЦСУ (позже - Отдельная проблемная лаборатория при ВЦ СО АН), которой руководил Е.П.Кузнецов, занимались разработкой программного обеспечения сразу для нескольких видов машин.

Для ЕС ЭВМ разрабатывалась ЭТА-технология программирования, включающая в себя ЭТА-язык и ЭТА-систему программирования. Здесь использовались идеи, опробованные при разработке языка ОПЕРМАК. Кроме того, большое внимание уделялось созданию встроенного в систему Банка Данных. К сожалению, из-за недостатка времени эти работы, в которых участвовали также Ю.О.Ларуков, П.В.Классен, В.Д.Петухов, А.Д.Петухов, И.В.Стрехнина, А.Н.Халимон, были приостановлены и больше не продолжались.

Для ЭВМ М7000 были разработаны операционная система ДИРАК, язык МАСМ и сервисная система ЛИРА. В коллектив разработчиков входили Л.Ф.Ласкин, В.М.Ляпунов, С.П.Трескова, И.Ю.Павловская, Л.В.Артамонова, А.Г.Чулкин, В.Ф.Погребняк, В.Н.Безряков, А.Н.Куян, Ю.С.Скок, Б.Л.Лисс, Г.В.Смердина, К.М.Школьник.

В 1980 году весь комплекс программного обеспечения для ЭВМ М7000 был сдан межведомственной комиссии и после небольших доработок в 1981 году начал эксплуатироваться в ГПВЦ СОАН СССР.

В связи с началом распространения персональных компьютеров в середине 80-х годов работы в этом направлении были прекращены, но опыт, накопленный в ходе работы над ВЦКП, был востребован в проекте СТАРТ, в котором приняли участие многие члены этой команды.

Искусственный интеллект

В начале 60-х годов А. П. Ершов заинтересовался проблемой общения с ЭВМ на естественном языке, и постепенно искусственный интеллект занял заметное место в тематике исследований Отдела программирования.

А.С.Нариньяни, Р.Д.Мишкович,
В.Ф.Меньшиков

В 1973 году была организована научно-исследовательская группа, выросшая в лабораторию искусственного интеллекта под руководством А.С.Нариньяни. Она быстро завоевала заметные, а в ряде случаев и ведущие позиции в бурно развивающейся отечественной и международной проблематике искусственного интеллекта. Широкий фронт исследований был основан на оригинальных подходах к ключевым механизмам логико-вычислительного вывода и фундаментальных школах программной технологии и асинхронных вычислений Отдела информатики.

К началу 80-х годов А.С.Нариньяни разработал основы технологии недоопределенных моделей (ныне трактуемой как разновидность появившегося позднее программирования в ограничениях), которая вместе с семантически-ориентированным анализом естественного языка, методами обработки знаний на основе логического вывода и технологией построения интеллектуальных систем - до сегодняшнего дня плодотворно питает тематику лаборатории искусственного интеллекта, теперь уже - в ИСИ СО РАН.

В числе первых проектов Лаборатории были:

МИША: шагающий автомат с недетерминированным управлением, основанном на значительно опередившем свое время методе удовлетворения интервальных ограничений,

РИТА: экспериментальная система перевода словесного описания в рисунок,

ВОСТОК: конструктор экспертных систем со встроенным специальным программным процессором для обработки информации, связанной со временем,

BUMP: система продукционного программирования с возможностью многовариантного анализа,

ЗАПСИБ и InterBase: конструкторы эффективных лингвистических процессоров, основанные на семантически-ориентированном анализе в рамках тематически замкнутой предметной области,

СЕТЛ: система программирования на основе теоретико-множественного языка, которая развивалась в рамках советско-американского проекта,

СТЕНД: программная обстановка для конструирования интеллектуальных систем на основе интеграции виртуальных процессоров.

К началу работ по проекту СТАРТ и в ходе его выполнения указанные направления и системы получили дальнейшее развитие и воплотились в системы нового поколения. Сегодня их потомки - УНИКАЛЬК, НЕМО+, СЕМП, ТАО и др. - являются основными проектами Лаборатории ИИ ИСИ и Российского научно-исследовательского института искусственного интеллекта (РосНИИ ИИ), организованного А.С.Нариньяни
в 1988-91 г.

Технологический комплекс конструирования расчетно-логических систем на основе недоопределенных моделей НеМо-ТеК (ТХК НеМо-ТеК) создан В.Е.Дмитриевым и Д.М.Ушаковым под руководством В.В.Телермана.

Система НеМо-ТеК предназначена для технологической поддержки создания проблемно-ориентированных расчетных систем (вычислителей) на основе недоопределенных моделей.

Наследник НеМо-ТеК - объектно-ориентированная система программирования НеМо+ - в 1998 году была отмечена Российской ассоциацией искусственного интеллекта как лучшая система года.

DI*GEN - оболочка для конструирования диагностических экспертных систем - создана группой разработчиков под руководством Т.М.Яхно. Она предназначена для создания диагностических экспертных систем. В DI*GEN используется комбинация продукционного и объектно-ориентированного способов представления знаний.

Технологический комплекс для создания развитых систем обработки знаний - Semp-Tec разработан под руководством Ю.А.Загорулько. Он предназначен для создания семантических процессоров - программных систем, обеспечивающих эффективное представление и обработку знаний на основе семантических сетей и систем продукций. Поддерживаемая Semp-Tec технология позволяет разрабатывать семантические процессоры, которые могут быть использованы в качестве интеллектуального ядра экспертных систем, логических баз данных и знаний, развитых САПР, систем управления технологическими процессами, тренажеров и др.

В настоящее время комплекс Semp-Tec получил свое развитие в виде объектно-ориентированной программной среды Semp-TAO, модель представления знаний которой кроме классических средств представления и обработки знаний включает методы программирования в ограничениях.

Языки и системы программирования.

Первым проектом Отдела программирования, получившим широкое признание, стала система АЛЬФА. Разработка системы АЛЬФА началась с создания языка - это было характерно для традиций написания программирующих программ. Язык этот отталкивался от первоначальной версии Алгола 60 - так называемого Алгола 58. Группа, руководимая Ершовым, вела разработку параллельно с международной группой, разрабатывающей Алгол 60. Во многом работы указанных групп оказались совпадающими, и поэтому после опубликования описания Алгола 60 новый, созданный группой Ершова язык был сформулирован как расширение Алгола 60. Этот язык, носивший предварительные названия "Входной", "Сибирский", окончательно утвердился под названием Альфа-язык.

За пультом М-20

Система АЛЬФА была передана в опытную эксплуатацию в январе 1964 г. Инженер ВЦ В.П.Минаев организовал опытную эксплуатацию АЛЬФА-транслятора, в процессе отладки активную роль играл В.Л.Катков.

Развитием системы АЛЬФА стали АЛГИБР - система программирования с АЛЬФА-языка на М-20 для БЭСМ-6 и АЛЬФА-71 - модифицированный вариант системы АЛЬФА для ЭВМ М-220.

В 1970 г. силами объединенного коллектива сотрудников отдела программирования, других отделов ВЦ СО АН и студентов НГУ началась разработка системы АЛЬФА-6. Она представляла собой многопроходный оптимизирующий транслятор с Входного языка, являющегосярасширением Алгола-60 и содержащего в себе Входной язык системы АЛГИБР и язык АЛГАМС, для ЭВМ БЭСМ-6.

Группа разработчиков Альфа-6

Научное руководство проектом создания АЛЬФА-транслятора осуществляли А.П.Ершов, Г.И.Кожухин и И.В.Поттосин. Система АЛЬФА-6 широко использовалась специалистами СО АН и работала на БЭСМ-6 до тех пор, пока эта ЭВМ не была демонтирована.

В 1968 г. А.П.Ершов предложил идею машинно-ориентированного языка, основанного на расширяемости и настраиваемости на объектный язык. Язык СИГМА был разработан им совместно с А.Ф.Раром, а затем реализован для ряда отечественных ЭВМ Г.Г.Степановым.

Опыт применения языка показал хорошие возможности его настройки на различные, в том числе и весьма специфические, машинные архитектуры.

Язык программирования ЭПСИЛОН был разработан в 1967-68 г. коллективом сотрудников Отдела программирования, в который входили И.В.Поттосин, Б.А.Загацкий, В.Л.Катков, А.Ф.Рар и М.М.Бежанова. Язык был ориентирован на решение задач обработки символьной информации. В 1967 г. И.В.Поттосин, А.Ф.Рар, В.Л.Катков и Б.А.Загацкий написали ЭПСИЛОН-транслятор для ЭВМ типа М-220. В 1968-69 годах Т.К.Панкевич и Г.А.Плотникова включили в транслятор механизм открытых процедур и отладчик. На основе разработанных алгоритмов трансляции А.Е.Хоперсков в 1969-70 годах создал полный транслятор для БЭСМ-6.

В конце 1968 г. в Новосибирске Дж.Маккарти прочел серию лекций, посвященных языку Лисп, что стало отправной точкой для этого проекта. Экспериментальную реализацию интерпретатора полного Lisp 1.5 осуществила Т.С.Янчук. Производственная версия Лисп-системы включала в себя русифицированную лексику, универсальную обработку свойств объектов и механизм перераспределения памяти с выгрузкой стека во внешнюю память. Алгоритмы и реализация была разработаны Л.В.Городней, а Л.В.Суковатицина (Черноброд) выполнила отладку Лисп-арифметики для поддержки исследований в области верификации программ. При очередном визите в Новосибирск Джон Маккарти собственноручно написал тест на функциональную полноту Лиспа. Система выдержала эту проверку.

Лисп-система на БЭСМ-6 эксплуатировалась без особых изменений почти до смены элементной базы.

Разработка системы программирования и компилятора для языка Little на БЭСМ-6 была выполнена Л.В.Городней в 1976 году. Этот машинно-независимый машинно-ориентированный язык системного программирования, похожий на Fortran, но обрабатывающий произвольные коды и приспособленный к крупноблочной организации программ и данных, был предложен Дж. Шварцем как средство реализации эффективной системы программирования для языка Setl.

При реализации системы Liltte на макроассемблере было предложено и экспериментально опробовано комплексное решение ряда технологических проблем обеспечения машинно-зависимого переноса программ без кросс трансляции.

Опыт этой разработки дал материал для формализации реализационной семантики языков программирования в виде интерпретируемых сетей, допускающих сетевое определение правил их функционирования.

В 1971 г. А.П.Ершов возглавил работу по проекту БЕТА. Цели проекта были весьма амбициозные, недаром название проекта расшифровывалось некоторыми коллегами по профессии как Большая Ершовская Трансляторная Авантюра. Предполагалось, что будет создана отрытая транслирующая система с высоким уровнем глобальной оптимизации программ, охватывающая практически весь тогдашний класс императивных языков высокого уровня - от ФОРТРАНа до Алгола 68 и ориентированная на получение программ для большинства существующих архитектур.

Речь шла о создании мощной базовой системы трансляции, одноязыковые трансляторы в которой выглядели как частный случай, и в принципиальном отношении эта задача была решена.

Для создания подобной системы определяющим было решение трех проблем - разработка общего внутреннего языка как семантического базиса широкого класса входных языков, выработка универсальной схемы языково-независимой оптимизации программ, разработка технологии включения новых входных языков в единую транслирующую систему. Все эти проблемы носили весьма серьезный характер, поэтому проект планировался как комплекс длительных методологических и экспериментальных исследований. Он выполнялся более 10 лет.

В целом этот проект был интересным экспериментом в трансляции программ, по своему размаху превосходящим другие опыты многоязыковой трансляции, существовавшие в мире. Были реализованы Симула 67, Паскаль, Ада и Модула-2, причем два последних языка, не участвовавшие в выработке схемы трансляции и внутреннего языка, достаточно хорошо вписались в систему, что свидетельствовало о надежности принятых в проекте решений. Выходными языками были столь разные языки БЭСМ-6 и СМ-4.

Система СОКРАТ

Система является результатом экспериментальной разработки, имеющей целью создать интегрированный набор инструментов для построения программного обеспечения повышенной степени эффективности и надежности. Ориентирована на кросс-средства разработки ПО (в предположении, что архитектура целевой машины может быть изменена без существенной переработки системы) и предполагает включение в реальные технологии разработки ПО для встроенных ЭВМ таких подходов и методов, которые раньше не применялись из-за отсутствия поддерживающих их инструментов, но обладают дополнительными возможностями обеспечения эффективности и надежности создаваемого ПО. Создается как открытая, пополняемая система. Текущий состав компонентов, доведенных до определенной степени завершенности, следующий:

интегрирующая оболочка, обеспечивающая интерфейс компонентов с пользователем и между собой;

гипертекстовая среда, на основе которой построены средства проектирования, документирования, редактирования и архива разработки ПО;

front-end транслятора с диалекта языка Модула-2 (расширение авторской версии языка);

оптимизирующие генераторы кода для двух архитектур (IBM PC-286 и бортовая ЭВМ);

средства пакетной и диалоговой отладки, единые как для ассемблерных программ, так и для Модула-программ и учитывающие существование имитаторов внешней обстановки и интерпретаторов объектного кода;

средства вычисления качественных (сложностных и структурных) характеристик разрабатываемого ПО;

процессор глобальной оптимизации программ с межмодульным и межпроцедурным потоковым анализом;

специализатор, позволяющий на основании дополнительных пользовательских аннотаций получить более эффективную частную версию программы;

анализатор семантических свойств, позволяющий статически обнаруживать некорректность или неправдоподобность разработанной программы, соответствующие ряду типовых содержательных ошибок;

средства структурного конструирования, включающие структурный редактор, интерпретатор незавершенных программ и инструменты проверки ряда свойств таких программ.

Г.И.Марчук, директор ВЦ СО АН СССР, 1964-80

В 1983 году появилась информация о проводимом Японией национальном проекте создания компьютеров так называемого пятого поколения. В японском проекте упор делался на значительное повышение "интеллектуальности" создаваемых систем. Проект внимательно изучался в США и Европе, формировались предложения по проведению альтернативных проектов. В СССР ответственным за национальную политику в области научно-технического прогресса был Государственный комитет по науке и технике, возглавлявшийся в то время Г.И.Марчуком. Требовалось дать оценку японскому проекту и предложить концепцию, реальную в наших условиях. Для этого была сформирована группа специалистов по архитектуре и программному обеспечению ЭВМ.

В результате интенсивной работы концепция была сформирована и опубликована (к сожалению, под грифом "секретно"). Во главу угла в концепции ставилась архитектура МАРС и средства интеллектуализации, разработанные советскими специалистами. Апробация доклада выявила неоднозначную реакцию на предложенную концепцию среди специалистов. По существу концепция не отвергалась, однако не было и горячего признания. Следует напомнить, что к тому времени компьютерная промышленность надежно "увязла" в воспроизв едении IBM'овской линии 360-370, а новые разработки типа "Эльбрус" и ПС-2000 были уже не достаточно революционными. В связи с этим ГКНТ решил самостоятельно поддержать интересный проект и предложил В.Е.Котову сформировать творческий коллектив. Замысел заключался в том, чтобы собрать единую команду ведущих специалистов из разных городов и в короткие сроки (три года) совместно с промышленностью выдать образцы компьютеров нового поколения.

К началу 1985 года удалось собрать коллектив, подготовить и согласовать необходимые документы и с 1-го апреля Временный научно-технический коллектив "СТАРТ" приступил к работе. Финансировался ВНТК довольно прилично: 12 млн. рублей на три года и, кроме того, удалось получить еще более миллиона долларов в валюте для закупки инструментальных компьютеров. Основой коллектива были команды из ВЦ СО АН под руководством В.Е.Котова, А.С.Нариньяни и Е.П.Кузнецова.

Задание на разработку включало в себя ряд компьютеров, базовое программное обеспечение, инструментальные системы программирования и проектирования и различные средства интеллектуализации. В "СТАРТ" полностью вошла разработка супер-ЭВМ МАРС-М (руководитель Ю.Л.Вишневский). Остальные разработки аппаратуры развивались вокруг удачного процессора "Кронос". Разработчики были полны энтузиазма - хотелось сделать уникальные системы, все понимали, что второго шанса не будет. Наиболее удачным организационным ходом было проведение ежегодных рабочих конференций на подмосковной базе отдыха "Ивантеевка". Это было место и время не только для отчетов о проделанной работе, но и для обмена новыми идеями, дискуссий, творческих изысканий.

Рабочая станция Кронос 2.6 WS, 1988

В результате за три года было сделано довольно много. К сожалению, МАРС-М доделать не удалось. Однако в срок были созданы и опробованы: параллельная система с транспьютероподобной организацией МАРС-Т, рабочая станция Пирс (эстонская разработка), рабочая станция Кронос 2.6 WS, графический спецпроцессор на базе устройства Гамма.

Проект "Марс"

Одна из стоек суперком-
пьютера МАРС-М, 1989

В 1975 году в рамках Отделения информатики была создана лаборатория теории вычислительных процессов, которую возглавил В.Е.Котов. Проект МАРС (Модульные Асинхронные Развиваемые Системы) стал первой крупной работой нового коллектива.

Концепция построения компьютеров следующих поколений была предложена в совместной работе Г.И.Марчука и В.Е.Котова, написанной в 1978 г. В ней изложены и обоснованы существенные принципы организации вычислительного процесса: параллелизм обработки, доступа к данным и управления; децентрализация потоков обработки; асинхронность взаимодействия устройств и процессов; иерархичность, модульность и специализация компонентов. Проведенный анализ базировался на новых по тому времени моделях взаимодействия асинхронных процессов, а архитектура виделась как естественная реализация модели вычислений.

По прошествии 20 лет надо признать, что концепция была дальним и глубоким предвидением, реалистичной попыткой строить архитектуру компьютеров не от возможностей "железа", а от потребностей обработки.

На первом этапе в лаборатории велись исследования по разработке модели вычислений в виде языка параллельного программирования - Базового Языка (в дальнейшем - язык БАРС).

Разработка аппаратуры была начата в 1981 г. после того, как Ю.Л.Вишневским и А.Г.Марчуком была предложена архитектура параллельного процессора, получившего название "Мини-МАРС", а позднее - "МАРС-М" По предложению Г.И.Марчука решено было связаться с промышленностью (ИТМ и ВТ) и вместе создавать прототипный параллельный компьютер, ориентированный на числовую обработку. Разработку вел коллектив под руководством Ю.Л.Вишневского. Поскольку существовавшая в то время элементная база не могла удовлетворить перспективных потребностей по проекту, А.Г.Марчук занялся созданием средств проектирования сверхбольших интегральных схем (СБИС) и кооперацией с микроэлектронной промышленностью.

Бурное развитие проект МАРС получил в рамках работ Временного научно-технического коллектива "СТАРТ", созданного ГКНТ СССР для опережающих исследований и разработок в области интеллектуальных компьютеров нового поколения.

К моменту создания СТАРТа новые реализационные идеи появились у молодежи. Еще студентами Е.В.Тарасов, Д.Н.Кузнецов, А.Н.Недоря и В.В.Васекин предложили простую архитектуру 32-разрядного процессора, названного ими "Кронос", ориентированного на эффективную поддержку языков высокого уровня типа Модула-2. Более того, они ее реализовали в конструктиве Электроники-60, написали операционную систему, компилятор и утилиты и изготовили несколько экземпляров для друзей и знакомых (прямо как Джобс и Возняк, организовавших Apple). Разработка произвела большое впечатление на старших коллег. Так в ТЗ на работы СТАРТа появился этот процессор, более компактный, чем МАРС-М и способный к комплексации в параллельные структуры.

В результате работы ВНТК "СТАРТ" была создана параллельная система "МАРС-Т" с транспьютеро-подобной организацией, состоявшая из 4-х "Кроносов", системы общей памяти и асинхронных каналов взаимодействия. Параллельно создавалась элементная база для следующих разработок. Совместно с Киевским ПО "Кристалл" (позже - НПО "Микропроцессор") были разработаны три микросхемы микропроцессорного набора. Их использование могло качественно поднять уровень архитектурных исследований и разработок в рамках проекта. К сожалению, последний период проекта попал на период развала экономической и политической системы СССР (1989-1990 гг.). "Рыночным" образом продолжать разработки было невозможно, а государство и промышленность развалились.

Проект МАРС прожил достойную жизнь: воспитано целое поколение талантливых разработчиков, реализованные идей были восприняты специалистами в промышленности, было сделано много докладов на внутренних и международных конференциях. Внешним признанием значимости результатов работ по проекту явилось включение МАРС в обзор наиболее значимых разработок компьютеров, проведенных в последний период существования Советского Союза, а также предоставление престижных "площадей" для опубликования научныхрезультатов по проекту.

Однако не оставляет чувство, что значительная часть глубоких идей не была воспринята специалистами, не удалось зафиксировать свой приоритет в технических и архитектурных решениях, в которых мы были первыми или одними из первых. Например, архитектура процессора Кронос была разработана независимо от RISC-архитектуры и, кажется, несколько ранее, архитектура параллельных систем, скромно названная "транспьютероподобная" разрабатывалась также независимо от транспьютеров фирмы Inmos, и также можно оспаривать первенство. Целый "кладезь" новых идей был в технических решениях системы МАРС-М. Однако тогда мы все еще оставались "за железным занавесом", да и возможности для быстрой реализации были весьма ограничены.

Проект БАРС.

Язык БАРС основан на асинхронной модели параллельных вычислений. Он включает в себя адекватные средства описания параллелизма на различных уровнях - при работе с памятью, вычислении выражений, выполнении операторов и модулей. Язык содержит развитые механизмы описания и преобразования структурных данных. Уровень языка повышен за счет непроцедурной формы выражений, автоматического распространения операций и функций на данные произвольной структуры, а также за счет модульной организации программ.

В работе над языком на различных этапах принимали участие М.А.Бульонков, А.В.Быстров, Л.В.Городняя, Н.Н.Дудоров, Д.А.Касперович, Т.Г.Чурина.

Позже, в рамках ВНТК "Старт" была реализована система программирования на основе языка БАРС на ЭВМ последовательной архитектуры. В процессе реализации данной СП была разработана интегрированная инструментальная среда создания и документирования программ. Основные компоненты этой среды были успешно внедрены и эксплуатировались в НИМИ (Москва).

Проект Кронос.

Процессорный блок
Кронос 2.6, 1987

Все началось в 1983 году, когда четыре студента: Женя Тарасов, Дима Кузнецов, Алексей Недоря и Володя Васекин пришли в отдел Котова со идеей сделать 32-разрядный процессор из "подручных материалов". Идея была проста и эффективна - минимальный процессор можно было сделать из выпускавшихся в то время 4-разрядных процессорных секций, а быстродействие достигнуть тем, что реализовать лишь команды, необходимые для языков высокого уровня. Основным прототипом был разработанный под руководством профессора Н.Вирта компьютер Lilith. Идея понравилась и была поддержана, а проект получил название "Кронос".

Микропроцессор
Кронос, 1989

Ребята оказались талантливыми и очень работоспособными. Уже через год был спроектирован и изготовлен второй вариант процессора (первый оказался неудачным) и было создано программное обеспечение, позволяющее на нем работать.

Кронос-2 был высоко оценен любителями (вручную было изготовлено около 50 машин) и специалистами в промышленности - документация передавалась в разные организации и в некоторых разработка тиражировалась.

Далее разработки семейства Кронос продолжались уже в рамках ВНТК СТАРТ. Кронос как архитектура процессорного модуля устраивал всех участников коллектива, поэтому было инициировано несколько относительно независимых, но совместимых проектов: высокоэффективный процессор Кронос 2.6, реализованный авторами идеи и выполненый в Евростандарте, процессор, реализованный эстонскими участниками коллектива и рабочая станция Пирс на его основе и, наконец, микропроцессорный набор, состоящий из трех микросхем, ориентированный на эффективную реализацию системы команд Кронос. Первые две разработки были успешно выполнены, третья выполнялась совместно с киевским НПО "Микропроцессор" и была прекращена в самом конце из-за отсутствия финансирования.

Кронос явился одним из наиболее значимых проектов, выполнявшихся в нашем коллективе. Документация на процессор была передана во многие отраслевые организации, процессор и его система команд закладывались в различные бортовые и специальные системы, совместно с коммерческими фирмами было выпущено около 200 рабочих станций Кронос 2.6 WS. То, что направление не получило развития в более позднее время - не вина идеи или ее реализации, изжила себя национальная концепция развития вычислительной техники, промышленность стала разваливаться.

Проект "Кремниевый компилятор"

Микрофотография СБИС обра-
батывающего тракта, 1989

Нацеленность на создание вычислительной техники нового поколения требовала разработок элементной базы. В то время (1983-1984 гг.) электронная промышленность нашей страны не имела средств проектирования, ориентированных на перспективу. Каждая новая разработка выливалась в дорогостоящий и длительный процесс. Идея состояла в том, чтобы создать средства проектирования СБИС, синтезирующие геометрический чертеж и прочую нужную информацию, компилируя высокоуровневое описание проектируемого устройства. За рубежом такой подход (как идея) получил названиие "кремниевая компиляция".

Задача оказалась весьма сложной и многоаспектной, и ее реализация растянулась приблизительно на семь лет. Основная трудность в создании такого продукта была в том, что, в отличие от зарубежных коллег, мы были полностью лишены возможности взять чужие качественные компоненты и все приходилось реализовывать самим. Тем не менее, программная система кремниевой компиляции была создана и опробована на реальных задачах. В частности, часть проектирования одной из микросхем Кроносовского набора СБИС была осуществлена с использованием разработанных программ.

Созданный кремниевый компилятор представлял собой согласованный набор процедур обработки (библиотеку программ), больше предназначенный для экспериментов, чем для промышленного использования. Поэтому была проведена работа по формированию специализированных программных комплексов, ориентированных на определенные технологические и проектировочные маршруты. Эти программы были переданы отраслевым фирмам и использовались в киевском НПО "Микропроцессор", минских НПО "Интеграл" и НИИ ЭВМ, Новосибирском НИИ "Восток".

Точно по плану, 1 апреля 1988 года, ВНТК "СТАРТ" прекратил свое существование. Работа была успешно сдана межведомственной комиссии, многократно упоминалась в средствах массовой информации, один раз - даже в докладе М.С.Горбачева. Однако по понятным причинам (перестройка, переходящая в разруху), результаты работ не были востребованы. Тем не менее, для большинства участников коллектива этот период явился самым успешным в творческом плане. Для многих, практически для всех лидеров, ВНТК "СТАРТ" явился трамплином в личной деловой карьере.

В условиях сегодняшнего дефицита средств (на начало 1990
года) в стране сложилась критическая ситуация. С одной стороны, нет
средств для финансирования фундаментальных исследований, с другой
стороны, значительно сокращаются военные заказы (на 1991 год
планируется снижение реальных затрат на НИОКР в министерстве обороны
на 30 - 40%). Таким образом, к этому времени все работы по супер-ЭВМ
потеряли поддержку и заказы, поскольку основные средства были
использованы на поддержку текущей технологии и поддержку начатых
разработок. Активное “копирование” на уровне процессоров и систем
привело к тому, что большинство разработчиков вынуждено было
переключиться на применение готовых решений в условиях отечественных
технологических и производственных возможностей. Те немногие
перспективные разработки, которые были начаты, сворачивались, а
специалисты переключались на работу с ПК (персональными системами)
или искали работу за рубежом.

Зарождающийся же негосударственный сектор экономики еще
настолько слаб, что не смог поддержать ни науку, ни производство, да
и в развитых странах поддержка стратегических НИР и ОКР - это
прерогатива государственного заказчика: слишком велики риски и
вложения в новые технологии. В этих условиях следует ожидать
практически полного прекращения разработок супер-ЭВМ в СССР.

Можно сделать вывод, что появление в настоящих условиях
проекта, обладающего ноу-хау в этой области, и тем более опытного
образца на уровне законченного решения и соответствующего сервиса -
маловероятно, если не сказать практически невозможно. Также
маловероятно появление одного из аналогов западных супер-ЭВМ,
поскольку даже изготовление процессоров типа Intel-386/486 или
RTX-2000 (Harris, USA) является для российской электронной
промышленности непреодолимой задачей. Не говоря уже о том, что
супер-ЭВМ - это не просто процессор и не столько процессор. Ни одна
организация в бывшем Союзе не в состоянии сегодня разработать и тем
более изготовить аналог супер-ЭВМ или собственную систему с пиковой
производительностью 10 GFLOPS без помощи западных фирм, обладающих
опытом и высокими технологиями в этой области.
Сегодня любой студент политехнического вуза может объяснить
вам, как работает компьютер. Он расскажет, что в основе всех
вычислений лежит двоичная система счисления, что на уровне
процессора и памяти программа превращается в язык процессора и что
использовать компьютер удобно, если писать программы на языке
высокого уровня типа Паскаля. И это будет правильно. Как и 50 лет
назад, сегодня для создания компьютера и применения его для решения
практических задач используются простые принципы построения
фон-неймановских машин:

- процессор - это устройство для обработки единиц
информации;

- память - это устройство для хранения единиц информации;

- программа - это способ описать, что должны делать
процессор и память для решения конкретной задачи.

Все остальное, включая операционную систему Windows, - это
изобретение программистов для вовлечения все большего числа
пользователей в круг потребителей их продукции, с несомненно
полезным результатом автоматизации многих видов деятельности - от
бухучета до перевода с языка на язык.
Два принципиальных ограничения, известных специалистам в
последние 10 лет, состоят в том, что существует физический предел
микроэлектронных систем (0,3 мкм - сегодняшняя технология, предел
лежит в районе 0,1 мкм), с одной стороны, и все большее
несоответствие между мощностью процессора и сложностью решаемых им
задач - с другой. Практика, при которой большие системы, в том числе
и глобальные сети, ориентированы на такую архитектуру
(процессор-память-программа), уже сегодня приводит к фатальным
ошибкам в системах реального времени, поскольку от постановки задачи
до отдельного бита информации - огромная пропасть портов, регистров,
разъемов, ассемблеров, компиляторов, оболочек и прочего.
Сегодня нет систем, обладающих свойствами надежности,
простоты программирования, расширяемости архитектуры и независимости
от физических ограничений технологии.




Скачать документ

Похожие документы:

  1. Программы 86 Джон фон Нейман. "Повивальная бабка" компьютера 97 Морис Уилкс и Том Килбурн. Создатели первых компьютеров с хранимой программой 105

    Документ
    Ученый, воплотивший идеи и проекты Бэббиджа 7 Джон Атанасов и Клиффорд Берри. Изобретатели электронного цифрового компьютера 77 Джон Маучли и Джон Эккерт.
  2. Первая. Появление богини среди людей глава вторая

    Документ
    Случившиеся вполне гармонирует с началом новой звездной эры - Эры Водолея. Но вряд ли стоит рассказывать об этом в предисловии ведь все это внимательный читатель обнаружит в книге.
  3. Первая. Железная звезда Глава вторая

    Документ
    а искусственные спутники уже начали стремительный облет нашей планеты.
  4. Книга посвящается всем товарищам по несчастью тем, кто поверил А. И. Лебедю и пошел за ним

    Книга
    Весной 1998 года в Красноярском крае состоялись выборы нового губернатора. В урочный день и час собрались кандидаты собрали подписи в свою поддержку, зарегистирировались и начали предвыборную гонку.
  5. Информационные технологии и вычислительные системы, №3, 2002

    Биография
    Второго ноября 2002 г. исполняется 100-лет со дня рождения С.А. Лебедева – одного из звездной плеяды ученых, создавших почти одновременно в конце 40-х и начале 50-х годов в США, Англии и бывшем Советском Союзе первые цифровые электронные

Другие похожие документы..