Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Крест. В христианском нравственном богословии есть совокупность жизненных лишений, страданий и т.п., которые должны терпеливо переноситься во имя Хрис...полностью>>
'Сказка'
В своих мечтах, отраженных в сказках, легендах, фантастических романах, человечество издавна стремилось в космос; об этом свидетельствуют и многочисл...полностью>>
'Документ'
Руководствуясь п. 8,10 ст.7 Федерального закона от 21 июля 2005 года №94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнения работ, оказание усл...полностью>>
'Документ'
Оперативное совещание Управления является совещательным органом по выработке управленческих решений, требующих коллегиального рассмотрения, и проводи...полностью>>

Мотивы романа с. М. Степняка-кравчинского «андрей кожухов» в контексте русской литературы 1870-1890-х гг

Главная > Автореферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

ПЕРМЯКОВА Ольга Евгеньевна

МОТИВЫ РОМАНА С.М. СТЕПНЯКА-КРАВЧИНСКОГО

«АНДРЕЙ КОЖУХОВ» В КОНТЕКСТЕ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1870-1890-х гг.

Специальность

10.01.01 – русская литература

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Улан-Удэ – 2008

Работа выполнена на кафедре русской литературы Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Бурятский государственный университет»

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

Затеева Татьяна Владимировна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Воронченко Татьяна Викторовна

кандидат филологических наук, доцент

Вахненко Екатерина Евгеньевна

Ведущая организация – Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Бийский государственный педагогический университет им. В.М. Шукшина»

Защита состоится «_27_» декабря 2008 г. в 11.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.022.04 при Бурятском государственном университете (670000, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24а, ГОУ ВПО БГУ, конференц-зал).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Бурятского государственного университета (670000, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24а, ГОУ ВПО БГУ).

Fax (301-2) 21-05-88

E-mail: dissovetbsu@

Автореферат разослан «_27_» ноября 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Бадмаев Б.Б.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Обращение к народнической литературе в контексте русского историко-литературного процесса способствует осмыслению специфики творческого наследия писателей-народников, которые выдвинулись в центр литературной жизни в последнюю треть XIX в. и имели популярность и успех среди читательской публики своего времени. Без писателей-народников – писателей «второго ряда» – представление о литературной эпохе второй половины XIX в., на которую также приходится вершинное творчество Л.Н. Толстого, Ф.М. Достоевского, И.С. Тургенева, Н.С. Лескова и многих других именитых писателей, было бы неполным и односторонним. В связи с выраженным в современном литературоведении интересом к «второстепенным» писателям актуальным становится изучение их литературного творчества, способствующее наиболее полному и объемному представлению об историко-литературном процессе последней трети XIX в. К таким авторам относится Сергей Михайлович Степняк-Кравчинский (1852-1895) – прозаик, драматург, публицист, литературный критик, переводчик.

Творчество одного из представителей народнической литературы С.М. Степняка-Кравчинского занимает особое место не только в народнической прозе, но и в русской литературе XIX в., определяемое его взаимосвязями с творчеством различных писателей в едином культурном пространстве эпохи. «Бунташное» время 1870-х гг., имеющее свои идеологические доминанты, оказало огромное влияние на целый пласт русской культуры, обусловив присутствие социально-политических мотивов в русской прозе 70-90-х гг. XIX в. Поэтому в художественном воссоздании наиболее существенных черт современной исторической ситуации С.М. Степняк-Кравчинский оказался в одном пространстве и времени с поздним И.С. Тургеневым и Л.Н. Толстым. Определенное место в художественном наследии С.М. Степняка-Кравчинского занимает его роман «Андрей Кожухов» (1889) – одно из ярких произведений народнической литературы. В нем нашел отражение особый героико-трагический пафос времени, воплощенный в соответствующих мотивах. Анализ мотивов позволяет наиболее полно представить смысловые и структурные элементы художественного мира писателя, что способствует выявлению своеобразия его повествования в русле русской прозы последней трети XIX в.

Особенности поэтики главного романа писателя проявляются в функционирующих в нем мотивах, организующих сюжетное пространство и влияющих на понимание произведения. Выявление и осмысление содержательных и композиционных функций мотивов во внутритекстовом и контекстовом воплощении позволяет обнаружить новые смысловые оттенки романа и более полно воссоздать картину литературной жизни эпохи.

Данная диссертационная работа посвящена исследованию особенностей поэтики (мотивам) романа С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов» в литературном контексте последней трети XIX в. Внимание к данной проблеме обусловлено, с одной стороны, возрастающим в последние годы интересом ученых к художественному мотиву, его структурной и семантической значимости как компонента образной системы произведения, с другой – отсутствием исследовательских работ о роли мотива в народническом романе в более широком литературном контексте.

При всем интересе ученых к творчеству писателей последней трети XIX в. творчество С.М. Степняка-Кравчинского не получило достаточного литературоведческого анализа в науке. Его имя упоминается преимущественно в работах идейно-философского, историко-литературного и биографического характера (Н.И. Соколов, Н.И. Пруцков, Т.П. Маевская, А.А. Диарова, Е.А. Таратута и др.). Однако при подробном освещении центральной темы романа С.М. Степняка-Кравчинского, связанной с проблемой героической личности (М.Т. Пинаев, А.А. Диарова, М.И. Козлова, В.В. Огаркова), анализу функционирующих в романе мотивов в их контекстуальном освещении должного внимания уделено не было. В то же время опубликовано значительное количество работ, посвященных мотивам последних романов Л.Н. Толстого и И.С. Тургенева (О.В. Журина, И.Ш. Юнусов, О.П. Казимирова, Ю.Г. Семикина, О.М. Барсукова, М.В. Половнева и др.).

Исходя из сказанного творчество С.М. Степняка-Кравчинского заслуживает внимания и объективной оценки в соответствии с реальными фактами исторического и литературного движения, а также с учетом современных научных представлений о мотивике.

Цель настоящей диссертационной работы заключается в исследовании содержательных и композиционных функций мотивов в романе С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов» в литературном контексте последней трети XIX в. Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи, последовательно реализуемые в трех главах диссертации:

  1. Исследовать эволюцию категории мотива и определить наиболее адекватные позиции для рассматриваемых в настоящей диссертационной работе текстов;

  2. Показать художественное воплощение исторической реальности 70-х гг. XIX в. в мотивах русской прозы 1870-1890-х гг.;

  3. Раскрыть основное содержание и своеобразие мотивов поиска правды; жертвы за идею и человечество; силы//мужественности с сопровождающими их мотивами мщения; служения делу; новообращения, функционирующих в контексте сюжетной схемы романа С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов», являющейся общей и для романов И.С. Тургенева «Новь» и Л.Н. Толстого «Воскресение»;

  4. Определить особенности функционирования мотива смерти в романе «Андрей Кожухов» и его типологическое сходство в русских романах рассматриваемого периода;

  5. Выявить своеобразие бытования и функционирования мотива природы в его интертекстуальности.

Методологической основой диссертации являются принципы системно-целостного понимания литературного произведения, содержательности художественной формы, значимости исторической реальности в художественном произведении. Важное место в настоящем исследовании занимают общетеоретические работы, посвященные вопросам художественной формы и содержания литературного произведения, методологии литературоведческого анализа, вопросам художественного мотива (М.М. Бахтин, Д.Д. Благой, Г.М. Гаспаров, Е.С. Добин, А.Б. Есин, Ю.М. Лотман, Л.М. Лотман, Д.С. Лихачев, Г.Н. Поспелов, И.В. Силантьев, Н.Д. Тамарченко, В.И. Тюпа, Б.А. Успенский, О.М. Фрейденберг, В.Е. Хализев, Ю.В. Шатин, В.Б. Шкловский, А.Я. Эсалнек и др.), изучению творчества писателей-народников (М.С. Горячкина, А.А. Диарова, Т.В. Затеева, Т.П. Маевская, В.В. Огаркова, М.Т. Пинаев, Н.И. Пруцков, В.Б. Смирнов, Н.И. Соколов и др.) и истории русской литературы (И.П. Видуэцкая, В.А. Недзвецкий, Г.Н. Поспелов, М.Т. Пинаев, Н.Н. Старыгина, В.Н. Топоров и др.). Основные методы исследования – сравнительно-типологический, структурно-семантический.

Объектом исследования является роман С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов» в контексте романов Л.Н. Толстого «Воскресение», И.С. Тургенева «Новь», Ф.Н. Юрковского «Булгаков». Привлекаются также рассказы «Овцебык» Н.С. Лескова, «Божеское и человеческое», «Три смерти» Л.Н. Толстого, расширяющие, на наш взгляд, контекст мотивного «поля». Выбор имен писателей и произведений основан на хронологическом и логическом принципах, позволяющих использовать произведения, репрезентативно иллюстрирующие соответствующие положения работы.

Предметом исследования выступают художественные мотивы народнического романа С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов», рассматриваемого в контексте русского классического романа 70-90-х гг. XIX в.

Научная новизна исследования заключается в том, что: 1) предметом исследования являются мотивы народнического романа С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов»; 2) впервые осуществлена попытка семантического и структурного анализа мотивов; 3) роман С.М. Степняка-Кравчинского рассматривается в широком литературном контексте 1870-1890-х гг. В диссертации впервые предпринята попытка типологизации художественного мотива в народническом романе, рассмотренном в контексте русской литературы последней трети XIX в.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Проведенный анализ народнического романа С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов» позволил выявить определенную активизацию и в творчестве русских романистов 1870-1890-х гг. мотивов, отражающих историческую эпоху и функционирующих в контексте повторяющейся в романах Л.Н. Толстого «Воскресение», И.С. Тургенева «Новь», Ф.Н. Юрковского «Булгаков» сюжетной схемы «гонители и жертва».

  2. Типология мотивов исторической эпохи 1870-1890-х гг. вытекает из героико-трагической природы произведений, посвященных деятелям революционного народничества. Мотивы исторической эпохи в исследовании условно объединяются в две семантические группы: первая включает мотивы гражданского долга, определяемые теоретической концепцией народничества и служащие отражением героического начала; ко второй группе отнесены традиционные для русской литературы мотивы, служащие отражением трагического начала и используемые непосредственно в структуре романа.

  3. Актуализированное в произведениях 1870-1890-х гг. героическое содержание реализуется в романе С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов» в мотиве поиска правды с сопровождающим его мотивом мщения; мотиве жертвы за идею и человечество; мотиве силы//мужественности с созвучными ему мотивами служения делу и новообращения. Названные мотивы, находящие свое воплощение в произведениях И.С. Тургенева «Новь», Н.С. Лескова «Овцебык», Ф.Н. Юрковского «Булгаков» связаны с личностью нового героического типа, посвятившей свою жизнь делу освобождения народа, способной в поисках правды, справедливости пожертвовать своей жизнью и являются носителями концептуальности произведения, в основе которой лежат новые представления о героическом.

  4. Мотивы силы//мужественности; поиска правды; жертвы за идею и человечество в эпоху народничества становятся частью образа главного героя, личности нового типа, человека-борца и его характерологических особенностей. Содержание рассмотренных мотивов в романе С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов» и в произведениях И.С. Тургенева «Новь», Н.С. Лескова «Овцебык», Ф.Н. Юрковского «Булгаков» показывает уникальность исторической ситуации и, соответственно, русского романа рассматриваемого периода.

  5. Трагическое в романе «Андрей Кожухов» наиболее полно проявляется в мотиве смерти и мотиве природы с их вариантами и в их интертекстуальности с произведениями И.С. Тургенева и Л.Н. Толстого. Объединяющим началом рассмотрения мотива смерти и мотива природы служит отсутствие у них признака событийности, что сказалось на использовании их непосредственно в организации произведения. Особая организация традиционных мотивов наполняет произведение содержательно, тем самым позволяя автору создать идейно-философскую концепцию о нежизнеспособности террора, когда достижение гармонии путем разрушения невозможно.

  6. В мотивных перекличках и совпадениях в произведениях С.М. Степняка-Кравчинского, Л.Н. Толстого, И.С. Тургенева, Н.С. Лескова, вызванных общеисторическими процессами и тенденциями, обнаруживается общность мотивных отношений. Сопоставления народнических воззрений с представлениями писателей-классиков рассматриваются не столько в рамках проблемы интертекстуальности, но и как типологическое явление, связанное с национальной русской традицией.

Теоретическая и практическая значимость. Диссертационное исследование содержит литературоведческие обобщения, которые могут быть использованы для дальнейшего изучения мотивов русского романа последней трети XIX в., а также в работе специалистов, занимающихся изучением функционирования мотива в произведениях писателей-народников. Вместе с тем материалы диссертации могут быть использованы при чтении курсов по истории русской литературы второй половины XIX в., в спецкурсах и спецсеминарах.

Апробация положений диссертации. Отдельные аспекты работы были апробированы на следующих научных конференциях: XIII Пуришевские чтения «Всемирная литература в контексте культуры» (Москва, 2001), региональная научно-практическая конференция «Высшая школа: проблемы преподавания словесности» (Улан-Удэ, 2003), научно-практические конференции преподавателей, сотрудников и аспирантов БГУ (Улан-Удэ, 2000-2008), 4) II-ая Байкальская международная ономастическая конференция (Улан-Удэ, 2008), международные научные «Баяртуевские чтения – 1» (Улан-Удэ, 2008), международная заочная научная конференция (Ростов-на-Дону, 2008), всероссийский научный фестиваль (Красноярск, 2008). По теме диссертации опубликовано шесть научных статей и тезисов докладов на конференциях. Диссертация обсуждена на заседании кафедры русской литературы Бурятского государственного университета (2008).

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографии, включающей 151 наименование. Общий объем работы составляет 187 страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются выбор темы, ее актуальность, определяются объект и предмет исследования, его цель и задачи, указываются методы исследования, раскрываются научная новизна и практическая значимость работы, анализируется состояние научной разработанности рассматриваемой темы, а также представляются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Художественное воплощение исторической реальности в русской прозе второй половины XIX в.» представлены идейная эволюция категории мотива, различные принципы его исследования в повествовательном тексте, используемые в современном литературоведении. Кроме теоретического освещения проблемы повествовательного мотива в данной главе дается историко-литературный экскурс, в котором главное внимание уделено рассмотрению основных исторических событий 70-х гг. XIX в., оказавших влияние на целый пласт русской культуры, обогативших русскую прозу 1870-1890-х гг. новыми темами, героями, мотивами.

Раздел 1.1. «Терминологический аспект исследования: мотив как теоретическая проблема» посвящен представлению основных теоретических положений повествовательного мотива в литературоведении: от общеэстетических концепций художественного мотива (А.Н. Веселовский, О.М. Фрейденберг, Б.В. Томашевский, В.Я. Пропп и др.) до аналитического обзора основных подходов к исследованию мотивики в литературоведении ХХ в. (Н.Д. Тамарченко, Ю.В. Шатин, В.И. Тюпа, И.В. Силантьев и др.). В результате обобщения отечественного и зарубежного опыта исследований, посвященных категории мотива, формулируются основные положения, применяемые в настоящем диссертационном исследовании. Под мотивом понимается формально-содержательный компонент художественного произведения, обладающий большой семантической значимостью и смысловой напряженностью, характеризующийся пространственно-временной повторяемостью, и способный к модификации.

Анализ мотивов как подхода к исследованию конкретного художественного произведения оформляется в настоящей работе на основе дихотомической теории мотива, принимается во внимание и интертекстуальный подход к мотиву. Дихотомические представления о мотиве предполагают наличие основного мотива (инвариант), реализующегося в конкретных произведениях в многочисленных вариантах, значения которых дополняют ведущее значение инварианта. Интертекстуальный подход позволяет объединять различные тексты на основе смысловых отношений между ними. При этом последовательная семантическая повторяемость мотивов в границах отдельного текста позволяет говорить об особенностях поэтики конкретного произведения, а повторяемость мотивов в нескольких произведениях разных писателей – об особенностях литературной эпохи. Важной для настоящего исследования является соотнесенность мотива с сюжетом, темой, героем, когда мотив раскрывает свое значение не только в конкретике произведения, но и за пределами исследуемого произведения, в культурном и литературном контекстах (А.Н. Веселовский, В.Б. Шкловский, А.К. Жолковский, В.И. Тюпа).

Предпринятое обоснование различных концепций мотива, его основных характеристик позволяет выявлять и анализировать мотивы в конкретном литературном произведении в контексте других, объединенных исторической реальностью, что предоставляет возможность рассматривать произведение как часть единого целого, способствуя при определении значения мотива в конкретном тексте учитывать и реализацию его в других.

В разделе 1.2. «Историческая действительность 70-х гг. XIX в. и ее художественное преломление в мотиве» рассмотрена конкретная историческая эпоха 70-х гг. XIX в. и порожденные ею неоднозначные общественные движения как реакция на неблагополучие российской действительности. Одним из прогрессивных, оказавших влияние на всю русскую культуру, явилось народническое движение с такими тактическими его направлениями, как «нечаевщина», «хождение в народ», террор. Благодаря народничеству к началу 1880-х гг. в русской литературе появляются такие известные романы социально-политического звучания, как: «На ножах» (1870-1871) Н.С. Лескова, «Бесы» (1871-1872) Ф.М. Достоевского, «Новь» (1877) И.С. Тургенева, «Воскресение» (1889-1899) Л.Н. Толстого и др. Революционно-народническая тематика и образы русских революционеров в литературе становятся основными и наиболее ярко проявляются в мотивах исторической эпохи.

В диссертации рассматриваются отношения писателей, отличающиеся широким восприятием, и эволюция этих отношений к новому революционному движению, новым идеям и типам нового героя. Общими в творчестве писателей-классиков являются социально-политические мотивы, отражающие не только патриотический характер действий героев-народников этих романов, но драматизм и трагизм их судьбы. На период художественной зрелости русского романа приходится и расцвет революционно-демократической литературы, ее народнического направления. В многочисленном ряду представителей народнического направления особо выделяется творчество С.М. Степняка-Кравчинского. Среди написанных С.М. Степняком-Кравчинским в эмиграции произведений (повести «Домик на Волге» (1889), романа «Штундист Павел Руденко» (1892—1893), пьесы «Новообращенный» (1894)), отражающих революционно-народническое движение в России, центральным и значительным для художественного творчества писателя следует считать роман «Андрей Кожухов». По времени замысла он совпадает с началом стремительно развивавшихся событий конца 1870-х гг.: неудачного «хождения в народ», осознания бесперспективности борьбы народников, пассивностью народных масс, сопровождающихся жестоким и кровавым противоборством между правительством и революционным подпольем, где немногочисленные группы революционеров-народников предстают в качестве жертв репрессий со стороны правительства. Все это нашло свое отражение в романе, в одной из основных сюжетных схем, обозначенной как «гонители и жертва» и совпадающей в произведениях писателей-народников и писателей-классиков.

В произведениях писателей-народников отображение истории русской разночинской интеллигенции, от момента ее возникновения до идейных высот, получает свою реализацию, прежде всего, в социальных мотивах гражданского звучания, связанных с новым типом героической личности с ее драматизмом и самоотверженностью. Представление о новом герое воплотилось и актуализировалось в творчестве писателей-народников в мотивах гражданского долга, определяемых теоретической концепцией народничества. Такой подход к герою был новым даже для русской литературы, так как долг героя-интеллигента перед народом возводился в этическую норму, концептуально связанную с социальной доктриной народников.

Результатом взаимодействия исторической действительности и русской литературы становится отражение в русской прозе 1870-1890-х гг. групп мотивов, воплощающих взгляды русских писателей.

Вторая глава «Мотивы как художественный способ отражения исторической эпохи 70-х гг. XIX в. в романе С.М. Степняка-Кравчинcкого «Андрей Кожухов» в контексте русской литературы 1870-1890-х гг.» посвящена анализу мотивов в романе С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов», представленных в контексте русской литературы последней трети XIX в. Главной особенностью русских романов, созданных в этот период, явилось преобладание в них социальной тематики, обусловливающих наличие соответствующих мотивов, отвечающих замыслу произведений о героических деятелях периода революционного народничества. Эти мотивы, по мнению диссертанта, условно могут быть объединены в две семантические группы. Первая группа включает мотивы гражданского долга как отражение героического начала, рассмотрение содержания которых важно для представления самобытности русской действительности и русского романа последней трети XIX в. Ко второй группе относятся мотивы, «принадлежащие традиции» (определение В.И. Тюпы), – мотив смерти и природы с их вариантами, служащие отражением трагического начала.

Раздел 2.1. «Мотивы поиска правды и жертвы в контексте этики народничества» содержит анализ мотивов поиска правды, истины, справедливости; жертвы за идею и человечество, в социальном контексте эпохи выражающих «дух времени». В романе С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов» повествуется о поиске главным героем правды, истины, способов борьбы, заключающихся в переходе от тактики «хождения в народ» к политическим средствам борьбы с деспотизмом, а также о жертвенности за идею и человечество. В начале повествования романа преобладает мотив поиска правды, истины, справедливости, который составил основу характера главного героя и позволил писателю показать мир в широких социальных связях. Одной из главных причин, движущей силой поисков героем романа правды, справедливости является невозможность спокойно и беспристрастно наблюдать «свирепости правительства». Поиск «правды» становится для автора отправной точкой в решении проблемы героической личности и мотивов его поступков.

Основное направление «поисков» Андрея Кожухова состоит в его помощи соратникам, находящихся в тюрьме, и готовности бороться до победного конца за их освобождение. После очередной неудачной попытки освобождения и далее суда и казни революционеров на примере размышлений Андрея писатель показывает созревание радикальной программы борьбы с деспотизмом теперь уже при помощи террористических актов, направленных против царя. Мотиву поиска правды оказывается созвучен в романе мотив мщения, сопровождающий и дополняющий первый мотив. Необходимость намеренного причинения зла власти в лице конкретных исполнителей общественных законов за все принесенные страдания, желание отомстить входит в сознание главного героя и становится главной определяющей его образа мыслей и движет его дальнейшими действиями. Данный мотив выражается на лексическом уровне повторами слов «месть», «мщение», а также набором соответствующих им деструктивных определений: «мрачный», «злой», «слепой», «нерассуждающий», «дикий», «бессмысленный», объединенных общим значением негативности.

Мотив поиска истины, справедливости с сопровождающим его мотивом мщения художественно подчиняется развивавшемуся с начальных страниц романа «Андрей Кожухов» мотиву жертвы за идею и человечество. Именно в этом мотиве и заключается «идейное ядро» романа, которое не представляется автору возможным без указания гибели революционера во имя дела, ради идеи. Появление героя, способного пожертвовать во имя счастья человечества всем, что у него есть, было характерно для целого этапа не только художественной культуры, но и духовного развития тогдашней интеллигенции, в связи с тем, что идея «неоплатного» долга интеллигенции перед народом была характерной для взглядов народников. Интеллигенция должна была бескорыстно помогать народу, чтобы покончить с вековым злом и несправедливыми общественными порядками, жертвуя при этом всем, в том числе и своей жизнью. Идейно-нравственные убеждения Андрея выступают формирующим началом в создании его особого характера, в котором стремление пожертвовать собственной спокойной жизнью за границей, домом, любовью становятся главными в его жизни. Мотив жертвы за идею и человечество, набирающий в романе «Андрей Кожухов» все большую силу и в финале романа звучащий как мотив мученичества, является важным и в определении героического характера, и в структуре художественного целого, будучи носителем концептуальности всего произведения. Мотив жертвы, художественно претворенный в подвиге Андрея Кожухова, составляет основу новых представлений о героическом, сложившихся в период революционной ситуации 1879-1881 гг., особенность которых состоит в соединении героического с трагическим. «Эстетическая переоценка понятий о героическом социально и психологически обоснована практикой революционного движения «народовольцев», оторванной – по не зависящим от них историческим обстоятельствам – от широкого массового движения»1. В романе С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов» мотивы поиска правды; жертвы за идею и человечество, репрезентируемые событиями романа и влияющие на логику развертывания событий, связаны с личностью нового героического типа, способной в поисках правды, справедливости пожертвовать своей жизнью и обладающей соответствующими как внешними, так и внутренними качествами.

В разделе 2.2. «Мотив силы//мужественности в контексте произведений И.С. Тургенева, Н.С. Лескова, Ф.Н. Юрковского» рассматривается один из активно функционирующих в романе «Андрей Кожухов» мотивов, связанных с темой «нового человека». Эта тема, являясь «остановленным смыслом» (В. Тюпа) произведений, формой содержательной фиксации смысла выражается в мотиве силы//мужественности как семантическом субстрате смысла, и раскрывается через указанный мотив, который получает реализацию в следующих позициях: заглавии; портретной характеристике; поведенческой деятельности; событийном уровне; речевой характеристике. Стержнем произведения является главный герой, образ которого связан с появлением определенных смысловых повторов и раскрывается через эти повторы, функционирующие в романе и проявляющиеся в соотношении с сюжетными действиями, главной темой, характерологическими особенностями героя. Сюжеты рассматриваемых в диссертационном исследовании произведений также определены главным героем и его действиями, поэтому личность героя наиболее полно раскрывается через мотив силы//мужественности, непосредственно проявляющийся в описании его внешности, в котором делается акцент не только на физической привлекательности (силе), но и через перечисление деталей угадываются внутренние качества человека (мужественность). Используя портретную характеристику для изображения своих героев неординарными личностями, писатели в создании образов главных героев, безусловно, следовали литературной традиции своего времени. Портреты героев содержат общие детали характеристики: богатырскую силу, мощь, бунтарские качества героев через неоднократные указания на слова «мускулы», «мускульный», «могучий», «сильный», являющиеся главными составляющими богатырской силы. Кроме того, писатели показывают, что духовное и физическое начала натуры героев существуют в неразрывном единстве. За физически привлекательными чертами героев легко угадываются волевые, решительные, смелые люди. Применительно к рассматриваемым героям очевидность понятий «силы», «мужественности» является устойчивой и незыблемой, необходимых героям нового типа. Герои С.М. Степняка-Кравчинского, как и И.С. Тургенева, Н.С. Лескова, Ф.Н. Юрковского, наделенные физической силой и мужественностью, способностью бунтовать, представляют тип героической личности. Мужество и сила наиболее полно проявляются в поведении и действиях, обязательных для нового, деятельного героя социального романа, и выражаются в романе С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов» в мотиве служения делу и мотиве новообращения. Названные мотивы присутствуют в произведениях писателей-народников и писателей-классиков, что обосновывает выбор произведений И.С. Тургенева «Новь», Н.С. Лескова «Овцебык», Ф.Н. Юрковского «Булгаков» в качестве контекста. Деятельность главного героя романа С.М. Степняка-Кравчинского, продиктованная стремлением содействовать делу освобождения народа и связанная с освобождением соратников и агитацией, находится в прямой зависимости от понятия «мужественность». Именно его активная позиция наполняет «мужественность» смыслом и становится источником развития и основным содержанием сюжета жизни как героя, так и сюжета всего произведения («личностного» и «событийного»).

Кроме того, в аспекте темы «нового человека» рассматривается содержательность заглавия, подтверждающая функционирование названного мотива, заявленного уже в заглавии произведений различных авторов: «Андрей Кожухов»; «Булгаков»; «Овцебык»; «Новь». Семантика слов в заглавии произведений С.М. Степняка-Кравчинского, И.С. Тургенева, Н.С. Лескова, Ф.Н. Юрковского вызывает ассоциацию и с реалиями жизни общества, и с чертами характера героев, которые становятся ведущими в характеристике образа героя, включающимися в мотив силы//мужественности и в сюжетную ситуацию. Так, в рамках заявленного в заглавии произведений мотива силы//мужественности оформляются поступки героев, характеристика их внешности, вещные атрибуты, особенности мировосприятия, отраженные и в соответствующих формах речи, что создает типическое как способа детерминирования героев, представленных в анализируемых произведениях в несколько идеализированной форме. Следует сказать, что в эпоху народничества за данным мотивом закрепляется важная в смысловом отношении роль. Мотив силы//мужественности наряду с мотивами поиска правды; жертвы за идею и человечество становится частью образа главного героя, личности нового типа, человека-борца, открыто выступающего против самодержавной власти.

Рассмотренные в диссертации мотивы, отразившие историческую эпоху, создали целостную картину авторской концепции мира и человека в русском романе последней трети XIX в. Такая концепция была бы неполной без определенной мотивной организации произведений, которая также становится активным источником информации, играющей в произведении роль культурного кода.

Третья глава «Традиционные мотивы в структуре романа С.М. Степняка-Кравчинcкого «Андрей Кожухов» и произведения русских писателей 1870-1890-х гг.» носит завершающий характер в исследовании мотивов романа С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов» и посвящена функционированию двух мотивов в композиционной основе романа. К таким мотивам автор исследования относит традиционные мотивы смерти и природы в различных своих проявлениях и вариантах, служащие отражением трагического начала, авторская концепция в которых наиболее полно проявляется в их особом расположении в структуре текста.

В разделе 3.1. «Мотив смерти и его типология в русском романе последней трети XIX в.» рассматриваются композиционные особенности мотива смерти, в которых наиболее полно нашло свое художественное воплощение трагическое начало, связанное с личностью главного героя. В романе С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов» мотив смерти трансформируется, аккумулируя в себе разные варианты основного мотива: мотив утраты иллюзий, мотив случайного, мотив неудачи, мотив обреченности на гибель, жертвенности, мотив смерти в сцене казни и суда. При наличии сюжетогенетической функции мотивы, включающие значение смерти, проявляют себя определенным образом в структуре произведения, пронизывая ее от начала до конца. Так, мотив утраты иллюзии, например, детерминирует появление сюжета и способствует приращению новых элементов со значением смерти. Данное значение присутствует в мотиве неудачи, в ассоциативное взаимодействие с которым вступает мотив случайного. Следует отметить, что мотив неудачи включает в себя предметный мотив кладбища и более полно начинает звучать в мотиве обреченности на гибель. Показательны в этом плане в романе «Андрей Кожухов» сцены неоднократных неудачных попыток освобождения соратников Кожухова из тюрьмы. Значение основного мотива дополняют рассуждения героя, в которых «имитируется эмоционально-мыслительная деятельность в ее непосредственном проникании»2.

Мотив смерти в романе С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов» рассмотрен на примерах различных коннотаций: в лексическом аспекте, цветовой гамме, в реальном событии смерти, в символических образах, снах, описаниях суда и казни. Кроме того, отмечены композиционные функции вариантов мотива не только в начале текста (в этом случае в полной мере используется их способность сюжетогенеза), но и на протяжении всего повествования, включая финал произведения. На протяжении всего повествования мотивы смерти связаны причинно-временными, логическими отношениями, выстраивающимися по восходящей линии экспрессивности, отмечающими этапы деятельности персонажей.

Если в первых двух частях романа С.М. Степняка-Кравчинского мотивы смерти проявляют себя как мотивы, включающие значение смерти (мотив утраты иллюзий, мотив случайного, мотив неудачи, обреченности на гибель, мотив жертвенности), то в сюжете всей третьей части произведения, посвященной описанию суда и казни соратников Андрея и его покушении на царя, мотивом смерти, заявленным как архетипический мотив, пронизано все повествование. В романе присутствуют такие архетипические знаки, как преобладание известной своей библейской символикой цифры «6», нагнетание цветописи «черный», указание на ритуальные предметы и др.

Роман о революционерах заканчивается закономерно, согласно идее – смертью, как наиболее «сильной позиции» (Ю. Лотман) финального замыкания. Благодаря начальному мотиву утраты иллюзий, несущему значение смерти, угадывается конец нарратива, представленный как цепь событий, непременно приводящих героев к смерти. В романе «Андрей Кожухов» очевидна связь между первой трагедией и последующим сюжетом, повествующим о деятельности народников, которая заканчивается в духе «оптимистической трагедии» – жертвенной смертью героев. В данном случае, на наш взгляд, можно говорить о своеобразной кольцевой композиции романа. Мотив абсолютного конца – смерти присущ и произведениям И.С. Тургенева, в частности, роману «Новь», в котором цепь мотивов, включая в себя рефлексию о смерти, мотив неудачи и мотив смерти, наполняется не только содержательно, но и также имеет определенную значимость в структуре романа.

Повтор мотива смерти в ряде текстов разных авторов, позволяет сделать вывод о всеобщем характере использования указанного мотива для русского культурного пространства. В повествовании об Андрее Кожухове, насыщенном особым трагизмом, но сохраняющим при этом позитивное содержание, мотив смерти со своими мотивными компонентами, охватывая весь событийный ряд романа, влияет на восприятие произведения в целом. Названный мотив является конституирующим элементом поэтики романа, а его расположение с особым художественным смыслом позволяет воссоздать во всей полноте лежащую в основе сюжета романа С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов» идейно-философскую концепцию нежизнеспособности террора, когда достижение гармонии путем разрушения невозможно.

Раздел 3.2. «Своеобразие мотива природы в структуре народнического романа» посвящен анализу мотива природы с конкретизирующими его вариантами на содержательно-структурном уровне.

Все повествование в романе С.М. Степняка-Кравчинского сопровождается мотивом природы, который, включая в себе такие мотивные варианты, как мотив весенней природы, мотив заграницы, мотив города, заявляет о себе с первых страниц романа, являясь важной составляющей его структуры как внешнего. Описание швейцарской весенней природы активизирует мотив гармонии природы и дисгармонии внутренней жизни человека, становящийся главным не только в развитии сюжетной линии романа, но и являющийся первым звеном в пейзажной цепочке. Эта пейзажная цепочка заканчивается так же, как и началась, – указанием на расцвет весенней природы (уже в России), выступающей тем самым контрастом человеческой смерти. Такая композиционная перекличка между началом и концом произведения, выраженная мотивами природы и смерти, придает произведению композиционную стройность, смысловую насыщенность и напряженность.

Необходимо отметить, что мотивы заграницы и города, входящие в мотив природы в качестве его вариантов, в романе С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов» значимы как в содержательном плане, так и в композиционном. Если мотив заграницы возникает в начале повествования в качестве контраста внутреннему состоянию героя и жизни русским городам, то мотив русских городов пронизывает все повествование, выступает фоновым по отношению к универсальному мотиву природы, что создает особую трагическую атмосферу, расширяя замысел произведения. Мотив природы с рассмотренными мотивными коррелятами в первой части романа «Андрей Кожухов», хотя и не является основным в повествовании, но сигнализирует о границе части текста, придавая определенность его структуре.

Во второй части романа мотив природы проявляется самым различным образом: обозначает место действия и создает тревожную атмосферу в сцене пикника; участвует в создании осеннего и зимнего пейзажей, раскрываясь через предметные мотивы цвета, запаха, савана; участвует в продвижении дальнейшего сюжетного повествования и в характеристике образа героя. Кроме значительного неоднородного содержательного наполнения во второй части романа мотив природы выполняет функцию концептуального и структурного определения границы текста.

В последней части романа мотив природы связан с кульминационными событиями повествования: казнью революционеров в Дубравнике и попыткой убийства царя в Петербурге. В сцене казни у С.М. Степняка-Кравчинского звучит толстовский мотив контрастного противопоставления естественности и гармонии природынеустроенности социальной жизни, когда люди, не замечая окружающей красоты, живут по законам, противным человеческой природе. Смысл мотива казни в соотнесенности его с мотивом вечности природы проясняется благодаря появлению в структуре текста связей с Л.Н. Толстым и И.С. Тургеневым. Указание на вечное присутствие природы в противовес людям, не замечающих красоты и гармонии, содержится в последнем описании природы в романе С.М. Степняка-Кравчинского и созвучно во многом с точкой зрения Л.Н. Толстого о вечности природы и временным присутствием в ней человека. В финале романа мотив природы сливается с мотивами смерти и любви, выражая авторское представление о жизни человека: о непреодолимости противоречий между вечно живой природой и временным существованием человека.

Своеобразие мотива природы с комплексом мотивных коррелят, представленных в романе С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов», определяется их содержательным и композиционным наполнением. Содержание мотива природы отличается достаточно широким диапазоном: от выполнения функций (служебная, эстетическая, этическая, социальная) до неоднородных единичных проявлений (сопоставления природы с миром общества; реализация через визуальные, осязательные мотивы; соотношения с конкретными образами природы; сочетания с мотивом смерти; интертекстуальной связи с творчеством Л.Н. Толстого и И.С. Тургенева (аналогии, невольные совпадения)). Мотиву природы присуща также способность быть элементом структуры текста, выполняя различные композиционные функции. Мотив природы в романе «Андрей Кожухов» является полноправным компонентом художественной структуры, придавая идейно-художественному смыслу романа философский характер. Особое расположение мотивов смерти и природы в композиции романа С.М. Степняка-Кравчинского расширяет социальную тематику дополнительным смыслом и позволяет сделать вывод о его внутреннем единстве на композиционном уровне.

В заключении подведены основные итоги исследования. Осуществленный в настоящей диссертации анализ мотивов в романе «Андрей Кожухов» С.М. Степняка-Кравчинского в контексте русской литературы последней трети XIX в. позволил определить методологический уровень современного народниковедения, выявить основные тенденции и направления в нем, наметить дальнейшие перспективы исследования.

Представленный в контексте русской литературы роман С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов» и его анализ в мотивном аспекте показывает специфику конкретной исторической действительности и позволяет сделать выводы об идейном и художественном своеобразии произведения. Эти выводы заключаются в признании внутреннего единства как на содержательно-идейном, так и на формотворческом уровнях, воссоздающих идейно-философскую концепцию романа. Анализ мотивов романа С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов» дал возможность осуществления необходимых типологических сопоставлений с произведениями писателей-классиков не только в рамках проблемы интертекстуальности, но и как типологического явления, связанного с национальной русской традицией, осветив в новом ракурсе особенности поэтики народнического романа.

В настоящее время при активно развивающейся теории художественного мотива анализ реализации мотивов в народническом романе в широком литературном контексте актуален и значим. Он позволяет увидеть не только своеобразие писателя «второго ряда», понимание поэтики его творчества, место данного писателя в литературном процессе последней трети XIX в., но и приблизиться к пониманию культурного пространства обозначенной эпохи, способствуя тем самым решению актуальной задачи современного литературоведения – созданию объективной концепции русской литературы.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

  1. Пермякова, О.Е. К общим мотивам в творчестве Н.С. Лескова и Ф.Н. Юрковского [Текст] / О.Е. Пермякова // XIII Пуришевские чтения. Всемирная литература в контексте культуры: сб. ст. и материалов. – М.: МПГУ, 2001. – С. 25-26.

  2. Пермякова, О.Е. Философские мотивы в рассказе Н.С. Лескова «Овцебык» [Текст] / О.Е. Пермякова // Вестник Бурятского университета. Сер.6: Филология. – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. госун-та, 2001. – Вып. 5. – С. 122-127.

  3. Пермякова, О.Е. Типология мотивов в русской литературе (творчество Н.С. Лескова и Ф.Н. Юрковского) [Текст] / О.Е. Пермякова // Материалы науч.-практ. конф.преподавателей, сотрудников и аспирантов Бурятского государственного университета. – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. госун-та, 2001. – Ч.2. – С. 53-55.

  4. Пермякова, О.Е. Мотив звероподобия в поэтике Н.С. Лескова [Текст] / О.Е. Пермякова // Высшая школа: Проблемы преподавания словесности: сб. науч. ст. – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. госун-та, 2003. – Ч.2. – С. 130-134.

  5. Пермякова, О.Е. Ассоциативный фон имен собственных в заглавиях произведений художественной литературы [Текст] / О.Е. Пермякова // Имя. Социум. Культура: материалы II Байкальской междунар. ономаст. конф. – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. госун-та, 2008. – С. 210-212.

  6. Пермякова, О.Е. Функционирование мотива «светлое // темное» в рассказе Л.Н. Толстого «Божеское и человеческое» [Текст] / О.Е. Пермякова // Вестник Бурятского государственного университета. Сер.6: Филология. – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2008. – Вып. 10. – С. 151-156.

1 Пинаев М.Т. Писатель и история русского общества. - Волгоград, 1968. - Вып.24. - С.344.

2 Литературный энциклопедический словарь / Под ред. В.М.Кожевникова. - М.: Просвещение, 1985, -С.124.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Литературоведение как наука литературоведение и лингвистика литературоведение

    Документ
    Литературоведение1 — одна из двух филологических наук — наука о литературе. Другая филологическая наука, наука о языке, — языкознание, или лингвистика (лат.
  2. "Горе от ума" на русской советской сцене

    Документ
    Айтматов Ч.Т. Ранние журавли. Алексин А.Г. В тылу как в тылу и др. повести. Дубов Н.И. Мальчик у моря. Кузнецова А.А. Земной поклон. Лиханов А.А. Мой генерал.
  3. Майн, Рид.     Соб сочинений в 6-ти томах, т Бунин И. А

    Документ
    Баруздин С.А. Большая Светлана. Ее зовут Елкой. Гончар А.Т. Бригантина. Крапивин В.П. Оруженосец Кашка. Межелайтис Э. Человек. Токмакова И.П. Сосны шумят.
  4. Журавель в. П. Шевченко в. Г. О терроризме, террорологии и антитеррористической деятельности

    Документ
    Луков В.В. кандидат исторических наук, генеральный директор Общенационального неправительственного центра по предотвращению терроризма (Центр контртерроризма)
  5. Аксаков Иван Сергеевич Поэзия Шесть стихотворений (1846) Публицистика Примечание к доклад

    Доклад
    Костомаров разбивает народные кумиры (18 4) Университетские отцы и дети (18 4) Мемуары А.Н. Островский (188 ) Об авторе Д.В. Аверкиев: биографическая справка (1909) Аверкиев Д.

Другие похожие документы..