Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Как маркетинговые исследования помогают фармацевтической компании «Экомир» лучше понимать потребности своих клиентов, отслеживать ситуацию на рынке и ...полностью>>
'Документ'
В условиях глобализации различные территории вынуждены не только формировать свои стратегии развития, детерминирующие их внутреннюю экономическую, со...полностью>>
'Документ'
Основными водными объектами на территории ЗАТО Северск являются р.Томь и впадающие в нее малые реки: Большая Киргизка, Самуська, Камышка. Река Томь н...полностью>>
'Документ'
По оценкам специалистов по макроэкономике и геополитике, цивилизация планеты с конца 20 века переживает качественный скачок от индустриального общест...полностью>>

Мама, мама, тебя не слышно! Елена Сергеевна, скорчившись на диване, кричала в трубку связь была отвратительной

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Станислав Староверов

Улитка на теплоходе

По воде, улитка, плыви,

Улитка на теплоходе.

Вверх или вниз – неважно.

(неизвестный автор)

-- Мама, мама, тебя не слышно! – Елена Сергеевна, скорчившись на диване, кричала в трубку - связь была отвратительной; то ли оператора связи связали сетью пираты, то ли Кириши, откуда мама и звонила, перенесли на обратную сторону Луны, такое изредка бывает, к Pink Floyd'у не ходи.

-- Леночка, как твой круиз? Куда плавали? – Прохрипела трубка.

-- Мы ходили, мама, пароходы ходят.

-- Как ходили? Пешком? Пароход сломался?

-- По воде ходили, как же ещё. Ладога, Онега, Кижи и Валаам. Хит сезона – русский север.

-- Как ты сказала – Киш… Кириши? И ко мне не зашла?

-- Да не в Киришах мы были, а в Кижах.

-- Очень, очень, очень жаль. Лучше бы заехали в Кириши.

Елена Сергеевна нажала на «отбой», ей хотелось вдавить красную кнопку в тело телефона – ничего личного, обычный для нашего времени лёгкий садизм.

-- И как ОН? – Спросила засидевшаяся за полночь подруга Людочка. – Ты одна никогда не ездила. Как его зовут, надеюсь, он моложе тебя?

-- Маратгельман.

-- Марат Гельман? Галерист или политтехнолог?

-- Ещё какой технолог… – Елена Сергеевна помолчала и принялась разминать пальцами сигарету – разминала чуть дольше, чем требовал этикет коммунальной квартиры в Коломне (двадцать метров, две комнаты, семья с вечно орущим младенцем и разведёнка, плывущая по жизни для того только, чтобы разменять сороковник – не самый плохой вариант, детей бывает даже двое, а разменивать можно и полтинник). – Я почти не помню ничего, какие-то клочки и обрывки… А имя… Имя я придумала, чтобы звуки не напоминали мне о нём.

-- Звуки, звуки, непозитивные вибрации воздуха, - проворчала Людочка. – Кстати¸ кто тебе звонил?

-- Ленина мама.

-- Мама Ленина? Неплохо.

-- Мама Лены. Моя мама.

*********

Никто не знает, как за месяц до того Елена Сергеевна оказалась на улице – не на улице в страшном смысле этого слова, а перед закрытыми дверями в парадную. Если кому интересно, то в этом доме недалеко от метро Пролетарская находился магазин эконом-класса, но, так как никого ничто давно не интересует, то и подробности не важны. Интересен лишь тот факт, что Елена Сергеевна стояла тогда не перед закрытыми дверями – она сама их закрыла, выходя утром от одного мужчины. Мужчину (впоследствии получившего имя Маратгельман) Елена Сергеевна заполучила сравнительно легко, и это несмотря на изрядную разницу в возрасте – двенадцать лет, замкнутый зодиакальный круг. Думать о том, что этот круг когда-нибудь сузится до размеров шеи, душным летом две тысячи десятого просто не было сил.

Елена Сергеевна вздрогнула – её догонял Маратгельман.

-- Знаешь, Лена, - сказал он, - я тут подумал, не поехать ли нам в круиз. Валаам, Кижи. Четырёхпалубный «Валериан Куйбышев», двухместная каюта, все удобства и даже больше. Тем более что офис компании «ВодоходЪ» в пяти минутах ходьбы.

-- Я знаю. Обуховской Обороны, 209. – Елена Сергеевна произнесла адрес шёпотом, чтобы никто из редких прохожих не догадался, что она банально влюблена - а это не лучшее состояние для монтажёра, тогда в корзину летят не те обрывки плёнки, окончательный монтаж оказывается рваным, важные смысловые куски навсегда теряются, а оставшиеся сняты всегда не в фокусе, но именно за это и дают призы в Каннах с формулировками «путешествие по родному краю, ставшее путешествием вглубь себя» и «дантовские претензии».

Итак, что осталось после монтажного ножа? Почта, чужая женщина и харакири.

Почта в Кижах покачивалась на дебаркадере; оказалось, что отсюда можно послать письмо в фирменном конверте – если не начнётся затяжной шторм, послание дойдёт быстро, конечно, как не без изящества выразился Маратгельман, пока его не перехватит в Коломне какой-нибудь местный раскольников с ледорубом, охотник на стариков троцких.

На Валааме Елена Сергеевна увидела редких в тех краях японских туристов, которые щебетали что-то (Маратгельман сказал по этому поводу «Japanese twitter»). Оказалось, что японцев больше всего интересует то, чем занимаются на острове монахи и отшельники, на что русский гид с улыбкой ответил «медитацией», и Елена Сергеевна подумала, что более точный ответ найти было трудно. Впрочем, услышав ответ гида, японец с самым большим фотоаппаратом неожиданно стал шарить у себя за пазухой - казалось, он ищет меч, чтобы сделать себе харакири («ищет кусунгобу, чтобы совершить сэппуку», уточнил Маратгельман), однако дело оказалось куда серьёзнее – самурай (в этом не было никакого сомнения) решил почесать живот.

В этот момент у Маратагельмана зазвонил телефон. Елена Сергеевна знала, что это звонит женщина, звонит не первый раз, а это значило только, что её мужчина ускользает, уплывает, как рыба, сорвавшаяся с крючка, но удерживать никого Елена Сергеевна не будет, потому что с юности ненавидит рыбалку; пару истерик, пожалуй, закатит, но разве что соблюдая ненужную гендерную гордость и полузабытые законы жанра.

*********

-- И ты его отпустила? – Людочка задала вопрос с плохо скрываемой ненавистью, видимо, примеряя ситуацию на себя. – Он ведь тебя предал. И наверняка он прёт по жизни, как пароход и делает стоянки согласно только расписанию.

-- Это не вопрос этики. Чистая эстетика, стиль, в конце концов. Он вообще-то формально был очень вежлив – масса «здрасьте, пжалста, извините». Просто он не овладел в совершенстве искусством расставания, но с годами это придёт, а пока пусть думает, что никто в этом мире никому ничего не должен. Никогда.

-- Но ты ведь и сама так думаешь? Никто и никогда?

-- Трудно удержать улитку, уплывающую на теплоходе, - прошептала Елена Сергеевна и подумала, что зря их любимым с Людочкой пожеланием было «Да пребудет с тобой сила», ведь в данном случае это только оправдание и иллюзия для слабых людей, решивших, что не надо плыть, проще утонуть. Но даже тогда лучше найти свой «ВодоходЪ», и станут возможны даже прогулки по воде хотя бы потому, что ты сам станешь водой. И, главное, можно где-нибудь на Валааме неожиданно встретить японца, который достанет кусунгобу и разрубит клубок твоей жизни, который ты сама и запутала, и никто не исключает, что самураем станешь ты сам для того только, чтобы чесать, где чешется - да, мы настаиваем именно на такой, пусть излишне поэтичной, формулировке.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Один на один Ник Перумов

    Документ
    – ОНИ ВСЕ МАТЕРИАЛЬНЫ… ИМЕЮТ ФОРМУ, КОТОРУЮ НЕ МОГУТ ИЗМЕНЯТЬ. НИКАКОГО РАВНОВЕСИЯ – НЕВОЗМОЖНО УСЛЕДИТЬ ЗА МИЛЛИАРДАМИ РЕАКЦИЙ, ПОСТОЯННО ИДУЩИМИ В ЭТОМ МИРЕ.
  2. Конкурс юрий Хижняков. Партизанский фонарик Наталия Кнушевицкая. На заводе Виктория Задворнова

    Конкурс
    Виталий Ковалёв родился в 1957 году. Закончил Латвийскую академию художеств. Публиковался в периодических изданиях Латвии, Канады, США. Постоянный автор журнала «Волга–ХХI век».
  3. Карнаухов без срока давности

    Документ
    По набережной Москвы-реки неспешно и весело шли офицеры. Они были молоды, красивы и очень уверены в себе. Заразительная молодость, не растраченная энергия и бьющая из них невероятная жажда жизни, вызывали у торопящихся встречных и
  4. Сергей проснулся от храпа, который раздавался как раз над его правым глазом

    Документ
    Сергей проснулся от храпа, который раздавался как раз над его правым глазом. Просыпаться явно не хотелось, но и продолжать спать под такие рулады тоже не представлялось возможным.
  5. Владимир Дудинцев. Добро не должно отступать Труд, 26. 08. 1989

    Интервью
    Владимир ДудинцевБелые одеждыТри интервью с Владимиром ДудинцевымВладимир Дудинцев. Добро не должно отступатьТруд, 26.08.1989. Владимир Дмитриевич, десятилетиями мы уповали на то.

Другие похожие документы..