Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Публичный отчет'
Информация, содержащаяся в настоящем ежеквартальном отчете, подлежит раскрытию в соответствии с законодательством Российской Федерации о ценных бумага...полностью>>
'Документ'
Организация, зарегистрированная в Москве, собирается открыть филиал в Санкт-Петербурге. С этой целью нанимается работник по трудовому договору с соотв...полностью>>
'Лекции'
Трудно согласиться с весьма распространенным заблуждением, согласно которому монтаж является главным формообразующим элементом фильма. Что фильм якоб...полностью>>
'Закон'
В Україні система державного впливу, незважаючи на функціонування ряду відповідних контролюючих органів, перебуває лише у стані розвитку. Адміністрат...полностью>>

Я. Э. Юдович Замечания и впечатления по прочтении книги проф. Фролова Владимира Тихоновича (далее для краткости «г. Профессор») «Литология» Книга

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Я.Э.Юдович

Замечания и впечатления

по прочтении книги проф. Фролова Владимира Тихоновича (далее для краткости – «г. Профессор») «Литология»

Книга прочитана в полевой сезон 1993 г. на Приполярном Урале с 12 по 28 июля.

То, что я бы отметил как достижения г. Профессора, т.е. с точки зрения непрофессионального читателя – не литолога.

С. 71 Интересная и глубокая мысль о том, что вулканогенно-осадочный тип литогенеза – по существу ярко выраженный тектонический тип.

С. 90 Ценное замечание о том, что границы 0.05 и 2.0 мм, по существу назначенные волевым способом (исследователями), на самом деле отвечают некоторым важным естественным границам.

С. 91 Ясно объяснено, почему зерна мельче 0.05 мм не окатаны: потому что они переносятся во взвешенном состоянии!

С. 104 Ценное замечание о том, что все тонкие неслоистые изотропные осадки считаются биотурбированными и наоборот – сохранность в них тончайшей слоистости означает резкую аномальность условий седиментации.

С. 118 Важное замечание о «сингенетичных будинах» песчаников, образованных протыканием песков глиняным диапиром.

С. 126 Указание о том, что лессообразование – это почвообразование, т.е. процесс элювиальный.

С. 129 Реанимация «сингенеза» (Ферсмана)–Рухина и убедительное доказательство того, что это не что иное, как подводное выветривание.

С. 131 Прекрасно, убедительно разъяснено, что породообразование не сводится к диагенезу, «и в качестве признака диагенеза его недостаточно, а если иметь в виду лишь твердую породу, то и не необходимо».

С. 132 Поучительный пример округления верхних частей камней в каменистых развалах – но не за счет эрозии, а за счет дефляции и ветрового срезания.

С. 134 Ценное объяснение подзола – оказывается, это не что иное, как кора выветривания умеренно гумидного климата, протекавшего сразу в кислой среде.

С. 139 Прекрасно и убедительно показано, что формация красных пелагических глин, во-первых, в полном смысле слова является осадочной формацией, а, во-вторых, это гальмиролитическое образование и не что другое – фактически же просто нерастворимый остаток глобигериновых илов!

С. 141 Ценные, весьма информативные данные о пирокластической фациальной зональности.

С. 142 Важное и убедительное положение о том, что перенос – самостоятельная стадия литогенеза (s. lato), несущая большую геологическую информацию. Четко указано на суть этого процесса – транспортирующая сила превосходит силу тяжести и инерцию покоя.

С. 145 Замечательно интересные данные о том, как и где были установлены струйные воздушные течения в стратосфере.

С. 146 Яркие, легко запоминающиеся данные о том, какие частицы способны переноситься по воздуху при ветрах разной силы: сильный ветер – крупный песок, ураган – даже галька. Сюда же я добавил бы для студентов перенос ураганом Элли с Тотошкой из «Волшебника Изумрудного города».

С. 150 Важное указание о том, что среднеазиатские лессы в основном пролювиальные.

С. 151 Очень интересное соображение о том, что, несмотря на большую сложность речных отложений, они всё же представляют собою единый тип, и поэтому их подразделения имеют ранг таксонов более низких, нежели тип.

С. 152 Интересные и важные данные о транспортирующей и размывающей способности речного потока в межень и в паводки.

С. 154–155 Исключительно интересные, превосходно обобщенные данные о строении речных отложений равнинных и горных рек, о содержании в них тяжелой фракции.

С. 162 Важное указание о том, что в продольном профиле реки изменение зернистости на самом деле невелико – не то, что поперек долины.

С. 163 Ценное указание на слабое изменение минерального состава аллювия от верховьев до устья.

С. 164 Отлично изложен (ясно, понятно, информативно) процесс прибойного шлихования.

С. 167 Прекрасно написано о вдольбереговых течениях в водных «берегах», интересно и поучительно сравнение кос и баров на современных примерах.

С. 174 Очень здорово изложено про Кара-Богаз-Гол и про стоковые отложения.

С. 175 Весьма информативно изложены условия возникновения суспензионных течений.

С. 177 Оч. хор. изложение касательно приливных отложений, их генетической интерпретации (океан!) и краткая, четкая характеристика этих отложений.

С. 190 Хорошо написано про фосфориты в аридных зонах.

С. 195 Остроумная и убедительная идея проведения границы диагенеза по термодинамическому критерию.

С. 202, верхняя половина. Хорошо изложена дискуссия Страхов –Рухин вокруг толкования диагенеза.

С. 218 Глубокое замечание о том, как и почему стадиальный анализ является одновременно и генетическим анализом – в некотором узком аспекте последнего.

С. 231 Превосходное изложение основополагающей работы Батурина. Но возникает и вопрос: неужели, при широчайшем размахе минералогического исследования терригенных отложений – нельзя было привести ни одного примера современного – столь же красивого, как и батуринский?

С. 256 Очень хорошо, что для русского читателя, наконец, донесена идейно-генетическая цепочка российской литологической мысли Швецов-Крынин-Фолк. Хорош разбор классификации Теодоровича, «такой же эклектичной, как и другие».

С. 257 Хороши два студента (один из которых – в калошах). К этому я бы непременно добавил средневековую классификацию неорганической природы: «металлы, минералы и базальты». Самое удивительное, что она – правильная! Если слово «металлы» заменить на «химические элементы», а «базальты» – на «горные породы» – то получим столь любимые г. Профессором «уровни организации материи».

С. 258 Уместна и поучительна рассказанная автором история о том, как его «не пущали» в официальной литологии. Изучающему предмет такие неформальные сведения – весьма полезны.

С. 259 Превосходен и глубок пассаж о совершенно особом статусе обломочных пород – а именно о том, что они ближе не к породам, а к геологическим формациям. Браво, г. Профессор, блестяще! И всё же мне кажется, идея о кластогенезе как о важнейшей особенности экзогенеза (т.е. биосферного осадко- и породообразования) – не додумана до конца. Об этом см. кое-что в нашем препринте1.

С. 265 Очень хороши, продуманны и глубоки рассуждения об отложениях (понятие существенно геологическое), осадках и породах (понятия существенно литологические). Браво, г. Профессор! Вот бы вся книга была бы на таком блестящем уровне...

С. 270 Хорош и логичен, понятен и убедителен ряд генотипы  ассоциации  формации. А то, начитавшись Шванова, начинаю уже думать, что формация – вещь простому советскому геохимику уже вовсе недоступная для понимания. А здесь – вроде бы всё понятно...

Глубоко верно очевидное (но стыдливо скрываемое) положение о том, что нет строгой корреляции между генезисом пород (s. lato) и их наблюдаемыми признаками; г. Профессор эту мысль выразил другими словами – м.б. ещё лучшими.

С. 275 и до конца. Весь раздел силицитов – великолепен! Он насыщен новым, современным материалом. Поистине хорошо иметь такого талантливого ученика, как Волохин – из книжки которого не зазорно брать целые куски! Отдельные особо прекрасные места – не цитирую ради краткости. Скажу лишь с благодарностью, что эта глава необыкновенно полезна не только для меня, но еще в большей мере – для моей аспирантки, которая занимается силурийскими кремнистыми черными сланцами Пай-Хоя2.

В целом весь труд впечатляет масштабностью замысла и, в общем, вполне удавшимся его воплощением. Безусловно, «Седиментология» Казанского – книга ценная, но неизмеримо более узкая.

Теперь перехожу к замечаниям – не делая никакой селекции между опечатками, стилевыми погрешностями и замечаниями по существу. Ибо заниматься этим упорядочением – у меня нет времени. Прошу принять во внимание, сколько времени потребовало прочтение книги от корки до корки (включая и разгадывание ребусов и кроссвордов в виде подрисуночных подписей!), затем написание замечаний в тетрадку, и наконец – перепечатка их на машинке для г. Профессора в сентябре 1993 г. – по приезде с поля, в ряду других дел, которые я полагаю срочными.

Поясняю – почему я придаю этой работе такой высокий статус. Потому, что я надеюсь на переиздание этой ценной книги – когда г. Профессор сможет учесть замечания на пользу читателю и российской науке3.

Итак – замечания

К сожалению, я взял в руки карандаш не с самых первых страниц, а сейчас уже лень их перечитывать. Помню лишь, что меня шокировало малое внимание, уделенное г. Профессором фигуре Страхова. Куда-то он был задвинут во второй ряд, так мне показалось...

С. 52 Определение осадочных пород: «... возникшие на поверхности литосферы или вблизи неё и существующие при термодинамических условиях, характерных для верхней части земной коры».

Непонятно, отчего в одном случае литосфера, а в другом – земная кора. Это ведь разные вещи.

С. 52. Химический состав осадочных пород. Это изложение отстало от современных данных. Необходимо использовать две последние книги Ронова: Ронов, 1980 и Ронов, Мигдисов, Ярошевский, 1990. При том, что в последней – уже окучены данные по стратисфере океана (в первой их не было).

С. 54 «Это четко указывает на преобладание окислительных условий и господство кислорода в атмосфере и гидросфере, по крайней мере, с протерозоя». Это грубо ошибочное высказывание. Во-первых, непонятно, что значит «господство кислорода» – это что, более 50 % по объему?! Во-вторых, надо помнить, что для «окислительных условий» достаточно уже самого факта присутствия свободного кислорода. Пример тому – марсианские красноцветы, хотя содержание кислорода в атмосфере Марса крайне ничтожное. В-третьих, «протерозой» (термин явно устаревший, я предпочитаю названия докембрийских стратонов по Л. И. Салопу) – это ведь эон грандиозной длительности, от 2.6 до 0.65 млрд лет, т.е. добрых 2 миллиарда лет!!! Поэтому говорить вообще о «протерозое» – некорректно. В действительности революционный скачок в истории атмосферы произошел где-то в середине карельского мегахрона (мезопротозоя, по Л. И. Салопу), на рубеже примерно 2.2 млрд. лет тому назад. Именно в это время, отмеченное грандиозной фоссилизацией Сорг (шунгитоносные и графитоносные толщи на всех континентах) – в атмосфере, скорее всего, впервые появился свободный кислород – скорее всего, в ничтожных, «марсианских» концентрациях. Об этом свидетельствуют сенсационные изотопные данные, как наши4, так и зарубежные. До того свободного кислорода в атмосфере, скорее всего, не было, а в гидросфере он появлялся только в «оазисах» рядом со скоплениями фотосинтезирующих цианей.

С. 54. К сожалению, игнорирование автором основополагающих сочинений Ронова привело к тому, что из изложения совершенно выпал фундаментальный факт геохимии стратисферы: избыток в стратисфере кальция по сравнению с магматической литосферой. Этот давно известный геохимический парадокс в последнее время [Ронов и др., 1990] стали объяснять, привлекая аж состав базит-гранулитовой оболочки нижней коры! Так это или нет – не знаю, но, во всяком случае, читатель должен быть осведомлен о том, что существует проблема избытка Са в стратисфере.

С. 55 «... есть черты, отражающие специфику хемогенных превращений в осадочном процессе: гидратация, карбонатизация...».

Манерное выражение. Проще и лучше, конечно, «химических превращений».

С. 55 «Они [осадочные породы] наполовину... состоят из кислорода, что позволяет в известном смысле назвать их специфически газовой, кислородной оболочкой Земли».

Нет, г. Профессор! Кислородной – да, а газовой – нет, потому что с таким же успехом «газовой» можно обозвать не только всю литосферу, но даже всю мантию, состоящую, как-никак, в основном из силикатов и оксидов. Ибо химический элемент кислород – это одно, а «газ» – совсем другое. Например, на Юпитере метан – твердое тело, а на Земле – газ...

С. 57 «... часто называемые аутигенными, т.е. автохтонными».

Ну и ну! Одно иностранное слово объясняется через другое иностранное слово, ничуть не более понятное. На самом деле, конечно, надо разъяснить читателю, что аутигенный означает самим (своим)-рожденный, а аллотигенный – соответственно, чужим-рожденным (пришлым, не своим).

С. 57 «... всё же их лицо определяют аморфные и микро- скрыто- или полукристаллические минералы».

Это важный момент! Дело в том, что современные минералоги отказываются считать некристаллические вещества минералами, а придумали для них очень удачный групповой термин минералоиды. На эту тему в Сыктывкаре было проведено крупное Всесоюзное совещание5. И это новшество надо бы непременно отразить в современном учебнике по литологии. Я бы сказал, что в некотором смысле биосферу можно назвать царством аутигенных минералоидов.

С. 57 «... с изменчивым комплексом поглощенных катионов и других компонентов (адсорбированных редких и рассеянных элементов и др.)».

Нелепое противопоставление катионовкомпонентам и редким и рассеянным элементам (которые сорбируются чаще всего как раз в форме катионов).

С. 58 «... спектральный анализы и другие разнообразные виды химического анализа».

Неудачно сказано. Такие физические методы анализа, как спектральный (эмиссионный, атомно-абсорционный, люминесцентный и др.) – не принято именовать методами химического анализа.

С. 59 «а также торфяники – будущие угли...».

Эта крайне досадная терминологическая погрешность повторяется на протяжении всей книги много раз. Торфяник – это не отложение и не осадок, это торфяное болото. Поэтому правильнее говорить не торфяник, а только торф. Заметим кстати, что вопрос о возможности фоссилизации верховых торфов нельзя считать решенным, в отличие от низинных торфов типа Эверглейдс во Флориде или наших колхидских, фациально гомологичных. Эти последние могут захороняться при трансгрессиях моря.

С. 59 «И после того, как осадок отложился, в нем не прекращаются процессы осадкообразования...».

Очевидно, что эта часть фразы абсурдна. Отложился – значит отложился. И никакого другого осадка в этой точке образоваться уже не может.

С. 60 «Зона осадкообразования ... геометрически охватывает нижнюю часть атмосферы...».

Не геометрически, а пространственно. И далее – о том, что зона осадкообразования находится в биосфере. Верно! Вот почему следовало бы ввести биосферу в определение осадочных пород, избавив это определение от смысловых перекрытий, т.е. понимая биосферу только по Вернадскому, а не по Вассоевичу-Иванову, т.е. не включая в неё «метабиосферу».

Я бы дерзнул предложить г. Профессору на рассмотрение следующее определение осадочных пород:

Осадочные горные породы – это такие агрегаты частиц минералов и минералоидов, которые формируются в биосфере. При температурах более 300оС и давлениях больше 1–2 кбар осадочные породы переходят в метаморфические (метаморфизуются).

В этом определении есть по меньшей мере 5 достоинств, которые, если г. Профессор пожелает – я мог бы пояснить. К нему я тут же дал бы для читателя маленький толковый словарик использованных терминов: минерал, минералоид, агрегат, биосфера.

С. 60 «... здесь в равной мере господствуют все три состояния ... ».

Но господствовать в равной мере невозможно. Если уж «господствует», то что-нибудь одно.

С. 61 «... повышающие уровень организации вещества и запасы его энергии высоких классов».

Что бы сие значило? Я ничего не понял.

«Эта энергия становится причиной ... глубокого преобразования [вещества] в сингенезе и диагенезе».

Но здесь эти стадии не определены, и что преобразуется в сингенезе – непонятно.

С. 61. Насчет экзотермичности выветривания: как-то сомнительно. Ведь если бы сие было в самом деле так, то химическое экзотермическое выветривание было бы наиболее эффективным ... в Антарктиде, вследствие постоянного отвода тепла. Все-таки движущей силой выветривания является подвод, подпитывание, поглощение (а не выделение) энергии, аккумулированной биосферой.

С. 61 «... осаждения взвесей, планктонного, вулканического и космического материала».

Запятая после «взвесей» – не нужна.

С. 61 «... и это взаимодействие отличается не только энергетичностью, но и ...».

Что бы сие значило? Вообще г. Профессор склонен к таким вот манерным, совершенно бессмысленным оборотам, замусоривающим научный текст.

С. 61 Приходится воспроизвести фразу целиком: «Игра (!) видов энергии и сил и взаимодействие состояний (!) подвержены колебаниям в течение часов, суток, сезонов, годов и более длительных процессов (!) и часто совершается аритмично, не через равные промежутки времени, что определяется вероятностными законами интерференции (!) состояний (!) и сил».

Ну что тут сказать? Такие полубессмысленные и полуграмотные пассажи отнюдь не служат украшением серьезного сочинения. Г. Профессор должен ясно осознавать, что у серьезного читателя в таких местах появляется сильнейший позыв – закрыть книгу и более никогда её не открывать. Читатель – тот же покупатель, который «всегда прав». Нельзя до такой степени пренебрегать интересами читателя и печатать такую дребедень, вкрапленную в интересную и глубокую книжку.

С. 62 (Наконец-то кончилась злосчастная страница 61!). «... отличается высокой подвижностью для (?!) динамических процессов».

Как это понять – подвижность для?

С. 62 «Они выравнивают состав...».

Непонятно, к чему относятся эти «они»: то ли к «процессам», то ли к «факторам».

С. 63 «... и тем самым обеспечивающие жизнь на дне океанов ...».

Здесь необходимо уточнить: аэробную жизнь, ибо существует ведь и жизнь анаэробная, вовсе не нуждающаяся в свободном кислороде.

С. 63 « ... менее растворимые соли (СаСО3), выпадающие в осадок при перемещении растворов».

Никогда не слышал, что карбонат осаждается в результате апвеллинга.

С. 63 «Расцвет жизни ... использует ... вещество для построения тела ...»

С. 64 «Поэтому оба мощных фактора [температура и давление], влияющих согласованно и прямо пропорционально (?), реализуются (?) в очень больших массах растворенных в морской глубинной воде газов, которые удерживают в растворе и большие массы карбонатов ...».

А среди этих газов названы сероводород и кислород. Хотелось бы спросить г. Профессора конкретно: какие же это катионы «удерживаются в растворе» кислородом и сероводородом?! И ещё раз замечу, что мне никогда не приходилось слышать о химическом осаждении карбонатов в процессе апвеллинга.

С. 64 « ... давление, оказываемое ... появлением (?) материкового оледенения ...».

Странный оборот: давление появлением.

С. 65 Насчет того, что «гумидный» происходит от «гуминового ОВ». Никогда не думал; я в простоте считал, что гумидный означает просто влажный.

С. 65 «... развитие водорослей и (!) растений».

Это прелестно! Начиная с этого места на протяжении ВСЕЙ книги г. Профессор упорно отказывает бедным водорослям в праве называться растениями!

С. 66 «Восстановительные условия определяются ... формированием торфяников ... ».

Нет, торфяник – это саморазвивающаяся система. Он сам определяет восстановительную обстановку, а не наоборот.

С. 66 «Кислорода, например, во время цветения водорослей в верхнем слое морской воды намного больше возможного его содержания (??)...»

Это абсурдная фраза. Во-первых, что это за «цветение водорослей» – на них что, цветы появляются? Очевидно, автор имел в виду массовый прирост биомассы, например, весенний. Во-вторых, как может быть «больше возможного содержания». Больше возможного – это невозможное. Очевидно, надо было сказать «больше предельного его содержания в растворе морской воды в равновесии с атмосферой». И поэтому он выделяется даже в свободную фазу – в виде пузырьков.

С. 67 «проветривают, водоемы». Запятая не нужна.

С. 67 «Углекислый газ в морской воде содержится в большом количестве, может быть в 7–8 раз большем, чем в атмосфере. Содержание свободного СО2 так же возрастает ...».

Из такого текста ясно, что автор имел в виду не количество, а содержание. Это типичная ошибка литологов (особенно грешит ею Холодов) – говорить количество вместо содержание, хотя это совершенно разные вещи.

И далее автор ещё раз путает эти понятия: «Вместе со связанной СО2 ... (количество которой примерно в 100 раз превышает свободную СО2 (её до 60 см3/л) – это огромные запасы».

Да, запасы – это количество. Но тогда не надо путать читателя приведением в скобках концентрации, а говорить действительно о количестве, например, о тоннах СО2 (в сравнении, напр., с тоннами СО2 в атмосфере).

С. 68 Снова «поглощение водорослями и растениями».

С. 68 «Они [небольшие колебания рН] стабилизируют карбонаты и бикарбонаты, находящиеся в растворе». С точностью до наоборот. Именно наличие карбонат-бикарбонатного буфера и «стабилизирует» рН морской воды, делая его колебания «небольшими».

С. 68. «Резкие колебания рН смертельны для организмов и были причиной их вымирания».

Ну, это чересчур лихо заявлено. Ведь на самом деле это никем не доказано, это не более чем одна из гипотез. Поэтому словечко «вероятно» – не помешало бы.

«С глубиной усиливается диссоциация угольной кислоты, что понижает рН». А вот об этом важнейшем феномене – причине «карбонатной компенсации» и, следовательно, важнейшем палеобатиметрическом индикаторе – надо было сказать раньше – и подробнее, а не скороговоркой.

С. 68 «В засушливых зонах пассат(?)...»

Разве пассат – она? Но если он – тогда пассатов, а не пассат.

С. 68 Приводится много данных о соленостях, на читателя обрушивается водопад цифр – но никакой интерпретации в итоге так и не даётся!

С. «... органический мир, который часто погибает в массовом количестве». Выражение «органический мир» уже подразумевает «массовое количество», поэтому этот оборот тавтологичен.

С. 69 «... по исчезновению стеногалинных форм ...». Этот термин нигде не был объяснен, а читатель может его и не знать.

С. 69 «... углекислый газ, из которого они строят свое тело».

Из углекислого газа тела не построишь, разве что из замороженного. Поэтому лучше сказать «углекислый газ, используемый водорослями-симбионтами в метаболизме».

С. 69 «... формирование качественно отличных от производных других типов продуктов – осадков и пород».

Получилось «продукты, отличные от производных» – порядочная ерунда. Да и четыре (!) родительных падежа подряд не украшают текст.

С. 71 Повторяю свое сомнение насчет названия гумидного типа.

С. 71 Утверждается, что карбонаты переводятся в осадок в основном в аридном типе седиментогенеза. Однако примеров заведомо гумидных карбонатов (которые среди прочего распознаются и по повышенному содержанию марганца: см. классическую статью Ронова и Ермишкиной, 1959, а также мою книжку6) совсем не мало. Так что в отношении карбонатов это высказывание кажется чрезмерно категоричным.

С. 71 «Из многочисленных выразительных положительных характеристик гумидному типу свойственны...».

Что бы это значило? Автор решил похвалить гумидный тип? За то, что он весь такой из себя гумидный? Очевидна абсурдность этого выражения.

С. 72 Среди «положительных характеристик» гумидного типа названы «торфяники и угли», а также горючие сланцы.

Во-первых, если речь идет о типах седиментогенеза, то ни угли, ни горючие сланцы седиментами не являются.

Во-вторых, приходится повторить, что «торфяники» – это тоже отнюдь не седименты, а фации седиментогенеза – торфяные болота.

И, в-третьих, сапропелевые осадки (будущие горючие сланцы) – образования скорее аклиматические, так как их полно и в аридном седиментогенезе.

С. 72 «... преобразование осадков... нигде более не достигаемое (-ющее!) такой интенсивности».

С. 72 «... зависит от времени (длительности) сингенеза и диагенеза ...».

Однако «сингенез» ранее не был определен – поэтому сие читателю непонятно.

С. 73 «... глубина переработки обратно пропорциональна скорости осадконакопления».

Нет, соотношение здесь в действительности более сложное. (См. типизацию вариантов диагенеза в зависимости от двух факторов – скорости седиментации и аэрированности наддонной воды – в «Геохимии черных сланцев», 1988, с. 189–196.)

С. 72 Насчет того, что аридный тип якобы исключает химическое выветривание. Это – устаревшая точка зрения! Рекомендую ознакомиться с альтернативной идеей. Во-первых, об этом задолго до меня в совершенно ясной форме писал Н. Н. Верзилин, большой знаток красноцветов Ср. Азии. Во-вторых, мною это было заявлено недавно в статье в «Геохимии»7. В качестве яркого геохимического индикатора аридного химического выветривания я рассматриваю накопление в элювии калия (при выносе значительной части натрия, кальция и магния) и формирование аутигенных полевых шпатов (см. мой небольшой обзор по аутигенным полевым шпатам в новом негосударственном журнале «Народное хозяйство Республики Коми», 1993, № 3). Кроме того, как об этом еще очень давно писал Ронов – причем писал как о вещи самоочевидной – толщи красноцветов можно, по большому счету, рассматривать как формации, сложенные продуктами переотложения аридных кор выветривания. И действительно, массовое образование гематитового или гетитового пигмента – что это, если не проявление самого настоящего химического выветривания?



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Российская Библиотека Холокоста мы не можем молчать школьники и студенты о Холокосте Выпуск 2

    Книга
    В сборник вошли работы 14 школьников и 5 студентов России – победителей и лауреатов 3 Международного конкурса «Память о Холокосте – путь к толерантности».

Другие похожие документы..