Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
З метою скорочення дефіциту державного бюджету України, здійснення контролю за додержанням порядку розрахунків у іноземній валюті, забезпечення облік...полностью>>
'Сочинение'
В олимпиаде школьников по истории, принимают участие 2 группы учащихся: 10-х и 11-х классов. Независимо от класса им предлагается выполнить три группы...полностью>>
'Документ'
Дисциплина: «Бухгалтерский учёт и налогообложение на малом предприятии» знакомит студентов с бухгалтерским учётом и системой налогов и сборов в РФ на...полностью>>
'Закон'
Соціологія культури – спеціальна соціологічна теорія, яка вивчає закономірності функціонування культури в суспільстві. Сам термін культура (“cultura”...полностью>>

Лингвистическая поэтика татарской детской поэзии (на примере творчества Ш. Галиева, Р. Валиевой, Р. Миннулина) 10. 02. 02 языки народов Российской Федерации (татарский язык)

Главная > Автореферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

ГАФУРОВА ФАНИСА АБДУЛЛИЕВНА

ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ПОЭТИКА

ТАТАРСКОЙ ДЕТСКОЙ ПОЭЗИИ

(на примере творчества Ш.Галиева, Р.Валиевой, Р.Миннулина)

10.02.02 — языки народов Российской Федерации

(татарский язык)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Казань — 2006

Работа выполнена в отделе языкознания Института языка, литературы и искусства им.Г.Ибрагимова Академии наук Республики Татарстан

Научный руководитель доктор филологических наук

Рамазанова Дария Байрамовна

Официальные оппоненты доктор филологических наук, профессор

Хаков Вахит Хозятович;

кандидат филологических наук, доцент

Замалетдинова Гульнара Фандасовна

Ведущая организация Государственное образовательное

учреждение высшего профессионального

образования «Елабужский государственный

педагогический университет»

Защита диссертации состоится ___ ноября 2006 г, в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 022.001.01 в Институте языка, литературы и искусства им.Г.Ибрагимова Академии наук Республики Татарстан по адресу: 420111, г.Казань, ул.Лобачевского, 2/31.

С диссертацией можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке Казанского научного центра РАН (420111, г.Казань, ул.Лобачевского, 2/31).

Автореферат разослан «___» октября 2006 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат филологических наук Г.Г.Саберова


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Поэтика, как образность в ткани художественного произведения, была выделена издавна, еще в античной литературе говорилось о двойственности поэтического языка и Аристотелем поэтичность, образность рассматривалась отдельно, под названием «Риторика». Во II половине 19 в. в трудах В.А.Потебни, А.Н.Веселовского были заложены основы учения о постоянных признаках поэтического языка, основы исторической поэтики, продолжены и развиты В.В.Виноградовым. Вопросы поэтики, в том числе и лингвистической поэтики в XX в. с разных точек зрения разрабатывались в славистике и в европеоистике в трудах таких известных ученых, как М.Борн, Р.Барт, Ф.Гарсия Лорка, В.П.Григорьев, Г.Кун, Ю.М.Лотман, Ю.Н.Тынянов, М.П.Фуко, В.Б.Шкловский, Р.О.Якобсон и др.

Язык эстетических ценностей сам является художественной ценностью. В этой связи объектом особого значения становится поэтический язык детской поэзии, его лингвистические ресурсы, с помощью которых поэтическое произведение воздействует на духовный мир детей.

Детская поэзия является своеобразным показателем общего духовного состояния, культурного развития народа и общества. Она представляет собой сложную, разнообразную и в то же время единую систему, в которой сконцентрировался богатый опыт человечества, накопленный многими поколениями.

С момента своего появления детская художественная литература служила для родителей и педагогов орудием воспитания и образования, а для ребенка была другом и учителем жизни. Большие воспитательно-образовательные задачи, возложенные на детскую поэзию, в наше время не только не теряют своей актуальности, но и приобретают особую значимость в связи с изменениями в духовной жизни общества в период трансформационных процессов, вызванных экономическими и политическими преобразованиями в нашей стране, и с возникшими изменениями в ориентации духовных ценностей.

В настоящее время среди других жанров, как справедливо отметил Р.Миннуллин в своем выступлении на XII съезде писателей, «по своей широкой воспитательной значимости ведущее место занимает детская поэзия» (Миннуллин Р., 1998: 150). Богатая история детской поэзии, тенденции ее развития, конкретные теоретические аспекты и практические вопросы заслуживают внимательного изучения. Между тем, изучение выделенной нами проблемы в лингвопоэтическом аспекте и в аспекте поэтического мастерства продолжает оставаться вне поля зрения исследователей.

Татарская детская поэзия представлена большим количеством поэтов: Р.Валиев, Р.Валиева, Р.Газизов, Ш.Галиев, М.Джалиль, Г.Ибрагимов, Р.Корбан, Л.Лерон, Н.Мадьяров, Р.Мингалимов, Р.Миннуллин, Х.Музагит, Э.Мукминова, А.Нигматуллин, Б.Рахмат, Х.Такташ, Г.Тукай, Х.Туфан, Р.Файзуллин, М.Файзуллина, Х.Халиков, И.Юзиев, Ф.Яруллин и др. Исходя из этого, нам представляется более целесообразным выбрать для исследования лингвистической поэтики татарской детской поэзии II половины XX в. наиболее крупных ее представителей — Ш.Галиева, Р.Валиеву и Р.Миннуллина, являющихся центральными фигурами детской поэзии указанного периода, завоевавших всеобщее признание у народа и высокую оценку у критиков и исследователей (см. труды: А.Баянов, Т.Галиуллин, Л.Ихсанова, Э.Нигматуллин, Г.Рахим, Ф.Урманче, С.Хаким, Н.Хисамов, И.Юзиев и др.).

Анализ имеющихся публикаций по детской литературе свидетельствует о том, что лингвистическая поэтика татарской детской поэзии, как и весьма индивидуальные особенности творчества ее ведущих поэтов Ш.Галиева, Р.Валиевой, Р.Миннуллина еще не нашли системного сравнительно-сопоставительного научного освещения, и ощущается необходимость в специальном монографическом исследовании их лингвистической поэтики.

Поэтический язык этих известных писателей, имеющий новаторский характер, структура их стихотворных текстов, богатых разнообразными тропами и синтаксическими фигурами, своеобразная ритмика как отражение черт детской поэзии определенного времени вызывают интерес с разных точек зрения — и как своеобразный стиль, и как индивидуальный творческий метод каждого поэта.

Необходимо особо отметить еще и то, что, хотя по поэтике литературного текста и имеются значительные разработки (см.: Х.Р.Курбатов, 1972, 1978, 2002; И.Б.Бђширова, 1974, 1980; В.Х.Хаков, 1979; С.Ш.Поварисов, 1997; Р.Ф.Ягъфђров, 1999; Л.Г.Габдрахманова, 2002; К.М.Мићнуллин, 2003; Ф.Ф.Хђсђнова, 2005; Р.Садыков, 2005), лингвистическая поэтика остается сравнительно молодым направлением в области татарской филологии.

Без тщательного анализа структуры текста невозможно показать мастерство художников слова — поэтов, прозаиков или драматургов. Исторический аспект также показывает, что поэтика постоянно развивается, обогащается новыми приобретениями. Все это также актуализирует тему, выбранную для нашего исследования.

Данная работа посвящена раскрытию мастерства детских поэтов — Ш.Галиева, Р.Валиевой, Р.Миннуллина — особенностей употребления ими языковых ресурсов при создании поэтического текста. Изучая и выделяя экспрессивные языковые и стилевые приемы авторов, раскрывая богатство художественно-изобразительных средств, можно увидеть, как создается истинная поэзия, истинный поэтический текст и как используются при этом лексико-семантические, фонетико-грамматические и другие ресурсы языка.

Ш.Галиев, Р.Валиева, Р.Миннуллин, как и другие художники слова, в своем творчестве употребляют и металогические, и автологические приемы. При металогическом приеме слова и выражения употребляются в их переносном, образном или фигуральном значениях (Есин, 1998: 112). Область металогических выражений детских поэтов обширна, она содержит в себе такие стилистические фигуры, как сравнение, метафора, симфора, эпитет, гипербола, литота, метонимия, синекдоха, символ, аллегория, иносказание и др. Автологический прием представляет собой достижение образности путем применения слов и выражений в прямом значении. В поэтическом тексте эти приемы нередко сочетаются между собой при эстетическом изображении действительности так, чтобы создавалась образность.

Кроме того, исследование показало, что эти поэты прекрасно знают особенности поэтического мастерства русской, западной, восточной, древней литератур. Творчество исследуемых нами поэтов построено на неутомимом поиске. Богатством красок и оттенков оно во многом сродни с детским фольклором, богатством и разнообразием ритмов созвучно с музыкой.

Объект исследования — стихотворно-поэтические тексты детских поэтов Ш.Галиева, Р.Валиевой, Р.Миннуллина, являющихся центральными фигурами татарской детской поэзии II половины XX века.

Цель и задачи исследования. В настоящей работе впервые подвергнута анализу поэтика татарской детской поэзии на примере стихотворных текстов для детей Ш.Галиева, Р.Валиевой, Р.Миннуллина в лингво-поэтическом аспекте.

Для достижения этой цели были поставлены следующие задачи:

  • выявление особенностей детской литературы и поэзии, определение роли в них поэтики;

  • анализ особенностей употребления металогических приемов и словоупотребления в поэтических текстах для детей Ш.Галиева, Р.Валиевой, Р.Миннуллина;

  • выявление своеобразия творчества этих поэтов в создании автологических приемов в поэтических текстах для детей;

  • раскрытие своеобразия употребления поэтического синтаксиса исследуемыми поэтами в текстах для детей;

  • определение метрических систем, использованных поэтами в текстах детского стиха.

Методологическая основа диссертации базируется на теоретических положениях, разработанных в трудах таких отечественных и зарубежных ученых, как В.Белинский, Н.Валгина, В.Виноградов, М.Горький, Н.Добролюбов, А.Есин, А.Квятковский, Х.Кюпер, Н.Чернышевский, К.Чуковский, Р.Якобсон; татарских и башкирских исследователей, как А.Ахмадуллин, К.Ахмедьянов, Г.Ахунов, И.Баширова, Ф.Галимуллин, Т.Галиуллин, Х.Госман, Д.Загидуллина, М.Закиев, Ф.Ибрагимова, Р.Кукушкин, Х.Курбатов, С.Поварисов, Ф.Сафиуллина, С.Сафуанов, Ф.Урманчеев, В.Хаков, Ф.Хатипов, Н.Хисамов, И.Юзиев, Н.Юзиев и др.

Метод исследования. При анализе текстов названных авторов применялись функционально-стилистический, описательный и лексико-семантический методы индукции и дедукции, а также методы линеарно-структурного и сравнительного анализа.

Научная новизна диссертации заключается в том, что впервые в лингво-поэтическом аспекте рассматривается татарская детская поэзия II половины XX века на конкретном материале по творчеству Ш.Галиева, Р.Валиевой, Р.Миннуллина, комплексно исследуются стилистические, поэтические, языковые особенности стихотворных текстов для детей с учетом достижений теории и практики современной филологии.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что она вносит вклад в исследование лингво-поэтических средств языка, в развитие функциональной стилистики.

Практическая значимость работы заключается в том, что научные выводы диссертации и методика анализа произведений могут быть использованы в создании монографий и вузовских учебников по истории татарской детской литературы. Методы и результаты данного исследования могут быть использованы при изучении стихотворных текстов других поэтов. Работа может быть учтена при составлении программ и учебников по татарскому языку и литературе, в преподавании в общеобразовательных школах, лицеях, гимназиях. Материалы данной работы могут применяться при чтении курса лингвистической стилистики и поэтики.

Апробация работы. Результаты исследования отражены в 9-и статьях, в 11-и учебных пособиях (в соавторстве) по татарскому языку (с 1 по 5 класс), опубликованных в Республике Башкортостан; докладывались на итоговых научно-теоретических конференциях профессорско-преподавательского состава Башкирского государственного педагогического университета (1991–2006 гг.), Международных научно-практических конференциях в г.Тольятти (2006), Казани («120-летие со дня рождения Г.Тукая», 2006), региональных конференциях в городах Стерлитамак (1998), Белебей (2000), Дюртюли (2004), Бирск (2005), на I городском образовательном форуме в г.Стерлитамак (2006).

Структура диссертации. Работа состоит из введения, пяти глав, заключения, списка источников, библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснованы актуальность темы и научная новизна работы, определяются характер исследуемого материала, цель и задачи исследования, методология, раскрыта степень изученности проблемы.

Во введении диссертации представлены определения понятий поэзия и поэтика, с учетом данных отечественных и зарубежных исследователей (И.Баширова, В.Виноградов, Е.Дрю, В.Кожинов, Х.Курбатов, Х.Кюпер, Л.Лотман, В.Одинцов, М.Поляков, Ф.Сафиуллина, В.Томашевский, В.Хаков, Н.Юзиев), сделаны соответствующие заключения на основе их высказываний и приведены собственные наблюдения диссертанта над поэтическим творчеством ряда поэтов, прозаиков и драматургов.

В данной части работы даются определения таким понятиям, как поэзия, поэтика текста, выявляются особенности татарской детской поэзии второй половины XX века. Дается определение самого понятия «текст». Текст — это написанная и напечатанная словесная ткань произведения. В результате получается, что исследование текста и есть исследование языка произведения и художественных приемов автора.

В первой главе «Особенности детской литературы» вкратце рассматривается специфика татарской детской литературы, в том числе и поэзии, на фоне всемирной и русской, а так же и татарской. Вопрос о специфике детской литературы не раз становился предметом споров. Еще в средние века понимали, что для детей нужно писать иначе, чем для взрослых. Вместе с тем всегда находились те, кто признавал только общие законы искусства и делил книги просто на хорошие и плохие. Одни воспринимали детскую литературу как педагогику в картинках. Другие считали, что отличие детской литературы кроется лишь в тематике, говорили о доступности содержания или об особом «детском языке». Время от времени по этому поводу разгорались широкие дискуссии, в ходе которых вырабатывались более объективные требования к детской литературе. Так, в начале 70-х годов XX века в дискуссии на страницах журнала «Детская литература» исходной точкой зрения стала мысль о детской литературе как об особой форме общественного сознания. Критики и литературоведы признали, что существует свой путь художественного отображения мира в произведениях, написанных для детей.

В последние годы научно-критическое осмысление феномена детской литературы идет через привлечение данных других наук — не только фольклористики, «взрослого» литературоведения, но и психологии, социологии, культурологии.

Обобщая исторический и современный опыт развития татарской детской литературы, можно признать следующее: она возникла на пересечении художественного творчества и учебно-воспитательной деятельности и является областью словесного искусства, функции которого — доставлять ребенку эстетическое наслаждение и способствовать духовному формированию его как личности. В этом плане особенно выигрышной и становится поэзия, как жанр, наиболее пронизанный образностью.

Специфика детской литературы обусловлена, в первую очередь, возрастом читателя. Известно, что выделяются 4 типа возраста детей. Чем меньше возраст, тем сильнее проявлены в произведении своеобразные черты, по которым можно безошибочно угадать, что оно адресовано ребенку. Вместе с растущим читателем «взрослеют» и его книжки, постепенно меняется вся система предпочтений. Так, малыши предпочитают стихи, сказки, следом за лирикой они осваивают прозу, а позже — драматургию, вырастающую из детской игры и первых выученных стихов.

В «Заповедях для детских поэтов» К.И.Чуковский перечислил правила, по которым следует создать детские стихи и поэмы (см.: От двух до пяти. М., 1934. С. 5–35). Важными представлялись ему образность в сочетании с действительностью, быстрая смена образов, музыкальность, насыщенность глаголами при минимальном использовании прилагательных, близость к детскому фольклору, к игре, обилие юмора. Последняя заповедь такова: «Не забывать, что поэзия для маленьких должна быть и для взрослых поэзией», язык детской, книги должен быть особенно богатым на образность, доступным. Эти качества речевого стиля достигаются тщательным отбором каждого слова, строго выверенной грамматической структурой каждого предложения.

В развитии татарской детской литературы во второй половине XX в. выделяется период «застоя» (1960–1985 гг.) и период перестройки и демократизации общества (1985–2000 гг.). Если в первый период татарская детская литература развивалась с учетом традиций предыдущих лет: постепенно расширяется тематика, жанры становятся разнообразными, и в целом наблюдается рост в качественном и количественном отношениях, то во второй период развития татарской детской литературы на первый план выходит поэзия для детей как оперативный вид жанра.

Поскольку в данной работе татарская детская поэзия II половины XX века представляется на примере творчества Ш.Галиева, Р.Валиевой, Р.Миннуллина, дается краткий творческий портрет каждого из них.

Во второй главе «Металогический прием в стихотворных текстах для детей» затрагиваются вопросы истории формирования способов создания образности с помощью расширения и переноса значений слов, роли тропов в этом. Как истоки лингвистической поэтики указываются народный, в том числе и детский фольклор, колыбельные песни (Н.Исанбет, Р.Ягафаров, С.Алибаев).

На основе богатого материала анализируются приемы употребления переносных значений слов в стихотворно-поэтических текстах Ш.Галиева, Р.Валиевой, Р.Миннулина. В диссертации раскрыто, что наиболее употребляемыми металогическими приемами являются метафора, метонимия, гипербола, ирония, литота, метафорический эпитет, а также метафорические сравнения. Выявлено, что у поэтов наиболее излюбленные приемы — употребление переносных значений слов.

Большое место уделяется анализу различных видов эпитетов, при этом выявляется своеобразие каждого исследуемого поэта в использовании эпитетов, метафор, некоторые из которых были известны еще в памятниках старотатарской письменности («Кыйссаи Юсуф» Кул Гали), в фольклоре и других народов (С.Поварисов, Р.А.Юсупов).

В детской поэзии Ш.Галиев стал известным в 60-е годы со своим комическим героем «Шавали». В создании его портрета и характеристики, образа автор использует традиционные эпитеты, как «ућган» («трудолюбивый»), «шук» («шустрый») и индивидуальный — «ут» — («огонь»).

Мин — Шђвђли,

Шук малай,

Њткен малай,

Ут малай!

Мин —

бик ућган,

Љлгер мин,

Бик тапкыр

мин,

Ќыйнак

мин.

Мин бик

Тыйнак

Мин! («Мин!»)

К индивидуальным эпитетам Ш.Галиева относятся «утлы сулар» («огненные воды»), «утлы себерке» («огненная метелка») и др. Они отразились и в названиях стихов автора: «Тђмле йорт» («Вкусный дом»), «Тђмле ќђй» («Вкусное лето»), «Тђмле рђхмђт» («Вкусное спасибо»), «Тњбђтђйле кыярлар» («Огурцы в тюбетейках»), «Ђйбђт пычрак» («Хорошая грязь»), насыщенных образными словами и выражениями, свойственными детскому фольклору.

У Р.Миннуллина выделяются своеобразные эпитеты о матери. Эту особенность выделил и известный ученый Ф.Урманче (Урманче, 2005: 71–72). Как известно, образ матери в детской литературе и в фольклоре занимает

особое место. Причем, поэт не только употребляет традиционно-народную метафору «ќђњџђр» («драгоценный камень, шедевр»), но и удачно использует семантические нюансы данного слова: ќђњџђр књз, ќђњџђр сњз, ќђњџђр йљз.

В диссертации приводятся параллели образа матери и из творчества других татарских (как из Татарстана, так и из Башкортостана) и башкирских поэтов (Г.Тукай, М.Гафури, М.Карим, К.Шафикова, Б.Габдерахим, С.Рахматулла и др.).

В стихотворениях Р.Валиевой выделяются несколько иные постоянные эпитеты: «зђћгђр чишмђ» («голубой родник»), «туган ќир» («родная земля»), «ак бђхет» («белое счастье»), «хђйлђкђр бњре» («хитрый волк»), являющиеся традиционными, однако, подвергаясь вторичной метафоризации, олицетворению, приобретающие в тексте дополнительную образность. Так, например, голубой родник рассказывает о родной земле, несет серебряную воду и т.п.

Наряду с постоянными эпитетами Р.Валиева употребляет и метафорические эпитеты: Сихри тынлык монда. Тирђ-якта Ак мамыктай йомшак кар ята («Кышкы урман»). Ќанга якын таныш ќыр килђ. Ак томанлы тыныч таћ ата («Язгы моћнар»).

В создании образов детские поэты также успешно употребляют логические и образные сравнения. Так, у Ш.Галиева «сљт кебек томан» — «туман, как молоко»; причем такие традиционные сравнения еще более обогащаются путем конкретизации.

Одной из характерных особенностей поэтики Ш.Галиева является использование индивидуальных метафор для передачи своеобразие детского мышления (туман как молоко, его при помощи ковша можно перелить в ведра).

Ике яктан ике бозау

Сыерны дер селкетђ

Чапылдатып йолка-йолка,

Имђлђр тљртђ-тљртђ.

Каладан кайткан Эльвира

Књреп кычкыра башлый:

— Ђни, ђни, тизрђк коткар,

Бозаулар сыер ашый! («Уяулык»)

Нередко метафоры и другие металогические приемы сочетаются с аллитерацией, синтаксическими фигурами, повторением некоторых согласных или их сочетаний (р, лк, лд), обращением, повторами.

В целом, поэзия Ш.Галиева характеризуется наличием большого количества индивидуальных метафор: «башны бораулау» («бурить голову»), «оеган кыш» («застывшая зима»), «чишмђ язмышы» («судьба родника»), «ќылы эз» («теплый след»), «књккђ йолдыз чљю» («кинуть звезду в небо»).

Для поэзии Р.Миннуллина характерно философское осмысление жизни, в котором отражаются все ее стороны. В его текстах нередко встречаются такие метафоры и эпитеты, которые присущи только его поэзии. Например:

Тирбђлђ

Кояшка элеп

Куелган яшел бишек.

Ђ бишектђ — яшь Кешелек!

Тирбђлђ ђнђ ничек! («Ќир бишеге»)

(«Качается юное человечество в колыбели, подвешенном на солнце»).

«Яшел бишек» («зеленая колыбель»), «яшь кешелек» («юное человечество»), «ќђйнећ яшел аты» («зеленый конь лета»), «ак бљдрђ бђрђннђр» («белые кудрявые ягнята») — метафорические эпитеты, которые пока не обнаружены у других поэтов.

В детских стихах Р.Валиевой чувствуется возвышенный мятежный дух, фантастические представления народа, непосредственно связанные с самой жизнью, отраженные и в фольклоре. При этом особенно активно употребляются сравнения: рога, большие как дуга; хитрые глаза, как у черта (у блудливой коровы) и др.

В творчестве этой поэтессы встречаются и обычные лексикографические сравнения, но наиболее важным, с точки зрения художественности, является наличие в ее творчестве неожиданных и зачастую развернутых образных поэтических сравнений, как «чђер бии-бии кабынды», «болгый-болгый утлы койрыкларын».

В настоящем исследовании подчеркивается также наличие простых и образных сравнений, выявляется роль последних в создании авторской поэтики, приводятся параллели из башкирской и античной (Аристотель) литературы.

В татарской детской поэзии часто встречаются меткие, увлекательные метонимии: «шагает хвост» (Р.Миннуллин), «создал нас родной язык» (Ш.Галиев), «на ставни примостилась ночь» (Р.Валиева).

В анализируемых нами произведениях встречаются и другой вид метонимии — синекдоха, когда через часть явления передается значение целого (Сафиуллина Ф.С., Закиев М.З., С. 33–38), гипербола, литота, которые подробно анализируются в работе на базе большого количества примеров.

Как известно, символ по своему происхождению относится к разряду метафор. Однако в результате постоянного употребления он становится обозначением какого-либо устойчиво-традиционного слова-образа. Таковыми являются в мировой литературе «корабль», «парус», «телега жизни» и др. В татарской поэзии символическими образами являются «чишмђ» («родник»), «ак каен» («белая береза»), «ак кар» («белый снег»), «ќил» («ветер») и много других. Р.Миннуллин в детскую поэзию ввел еще один символический образ — «Сљн» (название речки), который раскрывается богатой палитрой эпитетов и других лингво-поэтических средств.

Олицетворение — один из любимых приемов и татарских детских поэтов. Известно, что в поэзии часто олицетворяются явления окружающей природы. Белые березы — украшение летнего пейзажа — любуются природой, играют листьями, превращаются в молодых девушек и идут купаться в речку Сюнь. Автор словно рассказывает в этом стихотворении не о цветах, не о березе, а о человеческом дитя. В стихотворении «Кљз» («Осень») Р.Валиева описывает осеннюю природу: от злого ветра («усал ќилдђн») деревья осины замерзли, трясутся («усак агачлары љшеп, дерелдђшђлђр»), точно природа обиделась, насупила брови. Она прощается с летом. У Ш.Галиева Солнце очень рано встает, умывается, делает зарядку, кушает и начинает работу и т.д.

Как все выдающиеся татарские поэты, Ш.Галиев, Р.Валиева, Р.Миннуллин выросли в деревне. Нельзя представить детский мир, в том числе детскую поэзию, без образов птиц, животных, насекомых. Животный мир — один из традиционных компонентов детской литературы. Ш.Галиев впервые внес в татарскую детскую поэзию животных с юга: «Зђћгђр зебра» («Синяя зебра»), «Маймыл» («Обезьяна»), «Жираф белђн зираф» («Жираф и зираф»). Эти стихи расширяют кругозор ученика.

Как отдельный вид тропа, ирония также широко распространена в татарской детской поэзии. Ребенок воспринимает жизнь своеобразно. Так, девочка очищает капусту от листьев и задает вопрос: «А где же капуста?» (Ш.Галиев). Маленькие герои Р.Миннуллина, беспокойные и озорные, любят хвастаться, например, тем, что разбили тарелку. Многие стихи поэтессы Р.Валиевой воспитывают ученика через шутку: Ђгђр иртђрђк торсаћ, Юлга ком сибеп куйсаћ, Булмас иде бозлавык, Егылмас иде тавык. (Р.Валиева. «Ишегалды бозлавык»).

В работе тщательно проанализированы и другие металогические приемы (синекдоха, метанимия, литото, символ и др.), характерные как для творчества исследуемых поэтов, так и для других татарских (например, Ф.Карим, Х.Такташ, М.Аглямов) и башкирских (например, Ф.Губайдуллина, Р.Нигмати, Г.Юнысова и др.) поэтов.

Как показывает анализ детских стихов, металогический прием в татарской детской поэзии II половины XX в., во-первых, сохраняет классические, традиционные метофоры, эпитеты и др., во-вторых, появляются индивидуальные тропы, которые вносят в детскую поэзию новое звучание, новые образы. Металогические приемы часто сочетаются с фонетическими, синтаксическими и другими приемами, что способствует созданию ярких, неповторимых примеров образности в детской поэзии.

В ходе анализа выявлены отличительные черты, своеобразие творчества исследуемых поэтов Ш.Галиева, Р.Валиевой, Р.Миннуллина.

Третья глава посвящена особенностям автологического приема в татарской детской поэзии II половины XX в. Поэтический текст в данном случае строится из слов, которые употребляются в прямом значении. Однако применение автологического приема требует от поэта особого мастерства по использованию слова (Баширова, 1974: 7). Образность стиха при этом возникает при изображении поэтических явлений или переживаний персонажа самих по себе. К автологическому приему могут примыкать и некоторые виды тропов. В данном случае помогает также и поэтический синтаксис.

Поэтический текст бывает также пронизан различными видами пафоса: героическим, трагическим, лирическим или романтическим. Он, хотя и строится из слов, которые употребляются в прямом значении, благодаря применению автологического приема, он превращается в образный текст. Например:

Яшел чирђм.

Сары бђбкђ

Аяк терђп шуны тарткан.

Чирђм кинђт љзелгђн дђ

Авып киткђн њзе артка. (Ш.Галиев. «Бђбкђ»)

Как видно из приведенного отрывка, у Ш.Галиева в конце стихотворения находится комическая развязка, с помощью которой создается юмористическое прочтение. Юмор помогает ребенку духовно расти, формирует творческую личность, способную защитить свои интересы. Комичность, юмор и сатира достигается поэтами различными способами: повторением различных глагольных форм, употреблением омонимов либо многозначных лексем и т.д. Особенность стихов Ш.Галиева заключается в том, что жизнь в его поэзии воспринимается фантастически, ложь и правда сливаются в одно единое в создании образов. Неслучайно некоторые строки Ш.Галиева превратились в пословицы и поговорки.

Юмор же Р.Миннуллина выражается в изображении психологического противоречия между детским и взрослым мышлением:

Тђрђзђдђн тышка карый да

Уйлый эченнђн Ђнвђр:

— Их, шуар идем, бу карлар

Ќђй кљне булса ђгђр... («Ђнвђрнећ хыялы»).

Эта особенность подчеркивается и Р.Кукушкиным (1984: 169).

Все разновидности омонимов (абсолютные омонимы, грамматические омонимы, омографы и прочие) — ценное богатство языка для игры слов (т.е. для каламбура):

Тегермђнче минем ђти —

Тегермђндђ ул он тарта.

Абыйны да шунда кыстый —

Кљн дђ аныћ кылын тарта.

Лђкин абый гел баш тарта:

— «КамАЗ»ым бик кызганыч, ди.

Ђле эшли торган эшем

Књћел тарта торган эш, — ди.

(Р.Миннуллин. «Кем нђрсђ тарта?»)

В познании мира Р.Валиева уделяет большое внимание гармонии чувств. Многие критики отмечают, что ее стихи вместе с лирическими переживаниями проникнуты жалостью, доброжелательностью, тонким мягким юмором. С помощью этих приемов поэтесса мыслит, думает о красоте и безобразии, о героизме и трусости. Автор старается изображать конкретное событие:

Юлђр икђнсећ, Ниса,

Аћлар идећ ичмаса,

Мђктђбебез чын булмый ич,

Књчерњче булмаса! («Мђктђп-мђктђп уйныйбыз»)

Юмор чувствуется и в создании образов — «Шаян бозау» («Шутливый теленок»). Необходимо отметить, что каждое стихотворение поэта учитывает психологические особенности ребенка. В вышеприведенном отрывке (стихотворение «Ишегалды бозлавык» («Во дворе гололед»)( падение маленького героя автор связывает с его нерасторопностью; обобщение остается делать самому маленькому читателю.

Вообще юмор исследуемых детских поэтов отличается искренностью и доброжелательностью. Автологический прием преобладает и в стихах, посвященных патриотической тематике, теме дружбы и др.

В реферируемой работе приведены также оригинальные образцы создания образности (юмора, иронии, пародии и др.) и другими авторами стихотворных текстов для детей (Р.Валиев, М.Файзуллина, М.Мазунов, Г.Афзал и др.).

Исследование показало, что образность часто достигается использованием синонимии, различных видов омонимов, многозначности слов, каламбура (ср. также в башкирской детской поэзии: Р.Тимершин, Н.Наджми), логического противопоставления текста с развязкой и др.

Нельзя не отметить способы творения активного юмора Р.Миннуллиным, когда он создает различные названия фантастических животных: болАНтилопа, юлбАРЫСлан, кђлТЂкђ и др.

В четвертой главе«Поэтический синтаксис в детской поэзии» — подробно исследованы синтаксические фигуры (все виды повторов — повтор, анафора, эпифора; инверсия, градация, хиазм, синтаксический параллелизм и др.), характерные для творчества поэтов, чьи произведения анализируются в работе. Подчеркивается, что эти фигуры были известны с древнейших времен, отражены в старотатарских письменных памятниках, в произведениях поэтов средних веков, нового времени (Кул Гали, Мухаммедъяр, М.Колый, М.Гафури, Х.Такташ и др.), в поэзии других родственных народов.

Анафора, простой повтор придает детским стихам музыкальность, усиливает эмоциональное воздействие и является любимым приемом для всех трех поэтов.

Болыт йоклый књгендђ,

Аю йоклый љнендђ,

Балык — елга тљбендђ... (Ш.Галиев. «Кышкы тынлык»)

Анафора у Р.Миннуллина иногда вливается в форму вопроса: — Ќил нигђ тынган? — дилђр, — Ќил кая булган? — дилђр. Ќил ята оясында — Њзенећ кыясында! (Р.Мићнуллин. «Ќил авырган бит ђле!»)

Эмоциональность данных строк также усилена анафорой: Зђћгђр џава. Зђћгђр иртђ. Зђћгђр књлдђ Балык чиртђ (Р.Вђлиева. «Зђћгђр иртђ»). Ср. стихи известной башкирской поэтессы Ф.Рахимгуловой, Г.Саляма и др.

Олы урам бездђ балаларга,

Ић зур сарай бездђ балаларга,

Ић књп чђчкђ бездђ балаларга,

Яхшы курорт бездђ балаларга,

Ватан сљюе бездђ балаларга. (Г.Сђлђм. «Бала»)

Ш.Галиев и Р.Миннуллин чаще используют обратную форму анафоры — эпифору. Следует отметить, что у Р.Валиевой эпифора встречается редко. Например: Алдан-арттан кисђ, Ућнан-сулдан кисђ, Кисђ, џаман кисђ, Бигрђк яман кисђ, Кеше урман кисђ. (Ш.Галиев. «Кеше урман кисђ»)

Рефрен или припев — повтор одинаковых стихотворных строк после каждой строфы или группы строф — чаще всего встречается в стихотворных текстах (песнях) Р.Валиевой:

Калфагымныћ матурлыгын

Џђммђсе дђ књрсеннђр:

— Энќе калфак кигђн кыз ул —

Татар кызы, — дисеннђр.

Кушымта: Ђй калфагым, калфагым,

Калфаклар кияр чагым. Их!

Калфактан да кадерлерђк

Бњлђк булырмы тагын!

(«Энже-мђрќђн калфагым»)

Детские поэты не обходят стороной и прием градации, который основан на повторении контекстуальных синонимов для усиления экспрессивности поэтической речи. Любопытно, что у Р.Миннуллина целый стихотворный текст написан на основе использования данного приема:

Бљтен кљчкђ ыргылдым,

Ташландым, томырылдым,

Атылдым нђкъ ук кебек,

Очтым гына туп кебек

Яшен кебек, ут кебек,

Каударландым, ашыктым,

Кабаландым, элдердем,

Ќилдем генђ, ќилдердем,

Юл буйлап сыздым гына.

(Р.Мићнуллин. «Акрын тђмамланучы

тиз шигырь»)

Все глаголы приведенного отрывка являются контекстуальными синонимами и свидетельствуют о том, как виртуозно владеет Р.Миннуллин богатым лексическим арсеналом татарского языка.

Своеобразной формой поэтического синтаксиса является употребление приема стилистической фигуры — хиазма, характеризующейся тем, что в двух соседних предложениях или словосочетаниях, построенных на синтаксическом параллелизме, второе предложение или словосочетание строится в обратной последовательности членов:

Кљзен кошлар тезелешеп

Очтылар ќылы якка.

Аларга ияреп очты

Юкђдђн бер яфрак та. (Ш.Галиев. «Очты яфрак»)

Здесь в первой строке сказуемое предшествует подлежащему, а во второй строке — наоборот, сказуемое стоит после подлежащего.

Исследуемые поэты редко пользуются приемом переноса, то есть таким приемом, когда в стихе не совпадает интонационно-фразовое членение с метрическим. Причем фраза (или часть ее), начатая в одной строке, переносится в следующую. Например:

Шђвђли бакча эшлђрен

Бик яхшы белђ, имеш:

— Безнећ корыган агачлар

Бирђ, — ди, — кипкђн ќимеш! (Ш.Галиев. «Кипкђн ќимеш»)

Итак, анализ стихотворных текстов детской поэзии по творчеству Ш.Галиева, Р.Валиевой, Р.Миннуллина показал, что в татарской детской поэзии обнаруживаются различные автологические приемы с использованием как лексико-семантических, так и грамматических средств, применяемых исследуемыми поэтами несколько своеобразно, творчески.

Пятая глава диссертации — «Ритмика стиха в татарской детской поэзии» — посвящена вопросам ритмических особенностей стихотворного текста. Подчеркивается, что ритмичность является одной из самых характерных черт поэтического произведения.

В поэтическом творчестве татарского народа употреблялась метрика двух видов: аруз и силлабика, причем аруз не был присущим для устного народного творчества татар, хотя письменные памятники старотатарской литературы (Х.Кятиб, Сайяди, Ю.Баласагунский и др.), стихи средневековых поэтов (Г.Утыз Имяни, Г.Кандалый и др.) вплоть до начала XX века издавались на арузе, даже Х.Такташ, М.Джалиль сначала пользовались этой метрикой.

Силлабика — это естественная система для тюркских стихов, в них постепенно выработалась силлабическая система стихосложения, когда то или иное количество слогов следует в определенном порядке; кроме того, после какого-либо числа слогов по вертикали по всей строке проходит межсловесная цезура. Формированию силлабического стихосложения способствовало то, что у тюркских народов, также и у некоторых народов Европы (французов, испанцев, поляков и др.), словесное ударение по своей силе не слишком отличается от неударных слогов, к тому же словесное ударение в большинстве случаев фиксировано на определенном слоге.

С силлабикой тесно переплетается аллитерация, то есть звуковые повторы, считающиеся в науке самой древней системой стихосложения, до сих пор бытующие, например, в якутской поэзии (Васильев Г.М. 1965: 57–73).

В татарской детской поэзии аллитерация сохранилась в произведениях устного народного творчества, скороговорках (Исанбет, 1970: 7). Аллитерация (и вертикальная, и горизонтальная) употребляется и исследуемыми нами детскими поэтами:

Шушма буе шома баш,

Шыбыр-шыбыр шуа таш,

Шома ташка шома бас!

Шома ташлар булмаса,

Шунда ни бар, шућа бас.

Шумаган таш шомармас! (Ш.Галиев. «Шома таш»)

Она встречается в стихах и других татарских и башкирских поэтов (Ураксина Р. 1995: 64), в паремиях, особенно в детском фольклоре.

В поэтических произведениях для детей, как и вообще во всей поэзии, употребляются различные варианты силлабики: наиболее часто встречаются метр восемь на семь обычно с цезурой после четвертого слога и метр десять на девять с цезурой после четвертого и шестого слогов.

По мнению известного татарского ученого Курбатова Х.Р., более древним являлся метр семь на семь, зафиксированный еще в древнетюркских памятниках, в татарском фольклоре, употребляется и в современной татарской поэзии. Например, у Р.Миннуллина:

Килеп кунды/ кулыма// 4+3=7

Якты бљќђк —// ќанлы ут// 4+3=7

Кара тљндђ/ учымны// 4+3=7

Яп-яктыртып/ янды ут!// 4+3=7 (Р.Мићнуллин. «Канатлы ут»)

Наиболее активно употребляемым у Ш.Галиева, Р.Миннуллина является метр восемь на семь.

Распространенным метром является и десять на девять, в данном случае цезура бывает после четвертого и шестого слогов:

Йолдыз тљшкђн/ кара/ шђл бљркђнеп,//

Купшыланып,/ ќђйге/ тљн килгђн.//

Энќе калфак/ итеп/ маћгаена//

Янып торган/ урак — / ай элгђн.//

(Р.Вђлиева. «Ќђйге тљн»)

Как показали наши исследования, данный метр более активно употребляется Р.Валиевой. У Р.Миннуллина же превалирует метр четыре на четыре, который считается возникшим в результате разделения метра восемь

на восемь на 2 части:

Нишлђтергђ/

Кђќђбезне?//

Аптыратты/

Кђќђ безне.// («Кыр кђќђсе»)

Тем самым, в детской поэзии употребляется та же метрическая система, которая характерна для татарской литературы.

Итак, в данной работе исследованы структура стихотворных текстов, особенности своеобразного употребления слов и грамматических форм, а также стилистических приемов поэтического текста, на примере творчества Ш.Галиева, Р.Валиевой, Р.Миннуллина, завоевавших всеобщее признание у современных читателей, являющихся центральными фигурами в татарской детской поэзии второй половины XX века. Выявлено, что излюбленным приемом этих авторов в изображении психологии ребенка является прием олицетворения явлений природы; в детской поэзии Ш.Галиев стал известным со своими комическими героями «Шавали», «Камырша», «Котбетдин»; в детских стихах Р.Валиевой чувствуются возвышенный детский дух, фантастические представления татарского народа, непосредственно связанные с самой жизнью, фольклором, преломленные через детскую душу; в творчестве Р.Миннуллина особое место занимают различные стороны бытия, влияние фольклора и мифологии, что заметно в создании образа матери и символического образа Сюнь.

Поэтический язык исследуемых писателей богат разнообразными тропами (метафора, метонимия, гипербола, ирония, литота, синекдоха, метафорический эпитет, сравнения) и синтаксическими фигурами (анафора, эпифора, градация, хиазм, рефрен), имеющими новаторский характер. Своеобразие в металогическом, автологическом приемах, в применении синтаксических фигур и в ритмике характеризует также и специфику стиля и индивидуального творческого метода каждого поэта.

Основное содержание диссертации

отражено в следующих публикациях автора:

1. Гафурова Ф.А. К вопросу изучения лингвистической поэтики детской поэзии / Ф.А.Гафурова // Уч. зап. Казан. гос. академии вет. медицины им.Н.Э.Баумана. — Том 184. — Казань, 2006. — С. 141–148.

2. Гафурова Ф.А. 2 нче сыйныф татар теле дәреслегенә карата кайбер методик күрсәтмәләр / Некоторые методические рекомендации к учебнику по татарскому языку для 2-го класса / Ф.А.Гафурова // Башкортстан укытыусыџы. — 2005. — № 2. — С. 68–69.

3. Гафурова Ф.А. Әйтмә һәм язма сөйләм үстерү / Развитие устной и письменной речи / Ф.А.Гафурова // Башкортстан укытыусыџы. — 2005. — № 7. — С. 70–72.

4. Гафурова Ф.А. Муса Җәлил һәм балалар әдәбияты / Муса Джалиль и детская литература / Ф.А.Гафурова // Джалилиана в развитии. — Уфа: Изд-во БГПУ, 2006. — С. 45–47.

5. Гафурова Ф.А. Резеда Вәлиева – балалар шигыре остасы / Резеда Валиева — мастер детской поэзии / Ф.А.Гафурова // Милли мәдәният. — 2006. — № 11. — С. 25–28.

6. Гафурова Ф.А. Шигырь ритмикасы / Ритмика стиха / Ф.А.Гафурова // Милли мәдәният. — 2006. — № 11. — С. 8–14.

7. Гафурова Ф.А., Салимгареева Б.С. Татар теле. 3 / Учебник для 3-го класса татарской школы Башкортостана / Ф.А.Гафурова, Б.С.Салимгареева. – Уфа: “Китап”, 2003. – 302 с.

8. Гафурова Ф.А., Салимгареева Б.С. Татар теле. 4 / Учебник для 4-го класса татарской школы Башкортостана / Ф.А.Гафурова, Б.С.Салимгареева. – Уфа: “Китап”, 2003. – 160 с.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Основная образовательная программа муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения гимназии №1

    Основная образовательная программа
    достижение планируемых результатов освоения основной образовательной программы начального общего образования всеми обучающимися, в том числе детьми с ограниченными возможностями здоровья;

Другие похожие документы..