Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Диплом'
Нормативный срок освоения основной образовательной программы по направлению подготовки дипломированного специалиста 653200 – «Транспортные машины и т...полностью>>
'Программа'
руководители различных функциональных и линейных подразделений компании, а также все те, кому по роду своей деятельности необходимы знания и навыки у...полностью>>
'Закон'
Настоящий Закон направлен на охрану здоровья животных, защиту населения от болезней, общих для человека и животных, обеспечение выпуска доброкачестве...полностью>>
'Автореферат диссертации'
Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Московский государственный медико-стоматологичес...полностью>>

Осколков Иван Валерьевич. Начало проекта ─ 1 июня 2004 года, окончание проекта ─ 31 мая 2005 года отчет

Главная > Публичный отчет
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Окончательный аналитический отчет

НП «Северо-западный Центр исследования финансовых рынков» (НП «ЦИФРЫ»)

Проект: «Роль и перспективы развития институтов гражданского общества на финансовых рынках Российской Федерации»

Номер Соглашения о гранте 09/1-04

Директор проекта: Осколков Иван Валерьевич.

Начало проекта ─ 1 июня 2004 года, окончание проекта ─ 31 мая 2005 года

Отчетный период: 1 июня 2004 года – 31 мая 2005 года

Дата составления отчета: 15 июня 2005 года

Краткий обзор

В течение отчётного периода работа по выполнению исследовательского проекта «Роль и перспективы развития институтов гражданского общества на финансовых рынках Российской Федерации» велась в рамках сформулированных целей, которые были достигнуты путём решения поставленных промежуточных субординированных задач.

  1. Изучены история возникновения, практика современной деятельности и роль институтов гражданского общества на развитых финансовых рынках (Приложение 1 к разделу Основные научные результаты, страница 19 настоящего отчёта).

  2. Достигнуты выводы о роли и месте, а также о наиболее вероятных сценариях развития институтов гражданского общества на финансовых рынка в России (раздел Основные научные результаты, страница 3 настоящего отчёта).

  3. Достигнутое понимание роли и места саморегулирования как одного из институтов гражданского общества в развитии финансовых рынков в Российской Федерации интегрировано в подготовленные документы стратегического характера и национальной важности ─ «Среднесрочную стратегию развития финансовых рынков в РФ на период до 2008 года» (документ Федеральной Службы по Финансовым Рынкам) и «Стратегические направления развития финансового рынка Российской Федерации на период до 2008 года» (доклад саморегулируемой организации Национальная Ассоциация Участников Фондового Рынка) (оглавление документа ─ Приложение 2 к разделу Основные научные результаты, страница 31 настоящего отчёта).

  4. С учётом выявленных роли и места институтов гражданского общества в развитии финансовых рынков подготовлена стратегия развития наиболее значимого института гражданского общества на российском финансовом рынке, крупнейшей российской саморегулируемой организации на финансовом рынке ─ Национальной Ассоциации Участников Фондового Рынка (НАУФОР). Предложения рассмотрены и утверждены Советом директоров НАУФОР, состоящим из представителей крупнейших профессиональных участников фондового рынка, а также представителей государственного регулятора на финансовом рынке ─ Федеральной Службы по Финансовым Рынкам (выдержки из документа ─ Приложение 3 к разделу Основные научные результаты, страница 32 настоящего отчёта).

Основные научные результаты

Основным законченным результатом академического характера, достигнутым в рамках Проекта, стали выводы о роли и месте институтов гражданского общества в развитии финансовых рынков в России.

Роль и перспективы развития институтов гражданского общества на финансовом рынке Российской Федерации

Термин “институт гражданского общества” (ИГО) обычно используется применительно к широкому кругу неправительственных и некоммерческих организаций, участвующих в жизни общества, отстаивающих интересы и ценности своих членов и других членов общества и руководствующихся при этом этическими, культурными, политическими, научными, религиозными или филантропическими соображениями.

В мировой практике ИГО играют важную роль, способствуя повышению роли отдельных граждан, социальных и профессиональных групп, в принятии решений, влияющих на их жизнь и деятельность. Институты гражданского общества, оппонируя государственным органам и политическим объединениям, призывают их к ответственности за принимаемые решения и вносят свой вклад в виде новаций, вариантов взаимодействия, новых подходов к решению актуальных проблем совместными усилиями.

Несмотря на то, что история институтов гражданского общества в России насчитывает не более одного десятилетия, уже сложилась определенная национальная модель, которая учитывает специфику отношений, сложившихся в стране, и развитость общества в целом. Некоторые из них, в первую очередь правозащитные и социально-ориентированные, существующие на зарубежные гранты, гиперболизировано позиционируют себя как организации гражданского общества; таковыми они являются и в глазах широкой общественности, в том числе и зарубежной. Напротив, целый ряд организаций, являясь de-facto институтами гражданского общества, предпочитают дистанцироваться от такого позиционирования, предпочитая эксплуатировать иные идентификационные признаки. Это касается, в первую очередь, профессиональных бизнес – объединений и ассоциаций, существующих на средства представляемого ими сообщества. Они идентифицируют себя с соответствующей рыночной нишей (например, табачная отрасль, пивоварение, фондовый рынок, банковский сектор, производство товаров потребления и многое другое) или с масштабом бизнеса (объединения средних или малых предприятий, частное предпринимательство и пр.). Такие организации на общий публичный взгляд, также считаются никак не связанными с гражданским обществом, более того многие из них, особенно элитарного типа, ассоциируются с коррупцией, жестким продвижением узкогрупповых, клановых интересов, антагонистических интересам общества, и противопоставляются институтам гражданского общества.

Своё место имеют и институты гражданского общества, так или иначе связанные с российским финансовым рынком.

История возникновения и развития институтов гражданского общества на российском финансовом рынке

Финансовый рынок – это место, где пересекаются интересы государства, частного бизнеса, внутренних, внешних инвесторов, аналитических и рейтинговых агентств, средств массовой информации. По своей природе финансовый рынок открыт и публичен, а основные целевые группы, работающие на нем, имеют собственные, зачастую несовпадающие задачи. Поэтому возникающие в связи с деятельностью на финансовом рынке институты гражданского общества имеют значимую специфику и нуждаются в отдельном обсуждении.

Обобщая опыт функционирования ИГО на финансовом рынке, можно дать рабочее определение такого института. Под институтами гражданского общества на финансовом рынке понимаются формальные и неформальные группы граждан или организаций, связанных с финансовым рынком, добровольно сложившиеся на принципах укрепления и распространения общих ценностей и служащие для создания частных и публичных благ и осуществления коммуникаций с государством и бизнесом на неприбыльной основе. Фактически – это открытые некоммерческие системы, построенные на принципах публичности, движущей силой которых является частная или общественная инициатива.

Различного рода объединения, имеющие характерные признаки институтов гражданского общества, начали появляться на финансовом рынке одновременно с его становлением. В целом, в настоящее время можно выделить четыре типа таких организаций:

  1. Общественные объединения инвесторов.

  2. Профессиональные объединения.

  3. Саморегулируемые организации.

  4. Общественные (экспертные) советы.

История создания общественных объединений инвесторов началась в эпоху краха “финансовых пирамид” начала 90-х годов прошлого века, когда при полном попустительстве государственных органов многочисленная прослойка российских граждан понесла материальный ущерб от деятельности мошеннических финансовых организаций типа МММ, “Хопер”, “Русский дом селенга”, “Властелина” и многих других. Для некоторых, продававших машины, дачи и даже квартиры в поисках легкого и быстрого дохода, ущерб носил катастрофический характер и фактически вел к полному обнищанию. Оказавшись полностью беззащитными перед лицом жуликов, потерпевшие перекрывали на улицы, организовывали массовые митинги, в том числе и у зданий высших органов государственной власти.

Тогда же на волне общего возмущения начали стихийно создаваться общественные объединения частных инвесторов. Их можно классифицировать как проблемные правовые организации с неформальными источниками финансирования. Они строились как по целевой аудитории, например, Ассоциация по защите прав вкладчиков ИЧП “Властелина”, так и как инфраструктурные правозащитные организации, пытавшиеся совместными усилиями решить общие проблемы обманутых вкладчиков, например, Всероссийская организация “Вкладчики России”. В 1993 – 1996 г.г. общественные объединения инвесторов являлись достаточно мощной, организованной и весьма политизированной силой. Постепенно большая часть потерпевших, убедившись в тщетности попыток вернуть свои средства и смирившись с потерями, отошли от участия в общественной деятельности в таких организациях, а сами эти организации начали стагнировать. Среди тех, кто по-прежнему борется за возмещение ущерба, остались по большей части малообеспеченные люди, много граждан пожилого возраста. Определенная часть “обманутых вкладчиков” помимо финансовых потерь перенесла и большое моральное потрясение, они нуждаются в социальной адаптации, психологической поддержке, а иногда и в психиатрической помощи.

Государство, надо отметить, весьма безучастно относилось и относится к проблеме “обманутых вкладчиков” и их общественных объединений. Только на волне избирательных циклов, ─ при том, что эта проблема активно эксплуатируется оппозиционными политическими силами, ─ принимались административные решения, сбивавшие накал страстей. Одним из таких решений было создание в 1995 г. Федерального общественно – государственного фонда по защите прав вкладчиков и акционеров (ФОГФ)1. Это очень своеобразный институт гражданского общества, возможно, не имеющий аналогов в России.

Учредителями этого фонда на паритетной основе выступили федеральные органы исполнительной власти и общественные объединения инвесторов. Фонд обобщает информацию о мошеннических компаниях и потрепавших, принимает участие в процедурах по возврату похищенных активов и осуществляет компенсационные выплаты. Основным источником выплат являются доходы федерального бюджета от приватизации государственной собственности.

ФОГФ создавался при технической и финансовой поддержке международных организаций. Последние несколько лет ФОГФ выполняет свою миссию без спонсорской помощи, без значимой поддержки со стороны государственных органов, в основном за счет энтузиазма его руководителей.

Таким образом, ФОГФ представляет собой уникальный пример российского института гражданского общества, построенного на условиях государственно-общественного партнерства, созданного при участии международных организаций. Надо признать, что лидирующую роль в этом тандеме играет, отнюдь, не государство, а общественное движение. Пример ФОГФ показывает то, что уже давно известно из мировой практики: институты гражданского общества более настойчивы и целеустремленны в решении своих задач, и, в конечном итоге, более результативны, чем государственные институты. К сожалению, это единственный известный нам пример действующего ИГО с участием общественных организаций, хотя современное законодательство2 наделяет общественные объединения инвесторов достаточно большими полномочиями, в том числе правами обращения в суд с заявлениями о защите прав и законных интересов своих членов, контроля за соблюдением условий хранения и реализации имущества должников и создания собственных компенсационных фондов.

Как показывает российская практика, общественные объединения инвесторов, акционеров, вкладчиков и прочих категорий, связанных с частной клиентской базой рынка капиталов, возникают на волне кризисных явлений, подобных краху “финансовых пирамид”, и как реакция на неспособность государственных органов защитить их права и законные интересы. Так, после локального банковского кризиса весны – лета 2004 г. стали возникать организованные группы клиентов обанкротившихся банков, пытающиеся коллективно отстаивать свои права и вернуть утраченные средства.

Вместе с тем, судя по мировой практике, даже в тех странах, где защита интересов инвесторов является приоритетной задачей государства, и уже давно отработаны эффективные механизмы противодействия мошенничеству, общественные объединения инвесторов не исчезают, а находят новые ниши для своей деятельности. В первую очередь они связаны с обучением и образованием инвесторов, просветительской деятельностью.

В последнее десятилетие в связи с повсеместным внедрением новых информационных технологий стали возникать виртуальные общественные объединения инвесторов, которые используют интернет – площадки для оперативного обмена информацией, связанной с деятельностью на финансовом рынке, организации дискуссий по актуальным вопросам, просто для общения на темы финансового рынка и поиска близких по кругу интересов. Инициаторами таких дискуссионных площадок являются профессиональные участники рыка, информационные и рейтинговые агентства, иногда такие ресурсы возникают в порядке частной инициативы. Естественно, что эти неформальные сообщества не имеют никакого официального статуса, но, тем не менее, обладают всеми признаками институтов гражданского общества. Более того, если взять во внимание растущее движение flashmob, то такие объединения могут трансформироваться во вполне реальные структурированные общественные движения со своей внутренней организацией и специфическим инструментарием для достижения поставленных целей.

Профессиональные объединения на финансовом рынке начали создаваться одновременно со становлением рынка. Некоторые из возникших профессиональных объединений носили организованный характер, институализировались в ассоциации, лиги, союзы и пр., имеющие устав, условия членства и иные официальные атрибуты, другие оставались неформальными объединениями клубного типа. Они являлись площадкой для обсуждения общих проблем, проведения публичных мероприятий и организации диалога с государственными органами, законодателями. Выполняли они и пропагандистскую миссию, пытаясь донести до широкой публики принципы функционирования финансового рынка. Их можно классифицировать как инфраструктурные организации – посредники, существующие на членские взносы или разовые платежи участников организаций. В территориальном разрезе существовало несколько центральных организаций, претендовавших на роль лидеров в масштабах страны, и множество региональных или межрегиональных организаций. Известны примеры и проблемно-ориентированных организаций, нацеленных на решение частной задачи, например, продвижение конкретного законопроекта. Какой-либо специальной законодательной базы эти организации не имели, они строили свою работу на общих нормах законодательства о некоммерческих организациях.

Такие профессиональные объединения еще играли определенную роль до финансового кризиса 1998 г. Сейчас в секторе финансового рынка, связанного с ценными бумагами, ни одна их таких организаций не сохранила сколь-нибудь значимого влияния, за исключением тех, которые преобразовались в саморегулируемые организации. Хотя, надо отметить, что в банковской и страховой сферах сохранились достаточно авторитетные профессиональные ассоциации, союзы и другие профессиональные объединения, которые, несмотря на свой неформальный статус, консолидируют рынок, ведут полноценный диалог с органами государственной власти и имеют возможность проводить собственную политику. При этом, однако, в законодательном плане возможности саморегулирования в этих сферах не детализированы.

Мы не видим сейчас оснований для возрождения профессиональных объединений на финансовом рынке. Это не означает, что профессиональное сообщество утратило способность к объединению и выработке общей позиции, просто объединение на основе институтов саморегулирования дает гораздо больше возможностей для эффективной работы. Вместе с тем, по мере взаимного дистанцирования бизнеса и власти, перехода на более цивилизованные методы взаимодействия и продвижения групповых интересов возникает необходимость в создании посреднических организаций лоббистского типа, и такие институты в ограниченном количестве, по-видимому, будут появляться в ближайшей перспективе.

Саморегулируемые организации на финансовом рынке ─ это особый вид некоммерческого профессионального объединения, которое по своим правам и возможностям значимо отличается от обыкновенного профессионального объединения. Для них представительские функции уже не являются определяющими. Миссия СРО – разработка стандартов и правил профессиональной деятельности и контроль за их соблюдением. Такие организации занимаются обучением специалистов рынка, предоставляют возможности альтернативного урегулирования споров и конфликтов, они могут компенсировать инвесторам ущерб, нанесенный членами СРО.

Саморегулируемые организации ─ традиционный институт на финансовых рынках всех развитых стран, тем не менее, в каждом случае их роль и место существенно различаются. Так, если в США СРО значимый элемент в общей системе регулирования, надзора и правоприменения, то в европейских странах роль СРО не столь акцентирована. Более того, в случаях, когда финансирование государственного регулятора осуществляется из внебюджетных источников или за счет взносов самих профессиональных участников финансового рынка, как это имеет место в Великобритании, вообще трудно разграничить государственное регулирование рынка и саморегулирование. Следует подчеркнуть, что место СРО как специфического ИГО в общей системе взаимоотношений, складывающихся между государственным регулятором и рыночными субъектами, не зависит от уровня развитости гражданского общества в стране. Эта позиция зависит, в первую очередь, от сложившейся национальной модели регулирования, опыта и традиций. Известны примеры, когда в странах с высоким уровнем развития гражданского общества роль СРО на финансовом рынке незначительна.

В России саморегулируемые организации на финансовом рынке начали появляться под воздействием норм законов «О рынке ценных бумаг»3, «О негосударственных пенсионных фондах»4, «Об инвестиционных фондах»5, давших определение СРО и регламентировавших их деятельность. За прошедшее небольшое время отношение к СРО на российском финансовом рынке менялось несколько раз. Изменения были связаны как с личной позицией руководителя регулирующего органа, так и с общим уровнем консолидации профессионального сообщества, пониманием им своих общественных задач и желанием вести цивилизованный бизнес, соответствующий мировым стандартам.

На первоначальном этапе была выбрана жесткая американизированная модель, предполагавшая фактически обязательное членство всех профучастиников в СРО, единственность СРО по видам профессиональной деятельности, абсолютную лояльность СРО государственному регулятору. Произошло сращивание процедур и технологий СРО с аналогичными бизнес – процессами государственного регулятора и фактическая передача на уровень СРО трудоемких рутинных операций. В определенном смысле СРО рассматривались как одно из подразделений государственного регулятора. Тем не менее, законодательство давало СРО определенные инструменты влияния на политику регулирования и выстраивания отношений, в том числе через конференцию профессиональных участников рынка ценных бумаг и выбираемый на ней экспертный совет.

Затем была разрешена множественность СРО и добровольность членства. Однако требование лояльности государственному регулятору и ведения деятельности исключительно в русле выработанной им политики сохранилось. В это время возник фаворитизм отдельных СРО и конфликты с другими саморегулируемыми организациями, пытавшимися проводить самостоятельную политику, ориентированную на свою главную целевую аудиторию ─ членов организаций.

В настоящее время наблюдается попытка выстраивать партнерские отношения с СРО, использовать их интеллектуальный потенциал, наработки, связи и контакты, находить компромиссные подходы и решения, выполнять совместные проекты.

Как мы полагаем, в перспективе роль институтов саморегулирования на финансовом рынке будет возрастать, особенно, после принятия закона “О саморегулируемых организациях”, проект которого прошел первое чтение в Государственной Думе. Это не означает увеличения числа СРО. Наоборот, скорее всего, произойдет процесс слияния, и на финансовом рынке останется 2 - 3 крупных саморегулируемых организации, построенные на принципах добровольного членства.

Общественные (экспертные) советы начали создаваться на финансовом рынке и смежных секторах достаточно давно. В некоторых случаях основанием для их создания были нормы законодательства, как, например, законодательство о рынке ценных бумаг. Иногда они создавались по инициативе регуляторов рынка. Сейчас экспертные советы существуют при обеих палатах Федерального собрания и при многих федеральных органах исполнительной власти. Основной целью таких советов является общественная экспертиза законодательных инициатив и проектов подзаконных актов на ранних стадиях их разработки, дискуссии по актуальным проблемам, волнующим рыночное сообщество, и т.п. В целом, это, судя по мировой практике, достаточно эффективный и полезный для всех заинтересованных сторон институт гражданского общества, который позволяет достигнуть взаимопонимания по самым сложным и неоднозначным вопросам и повысить качество регулирования рынка даже в случаях, когда экспертный совет не обладает никакими властными полномочиями. Определенную роль такие советы играют и на российском финансовом рынке. Однако их влияние на принимаемые решения не стоит преувеличивать. Наиболее характерный пример последнего времени – Общественный совет по инвестированию средств пенсионных накоплений, созданный в ходе пенсионной реформы6 7. При том, что в законодательстве его роль была излишне гиперболизирована, на деле этот совет не смог выступить как авторитетный оппонент регуляторам и никак не влиял на ход и исход пенсионной реформы. Причин такого положения дел несколько.

Если говорить об общественных советах при регулирующих органах, то они создаются не столько с целью восприятия мнения экспертного сообщества, получения нетривиальных идей и новых знаний, сколько с целью фиксации момента обсуждения идей, возникших в структурах государственной власти, и обеспечения подтверждения их правильности. В случаях, когда оказывается, что такое подтверждение не удается получить с легкостью, мнение экспертов на законных основаниях может быть проигнорировано. Надо сказать, что и состав советов далеко не всегда соответствует уровню поставленных перед ним задач, а подбор членов экспертных советов проводится конъюнктурно, по принципу лояльности организаторам. Сами эксперты, принимая приглашения к участию, руководствуются скорее личными амбициями, а не гражданской позицией и ответственностью перед обществом. Многие члены экспертных советов ограничиваются ролью пассивного наблюдателя, не внося в его работу нового качества. В целом, общественные советы пока не стали полноценной площадкой для формирования общественного мнения и не являются реальными decision makers.

Надо отметить, что в результате административной реформы роль и место общественных (экспертных) советов существенно снизилась, а их количество сократилось. По нашему мнению, это не является следствием государственной политики на свертывание институтов гражданского общества. Скорее это является следствием того, что в рамках реформы государственной власти институты гражданского общества не рассматриваются как полноправные партнеры и не вписываются в жесткую иерархическую структуру “вертикали власти”. Тем не менее, мы видим определенные перспективы развития независимой экспертной деятельности как функции институтов гражданского общества на финансовом рынке.

В первую очередь, такая функция может быть реализована силами саморегулируемых организаций, которые по своему статусу находятся на пересечении информационных потоков, у истоков новых разработок. Они могут оперативно сформировать из рыночных специалистов экспертные команды под любой проект и стать центром консолидации рыночных знаний. Что же касается привлечения экспертов государственными органами, то здесь может идти речь не столько о создании постоянно действующих экспертных советов, ─ хотя никто не отрицает важности таких органов, ─ сколько о принципиальном изменении органами государственной власти стиля и методов работы с обществом.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Ежеквартальный отчет открытое акционерное общество «Газпром» Код эмитента (2)

    Публичный отчет
    Информация, содержащаяся в настоящем Ежеквартальном отчете, подлежит раскрытию в соответствии с законодательством Российской Федерации о ценных бумагах
  2. Ежеквартальный отчет открытое акционерное общество «Газпром» Код эмитента (8)

    Публичный отчет
    Информация, содержащаяся в настоящем Ежеквартальном отчете, подлежит раскрытию в соответствии с законодательством Российской Федерации о ценных бумагах
  3. Ежеквартальный отчет открытое акционерное общество «Газпром» Код эмитента (10)

    Публичный отчет
    Информация, содержащаяся в настоящем Ежеквартальном отчете, подлежит раскрытию в соответствии с законодательством Российской Федерации о ценных бумагах
  4. Ежеквартальный отчет открытое акционерное общество "Газпром" Код эмитента

    Публичный отчет
    Информация, содержащаяся в настоящем Ежеквартальном отчете, подлежит раскрытию в соответствии с законодательством Российской Федерации о ценных бумагах
  5. Вадим Александрович Чернобров, Александр Борисович Петухов, Иван Анатольевич Соболев: справочник

    Справочник
    Наша задача — научить выживать не просто в сложных условиях, а в аномально сложных. Выживание в аномальных зонах и в обычных местах — в моменты действия аномальных явлений.

Другие похожие документы..