Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Конкурс'
Томская областная организация Профсоюза работников здравоохранения проводит смотр-конкурс молодёжных комиссий первичных профсоюзных организаций «На л...полностью>>
'Документ'
Таблицы результатов внутриучрежденческого контроля и результатов внешнего контроля (ГИА, региональный мониторинг учебных достижений обучающихся, резу...полностью>>
'Документ'
Последние годы всё большую остроту приобретают проблемы создания эффективных средств повышения уровня интеллектуального развития учащихся и формирова...полностью>>
'Регламент'
Дополнительные участники - призеры ЧРК среди юношей и девушек 2011 года (классика) допускаются по предварительной заявке и решению тренерского совета...полностью>>

Дипломная работа на тему (4)

Главная > Диплом
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Глава 2. Правовые основы миссионерской деятельности в местах лишения свободы в советский и постсоветский периоды.

Миссионерское служение Русской Православной Церкви в местах лишения свободы отличается от миссии просто в обществе тем, что оно организуется в условиях строгой изоляции от общества, определено правовыми рамками, ограничено во времени, имеет специфический объект воздействия. Поэтому успех тюремной миссии, равно как и выбор форм и методов благовестия, во многом зависит от принятых государством законодательно-нормативных актов, регулирующих религиозную жизнь заключенных и знанием своих законных прав тюремным миссионером и заключенным. [-zone missionerskoe sluqenie, С. 42].

Первоначальный этап развития религиозных отношений в ИТУ, начавшийся в конце 80-х годов, был связан с процессами демократизации и гуманизации в работе ИТУ, существенно изменившими отношение к участию в воспитательной работе среди осужденных представителей различных благотворительных, попечительских и религиозных организаций. Этот этап характеризовался эпизодичностью посещения колоний представителями религиозных организаций и совершением в основном разовых культовых действий. Зачастую решение вопроса о допуске служителей культа в учреждения зависело от воли администрации, вышестоящего руководства, и от настойчивости самих осужденных.

Такое положение дел объяснялось тем, что отношения в сфере реализации права осужденного на свободу совести и участие религиозных организаций в исправительном процессе начали зарождаться без какой-либо правовой базы, «явочным порядком». Достаточно вспомнить, что официально до конца 1990 г. в силе было постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 8 апреля 1929 г. «О религиозных объединениях» (с изменениями и дополнениями, внесенными 23 июня 1975 г.), которое фактически сводило на нет право на свободу совести вообще, а для осужденных в особенности. Следует признать, что это постановление (начиная примерно с 1989 г.) уже практически не соблюдалось и в общественном сознании и в государственной политике происходила переоценка взглядов на Русскую Православную Церковь в сторону признания ее заслуг в истории развития культуры и государства, положительной роли в социальном служении, в возможности нравственного воздействия на человека. Эти перемены в стране, в частности, отразились и на отношениях Церкви с пенитенциарными учреждениями.1

Положение существенно изменилось, когда на ведомственном уровне в 1989 г. были приняты некоторые меры по урегулированию этих отношений. Так, приказом МВД № 250 от 10.10.89 г. были утверждены Рекомендации по взаимоотношениям исправительно-трудовых учреждений с религиозными организациями и служителями культов. В этих Рекомендациях регулировался целый ряд важных организационно-практических вопросов: осужденным предоставлялось право на хранение книг религиозного содержания; разрешалось иметь при себе нательные крестики и аналогичные предметы культа, изготовленные из недрагоценных металлов; любой осужденный имел право в установленном порядке обращаться в религиозные организации с просьбой о встрече со служителями культов. В них наряду с предоставленными правами на верующих осужденных и служителей культа накладывались и определенные обязанности: невмешательство религиозных организаций и их представителей в деятельность ИТУ (2.5); соблюдение установленного режима отбывания наказания и требований Правил внутреннего распорядка ИТУ при отправлении религиозных обрядов и культов (2.6); осужденные не в праве, ссылаясь на свои религиозные воззрения, уклоняться от исполнения общегражданских обязанностей (4); ИТУ могут посещать лишь представители зарегистрированных религиозных организаций (5) и т. д.

В период обновления Российской государственности, переоценки роли религии в духовном возрождении нашего Отечества и общества восстановление подлинных и зачастую попранных принципов свободы совести и вероисповедания нашло свое отражение в законодательстве Российской Федерации: в Законе «О свободе вероисповеданий» принятого в 1990 г. (в частности, в ст. 22), в Конституции (1993г), в Исправительно-трудовом кодексе РСФСР (дополненным в 1992 г. ст. 8 «Обеспечение свободы совести осужденных»). В Конституции Российской Федерации (1993г) записано: «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствие с ними» (ст. 28).

В тоже время, Православие — религия традиционная для России, поэтому в первую очередь от представителей Русской Православной Церкви сотрудники пенитенциарной системы ждут активного служения на данной ниве. Именно поэтому следует оценить как весьма закономерный и своевременный шаг Совместное заявление, сделанное Министром внутренних дел России и Святейшим Патриархом Московскими Всея Руси Алексием II 6 сентября 1994 г. В нем, в частности, записано следующее: «...священноначалие Русской Православной Церкви намерено обратиться к епархиям и другим церковным учреждениям, а руководство Министерства внутренних дел — к подчиненным ему структурам на местах с рекомендацией вступить во взаимодействие в области просветительной и воспитательной работы среди людей, желающих стать на путь исправления после совершения преступлений... На добровольной основе и с учетом специфики режима исправительно-трудовых учреждений способствовать реализации прав верующих из числа осужденных, отбывающих наказания по приговору суда и находящихся в следственных изоляторах. Обеспечить благоприятные условия для проведения священнослужителями епархий Русской Православной Церкви духовно-нравственных и просветительных бесед, совершения треб и богослужений. Содействовать оборудованию в местах лишения свободы помещений для совершения молитв и богослужений» 2.

В это время, в местах лишения свободы отношения между представителями Русской Православной Церкви и администрацией принимают все более устойчивый характер. Согласовываются организационные вопросы: порядок пропуска священнослужителей в учреждения, время и место встреч с осужденными, строительство храмов, часовен, благоустройство молитвенных комнат, пополнение библиотек духовной литературой, открытие воскресных школ. Складываются направления и формы совместной работы.

Право осужденного на свободу совести соответствует целому ряду норм международного права:

- Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года (Ст. 18);

- Международному пакту о гражданских и политических правах, принятому на 21 сессии Генеральной Ассамблеи ООН 16 декабря 1966 года, ратифицированному Президиумом Верховного Совета СССР 18 сентября 1973 года и вступившему в силу для СССР 23 марта 1976 года (Ст. 18);

- Минимальным стандартным правилам обращения с заключенными, принятым на 1-ом Конгрессе ООН «По предотвращению преступлений и наказание преступников», проведенном в Женеве в 1955 году и утвержденном Экономическим и Социальным Советом резолюцией 663 от 31 июля 1957 года и резолюцией 2076 от 13 мая 1977 года (Ст. 41, 42);

- Европейским правилам о тюрьмах, принятым Комитетом министров Европейского Совета 12 февраля 1987 года (Ст. 46; 47), в которых, в частности, записано: «Насколько эти практически осуществимо каждому заключенному должно быть позволено удовлетворять свои потребности в религиозной, духовной и моральной жизни путем посещения служб или встреч, предусмотренных в данном заведении, и путем обладания необходимыми книгами или другой литературой»;

Как мы видим, международные документы содержат широкий спектр норм по защите прав заключенных, касающихся свободы совести и вероисповедания. Хотя надо отметить, что юридическая сила международных правовых документов различна. Если Всеобщая декларация прав человека содержит нормы-рекомендации, то Пакты, как международные договоры, содержат обязательные нормы поведения.3

Выполнение обязательств в области прав человека и основных свобод, вытекающих из международных договоров и соглашений, участниками которых являлся СССР взяли на себя участники Содружества Независимых Государств.

Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека (подписана 26 мая 1995 г. представителями Республики Армения, Республики Беларусь, Республики Грузия, Кыргызской Республики, Республики Молдова, Российской Федерации, Республики Таджикистан; ратифицирована Федеральным законом от 4 ноября 1995 г. № 163 — ФЗ). Согласились о нижеследующем: «Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и вероисповедания. Это право включает свободу выбирать свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию и убеждения как индивидуально, так и совместно с другими, отправлять религиозный культ, следовать и выполнять религиозные и ритуальные обряды и действовать в соответствии с ними» (Ст. 10.1).

Необходимо также иметь в виду, что ратификация подписанной Российской Федерацией 28 февраля 1996 г. Европейской конвенции о защите основных прав человека и свобод и протоколов к ней будет означать для нашего государства, как члена Совета Европы, обязательность соблюдения положений данного документа и других обязательств, связанных с членством в этой международной организации (в частности, получение российскими заключенными права подавать индивидуальные жалобы в Европейский Суд4 по правам человека).5

Все вышеприведенные постановления международных правовых актов отражены и нашли свое место в российских законах, регламентирующих деятельность религиозных организаций в местах лишения свободы. «Впервые в истории нашей страны в Конституцию (п.4 ст.15) включено положение, объявляющее принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации частью ее правовой системы»6 (Мисс. Служ., с.46-49). В тоже время, принятие Российской Федерацией международно-правовых обязательств накладывает серьезные ограничения в законотворчестве. Так при проверке соответствия Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» международно-правовым обязательствам Российской Федерации определение «особой роли православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры» рассматривается как не совсем корректное (см. ниже).

В международной практике установился следующий подход к проблеме реализации права на свободу совести: следует добиться реалистического равновесия между осуществлением религиозных обрядов и правилами поведения осужденных (определенные религиозные действия не должны являться оправданием неподчинения тем правилам, которые применяются ко всему контингенту, отбывающему наказание); религиозная жизнь не должна мешать нормальному функционированию пенитенциарных учреждений, ее практическое осуществление не должно наносить ущерба осужденным и администрации и являться чрезмерно трудным с точки зрения управления учреждением, или приводить к большим финансовым затратам со стороны администрации. В то же время признается, что в сфере религии целесообразно сохранять в качестве необходимых лишь ограничения, относящиеся к поддержанию безопасности, дисциплины, должного порядка в условиях исправительного учреждения.

Это нашло отражение и в практике нашего государства: уже в программе «ИТС-2000» в комплексе мер, направленных на реформу управления исправительно-трудовой системы, в частности, предусматривалось: «Обеспечить реализацию гарантий свободы совести осужденных. Предусмотреть возможность приглашения ими служителей культа для отправления обрядов исповеди, бракосочетания, крещения, отпевания и т. п., приобретения отдельных видов религиозной атрибутики, получения индивидуальных консультаций»7.

В контексте этого все пристальнее начинает рассматриваться вопрос обеспечения реального права осужденного (равно как и подследственного) на свободу вероисповедания и отправления религиозных культов, которые составляют один из важнейших элементов личных неотъемлемых свобод граждан любого цивилизованного государства — свободы совести. Этот процесс неминуемо вторгается в жизнь исправительных учреждений.

Характерным признаком ломки привычных стереотипов и установок в развитии нашего общества является коренная переоценка взглядов официальной политики в отношении религии в сторону признания ее положительной роли в социальной сфере, высокого потенциала духовно-нравственного воздействия на человека, неоспоримых заслуг Церкви и ее служителей в становлении и охранении державных основ государства Российского. И это далеко не случайно, ведь именно духовность составляет внутреннюю направленность и соответствующую ей полноту жизни, придает всей человеческой культуре и каждой личности высшее измерение, назначение и непреходящую ценность.8

В это время, в местах лишения свободы отношения между представителями Русской Православной Церкви и администрацией принимают все более устойчивый характер. Согласовываются организационные вопросы: порядок пропуска священнослужителей в учреждения, время и место встреч с осужденными, строительство храмов, часовен, благоустройство молитвенных комнат, пополнение библиотек духовной литературой, открытие воскресных школ. Складываются направления и формы совместной работы.

19 сентября 1997 года общество добилось принятия Государственной Думой нового Федерального Закона N 125-ФЗ “О свободе совести и о религиозных объединениях”, который упорядочил деятельность религиозных организаций и тем самым, в какой-то мере, оградил пенитенциарные учреждения от проникновения в них деструктивных сект. Этот Закон на сегодняшний день является одним из главных правовых условий совместной деятельности Русской Православной Церкви и Уголовно-исполнительной системы (пенитенциарных учреждений) России. В последующем этот закон был уточнен в ред. Федеральных законов от 26.03.2000 N 45-ФЗ, от 21.03.2002 N 31-ФЗ, от 25.07.2002 N 112-ФЗ, от 08.12.2003 N 169-ФЗ, от 29.06.2004 N 58-ФЗ).(?) В преамбуле закона сказано следующее:

Федеральное Собрание Российской Федерации,

подтверждая право каждого на свободу совести и свободу вероисповедания, а также на равенство перед законом независимо от отношения к религии и убеждений,

основываясь на том, что Российская Федерация является светским государством,

признавая особую роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры,

уважая христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России,

считая важным содействовать достижению взаимного понимания, терпимости и уважения в вопросах свободы совести и свободы вероисповедания,

принимает настоящий Федеральный закон.

При проверке соответствия Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» международно-правовым обязательствам Российской Федерации Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации было дано следующее заключение (дано в сокращении):

«Принятый 26 сентября 1997 г. Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» в основном отвечает международно-правовым обязательствам России, взятым ею на себя в качестве государства - участника Международного пакта о гражданских и политических правах и Европейской конвенции о защите основных прав и свобод человека. В преамбуле Закона (пункты 1 - 3), как и в статьях 28, 19 (ч. 2) и 29 (ч. 2) Конституции Российской Федерации, подтверждается право каждого на свободу совести и свободу вероисповедания, а также на равенство перед законом независимо от отношения к религии и убеждений. В то же время ряд положений Закона вступает в противоречие с принципами, установленными упомянутыми международно-правовыми документами, и, соответственно, может быть опротестован гражданами при подаче жалоб в Европейский Суд по правам человека. По сути дела эти нормы и не могут действовать на территории Российской Федерации, исходя из примата над внутренним законодательством правил, установленных международными договорами, что предусмотрено Конституцией РФ (ч. 4 ст. 15).

1. По сравнению с общим международно-правовым принципом равенства всех религий, зафиксированным в Конституции Российской Федерации (согласно ч. 1 ст. 14 «никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной», а согласно ч. 2 этой же статьи «религиозные объединения... равны перед законом»), в Законе о свободе совести по сути закрепляется привилегированное положение отдельных религий.

В преамбуле Закона (п. 4-5) делается ссылка на «особую роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры» и на уважение «христианства, ислама, буддизма, иудаизма и других религий, составляющих неотъемлемую часть исторического наследия России».

Возникает два вопроса. Во-первых, какие религии подпадают под определение «других» - католицизм, униатство, или же, скажем, пятидесятники и молокане, которые также могут рассматриваться как часть исторического наследия России. Во-вторых, означает ли это неуважение к другим религиям, не поименованным в Законе, - конфуцианству, индуизму и т.п. - не являющимся частью этого наследия. При нынешних формулировках преамбулы строгого юридического ответа на эти вопросы не существует…

4. Ч. 3 и 4 ст. 16 Закона о свободе совести предусматривают возможность совершения религиозных обрядов и церемоний в воинских частях, в местах лишения свободы и местах содержания под стражей. Однако практические гарантии реализации этих прав в Законе отсутствуют. Не ясно, что имеется в виду под «учетом требований воинских уставов» и «соблюдением требований уголовно - процессуального законодательства», на которые ссылается данная Статья».

В связи с тем, что правоприменительная практика по реализации данного Закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» не была накоплена и не были приняты предусмотренные им нормативные правовые акты (Правила регистрации. Правила проведения государственной религиоведческой экспертизы. Положение о порядке открытия и регистрации представительств иностранных религиозных организаций), Министерство Юстиции Российской Федерации для использования в практической деятельности направило в виде письма от 24 декабря 1997 года Комментарий к данному Закону, подготовленный заместителем Председателя Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве Российской Федерации Себенцовым А.Е., а также методические рекомендации по осуществлению органами юстиции контрольных функций в отношении религиозных организаций, и по применению органами юстиции некоторых положений Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», подготовленные Департаментом по делам общественных и религиозных объединений на основе поступивших запросов органов юстиции.

Вышеназванные нормативные правовые акты были приняты позже:

- В целях реализации Постановления Правительства Российской Федерации от 2 февраля 1998 г. N 130 «О порядке регистрации, открытия и закрытия в Российской Федерации представительств иностранных религиозных организаций» от 30 марта 1998 г. был издан приказ Минюста РФ N 32;

- Правила регистрации уставов (положений) религиозных объединений. Утверждены Приказом Министерства юстиции Российской федерации от 30 ноября 1994 г. N 19-01-159-94;

- Приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 25.03.2003 N 68 «Об утверждении Правил рассмотрения заявлений и принятия решения о государственной регистрации» (торгово-промышленных палат, общественных объединений, в том числе политических партий, профсоюзов, национально-культурных автономий и религиозных организаций);

- Приказ Минюста РФ от 8 октября 1998 г. N 140 «О порядке реализации Постановления Правительства Российской Федерации от 3 июня 1998 г. N 565 «О порядке проведения государственной религиоведческой экспертизы» (в ред. Приказа Минюста РФ от 16.03.2001 N 87).

Право каждого на свободу совести обеспечивается и другими Законами. В Законе N 114-ФЗ от 25 июля 2002 года «О противодействии экстремистской деятельности», в ст.1 «пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности» относится к одному из видов экстремистской деятельности (экстремизму).

В связи с передачей в ведение Минюста России пенитенциарных учреждений, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II и Министр юстиции РФ Ю. Чайка 21 декабря 1999 года подписали Соглашение о сотрудничестве. На основании этого были заключены соглашения на областном уровне с епархиями РПЦ и на уровне отдельных учреждений с Православными храмами.

В данной главе нельзя не ознакомиться с положениями Основ социальной концепции Русской Православной Церкви, принятыми на Архиерейском Соборе 2000 года, которые касаются также и вопросов соработничества Церкви и Уголовно-исполнительной Системы. В разделе IX «Преступность, наказание, исправление» читаем:

IX.1 Для сдерживания проявлений беззакония государство создает правоохранительные органы, целью которых является предупреждение, предотвращение и расследование преступлений, а также наказание и перевоспитание лиц их совершивших. Однако важные задачи искоренения преступности и исправления оступившихся стоят не только перед специальными учреждениями и даже не только перед государством, но перед всем народом, а значит и перед Церковью.

IX.2 Церковь настаивает на необходимости человеческого отношения к подозреваемым, подследственным и гражданам, уличенным в намерении нарушить закон. Жестокое и недостойное обращение с такими людьми способно укрепить их на неправом пути или толкнуть на него. Вот почему лица, не осужденные по законному приговору, даже находясь под стражей, не должны ущемляться в основных правах. Им необходимо гарантировать защиту и непредвзятый суд. Церковью осуждаются пытки и различные формы уничижения подследственных... Даже в целях помощи правоохранительным органам священнослужитель не может нарушать тайну исповеди или иную охраняемую законом тайну (например, тайну усыновления)…Пастырь одновременно обязан предпринять все возможные усилия, чтобы преступный замысел не осуществился.

IX. 3...Вместе с тем важно, чтобы лица, находящиеся в местах лишения свободы, не испытывали бесчеловечного обращения, чтобы условия их содержания были такими, при которых их жизнь и здоровье не подвергались бы опасности, а на их нравственное состояние не влиял бы пагубный пример других узников. Для этого государство призвано заботиться о заключенных, и в этом ему должны помогать общество и Церковь... Исполняя свое служение в местах лишения свободы, Церковь должна устроять там храмы и молитвенные комнаты, совершать Таинства и богослужения, проводить пастырские беседы с заключенными, распространять духовную литературу. При этом особенно важен личный контакт с лишенными свободы, включая посещение мест их непосредственного нахождения. Заслуживает всяческого поощрения переписка с осужденными, сбор и передача одежды, лекарственных препаратов и других необходимых вещей. Такая деятельность должна быть направлена не только на облегчение тяжелой участи заключенных душ. Их боль является болью всей Матери-Церкви, которая радуется радостью небесной и «об одном грешнике кающемся» (Лк.15:10). Возрождение душепопечения о заключенных становится важнейшим направлением пастырского и миссионерского делания, нуждающимся в поддержке и развитии.

IX. 4. Желая содействовать преодолению преступности, Церковь взаимодействует с правоохранительными учреждениями. Уважая труд их работников, направленный на защиту граждан и отечества от преступных посягательств, а также на исправление оступившихся, — Церковь протягивает им руку помощи. Такая помощь может осуществляться в многообразных совместных воспитательных и просветительских трудах, направленных на профилактику и предотвращение правонарушений, в научной и культурной деятельности, в пастырском окормлении самих сотрудников органов охраны порядка. Взаимодействие Церкви и правоохранительной системы зиждется на основе церковных установлений и специальных договоренностей с руководством соответствующих ведомств...”9. Безусловно, этот фундаментальный, авторитетный документ послужит важным импульсом к успеху тюремной миссии Церкви, изначально ей присущей. [Мисс. Служ., с. 107].

«Основы социальной концепции Русской Православной Церкви, принятые на Юбилейном Архиерейском Соборе 2000 г., определили вектор церковно-государственных взаимоотношений, подчеркнув, что "задачи и деятельность Церкви и государства могут совпадать не только в достижении чисто земной пользы, но и в осуществлении спасительной миссии Церкви". Согласно Концепции, важными областями соработничества Церкви и государства в нынешний исторический период являются: духовное, культурное, нравственное и патриотическое образование и воспитание народа; христианское попечение о воинах и сотрудниках правоохранительных учреждений; труды по профилактике правонарушений, духовное окормление находящихся в заключении.

Созданный в 1995 г. Синодальный Отдел по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями. Отдел имеет разветвленную структуру, работая по пяти направлениям, которые условно можно обозначить так: "Армия", "Милиция", "Тюрьма", "Остальные структуры" и "Издательско-миссионерское направление". Каждое направление имеет свои секторы работы, соответствующие силовым структурам… Тюремное состоит из одного сектора, занимающегося созданием полноценной церковной миссии в местах лишения свободы.

В наше время в российском законодательстве проведены кардинальные преобразования, в частности, приняты нормативные документы, создавшие юридическую основу для реформы уголовно-исполнительной системы (УИС). Благодаря этому за последние годы, особенно с момента передачи пенитенциарной системы России из ведения Министерства внутренних дел в ведение Министерства юстиции Российской Федерации (сентябрь 1998 года), удалось существенно изменить ситуацию в области обеспечения прав осужденных и лиц, содержащихся в следственных изоляторах. Принят ряд основных законов, направленных на создание более гуманных условий содержания заключенных, обеспечение государственной поддержки УИС.

Основой для формирования и укрепления отношений с Главным управлением исполнения наказаний является Соглашение о сотрудничестве с Министерством юстиции РФ, благодаря которому практически во всех исправительных учреждениях созданы условия для духовного окормления и просвещения лиц, находящихся в местах лишения свободы. В августе 2003 г. Синодальный Отдел и ГУИН МЮ РФ заключили двустороннее Соглашение, определившее основные направления сотрудничества на современном этапе реформирования УИС. Руководством УИС утвержден состав епархиального духовенства, которому разрешен доступ в пенитенциарные учреждения.

В настоящее время в уголовно-исполнительной системе проходят службу около 250 тыс. сотрудников, а в местах принудительного содержания находится около 850 тыс. осужденных и лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений. На территории исправительных учреждений создано 625 православных общин, в состав которых входит более 33 тыс. осужденных. Построено 333 храма, оборудовано 499 молитвенных комнат, действует 265 воскресных школ, в которых свыше 9 тыс. осужденных осваивают основы Православия и Православной культуры. Ведется строительство 79 храмов. Руководство УИС стремится, чтобы храм или молитвенная комната были во всех учреждениях системы, и епархии должны оказывать в этом всемерное содействие.

За значительный вклад в укрепление отношений с учреждениями УИС в январе 2004 г. многие священнослужители различных епархий были награждены памятными знаками уголовно-исполнительной системы Минюста РФ.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Дипломная работа на тему 

    Диплом
    Дворянский быт конца XVIII - начала XIX века строился как набор альтернативных возможностей («служба – отставка», «жизнь в столице - жизнь в поместье», «Петербург – Москва», «служба военная - служба статская», «гвардия – армия» и пр.
  2. Дипломная работа   на тему:     

    Диплом
    Актуальность темы исследования. Радикальные изменения, происходящие в современной России, привели к серьезному осложнению социально–экономической, политической и демографической ситуации.
  3. Дипломная работа на тему (2)

    Диплом
    Дипломная работа на тему: Международное сотрудничество в борьбе с преступностьюАвтосркая работа от Сергея С.  Особенность в том, что она написана с применением только электронных средств.
  4. Дипломная работа на тему: Информационное обеспечение выставочной деятельности

    Диплом
    Этот диплом написан на материалах действующего предприятия, писался под четким руководством научного руководителя, выверен до запятой, успешно защищен.
  5. Дипломная работа На тему: «Кредитный процесс: понятие, этапы и организация кредитного процесса в Сбербанке России»

    Диплом
    Порядок предоставления Сбербанком России и его филиалами кредитов физическим лицам на цели личного потребления. № 1104-2-р от 05.05.2004 г. (редакция 3).
  6. Дипломная работа на тему: Организация продвижения услуг туроператора «У»

    Диплом
    Этот диплом написан на материалах действующего предприятия (крымский туроператор), писался под четким руководством научного руководителя, выверен до запятой, успешно защищен.

Другие похожие документы..