Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Труды 6-й международной конференции “Теория и практика технологий производства изделий из композиционных материалов и новых металлических сплавов”.-М....полностью>>
'Документ'
Всегда легко и быстро сосредотачивает свое внимание на объяснении учителя. Никогда не отвлекается на уроке, ошибок по невнимательности на уроке не дел...полностью>>
'Документ'
XX век можно по праву назвать столетием триумфального развития методов восстановительного лечения необратимо поврежденных органов путем трансплантаци...полностью>>
'Документ'
3. Визначте діячів українського руху, що працювали у складі створеного під час Першої світової війни Комітету Південного-Західного фронту Всеросійськ...полностью>>

Ора экономических наук, профессора, действительного члена Академии экономических наук и предпринимательской деятельности России, заслуженного деятеля науки РФ л

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ВАЛЮТНО-КРЕДИТНЫЕ И ФИНАНСОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Под редакцией

доктора экономических наук, профессора, действительного члена Академии экономических наук и предпринимательской деятельности России, заслуженного деятеля науки РФ Л.Н. Красавиной

Издание второе, переработанное и дополненное

Рекомендовано

Министерством образования Российской Федерации

в качестве учебника для студентов высших учебных заведений,

обучающихся по направлению "Экономика",

специальностям "Мировая экономика" и "Финансы и кредит"

МОСКВА

"ФИНАНСЫ И СТАТИСТИКА-2000

УДК 339.7(075.8)

ББК 65.268я73

М43

АВТОРЫ:

Л.Н. Красавина, проф., д-р экон. наук (введение, гл. 2; гл. 3, §3.1—3.4, гл. 4, §4.4, 4.5; гл. 5, §5.1, 5.2; гл. 6; гл. 7, §7.1—7.4, гл. 8, §8.1—8.5, гл. 9, §9.1, 9.5—9.7; алфавитно-предметный указатель);

Т.И. Алибегов, канд. экон. наук (гл. 8, §8.2);

С.А. Былиняк, проф., д-р экон. наук (гл. 7, §7.5, гл. 9, §9.3; гл. 10, §10.3, 10.5, 10.6);

Т.Д. Валовая, д-р экон. наук (гл. 3, §3.4; гл. 10, §10.8);

В.Ю. Катасонов, проф., д-р экон. наук (гл. 7, §7.2);

И.Н. Платонова, доц., канд. экон. наук (гл. 8, §8.2);

М.А. Портной, проф., д-р экон. наук (гл. 4, §4.1—4.3);

Т.М. Сергеева, канд. экон. наук (гл. 6, §6.1, 6.2);

А.Л. Смирнов, канд. экон. наук (гл. 7, §7.2, 7.3);

Д.В. Смыслов, проф., д-р экон. наук (гл. 9, §9.2, гл. 10, §10.1, 10.2, 10.4, 10.7);

Ю.С. Столяров, канд. экон. наук (гл. 3, §3.5; гл. 4, §4.6, гл. 5, §5.3);

Е.С. Хесин, проф., д-р экон. наук (гл. 1);

А.Г. Чумаченко, канд. экон. наук (гл. 9, §9.4);

И.3. Ярыгина, канд. экон. наук (гл. 8, §8.6).

РЕЦЕНЗЕНТЫ:

кафедра «Финансы»

Всероссийского заочного финансово-экономического института;

С.Г. Таций,

заместитель Председателя Правления Внешторгбанка России,

кандидат экономических наук

Издание осуществлено при финансовой поддержке

Московской межбанковской валютной биржи

и ЗАО «Страховая компания «Мегарусс»

ISBN 5-279-02117-2  Коллектив авторов, 1994

 Коллектив авторов, 2000

Введение

Международные валютно-кредитные и финансо­вые отношения — составная часть и одна из наиболее сложных сфер рыночного хозяйства. В них фокусируются проблемы национальной и мировой экономики, развитие которых истори­чески идет параллельно и тесно переплетаясь. По мере интернационализации и глобализации миро­вого хозяйства увеличиваются международные потоки товаров, услуг и особенно капиталов и кредитов.

Большое влияние на международные валютно-кредитные и финансовые отношения оказывают ведущие развитые страны (особенно «семерка»), которые выступают как партнеры-соперники. По­следние десятилетия отмечены активизацией раз­вивающихся стран в этой сфере.

Под влиянием многих факторов функциониро­вание международных валютно-кредитных и фи­нансовых отношений усложнилось и характеризу­ется частыми изменениями. Поэтому изучение мирового опыта представляет большой интерес для формирующейся в России и других странах СНГ рыночной экономики. Постепенная интег­рация России в мировое сообщество, вступление в Международный валютный фонд (МВФ) и груп­пу Международного банка реконструкции и раз­вития (МБРР) требуют знания общепринятого цивилизованного кодекса поведения на миро­вых рынках валют, кредитов, ценных бумаг, золота.

В курсе «Международные валютно-кредитные и финансовые отношения» изучаются экономичес­кие категории, закономерности развития, основ­ные принципы и формы организации этих отно­шений.

Применение метода системного подхода к изу­чению данного курса определяет следующие его задачи:

1) рассмотрение международных валютно-кредитных и финансовых отношений как совокуп­ности экономических отношений, имеющих пря­мую и обратную связь с общественным воспроиз­водством;

2) исследование структуры и принципов ор­ганизации современной мировой валютной систе­мы, мировых финансовых центров, международ­ных расчетных, валютных и кредитно-финансовых операций;

3) анализ взаимодействия структурных эле­ментов валютно-кредитных и финансовых отно­шений на национальном и международном уров­нях.

В связи с этим научные основы данного курса базируются на двух методологических принци­пах:

• анализе понятий, категорий и элементов международных валютно-кредитных и финансо­вых отношений;

• синтезе, т.е. рассмотрении закономерностей и тенденций их развития в современных усло­виях.

Большое внимание уделено двум регуляторам международных валютно-кредитных и финансо­вых отношений — рыночному и государствен­ному.

Курс основан на приоритете логического изло­жения перед историческим описанием становле­ния и развития международных валютно-кредит­ных и финансовых отношений при соблюдении их единства. При этом прослеживается историческая преемственность экономических категорий, струк­турных принципов мировой валютной и кредит­ной систем, традиций в организации международ­ных валютных, кредитно-финансовых и расчет­ных операций.

При изложении мирового опыта большое внимание уделено практическим аспектам функ­ционирования мирового валютного рынка, рын­ка ссудных капиталов, ценных бумаг, золота, еврорынка. Рассматриваются традиционные и новейшие методы банковского обслуживания внешнеэкономической деятельности. Изучаются элементы национальной и мировой валютной системы, функциональные формы мировых де­нег, факторы, влияющие на валютный курс. Ана­лизируются основные этапы развития мировой валютной системы, структурные принципы Ямайской и Европейской валютных систем; проблемы создания Европейского экономичес­кого и валютного союза с единой валютой — евро.

Дана характеристика платежного баланса, его структуры, методов погашения сальдо и регули­рования основных статей. Освещаются формы ва­лютной политики, мировой опыт применения ва­лютных ограничений и перехода к конвертиру­емой валюте.

Рассматриваются валютно-финансовые и пла­тежные условия внешнеэкономических сделок и международных кредитов, понятие и формы международных расчетов и международного кре­дита. Обобщен мировой опыт регулирования международных кредитных отношений и внешне­го долга. Большое внимание уделено мировому рынку ссудных капиталов, валютному рынку, рынкам евровалют, золоту, ценным бумагам, а также компьютерным технологиям в этой сфере.

Проанализированы современные методы стра­хования валютных кредитных рисков. Обобщена деятельность ведущих международных валютно-кредитных и финансовых организаций.

Специальный раздел посвящен международ­ным валютно-кредитным и финансовым отноше­ниям России. Дана характеристика валютной си­стемы, валютного рынка, валютной политики, платежного баланса страны. Рассмотрены особен­ности международного кредитования и притока иностранных инвестиций в Россию, причины и по­следствия «бегства» капиталов при кризисной си­туации.

Особое внимание уделено проблеме урегули­рования внешнего долга России и ее требований по отношению к развивающимся странам и парт­нерам по СНГ. Рассмотрены проблемы участия России в мировых финансовых институтах, а так­же международные валютно-кредитные и финан­совые отношения стран СНГ.

Глава 1. Всемирное хозяйство: тенденции развития и их влияние на международные валютно-кредитные и финансовые отношения

На исходе XX столетия мировая экономика как совокупность национальных хозяйств и их экономических и политических взаимо­отношений обретает новое качество: важнейшей формой и одновре­менно новым этапом интернационализации хозяйственной жизни становится глобализация. Эксперты МВФ определяют этот феномен как «растущую экономическую взаимозависимость стран всего мира в результате возрастающего объема и разнообразия международных сделок с товарами, услугами и мировых потоков капитала, а также благодаря все более быстрой и широкой диффузии технологий».*

*World Economic Outlook. — 1997. — May. — Р. 45.

В результате глобализации экономика возрастающего числа стран и регионов становится органичной частью мирового рыноч­ного хозяйства, включается в мирохозяйственные связи. Рушатся институциональные, юридические и технологические барьеры, раз­деляющие национальные хозяйства. Силы сцепления берут верх над силами отталкивания. Экономически мир обретает черты целостности в планетарном масштабе. Во всемирном хозяйстве расширяется сфера действия общих экономических законов (ин­тернациональной стоимости, глобальной конкуренции и др.) и фу­нкциональных взаимосвязей (дальнейшее развитие международ­ной специализации и кооперирования и др.).

Движущими силами глобализации стали углубление междуна­родного разделения труда на базе растущей дифференциации вы­сокотехнологичных конечных продуктов и полупродуктов, раз­витие международной транспортной инфраструктуры, транснационализация экономики, информационная революция на базе микроэлектроники. Роль «мировой паутины», Интернета, сравни­вают по своему значению с появлением книгопечатания. В результате гигантски ускорились международное движение товаров и услуг, миграция рабочей силы, трансграничный переток капита­ла как производительного, так и ссудного, передача технологий производства. Размывается былая относительная обособленность рынков ссудных капиталов разных стран.

Международная сфера экономики развивается быстрее внутрен­него производства. Существенно увеличилась открытость наци­ональных экономик — их втянутость в систему международного разделения труда. Возрастает часть национального производства (ВВП), идущего на экспорт, а также внутреннего потребления, покрываемого за счет импорта. Увеличивается значение внешних (экзогенных) факторов развития национальных хозяйств. Их судь­бы все более определяются внешнеэкономической средой.

Одно из важнейших проявлений глобализации — растущая либерализация (смягчение) торгово-политического режима в систе­ме международных экономических отношений — сначала в от­ношении товарных рынков, потом — рынков услуг, капиталов, затем фондовых рынков. На очереди либерализация рынков рабо­чей силы. На путь либерализации внешнеэкономической деятель­ности становится все большее количество стран. Если в 1947г. Генеральное соглашение о тарифах и торговле (ГАТТ) подписали лишь 23 развитых государства, то соглашения Уругвайского раун­да переговоров ГАТТ (1986—1993 гг.) — 125 развитых и развива­ющихся стран. С 1948 по 1990 г. единый уровень таможенной защиты национальных рынков промышленных товаров развитых государств уменьшился с 40 до 6,3%. К 2000 г. он должен снизить­ся до 3,8%. С 1996 г. на смену ГАТТ пришла Всемирная торговая организация (ВТО). Ее членами ныне являются 134 государства, на которые приходится более 90% мировой торговли. Заявки на присоединение к ВТО подали еще около 30 стран. Режим либера­лизации в рамках ВТО распространяется на торговлю сельскохозяйственными продуктами, сферу услуг, а также на связанные с международным товарооборотом права на интеллектуальную собственность. В марте 1997 г. был принят «глобальный пакт» о либерализации рынка телекоммуникационной информационной технологии, вступивший в силу в 1998 г. Он предусматривает освобождение от импортных тарифов свыше 90% товаров этого рынка. В декабре 1997 г. страны — члены ВТО подписали соглаше­ние о либерализации рынка финансовых услуг с 1999 г. Пред­полагается снятие барьеров на рынках ссудных капиталов и сво­бодный допуск иностранных конкурентов в национальные бан­ковские, страховые и финансовые сферы.

Развитие глобализации связано с обострением общечеловечес­ких проблем. Рост масштабов хозяйственной деятельности не только в центрах мирового хозяйства, но и на периферии резко усилили давление на ресурсный потенциал Земли и природную среду. К важнейшим глобальным проблемам относятся защита окружающей среды, рациональное природопользование. Речь идет о разрушении озонового слоя Земли, «парниковом эффекте», т.е. глобальном потеплении климата, радиационном загрязнении, со­кращении площади лесов, опустынивании, деградации земель и т.д. Человечество оказалось в безальтернативной ситуации: ему предстоит либо изменить парадигму своего развития, либо обречь себя на самоуничтожение. Суть новой эпохи — переход к состоя­нию, которое наиболее часто называют «устойчивым развитием»: поддержание экологического равновесия не менее важно, чем эко­номический рост. Задача состоит в том, чтобы примирить эти две цели развития на глобальном уровне. Неотложными общечелове­ческими задачами являются надежное обеспечение растущего на­селения планеты энергосырьевыми ресурсами и продовольствием, преодоление отсталости развивающихся стран, борьба с голодом (в мире регулярно недоедают 800 млн человек), нищетой, болез­нями, в частности со СПИДом. Транснациональный характер приобрели такие явления, как организованная преступность, тер­роризм, незаконный оборот наркотиков и «грязных» денег. Повы­шаются риски, связанные с крупномасштабными техногенными катастрофами, уничтожением большого количества накопленного ядерного, химического, биологического оружия, захоронением ра­диоактивных отходов.

В этих условиях в мировой политике появляется необходи­мость проведения согласованных действий, координации экономи­ческой, в том числе валютно-кредитной и финансовой, политики государств. Растущее единство мирового хозяйства требует осо­бой ответственности за международные последствия националь­ных решений. Отсюда попытки найти оптимальное сочетание рыночных механизмов, национального и международного регули­рования, компромисс между национальными и общими интереса­ми стран.

Возрастает значение международных регулирующих институ­тов в мировой экономике, таких, как ВТО, МВФ, Всемирный банк, ЕБРР, ОЭСР, Международная организация труда и т.д., ежегод­ные встречи руководителей и министров финансов ведущих стран. Все шире применяются единые для всех стран стандарты на тех­нологию, охрану окружающей среды, деятельность финансовых институтов (пруденциальный надзор), бухгалтерскую отчетность, национальную статистику (систему национальных счетов) и т.д. Эти стандарты распространяются на образование и культуру. Через международные организации внедряются одинаковые кри­терии макроэкономической политики, происходит унификация требований в валютно-кредитной, налоговой, внешнеэкономичес­кой политике, политике в области занятости, разрабатываются международные правила конкуренции и т.д.

Однако мировая экономика еще не стала действительно гло­бальной и находится в начале этого пути. Примерно половина населения развивающихся стран живет в замкнутой экономике, мало затронутой увеличением международного экономического обмена и движением капитала. Государствам с переходной эконо­микой потребуется немало времени, чтобы полностью интегриро­ваться в мировое рыночное хозяйство. Последнее не является единой системой и с социально-экономической точки зрения. На всемирном рынке взаимодействуют производители, находящиеся на различных ступенях общественного развития.

В принципе лежащий в основе глобализации либерализм несов­местим с современной ситуацией, когда одни рынки открыты, а другие жестко регламентированы.

Наиболее глобальным является мировой рынок ссудных капи­талов. Для него характерны внедрение современных электронных технологий, средств коммуникаций и информатизации, либерали­зация национальных рынков, допуск на них нерезидентов, а также дерегулирование рынков, связанное с упразднением ограничений на проведение ряда операций. Результат — гигантское увеличе­ние объема финансовых потоков в мире. Суточный объем сделок на валютном рынке увеличился с 10—20 млрд долл. в 1979 г. до 1,3 трлн долл. в 90-х годов. Он вдвое превышает валютные резервы всех стран. Бурно развиваются интернационализация и глобализация кредитных и фондовых рынков. Объем международного кредитова­ния (банковского кредита и облигационных займов) за последние два десятилетия увеличился в 15—20 раз. Глобализация фондовых рын­ков сопровождается увеличением объема предлагаемых ценных бумаг и их видов. Нарастают масштабы межстранового перелива капитала, связанного с покупкой акций, а также эмиссией об­лигаций, размещенных на зарубежных рынках. В структуре экспор­та частного капитала из стран ОЭСР облигационные займы в се­редине 70-х годов составляли 10%, в середине 90-х годов — 40%, акций—соответственно 5 и 35%. В основе роста предложения ценных бумаг лежали дефициты государственных бюджетов и по­требности частного сектора в финансировании, а также приватиза­ция, сопровождаемая реализацией акций, принадлежащих государ­ству. В начале 80-х годов капитализация мирового рынка состав­ляла около 10 трлн долл., в 1996 г. — 20,4 трлн долл. Львиная часть капиталов вращается среди крупных институциональных инвесторов (пенсионных и страховых фондов, инвестиционных компаний и взаимных фондов), которые аккумулируют денежные ресурсы корпораций и населения и вкладывают их в ценные бумаги. Количество глобальных и международных фондов в мире возросло со 123 в 1989 г. до 667 на начало 1997 г. Суммарный объем аккуму­лированных институциональными инвесторами средств приближа­ется к 10 трлн долл. Глобализация усиливает взаимосвязь между движением валютных курсов, процентными ставками и котиров­ками акций в разных странах. Рынок ценных бумаг создал свою собственную, искусственную реальность. Процесс «виртуализа­ции» мировой экономики привел к тому, что объем капитализации финансовых рынков значительно превосходит мировой ВВП.

Существенно продвинутым в направлении свободной конкурен­ции оказался рынок товаров. Хотя и здесь, с одной стороны, все еще сохранились остатки исторически сложившейся регламентиро­ванности рынков отдельных товаров, с другой — либерализация сочетается с протекционизмом, к которому активно прибегает большинство стран. Речь идет о новых нетарифных средствах защиты рынка — трудовых и экологических стандартах, антидем­пинговых мерах и др. В соответствии с политическими критериями организованы рынки военной продукции и товаров двойного на­значения. Наиболее очевидны ограничения мировой конкуренции на рынке факторов производства, особенно рабочей силы. Жестко контролируются рынки технологий.

Законы свободного рынка не действуют внутри ТНК, где фак­тически реализуются принципы планового хозяйства, устанавлива­ются внутренние (трансфертные) цены, определяемые стратегией корпораций, а не рынком. Между тем на внутрифирменные опера­ции ТНК приходится от одной трети до двух пятых мировой торговли.

Несмотря на общую тенденцию либерализации международ­ного обмена товарами, услугами и капиталом, каждое государство сохраняет определенные инструменты регулирования экспорта и импорта. Их целью является защита отечественных производителей, особенно в период структурной перестройки и преодоле­ния кризисных затруднений, укрепление национальной безопас­ности — сохранение стратегических отраслей, гарантирующих не­прерывность воспроизводственного процесса (энергетика, транс­порт, связь и т.п.), и обороноспособности страны, получение встречных уступок от партнеров в торговле, а также обеспечение бюджетных поступлений. В то же время протекционизм повсемест­но является средством проведения структурной политики, а не решения фискальных проблем. В современных условиях наблюда­ется не столько противостояние идеологии свободной торговли (либерализации) и протекционизма, сколько оптимальное сочета­ние этих двух инструментов хозяйственного регулирования в ин­тересах максимально эффективного включения национальной эко­номики в мирохозяйственные связи. Пропорции и формы подобно­го сочетания в данный момент определяются прагматичными национальными интересами страны.

Наряду с глобализацией активно развивается другая форма интернационализации — регионализация — организация производ­ства и рынка в определенном географическом пространстве. Почти все страны — члены ВТО являются участниками одной или не­скольких региональных торгово-экономических группировок. Регионализация, с одной стороны, представляет определенный этап на пути к глобализации; с другой — особые интересы участников региональных объединений ослабляют согласованные в рамках международных экономических организаций механизмы регулиро­вания и препятствуют глобальной экономической интеграции. Регионализация — основа формирования экономического полицент­ризма в мире.

Одновременно усиливается процесс транснационализации ми­ровой экономики. Их носителями являются транснациональные корпорации и банки. ТНК объединяют национальные хозяйства не столько по географическому критерию, сколько на основе глубо­кой специализации и кооперации производства. ТНК и ТНБ игра­ют ведущую роль в организации мирохозяйственных связей. Транснационализация, осуществляемая прежде всего путем пря­мых инвестиций ТНК в экономику различных стран, помогает распространению новых методов менеджмента, маркетинга, пере­даче новой технологии и тем самым способствует глобализации мировой экономики.

В результате растущей глобализации, регионализации, интег­рации и транснационализации экономики старый, межгосударст­венный механизм регулирования претерпел изменения. Экономи­ческие отношения между странами выходят за рамки двухсторон­них; центр тяжести смещается в сторону многостороннего экономического сотрудничества. И что важнее — этот механизм перестал быть всеобъемлющим. Расширился круг субъектов миро­вой экономики и мирохозяйственных связей. Наряду с националь­ными государствами все более активную роль в международных экономических отношениях (МЭО) играют хозяйственные субъек­ты, действующие на территории многих стран (региональные груп­пировки и интеграционные объединения, ТНК, ТНБ, «глобальные компании»). Влиятельными субъектами мировой экономики стали международные экономические и финансовые организации, регу­лирующие различные сферы мирохозяйственной деятельности. Ог­ромные изменения происходят в функциях этих организаций. Они обусловлены приспособлением регулирующей деятельности к условиям возросшей взаимозависимости государств современ­ного мира, тесного переплетения различных сфер национальной и мировой экономики.

В этой связи встает вопрос о роли национального государства в системе мирового хозяйства и международных экономических, в том числе валютно-кредитных и финансовых, отношений. Усиле­ние тенденции к глобализации и регионализации способствует выходу рыночных сил из-под контроля государства, подрыву его хозяйственных функций, сужению возможности регулирования экономики и обеспечения благосостояния своих граждан. Таковы же последствия деятельности ТНК: подавляющая часть мировой торговли, прямых инвестиций, торговли лицензиями контролиру­ются ими непосредственно; расширяется их международное произ­водство как взаимосвязанное производство им принадлежащих предприятий; международная специализация и конкурентоспособ­ность национальных хозяйств в значительной мере определяются ТНК; международное разделение труда все больше принимает вид разделения внутри и между ТНК. Транснационализация делает экономические границы все более прозрачными. Деление на внут­реннюю и внешнюю экономическую среду во многих случаях становится условным. В таких условиях все больше происходит «размывание» национально-государственных комплексов. Все ча­ще хозяйственные решения диктуются не национальными или государственными соображениями, а интересами транснациональ­ных корпораций, как отечественных, так и иностранных, а также международных экономических и финансовых организаций.

Однако преждевременно делать вывод, что понятие «нацио­нально-хозяйственный комплекс» и тем более «национальные эко­номические интересы страны» лишаются смысла. Национальные хозяйства по-прежнему являются основными центрами организа­ции производства, обмена, распределения и потребления продук­тов труда, а также экономической деятельности. От уровня раз­вития национальных хозяйств, особенностей их отраслевой и тер­риториальной структур, внутреннего разделения труда зависят в конечном счете масштабы и степень развития международного разделения труда, структуры мирохозяйственных связей. Иными словами, национальные хозяйства в их совокупности отражают материальную основу, на которой развивается система междуна­родных экономических, в том числе валютно-кредитных и финан­совых отношений.

Каждое государство обладает спецификой, порожденной осо­бенностями исторического, экономического, социо-культурного развития. Попытки слепо копировать опыт других стран, а также применение навязываемых международными организациями еди­ных рецептов экономической политики оказываются, как правило, малопродуктивными, а подчас ведут к ухудшению экономической ситуации. Не случайно, что в последнее время деятельность этих организаций подвергается суровой критике. Несмотря на усилива­ющуюся глобализацию, экономическое развитие отдельных стран по-прежнему происходит неравномерно, сохраняется асинхронность цикла. Интересы национального государства остаются важнейшим фактором общественного развития и международных отношений. Государство продолжает играть ведущую роль в реше­нии многих экономических, финансовых, социальных, экологичес­ких вопросов, в обеспечении национальной безопасности. Национальные государства и хозяйства и поныне остаются основными субъектами мировой экономики и финансов.

Более того, по мере интернационализации производства и ка­питала в различных ее формах и расширения круга проблем, решаемых на межгосударственном и наднациональном уровнях, усиливается контртенденция — национальные государства все ре­шительнее отстаивают свои интересы, выступают против передачи части суверенитета в хозяйственных вопросах существующим и вновь возникающим международным органам регулирования. Возрастает противоречие между национальным и глобальным началом в мировой экономике и финансах.

Глобализация, с одной стороны, способствует усилению цент­ростремительных тенденций в мировом хозяйстве. Тесное эконо­мическое взаимодействие способствует возникновению в различ­ных странах сходных тенденций развития, сближает динамику агрегированных показателей. В известных пределах происходит выравнивание хозяйственных структур. С другой стороны, глоба­лизация вызывает в мировой экономике и финансах новые очаги конфликтов и противоречий. Блага глобализации, получаемые в результате снижения и ликвидации барьеров между националь­ными хозяйствами, распределяются неравномерно. Наибольшие выгоды от либерализации получают развитые страны. Следствием глобализации стало укрепление мировых экономических позиций США, которые навязывают свои стандарты во всех областях. Вместе со своими партнерами и подконтрольными им наднацио­нальными институтами они стремятся обеспечить единство и це­лостность мировой экономики путем распространения западных моделей социально-экономического развития и ценностей на все регионы мира. В этой связи многие развивающиеся страны активно выступают против глобализации мировой экономики.

Глобализация оборачивается ростом зависимости стран от ме­ждународной конъюнктуры, динамики цен — усиливается неста­бильность развития государств, экономика которых в большой степени зависит от экспорта сырья. Новое состоит в том, что если прежде передача негативных импульсов из одного региона в другой происходила в первую очередь по каналам внешней торговли, то в настоящее время в связи с ростом мобильности капиталов важнейшим механизмом такой передачи становится валютная и финансово-кредитная сферы. Многократно возрастает опасность возникновения и глобального распространения финансовых и ва­лютных кризисов. Это еще раз показал мировой финансовый и валютный кризис 1997—1999 гг.

Радикально изменилась социальная структура мирового хозяй­ства. Результатом развала мировой социалистической системы стал отказ от прежней классификации субъектов мирового хо­зяйства. Отпала необходимость выделения группы социалистических государств и стран, строивших социализм и претендовавших на особый путь развития. По той же причине потеряло право граж­данства и понятие «третий мир». Возникла новая классификация. Во-первых, страны подразделяются на развитые и развивающиеся. Постсоциалистические государства и все еще официально провозг­лашающие целью своего развития строительство социализма (КНР, КНДР, Вьетнам, Куба), за малым исключением, оказались в числе развивающихся. Во-вторых, эта классификация, исходя из рыночного характера современного мирового хозяйства, делит государства мира на страны с рыночной экономикой (развитые и развивающиеся) и страны с переходной экономикой. Развитые страны образуют «центр (ядро)» мирового хозяйства, развива­ющиеся объединяются условным понятием «периферия». В эконо­мической литературе эти две группы стран нередко условно назы­вают «Север» и «Юг».

Выделение стран в те или иные группы связано с особенностями их исторического, социально-культурного и политического раз­вития, положения в международном разделении труда. Обычно они включают государства, имеющие близкие базовые социально-экономические характеристики, сходную институциональную струк­туру хозяйственного управления, основные принципы организации производства и общие проблемы. Однако критерии, определяющие мирохозяйственные позиции, быстро меняются. В былые времена сам факт налаженного выпуска средств производства во многом предопределял более сильные позиции страны. В настоящее время решающее значение приобретают такие качества, как гибкость, маневренность хозяйства, его способность быстро адаптироваться к меняющейся обстановке, умение найти свои ниши в динамично обновляющемся международном разделении труда.

Развитые (передовые, индустриальные) страны отличают высо­кий уровень экономического развития — ВВП на душу населения, многоотраслевая экономика, в которой значительное место зани­мают передовые наукоемкие производства и развитая сфера услуг. Эти страны выделяются высоким качеством технологии, продук­ции, жизни населения. Будучи сосредоточением ТНК, они фор­мируют международное разделение труда, определяют «правила игры» на мировом рынке.

Для большинства развивающихся стран характерен низкий уро­вень производства, отсталая структура экономики, преобладание добывающей и старых, традиционных отраслей обрабатывающей промышленности, архаичное сельское хозяйство, тяжелейшие условия жизни населения. Эти страны чрезвычайно зависят от конъюнктуры цен на сырьевых рынках. Перед ними остро стоит проблема урегулирования внешнего долга. Развивающиеся госуда­рства занимают зависимое положение в системе международного разделения труда. Что касается постсоциалистических стран, то они находятся на различных ступенях перехода от командно-ад­министративной к рыночной экономике. В некоторых из них, прежде всего в России, причудливо переплетаются черты развитой и развивающейся экономики.

В конце 90-х годов в 183 странах проживало 5885 млн чело­век. 28 стран относились к группе развитых стран с населением 841,5 млн человек. Это — США, Канада, страны Западной Европы, Япония, Австралия, Новая Зеландия. В 1997 г. МВФ включил в эту группу Гонконг (вошел в состав КНР), Южную Корею, Тайвань, Сингапур и Израиль. В 1997 г. ВВП в расчете на душу населения в ценах и по паритетам покупательной способности валют 1993 г. составил в развитых странах 21,5 тыс. долл. В 127 развивающихся странах с населением 4635 млн человек ВВП на душу населения равен 3,15 тыс. долл. В 28 странах с переходной экономикой (Центральная и Восточная Европа и бывший СССР) с населением 407,5 млн человек ВВП на душу населения — 3,8 тыс. долл.

Таблица 1.1

ДОЛЯ РАЗЛИЧНЫХ ГРУПП СТРАН В ВВП МИРА

(В ЦЕНАХ И ПО ПАРИТЕТАМ ПОКУПАТЕЛЬНОЙ

СПОСОБНОСТИ ВАЛЮТ 1993 г.,

В ПРОЦЕНТАХ К ИТОГУ)

Страны

1950

1970

1990

1997

Развитые

65,3

61,2

59,3

52,8

Развивающиеся

27,3

26,6

32,6

43,2

С переходной экономикой*

7,4

12,2

8,1

4,0

* В 1950, 1970, 1990 rr. — страны, входившие в СЭВ.

Источник. Расчеты ИМЭМО РАН; Мировая экономика и международные отношения. — 1998. -№10.—С. 118—119.

Из табл 1.1 видно что в мировом производстве возросла доля развивающихся стран. Однако значительная часть их экономики находится под контролем ТНК развитых государств. Повышение удельного веса развивающихся стран произошло за счет неболь­шого числа преуспевающих стран с доходами на душу населения, намного превышающими средние по группе развивающихся госу­дарств. Это прежде всего восточноазиатские новые индустриаль­ные страны, государства Латинской Америки, ближневосточные нефтеэкспортеры. Возрастание роли развивающихся стран в значительной мере отражает усиление позиций КНР, доля которой в мировом ВВП поднялась с 3,5% в 1950 г. до 10,7% в 1997 г. По этому показателю КНР обошла Японию и занимает второе место в мире после США.

Темп прироста населения в развивающихся странах был сущест­венно выше, чем в развитых. В 1950 г. удельный вес развивающихся стран в численности населения мира составлял 71,4%, в 1997 г. — 78,8%. Соответственно доля развитых государств упала с 22,7 до 14%. В результате, несмотря на опережающие темпы роста ВВП в развивающихся странах по сравнению с развитыми, разрыв в уровнях экономического развития — по ВВП на душу населе­ния — между этими двумя группами государств за последние десятилетия сократился незначительно.

Происходившее до 80-х годов укрепление экономических пози­ций государств, расположенных ныне на постсоветском экономи­ческом пространстве, а также стран Центральной и Восточной Европы сменилось их ослаблением, особенно в начале 90-х годов. Падение доли стран с переходной экономикой в мировом произ­водстве было вызвано как объективными причинами — трудностя­ми системной трансформации, переходом к рыночной экономике, так и субъективными — ошибками и просчетами при проведении экономических реформ. За 1990—1997 гг. доля России в мировом ВВП упала с 3,7 до 1,7%, а в мировой промышленной продук­ции — с 4,6 до 1,8%. За годы реформ по объему ВВП Россия опустилась с 8—9-го на 14-е место в мире, по ВВП на душу населения — с 43-го на 58-е место. При международных сопо­ставлениях нужно иметь в виду, что Госкомстат РФ не полностью учитывает «теневой» оборот. Это занижает позиции России по общему и душевому объему производства и потребления.

Существенные изменения произошли в группе развитых стран. В начале 50-х годов превосходство США над конкурентами было подавляющим. В последующие десятилетия Западная Европа и Япония, оправившись от последствий второй мировой войны, стали опережать США по темпам роста экономики. Произошла известная нивелировка (выравнивание) уровней и условий раз­вития. К началу 70-х годов на смену американоцентризму пришла новая трехполюсная система: США, Западная Европа и Япония. В долгосрочном плане происходит ослабление позиций США. Однако этот процесс идет не прямолинейно. Так, в 90-е годы по темпам роста экономики США существенно опережали своих ос­новных соперников. Лидирующее положение США в мировой экономике опирается на мощный научно-технический потенциал и усиление стратегической роли государства в стимулировании фундаментальных и прикладных исследований, огромные инвести­ционные возможности американских ТНК, создавших обширную «вторую экономику» США за их пределами, а также лидирующее положение доллара в мировой валютной системе. Важным фак­тором развития американской экономики в 80-е годы стало усиле­ние ее социальной направленности — значительное увеличение вложений в человека (среднее и высшее образование, науку, здраво­охранение). В обозримом будущем вряд ли кому-либо из конкурен­тов удастся достичь и превзойти экономический и научно-технический уровень США.

В последнее десятилетие окрепли позиции Западной Европы в связи с развертыванием в этом регионе интеграционных процес­сов вглубь и вширь. Важными этапами на этом пути в 90-е годы стало создание основ единого внутреннего рынка, экономического и валютного союза ЕС. В Европе формируется единый рынок ссудных капиталов, кредитный и фондовый рынок. Образование Европейского центрального банка, введение евро, бросившего вы­зов доллару, и осуществление единой денежно-кредитной политики ускоряют процесс создания в ЕС целостного хозяйственного комп­лекса и укрепляют положение региона в мировой валютной систе­ме. Вступление в ЕС новых, менее развитых по сравнению с нынеш­ними членами ЕС стран, прежде всего Центральной и Восточной Европы, хотя и приведет на первых порах к немалым трудностям, в конечном итоге будет способствовать изменению баланса сил в пользу Европы.

В послевоенный период на авансцену мировой экономики вы­двинулась Япония, которая до начала 90-х годов развивалась чрезвычайно быстрыми темпами. В экономический лексикон вош­ло выражение «японское экономическое чудо». В его основе лежа­ли сдерживание текущего потребления в пользу накопления; от­носительно низкие военные расходы; экспортно-ориентированная модель развития (экспорт Японии развивался по классической схеме: от трудоемких — к капиталоемким и наукоемким произ­водствам); сильная регулирующая роль государства; стимули­рование конкуренции между мощными финансово-промышленны­ми группами; согласование интересов государства, бизнеса и профсоюзов, широкое использование иностранной технологии и др.

По мере усиления трудностей в экономике, связанных с экс­портом японских товаров вследствие повышения курса иены, обо­стрения конкуренции со стороны товаров из Юго-Восточной Азии, возрастания преград на пути японского экспорта в США и Западную Европу Япония увеличивала экспорт капитала. С 80-х годов задачей ее правительства стало расширение внутреннего спроса. Однако она оказалась неосуществимой. С середины 80-х годов гипертрофированное развитие в стране получили рынки спекулятивных активов (экономика «мыльного пузыря»). Крах на рынке недвижимости и корпоративных акций вызвал в японской экономике глубокую депрессию в 90-х годах.

Крупные изменения происходят на периферии мирового хо­зяйства. Сюда частично «перемещаются» некоторые трудо-, мате­риало- и энергоемкие, а также опасные для окружающей среды производства. Вместе с тем в 80—90-е годы обозначились новые тенденции: наиболее преуспевающие, а также относительно раз­витые развивающиеся страны интегрируются в мировое хозяй­ство посредством специализации на отдельных капитало- и на­укоемких производствах.

В результате усиливается дифференциация развивающихся стран. На первый план вышли новые индустриальные страны (около двух с половиной десятков). В их числе: Южная Корея, Тайвань, Сингапур, Гонконг (в настоящее время Сянган — прови­нция КНР), которые МВФ относит к категории развитых стран, а также государства АСЕАН — Малайзия, Таиланд, Филиппины и др. В Латинской Америке — Мексика, Бразилия, Аргентина и др. Их особенность — высокие темпы экономического развития вплоть до последних лет. Однако в 1997—1999гг. значительную часть этих стран поразил валютно-финансовый кризис. В резуль­тате они оказались в тяжелом экономическом положении.

Повышение цен на нефть в середине 70-х и на рубеже 70—80-х годов усилило позиции в мировом хозяйстве производителей энер­гетического сырья, прежде всего 13 развивающихся стран, входя­щих в созданную в I960 г. Организацию стран — экспортеров нефти (ОПЕК). В последние годы в связи со значительным превы­шением предложения жидкого топлива над спросом позиции этих стран на мировом рынке существенно ослабли.

В большинстве стран Африки и Латинской Америки сохраняет­ся глубокое противоречие между требованиями модернизации и традиционными ценностями и формами организации местного общества. В них преобладает застойная экономическая и социаль­ная структура, снижение ВВП на душу населения. В особо трудном положении оказались 46 наименее развитых, беднейших стран (в основном в Африке), в которых проживает около 450 млн че­ловек. Их отличают низкая продолжительность жизни, высокая детская смертность, голод, болезни. В обозримой перспективе этим странам не удастся решить свои проблемы.

Экономическое взаимодействие между развивающимися и раз­витыми государствами осуществляется прежде всего через ТНК и ТНБ, которые, очевидно, сохранят за собой ведущую роль в организации системы мирохозяйственных связей. Однако многие проблемы взаимодействия зрелых экономических структур с менее развитыми национальными хозяйствами, не обладающими над­лежащими адаптационными механизмами, не могут быть решены в традиционных формах предпринимательской деятельности ТНК, ибо последние мало заинтересованы в освоении отсталых экономик. Поэтому интенсивность такого взаимодействия, степень охвата им периферии мирового хозяйства зависят от возмож­ности согласованных действий развитых государств по целенаправ­ленной поддержке развивающихся стран, включая меры по защите и восстановлению окружающей среды.

Под воздействием научно-технической революции значительные перемены происходят в отраслевой структуре мирового хозяйства. Наиболее быстрыми темпами развивается сфера обращения и услуг. В 1950—1995 гг. ее доля в ВВП развитых стран увеличилась с 48 до 66%; развивающихся государств — с 15 до 48%. Преимущественное развитие получают те отрасли сферы услуг, которые связаны с науч­но-техническим прогрессом: наука, образование, здравоохранение, информационный комплекс, услуги бизнесу (компьютерные, кон­сультационные, по маркетингу, менеджменту, юридические, инжене­рно-строительные, реклама и др.). Возрастает значение деятель­ности финансовых, кредитных, страховых учреждений.

Динамичным участком производства остается промышлен­ность. Ее удельный вес в ВВП повышался до начала 90-х годов (в развитых странах соответственно в 1950 г. — 20% и 32% в 1990г.; в развивающихся — 16 и 30%), а затем сокращался главным образом за счет падения доли добывающей промышленности в ре­зультате снижения материалоемкости производства (затратам сы­рья, энергии на единицу конечного продукта). Сокращается производство или падают темпы роста в старых, традиционных отраслях (кожевенной, текстильной, судостроении, черной металлургии). Многие отрасли промышленности меняют свою технологическую базу. Переход от массового выпуска стандартизированной продук­ции к производству мелких и средних партий узкоспециализирован­ной продукции стал генеральной тенденцией. Расширяется сфера и возрастает интенсивность промышленного применения нововве­дений. Основной потенциал роста экономики все более сосредото­чивается в технологически сложных, наукоемких отраслях обраба­тывающей промышленности. Среди них производство ЭВМ, мик­роэлектроника, роботехника, биотехнология, производство новых конструкционных материалов и др.

В результате повышения производительности труда в сельском хозяйстве доля этой отрасли в ВВП снижается; с 1950 по 1995 г. в развитых странах с 7,3 до 3,0%, а в развивающихся — с 38 до 12—13%. В то же время возрастает значение отраслей переработки сельскохозяйственной продукции, которые вместе с сельским хо­зяйством образуют продовольственный (аграрно-промышленный) комплекс.

* * *

Отмеченные сдвиги не только вносят новый качественный эле­мент в мировое хозяйство, но и преобразуют характер междуна­родных экономических, в том числе валютно-кредитных и финансовых отношений. Все большую роль играет международное производство с углубляющейся специализацией, теснящее тра­диционные формы торговли и товарно-денежных отношений и способствующее утверждению новых форм экономического сотрудничества.

Современные международные экономические отношения — си­стема разнообразных хозяйственных отношений между различ­ными субъектами мирового хозяйства. Важнейшими из них явля­ются государства и ТНК. В последние годы возрастает значение интеграционных группировок и международных экономических организаций. В наше время внешнеэкономическая сфера мирового хозяйства обладает сложной и разветвленной структурой. Она включает международную торговлю товарами, услугами, мигра­цию рабочей силы, производственную кооперацию, научно-тех­нические связи, валютно-кредитные и финансовые отношения, дви­жение капиталов, деятельность ТНК и ТНБ, региональную эконо­мическую интеграцию. Эти направления внешнеэкономической деятельности взаимосвязаны и дополняют друг друга.

В последние десятилетия определились долговременные тен­денции в международной торговле товарами. Прежде всего это небывало высокие темпы роста, не знающие равных за всю ис­торию мирового рынка. За 1913—1938 гг. физический объем (т.е. в неизменных ценах) экспорта возрос на 20%, а за 1950— 1998 гг. увеличился более чем в 7 раз. В 50—90-е годы XX в. мировой торговый оборот расширялся в 1,5—2,0 раза быстрее реального ВВП. В результате растущая часть производства опос­редована международным обменом. Увеличивается экономичес­кая открытость стран, т.е. повышается экспортная квота эконо­мики — доля продукции стран, идущая на внешний рынок, и им­портная квота — доля внутреннего потребления товаров, покрываемая за счет импорта. В 1938 г. средняя мировая экс­портная квота составляла 9,9%, в 1958 г. — 10.9, в 1997 г. — 22,1%.

Значительные изменения происходят в географическом распре­делении международного товарооборота. Лидирующее положение на мировом рынке занимают развитые страны: в 1950 г. их доля в мировом экспорте равнялась 67%, в 1997 г. — 73%. Наиболее высокими темпами расширяется торговля внутри региональных торговых группировок. Снизился удельный вес США в мировой торговле, однако эта страна продолжает возглавлять список круп­нейших экспортеров, за ней идут ФРГ, Япония, Франция и Вели­кобритания. Вместе с тем с середины 80-х годов абсолютные темпы роста экспорта развивающихся стран стали опережать рост вывоза из индустриальных стран. В основе этой тенденции — зна­чительное увеличение экспорта большой группы стран Восточной и Юго-Восточной Азии, а также ряда ведущих государств Латинской Америки. Однако финансовый кризис в 90-х годах привел к снижению масштабов вывоза товаров из этих стран.

Крупные изменения претерпела товарная структура междуна­родной торговли. Важнейшими из них стала интенсификация то­варооборота готовых изделий при относительном сокращении международного обмена сырьем. С 1950 г. по 1995 г. доля готовых изделий и полуфабрикатов в мировом экспорте возросла с 9 до 78%, а сырья — снизилась соответственно с 61 по 22%. В насто­ящее время промышленные изделия преобладают в экспорте по­чти всех стран мира с рыночной экономикой, кроме африканских. В пределах основной тенденции наблюдаются значительные раз­личия в динамике торговли отдельными группами товаров. Резко снизилась доля продовольствия — с 25% в 1950 г. до 8,2% в 1996г. Этому способствовала значительная интенсификация националь­ного сельскохозяйственного производства в развитых странах: в результате возросла степень их самообеспеченности продоволь­ствием. Крупнейшим поставщиком аграрной продукции на ми­ровой рынок являются США. Сельскохозяйственный экспорт стал мощным инструментом внешней политики этой страны. Значите­льно упал в мировом экспорте удельный вес промышленного сырья — с 20% в 1960 г. до 4,4% в 1996 г. Сказались как снижение материалоемкости производства, так и изменения в структуре потребительского спроса в развитых странах — увеличился спрос на товары длительного пользования. В лучшем положении оказа­лась группа топлива — в 1950 г. ее доля в мировом экспорте составляла 10%, к началу 80-х годов в связи с бурным ростом цен на нефть в результате энергетического кризиса она превысила 20%, а к 1996 г. вновь снизилась до 8,4%. Ситуация на рынке топлива характеризуется, с одной стороны, растущим использова­нием энергетического сырья в химии и на транспорте; с другой стороны, снижением энергоемкости производства в промышлен­ности и противоречиями между странами — экспортерами нефти, ведущими к снижению цен.

В результате этих процессов изменилась роль центра и пери­ферии в мировом экспорте. На развивающиеся страны приходит­ся менее половины экспорта товаров, а без экспорта топлива — всего 30%. Исключение составляют нефть, натуральный каучук, какао, кофе, бананы, олово, чай, сахар, бокситы, медь, марган­цевая руда, хлопок. Отсюда возрастание зависимости развива­ющихся стран от импорта продовольствия и промышленного сырья из развитых государств. Одновременно сохраняется боль­шая зависимость последних от поставок топлива из развиваю­щихся стран.

В группе готовых изделий повышается доля машин и оборудо­вания, в первую очередь высокотехнологического оборудования. Согласно классификации ОЭСР к нему относятся аэрокосмическая техника, автоматизированное конторское оборудование и инфор­мационная техника, электроника, фармацевтика, точные и измери­тельные приборы, электрооборудование. Удельный вес этого сег­мента мирового рынка готовых изделий в общем объеме мирово­го экспорта повысился с 9,9% в 1980 г. до 20,4% в 1995 г.

В мировой торговле быстро развивается внутриотраслевая спе­циализация. В экспорте продукции машиностроения увеличивается доля узлов, агрегатов, деталей. Нарастают масштабы междуна­родного обмена узкоспециализированной и уникальной продукци­ей. Как следствие, в мировой торговле увеличивается значение адресных поставок, а торговые связи приобретают кооперацион­ный характер. Существенное место в торговле занимают поставки комплектного оборудования для строительства предприятий, осо­бенно в новых отраслях производства.

Растет значение сферы услуг во внутренней экономике и МЭО большинства стран. В 1980 г. мировой экспорт услуг составлял 20,4% товарного экспорта, в 1997 г. — 25,5%, не считая услуг, сопутствующих торговле товарами. Примерно вдвое больший их объем мигрирует между странами скрыто в процессе зарубежного инвестирования капитала (почти половина прямых инвестиций сопряжена с предоставлением множества услуг). В отраслевой структуре этого вида торговли снижается доля транспортных услуг; отчасти это вызвано падением удельного веса сырья в меж­дународной торговле, образованием излишков тоннажа. В то же время возрастает значение туризма; сказываются увеличение до­ходов населения в индустриальных странах, быстрое развитие инфраструктуры этой отрасли. Наиболее активно расширяется торговля банковскими, страховыми, биржевыми услугами, а так­же нетрадиционными услугами, связанными прежде всего с экс­портом технологий, знаний и опыта, в частности услуги в области информатики и телекоммуникаций, лизинг, консультации, подго­товка кадров и т.д. Главными участниками международной тор­говли услугами выступают развитые страны (около 90% мирового экспорта и 80% импорта услуг). В их числе лидируют США, Франция, ФРГ и Великобритания.

Одна из важнейших черт современных МЭО — становление международного рынка знаний, рост международных научно-тех­нических связей в условиях нового этапа научно-технической рево­люции. Меняются цели технологического развития. На первый план выступают развитие интеллектуального потенциала человека и создание средств, позволяющих обрабатывать растущий объем информации и обеспечить экономию живого и овеществленного труда. Расширение международного обмена знаниями является следствием неравномерного развития различных видов техноло­гий. Даже крупнейшие страны не могут развивать науку и технику по всему фронту исследований. Усиливается специализация в деятельности ТНК. Отсюда необходимость расширения научно-тех­нического и технологического обмена.

На современном мировом рынке технология выступает в двух формах: овеществленной (новейшие агрегаты, инструменты, тех­нологические линии, оборудование, материалы) и неовеществлен­ной (знания, опыт, нучно-техническая информация). Объектом технологического обмена в неовеществленном виде является про­мышленная собственность — прежде всего изобретения, товарные знаки и промышленные образцы. Субъекты мирового рынка тех­нологий — государства, фирмы, университеты и фонды, физичес­кие лица (ученые и специалисты). Технология передается на ком­мерческой и некоммерческой основе. Помимо официальной боль­шой размах приобрела нелегальная передача технологий в виде промышленного шпионажа и технологического пиратства.

Основу технологического обмена в неовеществленной форме составляет лицензионная торговля: за 1960—1995 гг. ее оборот возрос почти в 30 раз. В настоящее время 3/4 международного лицензионного оборота приходится на внутрифирменные отноше­ния ТНК. На мировом рынке технологий лидируют развитые страны (80% экспорта лицензий); на первом месте находятся США (2/3 всех продаж лицензий). Крупнейшим покупателем лицензий является Япония. Импорт иностранной технологии явился одной из причин японского «экономического чуда».

При организации международных научно-технических связей возникает вопрос о правовой защите интеллектуальной собствен­ности: промышленной собственности и авторских прав. Основная задача такой защиты — предоставление на определенный срок авторам в качестве вознаграждения за их творческую деятельность исключительного права распоряжаться своими изобретениями и произведениями. В настоящее время на мировом рынке выступа­ют лицензионные соглашения двух типов — патентные и бес­патентные. Патент позволяет расширить выбор средств конку­рентной борьбы, ослабить соперника или устранить его с рынка, обеспечить наилучшие условия продажи лицензий, создавать со­вместные предприятия за рубежом, в которых в качестве вклада вносятся права на изобретения, гарантировать результаты со­вместных НИОКР. На конец 1990 г. в мире было выдано 3,9 млн лицензий. На США и страны Западной Европы приходилось по 40%, государства Азиатско-Тихоокеанского региона — 18%.

Подавляющая часть лицензионной торговли приходится на продажу беспатентных лицензий. Приобретение чистого патента требует дополнительных дорогостоящих научно-исследовательс­ких работ и расходов по его внедрению в производство. Основу лицензионного соглашения составляет ноу-хау, а патент служит преимущественно средством защиты. Ноу-хау — секреты произ­водства, знания и практический опыт, которые представляют коммерческую ценность, применимы в производстве и не обеспечены патентной защитой. Один из основных признаков ноу-хау — кон­фиденциальность, секретность информации. Без знания этих сек­ретов воспроизводство новой техники и технологии лишь по об­разцам, патентным описаниям и опубликованной информации в 90% случаев невозможно. Сохраняя ноу-хау в секрете, зарубеж­ные фирмы на много лет опережают своих конкурентов по уровню техники. Наиболее распространены лицензионные соглашения, предусматривающие комплексный технологический обмен с пре­доставлением ноу-хау и различных услуг по промышленной ре­ализации экспортируемой технологии.

Глобализация усиливает перемещение между странами не толь­ко товаров, услуг, технологий, но и капиталов, в том числе пря­мых инвестиций, на базе которых развивается международное производство. Ежегодный объем их вывоза увеличился с 48 млрд долл. в 1981 г. до 349 млрд в 1995 г. (по текущему курсу доллара). В 1991—1996 гг. ежегодное увеличение прямых зарубежных ин­вестиций вчетверо превышало рост ВВП и вдвое — общемировой торговли товарами и услугами. Значительная часть прибыли на такой капитал реинвестируется в стране пребывания филиалов ТНК, в силу чего объем накопленных прямых зарубежных ин­вестиций растет еще быстрее (500 млрд долл. в 1980 г. и около 3,2 трлн долл. в 1996 г.).

Иностранные капиталы играют все большую роль в инвестици­онном процессе и в функционировании экономики развитых и раз­вивающихся стран. С 1980 г. по 1995 г. их доля в ВВП развитых стран удвоилась, а в ВВП развивающихся стран — почти утро­илась.

Обновляются способы вложения капитала. Растет значение неакционерных форм инвестирования. Осуществление эффектив­ного контроля над деятельностью иностранного предприятия не всегда требует приобретения крупного пакета его акций. Для установления такого контроля порой достаточно предоставлять заграничному партнеру лицензию, ноу-хау, промышленную тор­говую марку, техническую помощь и направлять своих специ­алистов на ключевые посты иностранного предприятия. Развива­ются субконтрактные отношения, особенно в отношениях ТНК с более слабым иностранным партнером. Они используются при налаживании связей с фирмами стран, ограничивающих актив­ность зарубежного капитала на своей территории. Наибольший эффект неакционерные формы инвестирования дают в отраслях высоких технологий.

На протяжении второй половины XX в. в отраслевой структуре прямых заграничных инвестиций наблюдалась последовательная переориентация с добывающей промышленности (50-е годы) на обрабатывающую (60—70-е годы), а затем на сферу услуг (80—90-е годы). В начале 70-х годов на сферу услуг приходилось около 1/4 мирового объема накопленных за рубежом прямых инвести­ций, а к концу 80-х годов ее доля приблизилась к 45% накоплен­ного объема и составила 55—60% годового потока новых вложе­ний. В последние годы заметно возросли зарубежные инвестиции в такие отрасли инфраструктуры, как транспорт, коммуникации, предприятия коммунальных услуг, туризм и т.п. Эта тенденция, по-видимому, сохранится в будущем. Правда, совершенствование технологий дальней связи и расширение возможностей мгновен­ной передачи через границы больших масс электронной инфор­мации в определенных случаях позволяет продавать консультаци­онные и некоторые иные виды услуг заграничным пользователям как обычный товар, не прибегая к прямым инвестициям в страны их пребывания. Это превращает внешнюю торговлю услугами в альтернативу прямому заграничному инвестированию в качестве канала оказания услуг из-за рубежа. Однако таким каналом в рас­тущих масштабах будут пользоваться прежде всего ТНК как во внутренних, так и межфирменных международных операциях. Следовательно, можно ожидать не столько снижения объемов прямого заграничного инвестирования в сферу услуг, сколько ускорения интернационализации этой сферы одновременно в виде инвестиционных и товарных потоков.

Основными экспортерами капитала являются развитые стра­ны. Хотя их доля в балансовой стоимости прямых заграничных инвестиций за последние десятилетия снизилась, возрос удельный вес новых индустриальных стран и стран ОПЕК, развитые госуда­рства в этой сфере по-прежнему доминируют — в 1995 г. на них приходилось 92—94% прямых инвестиций. Лидируют в этой об­ласти США, затем Япония, Великобритания, Германия, Франция. Что касается принимающих государств, то и здесь преобладают развитые страны — в них размещены 70% инвестиций. На перифе­рию приходится лишь 30%. В 80-х годах 3/4 инвестируемого в периферийные страны капитала направлялось в десять наиболее динамично растущих национальных экономик (Сингапур, Брази­лию, Мексику, Китай, Гонконг, Малайзию, Египет, Аргентину, Таиланд, Колумбию). С начала 90-х годов основным центром притяжения капитала на периферии стала Восточная и Юго-Восточная Азия, включая Китай, который делит с США первое — второе места как импортер капитала. С конца 80-х годов фор­мируется новое направление миграции предпринимательского капитала — регион Центральной и Восточной Европы и экономи­ческое пространство бывшего СССР — страны переходной эконо­мики. Однако их доля в импорте капитала не превышает 2—3%.

Движущей силой мирового хозяйства стали ТНК. Среди них выделяются крупные многоотраслевые концерны, особенно хозяй­ственные с многоотраслевой структурой и международной сферой деятельности. ТНК переносят за границу не только товар, но и сам процесс приложения капитала, соединяют его с зарубежной рабо­чей силой в рамках международного производства. Кругооборот капитала в ТНК осуществляется в международном масштабе. В пределах таких интернациональных хозяйственных комплексов осуществляется циркуляция товаров, финансовых ресурсов, патен­тов, ноу-хау и других стратегических ресурсов. Это открыло бес­прецедентные возможности для маневрирования (с учетом срав­нительных преимуществ различных стран) в издержках на сырье, энергию, оплату труда с учетом специфики местных налогов, тарифов и т.п. и выбора оптимальных комбинаций этих слагаемых предпринимательского успеха. Минимизация издержек производ­ства и обращения и максимизация прибыли позволяют ТНК рас­ширять географическое поле их деятельности.

90-е годы характеризовались небывалым масштабом концент­рации капитала. В 1990—1998 гг. число слияний и поглощений компаний в мире составило 177 тыс. Стоимость слившихся и поглощенных активов достигла 8,5 трлн долл., в том числе трансгра­ничных сделок — 2,1 трлн долл.

Число ТНК непрерывно растет: в 1969 г. их насчитывалось менее 7 тыс., в начале 1998 г. — 45 тыс. Они контролируют деятельность более 280 тыс. зарубежных филиалов. На предпри­ятиях ТНК занято около 75 млн работников, в том числе примерно 40 млн — на зарубежных подконтрольных предприятиях. Но эти данные не включают многочисленные фирмы, осуществляющие контроль над зарубежными партнерами в неакционерной форме.

Более 90% всех ТНК базируются в развитых странах, около 8% — в развивающихся и менее 1% — в странах переходной экономики. В настоящее время на ТНК приходится около 1/5 ВВП развитых стран, 1/3 промышленной продукции. Под контролем ТНК находится примерно 80% патентов и лицензий на новейшую технологию. Ликвидные активы ТНК более чем вдвое превышают общие валютные резервы развитых стран и международных валютно-кредитных организаций. Объем продаж зарубежных филиалов ТНК в середине 90-х годов превысил мировой экспорт и составил более 6,4 трлн долл. К середине 80-х годов более половины международной торговли осуществлялось при непосредственном участии ТНК, причем 1/3 ее составлял оборот внутри ТНК.

Укрепление ТНК в экономике превратило их в главный струк­турный элемент мирового хозяйства, валютно-кредитных и фина­нсовых отношений. Возвышение транснационального капитала соответствует качественно новому уровню международного обоб­ществления. Его рост идет не только на основе дальнейшей кон­центрации производства ведущих корпораций, укрупнения их со­бственности. Главным средством становятся глобальные по масш­табам внутрифирменная и межфирменная кооперация производства, совместные научно-исследовательские проекты, углубление ме­ждународного разделения труда на технологической и коопераци­онной базе в основном благодаря межнациональным взаимос­вязям предприятий ТНК. Особенностью процесса транснациона­лизации стало активное развитие новых форм взаимного сотрудничества ТНК разных стран, особенно неакционерных. В основе экономической мощи транснационального капитала ле­жит международная олигополия, а согласованная, скоординиро­ванная политика ведущих производителей разных стран не ис­ключает конкуренции между ними.

Особое положение ТНК в мировом хозяйстве базируется на их активном внедрении в экономику зарубежных стран, создании, по существу, «второй экономики», ставшее возможным благодаря перенесению значительной части операций за границу. Всемирный характер операций ТНК ставит объективные границы на пути национальных регулирующих механизмов, ограничивает сферу государственного контроля и регулирования. Своеобразный ду­ализм присущ ТНК: она является одновременно частью наци­ональной экономики и ключевым элементом мировой экономики. Дуализм создает условия для развертывания противоречия между глобальными целями ТНК и интересами национальной эконо­мики.

На общем фоне интернационализации выделяются процессы региональной интеграции. В мире насчитывается свыше сотни региональных торговых группировок. Однако реальные интеграци­онные процессы, выделяющиеся тесным сплетением национальных хозяйств, постепенным их сращиванием в целостные полигосудар­ственные экономические организации региональных масштабов, происходят только в тех районах, где страны-участницы достигают достаточно высокого технико-экономического уровня развития. Поэтому следует различать реальную интеграцию и процесс фор­мирования торгово-политических группировок в различных реги­онах мира как инструмента борьбы за рынки сбыта.

В настоящее время реальные интеграционные процессы имеют место лишь в Западной Европе (ЕС) и Северной Америке (Северо­американское соглашение о свободной торговле, НАФТА). В 1999г. 11 из 15 нынешних государств — членов Европейского союза (ЕС) вступили в завершающую фазу формирования эконо­мического и валютного союза — ввели единую валюту евро и создали наднациональный Европейский центральный банк. ЕС охватывает 300 млн человек, дает 19,4% мирового ВВП, 18,6% международной торговли и оказывает растущее влияние на ми­ровую экономику в целом. Продолжается расширение ЕС: в 2003—2005 гг. в него будут приняты Венгрия, Чехия, Словения, Польша, Эстония и Кипр. В перспективе предполагается увели­чить состав участников ЕС до 25—27 стран.

В свою очередь, США формируют собственный торгово-экономический блок, не уступающий по потенциалу западноевропейс­кому. В 1989 г. США и Канада создали зону свободной торговли. С 1994 г. функционирует Североамериканская ассоциация свобод­ной торговли в составе США, Канады и Мексики. В конце 1994 г. выдвинут план расширения этого блока, чтобы к 2005 г. создать всеамериканский торговый рынок в составе более трех десятков стран Западного полушария с населением около 800 млн человек.

Особо следует выделить Организацию Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), в которую входит 21 государство. За лидерство в блоке борются Япония и США. В ноябре 1994 г. АТЭС поставила целью создать в регионе к 2010г. зону свободной торговли и инвестиций. На долю этого блока уже сегодня приходится 1/2 мирового ВВП и 40% мирового товаро­оборота. Такой разворот событий позволяет прогнозировать формирование трех беспрецедентно крупных торгово-экономических центров, соперничество и взаимодействие между которыми будут определять не только положение на мировом рынке, но и всю геоэкономическую ситуацию.

В большинстве регионов Латинской Америки, Западной и Юж­ной Азии, Африки региональное сотрудничество не может дать существенного эффекта, пока страны-участницы не достигнут определенной степени технико-экономического и культурного раз­вития.

* * *

Окончание XX в. и вступление в XXI в. знаменуются новой эпохой глобализации экономики. Она охватывает важнейшие про­цессы социально-экономического развития мира, способствует ускорению экономического роста и модернизации. В то же время глобализация рождает новые противоречия и проблемы в мировой экономике. Неравномерность распределения выгод экономической глобализации неизбежно усиливает дифференциацию стран. Ми­ровая экономика, несмотря на радикальные изменения, остается в своей основе рыночной системой. Потому она и впредь будет сталкиваться со своими вечными проблемами — безработицей и инфляцией, социальным неравенством, экономическими кризи­сами. Как и в настоящее время, мировая экономика будет искать выход из противоречий на путях социальной организации своего развития, расширения производства и повышения эффективности. Ключевым фактором ускорения роста мирового хозяйства станут информатизация научно-технического прогресса и повышение ка­чества образования.

Последние годы были отмечены определенным продвижением России по пути интеграции в международное экономическое сооб­щество. Возросло значение внешнеэкономических связей в хозяйственном развитии страны. Расширяются формы ее участия в меж­дународном разделении труда. Россия ведет переговоры о вступле­нии в ВТО, стала членом крупнейших международных валютно-кредитных институтов — МВФ и Всемирного банка, в 1997 г. — Парижского клуба стран-кредиторов, подписала соглашение с Ло­ндонским клубом банков-кредиторов; в 1997 г. вступило в силу Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Россией, Россия принята в Организацию Азиатско-Тихоокеанского эконо­мического сотрудничества.

Интеграция России в мировое хозяйство происходит в неблаго­приятной для нее внутренней экономической обстановке. В этих условиях Россия пока не сумела в полной мере извлечь выгоду из усиливающейся интеграции в мировую экономику. Напротив, в последние годы на экономике страны впервые ощутимо сказа­лись негативные последствия глобализации в финансовой сфере. Финансовый кризис в Азии показал чувствительность российских фондового, кредитного, валютного рынков к внешним экономи­ческим условиям. Снижение цен на традиционные товары российс­кого сырьевого экспорта, прежде всего на нефть, ухудшает ситу­ацию. Опыт последних лет показал, что в условиях глобализации необходимы всемерная мобилизация и разумное использование для хозяйственного развития национальных ресурсов. В экономи­ке России есть отрасли, обладающие большим научно-техничес­ким потенциалом и способные в относительно короткие сроки создать конкурентоспособные изделия. Успешное подключение российской экономики к мировому хозяйству связано с усилиями правительства по макроэкономической стабилизации и структур­ной перестройке хозяйства, подъему национального производства.

Вопросы для самоконтроля

1. В чем сущность проявления современной глобализации экономики?

2. Каковы основные подсистемы всемирного хозяйства?

3. В чем особенности изменений в отраслевой структуре всемирного хозяйства?

4. Каковы важнейшие формы и направления мирохозяйственных связей (международных экономических отношений)?

5. Какова роль ТНК во всемирном хозяйстве?

6. Как можно охарактеризовать место России в современном мировом хозяйстве?

Глава 2. Международные валютные отношения и валютная система

• 2.1. ПОНЯТИЕ ВАЛЮТНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ВАЛЮТНОЙ СИСТЕМЫ

Международные валютные отношения — совокупность обще­ственных отношений, складывающихся при функционировании ва­люты в мировом хозяйстве и обслуживающих взаимный обмен результатами деятельности национальных хозяйств. Отдельные элементы валютных отношений появились еще в античном ми­ре — Древней Греции и Древнем Риме — в виде вексельного и меняльного дела. Следующей вехой их развития явились средне­вековые «вексельные ярмарки» в Лионе, Антверпене и других торговых центрах Западной Европы, где производились расчеты по переводным векселям (траттам). В эпоху феодализма и станов­ления капиталистического способа производства стала развивать­ся система международных расчетов через банки.

Развитие международных валютных отношений обусловлено ростом производительных сил, созданием мирового рынка, углу­блением международного разделения труда (МРТ), формировани­ем мировой системы хозяйства, интернационализацией и глобали­зацией хозяйственных связей.

Международные валютные отношения опосредствуют между­народные экономические отношения (МЭО), которые относятся как к сфере материального производства, т.е. к первичным произ­водственным отношениям, так и к сфере распределения, обмена, потребления. Существует прямая и обратная связь между валют­ными отношениями и воспроизводством. Их объективной осно­вой является процесс общественного воспроизводства, который порождает международный обмен товарами, капиталами, услугами. Состояние валютных отношений зависит от развития эконо­мики — национальной и мировой, политической обстановки, соот­ношения сил между странами и двух тенденций, присущих между­народным отношениям, — партнерства и противоречий. Посколь­ку во внешнеэкономических связях, в том числе валютных, переплетаются политика и экономика, дипломатия и коммерция, промышленное производство и торговля, валютные отношения занимают особое место в национальном и мировом хозяйстве. Включение мирового рынка в процесс кругооборота капитала означает превращение части денежного капитала из национальных денег в иностранную валюту и наоборот. Это происходит при международных расчетных, валютных, кредитных и финансовых операциях.

Хотя валютные отношения вторичны по отношению к воспро­изводству, они обладают относительной самостоятельностью и оказывают на него обратное влияние. В условиях интернацио­нализации хозяйственной жизни усиливается зависимость воспро­изводства от внешних факторов — динамики мирового производ­ства, зарубежного уровня науки и техники, развития международ­ной торговли, притока иностранных капиталов. Неустойчивость международных валютных отношений, валютные кризисы оказы­вают отрицательное влияние на процесс воспроизводства.

Международные валютные отношения постепенно приобрели определенные формы организации на основе интернационализа­ции хозяйственных связей. Валютная система — форма организа­ции и регулирования валютных отношений, закрепленная наци­ональным законодательством или межгосударственными согла­шениями. Различаются национальная, мировая, международная (региональная) валютные системы.

Исторически вначале возникли национальные валютные систе­мы, закрепленные национальным законодательством с учетом норм международного права. Национальная валютная система является составной частью денежной системы страны, хотя она относительно самостоятельна и выходит за национальные гра­ницы. Ее особенности определяются степенью развития и состоя­нием экономики и внешнеэкономических связей страны.

Национальная валютная система неразрывно связана с миро­вой валютной системой — формой организации международных валютных отношений, закрепленной межгосударственными согла­шениями. Мировая валютная система сложилась к середине XIX в. Характер функционирования и стабильность мировой валютной системы зависят от степени соответствия ее принципов структуре мирового хозяйства, расстановке сил и интересам ведущих стран. При изменении данных условий возникает периодический кризис мировой валютной системы, который завершается ее крушением и созданием новой валютной системы.

Хотя мировая валютная система преследует глобальные миро­хозяйственные цели и имеет особый механизм функционирования и регулирования, она тесно связана с национальными валютными системами. Эта связь осуществляется через национальные банки, обслуживающие внешнеэкономическую деятельность, и проявля­ется в межгосударственном валютном регулировании и координа­ции валютной политики ведущих стран. Взаимная связь наци­ональных и мировой валютных систем не означает их тождества, поскольку различны их задачи, условия функционирования и регу­лирования, влияние на экономику отдельных стран и мировое хозяйство. Связь и различие национальных и мировой валютных систем проявляются в их элементах (табл. 2.1).

Таблица 2.1

ОСНОВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ И МИРОВОЙ ВАЛЮТНЫХ СИСТЕМ

Национальная валютная система

Мировая валютная система

Национальная валюта

Резервные валюты, международные счетные валютные единицы

Условия конвертируемости национальной валюты

Условия взаимной конвертируемости валют

Паритет национальной валюты

Унифицированный режим валютных паритетов

Режим курса национальной валюты

Регламентация режимов валютных курсов

Наличие или отсутствие валютных ограничений, валютный контроль

Межгосударственное регулирование валютных ограничений

Национальное регулирование международной валютной ликвидности страны

Межгосударственное регулирование международной валютной ликвидности

Регламентация использования международных кредитных средств обращения

Унификация правил использования международных кредитных средств обращения

Регламентация международных расчетов страны

Унификация основных форм международных расчетов

Режим национального валютного рынка и рынка золота

Режим мировых валютных рынков и рынков золота

Национальные органы, управляющие и регулирующие валютные отношения страны

Международные организации, осуществляющие межгосударственное валютное регулирование

Основой национальной валютной системы является националь­ная валюта — установленная законом денежная единица данного государства. Деньги, используемые в МЭО, становятся валютой. В международных расчетах обычно используется иностранная ва­люта — денежная единица других стран. С ней связано понятие девиза — любое платежное средство в иностранной валюте. Ино­странная валюта является объектом купли-продажи на валютном рынке, используется в международных расчетах, хранится на сче­тах в банках, но не является законным платежным средством на территории данного государства (за исключением периодов силь­ной инфляции). При сильной инфляции и кризисной ситуации в стране национальную валюту вытесняет более стабильная ино­странная валюта в современных условиях — доллар, т.е. проис­ходит долларизация экономики. Категория «валюта» обеспечивает связь и взаимодействие национального и мирового хозяйства.

Мировая валютная система базируется на функциональных формах мировых денег. Мировыми называются деньги, которые обслуживают международные отношения (экономические, поли­тические, культурные). Эволюция функциональных форм миро­вых денег повторяет с известным отставанием путь развития национальных денег — от золотых к кредитным деньгам. В ре­зультате этой закономерности мировая валютная система в XX в. базируется на одной или нескольких национальных валютах веду­щих стран (в традиционной или евровалютной форме) или между­народной валютной единице (СДР, ЭКЮ, которую с 1999 г. заменяет евро).

Особой категорией конвертируемой национальной валюты яв­ляется резервная (ключевая) валюта, которая выполняет функции международного платежного и резервного средства, служит базой определения валютного паритета и валютного курса для других стран, широко используется для проведения валютной интервен­ции с целью регулирования курса валют стран — участниц миро­вой валютной системы. В рамках Бреттонвудской валютной систе­мы статус резервной валюты был официально закреплен за долла­ром США и фунтом стерлингов. В рамках Ямайской валютной системы доллар фактически сохранил статус резервной валюты, и в этом качестве на практике используются марка ФРГ, замененная евро с 1999 г., и японская иена.

Объективными предпосылками приобретения статуса резерв­ной валюты являются: господствующие позиции страны в миро­вом производстве, экспорте товаров и капиталов, в золотовалют­ных резервах; развитая сеть кредитно-банковских учреждений, в том числе за рубежом; организованный и емкий рынок ссудных капиталов, либерализация валютных операций, свободная обрати­мость валюты, что обеспечивает спрос на нее других стран. Субъ­ективным фактором выдвижения национальной валюты на роль резервной служит активная внешняя политика, в том числе валют­ная и кредитная. В институциональном аспекте необходимым условием признания национальной валюты в качестве резервной является внедрение ее в международный оборот через банки и международные валютно-кредитные и финансовые организации.

Статус резервной валюты дает преимущества стране-эмитенту: возможность покрывать дефицит платежного баланса националь­ной валютой, содействовать укреплению позиций национальных экспортеров в конкурентной борьбе на мировом рынке. В то же время выдвижение валюты страны на роль резервной возлагает определенные обязанности на ее экономику: необходимо поддер­живать относительную стабильность этой валюты, не прибегать к девальвации, валютным и торговым ограничениям. Статус ре­зервной валюты вынуждает страну-эмитент принимать меры по ликвидации дефицита платежного баланса и подчинять внутрен­нюю экономическую политику задаче достижения внешнего рав­новесия.

Не имея собственной стоимости, национальные кредитные де­ньги не являются полноценными мировыми деньгами в отличие от золота. Аналогично евровалюты — по форме это мировые деньги, а по своей природе — это национальные деньги, используемые иностранными банками для депозитно-ссудных операций.

Применение предназначенных для внутренней экономики наци­ональных денег в качестве международного платежно-расчетного и резервного средства порождает противоречия. Во-первых, ис­пользование подверженных обесценению национальных кредит­ных денег для обслуживания мирохозяйственных связей противо­речит интернациональному характеру МЭО. Во-вторых, страны — эмитенты резервной валюты злоупотребляют ее статусом в целях внешнеэкономической экспансии. В-третьих, под влиянием нерав­номерности развития стран резервные валюты периодически утра­чивают доминирующее положение. Такова была судьба английс­кого фунта стерлингов, который перестал быть резервной валю­той к концу 60-х годов XX в. С 70-х годов доллар США также уступил свои монопольные международные позиции под давлени­ем основных конкурирующих валют — марки ФРГ, японской иены.

Международная счетная валютная единица используется как условный масштаб для соизмерения международных требований и обязательств, установления валютного паритета и курса, как международное платежное и резервное средство. Процесс демоне­тизации золота — утраты им денежных функций, юридически завершенный в результате Ямайской валютной реформы (1976— 1978 гг.), отрицательные последствия применения нестабильных национальных валют в качестве мировых денег создали условия для внедрения в валютную систему СДР (специальных прав заимствования), ЭКЮ (европейской валютной единицы), которую к 1999—2002 гг. постепенно заменяет евро как прототип мировых кредитных денег, необходимых для обслуживания МЭО. Эти но­вые формы мировых денег используются для безналичных между­народных расчетов путем записей на специальных счетах стран: СДР — в Международном валютном фонде, ЭКЮ — в Европейс­ком фонде валютного сотрудничества (ЕФВС), с 1994 г. в Ев­ропейском валютном институте Европейского союза (ЕС). Усло­вная стоимость СДР и ЭКЮ исчисляется на базе средневзвешен­ной стоимости и изменения курса валют, входящих в валютную корзину. С 1999 г. Европейский центральный банк выпускает евро (вместо ЭКЮ) вначале для безналичных расчетов, а с 2002 г. — в наличной форме.

Следующий элемент валютной системы характеризует степень конвертируемости валют, т.е. размена на иностранные. Различа­ются:

• свободно конвертируемые валюты, без ограничений обмени­ваемые на любые иностранные валюты. В новой редакции Устава МВФ (1978 г.) введено понятие «свободно используемая валюта». МВФ отнес к этой категории доллар США, марку ФРГ, иену, фунт стерлингов, французский франк. Фактически свободно конвертиру­емыми считаются валюты стран, где нет валютных ограничений по текущим операциям платежного баланса, — в основном промышленно развитых государств и отдельных развивающихся стран, где сложились мировые финансовые центры или которые приняли обязательство перед МВФ не вводить валютные ограни­чения;

• частично конвертируемые валюты стран, где сохраняются валютные ограничения;

• неконвертируемые (замкнутые) валюты стран, где для рези­дентов и нерезидентов введен запрет обмена валют.

Элементом валютной системы является валютный паритет — соотношение между двумя валютами, устанавливаемое в законо­дательном порядке. При монометаллизме — золотом или сереб­ряном — базой валютного курса являлся монетный паритет — соотношение денежных единиц разных стран по их металличес­кому содержанию. Он совпадал с понятием валютного паритета.

Режим валютного курса также является элементом валютной системы. Различаются фиксированные валютные курсы, колеблю­щиеся в узких рамках, плавающие курсы, изменяющиеся в зависи­мости от рыночного спроса и предложения валюты, а также их разновидности.

При золотом монометаллизме валютный курс опирался на золотой паритет — соотношение валют по их официальному золотому содержанию — и стихийно колебался вокруг него в пределах золотых точек. Классический механизм золотых точек действовал при двух условиях: свободная купля-продажа золота и его неограниченный вывоз. Пределы колебаний валютного курса определялись расходами, связанными с транспортировкой золота за границу (фрахт, страхование, потеря процентов на капитал, расходы на апробирование и др.), и фактически не превышали ± 1 % паритета. С отменой золотого стандарта механизм золотых точек перестал действовать.

Валютный курс при неразменных кредитных деньгах постепен­но отрывался от золотого паритета, так как золото было вытес­нено из обращения в сокровище. Это обусловлено эволюцией товарного производства, денежной и валютной систем. До середи­ны 70-х годов базой валютного курса служили золотое содержание валют — официальный масштаб цен — и золотые паритеты, которые после второй мировой войны фиксировались МВФ. Ме­рилом соотношения валют была официальная цена золота в кре­дитных деньгах, которая наряду с товарными ценами являлась показателем степени обесценения национальных валют. В связи с отрывом в течение длительного времени официальной, фиксиру­емой государством цены золота от его стоимости усилился искус­ственный характер золотого паритета.

На протяжении более 40 лет (1934—1976 гг.) масштаб цен и золотой паритет устанавливались на базе официальной цены золота. Эта цена определена казначейством США в 35 долл. за унцию в 1934 г. и сохранялась на неизменном уровне до деваль­вации доллара: в декабре 1971 г. она была повышена до 38 долл., а в феврале 1973 г. — до 42,22 долл. При Бреттонвудской валют­ной системе в силу господства долларового стандарта доллар служил точкой отсчета курса валют других стран. К тому же в результате государственного регулирования официальная цена золота в долларах была занижена и резко отклонялась от рыноч­ной цены, которая колебалась: 40,8 долл. — в 1971 г., 97 — в 1973г., 160 — в 1975г., 125 — в 1976г., 148 — в 1977г., 193,2 долл. — в 1978г.

После прекращения размена доллара на золото по официаль­ной цене в 1971 г. золотое содержание и золотые паритеты валют стали чисто номинальным понятием. МВФ перестал их публико­вать с июля 1975 г. В результате Ямайской валютной реформы западные страны официально отказались от золотого паритета как основы валютного курса. С отменой официальных золотых паритетов понятие монетного паритета также утратило значение. В современных условиях валютный курс базируется на валютном паритете — соотношении между валютами, установленном в законодательном порядке, и колеблется вокруг него.

В соответствии с измененным Уставом МВФ паритеты валют могут устанавливаться в СДР или другой международной валют­ной единице. Новым явлением с середины 70-х годов стало введение паритетов на базе валютной корзины. Это метод соизмерения средневзвешенного курса одной валюты по отношению к опреде­ленному набору других валют. Применение валютной корзины вместо доллара отражает тенденцию перехода от долларового к многовалютному стандарту. Важной проблемой исчисления ва­лютной корзины являются определение состава валют и их удель­ного веса в корзине, размер валютных компонентов, т.е. количест­во единиц каждой валюты в наборе. Различаются: стандартная корзина с зафиксированным составом валют на определенный период; регулируемая корзина с меняющимся составом; симмет­ричная (с одинаковыми удельными весами валют); асимметричная (с разными долями валют).

Например, валютная корзина СДР состоит из пяти валют (до 1 января 1981 г. — 16 валют). Определение удельного веса каждой валюты производится с учетом доли страны в международной торговле, но для доллара принимается во внимание его удельный вес в международных расчетах. В 1996—2000 гг. доля доллара — 39% (до 1981 г. — 33%), намного выше доли каждой из остальных четырех валют (марка ФРГ — 21%, иена — 18, французский франк и фунт стерлингов — по 11%). Очередной пересмотр корзины будет в 2001 г. С 1999 г. марка и франк заменены евро.

Исчисление курса СДР по отношению к доллару или другой валюте, входящей в состав набора валютной корзины, включает три основных элемента: 1) валютные компоненты в единицах соответствующей валюты, которые определяются как произведе­ние ее удельного веса в валютной корзине и среднего рыночного курса к доллару за последние три месяца с корректировкой на предыдущий курс СДР; 2) рыночные курсы валют к доллару; 3) долларовый эквивалент валютных компонентов рассчитывается путем деления валютного компонента на валютный курс, кроме фунта стерлингов, валютный компонент которого умножается на его валютный курс к доллару.

Из приведенного расчета вытекает, что на указанную дату 1 ед. СДР =1,34 долл. Выражение валютного курса в единицах СДР носит формальный характер и лишь регистрирует рыночный курс валют к доллару, а через него — к другим валютам. В условиях плавающих валютных курсов и их нестабильности метод валют­ной корзины применяется разными странами и международными организациями с использованием разного набора валют в зависи­мости от цели — определение валютного курса, создание между­народной валютной единицы, индексация валюты цены и валюты займа. В ЕВС в качестве базы валютных паритетов использова­лась ЭКЮ, основанная на валютной корзине из валют 12 стран Европейского союза (ЕС), с 1999 г. единая валюта ЕС — евро (euro; euros — во Франции, euri в Италии и т.д. в зависимости от лингвистических особенностей национального языка). Кроме того, ряд государств (примерно 20) использует индивидуальные валют­ные корзины для привязки курса своих валют.

Таблица 2.2

РАСЧЕТ КУРСА СДР К ДОЛЛАРУ США (на 31 августа 1998 г.)

Валюты

Валютные компоненты корзины СДР (количество единиц соот­

Валютный курс за 1 долл.*

Долларовый эквивалент валютных компонентов*

ветствующих валют)

1

2

3

4

Немецкая марка** Французский франк** Японская иена

Фунт стерлингов Доллар США

0,4460

0,8130

27,2000

0,1050

0,5820

1,75820 5,91350 140,89000 1,67630*** 1,00000

0,253669 0,137488 0,193058 0,176012**** 0,582000

Итого

1 ед. СДР

1,342231 долл.

* Кросс-курс в долларах определяется на основе ежедневной информации Банка Англии о средних рыночных курсах валют на середину дня для МВФ в целях расчета курса СДР.

** С 1999 г марка ФРГ и французский франк заменены евро.

*** За единицу принят фунт стерлингов.

**** Графа 2 умножается на графу 3.

Элементом валютной системы является наличие или отсутст­вие валютных ограничений. Ограничения операций с валютными ценностями служат также объектом межгосударственного регули­рования через МВФ.

Что касается международных кредитных средств обращения, то регламентация правил их использования осуществляется в со­ответствии с унифицированными международными нормами. В их числе — женевские конвенции (вексельная и чековая). Регламен­тация международных расчетов осуществляется на уровне наци­ональной и мировой валютной систем в соответствии с Унифици­рованными правилами и обычаями для документарных аккредити­вов и инкассо.

Регулирование международной валютной ликвидности как эле­мента валютной системы сводится к обеспеченности международ­ных расчетов необходимыми платежными средствами. Международная валютная ликвидность (МВЛ) — способность страны (или группы стран) обеспечивать своевременное погашение своих меж­дународных обязательств приемлемыми для кредитора платеж­ными средствами. С точки зрения всемирного хозяйства МВЛ означает совокупность источников финансирования и кредитова­ния мирового платежного оборота и зависит от обеспеченности мировой экономики международными резервными активами. В аспекте национальной экономики страны МВЛ употребляется как показатель ее платежеспособности.

МВЛ включает четыре основных компонента: официальные золотые и валютные резервы страны, счета в СДР и ЭКЮ, кото­рые с 1999 г. заменены на евро, резервная позиция в МВФ (право страны-члена на автоматическое получение безусловного кредита в инвалюте в пределах 25% ее квоты). Показателем МВЛ обычно служит отношение официальных золотовалютных резервов к сумме годового товарного импорта. Ценность этого показателя ограничена, так как он не учитывает все предстоящие платежи, в частности, по услугам некоммерческим, а также финансовым операциям, связанным с международным движением капиталов и кредитов.

Режим валютного рынка и рынка золота является объектом национального и международного регулирования. Наконец, важ­ный элемент валютной системы — институциональный. Речь идет о регламентации деятельности национальных органов управления и регулирования валютных отношений страны (центральный банк, министерство экономики и финансов, в некоторых странах — ор­ганы валютного контроля). Национальное валютное законодатель­ство регулирует операции в национальной и иностранной валюте (право владения, ввоза и вывоза, куплю-продажу). Межгосударст­венное валютное регулирование осуществляет МВФ (1944 г.), а в Европейской валютной системе — Европейский фонд валют­ного сотрудничества (1973—1993 гг.), замененный Европейским валютным институтом (1994—1998 гг.), а с 1 июля 1998 г. — Европейским центральным банком. Перечисленные институты стремятся разработать и поддерживать режим безопасного, бес­кризисного развития международных валютно-кредитных и фи­нансовых отношений.

Всемирное хозяйство предъявляет определенные требования к мировой валютной системе, которая должна: обеспечивать меж­дународный обмен достаточным количеством пользующихся доверием платежно-расчетных средств; поддерживать относитель­ную стабильность и эластичность приспособления валютного ме­ханизма к изменению условий мировой экономики; служить интересам всех стран-участниц. Выполнению этих требований пре­пятствуют противоречия воспроизводства, изменения в структуре мирового хозяйства и в соотношении сил на мировой арене.

Центры валютной гегемонии — господства в валютной сфере — периодически перемещаются в силу неравномерности развития стран. До первой мировой войны валютная гегемония закрепилась за Великобританией, которая господствовала в мировом произ­водстве и торговле, банковском и страховом деле, валютных отношениях. Перемещение финансового центра из Европы в США в итоге первой мировой войны вызвало острую борьбу за валют­ную гегемонию между фунтом стерлингов и долларом. После второй мировой войны доллар стал единственной валютой-геге­моном. Формирование трех центров силы в 70—90-е годы со­провождается созданием новых центров валютного господства, прежде всего в Западной Европе, а также в Японии, что подорвало монопольное положение доллара США.

• 2.2. РОЛЬ ЗОЛОТА В МЕЖДУНАРОДНЫХ ВАЛЮТНЫХ ОТНОШЕНИЯХ: НОВЫЕ ЯВЛЕНИЯ

Исторически функция мировых денег стихийно закрепилась за золотом и серебром, а в рамках Парижской валютной системы (1867 г.) — только за золотом. Однако в роли золота произошли существенные изменения под влиянием демонетизации. Демонети­зация золота — процесс постепенной утраты им денежных функ­ций. Этот процесс длительный, как и демонетизация серебра, которая продолжалась несколько столетий до конца XIX в.

Демонетизация золота обусловлена объективными и субъек­тивными причинами.

1. Золотые деньги не соответствуют потребностям современ­ного товарного производства, когда преодолена экономическая обособленность товаропроизводителей в связи с тенденцией к обобществлению и планомерности даже при частной собственности.

2. С развитием кредитных отношений кредитные деньги — бан­кноты, векселя, чеки — постепенно вытеснили золото вначале из внутреннего денежного обращения, а затем из международных валютных отношений.

3. Субъективные факторы — валютная политика США, госуда­рственное регулирование операций с золотом — ускоряют его демонетизацию.

Стратегия валютной политики США в отношении золота на­правлена на дискредитацию его как основы мировой валютной системы в целях укрепления международных позиций доллара. США взяли курс на гегемонию доллара после первой мировой войны, когда финансовый центр переместился из Европы в Амери­ку. После второй мировой войны США, опираясь на свой возросший валютно-экономический потенциал, развернули борьбу за господство доллара под лозунгом «доллар лучше золота». Такти­ка стратегического курса США на укрепление гегемонии доллара путем ускорения демонетизации золота менялась в зависимости от конкретной обстановки. В условиях послевоенной разрухи в Запад­ной Европе, Японии усилилась роль золота, и США использовали свои возросшие золотые резервы (24,6 млрд долл. в 1949 г., или 75% официальных золотых резервов капиталистического мира) в качестве подпорки доллара. Был установлен размен доллара на золото для иностранных центральных банков, что способствовало стабилизации его курса.

Под давлением США в целях сохранения ведущих позиций доллара на протяжении более 35 лет (1934—1971 гг.) поддер­живалась заниженная официальная цена золота (35 долл. за 1 тройскую унцию, равную 31,1035 г), которая служила базой официального масштаба цен и паритетов валют. Под воздействи­ем государственного регулирования отрыв официальной цены зо­лота от его реальной стоимости приобрел значительный размер. Устав МВФ обязал страны-члены совершать правительственные операции с золотом лишь по официальной цене для поддержания неизменного золотого содержания доллара и его репутации как резервной валюты. С этой же целью впервые в истории осуществ­лялось межгосударственное регулирование рыночной цены золота через золотой пул в 1961—1968 гг. С 70-х годов, когда относитель­но ослабли международные позиции США, избыток долларов, огромная краткосрочная задолженность страны, обесценение доллара способствовали возрастанию роли золота как реального резервного актива. В этих условиях МВФ под давлением США активизировал политику по ускорению демонетизации золота — соперника доллара.

Различаются два аспекта демонетизации золота: юридичес­кий и фактический. Ямайская валютная реформа зафиксировала юридическое завершение демонетизации. В измененном Уставе МВФ исключена любая ссылка на золото при определении парите­тов и курсов валют, отменены золотые паритеты и официальная цена золота. С отменой официальной цены золота центральным банком было запрещено увеличивать золотые запасы сверх их уровня по состоянию на 31 августа 1975 г. в течение двух лет. Однако в Уставе МВФ нет прямого отрицания золота как между­народного резервного актива. Фактически демонетизация золота не завершена. Вопрос о роли золота решается не законодательными актами и волевыми решениями, а реальными условиями товарного производства, мирового хозяйства и валютных отношений.

Длительность и противоречивость процесса демонетизации зо­лота порождают разнобой в оценках его степени. Одни экономи­сты полагают, что демонетизации не происходит и золото продол­жает выполнять классические функции денег. Другие утверждают, что золото полностью демонетизировано и является лишь ценным сырьевым товаром. Третьи считают, что демонетизация золота происходит активно, но не завершена.

Рассмотрим основные изменения роли золота в валютной сфере.

1. Кредитные деньги вытеснили золото из внутреннего и меж­дународного оборота. Золото перестало непосредственно обмени­ваться на товары, не устанавливаются золотые цены. Оно переста­ло непосредственно обслуживать как средство обращения и плате­жа экономические связи товаропроизводителей. Однако золото сохраняет за собой важную роль в экономическом обороте в каче­стве: чрезвычайных мировых денег, обеспечения международных кредитов, воплощения богатства. Участие золота в международ­ных валютных отношениях опосредствуется неразменными кре­дитными деньгами и сосредоточено на особых рынках — рынках золота, где происходит их фактический размен.

2. Функция денег как средства образования сокровищ с уходом золота из обращения характеризуется новыми моментами. Со­кровища перестали служить стихийным регулятором денежного обращения, так как золото не может автоматически переходить из сокровищ в обращение и обратно в силу неразменности кредитных денег. Однако эта функция не превратилась в застывшую: ее связь с внутренним и мировым рынками сохранилась, хотя и существен­но изменилась. Сокровище выступает как своеобразный страховой фонд государства (33,8 тыс. т в мире на июль 1998 г.) и частных лиц (25,4 тыс. т, по оценке МВФ). Связь частной тезаврации с процессом воспроизводства проявляется в превращении части капитала в золото в целях сохранения своей реальной ценности в условиях инфляции и валютного кризиса. Официальные золотые запасы, сосредоточенные в центральных банках, финансовых ор­ганах государства и международных валютно-кредитных органи­зациях, имеют интернациональное значение как международные активы. Несмотря на политику ускорения демонетизации золота, золотой запас США (8,138 тыс. т) составляет почти столько, сколько у трех других стран, имеющих наибольшие официальные резервы (ФРГ, Швейцарии и Франции). Объем золотого запаса отражает валютно-финансовые позиции страны и служит одним из показателей ее кредитоспособности.

Основным держателем золота (около 85% золотых резервов мира) является «десятка» ведущих стран. Золотые резервы рас­пределены неравномерно (в США — 8,138 тыс. т, ФРГ — около 3 тыс., Швейцарии — 2,6 тыс., Франции — 2,5 тыс., в Италии — 2 тыс. т). Периодически происходит их перераспределение в соот­ветствии с изменением позиции страны в мировом производстве и торговле. Доля США в официальных резервах золота умень­шилась с 75% (20,3 тыс. т) в 1950 г. до 28% (8,138 тыс. т) в 1998 г., а стран Западной Европы, особенно ЕС, увеличилась с 16% (4,8 тыс. т) до 52% (около 15 тыс. т). Япония имеет незначитель­ные золотые резервы, хотя они возросли с 3 до 754 т в 1948— 1992гг. и сохраняются на этом уровне (1998 г.). В Японии легализованы импорт золота в 1974 г. и его экспорт в 1978 г., ор­ганизован золотой рынок в 1982 г.

Постоянным явлением стало хранение части официальных зо­лотых резервов (6,3 тыс. т, или около 17%) в международных организациях (в МВФ — 3,2 тыс. т, Европейском валютном ин­ституте* — около 2,86 тыс. т, в Банке международных расчетов в Базеле (БМР) — 0,21 тыс. т). На долю более 120 развивающихся стран приходится около 18% (4,9 тыс. т) официальных золотых резервов мирового сообщества. В условиях повышения цен на нефть с середины 70-х годов несколько возросли золотые запасы членов Организации стран — экспортеров нефти (ОПЕК ), а затем сократились. Большинство развивающихся стран имеют незначи­тельные золотые запасы.

* В сменившем его в 1998 г. Европейском центральном банке золото составляет более 10% активов.

Объем государственных и частных сокровищ (свыше 60 тыс. т) равен добыче золота в западном мире более чем за полвека. Нет ни одного товара, накопленного в таком объеме, поэтому золотые запасы трудно реализовать без конфликтов. Причем современное товарное производство не выработало альтернативы золоту в фу­нкции сокровищ. Натуральные свойства золота — однородность, делимость, прочность, долговечность — наиболее соответствуют требованиям, предъявляемым к мировым деньгам.

3. В функции золота как мировых денег также произошли изменения.

Во-первых, тенденция к ограничению международных расчетов золотом завершилась тем, что отпала необходимость непосредст­венного его использования в этой сфере. Характерно, что и при золотом стандарте широко применялись кредитные средства меж­дународных расчетов, а золото служило лишь для погашения пассивного сальдо платежного баланса.

Во-вторых, золото выступает как мировые деньги, сохраняя их троякое назначение — служить всеобщим покупательным, платеж­ным средством и материализацией общественного богатства. Золото и поныне является всеобщим товаром мировых рынков. Имея золото, можно приобрести на рынках золота необходимые валюты, а на них — любые товары и погасить задолженность. При кризисных ситуациях возрастает роль золота как чрезвычайных мировых денег. Валютные кризисы сопровождаются «бегством» от неустойчивых валют к золоту в форме «золотых лихорадок». Развивающиеся страны, получив 46,5 т золота от МВФ в порядке возврата их взносов, продали около 20 т для погашения внешней задолженности.

Вопреки юридической демонетизации золота оно играет важ­ную роль в международных валютно-кредитных отношениях.

1. Учитывая значение золотых резервов, государства стремятся поддерживать их на определенном уровне на случай экономичес­ких, политических, военных осложнений. С середины 70-х годов большинство стран периодически переоценивают их по цене, ори­ентированной на рыночный уровень. Лишь США, располагая са­мым крупным золотым запасом, применяют при его оценке от­мененную официальную цену в 42,22 долл. за унцию. Центральные банки берегут золотые запасы, сохранив их почти неизменными с 1973 г., а некоторые из них (Франция, Швейцария) покупали золото на аукционах для пополнения государственных запасов. В 80-х годах ряд стран ОПЕК (Иран, Ирак, Ливия, Индонезия) также приобретал золото на рынке.

2. Центральные банки используют свои золотые резервы для сделок «своп», обеспечения международных кредитов (Ита­лия, Португалия, Уругвай в середине 70-х годов, развивающиеся страны в 80-х годах) в целях покрытия дефицита платежного баланса и оплаты внешних долгов. Периодически часть золота продают для пополнения валютных резервов (например, Банк Англии, МВФ на рубеже XX и XXI столетий).

В ЕВС 20% официальных золотых запасов стран-членов слу­жили частичным обеспечением эмиссии ЭКЮ. Золото сохранено в активах (10—15%) Европейского центрального банка, осущест­вляющего эмиссию евро с 1999 г.

3. В противовес политике демонетизации ЕВС основана на частичном использовании золота в операциях между централь­ными банками и ЕФВС, с 1994 г. — Европейским валютным институтом, с 1998 г. — Европейским центральным банком, 20% официальных золотых запасов стран — членов ЕВС служат ча­стичным обеспечением эмиссии ЭКЮ, а с 1999 г. — евро.

Таким образом, золото и в современных условиях сохраняет определенные качества валютного металла, т.е. чрезвычайных ми­ровых денег.

• 2.3. ВАЛЮТНЫЙ КУРС И ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ЕГО ФОРМИРОВАНИЕ

Важным элементом валютной системы является валютный курс, так как развитие МЭО требует измерения стоимостного соот­ношения валют разных стран. Валютный курс необходим для:

• взаимного обмена валютами при торговле товарами, услуга­ми, при движении капиталов и кредитов. Экспортер обменивает вырученную иностранную валюту на национальную, так как валюты других стран не могут обращаться в качестве законного покупательного и платежного средства на территории данного государства. Импортер обменивает национальную валюту на иностранную для оплаты товаров, купленных за рубежом. Долж­ник приобретает иностранную валюту на национальную для погашения задолженности и выплаты процентов по внешним займам;

• сравнения цен мировых и национальных рынков, а также стоимостных показателей разных стран, выраженных в националь­ных или иностранных валютах;

• периодической переоценки счетов в иностранной валюте фирм и банков.

Сущность валютного курса как стоимостной категории. Ва­лютный курс — «цена» денежной единицы одной страны, вы­раженная в иностранных денежных единицах или международных валютных единицах (СДР, ЭКЮ, замененных евро с 1999 г.). Внешне валютный курс представляется участникам обмена как коэффициент пересчета одной валюты в другую, определяемый соотношением спроса и предложения на валютном рынке. Однако стоимостной основой валютного курса является покупательная способность валют, выражающая средние национальные уровни цен на товары, услуги, инвестиции. Эта экономическая (стои­мостная) категория присуща товарному производству и выражает производственные отношения между товаропроизводителями и мировым рынком. Поскольку стоимость является всеобъем­лющим выражением экономических условий товарного произ­водства, то сравнимость национальных денежных единиц разных стран основана на стоимостном отношении, которое складывается в процессе производства и обмена. Производители и покупатели товаров и услуг с помощью валютного курса сравнивают на­циональные цены с ценами других стран. В результате сопо­ставления выявляется степень выгодности развития какого-либо производства в данной стране или инвестиций за рубежом. Как бы ни искажалось действие закона стоимости, валютный курс в конечном счете подчиняется его действию, выражает взаимо­связь национальной и мировой экономики, где проявляется ре­альное курсовое соотношение валют.

При продаже товаров на мировом рынке продукт националь­ного труда получает общественное признание на основе интерна­циональной меры стоимости. Тем самым валютный курс опосред­ствует абсолютную обмениваемость товаров в рамках мирового хозяйства. Стоимостная основа валютного курса обусловлена тем, что в конечном счете интернациональная цена производства, лежа­щая в основе мировых цен, базируется на национальных ценах производства в странах, являющихся основными поставщиками товаров на мировой рынок.

В связи с резким увеличением международного движения ка­питалов на валютный курс влияет покупательная способность валют по отношению не только к товарам, но и финансовым активам.

Факторы, влияющие на валютный курс. Как любая цена, валют­ный курс отклоняется от стоимостной основы — покупательной способности валют — под влиянием спроса и предложения валю­ты. Соотношение такого спроса и предложения зависит от ряда факторов. Многофакторность валютного курса отражает его связь с другими экономическими категориями — стоимостью, ценой, деньгами, процентом, платежным балансом и т.д. Причем проис­ходит сложное их переплетение и выдвижение в качестве реша­ющих то одних, то других факторов. Среди них можно выделить следующие.

1. Темп инфляции. Соотношение валют по их покупательной способности (паритет покупательной способности), отражая дей­ствие закона стоимости, служит своеобразной осью валютного курса. Поэтому на валютный курс влияет темп инфляции. Чем выше темп инфляции в стране, тем ниже курс ее валюты, если не противодействуют иные факторы. Инфляционное обесценение де­нег в стране вызывает снижение покупательной способности и тен­денцию к падению их курса к валютам стран, где темп инфляции ниже. Данная тенденция обычно прослеживается в средне- и дол­госрочном плане. Выравнивание валютного курса, приведение его в соответствие с паритетом покупательной способности проис­ходят в среднем в течение двух лет. Это объясняется тем, что ежедневная котировка курса валют не корректируется по их поку­пательной способности, а также действуют иные курсообразующие факторы.

В 80-е годы часто имели место отклонения валютного курса от паритета более чем на 30%. Однако курсовые соотношения валют, очищенные от спекулятивных и конъюнктурных факторов, изменя­ются в соответствии с законом стоимости, с изменением покупа­тельной способности денежных единиц.

Зависимость валютного курса от темпа инфляции особенно велика у стран с большим объемом международного обмена товарами, услугами и капиталами. Это объясняется тем, что на­иболее тесная связь между динамикой валютного курса и от­носительным темпом инфляции проявляется при расчете курса на базе экспортных цен. Цены мирового рынка представляют собой денежное выражение интернациональной стоимости. Что касается импортных цен, то они менее приемлемы для расчета относитель­ного паритета покупательной способности валют, так как сами во многом зависят от динамики валютного курса. Индекс оптовых цен приемлем для такого расчета лишь для развитых стран, где структура оптовой внутренней торговли и экспорта в известной мере сходна. В других странах в этот индекс не входят многие экспортируемые товары. Подобный расчет на базе розничных цен может дать искаженную картину, так как включает ряд услуг, не являющихся объектом мировой торговли. В конечном счете на мировом рынке происходит стихийное выравнивание курсов наци­ональных денежных единиц в соответствии с реальной покупатель­ной способностью.

Реальный валютный курс определяется как номинальный курс (например, рубль к доллару), умноженный на отношение уровней цен России и США. Это обусловлено тем, что международные расчеты осуществляются путем купли-продажи необходимой ино­странной валюты участниками внешнеэкономических связей.

2. Состояние платежного баланса. Активный платежный ба­ланс способствует повышению курса национальной валюты, так как увеличивается спрос на нее со стороны иностранных долж­ников. Пассивный платежный баланс порождает тенденцию к сни­жению курса национальной валюты, так как должники продают ее на иностранную валюту для погашения своих внешних обяза­тельств. Нестабильность платежного баланса приводит к скачко­образному изменению спроса на соответствующие валюты и их предложение. В современных условиях возросло влияние междуна­родного движения капиталов на платежный баланс и, следователь­но, на валютный курс.

3. Разница процентных ставок в разных странах. Влияние этого фактора на валютный курс объясняется двумя основными обсто­ятельствами. Во-первых, изменение процентных ставок в стране воздействует при прочих равных условиях на международное дви­жение капиталов, прежде всего краткосрочных. В принципе повы­шение процентной ставки стимулирует приток иностранных капи­талов, а ее снижение поощряет отлив капиталов, в том числе национальных, за границу. Движение капиталов, особенно спеку­лятивных «горячих» денег, усиливает нестабильность платежных балансов. Во-вторых, процентные ставки влияют на операции валютных рынков и рынков ссудных капиталов. При проведении операций банки принимают во внимание разницу процентных ставок на национальном и мировом рынках капиталов с целью извлечения прибылей. Они предпочитают получать более дешевые кредиты на иностранном рынке ссудных капиталов, где ставки ниже, и размещать иностранную валюту на национальном кредит­ном рынке, если на нем процентные ставки выше.

4. Деятельность валютных рынков и спекулятивные валютные операции. Если курс какой-либо валюты имеет тенденцию к пони­жению, то фирмы и банки заблаговременно продают ее на более устойчивые валюты, что ухудшает позиции ослабленной валюты. Валютные рынки быстро реагируют на изменения в экономике и политике, на колебания курсовых соотношений. Тем самым они расширяют возможности валютной спекуляции и стихийного дви­жения «горячих» денег.

5. Степень использования определенной валюты на еврорынке и в международных расчетах. Например, тот факт, что 60% операций евробанков осуществляются в долларах, определя­ет масштабы спроса и предложения этой валюты. На курс валю­ты влияет и степень ее использования в международных рас­четах. Так, в 90-х годах на долю доллара приходилось 50% международных расчетов, 70% внешней задолженности, в част­ности развивающихся стран. Поэтому периодическое повышение мировых цен, растущие выплаты по долгам государств способст­вуют повышению курса доллара даже в условиях падения его покупательной способности.

6. На курсовое соотношение валют воздействует также уско­рение или задержка международных платежей. В ожидании сни­жения курса национальной валюты импортеры стремятся уско­рить платежи контрагентам в иностранной валюте, чтобы не нести потерь при повышении ее курса. При укреплении наци­ональной валюты, напротив, преобладает их стремление к за­держке платежей в иностранной валюте. Такая тактика, получи­вшая название «лидз энд лэгз», влияет на платежный баланс и валютный курс.

7. Степень доверия к валюте на национальном и мировых рынках. Она определяется состоянием экономики и политической обстановкой в стране, а также рассмотренными выше фактора­ми, оказывающими воздействие на валютный курс. Причем диле­ры учитывают не только данные темпы экономического роста, инфляции, уровень покупательной способности валюты, соотно­шение спроса и предложения валюты, но и перспективы их дина­мики. Иногда даже ожидание публикации официальных данных о торговом и платежном балансах или результатах выборов ска­зывается на соотношении спроса и предложения и курсе валюты. Порой на валютном рынке происходит смена приоритетов в пользу политических новостей, слухов об отставке министров и т.д.

8. Валютная политика. Соотношение рыночного и государст­венного регулирования валютного курса влияет на его динамику. Формирование валютного курса на валютных рынках через меха­низм спроса и предложения валюты обычно сопровождается рез­кими колебаниями курсовых соотношений. На рынке складывает­ся реальный валютный курс — показатель состояния экономики, денежного обращения, финансов, кредита и степени доверия к определенной валюте. Государственное регулирование валют­ного курса направлено на его повышение либо снижение исходя из задач валютно-экономической политики. С этой целью проводит­ся определенная валютная политика.

Таким образом, формирование валютного курса — сложный многофакторный процесс, обусловленный взаимосвязью нацио­нальной и мировой экономики и политики. Поэтому при прогно­зировании валютного курса учитываются рассмотренные курсообразующие факторы и их неоднозначное влияние на соотношение валют в зависимости от конкретной обстановки.

Влияние изменения валютного курса на международные эко­номические отношения. Выступая инструментом связи между сто­имостными показателями национального и мирового рынка, ва­лютный курс играет активную роль в МЭО и воспроизводстве. Используя валютный курс, предприниматель сравнивает собствен­ные издержки производства с ценами мирового рынка. Это дает возможность выявить результат внешнеэкономических операций отдельных предприятий и страны в целом. При реализации товара на мировом рынке продукт национального труда получает все­общее признание на основе интернациональной меры стоимости. А на мировом валютном рынке выявляется паритет интерна­циональной стоимости валют. На основе курсового соотношения валют с учетом удельного веса данной страны в мировой торговле рассчитывается эффективный валютный курс. Валютный курс оказывает определенное влияние на соотношение экспортных и импортных цен, конкурентоспособность фирм, прибыль пред­приятий.

Резкие колебания валютного курса усиливают нестабильность международных экономических, в том числе валютно-кредитных и финансовых, отношений, вызывают негативные социально-экономические последствия, потери одних и выигрыши других стран.

При понижении курса национальной валюты, если не проти­водействуют иные факторы, экспортеры получают экспортную премию при обмене вырученной подорожавшей иностранной ва­люты на подешевевшую национальную и имеют возможность продавать товары по ценам ниже среднемировых, что ведет к их обогащению за счет материальных потерь своей страны. Экспор­теры увеличивают свои прибыли путем массового вывоза това­ров. Но одновременно снижение курса национальной валюты удорожает импорт, что стимулирует рост цен в стране, сокраще­ние ввоза товаров и потребления или развитие национального производства товаров взамен импортных. Снижение валютного курса сокращает реальную задолженность в национальной валю­те, увеличивает тяжесть внешних долгов, выраженных в иностран­ной валюте. Невыгодным становится вывоз прибылей, процентов, дивидендов, получаемых иностранными инвесторами в валюте стран пребывания. Эти прибыли реинвестируются или использу­ются для закупки товаров по внутренним ценам и последующего их экспорта.

При повышении курса валюты внутренние цены становятся менее конкурентоспособными, эффективность экспорта падает, что может привести к сокращению экспортных отраслей и наци­онального производства в целом. Импорт, наоборот, расширяет­ся. Стимулируется приток в страну иностранных и национальных капиталов, увеличивается вывоз прибылей по иностранным капи­таловложениям. Уменьшается реальная сумма внешнего долга, выраженного в обесценившейся иностранной валюте.

Разрыв внешнего и внутреннего обесценения валюты, т.е. ди­намики его курса и покупательной способности, имеет важное значение для МЭО. Если внутреннее инфляционное обесценение денег опережает снижение курса валюты, то при прочих равных условиях поощряется импорт товаров в целях их продажи на национальном рынке по высоким ценам. Если внешнее обесцене­ние валюты обгоняет внутреннее, вызываемое инфляцией, то воз­никают условия для валютного демпинга — массового экспорта товаров по ценам ниже среднемировых, связанного с отставани­ем падения покупательной способности денег от понижения их валютного курса, в целях вытеснения конкурентов на внешних рынках. Для валютного демпинга характерно следующее: 1) экс­портер, покупая товары на внутреннем рынке по ценам, повысив­шимся под влиянием инфляции, продает их на внешнем рынке на более устойчивую валюту по ценам ниже среднемировых; 2) ис­точником снижения экспортных цен служит курсовая разница, возникающая при обмене вырученной более устойчивой ино­странной валюты на обесцененную национальную; 3) вывоз това­ров в массовом масштабе обеспечивает сверхприбыли экспорте­ров. Демпинговая цена может быть ниже цены производства или себестоимости. Однако экспортерам невыгодна слишком заниженная цена, так как может возникнуть конкуренция с нацио­нальными товарами в результате их реэкспорта иностранными контрагентами.

Валютный демпинг, будучи разновидностью товарного дем­пинга, отличается от него, хотя их объединяет общая черта — экспорт товаров по низким ценам. Но если при товарном демпин­ге разница между внутренними и экспортными ценами погашается главным образом за счет государственного бюджета, то при ва­лютном — за счет экспортной премии (курсовой разницы). Товар­ный демпинг возник до первой мировой войны, когда предприятия опирались в основном на собственные накопления для завоевания внешних рынков. Валютный демпинг впервые стал практиковать­ся в период мирового экономического кризиса 1929—1933 гг. Его непосредственной предпосылкой являлась неравномерность раз­вития мирового валютного кризиса. Великобритания, Германия, Япония, США использовали снижение курса своих валют для бросового экспорта товаров.

Известно, что валютный демпинг обостряет противоречия между странами, нарушает их традиционные экономические свя­зи, усиливает конкуренцию. В стране, осуществляющей валютный демпинг, увеличиваются прибыли экспортеров, а жизненный уро­вень трудящихся снижается вследствие роста внутренних цен. В стране, являющейся объектом демпинга, затрудняется развитие отраслей экономики, не выдерживающих конкуренции с дешевы­ми иностранными товарами, усиливается безработица. Крупные фирмы-экспортеры используют валютный демпинг как средство валютной и торговой войны для подавления своих конкурентов. В 1967 г. на конференции бывшего Генерального соглашения о тарифах и торговле (ГАТТ) был принят Антидемпинговый кодекс, предусматривающий специальные санкции при примене­нии демпинга, включая валютный. Правилами ГАТТ предусмот­рено право государства, понесшего ущерб от демпинга, облагать соответствующий товар специальной антидемпинговой импорт­ной пошлиной, равной разнице между внутренней ценой на рынке страны-экспортера, и ценой, по которой данный товар экспор­тируется. Ныне, когда конкурентоспособность экспортных това­ров определяется не столько их ценой, сколько качеством, ор­ганизацией сбыта, послепродажного обслуживания и других услуг, падает значение демпинга как средства завоевания экспорт­ного рынка.

Таким образом, изменения курса валют влияют на перерас­пределение между странами части валового внутреннего продукта, которая реализуется на внешних рынках. В условиях плавающих валютных курсов усиливается воздействие курсовых соотношений на ценообразование и инфляционный процесс. По имеющимся подсчетам, понижение на 20% курса валюты страны, имеющей экспортную квоту в 25%, вызывает повышение цен импорти­руемых товаров на 16% и вследствие этого рост общего уровня цен в стране на 4—6%. При режиме плавающих валютных курсов данный фактор воздействия на внутренние цены приобрел по­стоянный характер, в то время как при режиме фиксированных курсов он проявлялся эпизодически при официальной деваль­вации.

В условиях плавающих валютных курсов усилилось влияние их изменений на движение капиталов, особенно краткосрочных, что сказывается на валютно-экономическом положении отдель­ных государств. В результате притока спекулятивных иностран­ных капиталов в страну, курс валюты которой повышается, мо­жет временно увеличиться объем ссудных капиталов и капиталов­ложений, что используется для развития экономики и покрытия дефицита государственного бюджета. Отлив капиталов из страны приводит к их нехватке, свертыванию инвестиций, росту безрабо­тицы.

Последствия колебаний валютного курса зависят от валютно-экономического потенциала страны, ее экспортной квоты, пози­ций в МЭО. Валютный курс служит объектом борьбы между странами, национальными экспортерами и импортерами, являет­ся источником межгосударственных разногласий. По этой причи­не проблемы валютного курса занимают видное место в экономи­ческой науке.

• 2.4. ЗАПАДНЫЕ ТЕОРИИ РЕГУЛИРОВАНИЯ ВАЛЮТНОГО КУРСА

Западные теории валютного курса выполняют две функции: пер­вая (идеологическая) направлена на обоснование жизнеспособно­сти рыночной экономики; вторая (практическая) — состоит в раз­работке методов регулирования валютного курса как составной части валютной политики.

Для большинства западных теорий валютного курса харак­терен ряд общих черт:

• отрицание теории трудовой стоимости, стоимостной основы валютного курса, товарной природы денег;

• меновая концепция — преувеличение роли сферы обращения при недооценке производственных факторов. Предметом анализа являются меновые пропорции, изменяющиеся под влиянием спро­са и предложения валюты. Глубинные причины таких изменений, лежащие в сфере воспроизводства, обычно остаются за рамками этих теорий. Меновая концепция проявляется в эластичном, аб­сорбционном, монетарном подходе западных экономистов к ана­лизу валютного курса;

• соединение количественной и номиналистической теорий де­нег с концепциями международного равновесия.

Основное положение номиналистической теории денег (день­ги — творение государства) распространяется экономистами на валютный курс. По их мнению, валютный курс не имеет стоимост­ной основы, а валютный паритет устанавливается государством в зависимости от его политики. Нить их рассуждений такова: покупательная способность валют определяется ценами, цены за­висят от количества денег в обращении, количество денег рег­ламентируется центральным банком — органом правительства. Основоположник государственной теории денег немецкий экономист Г. Кнапп рассматривал валютный курс как творение государ­ства, объясняя его изменения волей правительства, отрицал сто­имостную основу курсовых соотношений. Подобная подмена экономических категорий юридическими вытекает из смешения денег со счетной денежной единицей и масштабом цен.

Теория паритета покупательной способности. Эта теория базиру­ется на номиналистической и количественной теориях денег. Ее истоки берут начало от воззрений английских экономистов Д. Юма и Д. Рикардо. Рикардо утверждал, что низкая стоимость фунта стерлингов привела к дефициту торгового баланса, «...вывоз монеты вызывается ее дешевизной и является не следствием, а причиной неблагоприятного баланса». С его точки зрения, обес­ценение денег — «следствие их избытка»,* а соотношение покупа­тельной способности валют определяется количеством денег в об­ращении соответствующих стран. На этом постулате базируются все варианты, в том числе современные, теории паритета покупа­тельной способности. Основные положения этой теории состоят в утверждении, что валютный курс определяется относительной стоимостью денег двух стран, которая зависит от уровня цен, а последний — от количества денег в обращении. Данная теория направлена на поиск «курса равновесия», который поддержал бы уравновешенность платежного баланса. Этим определяется ее связь с концепцией автоматического саморегулирования платеж­ного баланса.

* Рикардо Д. Соч. — Т. 2/Пер. с англ. — М.: Политическая литера­тура, 1955. — С. 55.

Наиболее полно теория паритета покупательной способности впервые была обоснована шведским экономистом Г. Касселем в 1918 г. и периодически активизируется, вызывая дискуссии (в 40-х, 60-х, в середине 70-х годов). По мнению Касселя, «в ус­ловиях нормальной торговли устанавливается такой валютный курс, который отражает соотношения между покупательной си­лой соответствующих валют».* Это убедительное объяснение формирования валютного курса, который действительно связан с покупательной способностью денежных единиц. Но эта теория отрицает объективную стоимостную основу валютного курса и объясняет его исходя из количественной теории денег. Ее авторы считают, что выравнивание валютного курса по покупа­тельной способности валют осуществляется беспрепятственно под воздействием автоматически вступающих в действие факто­ров, поскольку изменение курсовых соотношений влияет на де­нежное обращение, кредит, цены, структуру внешней торговли и движение капиталов таким образом, что восстанавливается равновесие.

* Селигмен Б. Основные течения современной экономической мыс­ли/Пер. с англ. — М.: Прогресс, 1968. — С. 385.

Развитие государственного регулирования обнаружило несо­стоятельность идеи стихийного рыночного хозяйства с его тезисом автоматического восстановления равновесия. В 1932 г. Кассель признал, что упустил из виду препятствия этому, создаваемые государством в международной торговле. По его мнению, утвер­ждение, будто паритеты определяются исключительно уровнем экспортных и импортных цен, является «грубой ошибкой», а пари­теты следует рассматривать как «грубый приблизительный рас­чет».*

* Эйдельнант А. Б. Буржуазные теории денег, кредита и финан­сов. — М.: Госфиниздат, 1958. — С. 28.

Дальнейшее развитие теории паритета покупательной способ­ности шло по линии присоединения дополнительных факторов, влияющих на валютный курс и приведение его в соответствие с покупательной способностью денег. В их числе вводимые госу­дарством торговые и валютные ограничения, динамика кредита и процентных ставок. Дж. М. Кейн ввел дополнительные факторы: психологические и движение капиталов. А. Маршалл добавил понятия лага и эластичности спроса по отношению к цене (так называемый эластичный подход).

Однако основная идея о том, что валютный курс определяется соотношениями между уровнями цен двух стран, осталась без изменения в современной западной экономической науке. Напри­мер, П. Самуэльсон утверждает: изменение соотношений валют­ного курса «при прочих равных условиях пропорционально изме­нению соотношения между нашими ценами и ценами за грани­цей».*

* Самуэльсон П. Экономика. Вводный курс/Пер. с англ. — М.: Прогресс, 1964. — С. 702.

Теория паритета покупательной способности, признавая реаль­ную базу курса валют — покупательную способность, отрицает его стоимостную основу, преувеличивает роль стихийных рыноч­ных факторов и недооценивает государственные методы регули­рования курсовых соотношений и платежного баланса. Отсутствие целостности этой теории способствует периодическому ее возрож­дению. Она стала составным элементом монетаризма, сторонники которого преувеличивают роль изменений денежной массы в раз­витии экономики и инфляции, а также роль рыночного регулиро­вания и отрицают государственное регулирование.

Теория регулируемой валюты. Кейнсианская теория регулиру­емой валюты возникла под влиянием мирового экономического кризиса 1929—1933 гг., когда обнаружилась несостоятельность идей неоклассической школы, выступавшей за свободную кон­куренцию и невмешательство государства в экономику. В 50-60-е годы кейнсианство заняло господствующее положение в западной экономической науке. В противовес теории валютного курса, до­пускавшей возможность автоматического его выравнивания, на базе кейнсианства была разработана теория регулируемой валю­ты, которая представлена двумя направлениями.

Первое направление — теория подвижных паритетов или маневрируемого стандарта — разработано И. Фишером и Дж. М. Кейнсом. Американский экономист Фишер предлагал стабилизи­ровать покупательную способность денег путем маневрирования золотым паритетом денежной единицы. Его проект «эластично­сти» доллара был рассчитан на золотую валюту. В отличие от Фишера Кейнс защищал эластичные паритеты применительно к неразменным кредитным и бумажным деньгам, так как считал золотой стандарт пережитком прошлого. Кейнс рекомендовал снижать курс национальной валюты в целях воздействия на цены, экспорт, производство и занятость в стране, для борьбы за внеш­ние рынки. Эти рекомендации были использованы Великобрита­нией и другими странами с 30-х годов.

Второе направление — теория курсов равновесия, или ней­тральных курсов, подменяет паритет покупательной способности понятием «равновесие курса». По мнению западных экономистов, нейтральным является валютный курс, соответствующий состоя­нию равновесия национальной экономики. Рассматривая валют­ный курс лишь как воплощение меновых пропорций, зависящих от спроса и предложения валюты, авторы на основе взаимосвязи разных факторов строят системы уравнений для оценки изменений курсовых соотношений под их влиянием. На этой основе появи­лись новые теории:

• рациональных ожиданий операторов валютного рынка, ко­торая анализирует влияние их поведения (купля или продажа определенной валюты) на курсовые соотношения;

• чрезмерно повышенной реакции валютного курса на эконо­мические события;

• гипотезы «новостей» как курсообразующего фактора;

• концепция портфельного баланса, которая учитывает влия­ние усиливающегося ныне международного движения капиталов, в частности в форме «портфеля» ценных бумаг, на валютный курс.

Теория нейтральных валютных курсов подчеркивает влияние на курс также факторов, которые не всегда могут быть измерены. В их числе таможенные пошлины, валютная спекуляция, движение «горячих» денег, политические и психологические факторы.

Теория ключевых валют. Исторической почвой возникновения этой теории явилось изменение соотношения сил в мире в пользу США на базе усиления неравномерности развития стран. В итоге второй мировой войны США заняли господствующее положение в мировом производстве, международной торговле, накопили ог­ромные золотые резервы. В то же время экономика большинства стран Западной Европы, Японии была подорвана войной, ослабли позиции их валют, сократились золотовалютные резервы. Гос­подствовал «долларовый голод» — нехватка долларов у стран Западной Европы и Японии. Представители теории ключевых валют — американские экономисты Дж. Вильяме (автор этого термина, появившегося в 1945 г.), А. Хансен, английские экономи­сты Р. Хоутри, Ф. Грэхем и др.

Сущность данной теории заключается в стремлении доказать: 1) необходимость и неизбежность деления валют на ключевые (доллар и фунт стерлингов), твердые (валюты остальных стран «группы десяти» — марка ФРГ, французский франк и т. д.) и мяг­кие, или «экзотические», валюты, не играющие активной роли в МЭО; 2) лидирующую роль доллара в противовес золоту (по их оценке, доллар «не хуже, а лучше золота»); 3) необходимость ориентации валютной политики всех стран на доллар и поддержки его как резервной валюты, даже если это противоречит их наци­ональным интересам.

Преемственность теории ключевых валют с теорией регулиру­емой валюты проявляется в том, что Дж. М. Кейнс еще в начале 20-х годов XX в. выступал за мировую валютную систему, ос­нованную на двух регулируемых валютах — фунте стерлингов и долларе. Однако, защищая интересы Великобритании, которая постепенно утрачивала лидирующую роль в валютных отношени­ях, Кейнс критиковал в 1923 г стремление США установить долларовый стандарт.

Теория ключевых валют отражает политику гегемонии долла­ра в противовес золоту Американский экономист Ф. Нуссбаум назвал доллар «богом валют», выдающейся валютой, которая вытеснила золото X. Обрей утверждал, что валютная стабилиза­ция в мире зависит от доллара как лидирующей валюты. А. Хан­сен выступал за демонетизацию золота и создание регулируемой мировой валютной системы, которая должна базироваться на долларе Эта идея оказала влияние на эволюцию мировой валют­ной системы. Теория ключевых валют явилась обоснованием при­нципов Бреттонвудской системы, которая базировалась на золоте и двух резервных валютах, обязывала страны — члены МВФ проводить валютную интервенцию в целях поддержки доллара, освободив США от этой заботы.

Кризис Бреттонвудской системы обнажил несостоятельность утверждений о превосходстве доллара над другими валютами. Американская валюта оказалась такой же нестабильной, как и другие национальные неразменные кредитные деньги. С 60-х годов в связи с относительным ослаблением позиций США в ми­ровой экономике «долларовый голод» сменился «долларовым пресыщением», началось ослабление позиций доллара как резерв­ной валюты.

Теория фиксированных паритетов и курсов. Сторонники этой теории (Дж Робинсон, Дж Бикердайк, А. Браун, Ф. Грэхем) рекомендовали режим фиксированных паритетов, допуская их из­менение лишь при фундаментальном неравновесии платежного баланса. Опираясь на экономико-математические модели, они пришли к выводу, что изменения валютного курса — неэффектив­ное средство регулирования платежного баланса в связи с недоста­точной реакцией внешней торговли на колебания цен на мировых рынках в зависимости от курсовых соотношений. Эта теория оказала влияние на принципы Бреттонвудской системы, основан­ной на фиксированных паритетах и курсах валют. Предшествен­никами данной теории были номиналист Г. Кнапп и его после­дователи. Они выдвинули принцип договорного паритета, устана­вливаемого государствами путем соглашения об обмене валют по фиксированному курсу.

Кризис Бреттонвудской системы обнажил противоречия между неокейнсианцами и неоклассиками, которые обвиняли их в неспо­собности справиться с экономическими и валютными кризисами, инфляцией, предлагая взамен ослабить вмешательство государст­ва в экономику, ограничиться в основном рыночным регулирова­нием. Сторонники монетаризма отдают предпочтение свободно колеблющимся курсам валют.

Теория плавающих валютных курсов. Представители этой те­ории — преимущественно экономисты неоклассического (монетаристского) направления. В их числе М. Фридмен (глава Чикагской школы), Ф. Махлуп (Принстонский университет), А. Линдбек (Стокгольмский университет), Г. Джонсон (Чикагский и Лондон­ский университеты), Л. Эрхард, Г. Гирш, Э. Дюрр (Фрейбургская школа в ФРГ) и др. Сущность данной теории состоит в обоснова­нии следующих преимуществ режима плавающих валютных кур­сов по сравнению с фиксированными:

• автоматическое выравнивание платежного баланса;

• свободный выбор методов национальной экономической по­литики без внешнего давления;

• сдерживание валютной спекуляции, так как при плавающих валютных курсах она приобретает характер игры с нулевым ре­зультатом: одни теряют то, что выигрывают другие;

• стимулирование мировой торговли;

• валютный рынок лучше, чем государство, определяет кур­совое соотношение валют.

По мнению монетаристов, валютный курс должен свободно колебаться под воздействием рыночного спроса и предложения, а государство не должно его регулировать. Фридмен предложил законодательно запретить валютную интервенцию, полагая, что «рынок проделает работу валютных спекулянтов намного лучше, чем правительство».* Сторонники неоклассического направления полагают возможным стабилизировать экономику путем рыночного регулирования валютного курса и превращения плавающих курсов в автоматический регулятор международных расчетов.** Идея отказа государства от регулирования валютных отношений утопична. Вопреки отрицательному подходу монетаристов к ва­лютной интервенции на практике она периодически проводится, и преобладает «грязное» плавание курсов валют, основанное на сочетании рыночного и государственного регулирования.

* Friedman М. How Well are Fluctuating Exchange Rates Working.-American Enterprise Institute, 1973. — №8. — Р. 5.

** См.: Смыслов Д. В. Кризис современной валютной системы капи­тализма и буржуазная политическая экономика. — М.: Наука, 1979. — С. 346—360.

Последователи этой концепции признают ее уязвимость. На­пример, американский экономист Г. Джонсон пришел к выводу, что реакция платежного баланса на изменения валютного курса оказывается медленной, а свободно колеблющиеся валютные кур­сы не могут ослабить спекулятивные потоки капиталов. По мне­нию Дж. Вайнера, «даже в мире свободных рыночных цен невоз­можно представить рынок иностранных валют, в деятельность которого государство не вмешивается прямо или косвенно. Пол­ностью свободно колеблющиеся курсы являются, вероятно, недо­стижимой вещью, если определять их точно».* Тем самым при­знается неизбежность вмешательства государства в валютные от­ношения. Нестабильность плавающих валютных курсов подрывает уверенность экономических агентов. Поэтому на прак­тике предпочтение отдано режиму регулируемых плавающих ва­лютных курсов. Совещания «семерки» ведущих стран подтвер­дили этот принцип. Введено понятие пределов колебаний курсов. Биржевой кризис 1987 г. вновь (как и в середине 70-х годов) выявил необходимость коллективной валютной интервенции США, ФРГ, Японии для стабилизации доллара и других ведущих валют.

* Viner J. Problems of Monetary Control. — Princeton, 1964. — P. 30—33.

Нормативная теория валютного курса. Эта теория рассматрива­ет валютный курс как дополнительный инструмент регулирования экономики, рекомендуя режим гибкого курса, контролируемого государством. Данная теория называется нормативной, так как ее авторы считают, что валютный курс должен основываться на паритетах и соглашениях, установленных международными ор­ганами. Дж. Мид, Р. Манделл пришли к выводу, что государство не всегда может использовать их изменения, а политика валют­ного курса одной страны может оказывать отрицательное влияние на экономику других стран».* Американский экономист Е. Бирнбаум считает, что валютные курсы должны опираться на международные паритеты, устанавливаемые межгосударственными орга­низациями. Его соотечественник А. Ланьи рекомендует применять коллективно регулируемые плавающие курсы валют.

* Monetary Theory and Monetary Policy in the 1970s. — Oxford, 1971.—P. 245.

Большинство идей теории плавающих курсов не реализовано: не удалось добиться автоматического уравновешивания платеж­ных балансов, эффективной защиты от стихийного движения «го­рячих» денег, пресечения международного распространения инф­ляции. Результаты осуществления рекомендаций теоретиков лишь частично соответствуют, а порой и противоречат их прогнозиру­емым целям. Теоретиков и практиков тревожит отсутствие раз­работок фундаментальных теоретических решений стабилизации экономики, в том числе валютных отношений. Американский специалист Л. Дракер писал: «Нам нужна подлинная экономичес­кая теория, основанная на теории стоимости».* Проявлением несо­стоятельности теорий валютного курса, базирующихся на концеп­ции предельной полезности, стало обращение некоторых западных экономистов к учению К. Маркса о трудовой стоимости. С призы­вом переосмыслить марксистскую теорию трудовой стоимости выступили лидер неокейнсианства Дж. Робинсон, а также М. Моришама (США), П. Сраффа (Великобритания). Представители не­окейнсианства и его ветви — неорикардианства стремятся к ново­му прочтению теории К. Маркса с учетом реальных изменений в современной рыночной экономике.

* Drucker P. F. Managing in Turbulent Times. — N. Y., 1980. — P. 16.

Вопросы для самоконтроля

1. В чем отличие международных валютных отношений от валютной системы?

2. В чем проявляется связь и различие основных элементов национальной и мировой валютных систем?

3. Что такое демонетизация золота?

4. В чем проявляется роль золота как. валютного металла в международ­ных валютно-кредитных отношениях?

5. В чем проявляется сущность валютного курса как стоимостной кате­гории?

6. От каких факторов зависит динамика валютного курса?

7. Что такое реальный валютный курс?

8. Как влияют изменения валютного курса на участников МЭО?

9. Что такое валютный демпинг?

10. Каковы основные направления западных теорий валютного курса?

Глава 3. Эволюция мировой валютной системы и современные валютные проблемы. Европейская валютная система и проблемы Европейского союза

Закономерности развития валютной системы определяются вос­производственным критерием, отражают основные этапы разви­тия национального и мирового хозяйства. Данный критерий про­является в периодическом несоответствии принципов мировой валютной системы изменениям в структуре мирового хозяй­ства, а также в расстановке сил между его основными цент­рами. В этой связи периодически возникает кризис мировой валютной системы. Это взрыв валютных противоречий, рез­кое нарушение ее функционирования, проявляющееся в не­соответствии структурных принципов организации мирового валютного механизма к изменившимся условиям производства, мировой торговли, соотношению сил в мире. Данное понятие возникло с кризисом первой мировой валютной системы — золотого монометаллизма. Периодические кризисы мировой валютной системы занимают относительно длительный исто­рический период времени: кризис золотомонетного стандарта продолжался около 10 лет (1913—1922 гг.), Генуэзской валютной системы — 8 лет (1929—1936 гг.), Бреттонвудской — 10 лет (1967—1976 гг.).

При кризисе мировой валютной системы нарушается действие ее структурных принципов и резко обостряются валютные проти­воречия. В основе периодичности кризиса мировой валютной си­стемы лежит приспособление ее структурных принципов к измени­вшимся условиям и соотношению сил в мире. Острые вспышки и драматические события, связанные с валютным кризисом, не могут долго продолжаться без угрозы воспроизводству. Поэтому используются разнообразные средства для сглаживания острых форм валютного кризиса и проведения реформы мировой валют­ной системы.

Кризис мировой валютной системы ведет к ломке старой си­стемы и ее замене новой, обеспечивающей относительную валют­ную стабилизацию. Создание новой мировой валютной системы проходит три основных этапа:

• становление, формирование предпосылок, определение при­нципов новой системы; при этом сохраняется ее преемственная связь с прежней системой;

• формирование структурного единства, завершение постро­ения, постепенная активизация принципов новой системы;

• образование полноценно функционирующей новой мировой валютной системы на базе законченной целостности и органичес­кой увязки ее элементов.

Вслед за этим наступает период, когда валютно-экономическое положение отдельных стран улучшается, а мировая валютная система соответствует в определенных пределах условиям и потреб­ностям экономики и функционирует относительно эффективно в интересах ведущих держав. Так было первое время после созда­ния Парижской, Генуэзской и Бреттонвудской валютных систем. Локальные валютные кризисы поражают отдельные страны или группу стран даже при относительной стабильности мировой ва­лютной системы. Например, после второй мировой войны пери­одически вспыхивали локальные валютные кризисы во Франции, Великобритании, Италии и других странах.

Различаются циклические валютные кризисы как проявление экономического кризиса и специальные кризисы, вызванные иными факторами: кризисом платежного баланса, чрезвычайными собы­тиями и т.д. При золотом стандарте валютные кризисы возникали обычно в периоды войн и циклических экономических кризисов, но не доходили до острых форм. Выравнивание платежного баланса в тот период осуществлялось через стихийный механизм золотого стандарта, а колебания валютных курсов были ограничены золо­тыми точками. В связи с изменениями в циклическом развитии экономики в XX в. стирается четкая грань между циклическим и специальным валютными кризисами.

Существует прямая связь валютного кризиса с процессом об­щественного воспроизводства, поскольку причины кризиса коре­нятся в его противоречиях, и обратная связь, проявляющаяся в социально-экономических последствиях потрясений в валютной сфере. Валютные кризисы сопровождаются обострением валют­ных противоречий, которые периодически перерастают в валют­ные войны ведущих стран, сопровождаемые борьбой за валютную гегемонию в целях создания оптимальных условий для обогаще­ния ведущих национальных предприятий.

Валютные кризисы обычно переплетаются с нестабильностью международных валютных отношений. Нарушение их устойчиво­сти проявляется в нестабильности курса валют, перераспределении золото-валютных резервов, валютных ограничениях, ухудшении международной валютной ликвидности, валютных противоречи­ях. Но это не означает непрерывного снижения курсов валют, усиления валютных ограничений и т. д.

Эволюция мировой валютной системы определяется развитием и потребностями национальной и мировой экономики, изменени­ями в расстановке сил в мире.

Таблица 3.1

ЭВОЛЮЦИЯ МИРОВОЙ ВАЛЮТНОЙ СИСТЕМЫ

Критерии

Парижская валютная система с 1867 г.

Генуэзская валютная система с 1922 г.

Бреттонвудская валютная система с 1944 г.

Ямайская валютная система с 1976—1978 гг.

Европейская валютная система с 1979 г. (региональная)

1. База

Золотомонетный стандарт

Золото-девиз­ный стандарт

Золото-девиз­ный стандарт

Стандарт СДР

Стандарт ЭКЮ (1979—1988гг.); евро (с 1999г.)

2. Исполь­зование золо­та как миро­вых денег

Золотые паритеты

Золото как резервно-платежное средство Конвертируемость валют в золото

Официальная демонетизация золота

Объединение 20% официаль­ных золото-долларовых резервов

Конверти-руемость долла­ра США в зо­лото по офи­циальной цене

Использование золота для частичного обеспечения эмис­сии ЭКЮ, переоценка золо­тых резервов по рыночной цене

3. Режим валютного курса

Свободно колеблющиеся курсы в пределах золотых точек

Свободно колеблющие­ся курсы без золотых точек (с 30-х годов)

Фиксирован­ные паритеты и курсы

(±075; ±1%)

Свободный выбор режи­ма валютного курса

Совместно плавающий валют­ный курс в пределах + 2,25,± 15% с августа 1993г. («евро­пейская валютная змея»), с 1999г. только для 4 стран, не присоединившихся к зоне евро

4. Институци-ональная структура

Конференция

Конференция, совещания

МВФ — орган межгосудар­ственного валютного регулирования

МВФ; совещания «в верхах»

Европейский фонд валют­ ного сотрудничества (1979—1993гг.);Европейский валютный ин­ститут (1994—1998 гг.);Европейский центральный банк (с 1 июля 1998 г.)

3.1. ОТ ЗОЛОТОМОНЕТНОГО К ЗОЛОТО-ДЕВИЗНОМУ СТАНДАРТУ

Первая мировая валютная система стихийно сформировалась в XIX в. после промышленной революции на базе золотого моно­металлизма в форме золотомонетного стандарта. Юридически она была оформлена межгосударственным соглашением на Па­рижской конференции в 1867 г., которое признало золото единст­венной формой мировых денег. В условиях, когда золото непо­средственно выполняло все функции денег, денежная и валютная системы — национальная и мировая — были тождественны, с той лишь разницей, что монеты, выходя на мировой рынок, сбрасы­вали, по выражению К. Маркса, «национальные мундиры» и при­нимались в платежи по весу.

Парижская валютная система базировалась на следующих структурных принципах.

1. Ее основой являлся золотомонетный стандарт.

2. Каждая валюта имела золотое содержание (Великобрита­ния — с 1816г., США — 1837 г., Германия — 1875 г., Франция — 1878 г., Россия — с 1895—1897 гг.). В соответствии с золотым содержанием валют устанавливались их золотые паритеты. Валю­ты свободно конвертировались в золото. Золото использовалось как общепризнанные мировые деньги.

3. Сложился режим свободно плавающих курсов валют с уче­том рыночного спроса и предложения, но в пределах золотых точек. Если рыночный курс валюты падал ниже паритета, основан­ного на их золотом содержании, то должники предпочитали рас­плачиваться по международным обязательствам золотом, а не иностранными валютами.

Золотой стандарт играл в известной степени роль стихийного регулятора производства, внешнеэкономических связей, денежно­го обращения, платежных балансов, международных расчетов. Золотомонетный стандарт был относительно эффективен до пер­вой мировой войны, когда действовал рыночный механизм вырав­нивания валютного курса и платежного баланса. Страны с дефи­цитным платежным балансом вынуждены были проводить дефляционную политику, ограничивать денежную массу в обращении при отливе золота за границу. Однако Великобритания, несмотря на хронический дефицит платежного баланса (1890—1913 гг.), не испытывала нетто-отлива капитала (за исключением двух лет). В течение почти ста лет до первой мировой войны только доллар США и австрийский талер были девальвированы; золотое содер­жание фунта стерлингов и французского франка было неизменным в 1815—1914 гг. Используя ведущую роль фунта стерлингов в меж­дународных расчетах (80% в 1913 г.), Великобритания покрывала дефицит платежного баланса национальной валютой.

Характерно, что и в разгар триумфа золотомонетного стандар­та международные расчеты осуществлялись в основном с исполь­зованием тратт (переводных векселей), выписанных в националь­ной валюте, преимущественно в английской. Золото издавна слу­жило лишь для оплаты пассивного сальдо баланса международ­ных расчетов страны. С конца XIX в. появилась также тенденция к уменьшению доли золота в денежной массе (в США, Франции, Великобритании с 28% в 1872 г. до 10% в 1913 г.) и в официальных резервах (с 94% в 1880 г. до 80% в 1913 г.). Разменные кредитные деньги вытесняли золото. Регулирующий механизм золотомонет­ного стандарта переставал действовать при экономических кризи­сах (1825, 1836—1839, 1847, 1857, 1855 гг. и др.). Регулирование валютного курса путем дефляционной политики, снижения цен и увеличения безработицы оборачивалось против трудящихся, порождая социальные драмы.

Постепенно золотой стандарт (в золотомонетной форме) из­жил себя, так как не соответствовал масштабам возросших хозяй­ственных связей и условиям регулируемой рыночной экономики. Первая мировая война ознаменовалась кризисом мировой валют­ной системы. Золотомонетный стандарт перестал функциониро­вать как денежная и валютная системы.

Для финансирования военных затрат (208 млрд довоенных золотых долл.) наряду с налогами, займами, инфляцией исполь­зовалось золото как мировые деньги. Были введены валютные ограничения. Валютный курс стал принудительным и потому не­реальным. С началом войны центральные банки воюющих стран прекратили размен банкнот на золото и увеличили их эмиссию для покрытия военных расходов. К 1920 г. курс фунта стерлингов по отношению к доллару США упал на 1/3, французского франка и итальянской лиры — на 2/3, немецкой марки — на 96%. Непо­средственной причиной валютного кризиса явилась военная и по­слевоенная разруха.

После периода валютного хаоса, возникшего в итоге первой мировой войны, был установлен золото-девизный стандарт, ос­нованный на золоте и ведущих валютах, конвертируемых в золото (по предложению англосаксонских экспертов). Платежные средства в иностранной валюте, предназначенные для международных расчетов, стали называть девизами. Вторая мировая валютная система была юридически оформлена межгосударственным со­глашением, достигнутым на Генуэзской международной экономической конференции в 1922 г.

Генуэзская валютная система функционировала на следующих принципах.

1. Ее основой являлись золото и девизы — иностранные валю­ты. В тот период денежные системы 30 стран базировались на золото-девизном стандарте. Национальные кредитные деньги ста­ли использоваться в качестве международных платежно-резервных средств. Однако в межвоенный период статус резервной валюты не был официально закреплен ни за одной валютой, а фунт стерлингов и доллар США оспаривали лидерство в этой сфере.

2. Сохранены золотые паритеты. Конверсия валют в золото стала осуществляться не только непосредственно (США, Франция, Великобритания), но и косвенно, через иностранные валюты (Германия и еще около 30 стран).

3. Восстановлен режим свободно колеблющихся валютных курсов.

4. Валютное регулирование осуществлялось в форме активной валютной политики, международных конференций, совещаний.

В 1922—1928 гг. наступила относительная валютная стабилиза­ция. Но ее непрочность заключалась в следующем:

• вместо золотомонетного стандарта были введены урезанные формы золотого монометаллизма в денежной и валютной си­стемах;

• процесс стабилизации валют растянулся на ряд лет, что создало условия для валютных войн;

• методы валютной стабилизации предопределили ее шат­кость. В большинстве стран были проведены девальвации, причем в Германии, Австрии, Польше, Венгрии близкие к нуллификации. Французский франк был девальвирован в 1928 г. на 80%. Только в Великобритании в результате ревальвации в 1925 г. было вос­становлено довоенное золотое содержание фунта стерлингов;

• стабилизация валют была проведена с помощью иностран­ных кредитов. США, Великобритания, Франция использовали тяжелое валютно-экономическое положение ряда стран для на­вязывания им обременительных условий межправительственных займов. Одним из условий займов, предоставленных Герма­нии, Австрии, Польше и другим странам, было назначение ино­странных экспертов, которые контролировали их валютную по­литику.

Под влиянием закона неравномерности развития в итоге пер­вой мировой войны валютно-финансовый центр переместился из Западной Европы в США. Это было обусловлено рядом причин:

• значительно возрос валютно-экономический потенциал США. Нью-Йорк превратился в мировой финансовый центр, уве­личился экспорт капитала. США стали ведущим торговым парт­нером большинства стран;

• США превратились из должника в кредитора. Задолженность США в 1913 г. достигала 7 млрд долл., а требования — 2 млрд долл.; к 1926 г. внешний долг США уменьшился более чем вдвое, а требования к другим странам возросли в 6 раз (до 12 млрд);

• произошло перераспределение официальных золотых резер­вов. В 1914—1921 гг. чистый приток золота в США (в основном из Европы) составил 2,3 млрд долл.; в 1924 г. 46% золотых запасов капиталистических стран оказались сосредоточенными в США (в 1914 г. — 23%);

• США были почти единственной страной, сохранившей золотомонетный стандарт, и курс доллара к иностранным валютам повысился на 10—90%.

Соединенные Штаты развернули борьбу за гегемонию доллара, однако добились статуса резервной валюты лишь после второй мировой войны. В межвоенный период доллар и фунт стерлингов, находившиеся в состоянии активной валютной войны, не получили всеобщего признания.

Валютная стабилизация была взорвана мировым кризисом в 30-х годах. Главные особенности мирового валютного кризиса 1929—1936 гг. таковы:

• циклический характер: валютный кризис переплелся с миро­вым экономическим и денежно-кредитным кризисом;

• структурный характер: принципы мировой валютной систе­мы — золото-девизного стандарта — потерпели крушение;

• большая продолжительность: с 1929 г. до осени 1936 г.;

• исключительная глубина и острота: курс ряда валют снизился на 50—84%. Погоня за золотом сопровождалась увеличением част­ной тезаврации и перераспределением официальных золотых резер­вов. Международный кредит, особенно долгосрочный, был парали­зован в результате массового банкротства иностранных должников, включая 25 государств (Германия, Австрия, Турция и др.), кото­рые прекратили внешние платежи. Образовалась масса «горячих» денег — денежных капиталов, стихийно перемещающихся из одной страны в другую в поисках получения спекулятивной сверхприбыли или надежного убежища. Внезапность их притока и оттока усилила нестабильность платежных балансов, колебаний валютных курсов и кризисных потрясений экономики. Валютные противоречия пере­росли в валютную войну, проводимую посредством валютной ин­тервенции, валютных стабилизационных фондов, валютного дем­пинга, валютных ограничений и валютных блоков;

• крайняя неравномерность развития: кризис поражал то одни, то другие страны, причем в разное время и с различной силой.

Этапы мирового валютного кризиса. Первый этап (1929— 1930гг.) ознаменовался обесценением валют аграрных и колони­альных стран, так как резко сократился спрос на сырье на миро­вом рынке и цены на него понизились на 50—70%, т.е. в большей степени, чем на импортируемые этими странами товары. Посколь­ку их скудные валютные резервы не могли покрыть дефицит платежного баланса, курс валют этих стран снизился на 25—54% (в Австралии, Аргентине, на 80% — в Мексике).

На втором этапе (середина 1931 г.) слабым звеном в мировой валютной системе оказались Германия и Австрия в связи с от­ливом иностранных капиталов, уменьшением официального золо­того запаса и банкротством банков. Германия ввела валютные ограничения, прекратила платежи по внешним долгам и размен марки на золото. Фактически в стране был отменен золотой стандарт, а официальный курс марки был заморожен на уровне 1924 г. Германия встала на путь автаркии.

Третий этап ознаменовался отменой золотого стандарта в Ве­ликобритании осенью 1931 г., когда мировой экономический кри­зис достиг апогея. Непосредственной причиной этого послужило ухудшение состояния платежного баланса и уменьшение офици­альных золотых резервов страны в связи с резким сокращением экспорта товаров и доходов от «невидимых» операций. 21 сентяб­ря 1931 г. был прекращен размен фунта стерлингов на золотые слитки, а курс его снижен на 30,5%. Одновременно была проведе­на девальвация валют стран Британского содружества наций (кро­ме Канады) и скандинавских стран, имевших с Великобританией тесные торговые связи. В отличие от Германии в Великобритании с целью поддержания престижа фунта стерлингов и Лондона как мирового финансового центра не были введены валютные ограни­чения. Великобритания выиграла от девальвации: за счет девальвационной премии английские экспортеры широко практиковали валютный демпинг, что вызвало валютную войну с Францией и США. В итоге уменьшилось пассивное сальдо платежного балан­са Великобритании.

На четвертом этапе валютного кризиса был отменен золото-монетный стандарт в США в апреле 1933 г., когда экономический кризис перерастал в депрессию особого рода. Непосредственной причиной отмены послужило значительное и неравномерное паде­ние цен (оптовых — на 40%, в том числе на сырье — на 55, пшеницу — на 75, розничных — на 20%). Это вызвало массовые банкротства. Банкротство 10 тыс. банков (40% общего количества банков страны) подорвало денежно-кредитную систему США и привело к отмене размена долларовых банкнот на золотые монеты. Для ведения валютной войны в целях повышения кон­курентоспособности национальных корпораций США проводили политику снижения курса доллара путем скупки золота. К январю 1934 г. доллар обесценился по отношению к золоту на 40% (по сравнению с 1929 г.) и был девальвирован на 41%, а офи­циальная цена золота была повышена с 20,67 до 35 долл. за тройскую унцию. США взяли на себя обязательство обменивать доллары на золото по этой цене для иностранных центральных банков в целях укрепления международных позиций своей ва­люты. Девальвация доллара стимулировала экспорт США, но в меньшей степени по сравнению с Великобританией, так как в условиях экономической депрессии товарные цены в стране повысились в 1933—1935 гг. на 20%.

На пятом этапе осенью 1936 г. в эпицентре валютного кризиса оказалась Франция, которая дольше других стран поддерживала золотой стандарт. Мировой экономический кризис охватил Фран­цию позднее, и она усиленно обменивала фунты стерлингов и доллары на золото, несмотря на недовольство Великобритании и США. Опираясь на возросший золотой запас (83 млрд франц. фр. в 1932 г. против 29 млрд в июне 1929 г.), Франция возглавила золотой блок в целях сохранения золотого стандарта. Привержен­ность Франции к золоту объясняется историческими особенностя­ми ее развития. Будучи международным ростовщиком, француз­ский финансовый капитал предпочитал твердую золотую валюту. Особенно в этом были заинтересованы рантье, число которых в стране было значительным.

Экономический кризис вызвал пассивность платежного балан­са, увеличение дефицита государственного бюджета, отлив золота из страны. Финансовая олигархия сознательно вывозила капита­лы, чтобы подорвать позиции французского франка и доверие к правительству Народного фронта. Искусственное сохранение золотого стандарта снижало конкурентоспособность французских фирм. В 1929—1936 гг. стоимость экспорта Франции сократилась в 4 раза при уменьшении мирового экспорта в целом на 36%. 1 октября 1936 г. во Франции был прекращен размен банкнот на золотые слитки, а франк был девальвирован на 25%. Поскольку золотое содержание ее валюты не было зафиксировано, а до 1937 г. были лишь установлены пределы колебаний (0,038—0,044 г чисто­го золота), появилось понятие «блуждающий франк». Несмотря на девальвацию, французский экспорт сокращался, так как валютная и торговая войны ограничили возможности валютного демпинга. Инфляция снижала конкурентоспособность французских фирм. Поэтому падение курса франка не было приостановлено в отличие от фунта стерлингов и доллара.

В результате кризиса Генуэзская валютная система утратила относительную эластичность и стабильность. Несмотря на прекра­щение размена банкнот на золото во внутреннем обороте, со­хранилась внешняя конвертируемость валют в золото по соглаше­нию центральных банков США, Великобритании, Франции.

Валютные блоки. Мировая валютная система была расчленена на валютные блоки. Валютный блок — группировка стран, зави­симых в экономическом, валютном и финансовом отношениях от возглавляющей его державы, которая диктует им единую полити­ку в области международных экономических отношений и исполь­зует их как привилегированный рынок сбыта, источник дешевого сырья, выгодную сферу приложения капитала. Для валютного бло­ка характерны следующие черты: 1) курс зависимых валют прикреп­лен к валюте страны, возглавляющей группировку; 2) международные расчеты входящих в блок стран осуществляются в валю­те страны-гегемона; 3) их валютные резервы хранятся в стране-гегемоне; 4) обеспечением зависимых валют служат казначейские векселя и облигации государственных займов страны-гегемона.

Основные валютные блоки — стерлинговый с 1931 г. и долла­ровый с 1993 г. — возникли после отмены золотого стандарта в Великобритании и США. В состав стерлингового блока вошли страны Британского содружества наций, кроме Канады и Ньюфа­ундленда, а также территория Сянган (Гонконг); некоторые госу­дарства, экономически тесно связанные с Великобританией, — Египет, Ирак, Португалия. Позднее к нему присоединились Дания, Норвегия, Швеция, Финляндия, Япония (де-факто), Греция, Иран. В долларовый блок вошли США, Канада, многие страны Централь­ной и Южной Америки, где господствовал американский капитал. Стерлинговый и долларовый блоки служили средством расшире­ния рынков сбыта, источников сырья и сфер приложения капитала Великобритании и США.

В июне 1933 г. на Лондонской международной экономической конференции страны, стремившиеся сохранить золотой стандарт (Франция, Бельгия, Нидерланды, Швейцария, а затем Италия, Чехословакия, Польша), создали золотой блок. Искусственно под­держивая неизменным золотое содержание своих валют, участ­ники этого блока терпели убытки от валютного демпинга со стороны стран, которые девальвировали валюты и отменили зо­лотой стандарт. Золотой блок постепенно распадался с 1935 г. и прекратил свое существование с отменой золотого стандарта во Франции в октябре 1936 г.

Одним из средств валютной войны служили валютные ста­билизационные фонды, которые использовались для снижения курса национальной валюты в целях поощрения экспорта. Такие фонды были созданы в Великобритании в июне 1932 г., США — в январе 1934 г., Бельгии — в марте 1935 г., Канаде — в июне 1935 г., Нидерландах — в сентябре 1936 г., в Швейцарии и Фран­ции — в октябре 1936 г.

Девальвация валют накануне второй мировой войны. Мировая валютная система была потрясена вновь экономическим кризисом в 1937 г. Впервые на межгосударственном уровне введены консультации на базе трехстороннего соглашения от 25 сентября 1937 г. между США, Великобританией и Францией. В ряде стран прокати­лась волна обесценения валют. За 1936—1938 гг. французский франк девальвировался трижды. К концу 1938 г. золотое содержа­ние и официальный курс доллара снизились на 41% против уровня 1929 г., фунта стерлингов — на 43, французского франка — на 60, швейцарского франка — на 31%. Накануне второй мировой войны не осталось ни одной устойчивой валюты. Страны фашистской оси активно использовали валютно-финансовый механизм для подготовки к войне. В этом им способствовали иностранные зай­мы и инвестиции, особенно США и Великобритании. Страны вступили во вторую мировую войну с нестабильной мировой валютной системой.

• 3.2. ОТ ГЕНУЭЗСКОЙ К БРЕТТОНВУДСКОЙ ВАЛЮТНОЙ СИСТЕМЕ

В период второй мировой войны валютные ограничения ввели как воюющие, так и нейтральные страны. Замороженный официаль­ный курс валют почти не менялся в годы войны, хотя товарные цены росли и покупательная способность денег падала в резуль­тате инфляции. Валютный курс утратил активную роль в экономи­ческих отношениях. Это было обусловлено не только валютными ограничениями, но и особенностями кредитования и финансирова­ния внешней торговли.

Во-первых, учитывая уроки межсоюзнических долгов, возник­ших в итоге первой мировой войны и после нее, США отказались от предоставления кредитов и предпочли военные поставки по ленд-лизу, т.е. в аренду, на сумму около 50 млрд долл., в том числе 30 млрд в Великобританию и страны Британского содружества наций и 10 млрд долл. в СССР. После войны США определили для СССР сумму компенсации, значительно большую, чем другим странам.

Во-вторых, источником оплаты импорта предметов граждан­ского потребления служил долгосрочный кредит.

В-третьих, в качестве валюты платежа использовалась обычно валюта страны-должника без права конверсии ее в золото и ино­странные валюты. Таким способом Великобритания расплачива­лась за поставки сырья и продовольствия с рядом стран, особенно зависимых. В результате возникла проблема стерлинговых авуаров, отражавших задолженность Великобритании другим странам.

В-четвертых, в военных условиях, как всегда, повысилось зна­чение золота в качестве мировых денег. Военно-стратегические и дефицитные товары можно было приобрести только за этот валютный металл. Поэтому международные расчеты частично осуществлялись золотом. Великобритания до введения ленд-лиза в 1943 г. оплачивала золотом поставки ряда товаров из США, что привело к его перекачиванию в американское казначейство. США расплачивались за поставки сырья и продовольствия из стран Латинской Америки золотом, которое было депонировано в Федеральном резервном банке Нью-Йорка и после войны было израс­ходовано этими странами для покупки американских товаров. СССР также оплачивал золотом импорт товаров.

Фашистская Германия на подготовку к войне истратила почти весь свой золотой запас, который официально составил лишь 26 т в сентябре 1938 г. против 12 тыс. т в США и 3,6 тыс. т в Велико­британии. Формально отрицая роль золота как валютного метал­ла, немецкие фашисты захватили 1,3 тыс. желтого металла в центральных банках оккупированных стран.

В годы войны гитлеровская Германия в дополнение к прямому грабежу использовала валютно-финансовые методы ограбления оккупированных стран:

• выпуск ничем не обеспеченных военных оккупационных де­нег, которыми формально оплачивались поставки сырья и продо­вольствия из этих стран в Германию;

• завышенный курс марки (на 66% к французскому франку, 50% к бельгийскому франку, на 42% к голландскому гульдену) позволял Германии за бесценок скупать товары в этих странах;

• валютный клиринг: Германия импортировала товары, запи­сывая сумму долга на клиринговые счета, по которым образова­лась огромная ее задолженность (42 млрд марок к концу войны) по отношению к зависимым странам.

Кризис мировой валютной системы и создание Бреттонвудской системы. Вторая мировая война привела к углублению кризиса Генуэзской валютной системы. Разработка проекта новой миро­вой валютной системы началась еще в годы войны (в апреле 1943г.), так как страны опасались потрясений, подобных валют­ному кризису после первой мировой войны и в 30-х годах. Англо-­американские эксперты, работавшие с 1941 г., с самого начала отвергли идею возвращения к золотому стандарту. Они стреми­лись разработать принципы новой мировой валютной системы, способной обеспечить экономический рост и ограничить негатив­ные социально-экономические последствия экономических кризи­сов. Стремление США закрепить господствующее положение доллара в мировой валютной системе нашло отражение в плане Г. Д. Уайта (начальника отдела валютных исследований министер­ства финансов США).

В результате долгих дискуссий по планам Г.Д.Уайта и Дж.М.Кейнса (Великобритания) формально победил амери­канский проект, хотя кейнсианские идеи межгосударственного валютного регулирования были также положены в основу Бреттонвудской системы.

Для обоих валютных проектов характерны общие принципы:

• свободная торговля и движение капиталов;

• уравновешенные платежные балансы, стабильные валютные курсы и мировая валютная система в целом;

• золото-девизный стандарт;

• создание международной организации для наблюдения за функционированием мировой валютной системы, для взаимного сотрудничества и покрытия дефицита платежного баланса.

На валютно-финансовой конференции ООН в Бреттон-Вудсе (США) в 1944 г. были установлены правила организации мировой торговли, валютных, кредитных и финансовых отношений и офор­млена третья мировая валютная система. Принятые на конферен­ции Статьи Соглашения (Устав МВФ) определили следующие принципы Бреттонвудской валютной системы.

1. Введен золото-девизный стандарт, основанный на золоте и двух резервных валютах — долларе США и фунте стерлингов.

2. Бреттонвудское соглашение предусматривало четыре формы использования золота как основы мировой валютной си­стемы: а) сохранены золотые паритеты валют и введена их фик­сация в МВФ; б) золото продолжало использоваться как между­народное платежное и резервное средство; в) опираясь на свой возросший валютно-экономический потенциал и золотой запас, США приравняли доллар к золоту, чтобы закрепить за ним ста­тус главной резервной валюты; г) с этой целью казначейство США продолжало разменивать доллар на золото иностранным центральным банкам и правительственным учреждениям по офи­циальной цене, установленной в 1934 г., исходя из золотого со­держания своей валюты (35 долл. за 1 тройскую унцию, равную 31,1035 г).

Предусматривалось введение взаимной обратимости валют. Валютные ограничения подлежали постепенной отмене, и для их введения требовалось согласие МВФ.

3. Курсовое соотношение валют и их конвертируемость стали осуществляться на основе фиксированных валютных паритетов, выраженных в долларах. Девальвация свыше 10% допускалась лишь с разрешения Фонда. Установлен режим фиксированных валютных курсов: рыночный курс валют мог отклоняться от паритета в узких пределах (±1% по Уставу МВФ и ±0,75% по Европейскому валютному соглашению). Для соблюдения пре­делов колебаний курсов валют центральные банки были обязаны проводить валютную интервенцию в долларах.

4. Впервые в истории созданы международные валютно-кредитные организации МВФ и МБРР. МВФ предоставляет кредиты в иностранной валюте для покрытия дефицита платежных балансов в целях поддержки нестабильных валют, осуществляет конт­роль за соблюдением странами-членами принципов мировой ва­лютной системы, обеспечивает валютное сотрудничество стран.

Под давлением США в рамках Бреттонвудской системы ут­вердился долларовый стандарт — мировая валютная система, основанная на господстве доллара. Доллар — единственная ва­люта, конвертируемая в золото, стал базой валютных паритетов, преобладающим средством международных расчетов, валютой интервенции и резервных активов. Тем самым США установили монопольную валютную гегемонию, оттеснив своего давнего конкурента — Великобританию. Фунт стерлингов, хотя за ним в силу исторической традиции также была закреплена роль ре­зервной валюты, стал крайне нестабильным. США использовали статус доллара как резервной валюты для покрытия националь­ной валютой дефицита своего платежного баланса. Специфика долларового стандарта в рамках Бреттонвудской системы за­ключалась в сохранении связи доллара с золотом. США из двух путей стабилизации валютного курса — узкие пределы его колебаний или конверсия доллара в золото — предпочли второй. Тем самым они возложили на своих партнеров заботу о поддержании фиксированных курсов их валют к доллару путем валютной интервенции. В итоге усилилось давление США на валютные рынки.

Засилие США в Бреттонвудской системе было обусловлено новой расстановкой сил в мировом хозяйстве. США сосредоточи­ли в 1949 г. 54,6% капиталистического промышленного производ­ства, 33% экспорта, почти 75% золотых резервов. Доля стран Западной Европы в промышленном производстве упала с 38,3% в 1937 г. до 31% в 1948 г., в экспорте товаров — с 34,5 до 28%. Золотые запасы этих стран снизились с 9 млрд до 4 млрд долл., что было в 6 раз меньше, чем у США (24,6 млрд долл.), и их размеры резко колебались по странам. Великобритания, обслужи­вая своей валютой 40% международной торговли, обладала лишь 4% официальных золотых резервов капиталистического мира. Внешнеэкономическая экспансия монополий ФРГ сочеталась с ро­стом золото-валютных резервов страны (с 28 млн долл. в 1951 г. до 2,6 млрд в 1958 г.).

Экономическое превосходство США и слабость их конкурентов обусловили господствующее положение доллара, который пользо­вался всеобщим спросом. Опорой долларовой гегемонии служил также «долларовый голод» — острая нехватка долларов, вызыва­емая дефицитом платежного баланса, особенно по расчетам с США, и недостатком золото-валютных резервов. Он отражал в концентрированном виде тяжелое валютно-экономическое поло­жение стран Западной Европы и Японии, их зависимость от США, долларовую гегемонию.

Дефицит платежных балансов, истощение официальных золо­то-валютных резервов, «долларовый голод» привели к усилению валютных ограничений в большинстве стран, кроме США, Кана­ды, Швейцарии. Обратимость валют была ограничена: Ввоз и вы­воз валюты без разрешения органов валютного контроля были запрещены. Официальный валютный курс носил искусственный характер. Многие страны Латинской Америки и Западной Европы практиковали множественность валютных курсов — дифференци­ацию курсовых соотношений валют по видам операций, товарным группам и регионам.

В связи с неустойчивостью экономики, кризисом платежных балансов, усилением инфляции курсы западноевропейских валют по отношению к доллару снизились: итальянской лиры в 33 раза, французского франка в 20 раз, финской марки в 7 раз, австрийс­кого шиллинга в 5 раз, турецкой лиры в 2 раза, фунта стерлингов на 80% за 1938—1958 гг. Возникли «курсовые перекосы» — несоот­ветствие рыночного и официального курсов, что явилось причиной многочисленных девальваций. Среди них особое место занимает массовая девальвация валют в 1949 г., которая имела ряд особен­ностей.

1. Это снижение курсов было проявлением локального валют­ного кризиса, возникшего под влиянием мирового экономического кризиса, который в 1948—1949 гг. поразил в основном США и Канаду и болезненно отразился на пострадавшей от войны экономике стран Западной Европы.

2. Девальвация 1949 г. была проведена в известной мере под давлением США, которые использовали повышение курса доллара для поощрения экспорта своих капиталов, скупки по дешевке товаров и предприятий в западноевропейских странах и их колони­ях. С ревальвацией доллара увеличилась долларовая задолжен­ность стран Западной Европы, что усилило их зависимость от США. Повышение курса доллара не отразилось на экспорте США, занимавших монопольное положение на мировых рынках в тот период.

3. Курс национальных валют был снижен непосредственно по отношению к доллару, так как в соответствии с Бреттонвудским соглашением были установлены фиксированные валютные курсы к американской валюте, а некоторые валюты не имели золотых паритетов.

4. Девальвация была проведена в условиях валютных огра­ничений.

5. Девальвация носила массовый характер; она охватила валю­ты 37 стран, на долю которых приходилось 60—70% мировой капиталистической торговли. В их числе Великобритания, страны Британского содружества, Франция, Италия, Бельгия, Нидерлан­ды, Швеция, Западная Германия, Япония. Только США сохранили

золотое содержание доллара, установленное при девальвации в 1934 г., хотя его покупательная способность внутри страны снизилась вдвое по сравнению с довоенным периодом.

6. Снижение курса валют колебалось от 12% (бельгийский франк) до 30,5% (валюты Великобритании, других стран стерлин­говой зоны, Нидерландов, Швеции и др.).

Обесценение валют вызвало удорожание импорта и дополни­тельный рост цен. В результате девальвации 1949 г. оптовые цены повысились в сентябре 1950 г. в Австрии на 30%, в Великобритании и Финляндии — на 19, во Франции — на 14%. Неизбежным следствием девальваций было снижение жизненного уровня трудя­щихся.

США использовали принципы Бреттонвудской системы (статус доллара как резервной валюты, фиксированные паритеты и курсы валют, конверсия доллара в золото, заниженная официальная цена золота) для усиления своих позиций в мире. Страны Западной Европы и Японии были заинтересованы в заниженном курсе своих валют в целях поощрения экспорта и восстановления разрушенной экономики. В связи с этим Бреттонвудская система в течение четверти века способствовала росту мировой торговли и произ­водства. Однако послевоенная валютная система не обеспечила равные права всем ее участникам и позволила США влиять на валютную политику стран Западной Европы, Японии и других членов МВФ. Неравноправный валютный механизм способство­вал укреплению позиций США в мире в ущерб другим странам и международному сотрудничеству. Противоречия Бреттонвудс­кой системы постепенно расшатывали ее.

Экономические, энергетический, сырьевой кризисы дестабили­зировали Бреттонвудскую систему в 60-х годах. Изменение соот­ношения сил на мировой арене подорвало ее структурные прин­ципы. С конца 60-х годов постепенно ослабло экономическое, финансово-валютное, технологическое превосходство США над конкурентами. Западная Европа и Япония, укрепив свой валютно-экономический потенциал, стали теснить американского партнера. На страны «Общего рынка» в 1984 г. приходилось 36,0% про­мышленного производства стран ОЭСР (США — 34,3%), 33,7% экспорта (США — 12,7%). Удельный вес США в золотых резервах уменьшился с 75% в 1949 г. до 23%. Одновременно доля стран ЕС в золотых резервах возросла до 38%, в валютных — до 53% (США —10,8%).

От американоцентризма к полицентризму в валютной сфере. Доллар постепенно утратил монопольное положение в валютных отношениях. Марка ФРГ, а в перспективе евро, швейцарский франк, японская иена соперничают с ним на валютных рынках, используются как международное платежное и резервное средст­во. Исчезла экономическая и валютная зависимость стран Западной Европы от США, характерная для послевоенных лет. С фор­мированием трех центров партнерства и соперничества возник новый центр валютной силы в виде ЕС, соперничающего с США и Японией.

От «долларового голода» к «долларовому пресыщению». По­скольку США используют доллар для покрытия дефицита пла­тежного баланса, это привело к огромному увеличению их крат­косрочной внешней задолженности в виде долларовых накопле­ний иностранных банков. «Долларовый голод» сменился «долларовым пресыщением». Избыток долларов в виде лавины «горячих» денег периодически обрушивался то на одну, то на другую страну, вызывая валютные потрясения и бегство от доллара.

Распад валютных зон. Во время второй мировой войны и после ее окончания были оформлены валютные зоны: стерлинговая и долларовая на базе соответствующих довоенных валютных бло­ков, зоны французского франка, португальского эскудо, испанской песеты, голландского гульдена. Сохраняя основные черты валют­ных блоков, валютные зоны отражали новые явления, связанные с усилением государственного регулирования валютно-финансовых и торговых отношений между их участниками.

Во-первых, межгосударственные соглашения приобрели важ­ную роль в оформлении и функционировании валютных зон, особенно зоны французского франка. Например, Валютный коми­тет зоны франка (централизованный руководящий орган) коор­динирует и направляет валютно-экономическую политику этой группировки. Валютно-экономическая политика стерлинговой зо­ны разрабатывалась и координировалась казначейством и Банком Англии.

Во-вторых, в отличие от валютных блоков внутренний меха­низм валютных зон характеризовался единым валютно-финансовым режимом, единой системой валютных ограничений, централи­зованным пулом золото-валютных резервов, которые хранились в стране-гегемоне, льготным режимом валютных расчетов внутри группировки. Распространение одинакового валютного контроля на все страны — участницы валютной зоны придало ей официаль­ный характер.

В-третьих, международные экономические соглашения участ­ников группировки обычно заключались страной, возглавлявшей зону. Механизм валютных зон был направлен против экспансии иностранного капитала. По мере кризиса колониальной системы внутри валютных зон усилились центробежные тенденции, кото­рые впоследствии привели к распаду стерлинговой, долларовой и других зон и существенным изменениям валютно-финансового механизма зоны французского франка, которая сохранилась в мо­дифицированном виде.

Кризис Бреттонвудской валютной системы. С конца 60-х годов наступил кризис Бреттонвудской валютной системы. Ее структур­ные принципы, установленные в 1944 г., перестали соответство­вать условиям производства, мировой торговли и изменившемуся соотношению сил в мире. Сущность кризиса Бреттонвудской си­стемы заключается в противоречии между интернациональным, глобальным характером МЭО и использованием для их осуществ­ления национальных валют, подверженных обесценению (преиму­щественно доллара).

Причины кризиса Бреттонвудской валютной системы. Эти при­чины можно представить в виде цепочки взаимообусловленных факторов.

1. Неустойчивость и противоречия экономики. Начало валют­ного кризиса в 1967 г. совпало с замедлением экономического роста. Мировой циклический кризис охватил экономику Запада в 1969—1970, 1974—1975, 1979—1983 гг.

2. Усиление инфляции отрицательно влияло на мировые цены и конкурентоспособность фирм, поощряло спекулятивные переме­щения «горячих» денег. Различные темпы инфляции в разных странах оказывали влияние на динамику курса валют, а снижение покупательной способности денег создавало условия для «кур­совых перекосов».

3. Нестабильность платежных балансов. Хронический дефицит балансов одних стран (особенно Великобритании, США) и актив­ное сальдо других (ФРГ, Японии) усиливали резкие колебания курсов валют соответственно вниз и вверх.

4. Несоответствие принципов Бреттонвудской системы изме­нившемуся соотношению сил на мировой арене. Валютная систе­ма, основанная на международном использовании подверженных обесценению национальных валют — доллара и отчасти фунта стерлингов, пришла в противоречие с интернационализацией и глобализацией мирового хозяйства. Это противоречие Бреттон­вудской системы усиливалось по мере ослабления экономических позиций США и Великобритании, которые погашали дефицит своих платежных балансов национальными валютами, злоупот­ребляя их статусом резервных валют. В итоге была подорвана устойчивость резервных валют.

Право владельцев долларовых авуаров обменивать их на золо­то пришло в противоречие с возможностью США выполнять это обязательство. Их внешняя краткосрочная задолженность увеличилась в 8,5 раза за 1949—1971 гг., а официальные золотые резер­вы сократились в 2,4 раза. Следствием американской политики «дефицита без слез» явился подрыв доверия к доллару. Занижен­ная в интересах США официальная цена золота, служившая базой золотых и валютных паритетов, стала резко отклоняться от ры­ночной цены. Межгосударственное регулирование ее оказалось бессильным. В итоге искусственные золотые паритеты утратили смысл. Это противоречие усугублялось упорным отказом США до 1971 г. девальвировать свою валюту. Режим фиксированных пари­тетов и курсов валют усугубил «курсовые перекосы». В соответст­вии с Бреттонвудским соглашением центральные банки были вы­нуждены осуществлять валютную интервенцию с использованием доллара даже в ущерб национальным интересам. Тем самым США переложили на другие страны заботу о поддержании курса долла­ра, что обостряло межгосударственные противоречия.

Поскольку Устав МВФ допускал лишь разовые девальвации и ревальвации, то в ожидании их усиливались движение «горячих» денег, спекулятивная игра на понижение курса слабых валют и на повышение курса сильных валют. Межгосударственное валютное регулирование через МВФ оказалось почти безрезультатным. Его кредиты были недостаточны для покрытия даже временного дефи­цита платежных балансов и поддержки валют.

Принцип американоцентризма, на котором была основана Бреттонвудская система, перестал соответствовать новой расста­новке сил с возникновением трех мировых центров: США — За­падная Европа — Япония. Использование США статуса доллара как резервной валюты для расширения своей внешнеэкономичес­кой и военно-политической экспансии, экспорта инфляции усилило межгосударственные разногласия и противоречило интересам раз­вивающихся стран.

5. Активизация рынка евродолларов. Поскольку США покрыва­ют дефицит своего платежного баланса национальной валютой, часть долларов перемещается в иностранные банки, способствуя развитию рынка евродолларов. Этот колоссальный рынок долларов «без родины» (750 млрд долл., или 80% объема еврорынка, в 1981 г. против 2 млрд долл. в 1960 г.) сыграл двоякую роль в развитии кризиса Бреттонвудской системы. Вначале он поддерживал позиции американской валюты, поглощая избыток долларов, но в 70-х годах евродолларовые операции, ускоряя стихийное движение «горячих» денег между странами, обострили валютный кризис.

6. Дезорганизующая роль транснациональных корпораций (ТНК) в валютной сфере: ТНК располагают гигантскими кратко­срочными активами в разных валютах, которые более чем вдвое превышают валютные резервы центральных банков, ускользают от национального контроля и в погоне за прибылями участвуют в валютной спекуляции, придавая ей грандиозный размах. Кроме общих существовали специфические причины, присущие отдель­ным этапам развития кризиса Бреттонвудской системы.

Формы проявления кризиса Бреттонвудской валютной системы:

• «валютная лихорадка» — перемещение «горячих» денег, мас­совая продажа неустойчивых валют в ожидании их девальвации и скупка валют — кандидатов на ревальвацию;

• «золотая лихорадка» — «бегство» от нестабильных валют к золоту и периодическое повышение его цены;

• паника на фондовых биржах и падение курсов ценных бумаг в ожидании изменения курса валют;

• обострение проблемы международной валютной ликвидно­сти, особенно ее качества;

• массовые девальвации и ревальвации валют (официальные и неофициальные);

• активная валютная интервенция центральных банков, в том числе коллективная;

• резкие колебания официальных золото-валютных резервов;

• использование иностранных кредитов и заимствований в МВФ для поддержки валют;

• нарушение структурных принципов Бреттонвудской системы;

• активизация национального и межгосударственного валют­ного регулирования;

• усиление двух тенденций в международных экономических и валютных отношениях — сотрудничества и противоречий, кото­рые периодически перерастают в торговую и валютную войны.

Валютный кризис развивался волнообразно, поражая то одну, то другую страну в разное время и с разной силой. Развитие кризиса Бреттонвудской валютной системы условно можно раз­делить на несколько этапов.

Девальвация фунта стерлингов. В связи с ухудшением валютно-экономического положения страны 18 ноября 1967 г. золотое содер­жание и курс фунта стерлингов были понижены на 14,3%. Вслед за Великобританией 25 стран, в основном ее торговые партнеры, провели девальвации своих валют в разных пропорциях.

Золотая лихорадка, распад золотого пула, образование двойного рынка золота. Владельцы долларов стали продавать их на золото. Объем сделок на Лондонском рынке золота увеличился с его обычной величины в 5—6 т в день до 65—200 т (22—23 ноября 1967 г.), а цена золота повысилась до 41 долл. при официальной цене 35 долл. за унцию. Приступы «золотой лихорадки» привели к распаду золотого пула в марте 1968 г. и образованию двойного рынка золота.

Девальвация французского франка. Детонатором валютного кризиса послужила валютная спекуляция — игра на понижение курса франка и повышение курса марки ФРГ в ожидании ее ревальвации. Наступление марки на франк сопровождалось поли­тическим давлением Бонна на Париж и отливом капиталов из Франции, в основном в ФРГ, что вызвало сокращение официаль­ных золото-валютных резервов страны (с 6,6 млрд долл. в мае 1968 г. до 2,6 млрд в августе 1969 г.). Несмотря на валютную интервенцию Банка Франции, курс франка упал до нижнего до­пустимого предела. Бурные политические события во Франции, уход Шарля де Голля в отставку, отказ ФРГ провести реваль­вацию марки усилили давление на франк. 8 августа 1969 г. золотое содержание и курс франка были снижены на 11,1% (курсы ино­странных валют к франку повысились на 12,5%). Одновременно были девальвированы валюты 13 стран африканского континента и Мадагаскара.

Ревальвация марки ФРГ. 24 октября 1969 г. курс марки был повышен на 9,3% (с 4 до 3,66 марки за 1 долл.) и отменен режим плавающего курса. Ревальвация явилась уступкой ФРГ междуна­родному финансовому капиталу: она способствовала улучшению платежных балансов ее партнеров, так как их валюты были фак­тически девальвированы. Отлив «горячих» денег из ФРГ пополнил валютные резервы этих стран. На 20 месяцев на валютных рынках наступило относительное затишье, но причины валютного кризиса не были ликвидированы

Девальвация доллара в декабре 1971 г. Кризис Бреттонвудской системы достиг кульминационного пункта весной и летом 1971 г., когда в его эпицентре оказалась главная резервная валюта. Кризис доллара совпал с длительной депрессией в США после экономи­ческого кризиса 1969—1970 гг. Под влиянием инфляции покупа­тельная способность доллара упала на 2/3 в середине 1971 г. по сравнению с 1934 г., когда был установлен его золотой паритет. Совокупный дефицит платежного баланса по текущим операциям США составил 71,7 млрд долл. за 1949—1971 гг. Краткосрочная внешняя задолженность страны увеличилась с 7,6 млрд долл. в 1949 г. до 64,3 млрд в 1971 г., превысив в 6,3 раза официальный золотой запас, который сократился за этот период с 24,6 млрд до 10,2 млрд долл.

Кризис американской валюты выразился в массовой продаже ее на золото и устойчивые валюты, падении курса. Бесконтрольно кочующие евродоллары наводнили валютные рынки Западной Европы и Японии. Центральные банки этих стран были вынуж­дены скупать их для поддержания курсов своих валют в установ­ленных МВФ пределах. Кризис доллара вызвал политическую форму выступлений стран (особенно Франции) против привиле­гии США, которые покрывали дефицит платежного баланса на­циональной валютой. Франция обменяла в казначействе США 3,5 млрд долл. на золото в 1967—1969 гг. С конца 60-х годов конверсия доллара в золото стала фикцией: в 1970 г. 50 млрд долларовых авуаров нерезидентов противостояли лишь 11 млрд долл. официальных золотых резервов

США приняли ряд мер по спасению Бреттонвудской системы в 60-х годах.

1. Привлечение валютных ресурсов из других стран. Долларо­вые балансы были частично трансформированы в прямые креди­ты. Были заключены соглашения об операциях «своп» (2,3 млрд долл. — в 1965 г., 11,3 млрд долл. — в 1970 г.) между Федераль­ным резервным банком Нью-Йорка и рядом иностранных цент­ральных банков. Краткосрочные боны Руза были размещены в западноевропейских странах.

2. Коллективная защита доллара. Под давлением США цент­ральные банки большинства стран воздерживались от обмена своих долларовых резервов в золото в американском казна­чействе. МВФ вложил часть своих золотых запасов в доллары вопреки Уставу. Ведущие центральные банки создали золотой пул (1962 г.) для поддержки цены золота, а после его распада с 17 марта 1968 г. ввели двойной рынок золота.

3. Удвоение капитала МВФ (до 28 млрд долл.) и генеральное соглашение 10 стран — членов Фонда и Швейцарии о займах Фонду (6 млрд долл.), выпуск СДР в 1970 г. в целях покрытия дефицита платежных балансов.

США упорно сопротивлялись проведению назревшей деваль­вации доллара и настаивали на ревальвации валют своих тор­говых партнеров. В мае 1971 г. была осуществлена ревальвация швейцарского франка и австрийского шиллинга, введен плава­ющий курс валют ФРГ, Нидерландов, что привело к фактичес­кому обесценению доллара на 6—8%. Скрытая девальвация устраивала США, так как она не отражалась столь губительно на престиже резервной валюты, как официальная. Чтобы сломить сопротивление торговых соперников, США перешли к политике протекционизма. 15 августа 1971 г. были объявлены чрезвычай­ные меры по спасению доллара: прекращен размен долларов на золото для иностранных центральных банков («золотое эмбар­го»), введена дополнительная 10%-ная импортная пошлина. США встали на путь торговой и валютной войны. Наплыв долларов в страны Западной Европы и Японию вызвал массовый переход к плавающим валютным курсам и тем самым спекуля­тивную атаку их окрепших валют на доллар. Франция ввела двойной валютный рынок по примеру Бельгии, где он функци­онировал с 1952 г. Страны Западной Европы стали открыто выступать против привилегированного положения доллара в ми­ровой валютной системе.

Поиски выхода из валютного кризиса завершились компро­миссным Вашингтонским соглашением «группы десяти» (в Смитсоновском институте) 18 декабря 1971 г. Была достигнута договоренность по следующим пунктам: 1) девальвация дол­лара на 7,89% и повышение официальной цены золота на 8,57% (с 35 до 38 долл. за унцию); 2) ревальвация ряда валют; 3) расширение пределов колебаний валютных курсов с ± 1 до +2,25% от их паритетов и установление центральных курсов вместо валютных паритетов; 4) отмена 10%-ной таможенной по­шлины в США. Но США не взяли обязательства восстановить конвертируемость доллара в золото и участвовать в валютной интервенции. Тем самым они сохранили привилегированный ста­тус доллара.

Закон о девальвации доллара был подписан президентом Р. Никсоном 3 апреля и утвержден конгрессом 26 апреля 1972 г. Повышение цены золота было узаконено после регистрации ново­го паритета доллара в МВФ и уведомления стран-членов 8 мая 1972 г. Следует отметить, что временный лаг между периодом принятия решения об изменении официального валютного курса и его юридическим оформлением имел практическое значение для международных расчетов, так как при реализации защитных ого­ворок учитывался нормативный акт. Девальвация доллара вызва­ла цепную реакцию: на конец 1971 г. 96 из 118 стран — членов МВФ установили новый курс валют к доллару, причем курс 50 валют был в различной степени повышен. С учетом разной степе­ни повышения курса валют других стран и их доли во внешней торговле США средневзвешенная величина девальвации доллара составила 10—12%.

Вашингтонское соглашение временно сгладило противоречия, но не уничтожило их. Летом 1972 г. введен плавающий курс фунта стерлингов, что означало его фактическую девальвацию на 6—8%. Великобритания была вынуждена компенсировать ущерб вла­дельцам стерлинговых авуаров и ввести долларовую, а с апреля 1974 г. — многовалютную оговорку в качестве гарантии сохране­ния их стоимости. Были усилены валютные ограничения, чтобы сдержать «бегство» капиталов за границу. Фунт стерлингов утра­тил статус резервной валюты.

В феврале — марте 1973 г. валютный кризис вновь обрушился на доллар. Толчком явилась неустойчивость итальянской лиры, что привело к введению в Италии двойного валютного рынка (с 22 января 1973 г. по 22 марта 1974 г.) по примеру Бельгии и Франции. «Золотая лихорадка» и повышение рыночной цены золота вновь обнажили слабость доллара. Однако в отличие от 1971 г. США не удалось добиться ревальвации валют стран Запад­ной Европы и Японии. 12 февраля 1973 г. была проведена повтор­ная девальвация доллара на 10% и повышена официальная цена золота на 11,1% (с 38 до 42,22 долл. за унцию). Массовая продажа долларов привела к закрытию ведущих валютных рынков (со 2 по 19 марта). Новый консенсус — переход к плавающим валютным курсам с марта 1973 г. — выправил «курсовые перекосы» и снял напряжение на валютных рынках.

Шесть стран «Общего рынка» отменили внешние пределы со­гласованных колебаний курсов своих валют («туннель») к доллару и другим валютам. Открепление «европейской валютной змеи» от доллара привело к возникновению своеобразной валютной зоны во главе с маркой ФРГ. Это свидетельствовало о формировании западноевропейской зоны валютной стабильности в противовес нестабильному доллару, что ускорило распад Бреттонвудской си­стемы.

Переплетение валютного кризиса с энергетическим и мировым экономическим кризисом. Повышение цен на нефть в конце 1973 г. привело к увеличению дефицита платежных балансов по текущим операциям развитых стран. Резко упал курс валют стран Запад­ной Европы и Японии. Произошло временное повышение курса доллара, так как США были лучше обеспечены энергоресурсами, чем их конкуренты, и проявилось, хотя и не сразу, положительное влияние двух его девальваций на платежный баланс страны. Ва­лютный кризис переплелся с мировым экономическим кризисом в 1974—1975 гг., что усилило колебание курсовых соотношений (до 20% в год в конце 70-х годов). Курс доллара падал на протяжении 70-х годов, за исключением кратковременных пери­одов его повышения. Покрывая национальной валютой дефицит текущих операций платежного баланса, США способствовали на­качиванию в международный оборот долларов (8,9 млрд — в 1950 г., 292,5 — в 1980 г.). В результате другие страны стали «кредиторами поневоле» по отношению к США. В XIX в. подоб­ный валютно-финансовый метод применяла Англия, пользуясь привилегированным положением фунта стерлингов в междуна­родных валютных отношениях.

Особенности и социально-экономические последствия кризиса Бреттонвудской валютной системы. Между валютными кризисами 1929—1933 гг. и 1967—1976 гг. имеется определенное сходство. Эти структурные кризисы мировой валютной системы охватили все страны, приняли затяжной характер и привели к нарушению ее принципов. Однако кризис Бреттонвудской системы имеет ряд особенностей.

1. Переплетение циклического и специального валютных кризи­сов. Кризис Бреттонвудской валютной системы сочетался не толь­ко с мировыми экономическими кризисами, но и с периодическим оживлением и подъемом экономики.

2. Активная роль ТНК в развитии валютного кризиса. ТНК сосредоточили 40% промышленного производства, 60% внешней торговли, 80% разрабатываемой технологии Запада. Крупные ва­лютные активы и масштабы евровалютных, особенно евродол­ларовых, операций ТНК придали кризису Бреттонвудской систе­мы огромный размах и глубину.

4. Дезорганизующая роль США. Используя привилегированное положение доллара как резервной валюты для покрытия дефицита своего платежного баланса, США наводнили долларами страны Западной Европы и Японию, вызывая нарушения в их экономике, усиление инфляции, нестабильность валют, что углубило меж­государственные противоречия.

5. Возникновение трех центров силы. Структурные принципы Бреттонвудской системы, установленные в период безраздельного господства США, перестали соответствовать новой расстановке сил в мире. Страны Западной Европы, особенно ЕС, создают собственный центр валютной силы в противовес гегемонии долла­ра, а Япония использует иену как резервную валюту в азиатском регионе.

6. Волнообразное развитие валютного кризиса, о чем свиде­тельствуют рассмотренные выше этапы его развития.

7. Массовые девальвации валют и периодические ревальвации отдельных валют. Сравнение девальваций 60—70-х годов и 1949 г. позволяет выявить их различия по следующим показателям:

а) масштабы: в 1967—1973 гг. неоднократные девальвации охватили сотни валют (против 37 в 1949 г.), в том числе дважды доллар — резервную валюту;

б) размер: в 60—70-х годах размеры девальваций (в среднем 8—15%) были значительно меньше, чем в 1949 г. (до 30,5%) и после первой мировой войны (до 80%). Преобладание неболь­ших девальваций без запаса прочности обусловлено опасением стран вызвать цепную реакцию в связи с возросшей интернацио­нализацией и глобализацией хозяйственных связей;

в) продолжительность" в 60—70-х годах девальвации растяну­лись на ряд лет, как и в 30-х годах, а в 1949 г. это мероприятие было проведено почти одновременно в 37 странах;

г) порядок проведения: девальвации осуществляются не только юридически, но и фактически в связи с ревальвацией инвалют в условиях плавающих валютных курсов. А в 1949 г. в период послевоенной разрухи вопрос о ревальвации даже не поднимался и господствовал режим фиксированных валютных курсов.

8. Структурный характер кризиса мировой валютной системы. С крушением Бреттонвудской системы были отменены ее струк­турные принципы: прекращен размен долларов на золото, от­менены официальная цена золота и золотые паритеты, прекраще­ны межгосударственные расчеты золотом, введен режим плава­ющих валютных курсов, доллар и фунт стерлингов официально утратили статус резервных валют. На эту роль стали выдвигаться марка ФРГ и японская иена. Стали использовать первоначальные формы мировых кредитных денег — СДР, ЭКЮ.

9. Влияние государственного валютного регулирования. С одной стороны, оно способствует обострению противоречий в валютной сфере; с другой — регулированию на национальном и межгосудар­ственном уровнях с целью смягчения последствий валютного кри­зиса и поиска выхода из него путем валютной реформы.

Валютный кризис, дезорганизуя экономику, затрудняя внеш­нюю торговлю, усиливая нестабильность валют, порождает тяже­лые социально-экономические последствия. Это проявляется в увеличении безработицы, замораживании заработной платы, росте дороговизны. Ревальвация сопровождается уменьшением занято­сти в экспортных отраслях, а девальвация, удорожая импорт, способствует росту цен в стране. Программы валютной стабили­зации сводятся в конечном счете к жесткой экономии за счет трудящихся и ориентации производства на экспорт. Центробеж­ной тенденции, отражающей межгосударственные разногласия, противостоит тенденция к валютному сотрудничеству.

• 3.3. ЯМАЙСКАЯ ВАЛЮТНАЯ СИСТЕМА И СОВРЕМЕННЫЕ ВАЛЮТНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Кризис Бреттонвудской валютной системы породил обилие проек­тов валютной реформы: от проектов создания коллективной ре­зервной единицы, выпуска мировой валюты, обеспеченной золо­том и товарами, до возврата к золотому стандарту. Их теорети­ческой основой служили неокейнсианские и неоклассические концепции. На рубеже 60—70-х годов проявился кризис кейнсианства, на котором было основано валютное регулирование в рамках Бреттонвудской системы. В этой связи активизировались нео­классики. Некоторые из них ориентировались на повышение роли золота в международных валютных отношениях вплоть до вос­становления золотого стандарта. Родиной неометаллизма была Франция в 60-х годах, а основоположником — Ж. Рюэфф.

Сторонники монетаризма выступали за рыночное регули­рование против государственного вмешательства, воскрешали идеи автоматического саморегулирования платежного баланса, предлагали ввести режим плавающих валютных курсов (М. Фридман, Ф. Махлуп и др.). Неокейнсианцы сделали поворот к от­вергнутой ранее идее Дж.М.Кейнса о создании интернациональной валюты типа «банкор» (Р. Триффин, У. Мартин, А. Дей, Ф.Перу, Ж.Денизе). США взяли курс на окончательную де­монетизацию золота и создание международного ликвидного средства в целях поддержки позиций доллара. Западная Европа, особенно Франция, стремилась ограничить гегемонию доллара и расширить кредиты МВФ.

Поиски выхода из валютного кризиса велись долго вначале в академических, а затем в правящих кругах и многочисленных комитетах. «Комитет двадцати» МВФ подготовил в 1972—1974 гг. проект реформы мировой валютной системы.

Соглашение (январь 1976 г.) стран—членов МВФ в Кингстоне (Ямайка) и ратифицированное требуемым большинством стран-членов в апреле 1978 г. второе изменение Устава МВФ оформили следующие принципы четвертой мировой валютной системы.

1. Введен стандарт СДР вместо золото-девизного стандарта. Соглашение о создании этой новой международной счетной ва­лютной единицы (по проекту О. Эммингера) было подписано странами — членами МВФ в 1967 г. Первое изменение Устава МВФ, связанное с выпуском СДР, вошло в силу 28 июля 1969 г.

2. Юридически завершена демонетизация золота: отменены его официальная цена, золотые паритеты, прекращен размен долларов на золото. По Ямайскому соглашению золото не должно служить мерой стоимости и точкой отсчета валютных курсов.

3. Странам предоставлено право выбора любого режима ва­лютного курса.

4. МВФ, сохранившийся на обломках Бреттонвудской системы, призван усилить межгосударственное валютное регулирование.

Как всегда, сохраняется преемственная связь новой мировой валютной системы с предыдущей. Эта закономерность проявля­ется при сопоставлении Ямайской и Бреттонвудской валютных систем. За стандартом СДР скрывается долларовый стандарт. Хотя усиливается тенденция к валютному плюрализму, пока от­сутствует альтернатива доллару как ведущему международному платежному и резервному средству, золото юридически демонетизировано, но фактически сохраняет роль валютного товара в модифицированной форме; в наследие от Бреттонвудской систе­мы остался МВФ, который осуществляет межгосударственное ва­лютное регулирование. По замыслу Ямайская валютная система должна быть более гибкой, чем Бреттонвудская, и эластичнее приспосабливаться к нестабильности платежных балансов и ва­лютных курсов. Однако Ямайская валютная система периодичес­ки испытывает кризисные потрясения. Ведутся поиски путей ее совершенствования в целях решения основных валютных про­блем.

Проблема СДР. Итоги функционирования СДР с 1970 г. свиде­тельствуют о том, что они далеки от мировых денег. Более того, возник ряд проблем: 1) эмиссии и распределения, 2) обеспечения, 3) метода определения курса, 4) сферы использования СДР. Харак­тер эмиссии СДР неэластичный и не связан с реальными потреб­ностями международных расчетов. По решению стран-членов при наличии 85% голосов членов Исполнительного совета МВФ выпу­скает заранее установленные суммы на определенный период. Первая эмиссия осуществлена в 1970—1972 гг. на сумму 9,3 млрд СДР, вторая — в 1979—1981 гг. на 12,1 млрд. Из общей суммы 21,4 млрд СДР (34 млрд долл.) на счета стран-членов зачислено 20,6 млрд, на счет МВФ — 0,8 млрд. СДР используются в форме безналичных перечислений путем записи в бухгалтерских книгах по счетам стран — участников системы СДР, МВФ и некоторых международных организаций. Счет СДР дает возможность стране заимствовать конвертируемые валюты через МВФ.

Поскольку объем эмиссии СДР незначителен, ежегодно раз­вивающиеся страны, при поддержке ряда развитых стран, подни­мают вопрос об их дополнительном выпуске. В 1997 г. внесена поправка в Устав МВФ, дающая право выпустить еще 21,4 млрд СДР. В связи с принципом распределения выпущенных СДР между странами пропорционально их взносу в капитал МВФ на долю развитых стран приходится свыше 2/3 выпущенных СДР, в том числе «семерки» — более половины, США получили около 23%, столько, сколько развивающиеся страны, что вызывает недоволь­ство последних.

Развивающиеся страны и некоторые развитые страны пред­лагают ввести принцип связи распределения СДР с оказанием помощи, финансированием развития.

Важной проблемой СДР является их обеспечение, поскольку в отличие от золота они лишены собственной стоимости. Вначале (с 1970 г.) единица СДР приравнивалась к 0,888671 г золота, что соответствовало золотому содержанию доллара того периода. Отсюда их первоначальное название «бумажное золото». Поэтому условная стоимость СДР зависела от изменения цены золота. С 1 июля 1974 г. в связи с переходом к плавающим курсам валют было отменено золотое содержание СДР, так как привязка к золо­ту затрудняла их использование в расчетах между центральными банками, поскольку золото оценивалось по нереальной занижен­ной официальной цене. С 1 июля 1974 г. курс СДР определялся на основе валютной корзины — средневзвешенного курса вначале 16 валют стран, внешняя торговля которых составляла не менее 1% мировой торговли. С 1 июля 1978 г. состав валютной корзины был скорректирован с учетом усиления валют нефтедобывающих стран (ОПЕК). С января 1981 г. валютная корзина сокращена до 5 валют, чтобы упростить формулу расчета условной стоимости СДР. В их числе доллар США, марка ФРГ, японская иена, фран­цузский франк, фунт стерлингов. С 1999 г. марка ФРГ и французс­кий франк заменены евро. Речь идет о валютах стран, имеющих наибольший объем экспорта товаров и услуг и долю в официаль­ных резервах стран — членов МВФ. Состав и доля валют в кор­зине СДР меняются каждые 5 лет. МВФ ежедневно определяет стоимость СДР в долларах с учетом изменения его плавающего курса.

Валютная корзина придала определенную стабильность СДР по сравнению с национальными валютами. Но вопреки замыслу СДР не стали эталоном стоимости, главным международным резервным и платежным средством. Практика их использования не соответствует целям, зарегистрированным в измененном в 1978г. Уставе МВФ. В 1998 г. (май) к СДР были прикреплены лишь 4 валюты против 15 в 1980 г. СДР в основном применяются в операциях МВФ как коэффициент пересчета национальных валют, масштаб валютных соизмерений; квоты, кредиты, доходы и расходы выражены в этой счетной валютной единице.

Вне МВФ СДР используются в ограниченных сферах: 1) напри­мер, вместо франка Пуанкаре и франка жерминаля в разных меж­дународных конвенциях; 2) на мировом рынке ссудных капиталов некоторые счета, облигации, синдицированные кредиты номинированы в СДР; 3) более 10 международных организаций получили право открывать счета в СДР; в 80-х годах были сняты ограничения по ним на счетах при операциях «своп», срочных сделках, кредитах, гарантиях, предоставлении даров. Официально СДР могут быть использованы банками, предприятиями, частными лицами.

Поэтому, хотя и без особого успеха, в отличие от ЭКЮ, а с 1999 г. — евро, развиваются частные СДР. Рынок частных СДР оценивается примерно в десяток миллиардов в основном в форме банковских депозитов, отчасти депозитных сертификатов и меж­дународных облигаций.

СДР как международное средство накопления валютных ре­зервов применяются незначительно. Их доля в мировых валютных резервах колеблется от 9,2% в 1971 г. до 3,4% в 1992 г. и 2,1% в 1998 г.

В качестве международного платежного средства СДР исполь­зуются в ограниченном круге межгосударственных операций. Не достигнута главная цель СДР: они направляются на приобретение конвертируемой валюты не столько в целях покрытия дефицита платежного баланса (около 26% их общего объема), сколько для погашения задолженности стран по кредитам МВФ. Значительные суммы СДР возвращаются в Фонд (путем оплаты полученной иностранной валюты и выкупа национальной валюты) и интенсив­но накапливаются на его счетах, преимущественно в пользу разви­тых стран с активным платежным балансом. Накопление СДР формально выгодно, так как они более стабильны, чем националь­ные валюты, и имеют международные гарантии. Кроме того, МВФ выплачивает процентные ставки за хранение (использова­ние) СДР сверх распределенных странам лимитов. Чтобы повы­сить привлекательность хранения СДР, ставки на счетах увеличе­ны с 1% в 1970 г. до средневзвешенных рыночных ставок пяти ведущих стран с 1974 г.

В зависимости от сальдо проценты по счетам платит либо МВФ (если взносы превышают заимствования), либо страна-заем­щик. Поскольку сальдо уплаченных и полученных процентов ну­левое, то МВФ не несет затрат.

Первоначально страны были обязаны «восстанавливать» сум­му потраченных СДР до 30% выделенной им доли (с января 1979г. по апрель 1981 г. — не менее 18%). С мая 1981 г. это правило отменено, и страны — заемщики СДР могут использовать всю сумму выделенного им лимита. Объем операций в СДР незначителен (342,4 млрд единиц, или 455 млрд долл. с 1970г. до мая 1998г.). Роль СДР по сравнению с ЭКЮ остается скромной. При наличии ряда позитивных моментов в СДР, что делает возмож­ным их использование как базы многовалютных оговорок, они не обладают абсолютной приемлемостью, не обеспечивают эквива­лентности сопоставлений и урегулирования сальдо платежного баланса. Маловероятно использование СДР в качестве главного международного резервного актива и превращение их в полномас­штабную мировую валюту. Концепция стандарта СДР утратила смысл в 90-х годах, и предстоит изменение этого структурного принципа Ямайской валютной системы.

Утрата долларом монопольной роли. Хронический дефицит пла­тежного баланса по текущим операциям, разбухание краткосроч­ной внешней задолженности, уменьшение официального золотого запаса страны, инфляция, две девальвации подорвали монополь­ное положение доллара как резервной валюты в 70-х годах. Фор­мально лишенный этого статуса в результате Ямайской валютной реформы доллар фактически остается ведущим международным платежным и резервным средством, что обусловлено более мощ­ным экономическим, научно-техническим и военным потенциалом США по сравнению с другими странами, их огромными загранич­ными инвестициями. Зарубежные предприятия американских мо­нополий выпускают больше продукции, чем любая западноев­ропейская страна или Япония. Это определяет господствующую роль США в международных экономических, в том числе валютно-кредитных и финансовых, отношениях.

Во-первых, используя привилегированное положение доллара как резервной валюты, США покрывают дефицит платежного баланса национальной валютой, т.е. путем наращивания своей внешней краткосрочной задолженности.

Во-вторых, хотя США имеют самый крупный в мире офи­циальный золотой запас (8,138 тыс. из 33,5 тыс. т), они с по­мощью евродолларов стали должниками, не платящими за бес­срочный кредит. Евровалютная форма внедрения доллара в миро­вой оборот используется для усиления международных позиций доллара.

В-третьих, США манипулируют курсом доллара и процент­ными ставками, чтобы поддержать свою экономику за счет Запад­ной Европы и Японии.

Доллар подвержен колебаниям, спекулятивным взлетам и па­дениям. Хроническая слабость доллара, характерная для 70-х го­дов, сменилась резким повышением его курса почти на 2/3 с ав­густа 1980 г. до марта 1985 г. под влиянием ряда факторов. В их числе:

• преимущество США в экономическом развитии по сравне­нию с другими странами;

• снижение темпа инфляции в США с 15 до 3,6%,

• политика относительно высоких процентных ставок;

• огромный приток иностранных капиталов в США,

• снижение цены на золото (с 850 долл. за унцию в январе 1980г. до 400—300 долл. в 1984 г.), что повысило привлекатель­ность инвестиций в доллары в условиях высоких процентных ставок по долларовым счетам.

США извлекли максимальную выгоду из повышения курса доллара за счет удешевления импорта товаров и сдерживания инфляции (каждые 10% повышения курса доллара сопровожда­лись снижением внутренних потребительских цен за двухлетний период на 1,5 процентного пункта), а главное — в результате притока иностранных капиталов. В целом эти выгоды превысили убытки, связанные с удорожанием американского экспорта и уве­личением безработицы, особенно в экспортных отраслях. Отрица­тельное влияние завышенного курса доллара на экономику стран Западной Европы и Японии проявилось в удорожании их импорта, стимулировании инфляции, отлива капиталов, усилении безрабо­тицы, что значительно превысило их выгоды в плане стимулирова­ния национального экспорта и уменьшения реальной суммы вне­шнего долга, выраженного в обесценившейся по отношению к доллару национальной валюте.

С середины 1985 г. преобладала понижательная тенденция кур­са доллара под влиянием следующих факторов:

• замедление экономического роста США;

• завышенность курса доллара по сравнению с его покупатель­ной способностью (на 15—30%);

• снижение процентных ставок («прайм рэйт» для перво­классных заемщиков с 20,5% в 1980 г до 9,5% в 1985 г );

• дефицит текущего платежного баланса США;

• огромный дефицит государственного бюджета;

• опасность усиления инфляции;

• рост внутреннего и внешнего долга, превращение США в международного нетто-должника с 1985 г.

Опасаясь неконтролируемого падения курса доллара, США проявили инициативу проведения совместной валютной интервен­ции «группы пяти» в 1985 г Таким образом, США перекладывают бремя своих неурядиц на другие страны. В 90-х годах длительный период экономического роста в США, массированная структурная перестройка экономики, ликвидация бюджетного дефицита вер­нули стране мировое лидерство, которое было утрачено под дав­лением объединяющейся Европы и напора стран Азиатско-Тихоокеанского региона во главе с Японией. Укреплению позиций доллара в конце 90-х годов способствовал кризис на фондовом и валютных рынках стран ЮВА и небывалое за 8 лет временное падение курса иены.

Проблема многовалютного стандарта. Укрепление валютно-экономических позиций новых центров — стран Западной Европы, особенно ЕС, и Японии — обусловило тенденцию перехода от стандарта СДР к многовалютному стандарту на основе ведущих валют (доллара США, марки ФРГ, японской иены, швейцарского франка, евро и др.).

«Общий рынок» сформировал собственный валютный центр в виде ЕВС, где господствует марка ФРГ заменяется евро с 1999г. Но Западная Европа не в состоянии противостоять засилью США в валютной сфере, воздействовать на курс доллара, вытеснить его из операций по проведению валютной интервенции и международ­ных расчетов.

Созданный за послевоенные годы мощный экономический по­тенциал Японии способствует укреплению ее позиций в междуна­родных валютных отношениях. Об этом свидетельствуют:

• активизация платежного баланса страны, хотя Япония удов­летворяет за счет внешних источников 89% потребностей в энер­гии, 55% потребностей в продовольствии. Внешнеторговая экспан­сия Японии обеспечивает валюту для оплаты импорта сырья и топлива и сопровождается наступлением на конкурентов в За­падной Европе и США;

• увеличение валютных резервов;

• развитие сети банков за границей;

• превращение Токио в мировой финансовой центр;

• укрепление иены, интернационализация ее использования, особенно в Азии. Однако кризис японской экономики вызвал временное падение курса иены в 1998 г. до рекордно низкого уровня.

Влияние Японии в валютной сфере значительно слабее ее пози­ций в мировой экономике. Практически после второй мировой войны она шла в фарватере валютно-экономической политики США, к которым она привязана военно-политическим союзом.

Однако ни один из трех центров не имеет такого превосходст­ва над другими в валютно-экономической сфере, чтобы устано­вить безраздельное господство своей валюты. Поэтому характер­ной чертой эволюции мировой валютной системы является тен­денция к валютному полицентризму. Это проявляется, в частности, в привязке денежных единиц к разным валютам и диверсификации валютного компонента международной валют­ной ликвидности.

Проблема золота. Доллар, став конкурентом золота, имеет определенные преимущества в период его стабильности. Во-пер­вых, объем долларовых резервов может увеличиваться при необ­ходимости в отличие от ограниченного объема добычи золота (1,3 тыс. т в 1970 г., 2,4 тыс. т в 1997 г.). Во-вторых, банкам выгоднее хранить резервы в долларах, если они стабильны, чем в золоте, так как по долларовым счетам платят проценты. Третье преимущество доллара — конверсия в золото — было постепенно утрачено. С 60-х годов США всячески препятствовали обмену долларов на золото для иностранных центральных банков, а с 15 августа 1971 г. официально его прекратили. Однако, несмотря на относительные преимущества доллара и законодательный разрыв мировой валютной системы с золотом как валютным металлом, фактически его демонетизация не завершена. Денежные функции золота не исчерпаны, а золотые запасы остаются фондом мировых денег и наиболее надежными резервными активами по сравнению с современными функциональными формами мировых денег — национальными кредитными деньгами, евровалютами, междуна­родными валютными единицами (СДР, ЭКЮ и заменившие их с 1999 г. евро).

Страны Западной Европы, располагая большими золотыми запасами, чем США, заинтересованы в сохранении их как реаль­ных резервных активов. Это проявилось в возобновлении межгосударственных операций с золотом в ЕВС. На их долю прихо­дится около 1/4 золотых запасов всех стран. Американцы являют­ся покупателями 40% всех выпускаемых в мире золотых монет. Отношение к золоту остается актуальной проблемой. Легализация роли золота как валютного металла затрудняется в связи с колеба­ниями (подчас значительными) рыночной цены золота и отсутст­вием реальной официальной цены золота.

Порой на Западе раздаются голоса в пользу восстановления роли золота в функционировании мировой валютной системы. Хранение золотых запасов не утратило привлекательности, хотя с 1999 г. наметилась тенденция к их частичной продаже централь­ными банками для пополнения валютных резервов.

Ситуация золота иллюстрирует несоответствие юридической демонетизации и фактического положения золота как чрезвычай­ных мировых денег.

Режим плавающих валютных курсов. Введение плавающих вме­сто фиксированных валютных курсов в большинстве стран (с марта 1973 г.) не обеспечило их стабильности, несмотря на огром­ные затраты на валютную интервенцию. Этот режим оказался неспособным обеспечить выравнивание платежных балансов, по­кончить с внезапными перемещениями «горячих» денег, валютной спекуляцией, способствовать решению проблемы безработицы. Поэтому страны предпочитают режим регулируемого плавания валютного курса, поддерживая его разными методами валютной политики. Возврат к твердым валютным паритетам маловеро­ятен. Вместе с тем обязательства стран—членов МВФ по регули­рованию валютных курсов расплывчаты и декларативны, хотя устав Фонда предусматривает введение стабильных, но регулиру­емых паритетов.

Таким образом, проблемы Ямайской валютной системы поро­ждают и объективную необходимость ее дальнейшей реформы. Прежде всего речь идет о поисках путей стабилизации валютных курсов, усилении координации валютно-экономической политики ведущих держав. Валютная солидарность диктуется их стремлени­ем усовершенствовать мировой валютный механизм, который является одним из источников нестабильности мировой и наци­ональных экономик. Но соперничество трех центров лежит в ос­нове валютных противоречий.

В ответ на нестабильность Ямайской валютной системы стра­ны ЕС создали собственную международную (региональную) ва­лютную систему в целях стимулирования процесса экономической интеграции.

• 3.4. ЕВРОПЕЙСКАЯ ВАЛЮТНАЯ СИСТЕМА: ПРОБЛЕМЫ СОЗДАНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО И ВАЛЮТНОГО СОЮЗА (ЕС)

Характерная черта современности — развитие региональной эко­номической и валютной интеграции, прежде всего в Западной Европе. Причинами развития интеграционных процессов являют­ся: 1) интернационализация хозяйственной жизни, усиление между­народной специализации и кооперирования производства, пере­плетение капиталов; 2) противоборство центров соперничества на мировых рынках и валютная нестабильность.

Процесс сближения, взаимопереплетения национальных эконо­мик, направленный на образование единого хозяйственного комп­лекса в рамках группировок, нашел выражение в ЕС. Европейское сообщество — наиболее развитая региональная интеграционная группировка стран Западной Европы; функционирует с 1 января 1958 г. на основе Римского договора, подписанного в марте 1957г. шестью странами — ФРГ, Францией, Италией, Бельгией, Нидер­ландами, Люксембургом. С 1973 г. в ЕС вошли Великобритания, Ирландия, Дания, с 1981 г. — Греция; с 1986 г. — Португалия и Испания, затем Австрия, Швеция, Финляндия. Ломейскую кон­венцию (1984 и 1989 гг.) об ассоциации с ЕС развивающихся стран подписали 66 государств Африки, Карибского и Тихоокеанского бассейнов (АКТ). Группа средиземноморских стран (Турция, Ал­жир, Тунис, Марокко, Ливан, Египет, Иордания, Сирия), а также Кипр и Мальта ассоциированы с ЕС на основе двухсторонних соглашений. Созданию «Общего рынка» предшествовало образо­вание странами ЕС интеграционной группировки Европейского объединения угля и стали (ЕОУС) в 1951 г.; Европейское сооб­щество по атомной энергии (Евратом) создано одновременно с ЕЭС. Центростремительные тенденции привели к созданию в 1967 г. группировки под названием Европейские сообщества, включающей ЕС, ЕОУС, Евратом. Они имеют основные общие органы и проводят единую политику.

90-е годы ознаменовались новым расширением ЕС, прежде всего за счет стран Европейской ассоциации свободной торговли (ЕАСТ). С 1993 г. создано Европейское экономическое пространст­во, к которому присоединились страны ЕАСТ (Европейской ас­социации свободной торговли), кроме Швейцарии, — торгово-экономической группировки, созданной в 1960 г. по инициативе Великобритании.* На основе Европейских соглашений ассоцииро­ванными членами ЕС ныне являются также страны Восточной и Центральной Европы — Польша, Венгрия, Чехия, Словения, Болгария и Румыния. С ноября 1993 г. вступило в силу Мааст­рихтское соглашение об образовании Европейского политическо­го, экономического и валютного союза (сокращенное название — Европейский союз (ЕС)).

* Первоначальные члены ЕАСТ — Австрия, Великобритания, Дания, Норвегия, Португалия, Швеция, Швейцария К 1970 г к ним присо­единились Исландия, в 1986 г — Финляндия, в 1991 г. — Лихтенштейн. После перехода Великобритании, Дании, Португалии, Швеции и Финлян­дии в ЕС значение Ассоциации значительно снизилось.

Цели ЕС следующие: 1) создать экономический и политический союз на базе межгосударственного регулирования хозяйственной жизни; превратить ЕС в супергосударство, 2) укрепить позиции западноевропейского центра для противоборства с монополиями США и Японии на мировом рынке, 3) коллективными усилиями удержать в сфере своего влияния развивающиеся страны — бы­вшие колонии западноевропейских держав.

Западноевропейская интеграция отличается тремя особенно­стями.

Во-первых, ЕС прошли путь от общего рынка угля и стали шести стран до интегрированного хозяйственного комплекса и по­литического союза 15 государств. В перспективе к ЕС присо­единятся и страны Восточной и Центральной Европы (по клас­сификации ЕС к ним относятся также Литва, Латвия, Эстония), возможно, Мальта, Кипр, Турция. Заключили соглашения о парт­нерстве и сотрудничестве с ЕС Россия (24 июня 1994 г.) и ряд других стран СНГ.

Во-вторых, институциональная структура ЕС приближена к структуре государства и включает следующие органы:

• Европейский совет (с 1974 г. совещания глав государств и правительств стран-членов стали верховным органом ЕС);

• Совет министров — законодательный орган (принцип кон­сенсуса с июля 1987 г. заменен принципом квалифицированного большинства с вступлением в силу Единого европейского акта;

в 50 комитетах работают послы стран-членов);

• Комиссия ЕС (КЕС) — исполнительный орган;

• Европейский парламент — консультативный орган, контро­лирует деятельность КЕС и Совета министров, утверждает бюд­жет ЕС, его полномочия расширены в соответствии с Маастрихтс­ким договором;

• Суд ЕС — орган надзора за соблюдением правовых норм;

• Экономический и социальный комитет — консультативный орган в составе представителей предпринимателей, профсоюзов и т.д.

В-третьих, материальной основой интеграционного процесса служат многочисленные совместные фонды, часть которых сфор­мирована за счет общего бюджета ЕС.

Неотъемлемым элементом экономической интеграции является валютная интеграция — процесс координации валютной полити­ки, формирования наднационального механизма валютного регу­лирования, создания межгосударственных валютно-кредитных и финансовых организаций. Необходимость валютной интеграции обусловлена следующими причинами. 1. Для усиления взаимоза­висимости национальных экономик при либерализации движения товаров, капиталов, рабочей силы требуется валютная стабилиза­ция. 2. Нестабильность Ямайской мировой валютной системы потребовала оградить ЕС от дестабилизирующих внешних фак­торов путем создания зоны валютной стабильности. 3. Западная Европа стремится стать мировым центром с единой валютой, чтобы ограничить влияние доллара, на которой основана Ямайс­кая валютная система; противостоять растущей конкуренции со стороны Японии.

Механизм валютной интеграции включает совокупность валю­тно-кредитных методов регулирования, посредством которых осу­ществляются сближение и взаимное приспособление националь­ных хозяйств и валютных систем. Основными элементами валют­ной интеграции являются: а) режим совместно плавающих валютных курсов; б) валютная интервенция, в том числе коллективная, для поддержания рыночных курсов валют в пределах согласованного отклонения от центрального курса; в) создание коллективной валюты как международного платежно-резервного средства; г) совместные фонды взаимного кредитования стран-членов для поддержания курсов валют; д) международные реги­ональные валютно-кредитные и финансовые организации для ва­лютного и кредитного регулирования.

Валютная сфера в отличие от материального производства в наибольшей степени тяготеет к интеграции. Элементы валют­ной интеграции в Западной Европе формировались задолго до создания ЕС. Западноевропейской интеграции предшествовали соглашение о многосторонних валютных компенсациях между Фра­нцией, Италией, Бельгией, Нидерландами, Люксембургом и при­соединившимися к ним с 1947 г. западными оккупационными зонами Германии; соглашения 1948 и 1949 гг. о внутриевропейских платежах и компенсациях между 17 государствами ОЭСР: (Европейский платежный союз (ЕПС) — многосторонний клиринг 1950—1958 гг.).

Постепенно сложились условия для валютной гармонизации — сближения структур национальных валютных систем и методов валютной политики; координации — согласования целей ва­лютной политики, в частности путем совместных консультаций; унификации — проведения единой валютной политики. Однако процесс валютной интеграции начинается на стадии создания эко­номического и валютного союза, в пределах которого обеспечива­ется свободное перемещение товаров, услуг, капиталов, валют на основе равных условий конкуренции и унификации законодатель­ства в этой сфере. Процесс интеграции включает несколько этапов, направленных на создание единого рынка и на этой базе экономи­ческого и валютного союза.

В 1958—1968 гг. (переходный период) был образован таможен­ный союз. Были отменены таможенные пошлины и ограничения во взаимной торговле, введен единый таможенный тариф на ввоз товаров из третьих стран в целях ограждения ЕЭС от иностранной конкуренции. К 1967 г. сложился аграрный общий рынок. Введен особый режим регулирования сельскохозяйственных цен. Создан аграрный фонд ЕС в целях модернизации сельского хозяйства и поддержки фермеров от разорения. Таможенный союз допол­нялся элементами межгосударственного согласования экономичес­кой и валютной политики. Были сняты многие ограничения для движения капитала и рабочей силы.

Однако интеграция в сфере взаимной торговли промышлен­ными и аграрными товарами ослабила национальное государст­венное регулирование экономики. Назрела необходимость созда­ния наднациональных компенсирующих механизмов. В этой связи страны ЕС приняли в 1971 г. программу поэтапного создания экономического и валютного союза к 1980 г. При разработке ее проекта столкнулись позиции «монетаристов» (во главе с Франци­ей), которые считали, что вначале надо создать валютный союз на базе фиксированных валютных курсов, и «экономистов» (в основ­ном представителей ФРГ), которые предлагали начать с фор­мирования экономического союза и предпочитали режим плаваю­щих валютных курсов. Этот спор завершился компромиссным решением глав правительств ЕС в 1969 г. в Гааге о параллельном создании экономического и валютного союза. Поэтапный «план Вернера», принятый 22 марта 1971 г. Советом министров ЕС, был рассчитан на 10 лет (1971—1980 гг.).

На первом этапе (1971—1974 гг.) предусматривались сужение пределов (до ± 1,2%, а затем до 0) колебаний валютных курсов, введение полной взаимной обратимости валют, унификация ва­лютной политики на основе ее гармонизации и координации, согласование экономической, финансовой и денежно-кредитной политики. На втором этапе (1975—1976 гг.) намечалось завер­шение этих мероприятий. На третьем этапе (1977—1979 гг.) пред­полагалось передать наднациональным органам «Общего рынка» некоторые полномочия, принадлежавшие национальным прави­тельствам, создать европейскую валюту в целях выравнивания валютных курсов и цен на базе фиксированных паритетов. Планировались создание единой бюджетной системы, гармони­зация деятельности банков и банковского законодательства. Ста­вились задачи учредить общий центр для решения валютно-финансовых проблем и объединить центральные банки ЕС по типу ФРС США для гармонизации денежно-кредитной и валютной политики.

Процесс валютной интеграции в этот период развивался по следующим направлениям:

• межправительственные консультации в целях координации валютно-экономической политики;

• совместное плавание курсов ряда валют ЕС в суженных пределах («европейская валютная змея»);

• валютная интервенция не только в долларах, но и в марках ФРГ (с 1972 г.), чтобы уменьшить зависимость ЕС от американс­кой валюты;

• введение европейской расчетной единицы (ЕРЕ), приравнен­ной вначале к 0,888671 г чистого золота, а с 1975 г. — к корзине валют ЕС;

• формирование системы межгосударственных взаимных кре­дитов в целях покрытия временных дефицитов платежных балан­сов и осуществления расчетов между банками;

• создание бюджета ЕС, который в значительной мере исполь­зуется для валютно-финансового регулирования аграрного «Об­щего рынка»;

• установление к 1967 г. системы «зеленых курсов» — фик­сированных, но периодически изменяемых в области ценообразо­вания и расчетов при торговле сельскохозяйственными товарами; эти курсы отличаются от рыночных и центральных курсов валют стран «Общего рынка»;

• введение системы валютных компенсаций — налогов и суб­сидий в форме надбавки или скидки к единой цене на аграрные товары, которые до введения ЭКЮ устанавливались в сельскохо­зяйственных расчетных единицах, равных доллару и пересчитыва­емых в национальную валюту по «зеленому курсу». Так, после девальвации французского франка в августе 1969 г. в связи с повышением «зеленого курса» и цен в стране были введены налог на экспортируемые сельскохозяйственные товары из Франции в ЕС и выплата «отрицательной» компенсационной суммы, т.е. суб­сидии из бюджета ЕС по импорту аграрных товаров во Францию из ЕС. Аналогичная система, но с выплатой экспортных субсидий и введением налогов по импорту аграрных товаров была установ­лена для ФРГ после ревальвации марки в 1969 г. ФРГ платила «положительные» компенсационные суммы, в бюджет ЕЭС, с 1999г. наметилась тенденция к уменьшению этих субсидий;

• создание межгосударственных валютно-кредитных и финан­совых институтов — Европейского инвестиционного банка (ЕИБ), Европейского фонда развития (ЕФР), Европейского фонда валют­ного сотрудничества (ЕФВС) и др.

Несмотря на некоторые сдвиги в интеграционном процессе, «план Вернера» потерпел провал. Это было обусловлено разног­ласиями в ЕС, в частности между национальным суверенитетом и попытками наднационального регулирования валютно-кредит­ных отношений, дифференциацией экономического развития стран-членов, кризисами 70-х — начала 80-х годов и другими факторами. Длительный застой интеграции в ЕС продолжался с середины 70-х до середины 80-х годов.

Режим «европейской валютной змеи» оказался малоэффектив­ным, так как не был подкреплен координацией валютно-экономической политики стран ЕС. В итоге часто изменялись курсовые соотношения в целях уменьшения спекулятивного давления на отдельные валюты. Некоторые страны покидали «валютную змею», чтобы не тратить свои валютные резервы для поддержа­ния курса валют в узких пределах. С середины 70-х годов одни страны (ФРГ, Нидерланды, Дания, Бельгия, Люксембург и пери­одически Франция) участвовали в совместном плавании валют­ных курсов, другие (Великобритания, Италия, Ирландия и пери­одически Франция) предпочитали индивидуальное плавание своих валют.

В конце 70-х годов активизировались поиски путей создания экономического и валютного союза. В проекте председателя Ко­миссии ЕС Р. Дженкинса (октябрь 1977 г.) упор был сделан на создание европейского органа для эмиссии коллективной валюты и частичного контроля над экономикой стран — членов ЕС. Эти принципы валютной интеграции были положены в основу проекта, предложенного Францией и ФРГ в Бремене в июле 1978 г. В итоге затяжных и трудных переговоров 13 марта 1979 г. была создана Европейская валютная система (ЕВС). Ее цели следующие: обеспечить достижение экономической интеграции, создать зону ев­ропейской стабильности с собственной валютой в противовес Ямайской валютной системе, основанной на долларовом стандар­те, оградить «Общий рынок» от экспансии доллара.

ЕВС — это международная (региональная) валютная система — совокупность экономических отношений, связанная с функциони­рованием валюты в рамках экономической интеграции; государст­венно-правовая форма организации валютных отношений стран «Общего рынка» с целью стабилизации валютных курсов и стиму­лирования интеграционных процессов. ЕВС — подсистема миро­вой валютной системы (Ямайской). Особенности западноевро­пейского интеграционного комплекса определяют структурные принципы ЕВС, отличающиеся от Ямайской валютной системы.

1. ЕВС базировалась на ЭКЮ — европейской валютной еди­нице. Условная стоимость ЭКЮ определялась по методу валют­ной корзины, включающей валюты 12 стран ЕС. Доля валют в корзине ЭКЮ зависела от удельного веса стран в совокупном ВВП государств — членов ЕС, их взаимном товарообороте и уча­стия в краткосрочных кредитах поддержки. Поэтому самым весо­мым компонентом ЭКЮ — примерно 1/3 — являлась марка ФРГ. В сентябре 1993 г. в соответствии с Маастрихтским договором «абсолютный вес» валют в ЭКЮ был заморожен, однако «от­носительный вес» колебался в зависимости от рыночного курса валют. Так, в октябре 1993 г. доля марки ФРГ равнялась 32,6%, французского франка — 19,9, фунта стерлингов — 11,5, итальянс­кой лиры — 8,1, датской кроны — 2,7% и т.д.

2. В отличие от Ямайской валютной системы, юридически закрепившей демонетизацию золота, ЕВС использовала его в ка­честве реальных резервных активов. Во-первых, эмиссия ЭКЮ была частично обеспечена золотом. Во-вторых, с этой целью создан совместный золотой фонд за счет объединения 20% офици­альных золотых резервов стран ЕВС в ЕФВС. Центральные банки внесли в фонд 2,66 тыс. т золота (в МВФ 3,2 тыс. т). Взносы осуществлялись в форме возобновляемых трехмесячных сделок «своп», чтобы сохранить право собственности стран на золото. ЭКЮ, полученные в обмен на золото, зачислялись в официальные резервы. В-третьих, страны ЕС ориентировались на рыночную цену золота для определения взноса в золотой фонд, а также для регулирования эмиссии и объема резервов в ЭКЮ.

3. Режим валютных курсов основан на совместном плавании валют в форме «европейской валютной змеи» в установленных пределах взаимных колебаний ( ± 2,25% от центрального курса, для некоторых стран, в частности Италии, ± 6% до конца 1989 г., затем Испании с учетом нестабильности их валютно-экономического положения. С августа 1993 г. в результате обострения валют­ных проблем ЕС рамки колебаний расширены до ± 15%).

4. В ЕВС осуществляется межгосударственное региональное валютное регулирование путем предоставления центральным бан­кам кредитов для покрытия временного дефицита платежных ба­лансов и расчетов, связанных с валютной интервенцией.

Создание ЕВС — явление закономерное. Эта валютная система возникла на базе западноевропейской интеграции с целью созда­ния собственного валютного центра. Однако, будучи подсистемой мировой валютной системы, ЕВС испытывает отрицательные по­следствия нестабильности последней и влияние доллара США. Сравнительная характеристика ЭКЮ и СДР позволяет выявить их общие черты и различия. Общие черты заключаются в природе этих международных счетных валютных единиц как прообраза мировых кредитных денег. Будучи жироденьгами, они не имеют материальной формы в виде банкнот, зачисляются на специальные счета соответствующих стран и используются в форме безналич­ных перечислений по ним.* Их условная стоимость определяется по методу валютной корзины, но с разным набором валют. За их хранение на счетах сверх лимита эмитент выплачивает странам проценты.

* В 1987 г. бельгийское казначейство в ознаменование тридцатилетия подписания Римского договора выпустило золотые и серебряные монеты достоинством 50 и 5 ЭКЮ соответственно. Но они не имеют легального обращения и используются нумизматами и тезавраторами, которые приобретают их по рыночной цене.

Однако имеются различия ЭКЮ и СДР, которые определяют преимущества первых.

1. В отличие от СДР эмиссия официальных ЭКЮ была частично обеспечена золотом и долларами за счет объединения 20% офици­альных резервов стран—членов ЕВС. В распоряжение ЕВФС пере­ведено из центральных банков (сделка «своп») 2,3 тыс. т золота.

2. Эмиссия ЭКЮ более эластична, чем СДР. Сумма выпуска официальных ЭКЮ не устанавливается заранее, а корректируется в зависимости от изменения золото-долларовых резервов стран— членов ЕВС. При этом недостатком является влияние на эмиссию колебаний цены золота и курса доллара. Эмиссия частных (ком­мерческих) ЭКЮ банками более соответствовала потребностям рынка. Ее эмиссионный механизм включал две операции:

• «конструирование» ЭКЮ, т.е. создание по просьбе клиента депозита в составе валют, входящих в ее корзину;

• «слом корзины» ЭКЮ, т.е. купля и продажа на еврорынке этих валют (или одной из них по согласованию банка с заемщи­ком) для выплаты депозитов.

3. Объем эмиссии ЭКЮ превышал выпуск СДР.

4. Валютная корзина служила не столько для определения курса ЭКЮ, сколько для расчета паритетной сетки валют, кото­рой не располагала ни одна другая международная валютная единица.

Механизм регулирования курсов валют в ЕВС основан на следующих принципах:

Таблица 3.2

СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕ РИСТИКА СДР И ЭКЮ

Критерий

СДР (январь 1970 г.)

ЭКЮ (март 1979 г. — декабрь 1988 г.)

1.

Эмитент

Международный валютный фонд

1) Европейский фонд валютного сотрудничества (официальная ЭКЮ);

с 1994 г. — Европейский валютный институт — 1998 г.)

2) частные банки (частная или коммерческая ЭКЮ) Относительно эластичный. Сумма эмиссии корректируется в начале квартала и распределяется в зависимости от изменения официальных золото-долларовых резервов стран — членов ЕВС

2.

Характер эмиссии и распределения принцип

Неэластичный. Заранее устанавливаемая сумма на определенный период (1970—1972 г. — 9,3 млрд СДР, 1979—1981 гг. — 12,1 млрд). СДР распределя­ются пропорционально размеру квоты страны в ка­питале МВФ

3.

Форма денег

Безналичная

Безналичная

4.

Способ эмиссии и форма использования

Запись на счета центральных банков и безналичные перечисления по ним (записи в бухгалтерских книгах)

Запись на счета центральных банков (или коммерческих банков) и без­наличные перечисления по ним

5.

Объем эмиссии

Незначителен: 21,4 млрд СДР, в том числе 20,6 млрд на счетах стран и 0,8 млрд на счетах МВФ

Значителен: транши квартальных выпусков ЭКЮ колеблются от 45 млрд до 55 млрд. единиц. Эмиссия частных ЭКЮ в несколько раз больше

6.

Обеспечение

Эмиссия без предварительного перевода золота, долларов и иных активов. До 1974 г. было золотое содержание СДР

Эмиссия обеспечивается предварительным переводом центрального банка страны—члена ЕВС в ЕФВС (с 1994 г. в Европейский валютный институт) 20% официальных золото-долларовых резервов

7.

Метод опре­деления условной сто­имости

Вначале стоимостной паритет единицы СДР фиксировался в долларах США волевым решением МВФ; с 20 июля 1974 г. определяется на базе корзины 16 валют, с 1981 г. — 5 валют (доллар США, марка ФРГ, иена, французский франк, фунт стерлин­гов)1

Оценка ЭКЮ на базе корзины 12 валют стран—членов ЕВС. Пере­смотр центральных курсов раз в пять лет или по требованию любой страны—члена ЕВС

8.

Режим валютного курса

Режим валютного курса — индивидуально плавающий

Совместное плавание курса валют в пределах ± 2,25%, с августа 1993г. ± 15%

9.

Функции

Масштаб валютных соизмерений, международное платежное и резервное средство

Масштаб валютных соизмерений, международное платежное и резерв­ное средство

10.

Сфера использования

Узкая. В основном в официальном секторе (цент­ральные банки стран — членов МВФ, 10 междуна­родных организаций)

Широкая сфера. В официальном (центральные банки ЕС, международ­ные и региональные организации) и частном секторах (банки, фирмы)

11.

Процентные ставки за хранение (использование) сверх установленных стра­нам лимитов

Средневзвешенная процентных ставок по краткосрочным финансовым инструментам в пяти странах, валюты которых входят в корзину СДР

Средневзвешенная официальных учетных ставок центральных банков ЕС

12.

Пределы восстановления и обязатель­ного приема

Пределы восстановления странами на своих счетах СДР (30% в 1970—1978 гг., 15% с 1979 г.) отменены с мая 1981 г. Лимит обязательного приема СДР стра­ной от других стран — 200% выделенной ей суммы

Нет лимитов восстановления ЭКЮ на счетах стран-членов и их при­ема от других стран

С 1999 г. марка ФРГ и французский франк заменены евро с сохранением прежней доли

а) на базе центральных курсов в ЭКЮ рассчитывались взаим­ные курсы в форме матрицы с установленными интервенцион­ными точками в пределах допустимых колебаний курсов валют ± 2,25; с августа 1993 г. + 15%. Льготный режим колебаний ± 6% установлен для испанской песеты в 1989 г., для итальянской лиры — в 1978—1989 гг.;

б) на основе показаний предупредительного индикатора от­клонений, когда фиксировалось достижение 3/4 пределов колеба­ний курсов в ЭКЮ, проводились превентивные регулирующие меры, в частности внутримаржинальная валютная интервенция путем изменения процентных ставок с целью влияния на валют­ный курс;

в) валютная интервенция на базе созданной в ЕВС системы взаимного кредитования включала кредиты «своп» центральных банков, фонд краткосрочного кредитования при ЕФВС. С 1985 г. разрешено использовать официальные резервы в ЭКЮ для приоб­ретения необходимой валюты, что повысило роль европейской валютной единицы.

С сентября 1987 г. (соглашение, подписанное в Ниборге) рас­ширены возможности и гарантии внутримаржинальных интервен­ций. Немецкий федеральный банк получил указание предоставлять кредиты в марках центральному банку страны, курс которой падает, но еще не достиг интервенционной точки, при условии, если это не повлияет на стабильность денежного обращения в ФРГ. Одновременно увеличен срок кредитов «своп». Тем самым создан механизм взаимной поддержки курсов валют, ориентиром которого являлась ЭКЮ.

5. Уникален режим курса валют, в частности к ЭКЮ, основан­ный на их совместном плавании («европейская валютная змея») с пределами взаимных колебаний, что способствовало относитель­ной стабильности ЭКЮ и валют стран—членов ЕВС.

6. В отличие от СДР ЭКЮ использовались не только в офици­альном, но и частном секторах. ЭКЮ служила: базой парите­тов и курсов валют ЕС; валютной единицей в совместных фондах и международных валютно-кредитных и финансовых организаци­ях; валютой единых сельскохозяйственных цен; средством меж­государственных расчетов центральных банков ЕС при про­ведении валютной интервенции; базой многовалютной оговор­ки главным образом по еврокредитам; валютой кредитов. Част­ные (коммерческие) ЭКЮ использовались как валюта еврооблигационных займов, синдицированных кредитов, банковских де­позитов и кредитов. Более 500 крупных международных органи­заций использовали ЭКЮ при предоставлении кредитов. С 1984г. ТНК в ЕС публиковали прейскуранты, выписывали счета-фак­туры и осуществляли расчеты в ЭКЮ. В ЭКЮ совершались фьючерсные и опционные сделки, которые использовались для страхования валютного и процентного риска. Для облегче­ния расчетов в ЭКЮ в 1986 г. был создан межбанковский валют­ный клиринг.

Расширение сферы применения ЭКЮ обусловлено тремя ос­новными причинами:

• валютная корзина ЭКЮ и режим «европейской валютной змеи» уменьшали валютный риск;

• любой банк мог «контролировать» ЭКЮ в соответствии с ее валютной корзиной, прибавляя или изымая из нее валюты по согласованию с клиентом;

• ЭКЮ удовлетворяли потребность мирового хозяйства в сра­внительно стабильной мировой валюте как альтернативе неста­бильному доллару.

Материальной базой регулирования в ЕС, включая ЕВС, явля­ется специфический кредитный механизм.

Во-первых, используется созданный в рамках ЕС взаимный кредит центральных банков и государств-членов:

а) сверхкраткосрочный кредит ЕФВС, затем ЕВИ в среднем на 45 дней с правом пролонгирования на 3 месяца;

б) валютный кредит центральных банков сроком на 3 месяца с правом двукратного продления. Эти кредиты безусловные и предоставляются автоматически;

в) среднесрочные финансовые кредиты (от 2 до 5 лет) для выравнивания фундаментального неравновесия платежного балан­са. Эти межгосударственные кредиты страна-член может получить лишь с разрешения Совета министров ЕС при условии проведения определенной стабилизационной программы и использования кре­дита частями (траншами).

Во-вторых, с организацией ЕВС создан дополнительный кре­дитный механизм для выравнивания диспропорций экономичес­кого развития стран-членов в двух основных формах:

а) совместные займы стран ЕС на мировом рынке (с 1975 г.) для кредитования стран-членов с крупным дефицитом платежного баланса.

б) введен новый инструмент сообщества (НИС) с марта 1979 г. для долгосрочного кредитования инвестиций в области энергети­ки, телекоммуникаций, а также для мелких и средних предпри­ятий.

Для наименее развитых стран—членов ЕС предоставляют­ся льготы, субсидии, кредиты Европейского инвестиционного банка.

Наиболее реальные достижения ЕВС: успешное развитие ЭКЮ, которая приобрела ряд черт мировой валюты, хотя еще не стала ею в полном смысле, режим согласованного колебания валютных курсов в узких пределах, относительная стабилизация валют, хотя периодически пересматриваются их курсовые соотношения, объединение 20% официальных золото-долларовых резервов; раз­витие кредитно-финансового механизма поддержки стран-чле­нов; межгосударственное и элементы наднационального регу­лирования экономики. Достижения ЕВС обусловлены поступа­тельным развитием западноевропейской интеграции. Каковы при­чины?

1. Новое политическое мышление, преодоление идеологии и по­литики национализма и разобщенности.

2. Признание, что экономическая интеграция, хозяйственная взаимозависимость государств выгоднее, чем протекционизм, раз­общенность и автаркия.

3. Компромиссные решения для преодоления противоречий (принцип согласия).

4. Делегирование части суверенных прав наднациональным органам.

5. Преобладание прагматизма над доктринерством, ориента­ция на конкретные программы с учетом согласия стран-чле­нов. Так, переход на новый принцип голосования от единогласия (т.е. право вето) к большинству голосов растянулся на 20 лет с 1965 г. и был зафиксирован в 1985 г. после преодоления раз­ногласий.

6. Постепенное утверждение принципа поэтапности движения («шаг за шагом») к цели вместо провалившихся максималистских проектов и шоковой терапии, характерных для 50—60-х годов. Например, первый договор о ЕОУС (1951 г.) предусматривал интеграцию лишь двух отраслей промышленности; второй — о ЕС (1957 г.) ставил задачу создания таможенного союза и «Общего рынка»; третий — Единый европейский акт (1986 г.) наметил переход к единому внутреннему рынку к концу 1992 г., четвер­тый — Маастрихтский договор о переходе к политическому, эко­номическому и валютному союзу.

7. Гибкость при выборе направлений и методов экономической интеграции, неоднократное изменение их приоритетов с учетом потребности стран-членов. Так, в 60-е годы приоритет был отдан образованию таможенного союза, общего рынка товаров и рабо­чей силы; в 70-е годы — борьбе с инфляцией и региональной политике для смягчения безработицы и оказания помощи отста­лым районам; в 80-е годы — завершению формирования «Общего рынка» и научно-технической интеграции; в 90-е годы — созданию экономического и валютного союза. Причем степень согласования экономической и валютно-кредитной политики различна: от при­оритета наднациональных решений до координации их с наци­ональным законодательством.

8. В ЕС большое внимание уделяется механизмам (политичес­ким, правовым, административным, валютным, финансовым, кре­дитным), которые регулируют принятие и реализацию решений.

Тысячи компетентных экспертов и комиссий ЕС в Брюсселе соби­рают, обрабатывают, распространяют информацию, организуют исследования и дискуссии, готовят решения с учетом разногласий и контролируют их выполнение.

Однако валютная интеграция не завершена. В ЕС и ЕВС нема­ло трудностей, противоречий и нерешенных проблем. К числу недостатков ЕВС относятся следующие.

1. Периодически происходит официальное изменение валютных курсов (16 раз за 1979—1993 гг.). Наиболее слабые валюты (датс­кая крона, итальянская лира, ирландский фунт, бельгийский франк и др.) девальвируются, а более сильные (марка ФРГ, голландский гульден) ревальвируются. Так, осенью 1992 г. разразился очеред­ной валютный кризис в ЕС. Итальянская лира и фунт стерлингов были девальвированы и временно вышли из «европейской валют­ной змеи». В 1993 г. объектом атак на валютных рынках стал прежде всего французский франк. В августе 1993 г., чтобы избе­жать краха ЕВС, были значительно расширены пределы колебаний курсов до ± 15%. Изменение паритетов обычно сопровождается обострением противоречий стран ЕС.

2. Слабость ЕВС обусловлена значительным структурным не­равновесием экономики стран-членов, различиями в уровне и тем­пах экономического развития, инфляции, состоянии платежного баланса. Отсталые районы в Италии, Ирландии, Греции, Пор­тугалии требуют дополнительных дотаций для решения структур­ных проблем в рамках региональной политики.

3. Координация экономической политики наталкивается также на нежелание стран-членов передавать свои суверенные права наднациональным органам.

4. Частные ЭКЮ не были связаны с официальными ЭКЮ единым эмиссионным центром и взаимной обратимостью.

5. Выпуск ЭКЮ довольно скромно влиял на взаимные опера­ции центральных банков стран ЕС, хотя с 1985 г. их право исполь­зовать ЭКЮ для погашения взаимной задолженности расширено с 50 до 100%.

6. Функционирование ЕВС осложняется внешними факторами. Нестабильность мировой валютной системы и доллара оказывает дестабилизирующее воздействие на ЕВС. При снижении курса доллара курсы западноевропейских валют повышаются, а при повышении — снижаются в разной степени, что требует пересмот­ра их курсовых соотношений. ЕВС продолжает испытывать влия­ние доллара, так как 60% международных расчетов в ЕС осущест­вляются в американской валюте.

После двухлетних дебатов важной вехой в развитии валютной интеграции в ЕС явился Единый европейский акт, принятый в мае 1987 г. В середине 80-х годов сложились новые условия, усилились экономическая взаимозависимость и межгосударственное регулирование. Во-первых, сформирована разветвленная институцион­но-организационная структура. Во-вторых, изменения в валют­ной сфере были органично увязаны с завершением либерали­зации движения капиталов и образованием единого рынка. Пе­реломный этап в развитии западноевропейской интеграции — программа создания политического, экономического и валютного союза, разработанная комитетом Ж. Делора (председатель КЕС) в апреле 1989 г.

«План Делора» предусматривал:

• создание общего (интегрированного) рынка, поощрение кон­куренции в ЕС для совершенствования рыночного механизма во избежание злоупотреблений монопольным положением, полити­кой поглощений, слияний, государственных субсидий;

• структурное выравнивание отсталых зон и регионов;

• координацию экономической, бюджетной, налоговой поли­тики в целях сдерживания инфляции, стабилизации цен и экономи­ческого роста, ограничения дефицита госбюджета и совершенст­вования методов его покрытия;

• учреждение наднационального Европейского валютного ин­ститута в составе управляющих центральными банками и чле­нов директората для координации денежной и валютной поли­тики;

• единую валютную политику, введение фиксированных ва­лютных курсов и коллективной валюты — ЭКЮ.

Кроме того, поставлена задача образования политического союза ЕС к 2000 г., обязывающего страны-члены (большинство входит в НАТО) проводить общую внешнюю политику и полити­ку в области безопасности.

В связи с проектом создания Европейского центрального бан­ка и единой валюты потребовалось изменение Римского договора (1957 г.). Для валютного союза необходимо: 1) участие валют в «европейской змее»; 2) соблюдение странами единых преде­лов колебаний курса валюты; 3) соединение официального и част­ного секторов функционирования ЭКЮ по линии унификации по­рядка и субъектов эмиссии и введение их взаимной конвертируе­мости.

На основе «плана Делора» к декабрю 1991 г. был выработан Маастрихтский договор о Европейском союзе, предусматрива­ющий, в частности, поэтапное формирование валютно-экономического союза. Договор о Европейском союзе подписан 12 страна­ми ЕС в Маастрихте (Нидерланды) в феврале 1992 г., ратифициро­ван и вступил в силу с 1 ноября 1993 г. Позднее к ЕС присоединились Австрия, Финляндия, Швеция.

В соответствии с Маастрихтским договором экономический и валютный союз реализуется в три этапа.

Первый этап (1 июля 1990 г. — 31 декабря 1993 г.) — этап становления экономического и валютного союза ЕС (ЭВС).* В его рамках были осуществлены все подготовительные мероприятия, необходимые для вступления в силу соответствующих положений Маастрихтского договора о Европейском Союзе.

* В английской аббревиатуре — EMU — Economic and Monetary Union.

В частности, устранены все ограничения на свободное движение капиталов внутри Европейского Союза, а также между Европейс­ким Союзом и третьими странами. Уделено особое внимание обеспечению сближения показателей экономического развития внутри ЕС, и его страны-члены принимали там, где это было уместно, программы такого сближения, рассчитанные на несколь­ко лет, в которых определялись конкретные цели и показатели антиинфляционной и бюджетной политики. При подготовке введе­ния евро как единой денежной единицы такие программы пред­ставлялись на рассмотрение Совету по экономическим и финан­совым вопросам ЕС (ЭКОФИН) и были ориентированы на обес­печение достижения устойчиво низких показателей инфляции, оздоровления государственных финансов и стабильности курсов валют в отношениях между странами-членами, как это и предус­матривалось Маастрихтским договором.

Второй этап (1 января 1994 г. — 31 декабря 1998 г.) был посвящен дальнейшей, более конкретной подготовке стран-членов к введению евро. Главным организационным событием этого этапа стало учреждение Европейского валютного института (ЕВИ), выступающего как предтеча Европейского Центрального банка (ЕЦБ), основной задачей которого являлось определение правовых, организационных и материально-технических предпо­сылок, необходимых ЕЦБ для выполнения своих функций, начиная с третьего этапа введения евро. ЕВИ отвечал также за усиление координации национальных денежных политик стран-членов в преддверии становления ЭВС и в этом качестве мог выносить рекомендации их центральным банкам.

Другими важнейшими процессами данного этапа были:

• принятие законодательства, запрещающего поддержку дея­тельности государственного сектора путем кредитования цент­ральными банками его предприятий и организаций в странах-членах, равно как и прямое приобретение центральными банками долгов государства; тот же запрет на третьем этапе становления ЭВС распространяется и на ЕЦБ;

• принятие законодательства, отменяющего привилегирован­ный доступ предприятий и организаций государственного сектора к средствам финансовых институтов; аналогичный запрет распро­страняется также и на ЕЦБ на третьем этапе;

• утверждение законодательных актов, запрещающих брать на себя обязательства государственного сектора одной из стран-членов другой страной-членом или ЕС в целом; эта мера получила название «оговорки об отказе от поручительства»;

• формулирование требования о том, что страны-участницы должны прилагать усилия для недопущения чрезмерного дефицита государственных финансов (показатель бюджетного дефицита не выше 3% ВВП при нормальных условиях развития и величины государственного долга не выше 60% ВВП), которое затем было подкреплено процедурой наблюдения со стороны Совета ЕС за бюджетным процессом стран-членов с вынесением им рекомен­даций о корректирующих мерах, если такой чрезмерный дефицит имеет место;

• принятие там, где это уместно, национального законо­дательства, предоставляющего центральным банкам стран-участ­ниц уставную независимость от их правительств с тем, чтобы уравнять их правовой статус с аналогичным статусом, пре­доставленным ЕЦБ.

2 мая 1998 г. Европейский Совет принял решение о том, какие из стран допускаются к переходу на евро с начала третьей стадии становления ЭВС.* Это решение было принято на базе рекомен­даций ЭКОФИН, который, в свою очередь, исходил из индивиду­альных контрольных оценок КЕС и ЕВИ о степени выполнения отдельными странами-членами критериев конвергенции, установ­ленных Маастрихтским договором и протоколом к нему.

* Ими стали Австрия, Бельгия, Германия, Ирландия, Испания, Ита­лия, Люксембург, Нидерланды, Португалия, Финляндия, Франция.

Третий этап перехода к единой валюте (1999—2002 гг.). С 1 ян­варя 1999 г. фиксируются валютные курсы евро к национальным валютам стран — участниц зоны евро, а евро становится их общей валютой. Она заменяет также ЭКЮ в соотношении 1:1. Начала свою деятельность Европейская система центральных банков (ЕСЦБ),* которая использует евро для формирования единой де­нежной политики стран-участниц. ЕСЦБ также поощряет внедре­ние евро на мировые валютные рынки: ее собственные операции на этих рынках производятся и выражаются только в евро.

* ЕСЦБ (в английской аббревиатуре — ESCB) включает ЕЦБ и цен­тральные банки стран ЕС, перешедших на евро.

Через инструменты единой денежной политики поощряется переход к операциям в евро коммерческих банков и крупных предприятий. Более того, в евро стали номинироваться новые выпуски ценных бумаг стран-участниц.

На третьем этапе евро станет общей денежной единицей стран-участниц, тогда как национальная валюта сохранится на этот период только в качестве параллельной денежной единицы.

Сценарий переходного периода к евро предусматривает:

С 1 января 1999 г. твердую фиксацию курсов валют стран зоны евро к евро для пересчетов.

Валюта

Единицы национальной валюты за 1 евро

Бельгийский франк

40.3399

Немецкая марка

1.95583

Испанская песета

166.386

Французский франк

6.55957

Ирландский фунт

0.787564

Итальянская лира

1936.27

Люксембургский франк

40.3399

Голландский гульден

2.20371

Австрийский шиллинг

13.7603

Португальское эскудо

200.482

Финская марка

5.94573

В 1999—2002 гг. во взаимных безналичных расчетах параллель­но используются евро и привязанные к ней национальные валюты, осуществляется номинация в евро всех государственных и частных финансовых активов и пассивов зоны. Начала осуществляться единая денежно-кредитная и валютная политика Евросоюза и де­ятельность наднациональных банковских институтов ЕС.

С 1 января 2002 г. выпуск в обращение банкнот и монет евро, параллельное обращение с национальными валютами стран-чле­нов, обмен последних на евро.

С 1 июля 2002 г. изъятие из обращения национальных валют и полный переход хозяйственного оборота стран-участниц на евро.

Единая денежная и валютная политика Евросоюза будет фор­мулироваться странами-членами через Совет ЕС, в том числе заседающий в составе их министров финансов (ЭКОФИН), при принятии решений квалифицированным большинством голосов и после консультаций с Европарламентом и Европейским цент­ральным банком (ЕЦБ). Основными целями экономической, де­нежной и валютной политики на ближайшую перспективу является стимулирование экономического роста и занятости при обес­печении стабильности цен и укреплении международных позиций евро. С 1 января 1999 г. конкретное наполнение этой политики и ее реализация переданы Европейской системе центральных банков (ЕСЦБ) стран-членов, которая состоит из центральных банков стран, перешедших на евро, и наднационального Европейского Центрального банка.

В свою очередь, ЕСЦБ взаимодействует с центральными бан­ками стран-членов, в том числе определяет для каждого из них квоты допустимой эмиссии, проводит текущее наблюдение за конъюнктурой кредитных и валютных рынков ЕС, готовит решения ЕСЦБ и при необходимости осуществляет вместе с на­циональными ЦБ интервенции в ход развития этой конъюнк­туры. При этом основными инструментами политики ЕСЦБ являются:

а) таргетирование (установление целевых ориентиров основ­ных денежных агрегатов с целью контроля над инфляцией);

б) установление пределов колебаний основных процентных ставок, в том числе с целью их сближения по всей зоне евро;

в) операции на открытом рынке;

г) установление минимальных резервных требований для ба­нков.

Цементирующим инструментом зоны евро станет система вза­имных расчетов «ТАРГЕТ», управляемая ЕСЦБ.

Регламентированы и взаимоотношения «зоны евро» с оста­льным миром. Учитывая, что на единую валюту переходят пока 11 из 15 стран ЕС, предусмотрено, что в случаях, когда процесс становления и функционирования евро затрагивает интересы всего Евросоюза, возможны неформальные консультации по возника­ющим проблемам стран ЕС в полном (заинтересованном) составе с передачей их выводов и рекомендаций в ЭКОФИН.

Хотя формально переход в третью стадию становления ЭВС с 1 января 1999 г. открыт для всех стран — членов ЕС, было с самого начала маловероятно, что все они перейдут на евро. Поэтому определение будущих взаимоотношений между присо­единившимися странами («ins») и неприсоединившимися («рге ins») было сфокусировано на необходимости разработки прием­лемого механизма регулирования валютных курсов между евро и валютами, остающимися в национальном подчинении.

Начиная с 1996 г. эта тема обсуждалась в Совете ЕС на базе докладов ЭКОФИН, ЕВИ и КЕС. Основные элементы данного механизма были официально утверждены Евросоветом в Дублине 13—14 декабря 1996 г. Наконец, Евросовет в Амстердаме 16—17 июня 1997 г. принял резолюцию, определяющую принципы и фун­даментальные основы такого механизма, получившего аббреви­атуру «МОК-2» («Механизм обменных курсов — 2») и подлежаще­го введению в действие с 1 января 1999 г. Эта резолюция была поддержана руководителями центральных банков всех стран — членов ЕС и оформлена в виде специального соглашения по опера­тивным процедурам функционирования «МОК-2» между нацио­нальными центральными банками и ЕЦБ.

Главная цель «МОК-2» — подготовка стран «рге ins» к присо­единению к зоне евро при оказании при этом содействия укрепле­нию курсовой дисциплины в ЕС в целом. «МОК-2», участие в ко­тором официально является добровольным, будет заимствовать из прежнего «МОК-1», а также иметь вновь следующие основные элементы:

построение механизма «МОК-2» берет за основу так на­зываемую «модель колеса со спицами», в котором евро будет играть роль центральной, «якорной валюты» и счетной еди­ницы, а валюты стран «pre ins» будут связаны с ней исключи­тельно на двусторонней основе. Соответственно не будет впредь применяться и какая-либо многосторонняя сетка паритетов этих валют.

центральные курсы и пределы допустимых курсовых колеба­ний. Значения этих центральных валютных курсов валют «pre ins» к евро устанавливаются индивидуально с допустимым преде­лом колебаний вокруг них ±15%. Конкретные значения этих курсов и диапазонов определяются по взаимному согласию ми­нистров финансов стран зоны евро, ЕЦБ и министров финансов и руководителей центральных банков стран-нечленов этой зоны, участвующих в «МОК-2», с традиционным присутствием КЕС. По той же процедуре на базе прогресса в ходе хозяйственного сближения возможно установление более жестких связей между евро и отдельными валютами «pre ins». В свою очередь, устой­чивость центральных курсов находится под постоянным монито­рингом, и все участники «МОК-2» (а также КЕС) получат право инициировать конфиденциальные консультации по их корректи­ровке.

Таблица 3.3

ЦЕНТРАЛЬНЫЕ КУРСЫ И ПРЕДЕЛЫ ДОПУСТИМЫХ КОЛЕБАНИЙ ВАЛЮТ В РАМКАХ ЕВРОПЕЙСКОГО ВАЛЮТНОГО МЕХАНИЗМА-II

НА 1 ЯНВАРЯ 1999 г

Страна и валюта

EUR 1 =

Дания, крона

Верхний предел 7.62824

Центральный курс 7.46038

Нижний предел 7.29252

Греция, драхма

Верхний предел 406.075

Центральный курс 353.109

Нижний предел 300.143

управление «МОК-2». Ответственным за оперативное управ­ление «МОК-2» стал ЕЦБ, который также служит органом коор­динации валютной политики между зоной евро и странами «pre ins», включая возможные интервенции на валютных рынках. Эко­номический и финансовый комитет ЕС (который на третьем этапе ЭВС заменит прежний ЭКОФИН) станет вместе с КЕС держать под наблюдением развитие валютной и финансовой ситуации в странах «pre ins».

Политика валютного курса определяется квалифицированным большинством голосов Совета ЕС после консультаций с ЕЦБ. Выход курсов за пределы 15% центрального курса предусматрива­ет принятие корректирующих мер путем совместных интервенций на валютных рынках.

Взаимоотношения между евро и мировой валютной системой регламентируются решениями Совета ЕС (после консультаций с Европарламентом и ЕЦБ) на основе принципа единогласия. Очевидно, страны — члены зоны евро предпочтут сохранить свое индивидуальное членство в МВФ, однако будут выступать как единый блок, связанный коллективной дисциплиной.

В условиях единого валютного и кредитного рынка ЕС ожида­ется существенная либерализация и унификация правил государст­венного регулирования ряда финансовых операций, а именно:

а) деятельности страховых компаний и пенсионных фондов, которые получат равные права на инвестирование не только в своих странах, но и в зоне евро. Это позволит им избежать существующей, по сути принудительной концентрации этих вло­жений прежде всего в национальные государственные ценные бумаги и тем самым существенно диверсифицировать свой порт­фель;

б) потеряют свою ограничительную, преимущественно наци­ональную, характеристику первичные дилеры по размещению го­сударственных ценных бумаг;

в) станет свободным и трансграничным размещение в зоне евро кредитов под залог недвижимости, что сегодня в ряде стран требует специальных разрешений;

г) национальные правительства станут в меньшей степени кон­тролировать деятельность банков стран-партнеров на своих тер­риториях, что в настоящее время объясняется интересами наци­ональной денежной политики;

д) станут рельефнее различия в налогообложении в отдельных странах, что превратится в самостоятельный фактор их сравни­тельной конкурентоспособности. В свою очередь, это ускорит интеграцию налоговых систем ЕС. Усилится и движение в пользу. закрытия в ЕС «налоговых гаваней».

Утвержденный порядок введения евро предусматривает, что в переходный период официальные власти и частный бизнес будут иметь значительную свободу выбора его конкретных путей и про­межуточных дат, исходя из принципа, что в этой сфере ЕС не будет применять «ни принуждения, ни запрещения». Однако все же установлены определенные правила перевода на новую валюту ряда государственных финансовых операций.

Наиболее простым стал переход к евро для бюджета и ин­ститутов ЕС, которые уже давно работают на базе эквивалентного ему ЭКЮ. Соответственно финансы ЕС с 1 января 1999 г. стали выражаться в евро. Облигационные займы ЕС и ЕЦБ со сроком погашения после 1 января 1999 г., номинированные в ЭКЮ, автоматически конвертируются в евро с этой даты, а займы в ва­лютах стран — членов ЕС пересчитываются по их курсам к евро в период до 31 декабря 2001 г.

Внутренние финансовые операции стран — членов зоны евро (бюджет, учет и т.п.) до 31 декабря 2001 г. по-прежнему могут вестись в национальных валютах, однако основные показатели государственной финансовой статистики параллельно публикуют­ся в евро. Внешний государственный долг этих государств в валю­те стран, присоединившихся к евро, подлежащий оплате до 31 декабря 1998 г., оплачивается в той же валюте. К платежам, приходящимся на переходный период 1999—2001 гг., применяется упомянутое правило «ни принуждения, ни запрещения», т.е. свобо­да выбора валюты платежа.

Федерация фондовых бирж Европы рекомендовала перевести биржевую торговлю частными ценными бумагами, номинированными в национальной валюте стран зоны евро, на новую валюту с 4 января 1999 г., т.е. с первого дня открытия фондовых бирж в данном году.

Решения о способе номинации ценных бумаг принимаются их эмитентами (для акций — собраниями акционеров), при­чем возможно изменение номинальной стоимости акций либо размера уставного капитала с целью сохранения этих показа­телей в круглых цифрах. Такая номинация не должна затрагивать прав акционеров или принуждать их к продаже части своего портфеля.

Успех или неудача евро будет зависеть от того, сумеет ли новая коллективная валюта набрать к концу переходного периода опре­деленную «критическую массу» в реальном хозяйственном оборо­те. По всей вероятности, это произойдет, ибо:

а) с 1 января 1999 г. в евро выражена значительная часть государственных финансов ЕС и стран зоны евро, а следователь­но, и финансовых потоков между бюджетом и частным сектором. В 1999 г. ожидается номинация в евро половины объема государ­ственной внешней задолженности этих стран;

б) в сферу номинации в евро попадут также до 1/3 межбанковс­кого оборота и краткосрочных депозитов, а также основная часть обязательного банковского резервирования. Наиболее инерцион­ным останется сектор частных держателей долгосрочных обяза­тельств, но и они вынуждены будут пойти на частичную диверсификацию своего портфеля в пользу евро;

в) заменяемые евро национальные валюты (немецкая марка, французский франк, голландский гульден) занимают в обслужива­нии международного хозяйственного оборота заметное место и вряд ли потеряют свои позиции при номинации. Скорее сократит­ся доля доллара США в расчетах внутри ЕС. Ожидается, что евро в переходный период будет обслуживать 18—28% международной торговли, в том числе основную часть оборота внутри ЕС;

г) валютные рынки зоны евро готовы быстро перейти на но­вую валюту;

д) возникнет обширный спрос на евро и вне ее зоны в силу желания третьих стран и их экономических операторов иметь авуары в евро в валютных резервах или на счетах;

е) ожидается, что курс евро к доллару США будет относитель­но устойчив, несмотря на колебания.

Прогнозируется, что общая масса евро на рынках будет больше, чем прежняя сумма заменяемых ею валют, т.е. будет переток части средств из других валют, прежде всего доллара и иены, в евро.

Эксперты прогнозируют заметные изменения, привносимые евро в международные экономические, в том числе валютно-кредитные и финансовые отношения. В зоне евро увеличится пред­ложение на денежном рынке и рынке капитала за счет сокращения уже ненужных в прежних объемах валютных резервов стран зоны евро, равно как и снижения потребностей правительств в новых займах при стабилизированных государственных финансах. Это сделает данные рынки более свободными и динамичными, главной фигурой на них станет не государственный, а частный заемщик, а основные инвестиции пойдут не в государственные обязательст­ва, а в ценные бумаги предприятий, в том числе в их акции, что в большей мере свяжет кредитный и фондовый рынок ЕС с произ­водством. Ускорится оборот капитала в целом.

В международном плане ожидается активизация участия стран зоны евро в переплетении капиталов. Их субъекты рынка будут активнее выступать не только как торговцы, но и инвесторы. Начнется новая волна слияний и поглощений, направленная на укрупнение предприятий и банков ЕС до размеров, позволяющих функционировать в масштабах всей зоны.

Для банков введение евро означает становление в ЕС единого рынка банковских услуг и создание единого рынка государствен­ных и корпоративных ценных бумаг. Постепенно утратит свое прежнее значение суверенный кредитный рейтинг отдельных стран в пользу сравнительных преимуществ индивидуальных националь­ных заемщиков.

Для промышленных корпораций введение евро означает ис­пользование евро как валюты цены и платежа, снижение расходов, связанных с расчетами, страхованием валютного риска. Это важно для оздоровления финансовых предприятий, роста доходности их

акций, причем менее развитый Юг зоны евро будет постепенно подтягиваться к Северу по основным показателям.

• 3.5. РАЗВИВАЮЩИЕСЯ СТРАНЫ В ЯМАЙСКОЙ ВАЛЮТНОЙ СИСТЕМЕ

Зависимый и во многих случаях отсталый тип социально-экономи­ческого развития большинства развивающихся стран определяет в целом их подчиненное место в мировой валютной системе. Являясь членами МВФ и других валютно-кредитных и финансовых организаций, будучи крупными заемщиками на мировом рынке капиталов, освободившиеся страны непосредственно участвуют в мировой валютной системе, с которой связаны их национальные валютные системы. Эта связь осуществляется через национальные банки и органы, обслуживающие и регулирующие валютные от­ношения, и обеспечивается межгосударственным регулированием через МВФ. Освободившиеся страны, овладев эмиссионным меха­низмом, создали национальные центральные банки, которые выпу­стили в обращение национальную денежную единицу.

Поскольку мировая валютная система базируется на несколь­ких национальных (резервных) валютах ведущих развитых стран (прежде всего на долларе США, марке ФРГ, японской иене) и СДР, то валюты развивающихся государств — членов МВФ привязаны к ним в той или иной степени. При этом нарастает тенденция уменьшения количества стран, привязавших свои валюты к СДР (две в 1997 г. против 15 в 1980 г.).

СДР представляют собой бухгалтерские записи на счетах стран — членов МВФ и распределяются на основе взносов стран в Фонд. Развивающиеся страны при распределении СДР получают ограничен­ные суммы, не превышающие 1/4 от общего объема. Поэтому указан­ные государства призывают пересмотреть правила выпуска СДР. В связи с этим ими выдвинут «принцип связи», предусматривающий:

• произвести замену существующего метода распределения СДР (согласно квоте в МВФ) на метод, базирующийся на раз­мерах ВВП и других экономических показателях;

• распределение СДР не через МВФ, а через МБРР и реги­ональные банки;

• добровольное перечисление развитыми странами части своей доли в выпуске СДР организациям развития и помощи развива­ющимся государствам;

• использование СДР в первую очередь не только на покрытие дефицита баланса международных расчетов освободившихся стран, но и на цели их экономического развития.

Развитые государства, опасаясь бесконтрольного роста выпус­ка СДР, не приняли «принципа связи».

Ямайское валютное соглашение зафиксировало также принцип демонетизации золота. Национальным валютным органам и МВФ разрешено проводить операции с золотом по рыночной цене. Фонд возвратил своим членам около 25 млн унций золота и сто­лько же распродал на золотых аукционах по рыночным ценам. Образовавшиеся на основе этого средства были перечислены в до­верительный фонд МВФ для предоставления льготных кредитов освободившимся странам. Всего из доверительного фонда было предоставлено кредитов на сумму около 3,0 млрд долл. (на срок от 5,5 до 10 лет по 0,5—1% годовых, в том числе Пакистану, Египту, Бангладеш, Заиру, Марокко, Шри Ланке, Бирме и др.). После исчерпания средств доверительного фонда его операции в 1981 г. были приостановлены. Таким образом, в результате официальной демонетизации золота и перехода к рыночным це­нам на желтый металл развивающиеся страны получили лишь незначительные выгоды.

Ямайская валютная система предоставила странам — членам МВФ право выбора режима валютных курсов. Если развитые страны предпочли главным образом режим плавающего валют­ного курса, то развивающиеся страны используют несколько ре­жимов валютных курсов. Курс валют большинства молодых госу­дарств по-прежнему привязан к определенной валюте (одновалют­ная привязка). Ведущее место здесь занимает доллар США, к которому прикреплены валюты 20 стран, а также французский франк — 14. Потеряли свое значение в этом качестве фунт стер­лингов, португальское эскудо и испанская песета.

Усилилась тенденция роста числа развивающихся государств, использующих многовалютные привязки своих денежных единиц (валютная корзина). Однако к СДР прикреплены лишь четыре валюты. Около 10 определяют курс своей валюты на базе валют­ной корзины главных торгово-экономических партнеров (Индия, Шри Ланка, Танзания и др.). Так, в корзину индийской рупии входят доллар США, английский фунт стерлингов, французский франк и японская иена. В отдельных развивающихся странах (Бразилия, Колумбия, Перу, Индонезия) курс национальной де­нежной единицы определяется центральным банком на основе ряда экономических показателей (движение цен на главный экс­портный товар, соотношение темпов инфляции в своей стране и у главных торгово-экономических партнеров и др.). Развива­ющиеся государства с более устойчивым валютно-экономическим положением (некоторые нефтедобывающие страны Персидского залива, Республика Корея) с теми или иными ограничениями перешли к плавающему курсу своих валют.

Наконец, около 25 стран, выбрав какой-либо режим валютного курса, одновременно практикуют множественность курсов своей валюты: по экспорту, импорту или во внешней торговле в целом. Суть множественности курсов состоит в том, что на различные экспортные товары вводятся курсы, отличающиеся от курса цент­рального банка страны. Как правило, более низкий курс устанав­ливается на товары, в экспорте которых заинтересована данная страна. Тогда при обмене заработанной на внешних рынках ино­странной валюты на национальную экспортер получает большее количество национальных денег, т.е. своего рода экспортную пре­мию. Последняя, в свою очередь, может быть использована для расширения производства определенной экспортной продукции. В международной практике широко известны «изюмный» курс Турции, «хлопковый» — Египта, «кофейный» — Бразилии и др. Эффективность множественности курсов, однако, не очень велика при сильной инфляции в этих странах. Инфляция размывает и ис­кажает ценовые пропорции внутри страны, в результате чего экс­портеры или импортеры не получают необходимых экономических импульсов даже при наличии льготных валютных курсов.

Нередки случаи, когда развивающиеся страны меняют режимы валютных курсов, переходя по различным причинам (неустой­чивое валютное положение, отсутствие необходимого опыта и др.) от одного режима к другому. Так, Иран в 1975 г. привязал свой риал к СДР, а через несколько месяцев к доллару, в котором устанавливаются цены на нефть — главный экспортный товар страны. Таиланд в 1997 г отошел от режима валютного курса бата на основе корзины валют главных торговых партнеров и пе­решел к режиму регулируемого плавания своей денежной единицы. Тогда же Южная Корея перешла от прикрепления воны к доллару США к свободному плаванию. При этом и бат и вона были значительно девальвированы.

Таким образом, предоставляя свободу выбора режима валют­ных курсов. Ямайское соглашение расширило для этой группы стран возможности проведения более самостоятельной валютной политики, усилило тенденцию к валютному полицентризму.

Вместе с тем развивающиеся страны в большинстве случаев не в состоянии эффективно защитить свои денежные единицы от рез­ких колебаний курсов валют развитых государств и от обстановки на валютных рынках Совместное плавание в рамках валютной группировки вносит немалый разлад в хозяйство развивающихся стран и их торговые связи за рамками группировок. Резкие колебания курсов дестабилизируют валютные резервы, которые страны хранят в Нью-Йорке, Париже и других мировых финансовых центрах.

В практике регулирования валютных курсов развивающихся стран часто применяются девальвации и реже — ревальвации. За 80-е — 90-е годы проведено более 80 девальваций. Девальвация нацелена на то, чтобы увеличить выручку экспортеров, выражен­ную в национальной единице, стимулировать тем самым экспорт и улучшить валютное положение страны. Однако ввиду довольно тяжелого экономического положения большинства развивающих­ся стран эффект от девальваций зачастую бывает кратковремен­ным и недостаточно сильным. К тому же проведение девальвации требует осуществления целого комплекса сопутствующих мер по оживлению экономики и особенно экспортных отраслей, что для большинства рассматриваемых стран оказывается неразрешимой задачей. Несколько ревальваций было осуществлено нефтедобыва­ющими странами Персидского залива.

На валютное положение развивающихся стран негативное воз­действие оказывают девальвации (или резкое падение курсов) валют развитых стран, поскольку:

• обесцениваются валютная выручка и резервы развивающих­ся стран, выраженные в девальвированной валюте;

• удорожается импорт в связи с автоматическим понижением курса национальной валюты;

• ухудшаются условия внешней торговли, так как обычно ино­странные фирмы-экспортеры повышают цены на свои товары сразу после девальвации;

• усиливается импортируемая инфляция через механизм вне­шнеторговых цен.

Ямайскими решениями предусматривается возрастание роли МВФ в регулировании мировой валютной системы. Неоднократно проведено увеличение взносов стран-членов в Фонд, причем доля развивающихся государств была несколько увеличена и состав­ляла в 90-х годах около 35%. При этом МВФ с 70-х годов не предоставляет кредитов развитым странам и практически полно­стью переориентировался в своей кредитной деятельности на раз­вивающиеся страны.

Вопросы для самоконтроля

1. Что такое валютный кризис?

2. Когда впервые сформирована мировая валютная система, каковы ее структурные принципы?

3. В чем общие черты и различия Генуэзской и Парижской валютных систем?

4. Каковы особенности мирового валютного кризиса 1929—1936 гг.?

5. Каковы структурные принципы Бреттонвудской валютной си­стемы?

6. Каковы причины и формы проявления кризиса Бреттонвудской валютной системы?

7. В чем отличия Ямайской валютной системы от Бреттонвудской и их преемственная связь?

8. Каковы проблемы современной мировой валютной системы?

9. В чем отличие Европейской валютной системы от Ямайской?

10. В чем общие черты и различия СДР и ЭКЮ?

11. Каковы проблемы создания Европейского экономического и валют­ного союза в соответствии с Маастрихтским соглашением?

12. Каковы причины введения и особенности евро?

13. Каковы особенности положения развивающихся стран в мировой валютной системе?

Глава 4. Платежный баланс

• 4.1. ПЛАТЕЖНЫЙ БАЛАНС—ОТРАЖЕНИЕ МИРОХОЗЯЙСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ СТРАНЫ

Все страны являются участницами современного мирового хозяй­ства. Активность этого участия, степень интеграции отдельных стран в мировое хозяйство различны, но нет такой страны, кото­рая в той или иной мере не была бы связана нитями экономичес­кого взаимодействия с окружающим миром. Внешнеэкономичес­кие операции страны с ее партнерами представляют собой миро­хозяйственные связи, объединяющие национальные экономики в мировое хозяйство. Поэтому термины «внешнеэкономические и международные связи или операции» и «мирохозяйственные связи» следует понимать как синонимы.

Мирохозяйственные связи в своем развитии проходят опреде­ленные этапы, смена которых характеризует усиление целостности мирового хозяйства, возвышение содержания международных эко­номических отношений: от торговли и услуг — к вывозу капитала и последующему созданию международного производства, далее — к формированию единого мирового рынка валют, кредитов, ценных бумаг. Генераторами эволюции мирохозяйственных связей являют­ся развитые страны мира, составляющие ядро мирового хозяйства. Качественно новый этап характеризуется усилением единства эко­номической деятельности этих стран. Данный этап есть результат действия объективной тенденции интернационализации и глобали­зации хозяйственной жизни, объединения национальных рынков товаров, услуг, капиталов, финансовых ресурсов в мировые рынки.

На общем фоне интернационализации хозяйственной жизни складывается сложная мозаика отношений; превосходство одних стран в одних сферах мирохозяйственных связей сочетается с партнерством, отставанием или следованием за лидерами в других. Помимо экономических существуют политические, военные, культурные и другие отношения между странами, которые порож­дают денежные платежи и поступления. Многогранный комплекс международных отношений страны находит отражение в балан­совом счете ее международных операций, который по традиции называется платежным балансом.

Платежный баланс — балансовый счет международных опера­ций — это стоимостное выражение всего комплекса мирохозяйст­венных связей страны в форме соотношения показателей вывоза и ввоза товаров, услуг, капиталов. Балансовый счет международ­ных операций представляет собой количественное и качественное стоимостное выражение масштабов, структуры и характера внеш­неэкономических операций страны, ее участия в мировом хозяй­стве. На практике принято пользоваться термином «платежный баланс», а показатели валютных потоков по всем операциям обозначать как платежи и поступления.

Публикуемые платежные балансы охватывают не только пла­тежи и поступления, которые фактически произведены или подле­жат немедленному исполнению на определенную дату, но и пока­затели по международным требованиям и обязательствам. Такая практика объясняется тем, что преобладающая часть сделок, включая торговые операции, совершается в наше время на кредит­ной основе. Некоторые аналитики стремятся найти способ отделе­ния фактически выполненных платежей от величины кредитных обязательств. Однако это невозможно при нынешнем состоянии системы учета и технических средств. И в этом нет необходимости. Современные таблицы платежных балансов содержат достаточно сведений о движении всех видов ценностей между странами. При этом та часть обязательств, которая не выплачивается в текущем периоде, а переносится на будущее, заносится в статьи платежного баланса, отражающие движение капиталов и кредитов.

В последнее время в дополнение к платежному балансу, содер­жащему сведения о движении потоков ценностей между странами, составляется баланс международных активов и пассивов страны, отражающий ее международное финансовое положение в катего­риях запаса. Он показывает, на какой ступени интеграции в миро­вое хозяйство находится страна. В нем отражается соотношение на данный момент стоимости полученных и предоставленных страной кредитов, инвестиций, других финансовых активов. У од­них стран полученные ресурсы преобладают, а заграничные ак­тивы невелики. У других стран велики и разнообразны и те, и другие показатели. Особое место занимают США как нетто-импортер иностранных финансовых ресурсов. Показатели между­народной финансовой позиции и платежного баланса взаимосвя­заны.

По экономическому содержанию различаются платежный ба­ланс на определенную дату и за определенный период. Платежный баланс на определенную дату невозможно зафиксировать в форме статистических показателей; он существует в виде меняющегося изо дня в день соотношения платежей и поступлений. Состояние платежного баланса определяет спрос и предложение националь­ной и иностранной валюты в данный момент, оно является одним из факторов формирования валютного курса.

Платежный баланс за определенный период (месяц, квартал, год) составляется на основе статистических показателей о совер­шенных за этот период внешнеэкономических сделках и позволяет анализировать изменения в международных экономических от­ношениях страны, масштабах и характере ее участия в мировом хозяйстве. Показатели платежного баланса за период связаны с агрегатными показателями экономического развития (валовым внутренним продуктом, национальным доходом и т.п.) и являются объектом государственного регулирования. Состояние платежно­го баланса за период тесно связано с состоянием национальной валюты в долговременном аспекте, степенью ее стабильности или характером изменений валютного курса.

С бухгалтерской точки зрения платежный баланс всегда нахо­дится в равновесии. Но по его основным разделам либо имеет место активное сальдо, если поступления превышают платежи, либо пассивное — если платежи превышают поступления. Поэто­му методы составления платежного баланса и измерения сальдо играют большую роль в правильном анализе показателей, харак­теризующих внешнеэкономические операции страны. В экономической литературе показатели платежного баланса часто приво­дятся без объяснения их экономического содержания, хотя дефициты платежного баланса в отдельные годы (например, в США в 1958, 1965, 1976 гг. и в последующие годы) принципиально отличаются по экономическому содержанию и их некорректно сравнивать по величине. Теория и практика составления платеж­ного баланса развиваются и совершенствуются в соответствии с переменами в мировой экономике. Термин «баланс» применяется в международных платежных отношениях для выражения ряда понятий, включая балансовый счет, сальдо или остаток счета, состояние счета, равновесие и др. Поэтому платежный баланс — это не только счет международных операций страны, две стороны которого уравновешивают друг друга, но и определенное состоя­ние этих операций, включающее качественные и структурные хара­ктеристики основных его элементов.

Структура платежного баланса. Платежный баланс имеет следу­ющие основные разделы:

• торговый баланс, т.е. соотношение между вывозом и ввозом товаров;

• баланс услуг и некоммерческих платежей (баланс «невиди­мых» операций);

• баланс текущих операций, включающий движение товаров, услуг и односторонних переводов;

• баланс движения капиталов и кредитов;

• операции с официальными валютными резервами.

Торговый баланс. Исторически внешняя торговля выступает исходной формой международных экономических отношений, свя­зывающей национальные хозяйства в мировое хозяйство. Благо­даря внешней торговле складывается международное разделение труда, которое углубляется и совершенствуется с развитием вне­шней торговли и других международных экономических операций.

Показатели внешней торговли традиционно занимают важное место в платежном балансе. Соотношение стоимости экспорта и импорта товаров образует торговый баланс. Поскольку значи­тельная часть внешней торговли осуществляется в кредит, суще­ствуют различия между показателями торговли, платежей и посту­плений, фактически произведенных за соответствующий период. Благодаря этому различию в свое время возникло понятие пла­тежного баланса как соотношения произведенных денежных пла­тежей и фактических поступлений в отличие от общего торгового баланса, порождающего соответствующие требования и обязате­льства с различными сроками погашения. Однако органы, собира­ющие сведения о внешнеэкономических операциях, никогда не имели возможности отделить реально произведенные платежи и поступления от общих торговых показателей. Они пользуются данными таможни о внешнеторговых сделках, которые и включа­ются в торговый баланс. С точки зрения государственной эконо­мической политики именно эти данные представляют главный интерес. Различия между ними и реальными платежами отражены в кредитных операциях платежного баланса.

Экономическое значение актива или дефицита торгового бала­нса применительно к конкретной стране зависит от ее положения в мировом хозяйстве, характера ее связей с партнерами и общей экономической политики. Для стран, отстающих от лидеров по уровню экономического развития, активный торговый баланс не­обходим как источник валютных средств для оплаты импорта лицензий, доходов от иностранных инвестиций и других меж­дународных обязательств. Для ряда промышленно развитых стран (Япония, ФРГ и др.) активное сальдо торгового баланса используется для экспорта капитала, создания второй экономики за рубежом.

Пассивный торговый баланс считается нежелательным и обыч­но оценивается как признак слабости мирохозяйственных позиций страны. Это правильно для развивающихся стран, испытывающих нехватку валютных поступлений. Для промышленно развитых стран это может иметь иное значение. Например, дефицит торго­вого баланса США (с 1971 г.) объясняется активным продвижени­ем на их рынок международных конкурентов (Западной Европы, Японии, Тайваня, Южной Кореи и других стран) по производству товаров все большей сложности. В результате складывающегося международного разделения труда более эффективно используют­ся ресурсы в США и в мировых масштабах. Зеркальным отраже­нием дефицита внешней торговли США служит активное сальдо по этим операциям у упомянутых партнеров, которые используют валютные поступления для заграничных капиталовложений, в том числе в США.

Баланс услуг включает платежи и поступления по транспорт­ным перевозкам, страхованию, электронной, телекосмической, те­леграфной, телефонной, почтовой и другим видам связи, междуна­родному туризму, обмену научно-техническим и производствен­ным опытом, экспертным услугам, содержанию дипломатических, торговых и иных представительств за границей, передаче инфор­мации, культурным и научным обменам, различным комиссион­ным сборам, рекламе, ярмаркам и т.д. Услуги представляют собой динамично развивающийся сектор мировых экономических связей, его роль и влияние на объем и структуру платежей и поступлений постоянно возрастают. Традиционные услуги (транспорт, страхо­вание) переживают процесс крупной перестройки в связи с ростом объема и многообразия торговых поставок, повышением в них удельного веса полуфабрикатов, узлов и деталей благодаря раз­витию международной кооперации и специализации. С ростом уровня благосостояния в развитых странах резко увеличились масштабы международного туризма, в составе которого значи­тельную часть составляют деловые поездки в связи с интернаци­онализацией современного производства.

Развитие международного производства, научно-техническая революция и другие факторы интернационализации хозяйственной жизни стимулировали торговлю лицензиями, ноу-хау, другими видами научно-технического и производственного опыта, лизин­говые операции (аренда оборудования), деловые консультации и другие услуги производственного и персонального характера. По принятым в мировой статистике правилам в раздел «услуги» входят выплаты и поступления доходов по инвестициям и процен­тов по международным кредитам, хотя по экономическому содер­жанию они ближе к движению капиталов. В платежном балансе выделяются статьи: предоставление военной помощи иностран­ным государствам, военные расходы за рубежом. Они как бы примыкают к операциям услуг.

По методике МВФ принято также показывать особой позицией в платежном балансе односторонние переводы. В их числе: 1) го­сударственные операции — субсидии другим странам по линии экономической помощи, государственные пенсии, взносы в между­народные организации; 2) частные операции — переводы ино­странных рабочих, специалистов, родственников на родину. Этот вид операций имеет большое экономическое значение. Италия, Турция, Испания, Греция, Португалия, Пакистан, Египет и другие страны уделяют большое внимание регулированию выезда за границу своих граждан на заработки, так как используют этот источник значительных валютных поступлений для развития эко­номики. Для ФРГ, Франции, Великобритании, Швейцарии, США, ЮАР и других стран, временно привлекающих иностранных рабо­чих и специалистов, напротив, такие переводы средств служат источником дефицита этой статьи платежного баланса.

Перечисленные операции услуг, движения доходов от инвести­ций, сделки военного характера и односторонние переводы назы­вают «невидимыми» операциями, подразумевая, что они не от­носятся к экспорту и импорту товаров, т.е. осязаемых ценностей. В их составе выделяются три основные группы сделок: услуги, доходы от инвестиций, односторонние переводы. Применяется и термин «услуги и некоммерческие платежи». Этот термин — дань традиции с тех времен, когда главным содержанием эконо­мических связей между странами была торговля товарами.

Платежный баланс по текущим операциям включает торговый баланс и «невидимые» операции. Некоторые методики составления платежного баланса выделяют односторонние государственные переводы в отдельную статью и не включают ее в сальдо текущих операций. Текущими эти операции стали называть для того, чтобы отделить мировую торговлю товарами и услугами от международного движения финансовых ресурсов в форме капи­талов и кредитов.

Баланс движения капиталов и кредитов выражает соотношение вывоза и ввоза государственных и частных капиталов, предостав­ленных и полученных международных кредитов. По экономичес­кому содержанию эти операции делятся на две категории: между­народное движение предпринимательского и ссудного капитала.

Предпринимательский капитал включает прямые заграничные инвестиции (приобретение и строительство предприятий за гра­ницей) и портфельные инвестиции (покупка ценных бумаг загра­ничных компаний). Прямые инвестиции являются важнейшей фо­рмой вывоза долгосрочного капитала и оказывают большое вли­яние на платежный баланс. Они не создают долговых обяза­тельств, поскольку означают покупку собственности. В результате этих инвестиций развивается международное производство, ко­торое интегрирует национальные экономики в мировое хозяйство на более высоком уровне и прочнее, чем торговля. В 1997 г. накопленная стоимость прямых заграничных инвестиций всех стран, подсчитанная методом суммирования ежегодных вложений нарастающим итогом, составила более 3 трлн долл. Вывоз пред­принимательского капитала происходит интенсивнее, чем рост производства и внешней торговли, что свидетельствует о его ведущей роли в интернационализации и глобализации хозяйствен­ной жизни. Более двух третей стоимости прямых заграничных инвестиций составляют взаимные капиталовложения развитых стран. Это означает, что хозяйственные связи между ними укре­пляются в большей степени, чем с остальным миром.

Международное движение ссудного капитала классифицирует­ся по признаку срочности.

1. Долгосрочные и среднесрочные операции включают госуда­рственные и частные займы и кредиты, предоставленные на срок более одного года. Получателями государственных займов и кре­дитов выступают преимущественно отстающие от лидеров стра­ны, в то время как передовые развитые государства являются главными кредиторами. По-иному выглядит картина с частными долгосрочными займами и кредитами. Здесь также развивающие­ся страны прибегают к заимствованию у частных кредитно-финан-совых институтов развитых стран. Но и в развитых странах кор­порации активно используют привлечение ресурсов с мирового рынка в форме выпуска долгосрочных ценных бумаг или банковс­кого кредита.

2. Краткосрочные операции включают международные кредиты сроком до года, текущие счета национальных банков в иностранных банках (авуары), перемещение денежного капитала между банками. В последние два десятилетия межбанковские краткосрочные опера­ции на мировом денежном рынке приобрели большой размах. Если в 60—70-е годы преобладало стихийное перемещение «горячих» денег, что усиливало инфляцию и кризис Бреттонвудской валютной системы, то в 80—90-е годы основные потоки краткосрочных денеж­ных капиталов осуществляются через рынок евровалют.

Несмотря на совершенствование методики сбора и обработки статистических показателей платежного баланса, погрешности остаются значительными. Поэтому выделена статья «Ошибки и пропуски», в которую включаются данные статистической погре­шности и неучтенных операций. Специалисты отмечают, что на­иболее трудно поддается учету движение краткосрочного денеж­ного капитала, особенно в периоды кризисных потрясений. Поэто­му статья «Ошибки и пропуски» примыкает к разделу платежного баланса, отражающему движение капиталов и кредитов, и ее показатели резко возрастают при кризисных ситуациях.

Заключительные статьи платежного баланса отражают опера­ции с ликвидными валютными активами, в которых участвуют государственные валютные органы, в результате чего происходит изменение величины и состава централизованных официальных золото-валютных резервов.

• 4.2. ПОКАЗАТЕЛИ ПЛАТЕЖНОГО БАЛАНСА И МЕТОДЫ КЛАССИФИКАЦИИ ЕГО СТАТЕЙ

Составление платежного баланса как отражения международных расчетов страны предназначено для выполнения как учетных, так и аналитических задач, тесно связанных между собой. Круг участ­ников внешнеэкономических операций многообразен: отдельные страны и их группировки, национальные, иностранные и трансна­циональные корпорации, компании и банки, различные нацио­нальные и международные организации и учреждения, частные лица, государственные валютные органы и т.д. Это приводит к необходимости учета, обработки большого числа данных, посту­пающих не только из национальных, но и из иностранных источ­ников. Отсюда основным требованием становится единство содер­жания и методов исчисления однородных показателей. На до­стижение такого единства, придающего универсальный характер применяемым показателям и возможность проводить их сопостав­ления, направлены рекомендации, содержащиеся в Руководстве Международного валютного фонда (МВФ) по составлению пла­тежного баланса.

В настоящее время эти рекомендации положены в основу со­ставления платежных балансов стран — членов МВФ. В то же время отдельные страны вносят в правила составления платежных балансов свои элементы, обусловленные особенностями их эконо­мики, внешнеэкономического положения, принятой системы наци­онального счетоводства. Поэтому сопоставление показателей пла­тежных балансов отдельных стран всегда содержит определенную долю условности и неточности, избежать которых невозможно. По этой причине вытекающие из подобных сопоставлений выводы указывают в первую очередь на масштабы анализируемых явле­ний, основные направления протекающих процессов и их послед­ствия, но не могут претендовать на абсолютную полноту и точ­ность оценок.

Разные определения платежного баланса. Обратимся к определе­нию платежного баланса в зарубежной экономической литературе. Анализ проводимых в различных работах определений показыва­ет, что все они сводятся к прагматическому толкованию платеж­ного баланса как формы статистического представления данных о внешнеэкономической деятельности страны.

В фундаментальной работе американских экономистов Вассермана и Уэйра по проблемам платежного баланса дается следу­ющее определение: «Платежный баланс можно определить как статистическое представление экономических операций, которые имели место в течение данного периода между резидентами дан­ной страны и представителями остального мира, т. е. другой страны, группы стран или международных организаций». В методичес­ких указаниях МВФ говорится: «Платежный баланс представляет собой таблицу статистических показателей за данный период, показывающую: а) операции с товарами, услугами и доходами между данной страной и остальным миром; б) смену собствен­ности и другие изменения в принадлежащих данной стране моне­тарном золоте, специальных правах заимствования (СДР), а также финансовых требованиях и обязательствах по отношению к оста­льному миру и в) односторонние переводы и компенсирующие записи, которые необходимы для балансирования в бухгалтерском смысле тех операций и изменений, которые взаимно не покрыва­ются». В соответствии с такими указаниями в платежный баланс рекомендуется включать не только данные о совершенных опера­циях, но и искусственно составленные показатели для балансиро­вания операций.

Во французских официальных публикациях дается следующее определение: «Платежный баланс страны представляет собой ре­гулярно составляемую статистическую ведомость, содержанием которой является отражение в форме расчетных показателей пере­мещения совокупности реальных и финансовых потоков между резидентами и нерезидентами в течение определенного периода». В одном из исследований платежного баланса ФРГ его определе­ние формулируется следующим образом: «Обычно под платеж­ным балансом понимают систематизированное, разбитое на опре­деленные рубрики статистическое представление в форме баланса всех экономических сделок, которые имели место в течение опре­деленного периода между отечественными и всеми зарубежными хозяйственными субъектами».

Понятие резидента. Поскольку внешнеэкономические операции страны необходимо отделять от внутрихозяйственных операций, при составлении платежного баланса важное значение приобрета­ют понятия резидента и сделки, трансакции, подлежащей учету. Внешнеэкономические операции совершаются конкретными орга­низациями, фирмами или частными лицами, которые с точки зрения международных платежных отношений выступают либо резидентами данной страны, либо нерезидентами. Этот простой, казалось бы, вопрос трансформируется в сложную проблему в со­временных условиях, когда усиливается интернациональное пере­плетение капиталов, приобрела огромный размах деятельность ТНК, в широких масштабах происходит миграция рабочей силы и действуют другие подобные процессы в мировом хозяйстве.

Руководство МВФ дает следующее определение: «Экономика страны рассматривается как совокупность хозяйственных единиц, более тесно связанных с данной территорией, нежели с какой-нибудь иной территорией. Платежный баланс данной страны бу­дет отражать либо операции этих хозяйственных единиц с остальным миром, если указанные хозяйственные единицы рассматрива­ются как резиденты данной страны, либо операции этих хозяй­ственных единиц с данной страной, если хозяйственные единицы рассматриваются как нерезиденты по отношению к данной стра­не». Вследствие применения системы двойной записи, указывается далее в Руководстве МВФ, в случае ошибки не произойдет наруше­ния баланса, но может возникнуть искаженное представление о со­вершенных операциях. Для его избежания необходимы выработка универсального определения резидента и его повсеместное пра­вильное применение.

В США резидентами считаются все правительственные учреж­дения, национальные компании и граждане, постоянно прожива­ющие в стране. Что касается американских граждан, прожива­ющих за границей (кроме государственных служащих), то отнесе­ние их к числу резидентов США зависит от длительности их пребывания за пределами страны и других факторов. Заграничные филиалы американских корпораций и дочерние компании счита­ются для США иностранными фирмами. Аналогичная практика имеет место и в других ведущих странах.

В ФРГ резидентами с точки зрения платежного баланса счита­ются «физические и юридические лица, предприятия и т.д., для которых центр их хозяйственных интересов находится в данной стране независимо от их национальной принадлежности». В силу этого к резидентам в ФРГ относятся не только лица германского происхождения, но и иностранные предприниматели, обосновав­шиеся в ФРГ.

В соответствии с принятой во Франции методикой термин «резидент» означает физических лиц французской национальности, находящихся во Франции или за границей менее двух лет, а также иностранцев, находящихся во Франции более двух лет, за исключе­нием иностранных служащих. Резидентами считаются также юри­дические лица во Франции, за исключением дипломатических и ко­нсульских представителей, работающих во Франции.

В Российской Федерации в соответствии с Законом «О валют­ном регулировании и валютном контроле» от 9 октября 1992 г. резидентами являются:

а) физические лица, имеющие постоянное местожительство в Российской Федерации, в том числе временно находящиеся за ее пределами;

б) юридические лица, созданные в соответствии с законода­тельством РФ, с местонахождением в РФ;

в) предприятия и организации, не являющиеся юридическими лицами, созданные в соответствии с законодательством РФ, с ме­стонахождением в РФ;

г) дипломатические и иные официальные представительства РФ, находящиеся за ее пределами;

д) находящиеся за пределами Российской Федерации филиалы и представительства резидентов, указанных в подпунктах б) и в).

Определение сделки. Здесь существуют сложности класси­фикации. Считается, что международные сделки, как прави­ло, означают обмен. В рамках сложившейся традиции раз­личаются четыре типа сделок, или операций: продажи и покупки (обмен) товаров и услуг против финансовых активов; бартер, т. е. обмен товаров и услуг данной страны непосредственно на товары и услуги других стран; обмен финансовых активов на другие финансовые активы, т. е. продажа ценных бумаг на деньги, выплата коммерческих долгов и т. п.; односторонние переводы, т.е. предоставление или приобретение товаров и услуг либо финансовых активов без возмещения, на односторонней ос­нове.

Такое определение хотя и охватывает большую часть внешне­экономических операций, в то же время оставляет открытыми немало вопросов. По методике, принятой в составлении наци­ональных счетов, сделкой в области товаров, услуг и доходов считается передача одной стороной реальных ресурсов подобного рода другой стороне. Однако и во внутреннем, и в международном обмене возникают сомнительные случаи, когда обе стороны, уча­ствующие в сделке, представляют одно и то же юридическое лицо, когда передача реальных ресурсов происходит без фактической смены юридического собственника. Подобные операции в крупных масштабах осуществляют ТНК со своими иностранными фили­алами. Нередки также случаи, когда какие-то изменения, не явля­ющиеся сделкой, вызывают присущий сделке экономический эф­фект. Например, переоценка валютных резервов в связи с измене­ниями валютных курсов вызывает прирост или сокращение требований страны к внешнему миру. Применительно к составле­нию платежного баланса экспертами МВФ рекомендуется трак­товка понятия сделки, или операции, «в широком смысле слова, в соответствии с обычной практикой». Этим понятием предлагает­ся пользоваться по отношению к любым операциям, «которые принято отражать в платежном балансе».

При несовершенстве определений ряда операций и неточности поступающих данных очевидна неизбежность определенных рас­хождений в итоговых показателях на кредитовой и дебетовой стороне платежного баланса. Чтобы избежать этого, в основу составления таблиц платежного баланса положен принцип двой­ной бухгалтерской записи. Он означает, что по поводу каждой операции, фиксируемой в платежном балансе, в этот документ вносятся два идентичных показателя: один с положительным зна­ком — на кредитовой стороне, второй с отрицательным знаком — на дебетовой стороне. Первый показатель отражает стоимость товаров, услуг или ценных бумаг, которые приобретены или проданы резидентами данной страны, второй говорит о том, каким образом эта операция финансируется: наличными платежами, пе­редачей финансовых активов или (реже) на бартерной основе. Экспорт товаров и услуг обозначается как поступления со стороны заграницы и заносится в раздел кредитовых операций; импорт товаров и услуг — как платежи в раздел дебетовых операций. Вторая запись для каждой из этих операций раскрывает движение наличных денег или финансовых активов, которые финансируют эту операцию. Например, в случае экспорта товаров первый пока­затель указывает его стоимость в разделе поступлений, а вто­рой — в разделе платежей — прирост финансовых требований к загранице или соответствующее сокращение принадлежащих иностранцам авуаров в банках данной страны.

На основе обработки большого числа подготовительных сче­тов в сводный платежный баланс включаются итоговые показа­тели, отражающие поступления и платежи, либо изменения требо­ваний и обязательств страны в ее операциях с внешним миром. Таким образом, по самому принципу составления платежного баланса итоговая сумма его положительных показателей должна равняться сумме отрицательных показателей, что во всех случаях должно обеспечивать его формальное равновесие. Однако и при этом остаются неточности и упущения методологического и учет­ного характера.

Учет цен. Значительную проблему составляет учет цен, по которым совершаются сделки внешнеэкономического характера. Органы, ведающие составлением платежных балансов, не всегда могут получить достоверные данные подобного характера. Напро­тив, в силу заинтересованности участников сделки в соблюдении коммерческой тайны эти данные в большинстве случаев получить невозможно. Для каждого товара существуют различные цены на разных географических рынках: цены, на основе которых взимают­ся таможенные и иные налоговые сборы; цены, по которым владе­лец товара учитывает его в своих учетных документах; внутрифир­менные или трансфертные цены и т. д. Из множества цен для занесения данных о сделке в платежный баланс должна приме­няться цена, устанавливаемая по единому принципу для кредито­вых и дебетовых записей, в противном случае не будет соблюдено правило балансирования операций. Поскольку выбор цены касает­ся не только страны, о которой идет речь, но и ее партнеров, с которыми она совершает свои операции, рекомендуется в целях единообразия и обеспечения статистических требований исполь­зовать принцип оценки торговых операций по рыночным ценам или их эквивалентам. В Руководстве МВФ и национальных мето­дических разработках содержатся подробные описания, как выби­рать цены для отражения соответствующих показателей в платеж­ном балансе.

Фиксация момента сделки. Не менее важен вопрос о фиксации момента совершения операции, данные о которой заносятся в пла­тежный баланс. Подобно ценам в ситуации со временем соверше­ния сделки существует множество альтернатив. В качестве показа­теля, отражающего дату совершения операции, могут выступать даты: заключения контракта или достижения соглашения, отгруз­ки товара, его доставки, прохождения таможенных процедур, вы­полнения услуг, начисления дохода или платежа. Руководство МВФ рекомендует так выбирать дату совершения сделки, чтобы факт перемещения собственности находил отражение в националь­ном счетоводстве.

Детальная структура таблицы платежного баланса, рекоменду­емой МВФ, содержит более 100 видов операций, разбитых на отмеченные выше крупные статьи. Подробные рекомендации на­правлены на достижение единообразия составления платежных балансов стран—членов МВФ и их сопоставимости. Однако на практике национальные публикации далеки от унификации. Слож­ность сбора данных, относящихся к внешнеэкономическим опера­циям, их неполнота, методологические различия и прочие факторы затрудняют для государственных органов составление документов платежных балансов, адекватно отражающих объем, структуру, время исполнения и другие характеристики внешнеэкономических операций.

Неизбежность различного рода ошибок и искажений приводит к тому, что в платежный баланс вводится статья «Ошибки и про­пуски» или «статистическая погрешность». Поскольку формально платежный баланс всегда должен быть в равновесии, то расхожде­ния с фактическими данными заносятся в эту статью. В ряде случаев в нее включают показатели, которые по каким-либо при­чинам не подходят под существующую классификацию статей платежного баланса или с целью их сокрытия. Она отражает не только методологические ошибки, но и неучтенные, в том числе контрабандные, операции, и поэтому величина показателей по этой статье обычно достаточно стабильна. Но в периоды кризи­сов, социальных и политических потрясений суммарный показа­тель «ошибок и пропусков» увеличивается. Это дает специалистам основание считать, что в такие периоды за ним скрываются круп­ные перемещения, «бегство» краткосрочного капитала в поисках выгодного приложения или безопасного убежища.

Методы классификации статей платежного баланса. Изучение методов составления платежного баланса и измерения его сальдо имеет большое значение для правильного истолкования показа­телей международных расчетов. Нередко в экономической литера­туре показатели платежного баланса приводятся без интерпрета­ции их экономического содержания. Это в особенности касается сальдо платежного баланса. Например, показатель дефицита платежного баланса США в 1958 г. имеет одно, а в 1978 г. — совер­шенно иное экономическое содержание; они по-разному измеря­ются, и их публикация повлекла за собой различные последствия. Поэтому использование показателей платежного баланса для ана­лиза и сопоставлений подразумевает знание принципов их измере­ния и заключенного в них экономического содержания, которые претерпели ряд изменений в связи с переменами в экономической обстановке и в международных валютно-кредитных и финансовых отношениях.

Международные платежные отношения прошли длительный путь развития. Вместе с ними развивается и претерпевает опреде­ленные изменения методология составления и анализа платежных балансов. Современные формы представления платежного балан­са являются результатом длительной эволюции теории платеж­ного баланса и практики его составления.

Первые попытки учета масштабов и оценки последствий меж­дународных экономических операций появились в Англии в конце XIV в. и были связаны с экономическими воззрениями раннего меркантилизма. Стремление предотвратить отлив из страны золо­та, которое олицетворялось с национальным богатством, вызвало необходимость осмысления природы и оценки масштабов вне­шней торговли, а затем и других внешнеэкономических операций. Само понятие «платежный баланс» было впервые введено в эконо­мическую теорию Джеймсом Стюартом в 1767 г., но составление платежного баланса и охват входящих в него операций до начала XX в. понимались в разных странах неодинаково.

В период капитализма свободной конкуренции интерес к про­блеме учета международных экономических операций и их над­лежащего отражения в платежном балансе был обусловлен глав­ным образом стремлением отдельных государств предотвратить отлив золота в периоды экономических и кредитных кризисов, а со стороны экономистов — стремлением объяснить причины наруше­ния и восстановления платежного равновесия в рамках общей экономической теории равновесия. Однако в указанный период еще отсутствуют достаточно полные и достоверные данные о меж­дународных расчетах как из-за несовершенства системы сбора данных о них, так и из-за недостатков теоретического подхода к их осмыслению.

Практически все видные представители экономической науки, начиная от А. Смита и Д. Рикардо, отдали дань проблеме равно­весия платежного баланса, внося новые элементы и представления в процесс составления платежных балансов. Переход капитализма в современную стадию, отмеченный ростом вывоза капитала, быстрым развитием других международных экономических опера­ций, привел к расширению содержания платежных балансов. Од­новременно возрастает необходимость и совершенствуется практика учета международных расчетов как следствие усиления роли государства в формировании и урегулировании платежных балан­сов. Возрастает роль государственных экономических учрежде­ний — казначейства, бюджетных и кредитных органов, таможен­ных и других учреждений, деятельность которых включает сбор и анализ данных о международных расчетах.

К началу XX в. наиболее полное развитие методы составления платежного баланса получили в США и Великобритании. Первая официальная публикация платежного баланса США была подго­товлена министерством торговли в 1923 г. по показателям 1922 г. Предыдущие публикации принадлежали отдельным исследовате­лям и не имели официального характера. Одним из последствий превращения США после первой мировой войны в страну-креди­тор и в мировой финансовый центр стал повышенный интерес к составлению баланса международных экономических операций, который был бы достаточно точным и подробным, чтобы служить ориентиром для выработки надлежащей экономической политики. С этой целью министерство торговли США скорректировало дан­ные и методику первой официальной публикации и опубликовало платежный баланс США за 1923 г., данные которого в целях анализа были сгруппированы по трем разделам: текущие опера­ции, движение капиталов, операции с золотом и серебром.

При этом руководствовались следующими принципами: к теку­щим относились такие операции, которые считались завершенными в течение данного года и не должны были в дальнейшем повлечь за собой платежей или поступлений. В эту рубрику включались как торговые, так и «невидимые» операции. Операциями по движению капиталов являлись такие, в результате которых в будущем ожида­лось поступление прибылей или процентов. Операциям с золотом и серебром придавалось важное значение, и они выделялись в осо­бый раздел. Характерно, что в разделе движения капитала были отражены только долгосрочные инвестиции, поскольку о краткос­рочных почти не было данных, причем в качестве долгосрочных инвестиций расценивались находящиеся за пределами страны аме­риканские денежные средства. Эта форма без существенных измене­ний сохранялась до начала второй мировой войны.

В 1943 г. американский экономист X. Лэри составил платежный баланс США за 1919—1939 гг. Его форма послужила основой для составления платежного баланса США после второй мировой войны. С 1946 г. квартальные и годовые отчеты о платежном балансе стали печататься министерством торговли США в жур­нале «Surwey of Current Business». Примерно так же прошел про­цесс разработки и анализа показателей платежного баланса в Ве­ликобритании и ряде других стран. Платежный баланс, составлен­ный Лэри за 1919—1939 гг., и последующие официально опубликованные платежные балансы США и ряда других стран отличаются от предыдущих по форме и по существу. Платежный баланс составлялся как статистическая таблица для анализа фина­нсовой позиции страны по отношению к внешнему миру. Исходя из этого, в платежный баланс включались только сделки, которые завершались наличными платежами. Считалось, что международ­ная торговля влияет на внутреннюю экономику так, что превыше­ние экспорта над импортом и наоборот приводит к изменениям, в основном в области денежного обращения и цен, которые авто­матически способствуют восстановлению равновесия в междуна­родных расчетах.

Усиление государственного вмешательства в экономику заста­вило теоретиков отойти от концепции автоматического регулиро­вания экономики, в частности платежного баланса, стихийными силами рынка. Пересмотру понятия платежного баланса способ­ствовало также развитие методов расчетов национального дохода и валового внутреннего продукта. Современные экономисты счи­тают важным отразить в платежном балансе долю национального продукта, вывезенного в другие страны в виде товаров и услуг, объем поступлений товаров и услуг в страну и методы финан­сирования разницы между экспортом и импортом. Сальдо теку­щих операций современного платежного баланса обычно входит в таблицы расчетов валового внутреннего продукта, националь­ного дохода, счетов «затраты-вьшуск».

Формирование мирового хозяйства требовало сопоставления показателей международных расчетов отдельных стран. Поэтому принципы составления платежного баланса отдельных стран под­вергаются все большей унификации. Достижению определенного единообразия в представлении данных международных расчетов способствовала деятельность Лиги наций и МВФ.

Эксперты Лиги наций провели работу по стандартизации мето­дики составления платежных балансов. Публикация Лигой наций в 1924 г. данных о платежных балансах 13 стран за 1922 г. положила начало международному сопоставлению этих показа­телей. В 1927 г. Лигой наций были предложены схема и ряд рекомендаций, в которых за образец брались главным образом платежные балансы США и Англии.

В результате уточнений, внесенных экспертами Лиги наций, была создана схема составления платежного баланса, которая в 1947 г. была опубликована как документ ООН. Он стал итогом деятельности Лиги наций в указанной области, одновременно послужив базой для разработки формы и принципов составления платежного баланса Международным валютным фондом.

МВФ продолжал разработку методики унификации схемы пла­тежного баланса, результаты которой находят отражение в пери­одически переиздаваемом Руководстве по платежному балансу. В настоящее время публикации платежных балансов стран — членов МВФ осуществляются на основе правил, содержащихся в издании Руководства 1993 г. Предложенная МВФ схема в общих чертах повторяет принятую систему построения статей платежных балансов ведущих стран, но с некоторыми модификациями, кото­рые делают эту схему универсальной и позволяют сравнивать и анализировать платежные балансы не только развитых, но и раз­вивающихся государств, а также государств, осуществляющих переход к рыночной экономике.

Классификация статей платежного баланса по методике МВФ

А. Текущие операции

Товары

Услуги

Доходы от инвестиций

Прочие услуги и доходы

Частные односторонние переводы

Официальные односторонние переводы

Итог: А. Баланс текущих операций В. Прямые инвестиции и прочий долгосрочный капитал

Прямые инвестиции

Портфельные инвестиции

Прочий долгосрочный капитал

Итог: А + В (соответствует концепции базисного баланса в США) С. Краткосрочный капитал D. Ошибки и пропуски

Итог: А + В + С + D (соответствует концепции ликвидности

в США) Е. Компенсирующие статьи

Переоценка золото-валютных резервов, распределение и использова­ние СДР

F. Чрезвычайное финансирование

G. Обязательства, образующие валютные резервы иностранных офици­альных органов

Итог: A+B+C+D+E+F+G (соответствует концепции

официальных расчетов в США) Н. Итоговое изменение резервов СДР

Резервная позиция в МВФ

Иностранная валюта

Прочие требования

Кредиты МВФ

Принятая МВФ система классификации статей платежного ба­ланса используется странами—членами Фонда, включая Россию, как основа национальных методов классификации. При этом хара­ктер международных расчетов отдельных стран диктует и особен­ности составления ими платежных балансов. Платежные балансы развитых и развивающихся стран существенно различаются по содержанию. Есть и особенности в расчетах отдельных стран, которые находят отражение в платежных балансах. Для стран, входящих в Организацию экономического сотрудничества и раз­вития (ОЭСР), характерна система составления платежных балан­сов на основе методов, принятых в США и других ведущих странах, которые отличаются от схемы, рекомендованной МВФ, в некоторых деталях.

Схемы платежного баланса, принятые в настоящее время МВФ и ОЭСР, учитывают общие черты, свойственные всем развитым странам, и предоставляют каждой из них возможность вносить свои с учетом специфических финансовых операций. Как правило, такие особенности связаны с методами измерения сальдо платеж­ного баланса и его покрытия. Россия после своего вступления в МВФ также регулярно публикует свой платежный баланс.

• 4.3. СПОСОБЫ ИЗМЕРЕНИЯ САЛЬДО ПЛАТЕЖНОГО БАЛАНСА

Одна из главных задач составления платежного баланса — изме­рение его сальдо. Это важная аналитическая проблема. Она охва­тывает широкий круг вопросов — от точности данных об отдель­ных международных сделках до структуры построения таблиц и является одной из важнейших частей теории и практики платеж­ного баланса. Общепризнанный метод определения дефицита или активного сальдо платежного баланса — деление его на основные и балансирующие статьи. Сальдо основных статей называют «са­льдо платежного баланса», а в зависимости от того, положитель­ная эта величина или отрицательная, — активом или дефицитом платежного баланса. Оно покрывается при помощи балансиру­ющих статей. Сальдо платежного баланса является важным пока­зателем. Его величина входит в исчисление валового внутреннего продукта и национального дохода, влияет на положение валюты, на выбор средств внешней и внутренней экономической политики. Отсюда важнейшей проблемой, возникающей при измерении саль­до платежного баланса, является классификация статей на ос­новные или балансирующие.

Понятие сальдо платежного баланса относится к балансовому итогу определенного набора операций. Это положение имеет при­нципиальный характер. Показатель актива или дефицита платеж­ного баланса не должен пониматься как характеристика всего платежного баланса, который всегда находится в равновесии, а его общий итог в бухгалтерском отношении в силу принятой системы его построения — нулевой. Показатель сальдо платежного балан­са является структурным. Его величина в первую очередь зависит от выбора статей, итог которых он представляет. Такой выбор не может быть произвольным. Он подчинен определенной задаче и несет отпечаток соответствующего аналитического подхода.

Классификация статей платежного баланса по методике МВФ позволяет проиллюстрировать эволюцию методов определения его сальдо. Пользуясь этой схемой, достаточно подвести черту под определенной группой операций, и тогда итоговый показатель всех статей, расположенных выше черты, будет соответствовать сальдо платежного баланса по одной из известных концепций. Этот показатель будет уравновешиваться итогом сумм всех статей ниже черты, взятых с обратным знаком. Структура данной клас­сификации в определенной мере как бы следует исторически за развитием международных экономических операций.

Концепция баланса текущих операций. Исторически наиболее раз­витой формой международного обмена выступает внешняя торгов­ля. Расчеты по внешней торговле составляли главное содержание основных статей первых платежных балансов. С углублением меж­дународного разделения труда все большую роль в международном обмене стали играть услуги. В современном платежном балансе операции торговли и услуг занимают важное место в числе ос­новных статей. Торговый баланс и баланс услуг тесно связаны с состоянием внутренней экономики страны и с ее позицией в миро­вом хозяйстве. Дефицит или актив внешней торговли отражает конкурентоспособность товаров данной страны на мировых рын­ках, слабость или силу ее экономики и может послужить причиной серьезных экономических мер. Более широко экономические связи данной страны с внешним миром отражает баланс текущих опера­ций платежного баланса. Страна может, например, покрывать де­фицит торгового баланса поступлениями от продажи лицензий, от туризма или переводов иностранных рабочих. Сальдо текущих операций платежного баланса часто употребляется для характери­стики внешнеэкономического положения страны. Считается, что баланс текущих операций отражает величину реальных ценностей, которые страна передала загранице или получила от нее в дополне­ние к валовому внутреннему продукту. Он показывает в технико-экономическом плане, живет ли страна «по своим доходам».

С аналитической точки зрения баланс текущих операций, по мнению западных экспертов, отличается двумя особенностями. Во-первых, текущие операции по своей природе окончательны — расчеты по ним не влекут за собой ответных операций, как это имеет место с операциями по движению капитала. Во-вторых, в краткосрочном плане текущие операции наиболее устойчивы, а их итог отражает соответственно влияние более глубоких эконо­мических тенденций, чем операции по движению капитала, особен­но краткосрочного, в большей мере подверженные колебаниям под воздействием не только экономических, но и политических причин. Вследствие этого баланс текущих операций до сих пор рассматривается как показатель, имеющий наиболее значительное экономическое содержание. Он включается в национальные счета, расчеты «затраты-вьшуск», другие макроэкономические агрегаты для определения итога внешнеэкономической деятельности стра­ны и ее взаимодействия с внутриэкономическими процессами. Этот показатель фигурирует также в числе основных при анализе государственной экономической политики и выработке ее долго­срочных целей.

Показателю баланса текущих операций придавалось и более глубокое экономическое содержание. С ростом вывоза капитала в зарубежной экономической теории формируется концепция пла­тежного баланса, в соответствии с которой сальдо текущих опера­ций должно уравновешивать баланс движения долгосрочного ка­питала. По схеме классификации МВФ это означает, что сальдо операций по группе А (текущие операции) должно быть равно сальдо операций по группе В (долгосрочный капитал) с обратным знаком. В соответствии с этой концепцией за счет актива баланса текущих операций должно было осуществляться финансирование вывоза долгосрочного капитала.

Концепция базисного баланса. С развитием учета движения долгосрочного капитала и его более полного отражения в пла­тежном балансе была выдвинута концепция базисного баланса. Она была распространена в США, Великобритании и других странах после второй мировой войны и применялась в качестве главной или наряду с другими для определения состояния пла­тежного баланса. Суть этой концепции состоит в выделении базисных, устойчивых сделок, включаемых в основные статьи, которые, по мнению ее авторов, характеризуют устойчивость во времени и невосприимчивость к колебаниям экономической конъюнктуры. Таковыми стали считать не только текущие опе­рации, но и движение долгосрочного капитала. Балансирующими операциями стали считать движение краткосрочного капитала и валютных резервов. По классификации МВФ сальдо базисного баланса определяется как сумма сальдо операций по группам А и В. Эта сумма должна уравновешиваться балансом операций, расположенных ниже группы В.

В соответствии с концепцией базисного баланса актив текущих операций не столько уравновешивает движение капитала, сколько обеспечивает для этой цели приток валюты. Окончательное балан­сирование платежного баланса должно было обеспечить движение краткосрочного капитала, которым в определенных пределах мо­жно было манипулировать путем изменения валютных курсов, ставок процента и других средств экономической политики. Такой подход можно объяснить тем, что до определенного времени движению краткосрочного капитала не придавалось серьезного значения как самостоятельному процессу. Считалось более важ­ным обеспечивать устойчивый рост вывоза долгосрочного капита­ла, наращивать зарубежные инвестиции, а следовательно, рас­ширять свои позиции на мировых рынках.

Распространение концепции базисного баланса отражало по­требности учета и осмысления в теории и практике значительных международных перемещений краткосрочного капитала в конце 50-х — начале 60-х годов, которые стали следствием введения западноевропейскими странами конвертируемости валют, эконо­мического кризиса и кризиса доллара в этот период. Эти «блуж­дающие» капиталы («горячие» деньги) сыграли немалую роль в подрыве устойчивости платежных балансов.

В трактовке концепции базисного баланса отдельными страна­ми существовали свои особенности. В США эта концепция приме­нялась в качестве официальной с конца 40-х до середины 50-х годов, когда на смену ей пришла концепция ликвидности, и затем была возрождена на короткий период, с 1962 по 1965 гг., когда она применялась как дополнительный инструмент анализа платежного баланса. По американской методике показатель базисного баланса в 1962—1965 гг. определялся как итоговое сальдо статей текущих операций и движения долгосрочного капитала за вычетом долгосрочных государственных и частных банковских американских обязательств иностранным официальным валютным органам и международным организациям.

В ФРГ концепция базисного баланса начала применяться с 1962г., когда обнаружилось, что перемещения не только краткос­рочного, но и долгосрочного капитала достигли такого размаха колебаний, который затемнял тенденции, лежащие в основе других операций.

Великобритания использовала концепцию базисного баланса с конца 50-х и в 60-х годах. Она считала, что с учетом ее роли как одного из мировых финансовых центров концепция базисного баланса позволит обеспечить более четкое различие между основ­ными, базисными и второстепенными внешнеэкономическими опе­рациями. Это имело большое значение для выработки ориентиров государственной экономической политики в отношении платеж­ного баланса, состояние которого оказывало огромное влияние на экономику страны, цели и методы ее государственного регули­рования. В английской трактовке базисный баланс был итогом баланса текущих операций и движения всего долгосрочного капи­тала, без исключения специфических (в частности, некоторых госу­дарственных) операций с долгосрочным капиталом.

Однако практика применения концепции базисного баланса в Великобритании постоянно сталкивалась с трудностями клас­сификации операций движения капитала, его разделения на долго­срочные и краткосрочные операции и соответствующего их разнесения по статьям платежного баланса. Эти трудности особенно усугубились во второй половине 60-х годов, когда в 1967 г. ухуд­шение платежного баланса страны и девальвация фунта стерлин­гов стали проявлением кризиса, охватившего мировую валютную систему. В этой обстановке в течение нескольких лет движение капитала в английском платежном балансе происходило в форме беспорядочных колебаний, обусловленных кризисной обстанов­кой, и не могло служить ориентиром для выражения долговремен­ных тенденций. Эти трудности привели к тому, что в 1970 г. в Англии отказались от концепции базисного баланса.

Концепция ликвидности. Следующим шагом была разработка концепции ликвидности, выдвинутой США в 1958 г. Резкое ухуд­шение платежного баланса США в тот период и кризис доллара заставили министерство торговли критически осмыслить методы составления платежного баланса и измерения его дефицита. Было пересмотрено отношение к движению краткосрочного капитала, причем особое значение придавалось ликвидным долларовым ак­тивам на руках иностранных частных лиц и официальных органов, что определило содержание и название нового подхода.

Концепция ликвидности исходила из того, что доллар США являлся резервной валютой и широко применялся как междуна­родное платежное и резервное средство. Считалось, что США должны быть всегда готовы к борьбе со спекуляцией долларами, а для этого необходимо знать, какова сумма ликвидных долларо­вых активов у нерезидентов. Величину прироста этой суммы долж­но было показывать сальдо платежного баланса. Поэтому по концепции ликвидности в число основных статей, кроме тех, что включаются сторонниками базисных сделок, входят еще три вида сделок: движение частного краткосрочного национального капита­ла, иностранных коммерческих кредитов и сальдо по статье «Ошибки и пропуски».

В качестве балансирующих берутся статьи, которые, по мне­нию министерства торговли, отражают изменения в международ­ной ликвидной позиции США. В балансирующие статьи входят изменения: американских валютных резервов (включая взнос в МВФ), ликвидных обязательств США перед иностранными офи­циальными учреждениями и частными лицами. Особенностью этой концепции являлось разграничение государственных валют­ных резервов США и валютных активов в руках американских частных держателей.

По классификации статей платежного баланса, принятой МВФ, сальдо по концепции ликвидности с некоторыми оговорками (ка­сающимися группы С) соответствует сумме сальдо операций по группам А + В + С + D, которые будут считаться основными. Оно балансируется суммарной величиной сальдо по группам Е + F + G + Н, взятой с обратным знаком. В классификации, принятой ОЭСР, концепция ликвидности четко выражена. Она содержала в себе немало противоречий. Отнесение ряда операций с краткосрочным капиталом к числу основных статей платежного баланса не было достаточно обосновано. В частности, главная причина включения активов иностранной валюты, находящихся в руках американских частных держателей, состояла в том, что законодательство США затрудняло государственным финансовым органам их использование для защиты доллара в дополнение к официальным резервам. Сальдо по статье «Ошибки и пропуски» не связывалось с движением краткосрочного капитала и объяс­нялось лишь несовершенством учета международных расчетов.

Включение в число балансирующих статей изменения частных краткосрочных обязательств США отражало взгляд на эти обяза­тельства как на потенциальную угрозу доллару. Правда, по законодательству США иностранные частные держатели долларов не могли непосредственно обменять их на золото в казначействе США. Но в условиях, когда доверие к доллару было подорвано, иностранные частные банки могли продавать свои долларовые активы центральным банкам, а те, в свою очередь, предъявлять их к обмену на золото казначейству США.

Крупный дефицит платежного баланса США в 1958 г. вызвал беспокойство правительства и финансовых кругов. Это прояви­лось, в частности, в недоверии к методам измерения дефицита. Едва появившись, концепция ликвидности подверглась острой критике, однако министерству торговли США удалось ее отстоять. Концепция ликвидности применялась как официальная только к платежному балансу США из-за статуса доллара как резервной валюты. Крупные дефициты платежного баланса США с самого начала поставили эту концепцию под сомнение.

Концепция баланса официальных расчетов. Очередным шагом на пути измерения сальдо платежного баланса стала концепция официальных расчетов, выдвинутая США в 1965 г. и принятая впоследствии как основная концепция экспертами МВФ и ОЭСР. Привлекательность этой методики для официальных органов США и других стран состояла в том, что она, во-первых, давала меньшие показатели дефицита, во-вторых, подводила теоретичес­кую основу под практикуемое широкое привлечение иностранного частного краткосрочного и портфельного капитала для улучшения платежного баланса. Концепция официальных расчетов возникла в результате критического анализа методов измерения сальдо платежного баланса США, который был осуществлен специально созданным комитетом под руководством эксперта по финансовым вопросам Э. Бернштейна.

Концепция баланса официальных расчетов, или, как его стали называть в публикациях МВФ и ряда развитых стран, итогового баланса (overall balance), стала применяться в США с 1965 г., а позднее получила распространение и в других странах и была одобрена экспертами МВФ и ОЭСР. Исходная посылка этой кон­цепции состояла в том, что официальные валютные органы стран осуществляют валютную интервенцию с целью поддержания кур­сов своих валют. При Бреттонвудской системе эти интервенции были обусловлены обязательством стран не допускать отклонений валютного курса больше чем на ± 1 % паритета, зафиксирован­ного в долларах. С 1973 г. это вмешательство перестало быть регулярным; оно осуществлялось тогда, когда плавающий курс отклонялся, по мнению официальных валютных органов, в боль­ших масштабах от сложившихся и признанных желательными уровней по отношению к валютам партнеров.

С переходом на концепцию официальных расчетов краткосроч­ные обязательства США перед иностранцами, иностранными част­ными учреждениями, банками, включая частные депозиты в аме­риканских банках, а также частные иностранные инвестиции в цен­ные бумаги правительства США на руках иностранных частных лиц стали рассматриваться не как угроза платежному балансу и доллару, а как поступление капитала, владельцы которого нахо­дят в стране выгодное поле для его приложения. В качестве балансирующих статей авторы концепции предложили рассматри­вать официальные резервные и специальные межправительствен­ные операции.

Стандартное определение баланса официальных расчетов, при­менявшееся многими странами, предполагает включение в число балансирующих следующих статей: операции официальных ва­лютных органов с валютными резервами (золото, иностранная валюта, резервная позиция в МВФ и активы в СДР); изменения обязательств официальных валютных органов перед иностранны­ми официальными учреждениями, включая международные ор­ганизации, распределение СДР. По классификации МВФ сальдо платежного баланса по концепции официальных расчетов высту­пает как итог по группам A+B+C+D+E+F+G, которые классифицируются как основные статьи, оно уравновешивается итоговой суммой операций по группе Н, т.е. сугубо официаль­ными валютными операциями.

Применение концепции официальных расчетов в отдельных странах имело свои особенности и отличалось от рекомендаций МВФ и схемы ОЭСР. В частности, в США помимо перечисленных выше операций входят также изменения в течение данного периода по следующим операциям: ликвидные обязательства националь­ных учреждений по отношению к иностранным официальным учреждениям, прочие рыночные обязательства по отношению к иностранным официальным органам (включая принадлежащие им неликвидные обязательства американских банков по данным последних, а также облигации американских государственных учреждений и корпораций, частных корпораций, правительств штатов и муниципалитетов); неликвидные обязательства правите­льства США иностранным официальным резервным учреждениям.

Балансирующие статьи по методике официальных расчетов для стран, чьи валюты не являются резервными (в отличие от США), имеют иное содержание, чем в платежном балансе США. В ФРГ они отражают «изменения нетто-позиции Бундесбанка по загра­ничным активам». Приток иностранной валюты на счета Бундес­банка отражает актив платежного баланса ФРГ, а в случае его дефицита уменьшается объем иностранной валюты в резервах банка. Применяемая в ФРГ концепция приводит к включению в число балансирующих таких операций Бундесбанка, которые не являются резервными, а представляют собой скорее долгосрочные вложения государственного капитала за границей. Примером мо­жет служить приобретение Бундесбанком облигаций МБРР.

В Великобритании концепция официальных расчетов применя­лась с 1970 г. В отличие от американской методики в числе балансирующих операций, куда входят изменения в официальных резервах, некоторые операции находят здесь лишь частичное вы­ражение. Сюда включаются официальные краткосрочные и сред­несрочные заимствования средств в МВФ для поддержания офици­альных резервов, аналогичные заимствования у центральных бан­ков отдельных стран и т.п. Однако ряд операций, отражающих изменения обязательств Великобритании по отношению к ино­странным официальным валютным учреждениям, не попадает в число балансирующих, что приводит к асимметричности сальдо ее платежного баланса. Существует ряд различий между странами в составлении платежного баланса по этой методике.

Вследствие указанных различий сальдо платежных балансов стран не вполне сопоставимы. Так, чтобы привести показатели сальдо балансов официальных расчетов к сопоставимому виду, например по методике ОЭСР к американскому показателю, надо добавить показатели распределения СДР и досрочных выплат иностранцами по долгосрочным кредитам американского прави­тельства, к английскому — присоединить обязательства иностран­ным валютным органам помимо тех, которые возникли по линии поддержания резервов, и вычесть заимствования иностранной ва­люты английским правительством; из показателя ФРГ надо от­нять стоимость приобретенных Бундесбанком облигаций МБРР. Однако отмеченные корректировки невелики по масштабам, а в отдельных случаях вовсе незначительны, что позволяет в прак­тических целях осуществлять сравнение указанных страновых по­казателей.

Западные эксперты отмечают, что концепция официальных рас­четов имела формальное сходство с применявшейся в послевоен­ный период Фондом концепцией официального финансирования. Последняя включала в число балансирующих операций помимо изменений в резервах все официальные субсидии, государственные долгосрочные кредиты (в частности. Экспортно-импортного банка США и по плану Маршалла, МБРР) странам Западной Европы и некоторым развивающимся странам. Сюда же входили ино­странные активы в портфелях частных банков, подлежащие конт­ролю официальных органов, и все обязательства по отношению к иностранным официальным и частным учреждениям. Концепция официального финансирования вызывала критику с точки зрения как содержания, так и статистического учета, что привело к ее отмене в 1954 г.

В условиях фиксированных валютных курсов баланс офи­циальных расчетов отражал положение валюты данной страны на валютных рынках, поскольку изменения ее курса находили отражение главным образом в изменении объема официальных резервов и обязательств по отношению к иностранным офи­циальным валютным органам. Актив этих статей (прирост ва­лютных резервов или уменьшение обязательств) означал усиление позиций валюты данной страны, а дефицит соответственно — ее ослабление. С введением режима плавающих валютных курсов анализ балансирующих статей не дает ответа на вопрос о по­ложении национальной валюты. Курс валюты страны может меняться, но если государственные валютные органы не осу­ществляют операций по его поддержанию, балансирующие статьи баланса официальных расчетов останутся без изменений. В этом случае под воздействием колебаний валютного курса будут про­исходить изменения в основных статьях платежного баланса. Длительные отклонения валютных курсов сказываются на из­менении соотношений между сальдо баланса по текущим опе­рациям и баланса движения капиталов и кредитов; краткосрочные колебания курсов валют — главным образом на движении кра­ткосрочного капитала.

Увеличение масштабов международного перемещения капита­лов в 70-е годы стало одной из главных причин подрыва режима фиксированных курсов; оно продолжалось и при плавающих кур­сах. Вместе с валютным фактором движение долгосрочного и кра­ткосрочного капитала в первую очередь определялось политикой ТНК, государственной экономической политикой, в том числе использованием банковских ставок процента. Важным фактором перемещения капиталов стало образование крупных долларовых активов у стран — экспортеров нефти. В 80-е годы крупные перемещения капитала происходили под влиянием дефицита фина­нсовых ресурсов в США и связанного с этим повышения бан­ковских процентных ставок. При таком положении официальные резервные операции уже не могут компенсировать крупных изме­нений в платежном балансе.

Возврат к измерению сальдо платежного баланса лишь по теку­щим операциям. Крупные сдвиги в структуре международных платежных отношений и связанная с ними неустойчивость движе­ния капитала в обстановке кризисных потрясений в экономике и мировой валютной системе в середине 70-х годов привели к пе­ресмотру методов определения сальдо платежного баланса. С 1976 г. США стали официально измерять сальдо платежного баланса только как сальдо текущих операций, публикуя данные о других операциях как справочные показатели. Их примеру по­следовал ряд стран.

Измерение сальдо платежного баланса по текущим опера­циям означает, что страны, принявшие этот метод, считают все перемещения капитала балансирующими статьями, стихий­но уравновешивающими платежный баланс в условиях плаваю­щих валютных курсов. Таким образом, обращение к критерию текущих операций нельзя рассматривать как простой возврат к прошлому. Обращение к показателю платежного баланса по текущим операциям отражает отставание экономической теории от практики. Государственные органы не учитывают роль дви­жения капитала как фактора интернационализации и глобализа­ции всемирного хозяйства и продолжают рассматривать его лишь в аспекте долговых отношений. В современных условиях динамика сальдо текущих операций связана с переменами ролей должников и кредиторов в международных платежных отноше­ниях.

Полные данные о платежных балансах публикует МВФ в целях международных сопоставлений. Они имеют ряд особенностей, что отличает их от публикаций национальной статистики. Обрабаты­вая исходные показатели, представленные странами, эксперты МВФ вносят в них свои уточнения, используют неофициальные публикации, перегруппировывают статьи платежных балансов и выполняют другие действия. В итоге публикации МВФ могут существенно отличаться от исходных национальных данных. Глав­ное отличие публикаций платежных балансов Фондом заключает­ся в том, что для обеспечения сравнимости они пересчитываются в СДР. Это неизбежно приводит к определенным искажениям. Эксперты Фонда используют средний курс валюты страны к СДР за период, который охватывают данные платежного баланса, для пересчета всех его показателей. Между тем применительно к каж­дой отдельной операции этот курс должен отличаться от среднего в силу различий в соотношении национальных и мировых цен на отдельные товары и услуги и т.п. Таким образом, при пересчете в СДР происходят известная нивелировка национальных данных, сглаживание отклонений от среднего курса, которые существуют по отдельным статьям в национальной валюте или в СДР с учетом реальных соотношений.

Таким образом, публикуемые МВФ данные платежных балан­сов стран-членов за счет обеспечения сравнимости существенно теряют в точности. Это означает, что анализ этих данных позволя­ет судить в основном о масштабах исследуемых процессов, но не о достаточно точной их количественной оценке.

Рассмотрение развития концепций составления платежного ба­ланса и измерения его сальдо показывает, что ни одна из них не дает абсолютно точного измерения масштабов операций и унифи­цированного разделения их на основные и балансирующие. Как правило, новые концепции платежного баланса появляются в пе­риоды серьезной ломки структуры международных расчетов, из­менений в экономике и валютной системе, означая попытки от­разить сложившиеся перемены. Поиски концепции платежного баланса, адекватно отражающей фактическое положение, остают­ся актуальной задачей для экономической теории и практиков.

• 4.4. ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ПЛАТЕЖНЫЙ БАЛАНС

Платежный баланс имеет прямую и обратную связь с воспроиз­водством. С одной стороны, он складывается под влиянием про­цессов, происходящих в воспроизводстве, а с другой — воздей­ствует на него, так как влияет на курс валют, золото-валютные резервы, валютное положение, внешнюю задолженность, направ­ление экономической, в том числе валютной и внешней кредитной политики, состояние мировой валютной системы. Платежный ба­ланс дает представление об участии страны в мировом хозяйстве, масштабах, структуре и характере ее внешнеэкономических связей. В платежном балансе отражаются: 1) структурные диспропорции экономики, определяющие разные возможности экспорта и потре­бности импорта товаров, капиталов и услуг; 2) изменения в соот­ношении рыночного и государственного регулирования экономи­ки; 3) конъюнктурные факторы (степень международной конкурен­ции, инфляции, изменения валютного курса и др.).

На состояние платежного баланса влияет ряд факторов.

1. Неравномерность экономического и политического развития стран, международная конкуренция. Эволюция основных статей платежного баланса отражает изменения соотношения сил цент­ров соперничества в мировой экономике. После второй мировой войны сложился активный платежный баланс США при крупном дефиците платежных балансов стран Западной Европы и Японии в силу отставания их экономического потенциала. В этом прояви­лась характерная до конца 50-х годов моноцентрическая система господства во главе с США. Так, в период после второй мировой войны и до 60-х годов торговые балансы большинства стран Западной Европы и Японии были обычно пассивными. Торговый баланс США в те же годы сводился с огромным активным сальдо (в 1947 г. 10 млрд долл.) благодаря укреплению позиции американских монополий на мировом рынке, устойчивости долла­ра. Превращение США в международного инвестора и кредитора обусловило приток огромных дивидендов и процентов из-за ру­бежа.

Однако доля США в ежегодном приросте прямых инвестиций уменьшилась с 50% в 1967 г. до 4% в 1980 г. за счет увеличения доли Западной Европы и Японии, а с 1985 г. США стали нетто-импортером капитала.

Падение доли США в мировом промышленном производстве (с 54,6% в 1948 г. до 37,8% в 1984 г.), экспорте товаров (с 33,0 до 12,7% соответственно), экспорте капиталов (на 20% за 70-е годы) при увеличении военных расходов, в том числе за границей, привело к хроническому дефициту текущих операций их платежного баланса. Длительный экономический подъем в США в 90-х годах способствовал восстановлению их лиди­рующих позиций в мировой экономике и международных фи­нансах. Противоречия между тремя центрами — США, Западной Европой (в первую очередь странами ЕС), Японией — отражаются на состоянии их платежных балансов.

2. Циклические колебания экономики. В платежных балансах находят выражение колебания, подъемы и спады хозяйственной активности в стране, так как от состояния внутренней экономики зависят ее внешнеэкономические операции. Колебания платежного баланса, обусловленные механизмом промышленных циклов, спо­собствуют перенесению внутриэкономических циклических про­цессов из одной страны в другие. Рост производства вызывает увеличение импорта топлива, сырья, оборудования, а при замедле­нии темпов экономического роста ввоз товаров сокращается. Экс­порт товаров, капиталов, услуг в большей степени реагирует на изменения условий мирового рынка. При вялом хозяйственном развитии вывоз капитала обычно увеличивается. При ускоренном развитии экономики, когда растут прибыли, усиливается кредит­ная экспансия в стране, повышается процентная ставка, темп вывоза капитала падает. В силу асинхронности современного экономического цикла его колебания влияют на платежный баланс зачастую косвенно. Мировые экономические кризисы приводят к крупномасштабным дефицитам платежных балансов то одних, то других стран.

3. Рост заграничных государственных расходов. Тяжелым бре­менем для платежного баланса являются внешние правительствен­ные расходы, которые преследуют разнообразные экономические и политические цели.

4. Милитаризация экономики и военные расходы. Основная масса государственных расходов США за границей, отражающих­ся в платежном балансе, предназначена на военные цели (более 50%; в их числе содержание и оснащение военных баз за рубежом, военная помощь). Косвенное воздействие военных расходов на платежный баланс определяется их влиянием на условия производства, темпы экономического роста, а также масштабами изъ­ятия из гражданских отраслей ресурсов, которые могли бы исполь­зоваться для капиталовложений, в частности в экспортные отрас­ли. Если экспортные отрасли загружены военными заказами, а средства, которые можно применить для расширения вывоза товаров, направляются на военные цели, это приводит к сокраще­нию экспортных возможностей страны. Рост вооружений вызыва­ет увеличение импорта военно-стратегических товаров, в том чис­ле многих видов сырья (нефти, каучука, цветных металлов), сверх нормальных потребностей мирного времени.

5. Усиление международной финансовой взаимозависимости. В современных условиях движение финансовых потоков стало важной формой международных экономических связей. Это обус­ловлено увеличением масштабов вывоза капиталов, развитием мирового рынка ссудных капиталов, включая еврорынки, финан­совые рынки, в условиях либерализации условий сделок. В итоге финансовая взаимозависимость стран стала сильнее коммерческой взаимозависимости. Это усиливает валютные и кредитные риски, в первую очередь риск неплатежеспособности заемщика; мировой долговой кризис 80-х и 90-х годов, валютно-финансовый кризис 1997—1998 гг. вскрыли опасность этих рисков. Финансовые потоки превышают в десятки раз платежи по международной торговле.

Двойственное влияние вывоза капитала на платежный баланс страны-экспортера заключается в том, что он увеличивает его пассив, но служит базой для притока в страну процентов и диви­дендов через определенный период. Однако приток процентов и дивидендов уменьшается при реинвестиции части прибылей в стране приложения капитала. Например, филиалы американских корпораций в Западной Европе реинвестируют примерно полови­ну прибылей, полученных в этом регионе.

Чрезмерный вывоз капитала отвлекает средства, которые мог­ли бы быть использованы для модернизации экспортных отрас­лей. В отличие от внутренних капиталовложений экспорт капитала оказывает меньшее влияние («мультипликационный эффект») на рост инвестиций в сопряженных сферах, так как тратится в основ­ном на покупку иностранных, а не национальных сырья, оборудования, рабочей силы.

На платежный баланс отрицательно влияет «бегство» капитала (англ. flight of capital) — 1) в узком смысле — ускоренное и внезап­ное перемещение краткосрочных капиталов из страны за рубеж; 2) в широком смысле — массовый отток капитала из одной страны в другие в разных формах и на разные сроки в поисках более прибыльных и надежных сфер его приложения. Основная причина «бегства» капитала — экономическая и политическая нестабильность в стране, инфляция, недоверие к национальной валюте, неэффективная экономическая политика, вызывающая кризисные потрясения, повышение различных рисков, высокие на­логи.

Различаются следующие формы «бегства» капитала: 1) неле­гальные (оставление за рубежом части инвалютной выручки, упу­щенная выгода на внешнеэкономических сделках, например, при бартерных сделках, авансовые платежи по фиктивным контрак­там, контрабандный вывоз капитала и товаров и др; 2) по легаль­ным каналам (увеличение зарубежных активов предприятий, бан­ков), приобретение недвижимости за рубежом, недекларируемый вывоз инвалюты и др.); 3) отмывание «грязных» денег, связанных с противоправными действиями юридических и физических лиц и внедрением их в легальные финансовые потоки; 4) внутреннее «бегство» капитала к инвалютам в форме долларизации экономики.

Оценить размеры «бегства» капитала трудно. В мировой прак­тике для их оценки применяются следующие методы: 1) общий метод — сумма прироста иностранных активов (кроме официаль­ных резервов) и статья «Ошибки и пропуски» платежного баланса; 2) определение долга частного сектора — увеличение внешней задолженности за счет переводов банков и небанковских учрежде­ний и статья «Ошибки и пропуски» платежного баланса; 3) метод углубленного анализа — сумма краткосрочных переводов капита­ла из небанковского частного сектора и упомянутая статья пла­тежного баланса, 4) косвенный метод — доля иностранных ак­тивов, не декларируемых для налогообложения. По оценке МВФ, по косвенному методу до 2/3 вывоза капитала может рассмат­риваться как «бегство» капитала.

«Бегство» капитала — глобальное явление, периодически охва­тывающее то одни, то другие страны. Оно достигло огромных размеров в России в условиях трудного перехода к рыночной экономике. По некоторым оценкам, незаконный перевод активов в зарубежные банки достиг 50 млрд долл США, а общая сумма составила 230 млрд (март 1998 г.).

«Бегство» капитала подрывает экономический, особенно финан­сово-инвестиционный, потенциал страны, вызывает финансовые по­тери в виде упущенной выгоды от традиционного вывоза капитала (проценты, дивиденды), ограничивает возможности внутренних ка­питаловложений, подрывает национальную безопасность.

Приток иностранных капиталов оказывает двоякое влияние и на платежный баланс страны-импортера: вначале увеличиваются поступления, но с наступлением сроков платежей страны-должники вынуждены уплачивать сумму долга, а также проценты и ди­виденды. Иностранные капиталы оказывают положительное вли­яние на платежный баланс страны-должника при условии их само­окупаемости, если использование капиталов приносит доходы, часть которых направляется на погашение внешней задолженно­сти. Они могут способствовать уменьшению импорта товаров страной-должником. Например, многие виды продукции, которые страны Западной Европы раньше ввозили из США (автомобили, сельскохозяйственное оборудование, нефтепродукты, электротова­ры), ныне производятся на американских предприятиях в этих странах.

Отрицательное воздействие прямых инвестиций на платежный баланс страны — импортера капитала проявляется, когда сумма вывозимых прибылей превышает приток новых капиталовложений страны — инвестора капитала. По истечении срока окупаемости иностранных предприятий (обычно 7—8 лет для американских, 10—11 лет для английских) первоначальные инвестиции превраща­ются в накопленный капитал. Уменьшается доля внешних источ­ников финансирования иностранных предприятий. Одновременно растут иностранные инвестиции за счет использования местных капиталов в форме кредитов, размещения акций и облигаций. ТНК в этих целях широко используют мировой рынок ссудных капита­лов. По мере покрытия капиталовложений иностранных инвесто­ров за счет местных и международных источников сокращаются приток капитала из родительских компаний, реинвестирование их прибылей и соответственно возрастает вывоз прибыли.

Отрицательные последствия портфельных инвестиций для пла­тежного баланса страны приложения капитала связаны с их репат­риацией (от лат. repatriaire — возвращение на родину) размещен­ного за рубежом капитала в период экономического, политичес­кого и валютного кризисов в стране инвестирования. Кроме того, отлив прибылей по портфельным инвестициям нередко превышает новый приток иностранного капитала.

Негативное влияние иностранных капиталов на платежный ба­ланс может быть связано с установлением контроля крупных иностранных монополий над экономикой ввозящей их страны, включая структуру и географическое направление экспорта това­ров. Например, иностранные фирмы поощряют импорт товаров и услуг из страны — экспортера капитала по линии поставок родительских компаний своим филиалам. Причем ТНК прибегают к махинациям с помощью трансфертных цен по внутрифир­менным поставкам, которые составляют примерно половину экспорта и импорта США. Особенность современного международ­ного движения капитала заключается в концентрации в промышленно развитых странах примерно 2/3 иностранных инвестиций в мире.

В условиях глобализации мировой экономики нарастает вза­имопроникновение капиталов США, Японии, стран Западной Ев­ропы, что усиливает партнерство и соперничество между ними.

6. Изменения в международной торговле. НТР, рост интен­сификации хозяйства, переход на новую энергетическую базу вы­зывают структурные сдвиги в международных экономических свя­зях. Более интенсивной стала торговля готовыми изделиями, в том числе наукоемкими товарами, а также нефтью, энергоресур­сами. Резкое повышение цен на нефть в 70-х и начале 80-х годов (в 18 раз в 1980 г. против 1971 г.) привело к дефициту текущих операций платежного баланса стран — импортеров нефти ряда промышленно развитых стран, включая США, развивающихся стран и активизации платежного баланса нефтеэкспортирующих стран ОПЕК. Война в Персидском заливе, начавшаяся в январе 1991 г., вызвала скачок цены на нефть. В конце 90-х годов цена на нефть ниже 15 долл. за баррель.

В географии товарных потоков происходит сдвиг в сторону расширения обмена между развитыми странами (70% мировой торговли, стран ЕС — 38%) при сокращении удельного веса развивающихся стран в их внешней торговле. Взаимная торговля развитых стран поглощает 80% их экспорта (стран ЕС — 58%), а торговля между развивающимися странами составляет лишь 1/4 их экспорта. Это обостряет конкуренцию на мировом рынке.

ТНК наращивают внутрифирменный товарообмен, включае­мый статистикой в общий итог мировой торговли. Это наклады­вает отпечаток на уровень цен, структуру МЭО, распределение выгод от участия в МРТ, способствует таможенному протекци­онизму. На состояние платежного баланса влияют явные и скры­тые международные операции ТНК. Повысилось влияние нецено­вых факторов конкуренции — новизны, качества, надежности, сроков поставки продукции — на платежный баланс.

7. Влияние валютно-финансовых факторов на платежный ба­ланс. Девальвация обычно поощряет экспорт, а ревальвация сти­мулирует импорт при прочих равных условиях. Нестабильность мировой валютной системы ухудшает условия международной торговли и расчетов. В ожидании снижения курса национальной валюты происходит смещение сроков платежей по экспорту и им­порту: импортеры стремятся ускорить платежи, а экспортеры, напротив, задерживают получение вырученной иностранной валю­ты (политика «лидз энд лэгз»). Достаточен небольшой разрыв в сроках международных расчетов, чтобы вызвать значительный отлив капиталов из страны. С введением плавающих курсов воз­рос риск валютных потерь. Колебания курса ведущих валют, которые используются как валюты цены и платежа, — доллара, фунта стерлингов, марки ФРГ, японской иены — влияют на пла­тежные балансы большинства стран.

8. Отрицательное влияние инфляции на платежный баланс. Это происходит в том случае, если повышение цен снижает кон­курентоспособность национальных товаров, затрудняя их экспорт, поощряет импорт товаров и способствует «бегству» капиталов за границу.

9. Чрезвычайные обстоятельства — неурожай, стихийные бед­ствия, катастрофы и т.д. отрицательно влияют на платежный баланс.

Платежные балансы реагируют на торгово-политическую диск­риминацию определенных стран, создающих искусственные барье­ры и препятствующих развитию взаимовыгодных отношений. На­пример, на страны НАТО распространялся обширный список то­варов (КОКОМ), запрещенных для поставки в бывшие социалис­тические страны «по стратегическим соображениям». Преобразо­вания в странах Восточной Европы и бывшем СССР по пути перехода к рыночной экономике могут создать условия для отказа от дискриминации в пользу взаимовыгодного сотрудничества.

• 4.5. ОСНОВНЫЕ МЕТОДЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ ПЛАТЕЖНОГО БАЛАНСА

Платежный баланс издавна является одним из объектов госу­дарственного регулирования. Это обусловлено следующими при­чинами.

Во-первых, платежным балансам присуща неуравновешен­ность, проявляющаяся в длительном и крупном дефиците у одних стран и чрезмерном активном сальдо у других. Нестабильность баланса международных расчетов влияет на динамику валютного курса, миграцию капиталов, состояние экономики. Например, по­крывая дефицит текущих операций платежного баланса нацио­нальной валютой, США способствовали экспорту инфляции в дру­гие страны, созданию избытка долларов в международном оборо­те, что подорвало Бреттонвудскую систему в середине 70-х годов.

Во-вторых, после отмены золотого стандарта в 30-х годах XX в. стихийный механизм выравнивания платежного баланса путем ценового регулирования действует крайне слабо. Поэтому выравнивание платежного баланса требует целенаправленных го­сударственных мероприятий.

В-третьих, в условиях глобализации хозяйственных связей по­высилось значение платежного баланса в системе государствен­ного регулирования экономики. Задача его уравновешивания вхо­дит в круг основных задач экономической политики государства наряду с обеспечением темпов экономического роста, сдерживани­ем инфляции и безработицы.

Материальной основой регулирования платежного баланса слу­жат: 1) официальные золото-валютные резервы; 2) национальный доход, перераспределяемый через государственный бюджет; 3) не­посредственное участие государства в международных экономичес­ких отношениях как экспортера капиталов, кредитора, гаранта, заемщика; 4) регламентация внешнеэкономических операций с по­мощью нормативных актов и органов государственного контроля.

При регулировании платежного баланса возникает проблема: какие страны (имеющие активное сальдо или дефицит) должны принимать меры по его выравниванию. Рассуждения теоретиков и требования практиков по этому вопросу различны. Обычно под давлением внутренних и внешних факторов проблема выравнива­ния платежного баланса наиболее остро встает перед странами, имеющими дефицит. Страны с активным балансом международ­ных расчетов призывают их «навести порядок в собственном доме»: ограничить инфляцию, проводить дефляционную полити­ку, стимулировать экспорт, сдерживать импорт товаров и т.д. Такие требования после второй мировой войны США предъявляли странам Западной Европы, имевшим хронический дефицит пла­тежного баланса. В 60-х и первой половине 80-х годов положение изменилось; страны Западной Европы, прежде всего ЕС, выступа­ли с аналогичными призывами к США. Страны с дефицитом платежного баланса обычно настаивают, чтобы их партнеры с ак­тивным балансом ослабили таможенные и иные ограничения им­порта, расширили вывоз капитала.

Государственное регулирование платежного баланса — это совокупность экономических, в том числе валютных, финансовых, денежно-кредитных мероприятий государства, направленных на формирование основных статей платежного баланса, а также по­крытие сложившегося сальдо. Существует разнообразный арсенал методов регулирования платежного баланса, направленных либо на стимулирование, либо на ограничение внешнеэкономических операций в зависимости от валютно-экономического положения и состояния международных расчетов страны.

Странами с дефицитным платежным балансом обычно пред­принимаются следующие мероприятия с целью стимулирования экспорта, сдерживания импорта товаров, привлечения иностран­ных капиталов, ограничения вывоза капиталов.

1. Дефляционная политика. Такая политика, направленная на сокращение внутреннего спроса, включает ограничение бюджет­ных расходов преимущественно на гражданские цели, заморажива­ние цен и заработной платы. Одним из важнейших ее инструмен­тов служат финансовые и денежно-кредитные меры: уменьшение бюджетного дефицита, изменения учетной ставки центрального банка (дисконтная политика), кредитные ограничения, установле­ние пределов роста денежной массы. В условиях экономического спада, при наличии большой армии безработных и резервов неис­пользованных производственных мощностей политика дефляции ведет к дальнейшему падению производства и занятости. Она связана с наступлением на жизненный уровень трудящихся и гро­зит обострением социальных конфликтов, если не принимаются компенсирующие меры.

2. Девальвация. Понижение курса национальной валюты на­правлено на стимулирование экспорта и сдерживание импорта товаров. Однако роль девальвации в регулировании платежного баланса зависит от конкретных условий ее проведения и сопутст­вующей общеэкономической и финансовой политики. Девальвация стимулирует экспорт товаров лишь при наличии экспортного по­тенциала конкурентоспособных товаров и услуг и благоприятной ситуации на мировом рынке. Что касается сдерживающего влия­ния девальвации на импорт, то в условиях интернационализации процесса воспроизводства и развития международной специализа­ции страна зачастую не может резко сократить ввоз товаров. К тому же не все страны проводят успешную политику импортозамещения.

Удорожая импорт, девальвация может привести к росту издер­жек производства отечественных товаров, повышению цен в стра­не и последующей утрате полученных с ее помощью конкурентных преимуществ на внешних рынках. Поэтому, хотя она может дать стране временные преимущества, но во многих случаях не устраня­ет причины дефицита платежного баланса. Для получения жела­емого эффекта девальвация должна быть достаточной по размеру. Иначе она лишь усиливает спекуляцию на валютных рынках, так как сохраняется возможность повторного пересмотра валютного курса. Например, девальвация фунта стерлингов в ноябре 1967 г. на 14,3% и доллара в декабре 1971 г. на 7,89% не устранила спекулятивное давление на эти валюты. В то же время чрезмерный размер девальвации вызывает цепную реакцию снижения курса других валют, и тогда страна, девальвировавшая свою валюту, лишается конкурентных преимуществ, на которые она рассчиты­вала. Некоторые страны периодически практикуют множествен­ность валютного курса, иногда в форме двойного валютного рынка, как скрытую девальвацию. Введение режима плавающих курсов не способствовало выравниванию платежных балансов. Прекращение скачкообразных девальваций в известной мере сняло давление спекулятивных капиталов на международные расчеты, однако в условиях плавающих валютных курсов воздействие их рыночного снижения на соотношение цен импортируемых и экс­портируемых товаров легко сводится на нет. Поэтому для обес­печения эффективности девальвации многие страны, особенно раз­вивающиеся, вводят дифференцированные пошлины и субсидии на экспорт и импорт.

3. Валютные ограничения. Блокирование инвалютной выручки экспортеров, лицензирование продажи иностранной валюты им­портерам, сосредоточение валютных операций в уполномоченных банках направлены на устранение дефицита платежного баланса путем ограничения экспорта капитала и стимулирования его при­тока, сдерживания импорта товаров. Так, в конце 70-х — начале 80-х годов, несмотря на либерализацию текущих операций, приме­рно 90% стран с конвертируемой валютой применяли ограничения по международному движению капиталов. Страны ЕС отменили их лишь в начале 90-х годов.

4. Финансовая и денежно-кредитная политика. Для уменьшения дефицита платежного баланса используются бюджетные субсидии экспортерам, протекционистское повышение импортных пошлин, от­мена налога с процентов, выплачиваемых иностранным держателям ценных бумаг в целях притока капитала в страну, денежно-кредитная политика, особенно учетная политика и таргетирование денежной массы (установление целевых ориентиров ее ежегодного роста).

5. Специальные меры государственного воздействия на пла­тежный баланс в ходе формирования его основных статей — тор­гового баланса, «невидимых» операций, движения капитала.

Важным объектом регулирования является торговый баланс. В современных условиях государственное регулирование охваты­вает не только сферу обращения, но и производства экспортных товаров. Стимулирование экспорта на стадии реализации товаров осуществляется путем воздействия на цены (предоставление экс­портерам налоговых, кредитных льгот, изменение валютного кур­са и т.д.). Для создания долгосрочной заинтересованности экспор­теров в вывозе товаров и освоении внешних рынков государство предоставляет целевые экспортные кредиты, страхует их от эконо­мических и политических рисков, вводит льготный режим амор­тизации основного капитала, предоставляет им иные финансово-кредитные льготы в обмен на обязательство выполнять опреде­ленную экспортную программу.

В условиях обострения конкуренции на мировых товарных рынках особое внимание уделяется регулированию экспортного производства путем углубления внутриотраслевой специализации и кооперирования национальных фирм с иностранными. С целью углубления международной специализации государство стимули­рует экспортную деятельность мелких и средних фирм. Принима­ются меры по повышению роли экспорта сельскохозяйственной продукции, которая рассматривается как «зеленая нефть». Поощ­ряется расширение сбыта машин и оборудования. Государство усиленно ориентирует предприятия на внешние рынки, создавая для них преимущества и переводя ресурсы в экспортное про­изводство из отраслей, производящих продукцию на внутренний рынок. Государственное регулирование экспорта распространяется на все стадии движения товара от изучения иностранного рынка и до послепродажного обслуживания за рубежом.

Методы стимулирования экспорта применяются все более ком­плексно. Они включают валютные, кредитные, финансовые, ор­ганизационные формы поддержки экспортеров, в том числе ре­кламу, информацию, подготовку кадров. Вывоз капитала издавна используется для поощрения экспорта товаров. При пассивном платежном балансе регулирование импорта осуществляется путем его сокращения и развития национального производства товаров в целях замещения импорта. Практикуются нетарифные ограниче­ния, а также соглашения с контрагентами о добровольном ограни­чении их экспорта (например, США с Японией, Испанией, Мекси­кой, Бразилией в 80-х годах).

В целях регулирования платежей и поступлений по «невиди­мым» операциям платежного баланса принимаются следующие меры:

• ограничение нормы вывоза валюты туристами данной страны;

• прямое или косвенное участие государства в создании тури­стической инфраструктуры в целях привлечения иностранных ту­ристов;

• содействие строительству морских судов за счет бюджетных средств для уменьшения расходов по статье «Транспорт»;

• расширение государственных расходов на научно-исследова­тельские работы в целях увеличения поступлений от торговли патентами, лицензиями, научно-техническими знаниями и т.д.;

• регулирование миграции рабочей силы. В частности, ограни­чение въезда иммигрантов для сокращения переводов иностран­ных рабочих.

Регулирование движения капиталов направлено, с одной сторо­ны, на поощрение внешнеэкономической экспансии национальных монополий, а с другой — на уравновешивание платежного баланса путем стимулирования притока иностранных и репатриации наци­ональных капиталов. Этой цели подчинена деятельность государ­ства как экспортера капиталов, создающая благоприятные усло­вия для частных заграничных инвестиций и вывоза товаров. Пра­вительственные гарантии по инвестициям обеспечивают страхо­вание коммерческого и политического риска.

Государство принимает также меры по сдерживанию «бегства» капитала. В их числе: экономическая и политическая стабилизация в стране, повышение доверия к правительству и национальной валюте, укрепление государственности, обеспечение национальной безопасности, борьба с коррупцией и «теневой» экономикой. Важ­ным методом пресечения «бегства» капитала является эффектив­ный государственный контроль за международным движением капитала, в том числе ограничение размера вывоза его и требова­ние своевременной репатриации дивидендов и процентов.

В мировой практике сдерживания «бегства» капитала применя­ется сочетание законодательных норм с мерами административного и финансового контроля за операциями с денежным капиталом и за инвестициями за рубежом. Банки осуществляют контроль и инфор­мируют государственные органы о подозрительных переводах на­личных денег на банковские счета за рубежом, за авансовыми платежами по фиктивным внешнеэкономическим контрактам. Со­здание единой цепочки субъектов экспортной сделки (экспортер — таможня — банк), контрольно-учетного механизма, унификация форм отчетности (в частности о проверке экспортных грузов и их прибытия) способствует ограничению масштабов «бегства» капита­ла. Одним из средств сдерживания отлива капитала является эффек­тивный валютный и экспортный контроль. При этом залогом успеха является межведомственное разграничение функций, полно­мочий и ответственности контролирующих органов. Важный фак­тор сдерживания «бегства» капитала — международное сотруд­ничество, соглашения со странами, где оседают «беглые» капиталы, о совместных мерах в области валютного и экспортного контроля. Иногда применяется избирательная амнистия для «беглого» капи­тала в целях стимулирования его репатриации.

При активном платежном балансе государственное регулиро­вание направлено на устранение нежелательного чрезмерного ак­тивного сальдо. С этой целью рассмотренные выше методы — финансовые, кредитные, валютные и другие, а также ревальвация валют используются для расширения импорта и сдерживания экспорта товаров, увеличения экспорта капиталов (в том числе кредитов и помощи развивающимся странам) и ограничения им­порта капиталов.

Обычно применяется компенсационное регулирование платеж­ного баланса, основанное на сочетании двух противоположных комплексов мероприятий: рестрикционных (кредитные ограниче­ния, в том числе повышение процентных ставок, сдерживание роста денежной массы, импорта товаров, «бегства» капитала др.) и экспансионистских (стимулирование экспорта товаров, услуг, движения капиталов, девальвация и т.д.). Государство осуществ­ляет регулирование не только отдельных статей, но и сальдо платежного баланса.

Методы балансирования платежных балансов. Формально пла­тежный баланс, как всякий баланс, уравновешен, так как итоговые показатели основных и балансирующих статей погашают друг друга. Если платежи превышают поступления по текущим ста­тьям, то возникает проблема погашения дефицита за счет балан­сирующих статей, которые характеризуют источники и методы урегулирования сальдо платежного баланса. Традиционно для этого используются иностранные займы и ввоз капитала. Речь идет о временных методах балансирования платежного баланса, так как страны-должники обязаны выплачивать проценты и диви­денды, а также сумму займов. Для покрытия дефицита платеж­ного баланса МВФ предоставляет резервные (безусловные) креди­ты. Их объем невелик и распределяется неравномерно по странам в пределах 25% их квот (взносов). Кредиты сверх этой резервной позиции обусловлены жесткими требованиями проведения стаби­лизационных программ МВФ.

В поисках источников погашения дефицита платежного балан­са развитые страны мобилизуют средства на мировом рынке капиталов в виде кредитов банковских консорциумов, облигацион­ных займов. В этой связи активно участвуют коммерческие банки (особенно евробанки) в покрытии дефицита платежного баланса. Преимуществом банковских кредитов по сравнению с кредитами международных валютно-кредитных и финансовых организаций являются их большая доступность и необусловленность стабили­зационными программами. Однако банковские кредиты дороже и труднодоступны для стран, имеющих крупную внешнюю задол­женность. Например, американские банки периодически вносят некоторые страны, главным образом развивающиеся, в «черные» списки. К тому же усиливается тенденция к координации деятель­ности частных банков и международных валютно-кредитных и фи­нансовых организаций.

Для покрытия пассивного сальдо баланса используются крат­косрочные кредиты по соглашениям «своп», взаимно предоставля­емые центральными банками в национальной валюте.

С середины 70-х до середины 80-х годов развитые страны активно применяли нефтедоллары для погашения дефицита своих платежных балансов путем рециклирования (перераспределения) валютной выручки нефтедобывающих стран от экспорта нефти.

К временным методам покрытия дефицита платежного балан­са относятся также льготные кредиты, полученные страной по линии иностранной помощи.

В связи с активным привлечением иностранных кредитов для балансирования платежного баланса внешняя задолженность ста­ла глобальной проблемой. Окончательным методом балансирова­ния платежного баланса служит использование официальных ва­лютных резервов.

При золотом монометаллизме погашение пассивного сальдо происходило путем вывоза золота, но движение драгоценного металла никогда не находилось в прямой зависимости от состоя­ния платежного баланса. Отлив золота не является показателем его пассивности, если металл вывозится из золотодобывающей страны. После отмены золотого стандарта применение золота для покрытия дефицита платежного баланса сократилось. В усло­виях официальной демонетизации золото как всеобщее платежное средство используется: во-первых, в ограниченных размерах и лишь в последнюю очередь, когда исчерпаны все другие возмож­ности; во-вторых, в опосредствованной форме путем его пред­варительной реализации на мировых рынках золота в обмен на национальные кредитные деньги, в которых принято заключать торговые и кредитные соглашения и осуществлять международ­ные расчеты.

За счет вывоза золота США покрывали от 1/5 до 1/3 дефицита платежного баланса в 50—70-х годах. Однако опыт США показал, что даже страна с крупнейшим золотым запасом не может долгое время использовать данный метод покрытия платежного баланса (это способствовало сокращению их золотого запаса с 24,6 млрд долл. в 1949 г. до 11 млрд в 1985 г.).

Стремясь сохранить право собственности на свои золотые запа­сы, некоторые страны (Италия, Португалия, Уругвай и др.) пред­почли использовать золото как обеспечение иностранных займов для покрытия дефицита платежных балансов в середине 70-х и на­чале 80-х годов. Это свидетельствует о том, что золото сохраняет важное экономическое значение как чрезвычайные деньги. Италия, у которой золотой запас составлял 3,5 млрд долл. в 1974 г., для балансирования платежного баланса получила кредит у ФРГ в 2 млрд долл. сроком на два года под золотое обеспечение исходя из среднерыночной цены золота (120 долл. за унцию в тот период). По требованию ФРГ это золото было изъято из хранилища в США и депонировано в Немецком федеральном банке. Банк Португалии в 1976 г. получил кредит (580 млн долл.) у ряда банков ФРГ и Швейцарии под залог 20% своего золотого запаса; в 1983 г. Португалия получила от Банка Международных расчетов (БМР) заем в 300 млн долл. сроком на 3 месяца под залог 30 т золота.

Главным средством окончательного балансирования платеж­ного баланса служат резервы конвертируемой иностранной валю­ты. После второй мировой войны США и Великобритания пога­шали дефициты своих платежных балансов национальной валю­той, так как Бреттонвудское соглашение придало доллару и фунту стерлингов статус резервной валюты. Благодаря этой привилегии США смогли сохранить половину своего огромного золотого запаса, накопленного в годы войны и после нее. В 50—60-х годах США покрывали до 70—80%, а после отмены конверсии доллара в золото в 1971 г. — до 100% пассивного сальдо платежного баланса национальной валютой, что привело в конечном счете к избытку долларов в международном обороте и их периодичес­кому обесценению. В отличие от США другие государства, чтобы погасить дефицит платежного баланса конвертируемой валютой, должны ее «заработать» путем экспорта части национального богатства. Неравномерность распределения валютных резервов между странами ограничивает возможности их использования для балансирования платежного баланса.

С 70-х годов для приобретения иностранной валюты, необходи­мой для покрытия дефицита платежного баланса, стали применяться СДР путем перевода их со счета одной страны на счет другой в МВФ. Однако эмиссия СДР незначительна, их доля в международных ликвидных резервах невелика (1,9%). Они неравномерно распределя­ются между странами — членами МВФ в зависимости от их взносов в него. Вопреки первоначальному замыслу лишь 20% выпущенных СДР используются для погашения пассивного сальдо платежного баланса. С 1979 г. страны — члены ЕВС для покрытия дефицита платежного баланса применяли также ЭКЮ, которые заменены евро с 1999 г. Вспомогательным средством балансирования платежного баланса является продажа иностранных и национальных ценных бумаг на иностранную валюту. Например, США частично покрыва­ют пассивное сальдо своего платежного баланса, размещая облига­ции казначейства в центральных банках других стран.

Окончательным средством погашения дефицита платежного баланса служит также иностранная помощь в форме субсидий и даров. Например, в 1947 г. 75% совокупного дефицита платеж­ных балансов стран Западной Европы были покрыты за счет помощи США ценой экономических и политических уступок. В со­временных условиях привлечение помощи особенно характерно для большинства развивающихся стран, платежные балансы кото­рых, как правило, дефицитны.

Активное сальдо платежного баланса используется государ­ством для погашения (в том числе досрочного) внешней задолжен­ности страны, предоставления кредитов иностранным государст­вам, увеличения официальных золото-валютных резервов, вывоза капитала в целях создания второй экономики за рубежом.

Новым явлением стало межгосударственное регулирование платежного баланса с середины 70-х годов. Оно возникло как следствие глобализации мирового хозяйства и недостаточной эффективности национального регулирования. С возрастанием роли внешних факторов воспроизводства длительное неравновесие пла­тежного баланса усиливает диспропорции в экономике отдельных стран и в мировом хозяйстве. Поэтому ведущие страны разраба­тывают методы коллективного регулирования платежного балан­са. К межгосударственным средствам регулирования платежных балансов относятся: согласование условий государственного кре­дитования экспорта, двухсторонние правительственные кредиты, краткосрочные взаимные кредиты центральных банков в наци­ональных валютах по соглашениям «своп», кредиты международ­ных финансовых институтов, прежде всего МВФ.

Превышение допустимой в мировом сообществе нормы задол­женности страны ставит проблемы экономического, а затем поли­тического характера. Поскольку рынки ограничивают кредиты таким странам, покрытие дефицита ее платежного баланса возможно лишь за счет условных кредитов, в частности МВФ, пред­усматривающих стабилизационные программы, а также вмешате­льство кредиторов и международных организаций в экономику и политику стран-заемщиц. Поэтому в целях уменьшения риска подобной зависимости страны-должники, в том числе развитые, переориентируют экономическую политику в целях уменьшения внешнего долга и заимствований.

В ЕС межгосударственное регулирование платежного баланса осуществляется следующими основными методами:

• отмена таможенных пошлин, создание таможенного союза с 1 июля 1968 г. и введение единого внешнего тарифа к третьим странам;

• унификация налоговой системы;

• согласование условий кредитования экспорта товаров.

Таким образом, регулирование платежного баланса значитель­но усложнилось, его инструментарий расширился, а применение приобрело систематический характер в сочетании с другими фор­мами экономической политики. Программы стабилизации пла­тежного баланса обычно сочетаются с мероприятиями по оздоров­лению экономики, сдерживанию инфляции, сокращению бюджет­ного дефицита и т. д.

Однако задача уменьшения дефицита платежного баланса нере­дко вступает в конфликт с другими целями экономической поли­тики — поддержание экономического роста и обеспечение занято­сти, которые требуют расширения хозяйственной активности, уве­личения бюджетных расходов, снижения процентных ставок. Эффективным средством оздоровления платежного баланса явля­ется сокращение военных расходов, в том числе зарубежных.

Мировой опыт регулирования платежного баланса свидетель­ствует о трудностях одновременного достижения внешнего и внут­реннего равновесия национальной экономики. Это усиливает две тенденции — партнерство и разногласия — во взаимоотношениях стран с активным и пассивным платежным балансом.

• 4.6. ПЛАТЕЖНЫЕ БАЛАНСЫ РАЗВИВАЮЩИХСЯ СТРАН; ОСОБЕННОСТИ МЕТОДОЛОГИИ ИХ СОСТАВЛЕНИЯ

Платежные балансы развивающихся стран составляются, как пра­вило, по стандартной схеме МВФ, предполагающей унификацию разнообразных операций страны в международных платежных отношениях и их разбивку по определенным разделам и статьям. В разделе «Баланс текущих операций» важное место занимает статья «Торговый баланс», дающая представление об изменениях в экспорте и импорте товаров за анализируемый период. Однако приводимые в платежных балансах развивающихся стран сведения об экспорте и импорте в значительной мере искажаются недосто­верностью первичных статистических данных. Например, все ле­гальные внешнеторговые операции фиксируются достаточно точ­но при пересечении товарами таможни. Затем валютные власти страны вносят необходимые поправки, чтобы приспособить тамо­женную статистику к требованиям платежного баланса, а именно пересчитывают импорт сиф в импорт фоб (т. е. отделяют расходы на фрахт и страхование от прямых затрат на покупку товаров), учитывают импорт по ценам, из которых исключены пошлины, из валютной статистики вычитают стоимость товаров, получен­ных в рамках помощи, и т. д. Кроме того, во многих странах значительная часть внешней торговли осуществляется контра­бандным путем и не учитывается в их таможенной и валютной статистике.

В целом большинство развивающихся стран сводит внешнето­рговые операции с отрицательным сальдо, что является одной из главных причин общей несбалансированности их международных платежей.

«Невидимые» операции объединяют различные по форме и эко­номическому содержанию статьи. Так, транспортные операции включают фрахт, перевозки железнодорожным, воздушным и ав­томобильным транспортом, а также связанные с эксплуатацией трубопроводов. Подавляющая часть внешнеторговых грузов раз­вивающихся стран перевозится судами и по тарифам западных линейных компаний (конференций). Эти тарифы нередко являются дискриминационными. Развивающиеся страны, на долю которых приходится более 50% погруженных и около 20% разгруженных грузов в мировой морской торговле, владеют менее 15% тоннажа торгового флота мира. По мере роста объема грузооборота пла­тежи за фрахт довольно тяжелым бременем ложатся на платежные балансы и в настоящее время приблизительно в три раза превыша­ют их фрахтовые доходы, составляя около 30% общей суммы платежей по «невидимым» операциям. Даже у тех стран, которые располагают собственным флотом (Египет, Индия, ОАЭ, Иран и др.), расходы на фрахт иностранного тоннажа достигают до 30—35% дефицита платежного баланса. Это положение крайне обостряется в периоды военных конфликтов и политической на­пряженности.

Значительным источником поступления иностранной валюты в ряде развивающихся стран является туризм. На их долю прихо­дится около 1/5 доходов от мирового туризма. Большие доходы по этой статье характерны для стран с особой экзотикой (Кения, Индия, Уганда, Египет, Непал, Саудовская Аравия, Филиппины, Бермуды, Багамские острова и др.). Развитию туризма мешают географическая удаленность многих развивающихся стран, недо­статочная подготовленность их туристских объектов, частые поли­тические и военные конфликты, случаи терроризма.

Рассматривая статью «Страхование», необходимо иметь в ви­ду, что без него практически не обходится ни одна внешнеторговая сделка. Платежи развивающихся стран по страхованию превыша­ют 4 млрд долл. в год, что ухудшает состояние их платежных балансов. Эта цифра приблизительна, так как официальных обо­бщающих данных о платежах по международному страхованию и перестрахованию не имеется.

В текущие операции включается статья «Переводы», или «Трансферты», которые подразделяются на частные и правитель­ственные. Статья «Частные переводы» значительна в таких стра­нах, как Турция, Алжир, Пакистан, Бразилия, Марокко, Южная Корея, Филиппины, Индия, имеющих за рубежом многочислен­ный отряд национальных рабочих. Денежные переводы на родину заработной платы рабочих и специалистов этих стран, работа­ющих за границей, образуют значительный приток инвалюты (около 20 млрд долл. в год). Статья «Правительственные перево­ды» также важна для многих развивающихся стран. Основные операции здесь составляют содержание дипломатического аппара­та за границей и субсидии, т. е. безвозмездная помощь, отража­емая в текущих операциях платежного баланса, в противополож­ность помощи в виде займов, которая проходит в балансе движе­ния капиталов. Указанные субсидии в известной мере снижают дефицит по остальным статьям текущего баланса. Безвозмездная помощь, которая представляет собой, как правило, движение товаров, отражается в импорте развивающихся государств.

Для некоторых освободившихся стран определенное значение имеет статья «Услуги». В нее включаются доходы от содержания на их территории иностранных баз и войск, главным образом США, Великобритании и Франции. Наличие иностранных воору­женных сил характерно для Кипра, Таиланда, Турции, Бахрейна, Южной Кореи, Сомали и других, где поступления по этой статье достигают нескольких десятков миллионов долларов в год. В ста­тье «Услуги» отражаются также операции по научно-техническому обмену, т. е. платежи и поступления по использованию лицензий и патентов, технической помощи, передаче технического и управ­ленческого опыта (ноу-хау). Для большинства развивающихся го­сударств характерно отрицательное сальдо по указанным опера­циям, так как эти страны в силу отставания своих НИОКР закупа­ют за границей большое количество лицензий и патентов и практически ничего не продают за рубеж. Эту статью, ввиду ее важности в условиях научно-технического прогресса, часто назы­вают «технологическим балансом» страны.

Одной из важнейших статей «невидимых» операций является «Перевод прибылей на иностранный капитал». Выплата процен­тов и дивидендов (вместе с основным долгом) по привлеченным инвестициям и кредитам (более 150 млрд долл. в год) обременяет платежные балансы развивающихся стран. Однако ряд из них, к которым относятся нефтедобывающие страны Персидского за­лива (Кувейт, Саудовская Аравия, ОАЭ), благодаря крупным ка­питалам, размещенным за границей, имеет по этой статье положи­тельное сальдо. Сальдо по балансу «невидимых» операций играет большую роль в формировании конечного результата платежного баланса.

Дефицит по этим операциям развивающихся стран в середине 90-х превышал 40 млрд долл. в год.

В статьях баланса движения капиталов и кредитов развива­ющихся и развитых стран нет принципиальных различий с точки зрения их структуры. Движение капиталов подразделяется на движение частных, банковских и официальных капиталов. К послед­ним относятся межгосударственные кредиты, займы международ­ных валютно-кредитных и финансовых организаций, за исключе­нием кредитов МВФ, которые отражаются в статье официальных ликвидных резервов. В 1995 г. общий приток долгосрочных ресур­сов в развивающиеся страны составил 205 млрд долл., в том числе по государственным каналам 55 млрд и по частным — 150 млрд долл. Общая накопленная сумма прямых иностранных инвестиций в этих странах оценивалась в 620 млрд долл.

Импорт предпринимательского и ссудного капитала оказыва­ет сложное и противоречивое воздействие на платежный баланс развивающейся страны. Следует различать первичные и вторич­ные факторы влияния текущих инвестиционных операций. На начальной стадии импорт капитала имеет тенденцию улучшать платежный баланс страны-импортера. Это первичное влияние в последующем может закрепляться вторичным ростом экспорта товаров, производимых на предприятиях, принадлежащих загра­ничным инвесторам. Вторичный эффект заключается в том, что через некоторое время платежный баланс развивающейся страны начинает испытывать воздействие тенденций, ухудшающих его состояние. Во-первых, импорт капитала в производительной форме стимулирует поступление в развивающуюся страну обору­дования, сырья и материалов для нового промышленного стро­ительства, т. е. растет импорт. Во-вторых, страна вынуждена расходовать валюту для оплаты лицензий, патентов и других услуг, связанных с импортом иностранного капитала. Далее, по мере роста масштабов привлеченного иностранного капитала страна вынуждена увеличить отчисления за рубеж доходов от использования этого капитала. Наконец, из многих развивающих­ся государств в условиях неустойчивого политического климата значительно увеличивается репатриация (возврат) ранее вложен­ных иностранных капиталов в развитые страны.

Как правило, положительное влияние на платежный баланс развивающейся страны наблюдается в основном в начальном периоде, когда была произведена первоначальная операция по привлечению капитала. Но со следующего года ее платежные позиции начинают ухудшаться, причем в нарастающей степени, и по истечении короткого времени страна будет ежегодно терпеть чистый ущерб от привлечения иностранных инвестиций. Лишь немногим развивающимся государствам (новые индустриальные страны и территории Дальнего Востока) удалось перекрыть от­рицательные последствия платежей по рассматриваемой статье высокой эффективностью использования иностранного капитала внутри страны и форсированием экспорта товаров. Из сказанного можно сделать выводы:

1) общий эффект воздействия импорта капитала на платежный баланс развивающейся страны колеблется в зависимости от тем­пов увеличения иностранных инвестиций, нормы прибыли на капи­тал и соотношения между прибылью, переводимой за границу и оставляемой в стране;

2) когда темп роста прибыли, переводимой за границу, превы­шает прирост новых иностранных капиталовложений, платежный баланс неизбежно на определенном отрезке времени испытывает кумулятивный отрицательный эффект;

3) наступление этого эффекта будет тем скорее, чем хуже для страны будет складываться соотношение между притоком нового капитала и доходами, переводимыми за границу;

4) и наоборот, более быстрый приток капитала по сравнению с темпом роста нормы прибыли и отчисляемых за рубеж доходов смягчает отрицательное влияние на платежный баланс притока иностранного капитала.

Приток иностранных инвестиций, несомненно, ускорил промы­шленное развитие принимающих стран и общую модернизацию их экономики. Вместе с тем привлечение иностранного частного ка­питала в целом не привело к решению проблем, стоящих перед развивающимися государствами. Более того, некоторые из них обострились. Усилилась неравномерность развития, поскольку инвестиции направлялись в первую очередь в те страны, в которых имеются перспективы их прибыльного размещения. Лишь в неболь­ших размерах они поступали в наиболее отсталые и наиболее нуждающиеся в них государства.

Ряд развивающихся стран с конца 70-х годов приступил к экс­порту собственного капитала. Его ежегодный объем в середине 90-х годов оценивался в 30—35 млрд долл. В эту группу входят прежде всего нефтедобывающие страны, а также Южная Корея, Малайзия, Бразилия, Мексика, Индия и др.

Анализируя статью «Кредиты и займы», необходимо иметь в виду, что получение кредитов и даров из-за границы на обычные цели не рассматривается в качестве показателя дефицитности пла­тежного баланса. Во-первых, для большинства развивающихся стран кредиты и займы носят регулярный характер; во-вторых, кредиты, как правило, выдаются под определенные проекты. По­казателем валютно-финансового неблагополучия являются значи­тельные финансовые кредиты и займы, среди них — новые поступ­ления для погашения старых долгов (рефинансирование). Доля кредитов на рефинансирование в общей сумме привлеченных фи­нансовых средств является важным показателем валютного поло­жения страны.

Главная цель анализа баланса движения капиталов заключает­ся в определении источников покрытия дефицита текущих опера­ций платежного баланса, а также направлений использования суммы активного сальдо. Если баланс текущих сделок сводится с пассивом, то по балансу движения капиталов необходимо полу­чить актив для уравновешивания платежного баланса прежде все­го за счет статьи «Движение краткосрочного капитала».

Исходя из изложенного, можно подсчитать общее сальдо пла­тежного баланса развивающейся страны, которое по стандартной схеме МВФ формально не требуется указывать. Оно равно сово­купному сальдо по текущим операциям, балансу движения капита­лов и по статье «Ошибки и пропуски». Другими словами, общее сальдо платежного баланса включает валютные и безвалютные операции, а также балансирующие статьи, т.е. разнородные элеме­нты. Это делает показатель общего сальдо платежного баланса довольно искусственным и снижает его ценность при соответст­вующем анализе. Поэтому наряду с этим показателем необходимо одновременно иметь в виду сальдо баланса текущих операций, которое дает более достоверную картину международных рас­четов развивающейся страны.

Особенности методологии составления платежных балансов раз­вивающихся стран. Стандартная схема платежного баланса преду­сматривает составление баланса с охватом возможно большего числа внешнеэкономических операций, каждая из которых имеет свой порядковый номер. Схема МВФ включает показатели не только платежного, но и расчетного баланса. Валютные расчеты по текущим операциям платежного баланса объединяются с без­валютными операциями, движением капиталов, а также с непога­шенными взаимными операциями, по которым за отчетный пери­од (обычно год) не было движения валютных средств. Стандарт­ная схема платежных балансов предусматривает единую номенклатуру статей. Так, в балансе текущих операций каждая статья имеет эти записи: дебетовую (платежи), кредитовую (посту­пления) и результативную (сальдо). В балансе движения капиталов и золота в каждой статье отражена запись, увеличивающая обя­зательства (приток капитала +) или уменьшающая (отлив капита­ла —). Аналогично имеются записи, увеличивающие (отлив капи­тала —) или уменьшающие (приток капитала +) активы страны, а также сальдовая запись.

Кроме схемы МВФ, некоторые страны составляют балансы с разбивкой операций по валютам. В первую очередь это относит­ся к развивающимся странам, входящим в валютную группировку или ориентирующимся на определенную валюту в своих междуна­родных расчетах. Ряд особенностей методологии составления пла­тежных балансов развивающихся стран вытекает из недостаточно высокого уровня их статистического учета. В связи с этим некото­рые операции могут не находить отражения в балансах или быть пропущены. Иногда операция отражается лишь частично, напри­мер только в виде дебетовой или кредитовой записи. Размеры сумм, проходящих по статьям платежного баланса, зачастую бы­вают завышены или занижены.

Поскольку методология составления платежных балансов по схеме МВФ требует совпадения итогов кредитовых и дебетовых записей, развивающиеся страны в этих целях широко пользуются статьей «Ошибки и пропуски». Посредством ее валютные власти ряда стран покрывают статистические неточности или ошибки первичного учета. Поэтому по указанной статье зачастую прохо­дят значительные суммы, не отражающие реального положения международных расчетов развивающихся стран и искажающие достоверность их платежных балансов. В связи с этим МВФ считает, что платежный баланс составлен удовлетворительно, если сумма, проходящая по указанной статье, не превышает 10% экс­порта или импорта данной страны (в расчет принимается большая из этих величин), исчисленных на базе валютных платежей. Боль­шое сальдо по статье «Ошибки и пропуски» свидетельствует о том, что платежный баланс составлен с существенными погрешностями. Однако даже небольшое сальдо рассматриваемой статьи не является гарантом точности, так как если сделка целиком минует платежный баланс (например, контрабанда), данные его будут неточны, но неравновесия, которое нужно устранять статьей «Ошибки и пропуски», не возникнет. Величина этой статьи связана также с состоянием валютного контроля в стране и статистики. В целом данные платежных балансов развивающихся стран зачас­тую менее достоверны, чем в развитых странах.

Большинство развивающихся стран составляют и расчетные балансы (соотношение международных требований и обяза­тельств). Сальдо этих балансов обычно не совпадает. Например, расчетный баланс стран — членов ОПЕК, осуществляющих вывоз капиталов, активен, а платежный баланс пассивней при снижении цены за нефть, например, в середине 80-х — конце 90-х годов. Для развивающихся стран — импортеров нефти характерно пассивное сальдо обоих балансов.

Различие этих балансов проявляется в отражении в них опера­ций, связанных с движением капиталов и кредитов. Если США предоставили кредит Бразилии в 100 млн долл., эта сумма записывается в пассив платежного баланса страны-кредитора как от­лив капиталов и в актив расчетного баланса как требование к стра­не-должнику, которая должна его погасить в будущем. Поскольку Бразилия получает кредит, это отражается в активе ее платежного баланса и пассиве расчетного баланса, где фиксируется задолжен­ность страны.

Факторы, влияющие на платежный баланс развивающихся стран. Различаются внутренние и внешние факторы, влияющие на пла­тежный баланс. С одной стороны, он складывается под влиянием процессов, происходящих в экономике данной страны, и дает представление об ее участии в международном разделении труда, масштабах, структуре и характере внешнеэкономических связей. С другой стороны, платежный баланс развивающихся стран ис­пытывает сильное воздействие внешних факторов, связанных с состоянием мирового хозяйства, валютной системы, политикой раз­витых стран. На состояние платежного баланса влияют следу­ющие основные факторы.

1. Зависимое положение развивающихся стран в мировом хо­зяйстве. На их долю приходится 37,6% мирового экспорта. В экс­порте большинства этих стран по-прежнему преобладают сырье, энергоносители, тропические монокультуры, цены на которые ис­пытывают большие колебания.

2. Циклические колебания экономики развитых стран. Мировые экономические и финансовые кризисы в 70—90-х годах усилили нестабильность платежных балансов развивающихся стран, прежде всего в результате падения спроса на их продукцию и цен на нее.

3. Военные расходы. Увеличение импорта товаров военного назначения ухудшает состояние торговых балансов развивающих­ся стран. В первой половине 90-х годов эти страны ежегодно тратили более 30 млрд долл. на закупку вооружений за рубежом, в основном в США, Франции и Великобритании.

4. Зависимость развивающихся стран от внешних источников финансирования. Приток иностранных капиталов оказывает двоякое влияние на их платежные балансы: вначале увеличиваются поступ­ления, но с наступлением сроков платежей страны-должники вынуж­дены уплачивать сумму долга, а также проценты и дивиденды.

5. Изменения в условиях международной торговли. Неравно­правная торговля развитых стран с освободившимися отрица­тельно влияет на торговый баланс последних. В результате по­литики взвинчивания цен монополиями на мировом рынке рост индекса цен на товары, экспортируемые в развивающиеся страны, значительно превышает увеличение индекса цен на продукцию, вывозимую из этих стран. Кроме того, цены на товары, поста­вляемые в счет «связанной» помощи, обычно на 20—40% выше среднерыночных. Деятельность ТНК усиливает диспропорции и нестабильность экономики и платежных балансов развиваю­щихся стран. Международные монополии используют в своих целях растущий внутрифирменный оборот. Это накладывает от­печаток на уровень цен, структуру международных экономических отношений, распределение выгод от международного разделения труда, способствует таможенному протекционизму в ущерб мо­лодым государствам. Скрытые и явные операции ТНК отрица­тельно влияют на платежные балансы развивающихся стран.

Периодические взрывы мировых цен на ряд товаров по линии их резкого повышения или снижения усиливают нестабильность платежных балансов большинства развивающихся стран. Так, в условиях энергетического кризиса и мировой инфляции рост цен на энергоносители, прежде всего нефть, неблагоприятно отразился на платежных балансах развивающихся стран — импортеров не­фти. Временно образовалось крупное положительное сальдо нефтеэкспортирующих стран ОПЕК. В середине 80-х годов резкое снижение цены на нефть (с 33,8 долл. в 1982 г. до 14—16 долл. за баррель в конце 80-х, во второй половине 90-х годов) вызвало ухудшение платежного баланса стран — членов ОПЕК.

6. Валютно-финансовые факторы. Неустойчивость ведущих ва­лют, в частности доллара США, и цен усиливает нестабильность платежных балансов развивающихся стран. Две девальвации доллара в 1971 и 1973 гг., периодическое снижение его курса принесли им дополнительные потери, обесценив валютную выруч­ку. В связи с повышением курса доллара в первой половине 80-х годов развивающиеся страны понесли убытки как импортеры и должники, так как им дороже обходилось приобретение амери­канской валюты для погашения международных обязательств. Снижение курса иены во второй половине 90-х годов существенно ухудшило валютно-финансовое положение ряда государств ЮВА, в частности Индонезии, Таиланда, Филиппин. В результате по­следние были вынуждены провести значительные девальвации сво­их денежных единиц. Девальвация национальной валюты развива­ющихся стран в принципе поощряет экспорт и сдерживает импорт товаров. Но экспортный потенциал и конкурентоспособность то­варов большинства этих государств невелики, а потребности в им­порте огромны, что снижает позитивное влияние девальвации на их платежный баланс.

7. Инфляция в развивающихся странах отрицательно влияет на их платежный баланс, так как повышение цен снижает конкурен­тоспособность национальных фирм, затрудняет экспорт, поощря­ет импорт товаров и способствует отливу капиталов.

8. Торгово-политическая дискриминация некоторых развива­ющихся стран со стороны развитых государств. Нормальному развитию торгово-экономических отношений препятствует прово­димая США и их партнерами политика экономических санкций вплоть до бойкота некоторых освободившихся стран. На протяже­нии 80-х — 90-х годов такого рода санкции осуществлялись против Ливии, Никарагуа, Кубы, Афганистана, Ирана, Ирака и др.

Методы балансирования платежных балансов развивающихся стран. Для погашения дефицита традиционно используются вре­менные методы — иностранные кредиты и ввоз капитала. Развива­ющиеся страны стремятся получить кредиты на еврорынке, но доступ к этому источнику валютных средств ограничен. Обычно евробанки предоставляют кредиты странам, которые получили хотя бы небольшой кредит МВФ и под его контролем выполняют стабилизационную программу. Однако кредиты частных банков дорогие, особенно для стран, имеющих крупную задолженность. С 80-х годов западные банки внесли некоторые из них в «черные» списки. В направлении ограничения доступа развивающихся стран к мировому рынку ссудных капиталов действует также координа­ция деятельности частных банков и международных валютно-кредитных и финансовых организаций, находящихся под контролем ведущих промышленных стран. Активное использование ино­странных кредитов для балансирования платежных балансов при­вело к небывалому росту внешней задолженности развивающихся стран (более 2 трлн долл. в 90-х годах), выплата которой усилива­ет нестабильность их валютного положения.

Окончательным методом покрытия дефицита платежного ба­ланса служит использование официальных золото-валютных резе­рвов. На долю развивающихся стран приходится 41% валютных и 17,9% золотых совокупных резервов мира (1997 г.). Причем большая их часть сосредоточена в странах—членах ОПЕК и неко­торых новых индустриальных государствах. Поскольку инвалют­ные резервы развивающихся стран хранятся в банках преиму­щественно западных держав, то существует опасность их потери в результате валютных ограничений и валютной блокады, пери­одически вводимых США, Великобританией и другими странами в отношении ряда молодых государств.

При крайней необходимости развивающиеся страны использу­ют золото как чрезвычайные мировые деньги для международных расчетов (Иран, Ирак продали несколько десятков тонн золота для оплаты закупок оружия в 80-х годах) и погашения внешней задолженности. Большинство молодых государств продали золо­то, полученное от МВФ в 1980 г. в порядке возврата внесенной ими при вступлении в эту организацию «золотой квоты», равной для них 10—25% взноса капитала. Обычно развивающиеся страны стремятся сохранить и, если возможно, увеличить свои золотые запасы как надежный резервный актив в условиях нестабильности их валютно-экономического положения. Некоторые страны (Мек­сика, Уругвай), как и развитые (Италия, Португалия), иногда предпочитают использовать золото в качестве обеспечения ино­странных кредитов для покрытия дефицита платежного баланса (в середине 70-х и начале 80-х годов).

С 70-х годов для покрытия дефицита платежного баланса используются СДР путем приобретения конвертируемой валюты. Страны обменивают СДР через Фонд на необходимые иностран­ные валюты в пределах квоты, погашая ими свою внешнюю задолженность. Однако на долю развивающихся стран приходится лишь 1/4 совокупной эмиссии СДР. Эти средства распределяются между странами автоматически в зависимости от величины квоты, а не от состояния платежного баланса. Требования развивающих­ся стран об увеличении эмиссии СДР и изменении порядка их распределения как формы помощи тем, кто испытывает острую нехватку валютных ресурсов, встречают сопротивление со сторо­ны ряда развитых государств.

Источником погашения пассивного сальдо платежного баланса служит также иностранная помощь в форме субсидий, даров, льготных кредитов. Используя зависимость большинства развивающихся стран от международных кредитов, западные страны связывают приток внешней помощи с политическими и экономи­ческими требованиями со стороны международных организаций, в первую очередь МВФ.

Методы регулирования платежных балансов развивающихся стран. Развивающиеся страны применяют разнообразные методы регулирования платежного баланса, в основном позаимствован­ные у развитых государств, направленные на стимулирование экспорта, сдерживание импорта товаров, привлечение иностран­ных капиталов, ограничение вывоза капиталов: 1) дефляционная политика; 2) девальвация национальной валюты: для обеспечения ее эффективности развивающиеся страны периодически вводят дифференцированные налоги и субсидии на экспорт и импорт, множественность валютного курса, иногда в форме двойного валютного рынка; 3) валютные ограничения; 4) финансовая и де­нежно-кредитная политика (используются бюджетные субсидии экспортерам, протекционистское повышение налога на импорт, денежно-кредитная политика); 5) специальные меры воздействия государства на платежный баланс в ходе формирования его основных статей. Важным объектом регулирования является то­рговый баланс по линии преодоления монокультурности экспорта и его диверсификации. Регулирование направлено на качественные сдвиги в структуре внешней торговли страны, на ограничение импорта товаров, не являющихся предметом первой необходи­мости.

В целях регулирования платежей и поступлений по «невиди­мым» операциям развивающиеся страны принимают следующие меры:

• привлечение иностранных туристов путем создания туристи­ческой инфраструктуры;

• регулирование миграции рабочей силы;

• уменьшение расходов по статьям «Транспорт», «Страхова­ние» и др.

Развивающиеся страны стремятся создать собственный флот. Некоторые из них (Панама, Кипр, Гондурас, Индия, Либерия и др.) уже имеют крупный флот, хотя значительную его часть составляют суда под подставными флагами. С середины 70-х годов значительные усилия, направленные на создание собствен­ного наливного флота, предпринимают страны—экспортеры не­фти, видя в этом способ вырвать из рук международных нефтяных монополий важное звено на пути транспортировки нефти к потре­бителю.

Молодые государства, имеющие выход к морю (Шри Ланка, Индия, Сингапур, Йемен и др.), получают значительные доходы от обслуживания иностранных судов в своих портах. Кроме того, предпринимаются меры для увеличения валютных поступлений от других транспортных услуг, например от эксплуатации нефтепро­водов, пролегающих по территории Сирии, Ирака, Ливана, Ирана и других стран. В более тяжелом положении оказываются страны, не имеющие выхода к морю (Непал, Чад, Эквадор, ЦАР и др.), которым приходится затрачивать к тому же значительные суммы на перевозки по территориям соседних государств.

Для уменьшения зависимости ог иностранных компаний в об­ласти страхования в некоторых развивающихся странах (Сирия, Алжир, Шри Ланка, Танзания, Замбия и др.) созданы национальные страховые компании в государственном секторе, устанавливается контроль за деятельностью иностранных страховых компаний. В ряде стран (Бирма, Иран, Аргентина) государство берет на себя значительную часть риска по страхованию. С 1965 г. действует трехстороннее соглашение между Турцией, Ираном и Пакистаном о создании четырех пулов перестрахования рисков от несчастных случаев, с 1960 г. — Азиатский синдикат по морскому страхованию и т. д. Арабские страны создали Страховую федерацию арабских стран, которая особое внимание уделяет страхованию операций, связанных с разведкой, добычей и транспортировкой нефти.

Регулирование движения капиталов обычно направлено на при­ток иностранных капиталов, сдерживание их отлива и перевода прибылей.

Межгосударственное регулирование платежных балансов раз­вивающихся стран осуществляется через МВФ, который разраба­тывает программы стабилизации в виде макроэкономических агрегатов, количественных ориентиров с поквартальной разбивкой. Стандартизация этих мероприятий Фонда, не учитывающая наци­ональные особенности, усиливает их слабую избирательность. Применение рекомендуемых Фондом традиционных дефляцион­ных мер сжатия спроса подрывает возможности экономического роста. Жесткие программы стабилизации экономики, в том числе платежного баланса, вынуждают развивающиеся страны жертво­вать капиталовложениями, что сдерживает экономический рост. В условиях огромной внешней задолженности освободившихся стран государства-кредиторы (Парижский клуб) соглашаются на урегулирование долга лишь при условии принятия страной-заем­щиком стабилизационной программы Фонда.

С конца 70-х годов в концепциях межгосударственного регули­рования платежного баланса, основанных на признании структур­ного характера его дефицита, удлинился период стабилизации экономики и изменилось его содержание. Стабилизационные про­граммы МВФ по аналогии с программами МБРР стали включать меры воздействия не только на спрос, но и на предложение по линии модернизации отраслевой структуры экономики, исправле­ния дефектов совокупного предложения в увязке со стратегией экономического роста, капиталовложений. Расширение набора ме­тодов регулирования платежного баланса, рекомендуемых Фон­дом, способствовало усилению его сотрудничества с МБРР в раз­работке новой схемы стабилизационных программ путем устране­ния неравновесий в отраслевой структуре экономики страны-заемщика. Кроме того. Фонд с начала 90-х годов стал выступать в роли координатора по оказанию экстренной финансовой помо­щи странам, оказавшимся в особо тяжелом экономическом поло­жении. В «пакеты» предоставлявшихся ресурсов входят не только средства МВФ, но и правительств ряда развитых государств (пре­жде всего США, Японии и ФРГ) и крупных частных банков. Так в 1995 г. для спасения экономики Мексики МВФ организовал предоставление этой стране финансовых ресурсов в объеме 48,0 млрд долл. В 1997 г. аналогично 17,2 млрд долл. было выделено Таиланду, 40,0 млрд долл. — Индонезии и 58,0 млрд долл. — Республике Корее. Подобные экстренные меры Фонда, хотя и спо­собствовали стабилизации экономического положения в этих стра­нах, показали, что деятельность МВФ страдает крупными недо­статками в плане выявления и предупреждения негативных сдви­гов в экономике и валютно-финансовом положении развивающихся государств.

Проблемы платежных балансов развивающихся стран. При ана­лизе платежных балансов развивающихся стран целесообразно разграничить их на две основные группы. С одной стороны, это большинство развивающихся стран—импортеров нефти, пла­тежные балансы которых хронически дефицитны (56,5 млрд — в 1980 г., 17,8 млрд долл. — в 1990 г., более 40 млрд долл. в 1997 г.) Другая группа — производители и экспортеры нефти, входящие в ОПЕК. Их платежные балансы на протяжении дли­тельного периода (до 1982 г.) были активны, что привело к накоп­лению ими значительных инвалютных резервов. В результате падения цен на нефть и сокращения спроса на нее, ухудшения условий воспроизводства в ведущих странах активный платежный баланс этой группы стран сменился дефицитом.

Платежные балансы развивающихся стран — импортеров неф­ти. Хронический дефицит их платежных балансов обусловлен зависимым типом экономического развития, неравноправным участием в международном разделении труда. Ограниченные экспортные возможности и растущие потребности в импорте машин и оборудования, полуфабрикатов, продовольствия, то­варов широкого потребления вызывают неуравновешенность торговых балансов. Несбалансированность внешней торгов­ли определяется также условиями торговли — неблагоприят­ным соотношением экспортных и импортных цен. Завышение цен на товары развитых государств и занижение цен на ряд товаров традиционного экспорта развивающихся стран — одно из проявлений неблагоприятных условий торговли. В результате переплат по импорту и недополучения выручки по экспорту раз­вивающиеся страны теряют от 10 до 15 млрд долл. в год, а также не менее 10 млрд долл. — от нетарифных ограничений на их экспорт.

Развивающиеся страны несут валютные потери, переплачивая развитым государствам по «невидимым» операциям, например при страховании и перестраховании внешнеторговых операций, где господствуют страховые компании ведущих держав, при ис­пользовании иностранных судоходных линий. Особенно велики расходы развивающихся стран по переводу процентов и дивиден­дов: дефицит по переводу прибылей растет (37 млрд долл. — в 1983 г., 64 млрд долл. — в 1996 г.). В целом отрицательное сальдо баланса «невидимых» операций сохраняется на высоком уровне (43,2 млрд долл. — в 1986 г., 39,5 млрд долл. — в 1990 г., 48,1 млрд долл. — в 1997 г.)

Платежный баланс по текущим операциям развивающихся стран — импортеров нефти систематически сводится с пассивным сальдо (68 млрд долл. — в 1982 г., 21 млрд долл. — в 1990 г., более 80 млрд долл. — в 1997 г.).

Эти страны для покрытия дефицита платежного баланса при­бегают к импорту капиталов и кредитам банков развитых стран и международных валютно-кредитных и финансовых организаций. Ежегодно нетто-приток долгосрочных ресурсов в развивающиеся страны—импортеры нефти превышал 40 млрд долл. во второй половине 90-х годов.

Стремясь предотвратить дальнейшее ухудшение платежно­го баланса и валютного положения, развивающиеся страны прибегают к валютным ограничениям по текущим и финансо­вым операциям, к дефляционной политике. Однако эта полити­ка оборачивается ограничением импорта машин и оборудования, необходимых для экономического роста, и снижением жизненно­го уровня населения развивающихся стран. Таким образом, меры большинства стран — импортеров нефти по регулированию платежного баланса оказываются недостаточно эффективными в силу их зависимого и подчиненного положения в мировом хозяйстве.

Платежные балансы развивающихся стран — экспортеров не­фти. Несмотря на накопление значительных валютных резервов, платежные балансы и этой группы стран отличаются неустой­чивостью. Крупное активное сальдо баланса их международных расчетов, характерное для 70-х годов, сменилось дефицитом в на­чале 90-х годов в результате снижения спроса и цены на нефть.

Сокращение доходов от экспорта нефти повлекло изъятие вкла­дов ряда стран ОПЕК из банков ведущих западных стран. Ряд государств (Нигерия, Иран, Ирак, Ливия) был вынужден увели­чить заимствования на мировых рынках ссудных капиталов.

Баланс «невидимых» операций большинства развивающихся стран — экспортеров нефти обычно пассивен (переводы прибылей по иностранным капиталам, кредитам, фрахт, страховое дело и др.). Некоторые из них, в частности Саудовская Аравия, имеют активное сальдо по статье «Туризм».

Баланс движения капиталов большинства нефтедобывающих стран сводится со значительным активом, поскольку иностранные монополии стремятся вложить сюда капиталы из-за высоких при­былей. Некоторые страны ОПЕК, будучи крупным экспортером капитала, имеют пассивное сальдо по этому разделу платежного баланса.

Состояние платежных балансов стран—членов ОПЕК неодноз­начно в силу их дифференциации. Саудовская Аравия, Кувейт и Объединенные Арабские Эмираты в середине 90-х годов имели активное сальдо платежных балансов и крупные золото-валютные резервы. Одновременно Нигерия, Венесуэла, Алжир, Габон и дру­гие страны сводят свои внешние платежи с дефицитом и выступа­ют заемщиками на мировом рынке ссудных капиталов.

Таким образом, нестабильность платежных балансов развива­ющихся стран имеет фундаментальные причины, вытекающие из особенностей их зависимого и неравноправного участия в между­народном разделении труда. Кроме того, важной причиной нерав­новесия международных расчетов этих государств является их острая потребность в валютных ресурсах в целях стимулирования индустриализации и экономического роста.

Вопросы для самоконтроля

1. Что такое платежный баланс, каковы его основные разделы и статьи?

2. Почему баланс услуг и некоммерческих платежей называется балансом «невидимых» операций?

3. Почему в платежном балансе выделена статья «Ошибки и про­пуски»?

4. Что такое резидент и нерезидент?

5. Каковы методы классификации статей платежного баланса7

6. Каковы типы международных сделок?

7. Каков метод определения дефицита или актива платежного ба­ланса?

8. Какие факторы влияют на платежный баланс?

9. Каковы методы регулирования платежного баланса?

10. Каковы методы покрытия дефицита платежного баланса?

11. В чем особенности платежных балансов развивающихся стран?

Глава 5. Регулирование международных валютных отношений. Валютная политика

• 5.1.РЫНОЧНОЕ И ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ВАЛЮТНЫХ ОТНОШЕНИЙ. ВАЛЮТНАЯ ПОЛИТИКА, ЕЕ ФОРМЫ

Как свидетельствует мировой опыт, в условиях рыночной эконо­мики осуществляется рыночное и государственное регулирование международных валютных отношений. На валютном рынке формируются спрос и предложение валют и их курсовое соотношение. Рыночное регулирование подчинено закону стоимости, закону спроса и предложения. Действие этих законов в условиях кон­куренции на валютных рынках обеспечивает относительную эк­вивалентность обмена валют, соответствие международных фина­нсовых потоков потребностям мирового хозяйства, связанным с движением товаров, услуг, капиталов, кредитов. Через ценовой механизм и сигналы динамики валютного курса на рынке эконо­мические агенты узнают о запросах покупателей валют и возможностях их предложения. Тем самым рынок выступает как источник информации о состоянии валютных операций.

Однако государство издавна вмешивалось в валютные отноше­ния — вначале косвенно, а затем непосредственно, учитывая их важную роль в мирохозяйственных связях. С отменой золотого стандарта в 30-х годах XX в. перестал действовать механизм золотых точек как стихийный регулятор валютного курса. Значи­тельные и резкие колебания курсовых соотношений и валютные кризисы отрицательно влияют на национальную и мировую эко­номику, вызывая тяжелые социально-экономические последствия.

Рыночное и государственное валютное регулирование дополня­ют друг друга. Первое, основанное на конкуренции, порождает стимулы развития, а второе направлено на преодоление негативных последствий рыночного регулирования валютных отношений. Граница между этими двумя регуляторами определяется выгода­ми и потерями в конкретной ситуации. Поэтому соотношение между ними часто меняется. В условиях кризисных потрясений, войн, послевоенной разрухи преобладает государственное валют­ное регулирование, порой весьма жесткое. При улучшении валютно-экономического положения происходит либерализация валют­ных операций, поощряется рыночная конкуренция в этой сфере. Но государство всегда сохраняет валютный контроль в целях регламентации и надзора за валютными отношениями.

В системе регулирования рыночной экономики важное место занимает валютная политика — совокупность мероприятий, осу­ществляемых в сфере международных валютных и других эконо­мических отношений в соответствии с текущими и стратегичес­кими целями страны. Она направлена на достижение главных целей экономической политики в рамках «магического много­угольника»: обеспечить устойчивость экономического роста, сдер­жать рост безработицы и инфляции, поддержать равновесие пла­тежного баланса.

Направление и формы валютной политики определяются валютно-экономическим положением стран, эволюцией мирового хозяйства, расстановкой сил на мировой арене. На разных ис­торических этапах на первый план выдвигаются конкретные за­дачи валютной политики: преодоление валютного кризиса и обеспечение валютной стабилизации; валютные ограничения, пе­реход к конвертируемости валюты, либерализация валютных опе­раций и др. Валютная политика отражает принципы взаимоот­ношений стран: партнерство и разногласия, порождающие диск­риминацию более слабых партнеров, в первую очередь развивающихся стран, вмешательство во внутренние дела других государств.

Обоснованием валютной политики служит определенная те­ория, возведенная в ранг официальной догмы. Юридически ва­лютная политика оформляется валютным законодательством — совокупностью правовых норм, регулирующих порядок соверше­ния операций с валютными ценностями в стране и за ее пределами, а также валютными соглашениями — двухсторонними и много­сторонними — между государствами по валютным проблемам. Историческим предшественником современных валютных согла­шений являлся Латинский монетный союз (1865— 1926гг.), целью которого было установление единой денежной единицы стран-членов, причем монеты одной страны считались законным пла­тежным средством в других государствах. Парижское соглашение 1857 г. оформило создание первой мировой валютной системы — золото-монетного стандарта. Далее Генуэзская конференция 1922г. оформила создание золото-девизного стандарта. Бреттонвудское соглашение 1944 г. закрепило принципы послевоенной валютной системы. Ямайское валютное соглашение установило принципы современной мировой валютной системы. В рамках региональных объединений также заключаются валютные согла­шения, например о создании ЕВС (1979 г.), Европейского экономи­ческого и валютного союза с единой валютой — евро — на рубеже XX и XXI в.

Одним из средств реализации валютной политики является валютное регулирование — регламентация государством между­народных расчетов и порядка проведения валютных операций; осуществляется на национальном, межгосударственном и реги­ональном уровнях. Прямое валютное регулирование реализуется путем законодательных актов и действий исполнительной власти, косвенное — с использованием экономических, в частности валютно-кредитных, методов воздействия на поведение экономических агентов рынка. Глобализация хозяйственных связей способствова­ла развитию межгосударственного валютного регулирования. Оно преследует следующие цели: регламентацию структурных принци­пов мировой валютной системы, координацию валютной полити­ки отдельных стран, совместные меры по преодолению валютного кризиса, согласование валютной политики ведущих держав по отношению к другим странам. Региональное валютное регулиро­вание осуществляется в рамках экономических интеграционных объединений, например в ЕС, в региональных группировках раз­вивающихся стран.

Валютная политика определяет подготовку, принятие и ре­ализацию решений по валютным проблемам. Регулирование ва­лютных отношений включает несколько уровней:

• частные предприятия, в первую очередь национальные и международные банки и корпорации, которые располагают ог­ромными валютными ресурсами и активно участвуют в валютных операциях;

• национальное государство (министерство финансов, цент­ральный банк, органы валютного контроля);

• на межгосударственном уровне.

Межгосударственное регулирование в форме координации ва­лютной, кредитной и финансовой политики обусловлено следу­ющими причинами.

1. Усиление взаимозависимости национальных экономик, включая валютные, кредитные, финансовые отношения.

2. Изменение соотношения между рыночным и государствен­ным регулированием в пользу рынка в условиях либерализации хозяйственных отношений.

3. Изменение расстановки сил на мировой арене; безраздель­ное лидерство США сменилось господством трех центров партнер­ства и соперничества — США, Западной Европы, Японии. К тому же появились молодые конкуренты — новые индустриальные государства.

4. Огромные масштабы мировых валютных, кредитных, фина­нсовых рынков, которые отличаются нестабильностью в связи с колебаниями валютных курсов, процентных ставок, периодичес­кими нефтяными шоками, биржевыми, валютными, банковскими кризисами и т.д.

Абсолютно автономная национальная экономическая полити­ка, в том числе валютная, кредитная, финансовая, несовместима с развитием взаимозависимости стран и их интеграцией в мировое хозяйство.

Органом межгосударственного валютного регулирования яв­ляются МВФ, а с середины 70-х годов также регулярные совеща­ния на высшем уровне с ограниченным числом участников. Одним из побудительных мотивов их проведения в свое время послужил мировой энергетический кризис; необходимо было принять со­гласованные меры по ограничению отрицательных последствий повышения цен на нефть для наиболее развитых стран. С тех пор на совещаниях в верхах обсуждаются актуальные мировые эконо­мические и политические проблемы. Подобная встреча «в верхах» впервые была проведена в ноябре 1975 г. в Рамбуйе (Франция) с участием шести ведущих государств; с 1976 г. практикуются ежегодные совещания «семерки» (США, Японии, ФРГ, Франции, Великобритании, Италии, Канады). Одной из обсуждаемых про­блем стало оказание помощи начавшимся в России с 1991 г. реформам по переходу к рыночной экономике. Но в 1992 — 1996 гг. участие России в заседаниях «семерки» было ограничено. В Денвере (1997 г.) впервые была повестка дня для «восьми», хотя вопросы макроэкономики и мировых финансов обсуждались без России. На совещании в Бирмингеме (май 1998 г.), где принято решение об оказании срочной финансовой помощи странам Юго-Восточной Азии в связи с глубоким финансовым и валютным кризисом в этом регионе, «семерка» («G-7») была официально провозглашена как «восьмерка» («G-8»), однако Россия остается нетипичным участником этого «закрытого клуба», у которого нет ни устава, ни штаб-квартиры. Ключевые мировые проблемы обсуждаются без российского участия, пока Россия не стала эконо­мически развитой страной и не может оказать позитивное воздей­ствие на финансово-экономическую ситуацию в мире.

Основные причины регулярных встреч на высшем уровне коре­нятся в глобализации хозяйственных связей, нестабильности эко­номического и политического развития стран, партнерстве, проти­воречиях. Постоянные консультации глав государств преследуют цель выработать единую экономическую и политическую страте­гию. Встречам в верхах обычно предшествует подготовительная работа на национальном уровне (консультации представителей государства и предприятий по вопросам, обсуждаемым на эко­номическом совещании) и на международных встречах (коор­динационные совещания представителей правительств, проводи­мые три-четыре раза в год с целью выработки предварительного решения путем устранения противоречий и достижения компро­миссов).

Международные совещания «в верхах» — составной элемент сложившейся системы взаимодействия развитых стран во всех сферах экономики и политики. На этих совещаниях традиционно проявляются две тенденции — партнерство и разногласия.

Валютная политика в зависимости от ее целей и форм подраз­деляется на структурную и текущую. Структурная валютная политика — совокупность долгосрочных мероприятий, направлен­ных на осуществление структурных изменений в мировой валют­ной системе. Она реализуется в форме валютных реформ, прово­димых в целях совершенствования ее принципов в интересах всех стран, и сопровождается борьбой за привилегии для отдельных валют. Структурная валютная политика оказывает влияние на текущую политику. Текущая валютная политика — совокупность краткосрочных мер, направленных на повседневное, оперативное регулирование валютного курса, валютных операций, деятельно­сти валютного рынка и рынка золота.

Формы валютной политики. Применяются следующие основные ее формы: дисконтная, девизная политика и ее разновидность — валютная интервенция, диверсификация валютных резервов, ва­лютные ограничения, регулирование степени конвертируемости валюты, режима валютного курса, девальвация, ревальвация.

Дисконтная политика (учетная) — изменение учетной ставки центрального банка, направленное на регулирование валютного курса и платежного баланса путем воздействия на международное движение капиталов, с одной стороны, и динамику внутренних кредитов, денежной массы, цен, совокупного спроса — с другой. Например, при пассивном платежном балансе в условиях относи­тельно свободного передвижения капиталов повышение учетной ставки может стимулировать приток капиталов из стран, где более низкая процентная ставка, и сдерживать отлив национальных ка­питалов, что способствует улучшению состояния платежного ба­ланса и повышению валютного курса. Понижая официальную ставку, центральный банк рассчитывает на отлив национальных и иностранных капиталов в целях уменьшения активного сальдо платежного баланса и снижения курса своей валюты.

В современных условиях эффективность дисконтной политики снизилась. Это объясняется прежде всего противоречивостью ее внутренних и внешних целей. Если процентные ставки снижаются в целях оживления конъюнктуры, то это отрицательно влияет на платежный баланс, если вызывает отлив капиталов. Повышение учетной ставки в целях улучшения платежного баланса отрицате­льно влияет на экономику, если она находится в состоянии застоя. Результативность дисконтной политики зависит от притока в страну иностранного капитала, но в условиях нестабильности процентные ставки не всегда определяют движение капиталов. Регулирование международного движения капиталов и кредитов также ослабляет воздействие учетной политики на платежный баланс. Отсюда вытекают кратковременность и сравнительно низ­кая эффективность дисконтной политики. Дисконтная политика ведущих стран, в первую очередь США, отрицательно влияет на конкурентов, которые вынуждены повышать или снижать про­центные ставки вопреки национальным интересам. В итоге пери­одически разгорается война процентных ставок.

В 30—40-е годы центральные банки в соответствии с кейнсианскими рекомендациями проводили политику «дешевых денег», низ­ких процентных ставок. Так, переучетная ставка Банка Англии сохранялась на уровне 2% в 1932—1952 гг.. Федеральной резерв­ной системы (ФРС) США — 1% в 1937—1948 гг. С 50-х годов происходит активизация дисконтной политики под влиянием ряда факторов: введения обратимости валют, либерализации междуна­родных валютно-кредитных отношений, развития рынка еврова­лют, ускорения перемещения капиталов, в том числе нефтедол­ларов, между странами. В связи с усилением глобализации хозяй­ственных связей центральные банки вынуждены учитывать эволюцию учетных ставок в других странах. Например, в начале 80-х годов ФРС США повысила процентную ставку с целью сдержать кредитную экспансию и инфляцию в стране, а также укрепить курс доллара. Это вызвало цепную реакцию в виде повышения процентных ставок и снижения курса валют, «бегства» капиталов из стран Западной Европы, которые стали жертвой протекционистской политики США. В этих странах уменьшились капиталовложения и возросла безработица. С середины 80-х и в начале 90-х годов уровень процентных ставок в США ниже, чем в Западной Европе и Японии.

Девизная политика — метод воздействия на курс национальной валюты путем купли-продажи государственными органами ино­странной валюты (девиз). В целях повышения курса национальной валюты центральный банк продает, а для снижения — скупает иностранную валюту в обмен на национальную. Девизная полити­ка осуществляется преимущественно в форме валютной интервен­ции, т. е. вмешательства центрального банка в операции на валют­ном рынке с целью воздействия на курс национальной валюты путем купли-продажи иностранной валюты. Ее характерные чер­ты — относительно крупные масштабы и сравнительно краткий период применения. Валютная интервенция осуществляется за счет официальных золото-валютных резервов или краткосрочных взаимных кредитов центральных банков в национальных валютах по межбанковским соглашениям «своп».

Валютная интервенция стала применяться с XIX в. Например, Госбанк России, Австро-Венгерский банк прибегали к ней для поддержания курса национальной валюты. После отмены золото­го монометаллизма валютная интервенция получила широкое рас­пространение. В условиях мирового экономического кризиса в 1929—1933 гг. центральные банки использовали валютную ин­тервенцию с целью снижения курса своей валюты для содействия валютному демпингу.

Материальной базой проведения валютной интервенции слу­жили созданные в 30-х годах в США, Великобритании, Франции, Италии, Канаде и других странах валютные стабилизационные фонды — государственные фонды в золоте, иностранной и наци­ональной валютах, используемые для валютной интервенции в це­лях регулирования валютного курса. В современных условиях назначение и роль этих фондов имеют особенности в отдельных странах. Во Франции это целевой фонд, выделенный в рамках официальных золото-валютных резервов. Банк Франции не пуб­ликует данных о его размерах, чтобы не раскрывать характер и масштабы своих интервенционных операций. В США валютный стабилизационный фонд утратил реальное значение (его объем в 2 млрд долл. остается неизменным с момента создания в 1934г.), так как федеральные резервные банки осуществляют валютную интервенцию в основном за счет кредитов иностранных центральных банков по соглашениям «своп». В Великобритании валютный стабилизационный фонд ныне объединяет все официальные золо­то-валютные резервы страны.

Новым явлением после второй мировой войны стало создание межгосударственного органа валютного регулирования — МВФ, а также регионального — ЕФВС, который в 1994 г. заменен Европейским валютным институтом, а с июля 1998 г. — Европейс­ким центральным банком.

В рамках Бреттонвудской системы валютная интервенция си­стематически проводилась в целях поддержания фиксированных валютных курсов. Поскольку основной валютой интервенции был доллар, тем самым США возложили на другие страны заботу о поддержании его курса. С переходом к плавающим курсам в Ямайской системе валютная интервенция направлена на сглажи­вание резких курсовых колебаний. В ЕВС валютная интервенция применяется для поддержки валютных курсов в установленных пределах их колебаний. В качестве интервенционной валюты стала использоваться наряду с долларом немецкая марка.

С середины 70-х годов иногда применяется коллективная ва­лютная интервенция центральных банков ряда стран. В мае 1974г. подписано Базельское соглашение о коллективной интервенции США, ФРГ, Швейцарии, к которому в феврале 1975 г. присо­единилась Франция. На совещании в Рамбуйе (1975 г.) главы правительств шести стран подтвердили необходимость совмест­ной валютной политики и взаимной поддержки. С декабря 1975 г. страны «группы десяти» проводили совместно валютную интервен­цию на основе соглашений «своп». С 1985 г. пять ведущих промышленно развитых стран периодически осуществляют совместную валютную интервенцию в целях регулирования курса ведущих валют. Девизная политика непосредственно влияет на валютный курс, но временно и в ограниченных масштабах. Огромные затра­ты на валютную интервенцию не всегда обеспечивают стабилиза­цию валютных курсов, если рыночные факторы курсообразования сильнее государственного регулирования. Например, Банк Японии продал на валютном рынке более 21 млрд долл. (10% валютных резервов) в апреле 1998 г., но не сдержал падение курса иены до рекордно низкого за предыдущие 8 лет уровня (1380 иен за долл.) и решил ограничить валютную интервенцию.

Диверсификация валютных резервов — политика государств, банков, ТНК, направленная на регулирование структуры валют­ных резервов путем включения в их состав разных валют с целью обеспечить международные расчеты, проведение валютной интер­венции и защиту от валютных потерь. Эта политика обычно осуществляется путем продажи нестабильных валют и покупки более устойчивых, а также валют, необходимых для международ­ных расчетов. Нестабильность доллара США обусловила колеба­ние его доли в официальных валютных резервах капиталистичес­кого мира (84,5% — в 1973 г., 71,4% — в 1982 г., около 60% — в 90-х гг.). Постепенно повышается доля марки ФРГ (20% в 1998г.), японской иены, швейцарского франка в официальных резервах в условиях относительного укрепления их позиций.

Режим валютных паритетов и валютных курсов является объектом национального и межгосударственного регулирования. В соответствии с Бреттонвудским соглашением страны фиксиро­вали в МВФ курсы национальных валют на основе рыночного курса по отношению к доллару и в соответствии с официальной ценой золота (35 долл. за тройскую унцию) установили золотое содержание валют. Государства — члены Фонда обязались не допускать отклонений курса своих валют на рынке свыше ± 1 % от паритета (по Европейскому валютному соглашению ±0,75% для стран Западной Европы). При режиме фиксированных валютных курсов периодически возникали «курсовые перекосы» — расхожде­ние официального и рыночного курсов валют, что обостряло валютные противоречия.

После девальвации доллара США в декабре 1971 г. были расширены пределы колебаний валютных курсов до 4:2,25% (Смитсоновское соглашение). Одновременно был введен центральный курс — условный расчетный курс. С прекращением размена доллара на золото для иностранных центральных банков в ав­густе 1971 г. большинство стран перешли к плавающим валют­ным курсам, что было закреплено Парижским совещанием «груп­пы десяти» 16 марта 1973 г.

Страны ЕС ввели режим «европейской валютной змеи» — ре­жим совместно колеблющихся валютных курсов при узких пре­делах их взаимных колебаний. Вначале (апрель 1972 г. — март 1973 г.) применялся режим «змеи в туннеле». В графическом изображении «змея» обозначала узкие пределы колебаний курсов валют шести стран ЕС (ФРГ, Франции, Италии, Нидерландов, Бельгии, Люксембурга) между собой (± 1,125%), а «туннель» — внешние пределы их совместного плавания к доллару и другим валютам (±2,25%). «Европейская валютная змея» как бы сим­волизировала солидарность коллективно плавающих европейских валют. С отменой «туннеля» с 19 марта 1973 г. были сохранены пределы колебаний курсов ряда валют между собой (±1,25%, а с января 1976 г. ±4,5%, с 1993 г. ±15%). Если курс валюты страны опускался ниже этого предела, центральный банк был обязан осуществлять валютную интервенцию — скупать наци­ональную валюту на иностранную. Колебания определялись че­рез кросс-курс с участием доллара в качестве промежуточного соизмерителя курсов. Для координации валютной интервенции, регулирования: расчетов и взаимной кредитной поддержки был создан ЕФВС (1973—1995 гг.), а затем Европейский валютный институт (1994 г.), с июля 1998 г. — Европейский центральный банк.

Состав участников «европейской валютной змеи» расширялся: в мае 1972 г. к ней присоединились Великобритания, Ирландия, Дания, а с марта 1973 г. — Норвегия, Швеция. Однако этот состав оказался нестабильным: постепенно из него вышли все перечис­ленные страны, кроме Дании. Франция дважды покидала «змею» (19 января 1974 г. и 16 марта 1976 г.) и один раз возвращалась (9 июля 1975 г.). Причиной частых выходов стран из системы являлось их нежелание тратить золото-валютные резервы для поддержания узких пределов колебаний курса своих валют. После утверждения в мае 1998 г. состава зоны евро (11 из 15 стран ЕС) введена жесткая взаимная связанность курсов их валют до января 1999 г. во избежание осложнений перехода к единой валюте — евро. Одновременно сближены процентные ставки. Европейский центральный банк устанавливает единые валютные курсы и про­центные ставки, отдавая приоритет общим целям ЕС по сравне­нию с национальными интересами.

В мире существует около десятка режимов валютного курса, поскольку измененный Устав МВФ (1978 г.) предоставил странам-членам свободу их выбора.

В конце 90-х годов 51 валюта плавала самостоятельно (США, Великобритания, Швейцария, Япония, Канада и др.,) в 49 странах практиковалось регулируемое плавание курса (Бразилия, Венгрия, Китай, Россия и ряд стран СНГ), 20 валют привязаны к доллару США, 14 — к французскому франку, 4 — к СДР, 12 валют — к ЭКЮ (до перехода к евро), 18 — к различным валютным корзинам.

Двойной валютный рынок — форма валютной политики, зани­мающая промежуточное место между режимами фиксированных и плавающих валютных курсов; введен в начале 70-х годов в Бель­гии, Италии, Франции. Сущность его заключается в делении ва­лютного рынка на две части: по коммерческим операциям и услу­гам применяется официальный валютный курс; по финансовым (движение капиталов, кредитов и др.) — рыночный. Заниженный курс по коммерческим сделкам используется для стимулирования экспорта товаров и выравнивания платежного баланса. Когда расхождения коммерческого и финансового курсов были значи­тельны, центральный банк осуществлял валютную интервенцию, чтобы их выравнять. Двойной валютный рынок обеспечивал неко­торую экономию валютных резервов, так как уменьшилась потре­бность в валютной интервенции. С переходом к плавающим ва­лютным курсам двойной валютный рынок был ликвидирован в Италии в 1973 г и Франции в 1974 г., позднее в Бельгии и применяется лишь в некоторых развивающихся странах.

Девальвация и ревальвация — традиционные методы валют­ной политики. Девальвация — снижение курса национальной валю­ты по отношению к иностранным валютам или международным валютным единицам, ранее и к золоту. Ее объективной основой является завышение официального валютного курса по сравнению с рыночным. Ревальвация — повышение курса национальной ва­люты по отношению к иностранным валютам или международ­ным счетным валютным единицам, ранее и к золоту.

Эволюция понятий девальвации и ревальвации отражает изме­нения в экономике, в том числе в денежно-кредитной и валютной системах. При золотом стандарте девальвация означала снижение, а ревальвация — повышение государством официального золото­го содержания денежной единицы, служила методом не только валютной, но и денежной стабилизации. С крахом золотого стан­дарта в результате мирового экономического кризиса 1929— 1933 гг. до отмены золотых паритетов в 1976—1978 гг. деваль­вация и ревальвация сопровождались изменением золотого содер­жания и курса национальных валют к иностранным валютам. В условиях плавающих валютных курсов они происходят повсед­невно стихийно на рынке, и лишь периодически законодательно фиксируется официально изменение курсов по отношению к ино­странным валютам. Так, с 1979 по 1993 г. в ЕВС 16 раз официально проводились ревальвации и девальвации. Термин «девальвация» в современном понимании означает также относитель­но длительное и значительное снижение рыночного курса валюты.

Рассмотрим пример использования девальвации как метода воздействия на международные операции страны. 18 ноября 1967 г. курс фунта стерлингов официально снизился с 2,8 до 2,4 долл. Чтобы определить процент девальвации валюты, необходимо принять данную валюту за единицу, разделить курсовую разницу на первоначальный курс и умножить на 100.

Если обозначим старый курс Кс, а новый курс после деваль­вации — Кн, то формула подсчета процента девальвации (Д) может быть представлена следующим образом:

В данном примере размер девальвации фунта стерлингов со­ставил

Валюты иностранных государств, которые не провели деваль­вацию одновременно с фунтом стерлингов, подорожали. Чтобы определить процент ревальвации валюты, необходимо принять данную валюту за единицу, разделить курсовую разницу на исход­ный курс и умножить на 100 по формуле

Определим курс 1 долл. в фунтах стерлингов:

1 ф. ст. = 2,8 долл.

х = 1 долл.

Следовательно, до девальвации фунта стерлингов 1 долл. рав­нялся 0,35 ф. ст., после девальвации — 0,41 ф. ст. . Размер вынужденной ревальвации доллара равен

Английские экспортеры выиграли в принципе от деваль­вации своей валюты, так как при обмене инвалютной (долла­ровой) выручки они получили девальвационную премию в размере 16,7% (0,41 ф. ст. за 1 долл. вместо 0,35 ф. ст.). Английские импортеры, напротив, проигрывают, так как им дороже обходит­ся покупка валюты платежа на 14,3% (2,4 долл. за 1 ф. ст. вместо 2,80 долл.). Английские должники выигрывают, расплачиваясь по международной задолженности подешевевшими фунтами стерлингов, но проигрывают, если внешний долг выражен в долларах.

Рассмотрим условный расчет потерь и выгод США от фак­тической ревальвации доллара, вызванной девальвацией фунта стерлингов с точки зрения курсовой разницы.

1. Внешняя торговля. Предположим, что сумма невыполнен­ных контрактов по экспорту США в Великобританию составляет 20 млн ф. ст. Убытки американских экспортеров (при отсутствии защитной оговорки) достигнут 8 млн долл., так как они обменива­ют вырученные фунты по курсу 2,4 вместо 2,8 долл. за 1 ф. ст.:

20 млн ф. ст. • (2,8 — 2,4) = 8 млн долл.

Сумма невыполненных контрактов по импорту из Великобри­тании — 15 млн ф. ст. Американские импортеры получат допол­нительно 6 млн долл., так как приобретение девальвированной валюты на собственную подорожавшую им обходится дешевле:

15 млн ф. ст. • (2,8—2,4) = 6 млн долл.

2. Международный кредит. Американским должникам выгод­но расплачиваться по задолженности в фунтах стерлингов, так как им меньше приходится затрачивать долларов на погашение долга: при погашении долга в 5 млн ф. ст. выгода равна 2 млн долл. (5 млн ф. ст. умножим на курсовую разницу 0,4). Но американские кредиторы несут убытки, так как получают номинально прежнюю, а реально меньшую сумму в девальвированной валюте: при тре­бованиях кредитора США в 10 млн ф. ст. потери составят 4 млн долл. Несут убытки также владельцы наличной девальвированной валюты и стерлинговых счетов. Различаются агрессивные и обо­ронительные девальвации и ревальвации.

Результаты девальвации и ревальвации зависят от конкретных условий и проявляются через определенное время (лаг), если не противодействуют иные факторы. Так, девальвация доллара в 1971 г. способствовала активизации платежного баланса США лишь в 1973 г., когда было повторное снижение его курса. Валют­ная политика США, направленная на повышение курса доллара (фактически на 80% в 1980—1984 гг.), принесла им выгоды в виде притока иностранных капиталов и дешевых товаров, что способ­ствовало снижению темпа инфляции.

Девальвация способствует росту цен и снижению жизненного уровня трудящихся, а ревальвация — увеличению безработицы в отраслях, которые не выдерживают конкуренции с дешевыми иностранными товарами. Девальвация вызывает обострение кон­курентной борьбы между странами. Потери стран Западной Ев­ропы от двух девальваций доллара составили около 10 млрд долл. Развивающиеся страны несут убытки от девальваций ведущих валют.

В валютной политике переплетаются две противоположные тен­денции: координация действий, поиск совместных путей решения валютных проблем, разногласия в силу стремления каждой страны получить преимущества за счет других, навязать им свою волю. В этой связи периодически вспыхивает валютная война стран за рынки сбыта, сферы приложения капиталов, источники сырья путем различных форм валютной политики. В этой борьбе используются девальвация и ревальвация, множественность режимов валютных курсов, валютная интервенция, валютные ограничения.

• 5.2. ВАЛЮТНЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ. МИРОВОЙ ОПЫТ ПЕРЕХОДА К КОНВЕРТИРУЕМОСТИ ВАЛЮТ

В качестве одной из форм валютной политики периодически ис­пользуются валютные ограничения — законодательное или ад­министративное запрещение, лимитирование и регламентация операций резидентов и нерезидентов с валютой и другими валют­ными ценностями. Это составная часть валютного контроля, ко­торый обеспечивает соблюдение валютного законодательства пу­тем проверок валютных операций резидентов и нерезидентов. При валютных ограничениях в процессе валютного контроля проверя­ется наличие лицензий и разрешений, выполнение резидентами требований по продаже инвалюты на национальном валютном рынке, обоснованность платежей в инвалюте, качество учета и от­четности по валютным операциям. При валютных ограничениях функции валютного контроля возлагаются обычно на централь­ный банк, а в некоторых странах создаются специальные органы (например, во Франции после второй мировой войны). В России этими органами валютного контроля являются Центральный банк РФ и Правительство РФ, а в роли агентов валютного контроля выступают Федеральная служба России по валютному и экспорт­ному контролю (ВЭК), Государственный таможенный комитет, федеральные органы налоговой полиции и др. Непосредственные исполнители валютного контроля — уполномоченные коммерчес­кие банки, подотчетные Банку России.

Валютные ограничения как разновидность валютной политики преследуют следующие цели: 1) выравнивание платежного ба­ланса; 2) поддержание валютного курса; 3) концентрация ва­лютных ценностей в руках государства для решения текущих и стратегических задач. Во время подготовки и ведения войн валютные ограничения используются военно-промышленными комплексами для импорта военно-стратегических товаров за счет лимитирования ввоза предметов гражданского назначения. Ва­лютные ограничения отличаются дискриминационным характе­ром, так как способствуют перераспределению валютных цен­ностей в пользу государства и крупных предприятий за счет мелких и средних предпринимателей, затрудняя им доступ к ино­странной валюте. Поэтому немонополизированный сектор обы­чно выступает против их введения. Валютные ограничения обычно являются составной частью политики протекционизма и диск­риминации торговых партнеров. Немаловажную роль в их ре­ализации играют политические мотивы.

В целях давления на другие страны ведущие державы приме­няют валютную блокаду. Это экономическая санкция в форме односторонних валютных ограничений одной страны или группы стран по отношению к другому государству, препятствующих использованию его валютных ценностей с целью принудить его к выполнению определенных требований и направленных на под­рыв его валютно-экономического положения. Сущность валютной блокады заключается в замораживании валютных ценностей этого государства, хранящихся в иностранных банках, и применении дискриминационных валютных ограничений. Во время и после второй мировой войны Великобритания блокировала банковские счета, на которых хранилась иностранная (в основном английская) валюта стран стерлинговой зоны. Средства с этих счетов могли использоваться только для расчетов между участниками данной валютной группировки. В связи с национализацией Англо-Иранс­кой нефтяной компании в начале 50-х годов Банк Англии прекра­тил обратимость фунтов стерлингов в доллары для Ирана и реко­мендовал Италии и Японии не вести расчеты с этой страной в фунтах стерлингов. В 1956 г. в ответ на национализацию Суэцкого канала банки Великобритании, США и Франции организо­вали валютную блокаду в отношении Египта, заморозив его ва­лютные счета.

После прихода к власти в Чили в 1971 г. правительства Народ­ного единства американские банки блокировали все чилийские авуары в иностранной валюте и организовали кредитную блокаду. В период американо-иранского конфликта в ноябре 1979 г. США блокировали иранские банковские авуары (12 млрд долл.) и ан­нулировали некоторые займы, требуя освободить американских заложников, а в конечном счете с целью подрыва экономики страны, которая стала проводить антиамериканскую политику. Во время Фолклендского конфликта 1982 г. Великобритания блокиро­вала валютные активы Аргентины, которая затем последовала ее примеру. В январе 1986 г. администрация США объявила валют­ную блокаду Ливии, заморозив ее валютные активы в американс­ких банках и их филиалах с целью заставить страну отказаться от проводимой ею независимой внешней политики и подчиниться диктату Вашингтона.

Валютные ограничения предусматривают: 1) регулирование международных платежей и переводов капиталов, репатриации экспортной выручки, прибылей, движения золота, денежных зна­ков и ценных бумаг, 2) запрет свободной купли-продажи иностран­ной валюты; 3) концентрацию в руках государства иностранной валюты и других валютных ценностей. В их числе также платеж­ные документы (чеки, векселя, аккредитивы и др.), ценные бумаги, номинированные в иностранной валюте, драгоценные металлы. В этой связи различаются следующие принципы валютных огра­ничений, определяющие их содержание:

• централизация валютных операций в центральном и упол­номоченных (девизных) банках;

• лицензирование валютных операций — требование предва­рительного разрешения органов валютного контроля для приоб­ретения импортерами или должниками иностранной валюты;

• полное или частичное блокирование валютных счетов;

• ограничение обратимости валют. Соответственно вводятся разные категории валютных счетов: свободно конвертируемые, внутренние (в национальной валюте с использованием в пределах страны), по двухсторонним правительственным соглашениям, клиринговые, блокированные и др.

Различаются две основные сферы валютных ограничений: теку­щие операции платежного баланса (торговые и «невидимые» опе­рации) и финансовые (движение капиталов и кредитов, перевод прибылей, налоговых и других платежей).

Формы валютных ограничений отражают их внутреннее содер­жание и структуру, различаются по сферам их применения. По текущим операциям платежного баланса практикуются следу­ющие их формы:

• блокирование выручки иностранных экспортеров от продажи товаров в данной стране, ограничение их возможностей распоря­жаться этими средствами;

• обязательная продажа валютной выручки экспортеров пол­ностью или частично центральному и уполномоченным (девиз­ным) банкам, имеющим валютную лицензию центрального банка;

• ограниченная продажа иностранной валюты импортерам (лишь при наличии разрешения органа валютного контроля). В не­которых странах импортер обязан внести на депозит в банк определенную сумму национальной валюты для получения импортной лицензии;

• ограничения на форвардные покупки импортерами иностран­ной валюты;

• запрещение продажи товаров за рубежом на национальную валюту;

• запрещение оплаты импорта некоторых товаров иностран­ной валютой;

• регулирование сроков платежей по экспорту и импорту в связи с развитием операций «лидз энд лэгз» в условиях не­стабильности валютных курсов. Иногда контролируются авансовые платежи импортеров иностранным экспортерам, устана­вливаются ограниченные сроки продажи экспортерами иностран­ной валюты на национальную (30 дней), чтобы эти средства не были использованы для спекулятивных операций против на­циональной валюты;

множественность валютных курсов — дифференцированные курсовые соотношения валют по различным видам операций, товарным группам и регионам.

Впервые множественность валютных курсов стала применяться в период мирового экономического кризиса 1929—1933 гг., после отмены золотого монометаллизма и введения валютных ограни­чений. Поскольку многие валютные счета были блокированы и степень свободного распоряжения ими была различна, скидки (дисконт) по отношению к официальному курсу валюты колеба­лись от 10 до 90% (в Германии).

После второй мировой войны многие страны—члены МВФ в нарушение его Устава практиковали множественность валютных курсов. Во Франции было установлено десять валютных курсов. До середины 60-х годов в Турции наряду с завышенным официаль­ным курсом национальной валюты (1 долл. США = 2,8 лиры) применялись другие дифференцированные курсы: 9 лир по импор­ту в целях его сдерживания; 4,9 лиры по экспорту меди; 5,6 лиры по экспорту изюма и орехов в целях стимулирования вывоза этих традиционных экспортных товаров страны; 9 лир по вывозу дру­гих товаров.

Хотя в большинстве промышленно развитых стран курс ва­лют был унифицирован с введением их конвертируемости, от­дельные государства периодически возвращаются к практике множественных валютных курсов в форме двойного валютного рынка.

Завышение курса национальной валюты по определенным то­варам или операциям имеет целью удешевить импорт товаров первой необходимости, уменьшить реальные выплаты по внешне­му долгу в данной валюте, уменьшить экспорт определенных товаров. Занижение курса преследует противоположные цели. Кур­совая разница выступает как премия или скидка по отношению к официальному курсу. Причем за множественностью валютных курсов нередко скрывается фактическая девальвация (так, введение в Турции многоступенчатого курса лиры в июне 1979 г. обе­рнулось фактическим снижением ее курса к доллару на 43,6%). Лицензионная система по импорту ограничивает возможность ввоза товаров. Несмотря на рекомендации об отмене множествен­ности валютных курсов, включаемые в стабилизационные про­граммы МВФ, некоторые развивающиеся страны продолжают использовать их для защиты национальной экономики.

В целях экономии иностранной валюты ограничивается ее об­мен для резидентов, выезжающих за границу в качестве туристов. Валютные ограничения распространяются на страхование, лицен­зионные платежи, гонорары, комиссионные вознаграждения, пере­вод прибылей и процентов и другие «невидимые» операции. Формы валютных ограничений по финансовым операциям зависят от направления регулирования движения капиталов.

При пассивном платежном балансе применяются следующие меры по ограничению вывоза и «бегства» капитала, стимулирова­нию притока капитала в целях поддержания курса валюты:

• лимитирование вывоза национальной и иностранной валю­ты, золота, ценных бумаг, предоставления кредитов;

• контроль за деятельностью кредитного и финансового рын­ков: операции осуществляются только с разрешения министерства финансов и при предоставлении информации о размере выдава­емых кредитов и прямых инвестиций за рубежом, привлечение иностранных кредитов при условии предварительного разрешения органов валютного контроля (в частности, на выпуск облигацион­ных займов), чтобы они не повлияли на национальный валютный рынок, рынок ссудных капиталов и рост денежной массы в об­ращении;

• ограничение участия национальных банков в предоставлении международных займов в иностранной валюте;

• принудительное изъятие иностранных ценных бумаг, принад­лежащих резидентам, и их продажа на валюту. К этой мере прибегали Германия перед второй мировой войной, Великобрита­ния в период и после войны;

• полное или частичное прекращение погашения внешней задо­лженности или разрешение оплаты ее национальной валютой без права перевода за границу. В период мирового экономического кризиса 30-х годов 25 стран прекратили платежи по внешним долгам, а Германия с 1933 г. погашала стерлинговую и долларо­вую задолженность немецкими марками, зачисляемыми на блоки­рованные счета без права распоряжения ими и обмена на ино­странную валюту.

При чрезвычайных обстоятельствах объектом валютных огра­ничений является золото. Во время второй мировой войны рын­ки золота были закрыты: во Франции — до 1949 г., Великобрита­нии — до 1954 г., в Нидерландах — до 1968 г. В США в течение 40 лет с 1934 г. были запрещены операции с золотом для физических и юридических лиц.

При активном платежном балансе в целях сдерживания как притока капиталов в страну, так и повышения курса национальной валюты применяются следующие формы валютных и кредитных ограничений по финансовым операциям:

• депонирование на беспроцентном счете в центральном банке новых заграничных обязательств банков. В ФРГ в 1978 г. мини­мальные резервы кредитных учреждений, которые они обязаны хранить в центральном банке, были повышены до 100% прироста иностранных обязательств банков. В Японии эта норма была повышена в марте 1978 г. с 50 до 100%, чтобы приостановить приток долларов в страну, а в декабре 1978 г. снижена до 50% после объявления программы США по поддержке доллара, с фев­раля 1979 г. отменена, за исключением 0,25%;

• запрет на инвестиции нерезидентов и продажи националь­ных ценных бумаг иностранцам. В Швейцарии в 1972—1974 гг. частично, а с февраля 1978 г. до конца 1979 г. почти полностью была запрещена продажа краткосрочных швейцарских ценных бумаг нерезидентам. В ФРГ в январе 1978 г. была запре­щена продажа иностранцам национальных ценных бумаг сро­ком от 2 до 4 лет. В Японии запрет на покупки нерезидентами краткосрочных облигаций в иенах был временно введен в марте 1978 г.;

• обязательная конверсия займов в иностранной валюте в на­циональном центральном банке (практиковалась в Швейцарии);

• запрет на выплату процентов по срочным вкладам иностран­цев в национальной валюте. Подобный запрет действовал в Швей­царии с ноября 1974 г. по февраль 1980 г. с целью перераспределе­ния капиталов из страны на рынок еврошвейцарских франков и снижения курса национальной валюты;

• введение отрицательной процентной ставки по вкладам нере­зидентов в национальной валюте (от 12 до 40% годовых). При этом проценты платит либо вкладчик банку, либо банк, заин­тересованный в привлечении вкладов в иностранной валюте, вы­плачивает сам государственному валютному учреждению. Такую меру применяли в разное время Бельгия, Нидерланды, ФРГ, Швейцария (в 1972—1979 гг.) с целью сдерживания притока капи­талов. Так, в Швейцарии в 1978 г. ставка «негативных» процентов составляла 10% в квартал по вкладам нерезидентов в швейцарских франках на сумму свыше 5 млн фр.;

• ограничение ввоза валюты в страну. Впервые эта мера бы­ла введена в Швейцарии в 1976—1977 гг. Затем банковский за­кон 1979 г. запретил банкам хранить банкноты в швейцарских франках в сейфах, арендуемых иностранцами, держать чеки на крупные суммы, выписанные на их имя по приказу иностранных клиентов;

• ограничения на форвардные продажи национальной валюты иностранцам. В Швейцарии эти ограничения практиковались с но­ября 1974 г. по март 1980 г., затем они были смягчены: по продаже франков на срок до 10 дней лимит был увеличен с 20 до 40% от суммы сделки по состоянию на 31 октября 1974 г., по сделкам на более длительный срок — с 50 до 80%;

• схема принудительных депозитов. Эта мера применялась в ФРГ с марта 1972 г. по сентябрь 1974 г. Фирмы, активно прибегавшие к еврокредитам, по которым ставки были ниже, чем в стране, должны были помещать часть привлеченных капиталов на беспроцентный счет в Немецком федеральном банке.

Таким образом, валютные ограничения в ряде случаев перепле­таются с кредитным и торговым регулированием. Их арсенал разнообразен, неэффективные формы заменяются более приспособленными к особенностям валютно-экономического положения страны и конкуренции на мировом рынке.

Влияние валютных ограничений на валютный курс и МЭО. Оно различно по степени и направленности в зависимости от форм ограничений и валютно-экономического положения отдельных стран и мировой экономики в целом. В ряде случаев это фактор воздействия на конкурентоспособность товаров наряду с ценами, условиями поставки и качеством послепродажного обслуживания. Следствием валютных ограничений является поддержание на определенном уровне официального валютного курса. Однако на свободном рынке устанавливается параллельный, более высокий, чем официальный, курс иностранной валюты, а на нелегальном («черном») — еще более высокий ее курс.

После второй мировой войны, несмотря на жесткие валютные ограничения в ряде стран Западной Европы, курс их валют сни­жался. А курс валют Швейцарии, Японии, ФРГ, несмотря на контроль за притоком капиталов, стремительно повышался. От­носительно действенным средством сдерживания притока ино­странного капитала в Швейцарию оказались ограничения на фор­вардные продажи швейцарских франков нерезидентам, а также отрицательные процентные ставки по их счетам. Однако распрост­ранение негативных процентов на счета во франках иностранных центральных банков в Швейцарии оказалось неэффективным, по­скольку доля швейцарского франка в международной валютной ликвидности невелика. В ФРГ введение отрицательных процент­ных ставок не дало значительных результатов, так как рынок ссудных капиталов в этой стране более открытый, чем в Швей­царии. Увеличение норм обязательств резервов в 1978 г. до 100% прироста иностранных обязательств банков ФРГ дало возмож­ность изъять 1/3 притока иностранных валют.

Программа добровольных ограничений и сменившая ее сис­тема регулирования всех форм вывоза капитала из США не приве­ли к уменьшению объема зарубежных кредитов американских банков.

Противоречивость валютных ограничений по финансовым опе­рациям состоит в одинаковом их воздействии как на нежелатель­ное перемещение «горячих» денег, «бегство» капитала, так и на нормальные потоки краткосрочных капиталов.

Лимитирование обмена национальной валюты на иностранную для туристов, отправляющихся за рубеж, стимулирует спекулятив­ные операции на «черном» валютном рынке.

Валютные ограничения дают кратковременный положитель­ный результат. Так, если отмена валютных ограничений в сентяб­ре 1968 г. облегчила «бегство» 15 млрд франц. фр. из Франции, то после их восстановления отлив капиталов резко сократился и саль­до движения краткосрочных капиталов стало положительным. В конечном счете валютные ограничения отрицательно влияют на МЭО в целом, в частности затрудняя развитие экспорта. Экспор­теры, не имея уверенности в получении иностранной валюты, стремятся уклониться от сдачи валютной выручки девизным бан­кам по невыгодному для них официальному курсу национальной валюты посредством:

• манипулирования ценами в счетах-фактурах (двойной конт­ракт). Например, экспортер по договоренности с импортером занижает официальную цену для прохождения таможенного конт­роля по сравнению с реальной валютной выручкой. Разница зачис­ляется на счет физического лица или подставной фирмы в ино­странном банке;

• продажи товара в третьи страны, чьи валюты не подлежат сдаче;

• писем адвокатов, которые аргументируют просьбу фирмы-экспортера не сдавать часть валютной выручки государству в свя­зи с необходимостью оказать поддержку своему заграничному отделению;

• взяток, в частности в виде ценного подарка или услуги. Органы валютного контроля строго следят за соблюдением соответствующего законодательства, ценами, счетами, приме­няют штрафы и санкции при нарушениях. Однако большин­ство юридических и физических лиц предпочитают подвергаться санкциям, но не потерять выгодного контрагента. Вопреки ва­лютным ограничениям государство делает ряд уступок крупным фирмам.

Международные операции ТНК — явные и скрытые — сводят на нет валютные и другие ограничения, поскольку их внутрикор­поративный товарооборот развивается вдвое быстрее, чем миро­вая торговля.

Валютные ограничения способствуют временному выравнива­нию платежных балансов отдельных стран, хотя ограничение об­ратимости валют фактически аннулирует принцип наибольшего благоприятствования. Применение множественности валютных курсов усиливает дискриминацию торговых партнеров.

Объективная необходимость снятия валютных барьеров в МЭО порождает тенденцию к межгосударственному регулирова­нию валютных ограничений. Однако этому фактору противостоит национальный протекционизм как средство конкуренции, направ­ленной против торговых партнеров.

Эволюция валютных ограничений и переход к конвертируемости валют: мировой опыт. Впервые валютные ограничения стали при­меняться в годы первой мировой войны в воюющих странах. В период частичной и временной стабилизации в 1924—1928 гг. они были отменены. В условиях мирового экономического кризиса 1929—1933 гг., особенно с 1931 г., валютные ограничения получи­ли широкое распространение в связи с ухудшением платежных балансов многих стран, «бегством» капитала, крушением золотого стандарта, обесценением валют. Введение валютных ограничений в сфере движения капиталов и выплат государственных и частных долгов узаконило банкротство 25 государств-должников. Валют­ные ограничения активно использовались странами фашистской оси для концентрации валютных ресурсов в руках государства в целях финансирования подготовки и ведения второй мировой войны.

С началом второй мировой войны валютные ограничения рас­пространились почти на весь мир. После войны валютные ограни­чения отсутствовали лишь в США, Швейцарии, Канаде; некоторые страны Латинской Америки сохранили свободу валютных опера­ций под давлением монополий США, заинтересованных в бес­препятственном переводе капиталов и прибылей от своих инвести­ций в этом регионе.

Новым явлением в послевоенный период стало межгосударст­венное регулирование валютных ограничений через МВФ. Опира­ясь на Устав МВФ, США добивались от стран-членов отмены валютных ограничений по текущим операциям и введения об­ратимости валют. Но в условиях послевоенной разрухи, кризиса платежных балансов, истощения валютных резервов это требова­ние встретило противодействие Западной Европы и Японии. Ста­тья XIV предусматривает переходный период, в течение которого в стране сохраняются валютные ограничения. Кроме того, Устав Фонда предусматривает возможность и в ряде случаев обязанность стран вводить валютные ограничения по движению капита­лов в условиях нестабильности экономики. Более того, возмож­ность получения кредита в Фонде поставлена в зависимость от эффективности использования валютных ограничений для вырав­нивания платежного баланса страны. Ежегодно проводятся кон­сультации экспертов Фонда с соответствующими странами по проблемам валютных ограничений. Это объясняется тем, что страны прибегают к таким ограничениям в целях защиты эконо­мики от кризисных потрясений.

Валютные ограничения препятствуют использованию нацио­нальных валют в международных расчетных, валютных и кредит­ных операциях и свободному обмену их на иностранные валюты. Валюта считается неконвертируемой, если государство-эмитент (или его уполномоченный орган) ограничивает или запрещает ее обмен на иностранные валюты по текущим операциям платежного баланса. Официальное запрещение свободно распоряжаться сред­ствами на валютных счетах в банках для достижения определен­ных экономических или политических целей называется блоки­рованием счетов. Эта мера применяется при валютных ограниче­ниях и в качестве санкции к другим странам, а также по судебному иску к владельцу счета. При валютных ограничениях блокирова­ние счетов направлено на сдерживание «бегства» капиталов за границу.

С практикой валютных ограничений связано понятие «блоки­рованная валюта» — валюта на счетах в банках, использование которой запрещено или ограничено органами государственной власти. По согласованию с владельцем счета при валютных огра­ничениях устанавливается ограниченный режим использования средств на банковском счете — клиринговом, или счете специаль­ного назначения. Для физических и юридических лиц, находящих­ся за пределами страны пребывания банка, вводятся внешние счета (для нерезидентов) с особым режимом использования ва­лютных средств. В целях воздействия на курс национальной валю­ты, на движение капиталов процентные ставки по этим счетам дифференцируются вплоть до установления отрицательных проце­нтов.

В первые годы после второй мировой войны только США и Швейцария взяли обязательство поддерживать конвертируе­мость своих валют, т.е. свободный обмен на иностранные валюты по текущим операциям платежного баланса. Причем конвертиру­емость их валют распространялась на резидентов (внутренняя) и нерезидентов (внешняя). Внутренняя обратимость валют дает право гражданам и организациям данной страны осуществлять платежи за границу и покупать иностранную валюту без ограниче­ний. Внешняя конвертируемость валют означает возможность для иностранных граждан и организаций свободно переводить и конвертировать средства в данной валюте. Конвертируемость валю­ты — необходимое условие интеграции страны во всемирное хозяйство и международное разделение труда, так как интернаци­онализация хозяйственных связей требует взаимосвязи рынков товаров, услуг, капиталов, валют.

Частичная обратимость валют сохраняется и при валютных ограничениях. Это проявляется в наличии валютных счетов с раз­ным режимом для резидентов и нерезидентов. Соответственно различаются дифференцированные категории банковских счетов: внутренние (в национальной валюте с использованием в пределах страны); по двухсторонним правительственным соглашениям; блокированные; конвертируемые (полностью или частично). Ва­люты с промежуточным режимом обмена на иностранные денеж­ные единицы называются частично конвертируемыми. В этом случае конвертируемость распространяется на определенных дер­жателей данной валюты или имеет региональный характер (огра­ничивается определенным кругом стран, например, в валютной группировке — зоне французского франка африканские валюты свободно обмениваются на французскую).

После второй мировой войны Великобритания заключила с ря­дом государств соглашения об открытии им переводных счетов, с которых фунты стерлингов переводились на счета только этих государств. В 1954 г. этот режим был распространен на все ино­странные государства, что расширило сферу конвертируемости английской валюты. ФРГ (с 1954 г.), Италия, Франция (с 1957 г.), а затем и другие участники ЕПС открыли подобные счета в рамках соглашений о платежах в ограниченно конвертируемой валюте. Под давлением США некоторые страны долларовой зоны вынуж­дены были поддерживать конвертируемость своих валют в ин­тересах американских инвесторов. Канада ввела такой тип об­ратимости в 1952 г.

Проблема восстановления конвертируемости валют Западной Европы, Японии стала фокусом, в котором сосредоточились по­слевоенные валютные противоречия. США настойчиво добивались введения обратимости западноевропейских валют, чтобы содей­ствовать экспансии национальных монополий. Особенно остро стоял вопрос о восстановлении обратимости фунта стерлингов. Под натиском американского капитала Великобритания в качестве платы за заем, полученный от США в 1946 г. (3,7 млрд долл.), в июле 1947 г. восстановила свободный размен фунта стерлингов на доллары, что привело к локальному валютному кризису. Через 35 дней 21 августа 1947 г. в стране были восстановлены еще более жесткие валютные ограничения. Негативный опыт Великобрита­нии свидетельствует о необходимости создания условий для пере­хода к конвертируемости валюты. Несмотря на нажим США, страны Западной Европы стали постепенно отменять валютные ограничения лишь с конца 1958 г. Этот процесс в ЕС растянулся до 1992 г.

Отмена валютных ограничений и введение обратимости валют.

Мировой опыт перехода к конвертируемости национальной валю­ты позволяет выделить узловые проблемы этого процесса:

• выбор момента и темпа введения обмена валюты;

• для кого — резидентов или нерезидентов и в какой последо­вательности;

• по каким операциям — текущим операциям платежного баланса или финансовым.

Первая проблема. Истории валютных отношений известны две модели — шоковый и постепенный переход к конвертируемости валюты по мере создания необходимых предпосылок. Первый — волюнтаристский — вариант (Турция, страны Восточной Европы, Россия) сопровождается падением курса национальной валюты, истощением официальных валютных резервов, так как растет спрос на иностранную валюту. Подобная девальвация удорожает импорт, что усиливает инфляцию и увеличивает валютные потери при погашении внешнего долга в иностранной валюте. Что касает­ся стимулирующего влияния девальвации на экспорт, то оно про­является лишь при наличии экспортных конкурентоспособных то­варов.

Второй вариант, т.е. поэтапный переход к конвертируемости валюты (опыт стран Западной Европы, Японии), имеет преимуще­ство перед шоковым вариантом, так как основан на увязке усло­вий функционирования национального и мирового рынков, в част­ности ценообразования, и подготовки предпосылок. Основными предпосылками введения обратимости валюты являются: стаби­лизация экономики, сокращение дефицита государственного бюд­жета, сдерживание инфляции, уменьшение дефицита платежного баланса, урегулирование внешней задолженности страны, накоп­ление официальных валютных и золотых резервов, нормализация социально-политической обстановки в стране.

Вторая проблема — определение последовательности введения конвертируемости валюты для резидентов и нерезидентов. Судя по мировому опыту, обычно предпочтение отдается вначале иностранным партнерам с целью заинтересовать их в равноправном сотрудничестве.

Третья проблема касается выбора операций, по которым вво­дится обмен валюты. С декабря 1958 г., когда сложились объек­тивные экономические предпосылки, страны Западной Европы ввели частичную обратимость валют, отменив валютные огра­ничения по текущим операциям платежного баланса для нере­зидентов. Технически это было осуществлено путем слияния пе­реводных и свободно конвертируемых счетов в одну категорию «внешние счета иностранцев». В феврале 1961 г. эти страны от­менили валютные ограничения также для резидентов.

При Бреттонвудской системе валюта считалась конвертиру­емой, если страна отменила валютные ограничения по текущим операциям платежного баланса и не препятствовала ее обмену на другие валюты и использованию в международных расчетах. Тре­бования Устава МВФ того периода не распространялись на фина­нсовые операции (движение капиталов). Следовательно, домини­рующий критерий конвертируемости валюты — отсутствие ва­лютных ограничений по текущим операциям.

Лишь с середины 70-х годов постепенно в течение почти 20 лет с определенными интервалами страны распространили конвер­тируемость своих валют на финансовые операции. Это объясня­ется тем, что международная миграция капиталов, включая прямые и портфельные инвестиции, сделки с ценными бумага­ми, кредитные операции, значительно опережает движение то­варов и услуг, что оказывает существенное влияние на платежный баланс и валютный курс. Поэтому отмена валютных ограничений по финансовым операциям происходит медленно и неравномер­но; периодически они возобновляются с целью защиты нацио­нальной экономики. Со второй половины 60-х годов и в 70—80-е годы в условиях переплетения структурных кризисов либерали­зация валютных отношений сменилась валютным протекцио­низмом в форме барьеров на пути движения товаров и капиталов. Этот процесс отличается неравномерностью, что усиливает межстрановые разногласия. В 1971—1973 гг. ФРГ, Франция, Швей­цария, Бенилюкс, Испания ввели валютные ограничения с целью сдерживания притока капиталов. В июне 1972 г. Великобрита­ния впервые ввела валютные ограничения по движению капиталов в отношения со странами стерлинговой зоны с целью сдержи­вания «бегства» капитала в условиях перехода к режиму пла­вающего курса фунта стерлингов. Массовый переход к режиму плавающих валютных курсов с марта 1973 г. означал ослабле­ние валютных ограничений и контроля за международными фи­нансовыми операциями, хотя при кризисной ситуации он уси­ливается.

Эволюция валютных ограничений по финансовым операциям США также отражает переплетение противоположных тенденций. В начале 60-х годов в связи с ухудшением платежного баланса и позиций доллара США ввели ограничения на вывоз капитала в следующих формах:

• «уравнительный» налог (1963 г.) на доходы американских граждан и фирм от инвестиций в иностранные ценные бумаги, предназначенный для уравнивания их с доходами от американских ценных бумаг с целью ограничить вывоз капитала. Здесь валют­ные ограничения переплелись с налоговым регулированием;

• программа «добровольного ограничения» международных кредитов американских банков в пределах 5% их годового роста (1965 г.). С 1968 г. эта программа была заменена контролем над всеми формами вывоза капитала из США.

В 1976—1978 гг. была принята поправка к Статье IV Устава МВФ, которая зафиксировала, что одной из задач мировой валют­ной системы является обеспечение свободного движения капита­лов. С переходом к Ямайской валютной системе (1976—1978 гг.) в измененном Уставе МВФ введено новое понятие «свободно используемая валюта», т.е. валюта, широко применяемая в меж­дународных расчетах и операциях мировых валютных рынков. МВФ отнес к этой категории доллар, марку, иену, фунт стер­лингов и французский франк, которые входят в валютную корзину СДР.

США первыми начали дерегулирование (либерализацию) де­нежного, кредитного, валютного, финансового рынков, чтобы по­высить престиж доллара и привлечь иностранных инвесторов. С 1974 г. США отменили контроль за вывозом капитала и не восстанавливали его даже в период ухудшения позиций доллара. США активно использовали либерализацию движения капиталов в условиях повышения процентных ставок и курса доллара для привлечения иностранных капиталов в ущерб своим торговым партнерам.

По Римскому договору (1957 г.) либерализация валютных операций была обязательной в той мере, в какой она необходима для нормального функционирования «Общего рынка». Поэтому к 1989 г. — моменту принятия «плана Делора» лишь в Великоб­ритании и ФРГ валютные ограничения отсутствовали. ФРГ, от­менив валютные ограничения в начале 60-х годов, практически избежала их последние 40 лет. Глобальная либерализация 80-х годов охватила и ее. С 1984 г. были отменены ограничения на валютные операции банков: немецким банкам разрешены опера­ции «своп» и сделки в ЭКЮ, отменен налог на проценты по немецким облигациям, принадлежащим нерезидентам.

Валютные ограничения в Великобритании, введенные в 1939 г., постепенно (с конца 1958 г.) были в основном ликвидированы к концу 1979 г. В ответ на возросшую американскую конкуренцию в 80-х годах был совершен «большой лондонский скачок»: широ­кая либерализация финансового рынка с целью привлечения ино­странного капитала.

Во Франции, несмотря на введение конвертируемости франка в 1958—1961 гг., традиционно сохранялась государственная рег­ламентация международных валютных, кредитных, финансовых операций. Попытки их дерегулирования (в 1967 г., начале 70-х годов и особенно в 1978—1980 гг.) были безуспешны в силу внутренних и международных событий. В связи с ухудшением валютно-экономического положения страны в 1981 г. восстановле­ны, а в 1983 г. усилены валютные ограничения с целью сокращения дефицита торгового баланса и сдерживания отлива капитала. С ноября 1984 г. они были постепенно ослаблены. К 1989 г. во Франции, Италии, Дании, несмотря на ослабление валютных ба­рьеров, сохранялись ограничения на открытие банковских счетов за границей. В Бельгии и Люксембурге практиковался двойной валютный курс (для коммерческих и финансовых сделок). В Испа­нии, Португалии, Греции, Ирландии также существовали валют­ные ограничения.

План создания экономического и валютного союза (1989 г.) предусматривал полную либерализацию движения капиталов в Европейском союзе (ЕС). Франция, Италия, Дания, Нидерланды отменили в 1990—1992 гг. практически почти все валютные огра­ничения, а Бельгия и Люксембург — двойной валютный курс. Ослаблены валютные ограничения в Испании. Поэтапная либера­лизация валютного режима в Ирландии, Португалии, Греции в основном завершилась в 1994 г. в соответствии с Маастрихтским соглашением о создании Европейского союза, вступившим в силу в ноябре 1993 г.

Японский опыт перехода к конвертируемости валюты отлича­ется тщательной подготовкой предпосылок, осторожностью и прагматизмом. Жесткие послевоенные валютные ограничения были постепенно отменены лишь к 1980 г. в основном по текущим операциям, но сохранены по финансовым. Для выпуска еврооб­лигаций в иенах и сделок на рынке капиталов требуется разреше­ние министерства финансов. Резиденты обязаны сообщать орга­нам валютного контроля сведения о международных кредитах, гарантиях, прямых иностранных инвестициях, продаже и эмиссии ценных бумаг за границей. Министерство финансов имеет право в течение 20 дней рекомендовать изменить условия сделки или аннулировать ее. Участие японских банков в международных бан­ковских консорциумах по предоставлению евродолларовых креди­тов также подлежит регламентации. Несмотря на либерализацию валютных операций, сохраняются резервные протекционистские меры, которые японские фирмы добровольно используют.

Таким образом, валютные ограничения — составная часть общеэкономической и валютной политики. При переходе к конвер­тируемости валюты большинство стран предпочли вариант, кото­рый обеспечивает ее стабилизацию, а не стремительное падение курса. Постепенно расширяется число стран, присоединившихся к Статье VIII Устава Фонда: в 1965 г. — 27, в 1978 г. — 46, (1/3 стран — членов МВФ), в 1985 г. (апрель) — 60 (40%), в 1994 г. (апрель) — 88 (49%), в 1999 г. — 147 (80%), в том числе Россия с июня 1996 г. В этом проявляется ориентация современной ва­лютной политики развитых стран на рыночный механизм конкуренции и регулирования валютных операций. Дерегулирование валютных операций сочетается с сохранением валютного конт­роля для надзора и учетно-статистических функций.

• 5.3. ВАЛЮТНАЯ ПОЛИТИКА РАЗВИВАЮЩИХСЯ СТРАН

Развивающиеся страны в принципе используют те же экономичес­кие и административные методы валютной политики, что и разви­тые страны. Однако соотношение этих инструментов в процессе применения, цели валютной политики молодых государств, ее значение в регулировании экономики существенно различаются. Главная направленность валютной политики состоит в стремле­нии ослабить валютно-экономическую зависимость от более раз­витых стран и создать благоприятные условия для развития наци­ональной экономики. Это проявляется в следующих конкретных формах:

• открепление валют молодых государств от валют разви­тых стран, возглавлявших распавшиеся ныне валютные зоны (фун­та стерлингов, португальского эскудо и др.). Место этих валют, как правило, занял доллар США. Но некоторые развивающиеся страны отказались от прикрепления своих денежных единиц к доллару в связи с его девальвациями в 1971 и 1973 гг. и перешли к установлению курса на базе различных валютных корзин. Толь­ко 14 стран — членов зоны французского франка (единственной сохранившейся из прежних валютных группировок) продолжают прикреплять свои валюты к франку;

• внедрение валют некоторых развивающихся стран — экспор­теров нефти в международные расчеты (например, кувейтский динар служит валютой займов стран — членов ОПЕК иностран­ным заемщикам);

• возникновение региональных счетных валютных единиц в рамках интеграционных группировок развивающихся стран, в частности экспортеров нефти (арабский динар, исламский динар, центральноамериканское песо, андское песо и др.);

• создание валютных и кредитно-финансовых организаций (банки, фонды) для обслуживания потребностей развивающихся стран (Мусульманский банк развития и др.).

Каждая развивающаяся страна, проводя свою валютную поли­тику, увязанную с регулированием экономической конъюнктуры, стремится, как правило, выравнивать дефицит платежного балан­са, сдерживать импорт и поощрять экспорт товаров, защищать национальные валютные резервы. Для этого применяются следу­ющие основные методы валютной политики.

1. Регулирование валютного курса путем использования раз­личных режимов — фиксированных, плавающих, множественных, а также путем девальвации и изредка ревальвации. Практикуется множественность валютных курсов. Девальвации валют развива­ющихся стран часто бывают вынужденными. В частности, сниже­ние курса валюты-лидера развитой страны, к которой прикреплена денежная единица развивающихся стран, автоматически влечет за собой падение и ее курса. Нередко требование о девальвации содержится в стабилизационной программе МВФ. Обычно деваль­вации валют развивающихся стран малоэффективны в аспекте их влияния на экспорт, так как для расширения экспортного произ­водства необходимы капитальные вложения. Девальвация не сдер­живает импорт в силу зависимости от иностранного оборудования и других товаров. К тому же повышение цен импортируемых товаров в связи с девальвацией усиливает инфляцию. Кроме того, резкие колебания плавающего валютного курса снижают положи­тельное влияние его падения на платежный баланс.

2. Разные формы валютных ограничений по текущим и финан­совым операциям платежного баланса. Они активно используются в целях защиты национальной экономики, выравнивания платеж­ного баланса (путем сдерживания отлива капиталов, ограничения переводов за границу). В ряде развивающихся стран валютные ограничения содействуют в той или иной степени развитию наци­ональной экономики, особенно если сочетаются с другими мерами ее поддержки и стимулирования, например с торговыми ограниче­ниями, снижением процентных ставок. В рамках региональных экономических и валютных группировок, которые охватывают государства Азии, Африки, Латинской Америки, валютные огра­ничения в основном отменены, но применяются по отношению к третьим странам.

3. Заключение межгосударственных платежных и клиринговых соглашений в целях экономии валютных резервов (Азиатский кли­ринговый союз, Западноафриканская клиринговая палата и др.).

4. Развитие валютного сотрудничества и интеграции развива­ющихся стран путем создания собственных валютных группиро­вок, совместных валютных фондов для покрытия дефицита пла­тежного баланса. Валютная интеграция как составная часть эконо­мической интеграции имеет целью:

• обеспечить валютную стабилизацию, которая является усло­вием нормального развития интеграционного процесса в различ­ных сферах экономики;

• оградить освободившиеся страны от негативных процессов в экономике и на валютных рынках развитых стран.

Валютная интеграция в развивающихся странах, как правило, находится в начальной стадии и характеризуется еще незрелыми формами. В середине 90-х годов насчитывалось примерно 30 валютных группировок, объединявших большинство государств Азии, Африки, Латинской Америки. В их рамках подписаны раз­личные соглашения, в том числе о валютных клирингах, платеж­ных союзах, создании субрегиональных международных валютно-кредитных и финансовых организаций (Арабский валютный фонд, Андский резервный фонд и др.), координации валютной политики, обмене информацией, совершенствовании статистики. Под эгидой ЮНКТАД создан специальный комитет по координации соглаше­ний о многосторонних платежах и валютном сотрудничестве раз­вивающихся стран.

Особое место в валютной политике ряда молодых государств занимает их участие в валютных группировках, возглавляемых развитыми государствами. После второй мировой войны функционировало шесть валютных группировок: стерлинговая, долла­ровая, французского франка, португальского эскудо, испанской песеты и голландского гульдена. Отношения внутри группировок строились на основе экономического и политического доминиро­вания одной ведущей страны и ее валюты.

В настоящее время, после распада колониальной системы, про­должает функционировать лишь зона французского франка, объ­единяющая 14 стран. Внутри нее создано два региональных ва­лютных союза: Западноафриканский (Нигер, Сенегал, Того и др.) и Валютный союз Центральной Африки (Габон, ЦАР, Чад, Каме­рун и др.). В основе механизма группировки лежит поддержание обратимости франка африканского финансового сообщества, об­ращающегося в странах Тропической Африки, к французскому франку. С этой целью страны-участницы вынуждены выполнять следующие условия: 1) фактически доверить Франции денежную эмиссию, а также контроль над денежным обращением; 2) обес­печить свободный перелив капиталов во Францию и другие стра­ны — участницы зоны; 3) поддерживать твердый курс местного франка к французскому; 4) хранить валютные резервы во фран­цузских франках; 5) сдавать выручку во французской валюте в цен­трализованный фонд при французском казначействе; 6) проводить валютные операции через парижский валютный рынок.

Процесс валютной интеграции развивающихся стран натал­кивается на препятствия. В их числе — нежелание стран-участниц передавать свои суверенные права наднациональным валютным органам; ограниченные возможности координации валютной по­литики в силу разрыва в уровнях экономического развития стран и различий в их социально-экономической ориентации; дестабили­зирующее влияние внешних факторов, особенно циклических и структурных кризисов мировой экономики. Препятствием явля­ются разобщенность национальных хозяйств развивающихся стран в связи с длительной ориентацией на метрополию, сохране­ние фактического контроля развитых стран над их экономикой, слабое развитие национальных валютных и финансово-кредитных систем, валютно-кредитная зависимость от иностранных банков и ТНК.

Вопросы для самоконтроля

1. Почему необходимо сочетание рыночного и государственного регу­лирования валютных отношений?

2. Что такое валютная политика — структурная и текущая?

3. Каковы формы валютной политики?

4. Как определить размер девальвации и ревальвации?

5. Каковы потери и выгоды страны от девальвации и ревальвации национальной валюты?

6. Каковы цели и формы валютных ограничений?

7. Какие методы обхода валютных ограничений используются в ми­ровой практике?

8. Что такое конвертируемость валюты?

9. Каковы проблемы перехода к конвертируемости валют?

10. В чем особенности валютной политики развивающихся стран?

Глава 6. Международные расчеты

• 6.1. ПОНЯТИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ РАСЧЕТОВ. ВАЛЮТНО-ФИНАНСОВЫЕ И ПЛАТЕЖНЫЕ УСЛОВИЯ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ СДЕЛОК

Появление и дальнейшие изменения в международных расчетах связаны с развитием и интернационализацией товарного произ­водства и обращения. В них отражается относительно обособлен­ная форма движения стоимостей в международном обороте в силу несовпадения периодов производства и реализации товаров, уда­ленности рынков сбыта. Международные расчеты охватывают расчеты по внешней торговле товарами и услугами, а также некоммерческим операциям, кредитам и движению капиталов между странами, в том числе связаны со строительством объектов за границей и оказанием помощи развивающимся странам.

Понятие международных расчетов. Международные расчеты — регулирование платежей по денежным требованиям и обязательст­вам, возникающим в связи с экономическими, политическими и культурными отношениями между юридическими лицами и гра­жданами разных стран. Международные расчеты включают, с од­ной стороны, условия и порядок осуществления платежей, вырабо­танные практикой и закрепленные международными документами и обычаями, с другой — ежедневную практическую деятельность банков по их проведению. Подавляющий объем расчетов осущест­вляется безналичным путем посредством записей на счетах бан­ков. При этом ведущую роль в международных расчетах играют крупнейшие банки. Степень их влияния в международных расчетах зависит от масштабов внешнеэкономических связей страны базирования, применения ее национальной валюты, специализации, финансового положения, деловой репутации, сети банков-коррес­пондентов. Для осуществления расчетов банки используют свои заграничные отделения и корреспондентские отношения с ино­странными банками, которые сопровождаются открытием счетов «лоро» (иностранных банков в данном банке) и «ностро» (данного банка в иностранных). Корреспондентские соглашения определя­ют порядок расчетов, размер комиссии, методы пополнения израс­ходованных средств. Для своевременного и рационального осуще­ствления международных расчетов банки обычно поддерживают необходимые валютные позиции в разных валютах в соответствии со структурой и сроками предстоящих платежей и проводят поли­тику диверсификации своих валютных резервов. В целях получе­ния более высокой прибыли банки стремятся поддерживать на счетах «ностро» минимальные остатки, предпочитая размещать валютные активы на мировом рынке ссудных капиталов, в том числе на еврорынке.

Деятельность банков в сфере международных расчетов, с одной стороны, регулируется национальным законодательством, с дру­гой — определяется сложившейся практикой, которая существует в виде установленных правил и обычаев либо закрепляется отдель­ными документами.

Роль национальных валют, международных счетных валютных единиц и золота в международных расчетах. Издавна в текущих международных расчетах использовались национальные кредит­ные деньги ведущих стран. До первой мировой войны переводные векселя (тратты), выписанные в фунтах стерлингов, обслуживали 80% международных расчетов. В результате неравномерности раз­вития стран доля фунта стерлингов в международных расчетах упала до 40% в 1948 г. и 5% в начале 90-х годов, а доллара США возросла (почти до 75% в 1982 г.), а затем снизилась до 55% в 90-х годах, поскольку немецкая марка, японская иена, швейцарский франк и другие ведущие валюты стали также использоваться как международные платежные средства. С 70-х годов новым явлени­ем стало использование международных счетных валютных еди­ниц: СДР — преимущественно в межгосударственных расчетах и особенно ЭКЮ, постепенно замененных на евро с 1999 г., — в официальном и частном секторе как валюты цены и валюты платежа.

Следовательно, историческая закономерность развития платежно-расчетных отношений подчинена принципу вытеснения золо­та кредитными деньгами не только из внутренних, но и междуна­родных расчетов. Характерно, что даже в период господства золо­того стандарта золото служило лишь средством погашения пассивного сальдо платежного баланса. С отменой золотого стан­дарта и прекращением размена кредитных денег на желтый металл отпала необходимость оплаты золотом международных обяза­тельств. Однако золото используется как чрезвычайные мировые деньги при непредвиденных обстоятельствах (войны, экономичес­кие потрясения и др.) или когда другие возможности исчерпаны. Например, в годы второй мировой войны многие международные платежи погашались стандартными слитками. После войны саль­до по многостороннему клирингу (Европейский платежный союз 1950—1958 гг.) погашалось золотом (вначале 40%, с 1955 г. — 75%). В современных условиях страны прибегают к продаже части официальных золотых запасов на те валюты, в которых выражены их международные обязательства по внешнеторговым контрактам и кредитным соглашениям. Следовательно, ныне золото использу­ется в международных расчетах опосредствованно через операции на рынках золота.

Преимущественное использование национальных валют в меж­дународных расчетах усиливает зависимость их эффективности от курсовых колебаний, экономической и валютной политики стран — эмитентов этих валют. Состояние международных расчетов зави­сит от ряда факторов: экономических и политических отношений между странами; валютного законодательства; международных торговых правил и обычаев; банковской практики; условий вне­шнеторговых контрактов и кредитных соглашений.

Валютно-финансовые и платежные условия внешнеэкономичес­ких сделок. Наиболее сложными и требующими высокой квалифи­кации банковских работников являются расчеты по международ­ным торговым контрактам. От выбора форм и условий расчетов зависят скорость и гарантия получения платежа, сумма расходов, связанных с проведением операций через банки. Поэтому внеш­неторговые партнеры в процессе переговоров согласовывают дета­ли условий платежа и затем закрепляют их в контракте. При составлении валютно-финансовых и платежных условий контрак­тов обычно проявляется противоположность интересов экспор­тера, который стремится получить максимальную сумму валюты в кратчайший срок, и импортера, заинтересованного в выплате наименьшей суммы валюты, ускорении получения товара и от­срочке платежа до момента его конечной реализации. Выбор валютно-финансовых и платежных условий сделок зависит от характера экономических и политических отношений между стра­нами, соотношения сил контрагентов, их компетенции, а также от традиций и обычаев торговли данным товаром. Межправительст­венные соглашения устанавливают общие принципы расчетов, а во внешнеторговых контрактах четко формулируются подробные условия. Эти условия включают следующие основные элементы: валюту цены; валюту платежа; условия платежа; средства плате­жа; формы расчетов и банки, через которые эти расчеты будут осуществляться.

Валюта цены и валюта платежа. От выбора валюты цены и валюты платежа (помимо уровня цены, размера процентной ставки по кредиту) зависит в определенной степени валютная эффективность сделки. Экспортные и импортные контрактные це­ны разнообразны и зависят от включаемых в них дополнительных расходов по мере продвижения товаров от экспортера к импор­теру: пребывание на складе страны-экспортера; путь в порт; нахо­ждение в порту; путь за границу; складирование за рубежом; доставка товара импортеру. Существуют пять основных способов определения цен товаров.

1. Твердая фиксация цен при заключении контракта, при кото­рой цены не меняются в период его исполнения. Этот способ применяется при тенденции к снижению цен на мировых рынках.

2. При подписании контракта фиксируется принцип определе­ния цены (на основе котировок того или иного товарного рынка на день поставки), а сама цена устанавливается в процессе испол­нения сделки. Этот способ обычно практикуется при тенденции к повышению рыночных цен.

3. Цена твердо фиксируется при заключении контракта, но меняется, если рыночная цена изменится по сравнению с контракт­ной, скажем, в размере, превышающем 5%.

4. Скользящая цена в зависимости от изменения элементов издержек, например при заказе оборудования. В условиях высокой конъюнктуры в интересах заказчика вводятся ограничения (общий предел изменения цены или распространения «скольжения» цены лишь на часть издержек и короткий период).

5. Смешанная форма: часть цены твердо фиксируется, часть устанавливается в скользящей форме.

Валюта цены — валюта, в которой определяется цена на товар. При выборе валюты, в которой фиксируется цена товара, большое значение имеют вид товара и перечисленные выше фак­торы, влияющие на международные расчеты, особенно условия межправительственных соглашений, международные обычаи. Иногда цена контракта указывается в нескольких валютах (двух и более) или стандартной валютной корзине (СДР, ЭКЮ, посте­пенно замененных на евро с 1999 г.) в целях страхования валют­ного риска.

Валюта платежа — валюта, в которой должно быть погашено обязательство импортера (или заемщика). При нестабильности валютных курсов цены фиксируются в наиболее устойчивой валю­те, а платеж — обычно в валюте страны-импортера. Если валюта цены и валюта платежа не совпадают, то в контракте оговаривает­ся курс пересчета первой во вторую (либо по паритету, который фиксируется МВФ на базе СДР, либо по рыночному курсу валют). В контракте устанавливаются условия пересчета: 1) курс опреде­ленного вида платежного средства — телеграфного перевода по платежам без тратт или векселя по расчетам, связанным с креди­том; 2) уточняется время корректировки (например, накануне или на день платежа) на определенном валютном рынке (продавца, покупателя или третьей страны); 3) оговаривается курс, по кото­рому осуществляется пересчет: обычно средний курс, иногда курс продавца или покупателя на открытие, закрытие валютного рынка или средний курс дня.

Несовпадение валюты цены и валюты платежа — один из простейших методов страхования валютного риска. Если курс валюты цены (например, доллара) снизился, то сумма платежа (во французских франках) пропорционально уменьшается, и наобо­рот. Риск снижения курса валюты цены несет экспортер (креди­тор), а риск ее повышения — импортер (должник).

Условия платежа — важный элемент внешнеэкономических сде­лок. Среди них различаются: наличные платежи, расчеты с пре­доставлением кредита, кредит с опционом (правом выбора) налич­ного платежа.

Понятие наличных платежей в международных расчетах под­разумевает оплату экспортных товаров после их передачи (отгруз­ки) покупателю или платеж против документов, подтверждающих отгрузку товара согласно условиям контракта. Однако в современ­ных условиях в большинстве случаев товар прибывает в страну импортера раньше документов, подлежащих оплате, и покупатель может получить товар до его оплаты, как правило, под сохранную (трастовую) расписку, банковскую гарантию. Таким образом, пла­теж фактически производится после прибытия товаров в порт назначения, за исключением платежей против извещения об от­грузке товара. Традиционно в зависимости от договоренности контрагентов, а также специфики продаваемых товаров импортер осуществляет платеж на определенной стадии: по получении под­тверждения о завершении погрузки товара в порту отправления; против комплекта товарных документов (счет-фактура, коноса­мент, страховой полис и др.), иногда с правом отсрочки платежа на 5—7 дней, а по поставкам нефти — 30 дней; против приемки товара импортером в порту назначения. В зависимости от вида товара иногда применяют смешанные условия расчетов: частич­но — платеж против вручения товарных документов; окончатель­но — после приемки товаров, которые по прибытии в порт назна­чения необходимо смонтировать или проверить качественные ха­рактеристики товара, так как они могли ухудшиться в период транспортировки.

Международные расчеты переплетаются с обменом валют и предоставлением кредита внешнеторговыми партнерами друг другу. В этом проявляется взаимосвязь международных валютно-кредитных и расчетных операций. В зависимости от вида про­даваемого товара (например, машины и оборудование), а также в связи с усилением конкуренции на рынке продавцов и их стрем­лением использовать кредит для расширения рынков сбыта новой продукции расчеты по внешнеторговым операциям осуществляют­ся с использованием коммерческого кредита. Коммерческий кре­дит предоставляется продавцом товара покупателю на сроки от нескольких месяцев до 5—8 лет, а в отдельных случаях и на более длительные сроки. При внешнеторговых операциях в счет коммер­ческого кредита импортер выписывает долговые обязательства на погашение полученного кредита в форме простого векселя либо дает письменное согласие на платеж (акцепт) на переводных век­селях — траттах, выписанных экспортером.

Расчеты за товары в форме коммерческого кредита могут сочетаться с наличными платежами, когда определенный про­цент стоимости оплачивается против представления коммерчес­ких документов, а остальная часть — через установленный в контракте период времени. Кроме коммерческого кредита на отдельных этапах исполнения внешнеторгового контракта сторо­ны могут также вынужденно кредитовать друг друга, например, при платежах в форме аванса импортер кредитует экспортера, а при расчетах по открытому счету — поставщик кредитует поку­пателя.

Альтернативная форма условий расчетов — кредит с опционом наличного платежа. Если импортер воспользуется правом отсроч­ки платежа за купленный товар, то он лишается скидки, предостав­ляемой при наличной оплате. Расчеты осуществляются при помо­щи различных средств платежа, используемых в международном обороте, — векселей, платежных поручений, банковских переводов (почтовых и телеграфных), чеков, пластиковых карточек. Ино­странные инструменты (Foreign items, англ.) — чеки, векселя (простые и переводные) и другие кредитные средства обращения, подлежащие оплате в другой стране, где они депонированы. На­иболее сложной частью платежных условий контракта являются выбор формы расчетов и формулирование деталей проведения расчетов. Увязка противоположных интересов контрагентов в МЭО и организация их платежных отношений реализуются путем применения различных форм расчетов.

• 6.2. ФОРМЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ РАСЧЕТОВ

В соответствии со сложившейся практикой в настоящее время применяются следующие основные формы международных рас­четов: документарный аккредитив, инкассо, банковский перевод, открытый счет, аванс. Кроме того, осуществляются расчеты с ис­пользованием векселей и чеков. С международными расчетами тесно связаны гарантийные операции банков по отдельным фор­мам расчетов (например, инкассо, аванс, открытый счет), они служат дополнительным обеспечением выполнения внешнеторго­выми партнерами обязательств, взятых на себя по контракту. Исторически сложились следующие особенности международных расчетов.

1. Импортеры и экспортеры, их банки вступают в определен­ные обособленные от внешнеторгового контракта отношения, свя­занные с оформлением, пересылкой, обработкой товарораспоря­дительных и платежных документов, осуществлением платежей. Объем обязательств и распределение ответственности между ними зависят от конкретной формы расчетов.

2. Международные расчеты регулируются нормативными на­циональными законодательными актами, а также международ­ными банковскими правилами и обычаями. В США единообраз­ный торговый кодекс содержит нормы относительно расчетов, в том числе международных.

3. Международные расчеты — объект унификации, что обус­ловлено интернационализацией хозяйственных связей, универсали­зацией банковских операций. На конференциях в Женеве в 1930 и 1931 гг. приняты международные Вексельная и Чековая конвен­ции, направленные на унификацию вексельных и чековых законов и устранение сложностей использования векселей и чеков в меж­дународных расчетах. Единообразный вексельный закон служит базой национального законодательства в большинстве стран. Ко­миссия по праву международной торговли ООН (ЮНСИТРАЛ) осуществляет дальнейшую унификацию вексельного законода­тельства. Международная торговая палата, созданная в Пари­же в начале XX в., разрабатывает и издает Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов, по инкас­со. Например, первые правила по инкассо были разработаны в 1936 г., затем переработаны в 1967, 1978, 1995 гг. (вступили в силу с января 1996 г.). Большинство банков мира объявили о своем присоединении к Унифицированным правилам по ак­кредитивам и инкассо. Международная торговая палата разрабо­тала Правила но контрактным гарантиям, ведет работу по подго­товке правил по платежным гарантиям.

4. Международные расчеты имеют, как правило, документар­ный характер, т.е. осуществляются против финансовых и ком­мерческих документов. К финансовым документам относятся простые и переводные векселя, чеки, платежные расписки. Ком­мерческие документы включают: а) счета-фактуры; б) документы, подтверждающие отгрузку или отправку товаров, или принятие к погрузке (коносаменты, железнодорожные, автомобильные и авиационные накладные, почтовые квитанции, комбинирован­ные транспортные документы на смешанные перевозки); в) страховые документы страховых компаний морских страховщиков или их агентов, поскольку экспортные грузы обычно страхуются; г) другие документы — сертификаты, удостоверяющие происхож­дение, вес, качество или анализ товаров, а также пересечение ими границы, таможенные и консульские счета-фактуры для уведом­ления таможенных служб страны импортера о назначении груза в целях предотвращения мошенничества и т.д. Банк проверяет содержание и комплектность этих документов. Вместе с тем рядом организаций (в частности Международной торговой пала­той, Париж, СВИФТ и др.) разрабатывается концепция элект­ронной «безбумажной» торговли, включающая понятия элект­ронных контрактов, электронных финансовых инструментов и расчетов (в том числе аккредитивов), электронных транспорт­ных документов.

5. Международные платежи осуществляются в различных ва­лютах. Поэтому они тесно связаны с валютными операциями, куплей-продажей валют. На эффективность их проведения влияет динамика валютных курсов.

6. Применяются унифицированные правила гарантий (demand quarantees), изданные Международной торговой палатой. Их текст содержит основные положения, которые необходимо включать в текст гарантии:

1) гарантия не может быть востребована, если не выплачено вознаграждение гаранту;

2) описание сделки;

3) документы, необходимые для предъявления претензии (обы­чно проверяются банком бенефициара);

4) указание даты истечения срока гарантии и даты представле­ния бенефициаром документов в банк, дающий гарантию;

5) гарантия должна быть возвращена после истечения ее срока, так как она стала недействительной.

На выбор форм международных расчетов влияет ряд фак­торов:

• вид товара, являющегося объектом внешнеторговой сделки (формы расчетов отличаются при поставках машин и оборудова­ния или, например, продовольствия); по поставкам некоторых товаров — древесины, зерна — применяются традиционные формы, выработанные практикой;

• наличие кредитного соглашения;

• платежеспособность и репутация контрагентов по внешне­экономическим сделкам, определяющие характер компромисса между ними;

• уровень спроса и предложения на данный товар на мировых рынках.

В контракте оговариваются условия и формы международных расчетов.

Аккредитивная форма расчетов. В соответствии с Унифициро­ванными правилами и обычаями для документарных аккредити­вов* аккредитив — это соглашение, в силу которого банк обязуется по просьбе клиента произвести оплату документов третьему лицу (бенефициару, в пользу которого открыт аккредитив) или произ­вести оплату, акцепт тратты, выставленной бенефициаром, или негоциацию (покупку) документов. Обязательство банка по ак­кредитиву является самостоятельным и не зависит от правоот­ношений сторон по коммерческому контракту. Это положение направлено на защиту интересов банков и их клиентов: экспортеру обеспечивает ограничение требований к оформлению документов и получению платежа только условиями аккредитива; импорте­ру — четкое выполнение экспортером всех условий аккредитива.

* Публикация Международной торговой палаты №500, редакция 1993 г.

В расчетах по документарному аккредитиву участвуют:

• импортер (приказодатель), который обращается к банку с просьбой об открытии аккредитива;

• банк-эмитент, открывающий аккредитив;

• авизующий банк, которому поручается известить экспортера об открытии в его пользу аккредитива и передать ему текст аккредитива, удостоверив его подлинность;

• бенефициар-экспортер, в пользу которого открыт аккре­дитив.

1. Представление заявления на открытие аккредитива. 2. От­крытие аккредитива банком-эмитентом и направление аккредити­ва бенефициару через авизующий банк. 3. Извещение (авизование) бенефициара об открытии аккредитива в его пользу. 4. От­грузка товара на экспорт. 5. Оформление и представление бе­нефициаром в банк комплекта документов для получения платежа по аккредитиву. 6. Пересылка авизующим банком документов банку-эмитенту. 7. Проверка банком-эмитентом полученных до­кументов и их оплата (при выполнении всех условий аккредитива). 8. Выдача банком-эмитентом оплаченных документов приказодателю аккредитива. 9. Зачисление авизующим банком экспортной выручки бенефициару.

Схема аккредитивной формы расчетов сводится к следующему. Импортер представляет в банк заявление на открытие аккредити­ва. Банк импортера, открывший аккредитив, направляет аккреди­тивное письмо одному из своих корреспондентов в стране экспор­тера, назначая его авизующим банком и поручая ему передать аккредитив бенефициару. После получения открытого в его пользу аккредитива (как обеспечения платежа товара) бенефициар произ­водит отгрузку товара, представляет документы, как правило, в авизующий банк, который пересылает их для оплаты банку-эмитенту. После проверки правильности оформления документов банк, открывший аккредитив, производит их оплату. Если до­кумент соответствует условиям аккредитива, банк переводит день­ги согласно инструкциям авизующего банка и выдает документы импортеру, который получает товар. Поступившая выручка зачис­ляется на счет экспортера. В соответствии с условиями аккреди­тива в качестве банка, уполномоченного на оплату документов (исполняющий банк), может быть назначен и авизующий банк, который в этом случае производит оплату документов экспортеру в момент их представления в банк, а затем потребует возмещения произведенного платежа у банка-эмитента (по непокрытым ак­кредитивам). Обычно если у исполняющего банка и банка-эмитен­та нет взаимных корреспондентских счетов, то в расчетах прини­мает участие третий (рамбурсирующий) банк, в котором открыты корреспондентские счета указанных банков. При открытии ак­кредитива банк-эмитент дает инструкции (рамбурсное полномо­чие) рамбурсирующему банку оплачивать требования исполня­ющего банка в течение срока действия и в пределах суммы ак­кредитива.

Виды аккредитивов разнообразны и классифицируются по сле­дующим принципам.

1. С точки зрения возможности изменения или аннулирова­ния аккредитива банком-эмитентом различаются: а) безотзыв­ный аккредитив — твердое обязательство банка-эмитента не изме­нять и не аннулировать его без согласия заинтересованных сторон; б) отзывный, который может быть изменен или аннулирован в любой момент без предварительного уведомления бенефициара. При отсутствии соответствующего указания аккредитив считается безотзывным.

2. С точки зрения дополнительных обязательств другого банка по аккредитиву различаются подтвержденный и неподтвержден­ный аккредитивы. Если банк-эмитент уполномочивает или просит другой банк подтвердить его безотзывный аккредитив, то такое подтверждение (если предусмотренные документы представлены и выполнены все условия аккредитива) означает твердое обяза­тельство подтверждающего банка в дополнение к обязательству банка-эмитента по платежу, акцепту или негоциации тратты.

3. С точки зрения возможности возобновления аккредитива применяются ролловерные (револьверные, возобновляемые) ак­кредитивы, которые открываются на часть стоимости контракта с условием восстановления первоначальной суммы аккредитива после его полного использования (за ряд комплектов документов) либо после представления каждого комплекта документов. Как правило, в тексте аккредитива указывается общая сумма, которую не может превысить совокупность обязательств по данному ак­кредитиву. Ролловерные аккредитивы, позволяющие сократить издержки обращения, находят широкое применение при расчетах по контрактам на крупные суммы с регулярной отгрузкой товаров в течение длительного периода.

4. С точки зрения возможности использования аккредитива вторыми бенефициарами (непосредственными поставщиками то­вара) различаются переводные (трансферабельные) аккредитивы. При комплектных поставках, осуществляемых субпоставщиками, по указанию бенефициара аккредитив может быть переведен пол­ностью или частично вторым бенефициаром в стране последнего или в другой стране. Трансферабельный аккредитив переводится не более одного раза.

5. С точки зрения наличия валютного покрытия различаются покрытый и непокрытый аккредитивы. При открытии аккредитива с покрытием банк-эмитент переводит валюту в сумме аккредити­ва, как правило, авизующему банку. К другим формам покрытия аккредитивов относятся депозитные и блокированные счета, стра­ховые депозиты и т.д. В современных условиях преобладают непокрытые аккредитивы.

6. С точки зрения возможностей реализации аккредитива раз­личаются: аккредитивы с платежом против документов; акцепт­ные аккредитивы, предусматривающие акцепт тратт банком-эми­тентом при условии выполнения всех требований аккредитива; аккредитивы с рассрочкой платежа; аккредитивы с негоциацией документов.

В отличие от документарного аккредитива денежный аккреди­тив — именной документ, содержащий поручение о выплате денег получателю в течение определенного срока при соблюдении ука­занных в нем условий.

Разновидностью аккредитива является циркулярный аккреди­тив со свободной негоциацией. Он обращен к любому банку, желающему его выполнить. Такие аккредитивы — безотзывные и выставляются лишь крупными банками, известными в деловых кругах и с первоклассной репутацией, иначе экспортеру трудно их реализовать.

В современных условиях также применяются аккредитивы ком­пенсационные и «бэк-ту-бэк». Экономическое содержание этих ви­дов аккредитивов сводится к следующему. Бенефициар, в пользу которого по поручению иностранного покупателя открывается аккредитив, является посредником, а не производителем товара. Для того чтобы обеспечить поставку товара конечному покупа­телю, он обязан его закупить. Если расчеты с фирмой — произ­водителем товара должны осуществляться в форме документар­ного аккредитива, то в качестве обеспечения для открытия такого аккредитива посредническая организация может предложить бан­ку первоначальный аккредитив, открытый в его пользу банком импортера. Некоторые страны, особенно США, используют ре­зервный гарантийный аккредитив («стэнд-бай»), который служит гарантией выполнения контрагентами взятых на себя обязательств по контракту. В случае неоплаты документов импортером экспор­тер может обратиться в банк импортера за получением платежа. В частности, аккредитив «стэнд-бай» используется в торговле нефтью с участием длинной цепи покупателей и банков, что задер­живало поступление документов конечному импортеру.

Аккредитивная форма расчетов — наиболее сложная и до­рогостоящая. За выполнение аккредитивных операций (авизова­ние, подтверждение, проверку документов, платеж) банки взимают более высокую комиссию, чем по другим формам расчетов, напри­мер инкассо. Кроме того, для открытия аккредитива импортер обычно прибегает к банковскому кредиту, платя за него процент, что удорожает эту форму расчетов. Для импортера аккредитивная форма расчетов ведет к иммобилизации и распылению его капита­лов, поскольку он должен открыть аккредитив до получения и ре­ализации товаров, но одновременно дает ему возможность конт­ролировать (через банки) выполнение условий сделки экспорте­ром. Для экспортера после авансовых платежей расчеты в форме аккредитива являются наиболее выгодными, так как это единст­венная форма расчетов (кроме гарантийных операций банков), содержащая обязательство банка произвести платеж. Таким об­разом, для экспортера безотзывный аккредитив имеет следующие преимущества по сравнению с инкассовой формой расчетов: наде­жность расчетов и гарантия своевременной оплаты товаров, так как ее осуществляет банк; быстрота получения платежа, если банк производит выплату немедленно после отгрузки товара против представления отгрузочных документов (в противном случае экс­портер может получить кредит в своем банке в национальной валюте до получения платежа по аккредитиву); получение раз­решения импортером на перевод валюты в страну экспортера при выставлении аккредитива в иностранной валюте.

Инкассовая форма расчетов. Инкассо — банковская операция, посредством которой банк по поручению клиента получает платеж от импортера за отгруженные в его адрес товары и оказанные услуги, зачисляя эти средства на счет экспортера в банке. В соот­ветствии с Унифицированными правилами по инкассо инкассовые операции осуществляются банками на основе полученных от экс­портера инструкций. В инкассовой форме расчетов участвуют: 1) доверитель — клиент, поручающий инкассовую операцию свое­му банку; 2) банк-ремитент, которому доверитель поручает опера­цию по инкассированию; 3) инкассирующий банк, получающий валютные средства; 4) представляющий банк, делающий представ­ление документов импортеру-плательщику; 5) плательщик.

1 Экспортер заключает контракт с импортером о продаже товаров на условиях расчетов по документарному инкассо и отправляет ему товар (1а). 2. Экспортер направляет своему банку инкассовое поручение и ком­мерческие документы 3. Банк экспортера пересылает инкассовое поруче­ние и коммерческие документы представляющему банку (или банку импортера). 4. Представляющий банк предъявляет эти документы им­портеру. 5. Импортер производит оплату документов инкассирующему (или своему) банку 6 Инкассирующий банк переводи! платеж банку-ремитенту (или банку экспортера). 7 Банк-ремитент зачисляет переведен­ную сумму на счет экспортера.

Различают простое и документарное инкассо. Простое (чистое) инкассо означает взыскание платежа по финансовым документам, не сопровождаемым коммерческими документами; документарное (коммерческое) инкассо финансовых документов, сопровождае­мых коммерческими документами, либо только коммерческих документов. При этом на банках не лежит каких-либо обяза­тельств по оплате документов.

Экспортер после отправки товара поручает своему банку полу­чить от импортера определенную сумму валюты на условиях, указанных в инкассовом поручении, содержащем полные и точные инструкции. Имеются две основные разновидности инкассового поручения: а) документы выдаются плательщику против платежа (Д/П) и б) против акцепта (Д/А). Иногда практикуется выдача документов импортеру без оплаты против его письменного обяза­тельства произвести платеж в установленный период времени. Используя такие условия, импортер имеет возможность продать купленный товар, получить выручку и затем оплатить инкассо экспортеру. В целях ускорения получения валютной выручки экс­портером банк может учесть тратты или предоставить кредит под коммерческие документы. Таким образом, инкассовая форма рас­четов связана с кредитными отношениями. Инкассо является ос­новной формой расчетов по контрактам на условиях коммерчес­кого кредита. При этом экспортер выста