Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
У зв’язку з суттєвим ускладненням погодних умов, з метою забезпечення належного функціонування систем життєзабезпечення населення та реагування на мо...полностью>>
'Методические указания'
Производство метил-трет.бутилового эфира с использованием катализатора сульфокатионита в реакторе адиабатического типа (И.С. Паниди, В.А. Трофимов). ...полностью>>
'Учебник'
Философия любого исторического периода представляет собой самосознание эпохи: в ней и через нее эпоха проясняет, осмысливает свои основные черты и ос...полностью>>
'Рабочая программа'
Данный курс имеет своей целью обеспечить понимание основных идей численных методов, особенностей и условий их применения; заложить базовые умения и на...полностью>>

Клуб Общественной Палаты» тема проекта (гранта): «исследование

Главная > Исследование
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Четвертый блок

«Об остальных государствах Евразии»

Круг 3 (Европа, Азия)

Д-10.

В повестке дня правительств европейских стран будут превалировать три вопроса – они скорее будут иметь отношение к будущему Европы, чем к роли Европы во всемирном масштабе.

Во-первых, у правительств европейских стран нет выбора, это – необходимость: огромный массив стареющего населения. Европейцы просто «сидят» на нехватке рабочей силы и уменьшении рождаемости, при этом безработица остаётся проблемой хронической. К сожалению, лучший вариант роста – всего 2-3% в год. Конечно, по историческим меркам – (в соответствии со стандартами других стран), но не посягая на ожидания общественного мнения, это более-менее нормальный уровень роста. Реальные сложности с рынком труда и отсутствие роста производительности труда будут только усиливать протекционистские тенденции.

Второй вызов Европе – Европейский Союз расширяется, углубляется, становится эффективным средством политических обсуждений и приведения выводов в действие. Решения, принимаемые руководящими денежно-кредитными учреждениями ЕС, будут иметь больший вес, чем решения национального характера, принимаемые в Берлине или Париже. Будущие руководители Германии проявят меньшие намерения возложить на себя груз строительства Объединённой Европы или же «подписаться» под германскими интересами в европейской или трансатлантической категоризации. Германия, скорее всего, будет более открыто и непосредственно формулировать свою политику, касаясь таких тем, как неразбериха в Центральной и Восточной Европе, спад деловой активности в Германии, разлад среди союзников, неопределённость в отношении вовлечённости США в Европе.

Третий вызов государствам ЕС определить роль США по обеспечению безопасности в Европе, которая будет бороться за большее единство в политике безопасности и в политике военной. Понимая бюджетную и военную реальности, европейцы осознают, что замещение НАТО было бы неуместным и недопустимым.

Европейское общественное мнение продолжит поддерживать военное присутствие США в государствах ЕС, отчасти ввиду идеи создания барьера от РФ и ренационализации обороны, а также как результата запутанной и щекотливой ситуацией со вмешательством США в Боснии и Герцеговине.

Д-15.

Государства ЕС и Япония вряд ли смогут справиться с демографическими проблемами. Население в этих государствах продолжит стареть довольно-таки быстро. Этим государствам к 2015 году потребуется более 110 миллионов новых работников, для того, чтобы поддержать определённое равновесие между работающими и пенсионерами. Конфликты, касающиеся социального обеспечения или же иммиграционной политики в крупных европейских государствах могут приостановить экономический рост.

Главная неопределённость в отношении Японии – сможет ли она осуществить структурные реформы, необходимые для возобновления уверенного экономического роста и снижения спада по сравнению с ростом других государств Восточной Азии, в частности, КНР. Другая неопределённость заключается в том, сможет ли Япония скорректировать свою политику обеспечения безопасности с тем, чтобы поддерживать более крепкие военные взаимоотношения с США.

Из государств Южной Азии продолжится миграционный поток в Северную Америку и Европу.

Д-20.

По большинству показателей – размеру рынка, единой валюте, высококвалифицированной рабочей силе, стабильным демократическим правительствам и единой зоне свободной торговли – расширяющаяся Европа сможет увеличить свой вес на международной арене. Сила государств ЕС могла бы проявиться в создании модели глобального и регионального управления для новых крепнущих держав. Но старение населения и сокращение численности рабочей силы в большинстве стран будут оказывать значительное влияние на положение на континенте. Либо государства ЕС смогут адаптировать рабочую силу к новым условиям, реформировать свои системы социального обеспечения, образования и налогообложения, а также обустроить растущее число иммигрантов (главным образом, из мусульманских стран), либо они окажутся лицом к лицу с опасностью продолжительного экономического застоя.

Местоположение ЕС на пересечении торговых и прочих путей и возрастающее разнообразие населения – особенно после расширения за счет принятия в свой состав новых членов – предоставляют ЕС уникальную возможность установить прочные связи как на юге (с мусульманским миром и Африкой), так и на востоке (с РФ и другими государствами СНГ).

Степень влияния ЕС на мировой арене будет зависеть от его способности достичь большего политического единства. Включение в свой состав десяти новых восточноевропейских членов может послужить своего рода «обузой», препятствующей усилению эффективности институций ЕС, необходимому для формирования целенаправленного и единого «стратегического видения» целей международной (в том числе в сфере безопасности) и социальной политики ЕС.

Согласно мнению региональных экспертов, с которыми консультировались, авторы доклада, роль государств ЕС на международной арене будет зависеть преимущественно от того, сумеет ли она провести серьёзные экономические и социальные реформы, призванные решить проблему старения населения и, соответственно, нехватки рабочей силы. Чтобы решить демографические проблемы, потребуются целенаправленные и многоуровневые подходы, включающие:

– увеличение числа легальных иммигрантов и облегчение интеграции рабочих, которые, по-видимому, будут приезжать в основном из государств Северной Африки и Ближнего Востока. Даже если государства ЕС обойдутся без большого числа вновь прибывающих рабочих, им придётся принимать меры по интеграции растущего мусульманского населения. Запреты на приезд иммигрантов могут привести только к росту числа нелегальных мигрантов, которых будет ещё труднее интегрировать; в любом случае эта проблема останется трудноразрешимой на многие годы. Можно представить себе, что европейские страны успешно адаптируют имеющуюся рабочую силу и приспособят систему социального обеспечения к существующим реалиям; но трудно представить себе отдельно взятую европейскую страну – например, Германию, которая успешно ассимилировала бы миллионы вновь прибывших за короткое время рабочих-мусульман.

– возрастающую гибкость в создании рабочих мест, включающую такие меры, как поощрение женщин брать отпуск на несколько лет для создания и увеличения семьи при гарантированном сохранении рабочего места. Поощрение молодых пенсионеров (людей в возрасте 50-65 лет), соглашающихся работать дольше или периодически возвращаться на работу, поможет преодолеть нехватку рабочей силы.

Эксперты полагают, что в государствах ЕС будет трудно поддержать существующий уровень социального обеспечения, при этом малейшее замедление экономического роста (не говоря уже о спаде) приведет к дезинтеграции, а в худшем случае и к полному распаду ЕС, что подорвёт возможность государств ЕС играть важную роль на мировой арене.

По мнению авторов доклада, темпы экономического роста ЕС сдерживаются из-за Германии и её протекционистского рабочего законодательства. Проведение реформ в этой стране – а также, в меньшей степени, во Франции и Италии – остаётся ключевым условием для ответа на вопрос, сможет ли ЕС в целом выбраться из порочного круга относительно низких темпов экономического роста. Как показывает успешный опыт Швеции, создающей более гибкие условия для функционирования бизнеса при сохранении основных завоеваний социального обеспечения трудящихся, для этого не обязательно понадобится полный отказ от сформировавшейся в послевоенные годы модели социального государства. Эксперты сомневаются в том, что существующее политическое руководство готово к тому, чтобы отказаться от привычной модели хотя бы частично; они склоняются к мысли, что импульсом для проведения реформ послужит не столько добрая воля политиков, сколько надвигающийся бюджетный кризис, который может разразиться лет через пять.

Если не будут предприняты серьезные меры, ЕС может столкнуться с долговременным замедлением темпов экономического роста; в этом случае отдельные страны начнут тянуть одеяло на себя, особенно во внешнеполитической сфере, даже если они останутся членами ЕС. При таком сценарии расширение ЕС может приостановиться, и Турция и Балканские государства останутся за пределами ЕС, не говоря уже о дальних перспективах вступления в ЕС России или Украины. Если государствам ЕС удастся поддерживать ежегодный рост на уровне 1-2%, ЕС сможет немного расшириться, но при этом не сможет играть на международной арене ту роль, которая подобает ей по размеру и общему потенциалу.

Кроме необходимости обеспечить экономический рост и провести реформу системы социального обеспечения, многие эксперты называют в числе первоочередных задач формирование более эффективных процедур принятия решений: существующая система, сложная и неповоротливая, затрудняет оперативное проведение коллективных акций. При этом федерализация Европы (по-видимому, невозможная во временных рамках до 2020 года) не является необходимой для того, чтобы ЕС играл подобающую роль на международной арене; эта цель будет достигнута, если удастся мобилизовать имеющиеся ресурсы и переплавить разрозненные точки зрения в единую коллективную цель. Эксперты считают, что экономический большой скачок пробудит энтузиазм европейцев и укрепит их веру в европейский проект, что, в свою очередь, повысит их готовность к международным коллективным действиям.

Затраты на оборону отдельных государств ЕС, включая Великобританию, Францию и Германию, будут на протяжении ближайших пятнадцати лет снижаться, особенно по сравнению с КНР и другими поднимающимися силами. Но в совокупности оборонные расходы ЕС будут превышать расходы других стран за исключением США и, возможно, КНР. Государства ЕС сталкивались в своей истории с большими трудностями в координации и оптимизации оборонных расходов, направленных на обеспечение роста благосостояния, укрепление безопасности и возрастание роли ЕС на международной арене. Вопрос о том, будет ли создана единая армия в рамках ЕС, остается открытым – частично по той причине, что ее создание могло бы привести к дублированию функций с силами НАТО.

Государства ЕС всё охотнее отдают предпочтение натуральному газу, что, в совокупности с истощением запасов в Северном море, придаст дополнительный импульс уже наметившимся политическим усилиям, направленным на укрепление связей с Россией и государствами Северной Африки, поскольку потребность в газе требует от обеих сторон более высокого уровня политического сотрудничества для проектирования и создания необходимой инфраструктуры. Согласно исследованию, проведенному под эгидой Еврокомиссии, доля потребностей государств ЕС в энергии из иностранных источников возрастет с половины в 2000 году до двух третей к 2020 году.

Экономические интересы Японии в Азии переместились за последние два десятилетия с юго-востока к северо-востоку – особенно к Китаю и треугольнику "КНРЯпонияКорея", и эксперты полагают, что «старение» рабочей силы Японии усилит зависимость страны от инвестиций вовне и от большей экономической интеграции со странами Северо-Восточной Азии, особенно с КНР. В то же время озабоченность Японии сохранением региональной стабильности, скорее всего, возрастёт из-за продолжающегося кризиса в связи с КНДР, непрекращающейся напряжённостью между КНР и Китайским Тайбэем и той опасностью, которую может представлять для Японии интеграция усилий КНР и Индии в случае принятия курса на сближение этих двух стран. В любом случае рост экономической мощи КНР должен усилить активность Япония на международной арене.

Опросы общественного мнения показывают, что население поддерживает идею о том, что Япония должна стать более «нормальной» страной с более активной внешней политикой. Эксперты рассматривают различные траектории, по которым может двинуться Япония в этой сфере в зависимости от таких факторов, как темпы роста мощи КНР, возрождение или стагнация японской экономики, уровень влияния США в регионе и характер развития событий в связи с Кореей и Китайским Тайбэем. При определенном раскладе Япония сможет, например, выбирать между конфронтационным либо дружественным «балансированием» в отношениях с КНР.

Япония также переживает кризис старения населения, который в перспективе может помешать экономическому оздоровлению страны, и ей также придётся провести переоценку своего регионального статуса.

По мнению авторов доклада, Пакистан и Индия понимают, какую цену им обоим придется заплатить в том случае, если между ними вспыхнет вооруженный конфликт.

Однако националистические эмоции в этих странах очень сильны и вряд ли будут идти на спад. Согласно одному из вероятных сценариев, Пакистан может применить ядерное оружие, чтобы не допустить успешных действий индийских вооруженных сил, которые численно значительно превосходят пакистанскую армию, особенно если учесть отсутствие у Пакистана основательного стратегического мышления.

Индонезия в своём экономическом развитии могла бы к 2020 году приблизиться к государствам ЕС. Индонезия может достичь темпов роста от 6 до 7%; если принять во внимание ожидаемый рост численности населения до примерно 250 миллионов человек, то Индонезия может стать одной из крупнейших развивающихся стран мира. Столь высокий рост приведёт к улучшению инвестиционного климата, включая спрос на интеллектуальную собственность, защиту лицензионных прав и открытость по отношению к иностранным инвестициям. Если стране не удастся достичь высоких темпов экономического роста, она не сможет справиться с безработицей и нищетой, которые поставят под вопрос и политическую стабильность. Индонезия представляет собой амальгаму из многочисленных этнических и религиозных групп. Хотя национальная индонезийская идентичность возникла за пятьдесят лет до провозглашения независимости, правительство до сих пор не может прийти к компромиссу с упрямыми и неуступчивыми сепаратистскими движениями.

Всплеск национализма и курс на популизм могут стать проблемой для азиатских государств. Многие из них, такие как Лаос, Камбоджа и Бирма, не способны справляться с растущими запросами населения и рискуют потерпеть крах.

Д-25.

По мнению авторов доклада, государства ЕС к 2025 году немного продвинутся на пути к достижению целей, поставленных нынешними лидерами и элитами, будут способны независимо ни от кого использовать весь спектр политических, экономических и военных инструментов для поддержки европейских и западных институтов и общих идеалов. Государствам ЕС следовало бы заполнить пропасть в видении демократии, разделяющую Брюссель и избирателей Европы, и преодолеть затянувшиеся дебаты о европейских институциональных структурах. Государства ЕС окажутся в выгодной позиции для того, чтобы укреплять политическую стабильность, включив в свои структуры новые государства на Балканах и, возможно, Украину и Турцию. Однако длительная неспособность убедить скептически настроенную часть населения в преимуществах углубления экономической, политической и социальной интеграции и необходимости осуществить болезненные реформы, может превратить ЕС в хромающего гиганта, силы которого отвлечены на внутренние неурядицы и конкурирующие внутринациональные повестки дня, Такой гигант вряд ли будет способен трансформировать своё экономическое влияние в глобальное.

Сокращение населения трудоспособного возраста станет серьёзным испытанием для европейской модели социального благосостояния, замковым камнем всего политического согласия со времен Второй мировой войны. Прогресс в экономической либерализации, вероятно, может продолжаться постепенно, шаг за шагом, пока старение населения или продолжающаяся экономическая стагнация не вызовут более драматических изменений – кризис, который, возможно, не случится в течение некоторого времени в следующее десятилетие, а может быть отодвинут на ещё более отдалённый срок. Не существует лёгких решений для проблемы европейского демографического дефицита, кроме вероятного сокращения субсидий на здравоохранение и экономии на выходных пенсионных пособиях. Траты на оборону, вероятно, подвергнутся дальнейшим сокращениям, чтобы не пришлось самым серьёзным образом реструктурировать социальные программы. Проблема интеграции иммигрантов, особенно мусульманских общин, обострится, если граждане, столкнувшись с внезапным снижением запросов и ожиданий, прибегнут к узкому национализму и выдвижению в качестве приоритетов частных местнических интересов, как это бывало в прошлом.

Стратегические перспективы государств ЕС, вероятно, являются более узкими, нежели у Вашингтона, даже в случае, если ЕС достигнет успеха в своих реформах по внедрению должностей «президента Европы» и «европейского министра иностранных дел» и сможет создать институционный потенциал для управления кризисами. Угроза различного видения проблем внутри Европы и вероятность того, что траты на оборону останутся нескоординированными, заставляют предположить, что ЕС не станет ведущей военной державой к 2025 году. Национальные интересы крупных держав будут осложнять и запутывать европейскую внешнюю политику и политику безопасности, а поддержка государствами ЕС НАТО может оказаться размытой.

Вопрос о вхождении Турции в состав ЕС станет испытанием для Европы и останется в центре внимания вплоть до 2025 года. Растущие сомнения в шансах Турции, вероятно, замедлят претворение в жизнь Турцией политических реформ и реформ в области защиты прав человека. Любой открытый отказ создает угрозу различных последствий, усиливает сомнения в мусульманском мире – включая, среди прочего, мусульманские меньшинства в самой Европе – относительно несовместимости Запада и ислама. Преступность может оказаться самой серьёзной угрозой внутри Европы, по мере того как евразийские транснациональные организации, усиливающиеся по мере вовлечения в энергопроекты и добычу полезных ископаемых, становятся всё более могущественными и расширяют масштабы своей деятельности. Одно или несколько правительств в Восточной или Центральной Европе могут пасть жертвой их доминирования.

Государства ЕС останутся в большой степени зависимыми от России в сфере энергетики в 2025 году, несмотря на усилия по поиску энергоэффективности и возобновляемых источников энергии и работу по снижению выбросов парниковых газов. При отсутствии общего коллективного подхода, который уменьшил бы возможности российского влияния, эта зависимость будет способствовать повышенному вниманию к интересам Москвы со стороны ключевых стран, включая Германию и Италию, которые рассматривают Россию как надёжного поставщика. Государства ЕС могут заплатить высокую цену за слишком сильную зависимость, особенно если российские компании окажутся неспособными выполнить заключённые контракты по причине недостаточных инвестиций в их месторождения природного газа или в силу растущей коррупции и деятельности организованной преступности, вовлечённой в евразийский энергетический сектор, которая навредит западным деловым интересам.

Численность населения в государствах ЕС и в Японии вырастет не более чем на 3%.

Япония и Израиль, возможно, будут чувствовать себя к 2025 году менее защищенными, чем теперь, в результате неблагоприятных демографических тенденций внутри стран, дефицита ресурсов, а также более активного военного соперничества на Ближнем Востоке и в Восточной Азии, особенно если возникнут сомнения в жизнеспособности американских гарантий безопасности.

В Европе мусульманские женщины будут намного лучше ассимилироваться, чем их родственники-мужчины, в частности, ввиду того, что у них облегчён доступ к системе образования, а, значит, впоследствии они могут найти достаточно квалифицированную работу. Надежда на смягчение Исламского экстремизма.

Великобритания, Франция, Бельгия, Нидерланды, государства Скандинавии, по всей видимости, смогут поддерживать высокий уровень рождаемости в Европе, но, так или иначе, это будет меньше, чем два ребёнка на одну женщину. В других государствах Европы этот уровень будет ниже, чем полтора ребёнка на одну женщину.

Глобализация сделала опиум важнейшей товарной культурой Афганистана, поэтому у страны возникнут трудности в развитии альтернативы,

Племенные и религиозные споры, возможно, будут возникать в Афганистане постоянно, также будет происходить постоянная борьба по ходу того, как различные игроки будут образовывать различные союзы и объединения. Внешние игроки будут поставлены перед выбором: либо создавать временные альянсы для борьбы с противниками-террористами и для получения доступа к местным ресурсам и преследовать другие аналогичные, частные и ближайшие цели, либо стремиться к более амбициозным и дорогостоящим задачам.

Будущее Пакистана совершенно непредсказуемо, особенно с учётом траектории развития соседнего Афганистана. Северо-западная пограничная провинция и районы проживания племен, вероятно, останутся слабоуправляемыми, а также станут источником приграничной нестабильности по обе стороны афгано-пакистанской границы. Если Пакистан окажется не в состоянии сохранить свое единство до 2025 года, то, возможно, возникнет широкая коалиция пуштунских племен, которые1 увеличат территорию, заселяемую пуштунами, за счет пенджабцев Пакистана, таджиков и других народов Афганистана.

Ускорившийся экономический рост Турции, жизнеспособность турецкого среднего класса и геостратегическое местоположение дают основания для прогнозирования растущей региональной роли этой страны на Ближнем Востоке. Экономическая уязвимость – зависимость от внешних источников энергии – может усилить стремление Турции к тому, чтобы играть более важную международную роль, с учётом того, что турецкие власти пытаются развивать свои связи с поставщиками энергии, включая ближайших соседей – Россию и Иран, и повысить собственную роль как транзитного узла. В течение ближайших 15 лет наиболее вероятный курс Турции будет сочетать исламские и националистические устремления, которые могут стать образцом для подражания для других быстро модернизующихся стран на Ближнем Востоке.

В Ираке многочисленные этнические, религиозные, племенные и местные лидеры закончат создание и укрупнение своего политического и социального влияния, обеспечат доступ к ресурсам и контролю над распределением этих ресурсов посредством патронируемых ими социальных сетей.

К 2025 году правительство Ирака всё ещё будет объектом соперничества различных конкурирующих между собой фракций, стремящихся получить иностранную помощь и поддержать свое высокое положение в ущерб процессу самостоятельного достижения поли­тического авторитета, легитимности и проведения экономической политики.

Происходящие в Ираке процессы затронут как его соседей, так и внутренних соперников. Иран, Сирия, Турция, Саудовская Аравия столкнутся с возрастающими трудностями, если будут держаться в стороне. Ирак, не способный поддерживать внутреннюю стабильность, может лишь продолжать быть источником беспокойства и волнения во всем регионе. Если конфликт там перерастет в гражданскую войну, то это продемонстрирует всем странам региона весьма суровые последствия религиозных междоусобиц.

Сунниты проявят интерес к централизованному государству лишь в том случае, если оно даст им определенную долю ресурсов, которая будет оценена ими как адекватная, и большей частью будет создаваться вне контролируемых ими областей. Любое значительное увеличение числа суннитов, эмигрирующих в Иорданию или Сирию, может создать угрозу стабильности в этих странах.

Шииты исторически были разделены, Кланы смешанной шиитско-суннитской этничности могли бы служить интегрирующим фактором, но лишь при условии, что экономическое развитие приведет к установлению более прозрачного и заслуживающего большего доверия центрального правительства, и при условии создания национальной системы материального производства и распределения.

По мнению авторов, к 2025 году весьма вероятны технологические прорывы, которые смогут обеспечить альтернативу нефти и газу, но внедрение которых будет отложено из-за стоимости необходимой инфраструктуры и требуемого длительного времени на замену существующей инфраструктуры. В то же время, если прорывы произойдут во временных рамках, близких к 2025 году или позднее, геополитические последствия такого отказа от нефти и природного газа будут огромными. Саудовской Аравии будет нанесён самый большой удар, а её лидеры вынуждены будут сократить расходы на королевский истеблишмент. Режим столкнётся с новой напряженностью и возникновением сети ваххабитского сопротивления, поскольку Саудовская Аравия пытается осуществить серию крупных экономических реформ – включая полное вовлечение женщин в экономику – новый социальный контракт с обществом, по мере институционализации рабочей этики, ориентированной на ускорение планов развития и диверсификацию экономики.

В Иране падение цен на нефть и газ подорвёт любую возможность осуществления популистской экономической политики. Давление в пользу экономических реформ будет увеличиваться, потенциально создав потребность для правящей клерикальной элиты ослабить проводимый жёсткий курс. Побудительные мотивы для большей открытости Западу и попытки увеличить объем иностранных инвестиций, формирование и упрочение связей с западными партнерами – включая Соединенные Штаты, также возрастут. Иранские лидеры могут оказаться более склонными к отказу от своей ядерной политики в обмен на помощь и торговлю.

Претерпев один из наиболее быстрых спадов рождаемости в истории – с более чем шесть детей на женщину в 1985 году до менее чем два ребенка на женщину сегодня, – население Ирана обречено пережить драматические перемены к 2025 году. Политически беспокойная, испытывающая дефицит рабочих мест молодежная прослойка в значительной степени рассредоточится в течение следующего десятилетия, уступив место более зрелым слоям населения, а прирост трудоспособного населения будет сравним с нынешними показателями в США и КНР (на уровне 1% в год). В этих временных рамках население трудоспособных возрастов сильно увеличится относительно численности детей, создавая возможности накапливать сбережения и давать детям лучшее образование, что в итоге сделает возможным сдвиг к более развитой индустрии и повышению уровня жизни. Сможет ли Иран извлечь пользу из своих демографических преимуществ, зависит от политического руководства страны, которое в настоящее время недружелюбно настроено в отношении свободного рынка и частного бизнеса, не привлекает инвесторов и уделяет нефтяным доходам больше внимания, чем масштабному созданию рабочих мест.

Практически очевидны еще два демографических фактора: во-первых, несмотря на низкий уровень рождаемости, население Ирана возрастет с 66 миллионов в настоящее время до 77 миллионов к 2025 году. Во-вторых, к тому времени будет иметь место новый демографический приоритет молодежи (эхо от рождений во время нынешнего), но на этот раз молодые люди в возрасте от 15 до 24 лет будут составлять всего одну шестую от числа людей трудоспособного возраста по сравнению с одной третьей в настоящее время. Некоторые эксперты уверены, что это эхо демографического приоритета молодежи приведет к возникновению революционной политики. Другие считают, что в более образованном и развитом Иране 2025 года молодые люди сочтут карьеру и потребительство более привлекательными, чем политику экстремизма.

Для Ирака возрастет необходимость переноса акцентов в инвестиционной политике на ненефтяные сектора экономики. Небольшие государства Персидского залива, которые уже осуществляют крупные инвестиции, нацеленные на собственную трансформацию в глобальные центры туризма и транспортные узлы – хабы, будут пытаться успешно осуществить этот переход, чему будут способствовать их значительные национальные фонды. В арабском мире эти фонды используются для развития ненефтяных секторов экономики и для снижения зависимости от нефтедобычи.

Производство жидких углеродов (т.е. сырой нефти, сжиженного природного газа и нетрадиционных ископаемых типа битумных песков) в странах ОПЕК в Персидском заливе, как прогнозируется, вырастет с 2003 года до 2025 года на 43 %. Только Саудовская Аравия будет добывать почти половину всего этого объёма в районе Персидского залива; что превзойдет ожидаемую добычу в Африке и Каспийском регионе вместе взятых.

Процессы в Индонезии будут зависеть от того, насколько ей удастся повторить свои успехи в политических реформах в той степени, какая могла бы ускорить развитие экономики. На рубеже тясячелетий индонезийцы трансформировали свою некогда авторитарную страну в демократию, превратив обширный архипелаг в место относительного спокойствия, где сильна поддержка относительно умеренных политических решений, где сепаратистские движения большей частью теряют свою силу, а террористов, не встречающих массовой поддержки, всё чаще находят и подвергают арестам. Обильные природные ресурсы Индонезии и её многочисленное население, потенциальные потребители (это четвёртая в мире страна по численности населения), могут обеспечить экономический подъем, если избранные лидеры страны сделают шаги для улучшения инвестиционного климата, включая упрочение правовой системы, улучшение рамок регуляции экономики, проведение реформы финансового сектора, уменьшение субсидий для производства горючего и продовольствия и в целом снижение стоимости ведения бизнеса в стране.

В таких странах как Индонезия и Филиппины, рост численности населения послужит испытанием для способности правительств оказывать базовые услуги населению.

Япония столкнётся с серьёзной переориентацией своей внутренней и внешней политики к 2025 году, хотя и сохранит свой статус перворазрядной державы среднего уровня. Внутри страны японские политическая, социальная и экономическая системы, вероятно, подвергнутся реструктурированию, чтобы соответствовать демографическому спаду, стареющей индустриальной базе и более жёсткой политической ситуации. Сокращение населения Японии может заставить власти рассмотреть вопрос о новой иммиграционной политике, как, например, предоставление длительной визы приезжим работникам. Однако Япония столкнётся с трудностями в процессе преодоления своего нежелания натурализовать иностранцев. Старение населения также подстегнёт развитие японского здравоохранения и системы жилищного обеспечения, необходимой для размещения значительного количества иждивенцев преклонного возраста.

Сокращение рабочей силы и культурное отвращение японцев к крупномасштабному использованию труда иммигрантов станут серьёзной нагрузкой на социальные службы, систему налоговых льгот, повлекут увеличение налогового бремени и необходимость большей конкуренции в производстве товаров для внутреннего потребления, чтобы снизить цену потребительских товаров. Мы ожидаем продолжительного реструктурирования японской экспортной промышленности с усилением внимания к продуктам новейших технологий, продукции с добавленной стоимостью, информационным технологиям. Сокращающийся аграрный сектор Японии уменьшится и будет включать примерно до 2 % рабочей силы, возрастут траты на импортную пищевую продукцию. Население трудоспособного возраста, уменьшаясь в абсолютных цифрах, включит значительное количество безработных и необученных работников молодого возраста от 16 до 30 лет. Это может привести к нехватке «белых воротничков».

С ростом электоральной состязательности однопартийная политическая система Японии может полностью разрушиться к 2025 году. Либерально демократическая партия может расколоться на несколько соперничающих друг с другом партий, но более вероятно, что Япония станет свидетелем продолжающихся расколов и слияний соперничающих партий, что приведёт к параличу политической жизни.

На внешнеполитическом фронте политика Японии будет испытывать влияние политики КНР и США, и возможны четыре сценария развития событий.

В первом сценарии КНР продолжит текущее экономическое развитие в рамках существующей модели, и это будет крайне важным для экономического роста Японии, в силу чего Япония будет стремиться поддерживать хорошие политические отношения с КНР и увеличить доступ для японских товаров на китайские рынки. Токио попытается достичь договоренностей о свободной торговле с КНР к 2025 году. В то же самое время китайская военная мощь и влияние будут вызывать растущую озабоченность японских политиков. Их вероятной реакцией станет попытка дальнейшего сближения с США, увеличение своей противоракетной обороны и способности вести противолодочные операции на море, они будут стремиться к развитию региональных союзов с такими странами, как Южная Корея, и подталкивать их к развитию многосторонних организаций и союзов в Восточной Азии, включая восточноазиатские саммиты.

Во втором сценарии экономическое развитие КНР начнет колебаться, или его политика станет открыто враждебной по отношению к странам региона. В ответ Токио, вероятно, попытается сохранить и утвердить свое влияние, частично попытавшись сплотить демократические государства Восточной Азии, частично продолжая опираться на национальную военную мощь, усиливая и развивая собственное военное оснащение. Токио будет надеяться на сильную поддержку со стороны Вашингтона в таких обстоятельствах и попытается предпринять шаги по организации политических и экономических форумов в регионе, которые будут нацелены на изоляцию или ограничение влияния КНР. Это станет причиной того, что странам региона придется сделать трудный выбор между озабоченностью милитаризацией Японии и КНР, обладающим потенциалом для доминирования практически во всех странах региона, граничащих с ним. В результате Япония может столкнуться с движением неприсоединения со стороны государств Восточной Азии, стремящихся избежать ловушки – необходимости присоединиться либо к Токио, либо к Пекину.

В третьем сценарии гарантии безопасности Японии со стороны США ослаблены, или Токио считает их ослабленными, и тогда Япония решит пойти на сближение с КНР по региональным вопросам и в конце концов будет рассматривать вопросы своей безопасности таким образом, что КНР де факто получит роль гаранта стабильности в океанских районах вокруг Японии. Токио, с большой долей вероятности, вряд ли отреагирует на потерю американского зонтика безопасности развитием собственных программ ядерного вооружения, если не столкнется с агрессивными намерениями КНР в отношении Японии.

Четвертый сценарий исходит из того, что США и КНР значительно продвигаются на пути политического сотрудничества и сотрудничества в области безопасности в регионе, что приведёт к готовности США смириться с военным присутствием КНР в регионе и соответствующей перегруппировкой или выводом американских вооруженных сил. В этом случае Токио почти наверняка теснее сблизится с Пекином, чтобы включиться в систему региональной безопасности и политические структуры. Таким же образом отреагируют и другие страны региона, включая Южную Корею, Китайский Тайбэй и Японию. Равным образом эти страны, вслед за США, будут оказывать дальнейшее давление на Токио, чтобы там соотносили свою политику с другими политическими игроками в регионе.

(Термин Китайский Тайбэй появился в 1979 году в качестве компромиссного варианта, устроившего и Китайскую Республику, и Китайскую Народную Республику. Важную роль сыграло то, что в китайском языке для слова «китайский» существуют два отдельных прилагательных. В Китайской Народной Республике термин «Китайский Тайбэй» переводят, употребляя прилагательное zhongguo (китайский как относящийся к китайскому государству), в Китайской Республике – zhonghua (относящийся к китайскому народу. Китайская Народная Республика возражает против использования названия «Тайвань», так как это свидетельствует о том, что Тайвань выступает как субъект отдельно от Китайской Народной Республики. И Китайская Республика, и Китайская Народная Республика считают себя единственным законным правительством всего Китая, включая Тайвань. Прим. А.).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Информационный бюллетень выпуск 7 Казань, 2009 Вбюллетене опубликованы материалы Общественной палаты Республики Татарстан за Iполугодие 2009 года

    Информационный бюллетень
    1.6. Список членов Общественной палаты РТ, рекомендуемых для привлечения в качестве экспертов для проведения оценки материалов участников конкурса «Поддержка лучших учителей».
  2. Проекта (гранта) (6)

    Конкурс
    При реализации проекта использованы средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта Институтом общественного проектирования по итогам II Конкурса «Проблемы развития современного российского общества» в соответствии
  3. Проекта (гранта) (3)

    Реферат
    При реализации проекта использованы средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта Институтом общественного проектирования по итогам II Конкурса «Проблемы развития современного российского общества» в соответствии
  4. Проекта (гранта) (7)

    Конкурс
    При реализации проекта использованы средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта Институтом общественного проектирования по итогам III Конкурса «Проблемы развития современного российского общества» в соответствии
  5. Проекта (гранта) (11)

    Исследование
    При реализации проекта использованы средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта Институтом общественного проектирования по итогам I Конкурса «Проблемы развития современного российского общества» в соответствии

Другие похожие документы..