Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Урок'
Актуализация знаний: условия обитания живых организмов удивительно разнообразны, одни из них, например некоторые мелкие клещики или насекомые, всю жи...полностью>>
'Документ'
Дослідження матеріального об’єкта (об’єкта права інтелектуальної власності: патенту на винахід чи патенту на корисну модель), складається з досліджен...полностью>>
'Документ'
Целью дисциплины является: дать студентам основные знания об этапах становления и развития российской государственности, месте и роли России в мирово...полностью>>
'Документ'
20-21 апреля 2010 года Казанский государственный университет, Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет и Национальный музей р...полностью>>

Православные старцы XX века часть 4 Схимонах Феодор (Сутормин)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

ПРАВОСЛАВНЫЕ СТАРЦЫ XX ВЕКА - ЧАСТЬ 4

Схимонах Феодор (Сутормин)

(1834 – 1923 гг.)

Протоиерей Валентин Амфитеатров

(1836-1908 гг.)

Святитель Николай Японский

(1836-1912гг.)

Старец Максим (Югов)

(1838 - 1906 гг.)

Святой праведный Александр (Баданин)

(1846-1913 гг.)

Старец Василий (Карпунин)

Митрополит Трифон

(1861-1934 гг.)

Валаамский Старец Михаил (Попов)

(1871- 1934 гг.)

Валаамский старец Иоанн (Алексеев)

(1873-1958 гг.)

Валаамский старец Михаил (Питкевич)

(1877-1962 гг.)

Иеромонах Даниил (Фомин)

(1875-1953 гг.)

Старец Константин (Шипунов)

(1877-1960 гг.)

Святитель Николай Сербский

(1880 -1956 гг.)

Старец Феодор (Соколов)

(1879 –1973 гг.)

Владыка Мануил (Лемешевский)

(1884-1968 гг.)

Преподобномученик Игнатий (Лебедев)

(1884- 1938 гг.)

Священноисповедник Георгии (Коссов)

(1885-1928гг.)

Глинский старец схиархимандрит Серафим (Романцов)

(1885 – 1976 гг.)

Глинский старец схиархимандрит Андроник

(1889-1974 гг.)

Глинский старец митрополит Зиновий

(1896-1985 гг.)

Глинский старец схиархимандрит Иоанн (Маслов)

(1932- 1991 гг.)

Старец Стефан (Игнатенко)

(1886-1973 гг.)

Блаженный старец Афанасий (Сайко)

(1887 -1967 гг.)

Святой преподобноисповедник Гавриил (Мелекесский)

(1888-1959 гг.)

Старец Никита (Лехан)

(1893-1985 гг.)

Иеромонах Никита (Сапожников)

(Иеросхимонах Никандр)

(1891-1974 гг.)

Блаженный старец Александр (Белкин)

(1898 – 1956 гг.)

Протоиерей Константин Плясунов

(1904-1958 гг.)

Старец Павел (Груздев)

(1910-1996 гг.)

Сербский старец Иулиан

(1918 -2001 гг.)

Архимандрит Нафанаил

(1920 – 2002 гг.)

Старец Антипа

( 1925 - 2005 гг.)

Архимандрит Модест

(1926 -2003 гг.)

Схиархимандрит Феофил (Россоха)

(1928 -1996 гг.)

Архимандрит Ипполит

(1928-2002 гг.)

Схиигумен Иероним (Верендякин)

(1932-2001 гг.)

Иеромонах Нил (Мишарин)

(1935- 2000 гг.)

Схимонах Феодор (Сутормин)

(1834 – 1923 гг.)

Схимонах Феодор (в миру Фёдор Петрович Сутормин) родился в 1834 году в деревне Суторминово Тобольской губернии. Овдовев, в 1884 году принял монашество с именем Феодосий в Вознесенском монастыре (г. Иркурск), 1891 году был пострижен в схиму с именем Феодосий.

Позже подвизался в Успенском монастыре (г. Краснодарск), в Абалакском монастыре. В октябре 1912 года вернулся в Вознесенский монастырь.

Старец был духовником многих мирян. Его келейник, иеродиакон Пахомий, ежедневно был вынужден сдерживать многочиленных почитателей прозорливого старца.

По свидетельству Анны Бутаевой, в первый день посещения кельи очень удивилась, узнав, что старец спит в гробу. Когда они только пришли в дом старца, келейник пригласил её мать по имени: «Раба Божия Екатерина с чадами, проходите». Екатерина долго не могла поверить, что вызывают её, оглядывалась по сторонам, пока верующие не подсказали ей, что прозорливый старец вызвал именно её. Когда она вошла, старец Феодор сказал, показывая на пятерых ребятишек: «Это все твои дети». Про шестую девочку сказал: «А эта не твоя». Девочка, на которую указал старец, не была пропущена в келью. (Пройдут годы, и мать поймёт, о чём предупреждал её старец. Когда девочка выросла – стала коммунисткой.)

Из воспоминаний схимонахини Леонтии (в миру Любовь Леонидовна Левицкая):

« В 1918 году мы с одной из институток решили пойти к старцу узнать свою судьбу... Народ толпился возле домика, желая попасть к старцу. Мы с Марусей, подойдя к домику, замешкались среди толпы... На крыльцо вышел старец... Ему было около ста лет, как говорили в народе. Седой, в схиме, он стоял перед народом, опираясь на посох. Он вгляделся в толпу, и охватив всех взором, произнёс: «Всё Анны и Марии стоят, а вот и Любовь пришла». «Подойди сюда, Любовь», - обратился он ко мне... Все оглянулись, ища, к кому относятся слова. Маруся мне шептала: «Старец зовёт тебя»... Я взяла Марусю за руку, и мы обе вошли к нему.

«Проходите в келию», пригласил старец. Келья была довольно обширная: по стенам много икон, лампад, зажженых свечей, в углу стоял гроб. Старец пристально взглянул на нас, за тем опустился на колени и начал молитву: «Господи, услышь меня, пошли Твоё благословение на рабов Твоих – пришли к Тебе и не знают о чём спросить. Долго молился старец, а мы всё стояли на коленях, тоже молясь. Затем старец встал, сел на скамейку, а мы встали перед ним на колени.

«Ты будешь фрейлиной Царицы Небесной. Твой путь – монашество: не ищи другого пути, ибо Господь избрал тебя от чрева матери». Благословил меня старец и дал большую просфору.

« Тебе уготован мир скорби, блеск и счастье скоро пройдут, скорбями спасёшься»,- произнёс он, благословляя Марусю.

Я ушла от старца радостная, так как получила благословение на желаемый путь».

Господи, упокой душу схимонаха Феодора, со святыми упокой, и его молитвами спаси нас!

Протоиерей Валентин Амфитеатров

(1836-1908 гг.)

Протоиерей Валентин Амфитеатров родился 1/14 сентября 1836 года в селе Высоком Орловской губернии. Образование он получил в Орловской Cеминарии и Московской Духовной Академии. В 1860 году, после окончания Духовной Академии, Валентин был рукоположен в иерея и получил назначение на приход в калужский Благовещенский храм, вскоре - уже в сане протоиерея – служил в соборе города Лихвина Калужской губернии. Позже - был смотрителем Духовного училища в Мещевске, потом - настоятелем храма Поливановской учительской Cеминарии в Подмосковье, с 1874 года - настоятелем Константино-Еленинской церкви, неподалеку от Спасских ворот Кремля.

О его проповедях этого периода сохранилось следующее воспоминание: «...Это такая была живая речь поучения и наставления; это такая была мольба покаяния и исправления; это такая была красота выражений и сравнений, что никакими словами невозможно было передать того великого умиления и потрясения, которое охватывало всю душу при благодатных звуках его проповеднического голоса».

Храм Святых равноапостольных Константина и Елены

В 1892 году протоиерей Валентин был переведен настоятелем в Кремлевский Архангельский собор.

Из воспоминаний Анны Зерцаловой: «Насколько много больных телесно исцелялись по молитвам отца Валентина, вызывая удивление опытных врачей, настолько же много чёрствых окаменелых... сердец согревались, обновлялись силой его пасторского слова и благословения... И всё тихо и незаметно совершал пастырь, он избегал славы и искренне считал себя самым обыкновенным, простым человеком. Многие не понимали его, осуждали... А он ... незаметно продолжал своё великое дело: из шатких, расслабленных душ, благодаря его неустанному труду и любвеобилию, созидались крепкие христианские души, воспламененные горячей любовью ко Господу».

Почти 20 лет окормлял пастырь свою духовную дочь Анну Зерцалову, руководство старца Валентина укрепило ее веру. Анна Ивановна писала: «Это - великое богатство духа; это великая услада души; с верой и сами скорби, сами страдания кажутся малыми, ничтожными. Радость по Бозе наполняет всю душу, все существо человека, и душа рвется в вышину, прославляя и восхваляя Господа в торжественных гимнах».

По свидетельству духовной дочери протоиерей Валентина, Анны, в храм «стекались люди всех сословий, возрастов и состояний». Духовные чада старца Валентина, по благословению духовника занимались благотворительностью. Так княгиня Наталья Б. Шаховская стала основательницей общины сестёр милосердия «Утоли моя Печаль» в Лефортово. По благословению отца Валентина учителя, духовные чада старца, помогали самым безнадёжным ученикам. Одной из помощниц пастыря была матушка Елизавета, супруга Отца Платона Воскресенского. Когда она сокрушалась, что не может помогать бедным деньгами, протоиерей Валентин сказал: «Вы не думайте, что людям можно помогать только деньгами, нет, можно облегчить жизнь другого лаской, советом, приветом».

По свидетельству Анны духовная дочь старца, вдова Наталья В. Ширяева, много лет «носила от батюшки милостыню нуждающимся, дома у неё был ткацкий станок, и она ткала платки и раздавала бедным духовным детям отца Валентина». Из воспоминаний Анны Зерцаловой: «Наталья Васильевна была тем человеком, который (в тридцатые годы) во время разорения могилы отца Валентина сберег батюшкин крест... Она увезла его на извозчике к себе домой и затем поставила над могилой своего сына. (В Черкизово недалеко от храма св. пророка Илии.)»

Имеется свидетельство, что святой Иоанн Кронштадтский отсылал приезжавших к нему москвичей со словами: «В Москве есть свой великий пастырь, отец Валентин, к нему и обращайтесь».

Среди верующих, получивших исцеление по молитвам старца Валентина, было много людей страдавших от болезней глаз, от слепоты. (По свидетельству духовной дочери старца, отец Валентин, успокаивая страждущих, часто говорил, что берёт их грех на себя. Вскоре последние, по молитвам подвижника, получали исцеление, а здоровье старца из года в год ухудшалось.) В 1902 году старец Валентин ослеп.

Шесть последних лет жизни великий утешитель принимал страждущих у себя дома. За протоиереем Валентином в те годы ухаживала его младшая дочь, Вера Валентиновна. (Отец Валентин рано овдовел, когда матушка умерла, дочери, Любовь и Вера, были ещё детьми.)

В 1905 году старец горячо молился о спасении России, в те тревожные дни прозорливый старец говорил: «Ну, это ещё ничего, теперь-то мы умолим Господа, а вот придёт время, когда уже и умолить нельзя будет». Позже, обращаясь к своим духовным чадам, он говорил: «Молитесь хорошенько за Государя – он мученик, без него вся Россия погибнет».

К нему приходили и приезжали тысячи людей, любвеобильный батюшка исповедовал, диктовал письма, проповеди, мемуары. В 1909 году была издана книга протоиерея Валентина Амфитеатрова «Духовные беседы, произнесенные в Московском Архангельском cоборе в 1896-1902 годах», в 1910 году книги – «Воскресные Евангелия. Сборник проповедей» и «Очерки из библейской истории Ветхого Завета. От Иисуса Навина до воцарения Давида»...

20 июля / 2 августа 1908 года старец Валентин скончался. Похоронили его на Ваганьковском кладбище в необычно глубокой могиле, как завещал перед смертью старец. На вопрос, зачем нужно так глубоко хоронить, прозорливец ответил: «Для того, чтобы меня не взяли». ( В 30-е годы могила протоиерея Валентина Амфитеатрова была осквернена.)

Церковная хроника того времени писала: «Отпевание было совершено 23 июля... Самое отпевание совершили Преосвященные епископы Трифон Дмитровский (Туркестанов), Анастасий Серпуховской в сослужении... архимандрита Игнатия и прочего духовенства. Стечение молящихся было так велико, что не только храм и обширный церковный двор, но и прилегающие к ним переулки были переполнены почитателями и почитательницами памяти почившего... При следовании процессии, в попутных храмах производился колокольный звон и выходило духовенство, которое совершало пред гробом литии...»

Из воспоминаний духовной дочери старца Анны: «Духовные дети с любовью, тихо, торжественно несли гроб пастыря, еще не во всей полноте понимая, кого и куда они несут. Бесчисленная толпа сопровождала шествие; с немою скорбью и страданием шли духовные дети, не зная, как они смогут жить после такой тяжкой утраты».

Незадолго до смерти старец Валентин говорил своим духовным чадам: «Когда умру, идите на мою могилку и поведайте мне всё, что вам нужно, и я услышу вас... Если кто даже за версту от могилы обратиться ко мне, то и к тому я отзовусь».

По свидетельству очевидцев чудеса исцеления начались ещё до погребения праведника.

Анны Ивановна Зерцалова на полученные от почитательницы старца матушки Евдокии пожертвование построила вблизи Ваганьковского кладбища дом, чтобы жить недалеко от могилы своего духовного отца и записывать происходившие на могиле чудеса. (До 1917 года она с помощью духовных чад старца выпускала книги с описанием его выдающейся пастырской деятельности, случаев прозорливости и дара чудотворений. По записям, которые она вела в продолжение многих лет, был составлен и опубликован сборник его проповедей.)

Из воспоминаний современника: «Против кладбища живет некая Анна Ивановна. Здесь можно купить фотографию «святого», здесь продаются книги – «Истинный пастырь Христов», «Светильник православия», «Подвижник веры и благочестия», Здесь еще недавно кормили нищих и всех, кто приходил помолиться на могиле Амфитеатрова...»

27 октября 1937 года Анну Зерцалову арестовали за то, что она прославляла подвижника благочестия: записывала случаи исцелений по его молитвам, распространяла фотографии и книги о нем, направляя людей на его могилу.

Новомученица Анна

Мученица вела себя мужественно на допросе в Бутырской тюрьме, она отказалась назвать фамилии благотворителей и «лиц, кои помогли в размножении фотокарточек и книг». 23 ноября Тройка НКВД приговорила ее к расстрелу. Анну Зерцалову расстреляли 27 ноября 1937 года на полигоне Бутово под Москвой. За четверть века до своей мученической кончины она писала: «Верующая душа не боится смерти: она встречает ее радостно, спокойно, так как знает, что смерть приведет ее к Небесному Отечеству, в вечную страну нашей новой, лучшей жизни. И разве Сам Человеколюбец Господь не примет к Себе и не упокоит ту душу, которая стремится к Нему, горячо, блаженно любит Его, горячо, блаженно верует в Него». ( Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 2000 года Анна Ивановна Зерцалова причислена к лику новомучеников и исповедников Российских. Память ее совершается в день кончины, 27 ноября по новому стилю.)

В 1941 году над местом погребения старца Валентина был заложен военный мемориал. (Духовные чада старца вспоминали, что за несколько десятилетий до этого события, старец говорил, что будет лежать с войнами.) Осенью 1990 года правнучки старца Валентина восстановили символическую могилу, чуть выше военного мемориала, могила была освящена настоятелем кладбищенского храма.

С 1990 года здесь три раза в году: 1/14 сентября (в день рождения), 24 апреля / 7 мая (в день Ангела), 20 июля / 2 августа (в день кончины) совершаются торжественные панихиды, после них в память о праведном пастыре всем присутствующим предлагается угощение. (Следует отметить, что в настоящее время, ведется запись новых свидетельств благодатной помощи отца Валентина Амфитеатрова.)

Господи, молитвами старца Валентина и новомученицы Анны, спаси нас!

Высказывания, поучения старца Валентина

От злословия, зависти, сплетен... никто, никогда и нигде укрыться не может. Прячьтесь от них куда угодно, удаляйтесь всеми возможными средствами... Есть верное средство – терпение. Пока не пригвоздила нас смерть... будем терпеть, а зависть презирать, за одержимых же ею творить посильные молитвы...

Первое условие нашего говения и христианского поста - незлобие души... Когда душу нашу обуревают злые воспоминания и неблагожелательность, когда наше сердце беспокойно волнуется чувством гнева, мести и ненависти, то мы не постимся и не говеем. В этом состоянии человек, хотя бы уста его и повторяли слова молитв, а слух внимал церковным песнопениям, не замаливает свой грех, но усугубляет его. В этом состоянии человек - раб страсти. Истинный же пост возбуждает в душе чистейшие, благороднейшие чувства любви... Нужно ни на минуту не забывать обязанности быть кротким. Кротость и уступчивость - это первые одеяния христианского поста. Умение сдержать гневный порыв, умение отдалить от себя зависть и соперничество, навык поступиться великодушно своими правами - это есть первое богоугодное начало поста христианского.

Продолжая идти в том же направлении, человек-христианин во дни поста должен выработать себе еще ценное добродетельное качество - снисходительность. В забывчивости о своих личных недостатках мы часто являемся грозными и страшными к человеческим ошибкам и проступкам... Таким образом, главное и первое условие поста - приобретение человеком любви к человеку. Любящая душа, озаренная светом благодати, украсится дарами Святаго Духа...

Второе условие христианского поста изображено в следующих словах Самого Иисуса Христа: когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, лицемеры помрачают свои лица, чтобы явиться пред людьми постящимися (Мф. 6, 16). Лицемеры соблюдают правила поста и говения только напоказ людям, а не для Бога постятся. Они хотят, чтобы другие их считали постниками, а не для того, чтобы постом расположить свою душу к добрым делам и угодить Богу. Лицемерный пост оскорбляет Бога, отвращает Его любящее и правосудное око от человека.

Истинный пост должен быть предпринимаем для Бога, то есть для того, чтобы возможными - душевными и телесными - подвигами очистить душу от грехов, расположить ее к добру. Очевидно, такая душевная деятельность труднее, нежели лицемерное телесное пощение. Здесь человек находится в ежеминутном соприкосновении со своей совестью. Совесть постоянно напоминает человеку о смирении, о сокрушении сердца...

 Третье условие христианского поста, по учению Евангелия, это постоянное мысленное обращение человека к небесному счастию, приобретенному для нас Иисусом Христом. По наставлению святой Церкви мы должны постоянно молиться и думать о том, как бы получить Небесное Царство...

... Спаситель ни для кого из нас не закрыл вход в Небесное Царство. Чрез покаяние и желание исправиться в каждой душе может открыться дверь, через которую будет доступ для христианской радости. В каждой душе просит Христос Себе обители. Даже в дни скорби и искушений не затворяет эту дверь Божественное милосердие. Требуется одно - последование страждущему Господу. Ведь Он за нас пострадал, чтобы оставить нам пример, да последуем стопам Его, убеждает апостол Петр (1 Пет. 2, 21)...

В Спасителе, как истинном Боге, воплощается эта вечная жизнь. Для человечества Иисус Христос есть Жизнь и Источник жизни. Кто достойно приобщился Святых Таин, тот не умрет. Не страшны такому человеку ни бури жизненных бедствий, ни подводные камни житейских обстоятельств, от которых мы, слабые, так часто и малодушно теряем свою голову. Не страшна человеку тяжелая бедность, не страшна для него ни сума, ни тюрьма, ни обида людская, потому что он - причастник Божий. Бедствия - принадлежность земли; счастье - удел неба... Достойно причаститься - это уже есть начало Небесного Царства. Удостоившийся благодати Божией не может быть равнодушен к величию Божественных совершенств, которыми он окружен...

Умножайте свое внутреннее счастие и не бойтесь ни старости, ни смерти, потому что с нами во всем присутствует воля Господня: зло, как бы оно ни было сильно, слабее добра. Как ни неприятна смерть, но ее влияние ограничено; за пределом ее, за рубежом могилы у нас есть небесное отечество; там будет деятельность и жизнь по сердцу; ее даст нам Тот, в честь Которого мы сегодня торжественно поем хвалебные гимны жизни и воскресения, ибо Он сказал: верующий будет иметь жизнь вечную, ибо Я есмь воскресение и жизнь. Аминь.

Святитель Николай Японский

(1836-1912 гг.)

Святитель Николай Японский (в миру Иван Дмитриевич Касаткин) родился 1 августа 1836 года в селе Березе Смоленской губернии. При крещении был наречён Иоанном в честь Крестителя Господня. Его мать Ксения умерла, когда ему было - всего пять лет. Его отец Дмитрий Иванович Касаткин служил диаконом в сельской церкви, несмотря на крайнюю бедность, он сделал всё возможное, чтобы дать сыну образование. Иоанн учился сначала в Вельском духовном училище, а затем в Смоленской Духовной семинарии.

В 1857 году он был принят в Санкт-Петербургскую Духовную Академию. Заканчив академию, он подал прошение направить его в Японию, чтобы там проповедовать православную веру. Это решение было принято совершенно неожиданно, по свидетельству самого святителя Николая, ему до того времени никогда и в голову не приходила мысль о монашестве. Но однажды, проходя по академическим комнатам, он заметил объявление с предложением отправиться кому-нибудь из окончивших академический курс в Японию, на роль настоятеля в посольской церкви в Хакодате.

24 июня 1860 года Иоанн был пострижен в монашество с именем Николай.

Епископ Нектарий, постригавший юношу в монахи, нарек его Николаем и сказал «Не в монастыре ты должен совершить течение подвижнической жизни. Тебе

должно оставить самую Родину, идти на служение Господу в страну далекую и

неверную. С крестом подвижника ты должен взять посох странника, вместе с

подвигом монашества тебе предлежат труды апостольские».

29 июня он был рукоположен в иеродиакона, а на следующий день, когда праздновался Собор Двенадцати Апостолов - в иеромонаха. Отправляясь в далекий путь, иеромонах Николай взял Смоленскую икону Божией Матери, которую хранил всю жизнь. Зиму иеромонах Николай провел в Николаевске-на-Амуре. Здесь он встретился с епископом Камчатским, который благословил его на предстоящие труды. Епископ Иннокентий купил хороший бархат и сам выкроил из него рясу отцу Николаю. Он

возложил на отца Николая наперсный бронзовый крест, полученный за участие в

Крымской кампании.

14/2 июня 1861 года иеромонах Николай на военном транспорте «Амур» прибыл в японский порт Хакодате. Следует заметить, что в эти годы отношение японцев к иностранцам было недоброжелательным, за первое полугодие 1861 года было убито шесть иностранцев, совершались вооруженные нападения на и на христиан.

Из воспоминаний Святителя Николая Японского: «Один Господь знает, сколько мне пришлось пережить мучений в эти первые годы. Все три врага: мир, плоть и диавол - со всей силою восстали на меня и по пятам следовали за мной, чтобы повергнуть меня в первом же темном, узком месте... Много нужно силы душевной, великое углубление религиозного чувства, чтобы побороть все это».

О проповеди не могло идти и речи, ибо «тогдашние японцы смотрели на

иностранцев как на зверей, а на христианство как на злодейскую секту, к которой могут принадлежать только отъявленные злодеи и чародеи». Молодому миссионеру потребовалось восемь лет, чтобы выучить японский язык, позже он писал: «Приехав в Японию, я, насколько хватало сил, стал изучать здешний язык. Много было потрачено времени и труда, пока я успел присмотреться к этому варварскому языку, положительно труднейшему на свете, так как он состоит из двух: природного японского и китайского, перемешанных между собою, но отнюдь не слившихся в один... Кое-как научился я, наконец, говорить по-японски и овладел тем самым простым и легким способом письма, который употребляется для оригинальных и переводных ученых сочинений».

Первое время его учил переводчик хакодатского губернатора, позже иеромонах Николай стал посещать частную школу Кимура Кэнсая. (Заниматься приходилось по 14 часов в сутки.)

Первым обращенным в православие японцем стал Такума Савабе, бывший самурай, жрец старой синтоистской кумирни в Хакодате. Савабе состоял членом тайного общества, поставившего своей целью изгнать всех иностранцев из Японии, и был известен как превосходный фехтовальщик.

Савабе то и дело сталкивался с иеромонахом Николаем в доме консула и всегда

смотрел на него с такой ненавистью. Однажды иеромонах спросил:

- За что ты на меня так сердишься?

- Вас, иностранцев, нужно всех перебить. Вы пришли выглядывать нашу землю.

А ты со своей проповедью всего больше повредишь Японии.

- А ты разве уже знаком с моим учением?

- Нет, - смутился японец.

- А разве справедливо судить, тем более осуждать кого-нибудь, не выслушавши

его? Разве справедливо хулить то, чего не знаешь? Ты сначала выслушай да

узнай, а потом и суди. Если мое учение будет худо, тогда и прогоняй нас

отсюда. Тогда ты будешь справедлив.

- Ну, говори!

Слова иеромонаха Николая буквально потрясли его, он попросил иеромонаха о встрече, чтобы продолжить беседу. Вскоре Савабе привел к иеромонаху Николаю своего друга, через некоторое время к ним присоединился третий. В апреле 1868 года иеромонах Николай тайно крестил трех друзей в своем кабинете, после чего они покинули Хакодате. К концу весны 1868 года уже насчитывалось 20 человек, готовых принять крещение.

В конце 1869 года иеромонах Николай, отправляется в Россию

ходатайствовать перед Святейшим Синодом о разрешении открыть в Японии

русскую духовную миссию.

В 1869 году отец Николай, возведенный в сан архимандрита, был назначен начальником Российской Духовной Миссии. (Миссия подчинялась ведению Камчатского епископата.) Главным делом святителя, начатым еще в Хакодате, был перевод на японский язык Священного Писания и богослужебных книг.

В 1873 году архимандрит Николай приступил к строительству в Токио церкви и а затем — духовного училища. К 1874 года при Миссии в Токио действовали четыре училища катехизаторское, семинарское, женское и причетническое, а в Хокодате два училища — для мальчиков и девочек. Во второй половине 1877 года Миссией стал регулярно издаваться журнал «Церковный Вестник». К 1878 г. в Японии насчитывалось 4115 христиан.

30 марта 1880 года в Троицком соборе Александро-Невской лавры состоялась хиротония архимандрита Николая во епископа Токийского. Святителю Николая удалось завершить строительство собора Воскресения Христова в Токио, составить на японском языке Православный Богословский словарь, перевести несколько духовных книг.

5 февраля 1904 года Япония разорвала дипломатические отношения с Россией. Два священнослужителя, работавших в то время в миссии, вернулись домой. Духовенство и миряне японской церкви обратились к своему духовному отцу с просьбой остаться в Японии. Епископ Николай отвечал, что он уже принял пред Богом решение остаться в Японии: «Я надеюсь, что объявление военных действий не принесет с собою никакой перемены в деятельности нашей церкви. Катехизаторы будут продолжать проповедовать Евангелие Спасителя, ученики - посещать школу миссии, а я сам отдамся всецело переводу наших богослужебных книг... Сегодня по обычаю я служу в соборе, но отныне впредь я уже не буду принимать участия в общественных Богослужениях нашей церкви... Любовь к отечеству есть святое чувство... Но кроме земного отечества у нас есть еще отечество небесное... Это отечество наше есть Церковь, которой мы одинаково члены и по которой дети Отца Небесного действительно составляют одну семью... И будем вместе исполнять наш долг относительно нашего небесного отечества, какой кому надлежит... И вместе с тем будем горячо молиться, чтобы Господь поскорее восстановил нарушенный

мир...»

В период русско-японской войны святитель Николай с честью перенес выпавшие на его долю тяжелые испытания. Следует отметить, что великий пастырь не только поддерживал японских православных, он помогал русским военнопленным.

Вскоре он был возведен в сан архиепископа. Святитель всю свою жизнь был всецело предан своему служению, его сильная вера и горячая любовь к людям, творили чудеса.

Нервное напряжение и переутомление этих дней обострили сердечную астму, которой страдал владыка. Незадолго до кончины владыка говорил епископу Сергию: «...Роль наша не выше сохи. Вот крестьянин попахал, соха износилась. Он ее и бросил. Износился и я. И меня бросят. Новая соха начнет пахать. Так смотрите же, пашите! Честно пашите! Неустанно пашите! Пусть Божье дело растет! А все-таки приятно, что именно тобой Бог пахал. Значит - и ты не заржавел. Значит, за работой на Божьей ниве и твоя душа несколько очистилась, и за сие будем всегда Бога благодарить».

В 1911 году, благодаря миссионерской работе святителя Николая, в Японии насчитывалось уже 266 общин Японской Православной Церкви, в состав которых входило 33 017 православных мирян, 1 архиепископ, 1 епископ, 35 иереев, 6 диаконов, 14 учителей пения, 116 проповедников-катехизаторов.*

Кафедральный собор Воскресения Христова в Токио

В последний раз архиепископ Николай служил в первый день Рождества Христова 1912 года. Через несколько дней его положили в больницу св. Луки в Цукидзи. 5 февраля владыка настоял на том, чтобы его доставили обратно на Суругадай, и вновь вернулся к переводческой работе. 3 февраля 1912 году, на 76-м году жизни, просветитель Японии архиепископ Николай мирно отошел ко Господу.

10 апреля 1970 года святитель Николай за свои равноапостольские труды в деле просвещения японского народа был причислен к лику святых. В Японии святитель Николай почитается как великий праведник и особый молитвенник пред Господом.

16 февраля Православная Церковь празднует память святителя Николая Японского.

Высказывания святителя Николая Японского

Грозные тучи ходят над бедною Россией. Не без причины многие думают, что «близок конец мира» и т. д. Но не устояла во всей силе печаль моя против дальнейших размышлений. В пылу битвы воин видит кровь, много крови; но не прав будет он, если скажет: «Вот только и есть кровь, нет больше мира, рушится мир!»

Но окиньте взором пространство мировой истории от Адама до ныне: - когда же были времена вполне утешительные? Дохристианский мир задыхался в беспросветной атмосфере зла до того, что лучшие тогдашние люди прибегали, как к последнему утешению, к самоубийству. Лишь только блеснул на земле небесный свет, подана людям чаша утешения, люди, вошедшие в полосу этого света и принявшие чашу, тем не менее, видя окружавший их внешний мрак, страдали до того, что свое время считачи концом мира. Вспомните, как апостол Павел убеждал Солунян «о пришествии Господа не спешить колебаться умом», что хотя тайна беззакония уже деется, но кончина не теперь. А когда? «Проповестся сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем языком, и тогда придет кончина». На что яснее и вернее, а также и утешительнее сего указания! Еще большая половина языков вселенной не слышала Евангелия Царствия... Разве у европейских народов Евангелие проникло до глубины сердца? Нет, оно еще на поверхности их душ. И это потому, что западные народы слушают Евангелие, затемненное извращениями католичества и протестантства; Россия слушает всесветлое Евангелие непросветленным, невежественным, неразвитым умом и неуглубленным сердцем. Разве для того Бог сходил на землю и Сам изрек людям учение...

Жизнь и отдельного человека, тем более каждого народа и, несомненно, всего человечества проходит периоды, назначенные ей Творцом. В каком же возрасте теперь человечество со времени рождения его в новую жизнь? О, конечно, еще в юном! Две тысячи лет для такого большого организма совсем небольшие годы. Пройдут еще многие тысячи лет, пока истинное Христово учение и оживотворяющая Благодать Святого Духа проникнут во все члены этого организма, пока все народы и в них все отдельные личности усвоят Христово учение и подвергнутся благодатному действию его: правда Божия сего требует. Истина Христова и Благодать Святого Духа всею своею силою должны войти в человечество и произвести полное свое действие. Тогда только настанет зрелый возраст человечества: этот великий организм станет во весь свой рост/и станет столько добра творить, насколько способна созданная Богом Творцом и оплодотворенная Богом Спасителем природа человеческая...

Душевная жизнь слагается из ежедневных, ежечасных, ежеминутных мыслей,

чувств, желаний; все это - как малые капли, сливаясь, образуют ручей, рекуи море - составляют целостные жизни. И как река, озеро светлы или мутны от того, что капли в них светлы или мутны, так и жизнь - радостна или печальна, чиста или грязна оттого, что таковы ежеминутные и ежедневные мысли и чувства. Такова и бесконечная будущность будет, - счастливая или мучительная, славная или позорная - каковы наши обыденные мысли и чувства, которые дали тот или иной вид, характер, свойство нашей душе. В высшей степени важно беречь себя ежедневно, ежеминутно от всякого загрязнения.

Акафист святому равноапостольному Николаю,

архиепископу Японскому

Тропарь, глас 4

Апостолов единонравне и сопрестольне, служителю Христов верный и Богомудрый, цевнице избранная Божественнаго Духа, сосуде преизливающийся любве Христовы, Японския земли просветителю, святый Николае, иерарше равноапостольне, молися Живоначальней Троице о всем твоем стаде и о всем мире.

*Сегодня Японская Православная Церковь это, весьма внушительная организация. 72 храма и более 30 тысяч прихожан – число которых в последнее время неуклонно увеличивается.

В кафедральном соборе Воскресения Христова, г. Токио

Старец Максим (Югов)

(1838 - 1906 гг.)

 

Будущий старец Максим (Югов) родился в 1838 году в многодетной семье в деревне Волосово Великоустюжского уезда. У Егора и Евдокии Юговых было семеро детей. Пост и молитва в семье неустанно соблюдались, каждый праздник и каждое воскресенье все посещали храм. Когда Максиму было три года, умер отец, а в 13 лет он остался круглым сиротой

Когда Максиму исполнилось шестнадцать лет, он поступил на Красавинскую льнопрядильню. Вскоре Максим начал немного юродствовать. Через несколько лет Максим отправился пешком в Киев, чтобы помолиться в Лавре святым угодникам Антонию и Феодосию. Побывал он и в Троице-Сергиевой Лавре, у московских святынь.

Из воспоминаний старца Максима: «Ни о чем не помышлял я тогда, как о спасении души и будущей жизни...Мирские ... смеялись надо мной, порочили мою жизнь, домашние обижались, серчали, много раз я духом падал, однажды так смутился, что хотел вернуться к мирской жизни, мирскими делами заниматься, но Премилосердный Господь Спаситель призрел на смирение мое, вложил мне грешному благую мысль. Думаю про себя: сколько святых угодников спаслось, они тоже жили на земле, имели плоть и спаслись. Есть ведь и теперь святые люди, пойду поищу их, попрошу, чтобы помогли мне, поддержали на пути спасения.

Пошел я странствовать. Иду, слышу, что в разных местах и монастырях есть добрые старцы, отшельники, подвижники, я же человек низкий и бедный, несмелый. Зайти и поговорить со старцами робею... Когда я приближался уже к родной стороне и проходил мимо одной обители, какой-то добродетельный монах, заметив мою робость и узнав о моем желании увидеть старца-игумена той обители, привел меня к нему... Этот старец был игумен обители преподобного Павла Обнорского, отец Иоасаф, а прежде он жил в Саровской пустыни и знал преподобного Серафима Саровского. С отцом Иоасафом я беседовал недолго. Но как сладостны были речи его. Они показались мне слаще меда и сота. И ныне, когда я вспоминаю беседу моего учителя и наставника, я ощущаю в сердце своем неизреченную радость.

Отец Иоасаф говорил мне: «Когда начнешь жить для Бога, то много, сын мой, будет искушений и от врага, и от мира; многоразличны козни диавольские, трудно распознавать их. Живи по слову Божию, побеждай врага постом и молитвою. Чего сам не в состоянии будешь рассудить при брани невидимой, приходи сюда, в обитель. Или, может быть, недалеко от жительства твоего найдется премудрый старец, который поучит тебя духовной жизни. Я же буду молиться за тебя».

Игумен отправил меня к своему ученику отцу Феодору, который жил недалеко от Семигородней пустыни, в деревне, и имел келью в лесу, куда уединялся для молитвы и богомыслия. Я пробыл у отца Феодора полгода. Он явил мне образ благодатной духовной жизни, учил не столько словом, сколько примером и добродетельною своею жизнью... Укрепившись в намерении вести уединенную жизнь, я отправился по благословению старца на родину. Здесь Господь благословил меня устроить хижину и дал впоследствии драгоценное сокровище, которым я и наслаждаюсь, славя и благодаря Спасителя моего, что Он, Милосердный, сподобил меня наслаждаться сладостью благодати.

Келья моя была устроена в 1867 году за двором брата духовного Феодора и была самая убогая. Подле кельи стоял хлев... Вход в келью был тесный, двери маленькие, так что через них можно было пролезать только одному человеку. В той келье я затворился, из нее выходил только в лес — пустыню... Через год я устроил келью в лесу и стал жить в ней почти постоянно.

Приходу моему на родину обрадовались, стали ходить ко мне и просить почитать Божественное Писание, почитать о том, как спасать душу. Приходили и старые и молодые, мужчины и женщины. С некоторыми ревностными посетителями установилась у меня духовная дружба...»

Не мало искушений выпало на долю подвижника. Старец понял, насколько он еще немощен: «Умом он мог Богу служить, но плотию управлять было очень трудно». По словам старца: «Человек в земной жизни (независимо от духовного опыта и состояния) подвержен искушениям плоти до самого перехода в вечность. Все хорошее и доброе, творимое человеком, происходит от Бога. Господь творит в нем, немощном. Искушения допускаются Богом для того, чтобы человек не ставил себя выше других».

Подвижник пищу принимал лишь один раз в день вечером. Иногда он вкушал пищу через два – три дня. Впоследствии старец отказался вареной пищи совсем. Только в праздники он согревал воду и крошил туда немного сухариков. В обычные будни сухарики заправлял холодной водой из родника. Весной и летом собирал лесные съедобные растения, грибы.

Из жития старца Максима: «В пост он съедал только одну просфору в день. Спал старец весьма мало, клал под голову березовое полено. Молитвенное правило старца:100 поклонов Спасителю, 100 - Богородице, 50 – Ангелу-хранителю, 50 – всем Святым. Потом, сидя, он творил 100 Иисусовых молитв, 100 – Богородице. После этого делал 300 земных поклонов Спасителю с Иисусовой молитвой, на каждом десятом поклоне пел песнь покаянную. Затем делал 100 земных поклонов Богоматери, на каждом десятке опять пел покаянную песнь. Потом поминал за здравие и упокой души благодетелей. Днем: он читал псалтырь по 10 кафизм в день, читал каноны, другие молитвы, акафисты... В последние годы, когда старец стал слабеть, ему пришлось сократить молитвенное правило, смягчить пост».

Пришло время, по благословению свыше, старец стал принимать страждущих, к его советам многие прислушивались, по его молитвам исцелялись больные, у него брали благословение на всякое значительное дело. В последние годы жизни он стал уклоняться от встреч с людьми, старался пребывать в уединении и молитве. По свидетельству современников: « на лице его светилась тихая радость, а в глазах детская простота и незлобие».

Перед смертью старец вернулся в деревню. Прозорливый старец знал день и час своей смерти заранее, он просил передать всем близким просьбу собраться около него 13/20 декабря, кроме того, он просил тело его после кончины не омывать. (Старец Максим скрывал от близких, что был пострижен в монашество с именем Кирилл.)

По милости Божией, в день смерти старцу удалось исповедаться и приобщиться Святых Таин в храме великомученицы Параскевы Пятницы.

13/20 декабря 1906 года в восемь часов вечера в присутствии близких он мирно отошел к Господу. В день похорон начались многочисленные исцеления больных. Старца Максима похоронили недалеко от храма великомученицы Параскевы Пятницы, с восточной стороны на пригорке (10 километрах от Красавино, под Великим Устюгом).

Со временем над его могилой была сооружена небольшая часовня, по сей день, старец помогает всем, кто с верой обращается к нему за молитвенной помощью.

Господи, упокой душу старца Максима, со святыми упокой, и его молитвами спаси нас!

«Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним», Иеромонах Дамаскин (Орловский).

Книга 5 ,Тверь, «Булат», 1996 г.

Святой праведный Александр (Баданин)

(1846-1913 гг.)


Икона святого праведного Александра Вологодского

(Баданина)

Собор святых просиявших в Вологодской епархии

2 августа 1843 года в городе Никольске в семье дьякона Сретенского собора

Николая Баданина родился мальчик. Крестили младенца через несколько дней на праздник Преображения Господня. Мальчика назвали Александром.

Мать Александра умерла, когда ему исполнилось 12 лет. Отроку первое время было очень тяжело, утешение он находил только в молитве. Александр часто ходил в Даниловскую пустынь, там горячо молился.

После окончания духовного училища, он продолжил обучение в Вологодской духовной семинарии, которую окончил в 1863 году. Вскоре он получил место преподавателя русского и церковно-славянского языков в Солигаличском духовном училище Костромской епархии. Позже преподавал в духовных училищах Вологды и Тотьмы.

После рукоположения во священники, служил в кафедральном соборе. В 1891 году был назначен настоятелем Вознесенской церкви города Вологды.

На попечении отца Александра находились жена и три дочери. Своего дома у о. Александра не было, семья снимала у купчихи Димитриевой маленький флигелек во дворе (перестроенный под жилье курятник). Приведем рассказ отца Александра (по своему великому смирению старец рассказывал о том времени от третьего лица): «Одному батюшке дали очень бедный приход, матушка плакала и говорила, что на этом приходе мы с голоду умрем, батюшка успокаивал ее. Стал он усердно служить, старался прочувствовать слова молитв и возгласов, проникаться чувством и смыслом читаемого. Его чувство стало передаваться богомольцам, которые стали молиться с ним усердно. И народ пошел к его службам, полюбил его храм и батюшку, понес ему и от щедрот своих; доход причта стал лучше других».

Жители окрестных деревень стали приходить в храм, в котором отец Александр служил каждый день литургию, молебен Животворящему Кресту, читал акафист Страстям Христовым, служил частные молебны и панихиды... Страждущие часто обращались к нему со своими нуждами. Многие верующие рассказывали о прозорливости отца Александра, о силе его молитв, эти рассказы передавались из уст в уста, число почитателей старца росло год от года.

Сам старец не любил, когда о нем отзывались, как о прозорливом, говорил приезжающим к нему из многих городов верующим: «Когда надо вам спросить о чем-нибудь важном, подойдите после обедни к своему батюшке, когда он выходит из алтаря. После приобщения он бывает прозорлив, спросите у него, и он скажет именно то, что нужно делать».

Знал старца Александра и святой - праведный Иоанн Кронштадтский. Он часто бывал в Вологде проездом на родину. (Город лежал на пути в село Сура (Архангельская губерния).) Всероссийский пастырь, всегда доброжелательно относился ко всем, кто к нему обращался, тем не менее, верующие Вологды слышали и такие слова: «У вас есть свой молитвенник, к нему обращайтесь!»

По молитвам старца Александра люди получали исцеления от душевных и физических недугов. Люди шли к нему со своими бедами, он умел каждого утешить, по его молитве устраивалась чудесным образом жизнь тех, кто ещё недавно страдал от безысходности своего положения.

Вологодский старец помог и молодому священнику Николаю Караулову. Двадцати пяти летняя жена отца Николая, Александра, заболела туберкулезом и скончалась, у вдовца на руках осталось трое маленьких детей. Из воспоминаний отца Николая: «Не высказать глубины моего горя; я был близок к отчаянию... Ни в чем положительно не находил я себе утешения».

Как-то мимо него проходил старец Александр, он сказал о. Николаю: «Знаю, что тебе нужно - иди ко мне в дом». Придя к старцу, молодой священник не услышал ни одного слова утешения –старец Александр, остановившись перед портретом о. Иоанна Кронштадтского, сказал: «Вот человек, который оставил семейную жизнь ради служения ближним. Сам оставил, по доброму желанию и Бог ему помогает во всем. Когда же Господь по воле своей отнимает друга жизни, то Он еще более заботится о человеке, дает ему крепость и силу, значит, считает достаточно сильным и могущим вынести эту тяжесть. Он подкрепляет его Своею благодатию».

Из воспоминаний о. Николая: «...С каждым словом отца Александра я всем существом чувствовал, что с меня сваливается тяжесть, и я ушел от него обновленным, укрепленный душой и телом и совершенно успокоенный. И разумел я тогда, какую благодатную силу утешения даровал Господь Своему верному служителю». По молитвам старца Александра он обрел душевный покой. С Божией помощью все наладилось. Дети выросли, 8 октября 1923 года протоиерей Николай был рукоположен во епископа Вельского, викария Вологодской епархии. (В мае 1931 году владыку Николая арестовали. Скончался мученик за веру 17 апреля 1932 года в Новосибирской тюрьме. Юбилейный Архиерейский Собор в 2000 году причислил епископа Николая (Караулова) к лику новомучеников, пострадавших за веру в годы безбожных гонений.)

В 1905 году о. Александр подал прошение об отставке (Из-за слабого здоровья старец был вынужден уйти за штат).

Последние годы жизни из-за серьёзной болезни старец не мог передвигаться самостоятельно (восемь лет не выходил из дома), принимал страждущих старец сидя, позже лежа в постели. По свидетельству духовных чад старца: «Входящих он благословлял, но своей руки целовать не давал, а велел прикладываться к руке преподобного Серафима, громадный образ которого был помещен на одной из стен. Потом сажал гостей рядом с собой и начинал ласково, по-отечески беседовать. Не всегда отвечал прямо. Иной раз юродствовал».

Бывали дни, когда он принимал до двухсот паломников, кроме того, приходилось отвечать на письма, телеграммы с просьбами о помощи.

К лету 12-го года старец совсем перестал вставать, но однажды утром, когда никого не было дома, вдруг встал, оделся и отправился в кафедральный собор, а по окончании молебна - в Вознесенскую церковь. Там он в последний раз со слезами приложился к иконам, обошел храм и вернулся домой. Матушке своей сказал, что смог отважиться на этот шаг благодаря помощи целителя Пантелеимона.

10/23 марта 1913 года старец отошёл ко Господу. Отпевал его духовный сын - епископ Неофит (Следников). Похоронили его на Горбачевском кладбище Вологды вблизи Лазаревского храма (ул. Бурмагиных).

Многие годы верующие приходили к месту захоронения старца, около высокого белого креста с иконкой, всегда теплилась лампадка, могила утопала в цветах. Было собрано не мало свидетельств исцелений, по молитвам старца Александра.

9/22 февраля 2000 года Синодальная комиссия по канонизации святых причислила вологодского священника Александра Баданина к лику местночтимых святых.

Память святого праведного Александра празднуется в день его кончины - 10/23 марта.

Святой праведный Александр, моли Бога о нас!

Старец Василий (Карпунин)

Василий Афанасьевич Карпунин родился приблизительно конце шестидесятых годов Х1Х века в крестьянской семье в деревне Чёрная Слобода, недалеко от города Шацка. Примечательно, что в юности Василий, принимая участие в строительстве храма, оступился и упал с колокольни - по Промыслу Божиему остался жив. После этого события отрок начал вести строгую подвижническую жизнь.

Спустя несколько лет по настоянию родителей он женился, но с женой не остался, сразу же отправился странствовать по святым местам. Ему удалось побывать в Иерусалиме, на Святой горе Афон. Восемь лет он подвизался на Афоне, в одном из монастырей его постригли в иночество с именем Вонифатий. Вскоре инок Вонифатий вернулся на родину, чтобы нести, как он выразился «чугунный крест».

Первое время будущий старец жил в небольшой сторожке при храме Покрова Божией Матери, посещал больных, ухаживал за ними. Многие посмеивались над ним, называли блаженным. Ему много лет приходилось мужественно переносить насмешки, побои. По свидетельству духовных чад старца Василия: «Его избивали сорок раз, каждый раз он со смирением принимал страдания. Вся его спина была покрыта ранами, которые не только кровоточили, но и гноились». Подвижнику пришлось провести три года в заключении. (Его оклеветала одна женщина. Прозорливцу было известно имя сообщника женщины, выдвинувшей против него лживое обвинение. Перед судом он даже сказал ей имя сообщника и указал место, где они закопали младенца. Однако на суде - не проронил ни слова.)

За великое смирение и незлобие старец Василий удостоился Даров Святого духа. Вскоре по молитвам прозорливого старца верующие стали получать исцеление. Следует отметить, что среди тех, кто обращался к нему за помощью, были и те, кто недавно избивал его. Старец помогал всем.

Верующие рассказывали, что по молитвам старца исцелился даже больной мужчина, лишённый возможности передвигаться (гангрена ноги), а также раковая больная, у которой по свидетельству односельчан «на лице нельзя было выделить ни носа, ни губ».

Верующие часто обращались к старцу Василию за духовным советом, он окормлял нескольких девиц, желавших посвятить себя служению Господу. Старец учил послушниц во всём отсекать свою волю, не зависеть от чужого мнения, строго выполнять послушания. (Послушницам приходилось строго поститься, даже зимой ходить босиком. Духовная дочь старца, Феодосия, по благословению старца иногда не вкушала пищу по семь дней.)

Духовной дочерью старца Василия была и будущая старица Анна (Петрина), по благословению старца принявшая на себя подвиг юродства. Муж Анны Алексей тяжело заболел чахоткой, надежды на выздоровления не было. Анна отвезла мужа к старцу. По молитвам старца Василия Алексей быстро поправился. (Он дожил до семидесяти пяти лет, как предсказал прозорливец.)

Скончался старец Василий незадолго до революции, его похоронили на сельском кладбище в деревне Чёрная Слобода. По сей день, верующие приходят на могилу праведника, просят его молитвенной помощи. Господи, упокой душу старца Василия, со святыми упокой!

Нелегкий крест старчества нёс и Григорий (Томин), родившийся в деревне Сявель Рязанской обл. (недалеко от деревни Чёрная Слобода). С пятнадцати лет Григорий подвизался в монастыре, позже, в годы безверия, нес крест старчества в миру. Все верующие, обращавшиеся к старцу за помощью, отзывались о нём как о великом подвижнике.

Старец приучал своих духовных чад к воздержанию, смирению. (Известно, что старец сам не ел мясо и не благословлял своих духовных чад. Старец коротко стриг послушницам волосы, называя их «стригачками», это избавляло девушек от «назойливых парней») Старец Григорий учил своих послушниц молиться, читать по-славянски, петь... (Многие из них впоследствии стали замечательными певчими и уставщицами. Были у старца и послушники. Как правило, прежде чем принять, он долго испытывал их.)

Из воспоминаний духовных дочерей старца: «Бывало придёшь к отцу Григорию, он скажет петь «Отче наш» или «Да исправится молитва моя». Пропоём – нет, говорит, не получается, ещё раз, ещё. И так много раз, до тех пор, пока у всех слёзы ручьями не польются от умиления и единой сердечной молитвы».

По свидетельству современников старец Григорий: «был мал ростом, «сухенький», ходил босиком, носил всегда белую длинную холщовую рубаху». Старец Григорий был знаком со старцем Василием, после смерти подвижника окормлял его духовных чад. Верующие из окрестных сёл обращались к прозорливому старцу Григорию со всеми нуждами.

Духовные чада старца Григория сёстры Петрины говорили о нём: «Монахом не был, а мёртвых воскрешал». Старица Анисья рассказывала, что её духовный отец сразу после революции поднялся на колокольню Николо-Черневского монастыря, ударил три раза в большой колокол и объявил: «Теперь правды нет, правда ушла на небеса».

Прозорливый старец молился, чтобы Господь уберёг верующих окрестных сел от красного террора. Однажды ночью (в 1918 году), он разбудил послушниц и велел бежать за ним. Старица Анисья вспоминала, что бежали они тогда по пашне, по кустам, по оврагам, падали в темноте, изнемогая от усталости... Когда на горизонте появились первые лучи солнца, старец упал на землю и сказал: «Не успели»» (Не успели добежать до Борков, сделав за ночь «огромный крюк» вокруг Конобеево и Ялтуново).

Вскоре стало известно, что в эту ночь чекисты, получившие приказ расстрелять до восьмидесяти «активных верующих» в трёх сёлах Конобеево, Ялтуново и Борков, расстреляли в Борках настоятеля храма и пять верующих. (На полпути к Конобеево, получив срочный приказ вернуться, отряд развернулся.)

Верущие, знавшие подвижника, утверждают, что старец прожил более ста двадцати лет. Скончался он в селе Жёлчино, недалеко от Рязани. (Из Шатского района он был выслан властями по ложному доносу.)

Господи, упокой душу старца Григория, со святыми упокой, и его молитвами спаси нас!

Митрополит Трифон

(1861-1934 гг.)

Портрет митрополита Трифона.

(Художник Павел Корин)

Митрополит Трифон (в миру Борис Петрович Туркестанов) родился 29 ноября 1861 года в Москве. Отец его, князь П.Н.Туркестанов, был прямым потомком древнего княжеского рода из Грузии. Мать будущего святителя – Варвара (княжна Нарышкина).

Во время тяжелой болезни сына Варвара ходила в церковь святого мученика Трифона и молилась об исцелении сына, обещая после выздоровления посвятить его Богу. Когда младенец выздоровел Варвара поехала с ним в Оптину Пустынь к старцу Амвросию. Знаменательно, что старец Амвросии призвал верующих расступиться: «Дайте дорогу, архиерей идет». Все расступились и увидели Варвару с сыном.

Учился Борис в классической гимназии в Москве. В 1883 году он поступил в Московский университет, а в 1887 году поступил послушником в Оптину Пустынь к старцу Амвросию, который и благословил его на монашество.

В 1891 году Борис принял монашеский постриг с именем Трифон в честь святого мученика Трифона. Вскоре отец Трифон был рукоположен в иеродиакона, а затем в иеромонаха. В том же 1890 году ему предложили занять место учителя и надзирателя в миссионерском осетинском училище. В октябре 1890 года иеромонах Трифон возвратился в Оптину к старцу Амвросию. Великий Оптинский старец благословил его учиться в Духовной академии.

В 1891 году он поступил в Московскую Духовную академию. Во время учебы иеромонах Трифон избрал служение в пересыльной тюрьме. После смерти отца Амвросия иеромонах Трифон перешел под духовное руководство старца Гефсиманского скита Варнавы. Из воспоминаний Митрополита Трифона о старце Варнаве: «Последний раз я вместе с ним совершил Божественную литургию в четверг на первой Неделе Великого поста и навеки простился с ним. Последние слова его были: «Прежде я иногда при моих приездах в Москву объезжал тебя, ну а теперь я часто, очень часто буду тебя навещать». С этими словами он пожал мне руку, и уже более живым его я не видел».

В 1895 году отец Трифон окончил Академию со степенью кандидата богословия, с 1895 по 1901 год был смотрителем Московского Духовного училища, ректором Вифанской, а затем Московской Духовных семинарий. 28 июня 1901 года архимандрит Трифон был хиротонисан во епископа Дмитровского, второго викария города Москвы. Позже Владыка вспоминал: «Как-то особенно ярко вспоминаются мне незабвенные дни моего наречения, когда я стоял пред сонмом архиереев, прося их молитв словами Иоанна Златоуста... Как-то необыкновенно представляется мне наш древний Успенский собор, в этот день 1 июля - день моей хиротонии, и я как бы сейчас вижу себя стоящим среди сонма священнослужителей, дающего обет, исповедующего веру, а затем преклоняющего голову пред Святым Евангелием... А затем, дальше вспоминается мне вся прошедшая жизнь моя в этой обители: как постепенно устраивалось богослужение, как постепенно усовершенствовался церковный строй, как благоукрашивались наши храмы, которые я застал закопченными, забытыми, как постепенно собралось здесь стадо овец Христовых, и как прекрасны и торжественны были здесь службы, и некоторые праздники казались особенно для меня выделяющимися, как, например, праздники Рождества Христова, навечерие Богоявления, освящение воды... молебны с общим пением, возжжение свечей, дни Великого поста и в особенности первая седмица и дивные службы Страстной и Светлой седмиц; вспоминаются и отдельные эпизоды из моей жизни: как всегда светло и радостно праздновали день моего Ангела и многие другие... вспоминается, как светло и радостно праздновали мы день прославления преподобного Серафима, который поистине как бы обрел себе жилищем наш монастырь, может быть, потому, что он видел, как искренне мы его почитаем».

В Богоявленском монастыре, где Владыка Трифон совершал богослужения, служба была уставная. Владыка ежедневно в шесть утра начинал службу, специально для того, чтобы верующие имели возможность перед работой зайти в храм. Простой люд любил эти богослужения, верующие стали называть митрополита «Московским Златоустом». Владыка был духовно связан с Оптинскими старцами Анатолием и Варсонофием (которого возвел в сан архимандрита), старцем Захарией. Любовь к бедным побудила его стать членом нескольких благотворительных обществ и братств.

После начала Первой мировой войны Владыка служил в действующей армии. На польском фронте он получил контузию и вынужден был возвратиться в Москву с расстроенным здоровьем. В 1916 году епископ Трифон ушел на покой в Ново-Иерусалимский Воскресенский монастырь, здесь он находился до закрытия монастыря в 1918 году.

Владыка построил на свои средства недалеко от монастыря женскую гимназию, где читал лекции. В 1917 году, когда открылся Поместный Собор Русской Церкви, который должен был избрать Патриарха, Владыке предложили выставить свою кандидатуру, но он отказался. После закрытия монастыря Владыка переехал в Москву и жил около шести месяцев у брата, позднее переехал жить к своей сестре.

Владыка служил в храмах на Знаменке, в Никитском монастыре, на Афонском подворье. Духовные чада Владыки свидетельствуют о силе молитв своего духовного отца. Так по молитвам Владыки исцелилась тяжело больная Александра Мироновна. Владыка предсказал ей: «...Будешь жить и будешь за меня молиться». Александра Мироновна прожила после смерти Владыки еще 15 лет, хотя врачи говорили её: «Мы и сердца не слышим. Даже удивительно, как ты можешь жить». Верующие часто обращались к Владыке Трифон за советом, просили его молитвенной помощи.

В 1923 году Владыка был возведен Патриархом Тихоном в сан архиепископа. По свидетельству современников, Патриарх Тихон любил Владыку и часто служил с ним вместе. В 1931 году в годовщину 30-летия своего епископского служения архиепископ Трифон был возведен в сан митрополита.

По свидетельству духовной дочерью старца Захария Е.Висконти, митрополит приехал к умирающему старцу и сказал: «Ты нужен мне. Да продлит Господь твою жизнь, чтобы ты после меня перешел на тот свет, чтобы ты помолился за мою душу, когда полетит она по мытарствам. Встань, старец, встань, поисповедуй меня»,

«Не могу, родной Владыко, не могу голову поднять с подушки, не могу», - ответил старец Захария.

Но когда митрополит Трифоном попросил старца: «Встань на послушание», старец с большим трудом поднялся подошел к иконам, «поисповедовал»Владыку. От старца митрополит поехал в церковь Большого Вознесения, где после богослужения обратился к верующим помолиться о старце: «Братья и сестры, прошу вас, помолитесь за болящего старца Зосиму...» Владыка отслужил молебен о здравии тяжело болящего старца Зосимы. По соборной молитве свершилось чудо - через несколько дней старцу стало легче. Когда ему сказали о молебне, прослуженном за него в церкви Большого Вознесения, то отец Зосима, слегка улыбнувшись, произнес: «Да уж слыхал, слыхал, чудак-огарок этот Трифон». Огарком Владыку Трифона старец назвал потому, что знал, что дни его сочтены. Вскоре Владыка тяжело заболел. Когда Владыка преставился, старец сказал: «Друже мой, Владыка Трифон, хотел, чтобы я после его смерти еще два года прожил. И так и будет по его святым молитвам».

Из воспоминаний духовной дочери Владыки - Марии: «В 1934 году Владыка тяжело заболел, и в день своих именин 1 февраля он служил в церкви святых Адриана и Наталии, говорил проповедь, что он служит в последний раз, и просил за него молиться... Он был очень слаб, его поддерживали иподиаконы, народу было очень много, он, сидя, всех благословлял, и слез было море, все чувствовали, что это в последний раз, больше его в храме не увидим».

Скончался митрополит Трифон 14 июня 1934 года. Отпевали его в храме святых апостолов Петра и Павла, что в Лефортове, а похоронили на Введенском (Немецком) кладбище. По сей день верующие приходят на могилу праведника и просят его молитв.

( В начале девяностых годов и пыталась найти могилу митрополита, мне сказали, куда нужно идти, я шла и молилась, мысленно прося митрополита помочь найти места его захоронения. Внезапно громко заскрипело дерево, я подошла к дереву и увидела могилу старца Трифона. Слава Богу за всё! ( С.Д.))

Незадолго до своей кончины митрополит Трифон написал акафист «Слава Богу за все», приведём лишь два Икоса из этого акафиста:

Икос 1

Слабым беспомощным ребенком родился я в мир, но Твой Ангел простер светлые крылья, охраняя мою колыбель. С тех пор любовь Твоя сияет на всех путях моих, чудно руководя меня к свету вечности. Славно щедрые дары Твоего Промысла явлены с первого дня и доныне. Благодарю и взываю со всеми, познавшими Тя: Слава Тебе, призвавшему меня к жизни; Слава Тебе, явившему мне красоту вселенной. Слава Тебе, раскрывшему предо мною небо и землю как вечную книгу мудрости; Слава Твоей вечности среди мира временного. Слава Тебе за тайные и явные милости Твои; Слава Тебе за каждый вздох грусти моей. Слава Тебе за каждый шаг жизни, за каждое мгновение радости; Слава Тебе, Боже, во веки.

Икос 2

Ты ввел меня в эту жизнь, как в чарующий рай. Мы увидели небо, как глубокую синюю чашу, в лазури которой звенят птицы, мы услышали умиротворяющий шум леса и сладкозвучную музыку вод, мы ели благоуханные и сладкие плоды и душистый мед. Хорошо у Тебя на земле, радостно у Тебя в гостях. Слава Тебе за праздник жизни; Слава Тебе за благоухание ландышей и роз. Слава Тебе за сладостное разнообразие ягод и плодов; Слава Тебе за алмазное сияние утренней росы. Слава Тебе за улыбку светлого пробуждения; Слава Тебе за земную жизнь, предвестницу небесной. Слава Тебе, Боже, во веки.

Молитва, составленная митрополитом Трифоном

Молю Тя, о Заступница рода христианского, и за родину нашу, Святую Русь православную, да утвердится в ней мир, тишина, любовь братская, наипаче же укрепляется вера живая, твердая, пламенеющая. Церковь же Православная да сияет неизменно своим благодатным светом на всю страну нашу.

Валаамский Старец Михаил (Попов)

(1871- 1934 гг.)

Будущий Валаамский старец Михаил (старший) родился в 1871году в Кронштадте в семье мещан. 1889 году, после службы в армии, он прибыл на Валаам. (Позже его примеру последовали два его младших брата.) В 1899 году он был пострижен в монахи, а в 1903 году – рукоположен во иеромонаха.

В 1911году отец Маркиан был послан изучать богослужение в монастырях Палестины и на Афоне. Здесь, по милости Божией, будущему старцу посчастливилось услышать духовные наставления афонских подвижников. Старец Феодор, приехавший на Афон с Алтая, посоветовал ему, сначала практиковаться в устной Иисусовой молитве, которая со временем «сама собой перейдёт в умную». При этом он добавил: «Следует остерегаться молиться только в голове, молитва должна потихоньку осесть в сердце молящегося».

Позже в одной их статей для духовного журнала отец Маркиан написал: «Люблю я молиться за умерших, и как недавно говорил мне на Афоне один весьма почтенный и маститый старец, схимонах М., и я неоднократно удостоверялся, то во сне, то наяву, что это поминовение весьма дорого... отшедшим поминаемым...» При этом отец Маркиан выделил три вида молитвенной помощи: проскомидия, милостыня и чтение Псалтыри.

Во сне ему было открыто, что выше всего - Проскомидия.

Свою статья отец Маркиан закончил следующими словами: «Поревнуем же, братие, к усердному поминовению преставившихся, чтобы и нас самих по смерти... поминали. По неложному слову Спасителя: «В нюже меру мерите, возмерится вам»».

Перед возвращением на Валаам подвижник побывал в Свято-Троицкой Сегиевой Лавре, в Оптиной Пустыни и других монастырях.

В 1921 году братия Валаамского монастыря избрала отца Маркиана своим духовником. В 1924 году отец Маркиан принял великую схиму с именем Михаил. По свидетельству духовной дочери старца монахини Ангелины, жил он в то время в келье рядом с церковью Свв. Апостолов Петра и Павла. На двери кельи висела табличка: «Приём с 7 утра и до 9 вечера». Из воспоминаний монахини Ангелины: « Всех принимал старец с ласковой улыбкой и приветливыми словами. Очень любвеобильный был старец... конечно, у батюшки о. Михаила бывали дни, когда вывешивалась записка: «Приёма нет». Это значило, что старец удалился дня на два в какой-нибудь отдалённый скит, где проводил в безмолвии и молитве 2-3 дня. Ведь представьте себе, ежедневный приём, с утра до вечера, с богомольцами, со всей братией, которой в то время было более 600 человек...

Как-то я, утомившись за день, работая в скитской церкви, вечером пришла к старцу

за благословением и, шутя, сказала, что пусть старец за меня совершит молитвенное правило. И затем, ночью вставая, я не раз видела огонь в келье старца. Оказывается, старец за моё правило положил не одну сотню поклонов. Утром, когда всё это открылось, моему стыду и огорчению не было предела. Вот такой был старец ...»

Старец Михаил был духовником братии в очень сложное время (вводился новый стиль). Он одобрял стремление монахов сохранить традиции Святой Православной Церкви, за это был лишён права священнодействия и сослан в отдалённый Тихвинский Скит.

Из воспоминаний духовного сына старца Михаила, архимандрита Афанасия: « Первая встреча с отцом Михаилом произвела на меня неизгладимо впечатление. С тех пор навсегда врезался в мою душу этот образ... Когда встретишь такого человека, то чувствуешь, что ты как бы сливаешься с ним в одно. Твои искажённые черты накладываются на его нормальные и исправляются, а ты сам становишься нормальным человеком. Он принимает тебя всем сердцем. Этого одного достаточно, чтобы ты раскрыл ему всё своё сердце. И тогда он хозяин над тобою, ты освободился от самого себя, от этой тяжёлой ноши... Но надо понять, в чём произошла из-за него эта перемена в тебе самом. Понять, чтобы научиться самому, стать настоящим человеком...

У этого старца очень оригинальная индивидуальность. Это вполне русский мужичок, с простой образной речью, полный (из-за сердечной болезни), с небольшой бородой, с простым русским лицом. Но вот одеяние схимы, чётки и особенно манера держаться с вами обличает в нём врача духовного... Он ...как бы намёками побуждает вас делать то именно заключение или решение, которое ему кажется для вас правильным. И вы покидаете его с таким чувством, как будто вам вправили вывихнутую руку, такое чувство облегчения, мира душевного находит на вас...

Есть единая сила, которая поддерживает стройность жизни монастыря. Это старчество... Мне довелось стать свидетелем того печального момента, когда нарушилось на Валааме единство церкви... Неожиданно для всех приехал на Валаам из Лондона греческий Митрополит Германос... устанавливать новый календарь. Часть монахов с духовником о. Михаилом и наместником о. Иоасафом во главе отказалась с ним сослужить...»

Пройдёт несколько лет после того прискорбного дня, когда старец был изгнан в отдалённый Скит, и Валаамский старец Памва запишет в своём дневнике следующее: «1934 года 8/21 мая в мире, во Христе скончался иеромонах Михаил:

В 3-м часу дня поехал один в лодке... и на середине реки

скончался в лодке от разрыва сердца...

Лодку его на буксире привезли к берегу,

и после привезли его в монастырь. Ему было 65 лет...

Во Христе он умер, во Христе он живёт...

Для них окончен жизни день,

В конце и поприще земное...

Над ними смерть простёрла сень,

Они нуждаются в покое...

О, упокой, Господь их Сам!

Введи их в рай, покой их там».

Валаамский старец Иоанн (Алексеев)

(1873-1958 гг.)

Схиигумен Иоанн (в миру Иван Алексеевич Алексеев) родился 14 февраля 1873 года в Тверской губернии. О своем детстве старец Иоанн вспоминал так: «Человек я от природы застенчивый, недалекого ума, – и память плохая, это вполне сознаю. Когда я был мальчиком, у нас портной шил шубы, умел читать и меня учил... В то время керосина не было еще, и по ночам в избе работали с лучинкой. Отец мой плел лапти, а мать и сестра пряли или что чинили. Еще у меня было два брата. Когда я научился читать, то приобрел несколько книжек житий святых, тогда печатали маленькие книжечки. Был у меня единомысленный друг, вот мы с ним и толковали, как нам спастись. Ходили пешком в Нилову Пустынь, 150 верст от нас. Насушили мешочек сухарей, пристроили на плечи и – марш в дорогу. Ходили мы туда три раза. Слыхали мы, что там в лесах живет пустынница Матрена, но никак не могли повидать ее, да и глуповаты были – ведь только по 13 лет.

Старший мой брат жил в Петрограде. Он был деловой и неглупый, имел трактир и меня к себе взял. Немного я пожил с ним, а книжечки все приобретал. Брат поехал в деревню, а я в Коневский монастырь: нашелся попутный человек, владеющий финским языком. На Коневце нам не понравилось, отправились на Валаам».

В 1889 году шестнадцатилетний Иван поступил в Валаамский монастырь, первые четыре года он подвизался в скиту преподобного Германа Валаамского. По послушанию занимался в скиту земледелием, скотоводством.

В 1893 году Иван был призван в армию, четыре года ему пришлось служить в стрелковом батальоне. После армии он жил несколько лет с родителями, в мае 1901 года вернулся в родной монастырь, где сначала работал в экономической конторе на главном острове. Позже Ивана отправили на послушание в Петербург, в часовню Валаамского монастыря у Калашниковой пристани (на Синопской набережной). Там он пробыл два года.

21 декабря 1906 года Иван был зачислен в послушники Валаамского монастыря, а 22 мая 1910 года - пострижен в монашество с именем Иакинф. Отец Иакинф подвизался несколько лет в Ильинском скиту, позже нес послушание смотрителя Предтеченского скита.

Икона Божией Матери «Валаамская»*

Основатели Спасо-Преображенского

Валаамского монастыря,

преподобные Сергий и Герман

19 октября 1921 года его назначают настоятелем северного монастыря - Трифоно-Печенгской обители. 13 ноября 1921 года он был рукоположен во иеродиакона, 15 ноября - во иеромонаха. Затем последовало неожиданное посвящение в сан игумена с возложением наперсного креста. 30 декабря 1921 года о. Иакинф вступил в должность настоятеля Трифоно-Печенгского монастыря.

В 1931 году о. Иакинф попросил архиепископа Германа освободить его от должности настоятеля.

С 11 октября 1931 года о. Иакинф - духовник Печенгской обители. 24 мая 1932 года он подаёт прошение об освобождении от должности духовника. 14 июня 1932 года - возвращается в Валаамскую обитель, где его назначают смотрителем Предтеченского скита. В этом скиту пост соблюдался строже, чем в других скитах монастыря: мясо, рыба, молоко, масло и яйца там никогда не употреблялись в пищу, а добавление растительного масла разрешалось лишь в редкие дни.

8 мая 1933 года о. Иакинф был пострижен в великую схиму с именем Иоанн. Главное послушание схимонаха Иоанна – непрестанная молитва о спасении своей души и о душах всех скорбящих.

Из воспоминаний старца Иоанна: «Жил я один в небольшой пустыньке в скиту Иоанна Предтечи. Сам себе готовил, и сам выращивал овощи, а за хлебом ходил в монастырь или иногда пек сам. Ночью я любил бодрствовать, ложился спать всегда после двенадцати часов, а в два или в три часа вставал. Но, конечно, днем я спал столько, сколько требовалось естеством».

В скит приезжали паломники, жаждавшие беседы с подвижниками о духовной жизни (женщинам посещать скит не разрешалось) ... Старцу приходилось не только принимать страждущих, но и отвечал на письма.

Приведём лишь несколько строк из писем старца к духовным детям: «...Просишь меня сделать указание или определить правило и наладить твою жизнь на путь истинный. Это твоя просьба превышает мой ум и духовные способности, но за послушание, позабыв свою немощь и неспособность, пишу, что Господь положит мне на сердце...»

«По Божией милости, что было у меня на сердце, то и написал, и прими это не как закон или повеление, а как совет. Сама усматривай и сообразуйся с условием вашей жизни».

«Вот тебе коренное указание, на котором зиждется наше спасение. Конечно, легко указать и легко пожелать, но исполнить очень трудно и мы немощные; одних наших сил не хватит - должны просить помощи у Бога, чтобы Он по Своему милосердию помог нам, грешным. Вот святые Отцы и избрали молитву Иисусову - непрестанную. Вам, в миру живущим, очень трудно держать непрестанную молитву, однако знай, святые Отцы всякое доброе дело приписывают молитве: добрый разговор, память Божия, терпеть поношение, укорение, презрение и насмешки и т.д.»

Летом 1937 года о. Иоанн перешел из скита в монастырь, где нес послушание в должности главного духовника. В 1940 году отец Иоанн вместе с братией был вынужден эвакуироваться с Валаама (началась война). Игумену удалось приобрести в Финляндии на пологом южном берегу озера Юоярви сельское поместье Папинниеми. (Озеро было со всех сторон обрамлено дремучими лесами).

Здесь – в Новом Валааме кельей старца служила скромная комната, из небольшое окна открывался прекрасный вид на тихое озеро.

В последние годы жизни о. Иоанн очень страдал от водянки и грыжи. За год до смерти, в ноябре 1957 года, отца Иоанна отвезли в дом престарелых в Хейнявеси, где он пробыл до середины января 1958 года. По Новому Валааму отец Иоанн очень скучал и примерно в середине января смог вернуться в родную обитель.

Утром 24 мая/6 июня 1958 старец Иоанн мирно скончался, его похоронили на кладбище Нового Валаама.

«Благодарю Господа, что он по своей милости сподобил меня грешного провести всю мою жизнь в монастыре. Кто будет читать мои письма, умиленно прошу: помяните в своих святых молитвах меня

великого грешника». (Старец Иоанн)

Господи, упокой душу старца Иоанна, со святыми упокой, и его молитвами спаси нас!

Высказывания, наставления старца Иоанна

Держи себя всегда в напряжении. То послушание спасительно, что тяжело дается, а что нравится и легко - дешево стоит.

... Советую тебе читать святое Писание: сперва помолись Богу, чтобы Он открыл твой ум уразуметь Писание; что понятно - старайся исполнять, а не понятно - пропускай. Так святые Отцы советуют. Святое Писание надо читать не для знания, а для того, чтобы спасти свою душу. А исследование непостижимого относится к гордости.

Старайся не осуждать никого ни в чем. Чего себе не хочешь, того и другим не делай. Помни, что за каждое праздное слово дадим ответ пред Богом на Страшном суде. Двум господам служить нельзя. Примиряйся с соперником... Чтобы вражды не было ни с кем, иначе молитва не будет угодна Богу, даже послужит во грех...

Можно читать утром и вечером несколько молитв, сами определяйте сколько, сообразуйте с временем, только, чтобы было не на ветер, а со вниманием, ибо внимание - душа молитвы. Ежедневно надо прочесть главу Святого Евангелия и главу Апостольских посланий.

Во всех недоуменных вопросах возьми себе за правило совет Богомудрых святых Отцов: если предстоит тебе два зла, выбирай меньшее, а если две добродетели предстоят - выбирай большую. Конечно,

предварительно помолись, чтобы Господь вразумил.

*Почитание иконы насельниками обители и богомольцами началось еще с 1897 года, когда по молитвам перед образом Божией Матери получила чудесное исцеление от тяжкого и затянувшегося недуга одна из благочестивых верующих.

* 23 января/5 февраля 1940 г. - воздушная бомбардировка о-ва Валаам, не только его военных объектов, но и зданий монастыря: пожар машинного дома и лесопильных складов. Бомбы падали вблизи собора, стекла почти во всех корпусах лопнули, отчего жизнь в монастыре стала физически невозможной, и ввиду этого военный комендант предложил всем монастырским обитателям немедленно покинуть о-в Валаам и для этой цели были предложены грузовые автомобили . 24 января/6 февраля 1940 г. - все монастырские насельники во главе с о. Настоятелем монастыря, игуменом Харитоном, вынуждены были оставить монастырь и также выехать в глубь Финляндии.1989 г. - возобновлена монашеская жизнь на Старом Валааме. (Официальный сайт Валаамского монастыря )

***Возникновение Нового Валаама произошло в 1940-м году во время войны Советского Союза с Финляндией. От 1917-го года до 1940-го северные монастыри бывшей Российской империи (Валаамский монастырь, Коневецкий, Печенегский) располагались на территории Финской Республики. После военного конфликта, эти земли перешли к Советскому Союзу и монахи, оставив монастыри, ушли вглубь Финляндии. С помощью солдат финской армии генерала Маннергейма переправили по Ладожскому озеру святыни монастырей: особо чтимые иконы Божией Матери «Валаамской» и «Коневецкой», множество древних икон, раки преподобных Сергия и Германа Валаамских, прп. Арсения Коневского, а также библиотеку, состоящую из 29 тысяч томов и другие богослужебные предметы. В их числе облачения, подаренные императорами Александром I и Александром II, которые являлись благотворителями Валаамского монастыря.

Русская Православная Церковь в настоящее время не претендует на эти святыни. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II благодарил финский народ за то, что он с любовью и бережно сохранил их для всего христианского мира.

Валаамский старец Михаил (Питкевич)

(1877-1962 гг.)

Старец Михаил был последним великим Валаамским старцем. За Литургией, которую он служил каждый день, им поминалось до 8000 имен. Прожив в монастыре 55 лет, 80-летний старец с шестью другими валаамскими монахами уехал на Родину. В Печерской обители, куда старец попал после недолгого пребывания в одном из молдавских монастырей, старец сразу стал затворником, ежедневно служил Литургию у себя в келье. Старец отошёл ко Господу на Благовещение, в 1962 году.

Высказывания старца Михаила

Никто не спасся без смирения. Помни, что до конца жизни ты будешь впадать в грехи, тяжкие или легкие, гневаться, хвастаться, лгать, тщеславиться, обижать других, жадничать. Вот это-то сознание и будет держать тебя в смирении. Чем тут гордиться, если ежедневно грешишь и обижаешь ближнего. Но на всякий грех есть покаяние. Согрешил и покайся... и так до конца. Делая так, никогда не будешь отчаиваться, а постепенно придешь в мирное устроение. А для этого нужно блюсти помыслы. Бывают они добрые, безразличные и худые. Последних никогда не принимай. Как появился прилог, отсекай его сразу молитвой Иисусовой. А если станешь его рассматривать... он тебя очарует, и ты с ним согласишься, и будешь обдумывать, как бы его исполнить, а потом его исполнишь делом - вот и грех.

Многими скорбями - вот жертва Богу... Какая бы ни была «тучная жертва» - не угодна она Богу, если хоть капля жаления в ней есть, хоть малая доля стяжания и пристрастия. Все главное - в искренности, правдивости, чистоте сердца. Жертва, угодная Богу, была жертва бедной вдовицы, потому что была всецелая, от чистого сердца - такую жертву Он приемлет с любовью.

Терпи и терпи все - все злострадания, всю тяжесть труда, укорения, клевету, но больше всего бойся отчаяния - это самый тяжелый грех.

Какое бы ни произошло поползновение, падение - надо вставать, не отчаиваться, а опять начинать – труд... Только за мужественную борьбу дают венцы. Должна быть борьба, сокрушение с искренним покаянием и твердое упование.

Когда враг досаждает, хочет мелочами, досадами раздражить, разгневать, похитить мир сердца, скажи только: «Христос Воскресе! Христос Воскресе! Христос Воскресе!». Этих слов он боится больше всего, они его жгут, как огонь, и он убежит от тебя.

Не только надо молиться: «Господи, помилуй», не только просить, надо и постоянно благодарить, и уметь славословить Господа - тогда будет мир в душе.

Мы легко обращаемся к заступничеству святых угодников, к Ангелам, к Божией Матери, обучаемся непрестанной молитве Иисусовой, а Троицу Святую забываем, будто Троица Святая чудная далеко от нас...

Один старец усердно творил непрестанную молитву Иисусову, и было ему видение - предстали пред ним трое, потом двое удалились, остался один... что это значит?.. Он творил молитву Иисусову и увидел троих - Святая Троица - остался только Господь Иисус Христос, которого призывал - Сына Божия, Одного... Надо чаще обращаться к Святой Троице.

Больше всего храни мир сердца. Все возложи на Господа, всецело предайся Ему - все у него и все от Него.

Царство Небесное, Христово, силой берется, усилием, постепенно, не вдруг, непрестанным; вниманием, самоотвержением, терпением, хранением чувств, покаянием - самоукорением, главное - безмолвием, молчанием и молитвою... Послушники - все спаслись, а своевольники - повредились, иные же погибли.

А я смотрю так на пост, - это воздержание, а не изнурение себя. Главное в посте - это сердце сокрушенное, с искренним покаянием и смирением: «сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничтожит» (Пс. 50, 19).

Есть два пути: путь самоукорения и смирения; путь самооправдания и отчаяния. Первый - есть истинный путь - сокрушения и покаяния и ведет к утешению и спасению. Второй - путь гордыни - самооправдания; тогда никто не поможет, ни молитвы, ни Ангелы небесные, только милость Господня, а если не Господь, то этот путь ведет к гибели».

Священника не суди - бойся этого больше всего. Ты не можешь понять даже, в каком таинстве он участник. Одной его слезы покаяния, упавшей на Престол, довольно, чтобы смыть все его грехи.

Иеромонах Даниил (Фомин)

(1875-1953 гг.)



Иеромонах Даниил (в миру Дмитрий Фомин) родился в 1876 году

в Московской области. У Фоминых было четверо детей. Вскоре после рождения Дмитрия, его родители Кирилл и Анастасия переехали в село 2- я Михайловка (Оренбургская обл.). В детстве Дмитрий отличался от своих сверстников скромностью и смиреньем.

Дмитрий окончил военное училище. По окончании военной службы он ушел в Оптину Пустынь, здесь Дмитрию предстояло принять монашеский постриг с именем Даниил. Следует отметить, что в монастыре отец Даниил нес первое время послушание в ювелирной мастерской, где в совершенстве обучился церковному ювелирному ремеслу.

Под мудрым руководством Оптинских старцев будущий подвижник «стяжал разум духовный». Отец Даниил был преемником великих Оптинских старцев: старца Варсонофия, и старца Анатолия. После закрытия монастыря иеромонах Даниил вернулся домой, где вскоре был арестован (1930 г.). Десять лет мученик за веру отбывал в лагерях.

Старец позже рассказывал, что в лагере жил в бараке, где зимой замерзала вода. Летом работал, утопая по колено в болотах. Получив тяжёлую травму ноги, подвижник уже не мог работать на лесоповале. Из воспоминаний старца Даниила: «Как-то сижу я в одиночной камере, и меня неожиданно трижды осенило светом; мир и тишина посетили меня и радость духовная. Тут же после этого вызывают меня к начальнику. Начальник этот был очень строгий. Как правило, почти всех после встречи с ним расстреливали. Ну, думаю, наверное, пришел час моей смерти и пошел к начальнику. Но к моему удивлению, после допроса меня вновь посадили в одиночную камеру, совершенно холодную. Я думал, что замерзну, но милостив Господь: Своей чудесной силой согревал меня, грешного. И каково было удивление надзирателей, когда они зашли ко мне и надеялись увидеть мертвого, а я был цел и невредим. Начальник говорит мне: «Я вижу, вы не простой человек. Что-нибудь расскажите о себе». Я ему рассказал свою жизнь, и он ... даже отменил смертную казнь и отправил меня в Кзыл-Орду». (г. Кзыл-Орда (Казахстан))

В ссылке (в г. Кзыл-Орде) отец Даниил имел возможность крестить, исповедовать, совершать Литургию. Когда отец Даниил вернулся в родное село после освобождения, ему приходилось совершать богослужения в доме своей духовной дочери тайно. Обращавшиеся к нему за советом и помощью люди всегда получали духовное утешение. Верующие любили старца, многие из них рассказывали о случаях исцеления по молитвам прозорливого старца, о многочисленных предсказаниях, которые вскоре сбывались.

Старец никогда ничего не принимал от страждущих - старался сам отдать последнее. Чтобы как-то заработать на жизнь – шил обувь, чинил чугунки, ведра, кастрюли, керосиновые лампы, часы, отливал крестики и цепочки, изготавливал серьги и браслеты по заказу сельских женщин.

По свидетельству духовных чад старца: «Отец Даниил молился за людей, поддерживал их морально, удерживал их от неправильных поступков, от отчаяния, самоубийства, воровства, направлял их души к Богу. Смирение старца возрождало в людях веру. Он имел от Бога великий дар рассуждения. Многие священнослужители исповедовались у него, в том числе владыка Мануил (Лемешевский).

Из воспоминаний протоиерея Михаила Калугина: «Иеромонах Даниил был человеком высокой духовной культуры. Вот почему владыка Мануил, сам, будучи старцем, исповедовался у иеромонаха Даниила... Отец Даниил имел дар рассуждения. Это очень редкий дар, даётся он только от Бога. Все жизненные ситуации были понятны отцу Даниилу... Отец Даниил обычно сразу не отвечал на вопрос. Он говорил так: «Я тебе в следующий раз отвечу» (Молился о вразумлении.) И – точно! В следующий раз при встрече первым делом отвечал на заданный вопрос...»

Вскоре старец Даниил переехал в г. Сорочинск. Здесь у него появилась возможность бывать в храме. (В селах в то время, все храмы были закрыты).

Из воспоминаний духовной дочери старца Анастасии Болдовой: «...Я имела духовника –отца Даниила. Я окормлялась у него, часто прибегала к нему в скорбях,

Когда меня кто обидит, искала у него защиты и просила его молитв. Неоднократно получала утешение духовное, по его молитвам даже случались чудеса... Однажды я заболела. Эта болезнь (зоб)... Меня положили в областную больницу, где я пролежала 2 недели. Меня кололи, давали таблетки, но улучшения не было... Вечером я приехала в Сорочинск, остановилась у одной знакомой... И каково же было моё удивление, когда открылась дверь, и вошёл о. Даниил. Я похожу под благословение и говорю: «Батюшка! Я только-только про вас думала, что завтра поеду к вам, а вы сами сюда пришли». Батюшка сказал, что нас Господь соединил...»

По молитвам духовника исцелилась, не только Анастасия, но и её супруг, который после инсульта был в безнадёжном состоянии. Из рассказа Анастасии: «...Врачи сказали - нет никакой надежды на выздоровление. Тогда я сказала, отправьте нас домой... Ехал, словно мертвец, даже думали, что умрёт по дороге... Тридцать дней он лежал неподвижно. Всё это время я просила о. Даниила, чтобы он молился за моего мужа, чтобы тот не умер без покаяния. Муж открывает глаза и говорит, что уже на том свете побывал и в могиле...

Он мне рассказал: «Ведёт меня человек в чёрном. Одной рукой держит меня за руку, а во второй руке у него мешочек, в которой у него серебро гремит. Ведёт меня по краю пропасти, а в ней крик, свист и ужас. Я там видел столько знакомых своих товарищей. Сердце замирает, а сам думаю, что вот-вот он толкнет меня туда вниз. А он мне говорит: «Гляди, гляди, гляди». И вдруг смотрю, впереди стоит батюшка Даниил, который трижды произнёс на него: «Изыди». Куда делся этот человек, не знаю. Моя рука оказалась у батюшки в руках. Я увидел Спасителя, который сказал: «Вот какой у тебя защитник – отец Даниил! Я только расплакалась: «Ваня! Какая благодать, что Господь тебя по молитвам о. Даниила оставил для покаяния пожить!»

Иван стал подниматься, мы пригласили батюшку, муж исповедовался,причастился. Батюшка сказал: «...Будешь на ногах ходить, приезжай в храм Божий и будешь в храме молиться и причащаться». И, правда, вскоре стал ходить и причастился Святых Христовых Таин уже в храме».

Из воспоминаний внучатой племянницы старца Л.В. Пенковой: « В 1950 году о. Даниил поехал в Оренбург и взял меня с собой... Посещали мы храм, при этом дедушка заходил в алтарь... У меня твёрдо отложилось в памяти, что в один из этих дней во время моления ему была открыта точная дата смерти... Он за 2-3 дня до смерти завещал мне поминать его перед сном словами: «Царство Небесное, вечное блаженство иеромонаху Даниилу»».

Утешая духовных чад, старец говорил : «По смерти моей, кому будет очень тяжело, приходите ко мне на могилку». Одна духовная дочь старца спросила его: «После вашей смерти кому мне свою голову преклонить?» Старец ответил: «Поручаю вас Царице Небесной, Господу Богу и Ангелу Хранителю». Это были его последние слова.

Старец отошёл ко Господу 25 июля 1953 года. Отпевал о. Даниила в Сорочинском храме иеромонах Иоанн (Снычев), будущий митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский в сопровождении 6 священников. Первую панихиду служил о. Стефан Акашев. О. Даниил завещал похоронить себя рядом с матерью.

По свидетельству очевидцев « из города Сорочинска гроб с телом покойного верующие несли, сменяя друг друга, 18 км в село 2- я Михайловка. Дорога была устлана цветами и платками. (Потом верующие поднимали платки и прижимали к себе с благоговением.) Прекратились все работы, приходили люди из соседних сел».

Почитатели старца Даниила по сей день приходят на могилу, молятся, просят его помощи и заступления, по вере получают просимое.

Царство Небесное, вечное блаженство иеромонаху Даниилу!

Высказывания, советы старца Даниила

Цель нашей жизни - достигнуть Царствия Небесного, оно приобретается многими скорбями. Сказано: «Многими скорбями подобает внити нам в Царствие Небесное» Затем сказано: «Многие скорби праведным, но от всех сих избавит Господь». Если скорби назначены праведным и избежать нельзя их, то, что же скажем мы, грешные, в своё оправдание? Примем же все скорби, посланные нам от Господа, как неизречённую милость Отца Небесного, который хочет нас, грешных, очистить этими скорбями и ввести нас в своё Небесное Царствие.

Сказано в Писании святых: «Скорбями совершаемся». Итак, если бы не было скорбей, то и не было святых на небе. Пример скорбей показан нам Самим Господом...

...Как же нам, грешным спастись? Терпением, смирением, молитвой – и за всё в будущем будем в обители Отца Небесного, Который всем нам, грешным, говорит: «Не хочу смерти грешника, но еже обратитеся, и живы быти».

Всякое время старайся молча сносить упрёки... Молись: «Царица Небесная, спаси нас, грешных, и не дай нам впасть в пропасть. Знаю я, Владычица, все эти скорби нам полезны для души. Но, Владычица, видишь, как мы немощны и сильно прилепились к земной жизни. Дай нам терпения понести свой крест и не остави нас грешных Своим небесным утешением». И так если будешь поступать в продолжение всей жизни временной на земле, то не оставит Тебя Господь со Своей Пречистой Матерью и временами будет тебе давать такие внутренние утешения, с какими не может сравниться никакое земное наслаждение и утешение...

Ходишь ли, работаешь ли, сидишь ли ... в пути – всегда имей в уме молитву Иисусову: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешную». И эта молитва научит тебя доброму и хорошему, даст тебе терпение, смирение и будет тебя охранять от всякого зла, и Ангел Хранитель никогда не отступит от тебя...

Господь милосердный своей благодатью спасёт вас. Всегда будьте с молитвой Иисусовой!

Молитесь тогда, когда у вас есть чувства и здоровье, до последней минуты жизни не откладывайте молитву до последнего часа. Хорошо молиться днём, но ночная молитва несравненнее... Дети «отступников» просияют на весь мир...

Старец Константин (Шипунов)

(1877-1960 гг.)

В 1877 году в Пермской губернии у Иакова и Татианы Шипуновых родился сын, младенца при крещении назвали Константином. В молодости Константин работал сельским учителем, затем жил в строящемся тогда Белогорском монастыре, позже, получив благословение прозорливого старца, вышел из монастыря, женился.

Жена Константина Наталья была дочерью богатых родителей, но под влиянием мужа скоро научилась трудиться по хозяйству. У Константина и Натальи было четверо сыновей и две дочери. Константин Яковлевич рано овдовел.

В годы безверия большинство насельников Белогорского монастыря приняли мученическую кончину. Константина (в миру) Господь уберёг, ему предстояло нести подвиг старчества.

Постриг и рукоположение отца Константина совершил архиепископ Григорий (Яцковский) еще до основания своего раскола. После кончины владыки Григория отец

Константин молился о его упокоении.

Последние годы жизни старец провёл в семье дочери, здесь и принимал верующих. Его любви сердечного тепла хватало на всех.

Из воспоминаний протоиерея Василия Семенова: « Старец Константин, или дедушка Константин, как все его обычно называли, был известен не только в Свердловске, но и за его пределами своей прозорливостью, духовной мудростью и даром рассудительности... Помню, как в первые годы войны старец Константин стал появляться в храме в качестве рядового мирянина — неприметный седенький старичок... Спустя некоторое время на старца обратил внимание настоятель собора о. Николай Адриановский, подарил ему подрясник и наперсный крест (стало быть, у отца Константина ничего не было). Настоятель стал приглашать отца Константина в алтарь для участия в соборных богослужениях. Во время этих служений старец обычно вставал на самое последнее место, даже после молодого священника. На свое место становился он только тогда, когда сам архиерей указывал ему на него. И других он наставлял по заповеди Господней занимать последнее место где бы то ни было — за служением ли, на трапезе ли. В присутствии архиерея верующие толпами окружали старца, стараясь получить у него благословение, но старец отговаривался: «При солнце звезды не блещут»...

Старцу Константину довелось бороться с обновленчеством... После освобождения храмов от обновленцев батюшка Константин со своими последователями, по благословению правящего архиерея, прочитывали все помянники, оставшиеся в алтаре после обновленцев. Видимо, считая, что за простых, но искренно верующих людей, по неведению попавших в раскол, все равно необходимо всегда молиться. Однажды глубокой ночью батюшку срочно вызвали со Святыми Дарами «к больному». Но ложный вызов устроили, оказывается, обновленцы. Дойдя с ним до околицы, они избили его до полусмерти. Били по голове березовыми дубинками. С тех пор батюшка больше уже не мог служить, став совсем немощным, постоянно больным. Еще до этого случая отца Константина призывали к архиерейскому служению, но он по своему смирению от высокой чести уклонился.

В доме у него было очень просто: стены были изнутри бревенчатые, в его крохотной келье стояли только скамья-лежанка, тумбочка под окном и скамья для посетителей у противоположной стены. Постель его состояла из тонкого жесткого матраца и пары подушек. Под подушками у него находилась корреспонденция. Над изголовьем старца в углу были полочки со святыми иконами и крест для благословения посетителей. Некоторым посетителям он давал читать письма незнакомых ему людей, причем каждому подбирал такое письмо, которое содержанием своим было полезно именно этому человеку... Одних он с отеческой любовью благословлял, от других прятал свою десницу за спину. Он каждому смотрел прямо в глаза, чего требовал и от других. Старец с первого взгляда видел тех, кто пришел к нему из праздного любопытства, соглядатаев, врагов. В беседах с женщинами он некоторых из них доводил до слезного покаяния, при котором они сознавались в своем колдовстве, чародействе. Приходили к нему с посягательством побить его и бесноватые.

Речь старца, его поучения, наставления были несколько загадочны, аллегоричны, не всегда понятны... Старец часто напоминал о необходимости как можно чаще читать 5, 6, 7 главы Евангелия от Матфея, даже рекомендовал знать содержание этих глав наизусть, так как в них вся суть Евангелия, всей христианской жизни...

Очень многие люди решали свои проблемы по его благословению. Меня поразили несколько фактов удивительной его прозорливости, чему я являюсь живым свидетелем...

Одна инокиня обратилась к старцу по поводу приобретения для себя жилплощади. Старец ей сказал: «Тебе жилплощади много и не надо, два на полтора тебе вполне хватит». Через два дня эта инокиня умерла.

А мне старец сказал: «Мужайся и крепись; много тебе придется всего вытерпеть, чтобы устоять на правом пути». Действительно, вся моя длинная священническая жизнь была исключительно тяжелой, страдальческой.

Чудесным образом старец узнал о существовании женского монастыря в Золотоноше. Однажды рано утром перед старцем предстала таинственная женщина, которая стала упрекать его в беспечности. «Вот ты лежишь, — говорила она, — без всякой заботы, а сестры в обители бедствуют, живут в голоде и холоде». Указала ему адрес монастыря и внезапно исчезла. Старец собрал посылку и отправил ее на указанный адрес. С тех пор завязалась связь между старцем и этим монастырем.

Однажды я пришел к старцу морально угнетенный, удрученный, даже с некоторым унынием. Старец предложил мне лечь на его постель. Я лег и тотчас же крепко уснул. Проснулся я бодрый, свежий, жизнерадостный, с некоторым притоком сил. Я полагал, что проспал у него целый день, но, посмотрев на часы, убедился, что спал совсем немного — только 15 минут.

Хочется упомянуть еще об одном замечательном случае. По благословению старца Константина одна девушка ездила в Почаев. Там она встретилась с иеросхимонахом Кукшей, которого совсем не знала, не знала даже его имени. Старец Кукша не спросил ее, откуда она приехала, но просил передать низкий поклон отцу Константину. Когда она возвратилась в Свердловск, отец Константин спросил ее, видела ли она отца Кукшу. Девушка ответила, что видела какого-то старичка, который прислал ему поклон. Батюшка улыбнулся: «Вот это и есть отец Кукша». Надо сказать, что эти два духоносных старца никогда в жизни друг друга не видели и даже не переписывались...»

Из воспоминаний Матушки Марии: «Наша семья была полностью у него на послушании... Отец Константин был очень строгий. Он день и ночь в молитве. Отдыха у него не было, он всей душой пребывал в молитве, всегда в посте. Я пришла к нему с дочками, а он говорит: «Давай сюда Танюшу». Это моя старшая. Поставил ее и стал вокруг ходить, благословлять. Благословляет и плачет. И что-то будто отгоняет от нее. А спросить, почему плачет и что отгоняет, я боюсь, просто-напросто боюсь. Потом мы попрощались и ушли. А Таня была бойкая, в пять лет много молитв знала, пела акафист нараспев. И вот приходим к родственникам, а там выпивают. Она говорит: «Что же вы делаете? Спасаться надо, а вы пьете! Это ведь зеленый змей!» Бабушка говорит: «Таня, отстань от них». А она: «Нет. Я вот сейчас буду стоять, поклоны делать и Богородице молиться, и вы пить не будете». Она была такая настойчивая, прямолинейная.

И в эту же ночь искушение случилось. Ночью она вдруг кричит: «Бабушка, вставай скорей, вставай скорей! Меня бесы бьют!» И у нее отнялись ручки и ножки. Бабушка стала ее одевать. Подает пальто, а Таня говорит: «Что ты так подаешь? Это же духи, и в рукава скачут, и везде. Перекрести, а потом подавай». Она умная девочка. Так вот, одели ее и мне в три часа ночи привезли на саночках. Положили ее на кроватку, и она как бы сознание потеряла. Утром, прежде чем врача вызвать, я к отцу Константину побежала. Он меня встречает. Никогда не встречал, а тут встречает. И говорит: «О, горе какое. Какой крест! Ну, что ж, мать, у тебя есть в комоде одно полотенце новое. Ты в крещенскую воду его обмакни и ей на головушку положи. А сами читайте Евангелие, об исцелениях: ты, супруг, бабушка. Господь поможет». Утром врач пришла. «А что с Танюшей?» Я отвечаю: «Посмотрите... Она посмотрела и говорит: «Что-то непонятное. Надо в больницу»... Обычно отец Константин, если надо было в больницу, или на операцию, благословлял, а тут нет. Говорит: «Евангелие читайте». И мы читали Евангелие над ней беспрерывно около суток. И вот ближе к 12 часам ночи она стала улыбаться и вдруг сказала: «Матерь Божия!», и такая была у нее улыбка радостная. Потом: «Великомученицы Варвара, Екатерина!» Еще несколько святых перечислила, потом опять упала, как неживая. Я продолжала Евангелие читать, святым маслицем мазать. И рано утром она открыла глаза и села. Я даже вздрогнула. И говорит: «Мама, принесите мне на ножки валенки. Пойдем Божию Матерь благодарить. Я причащусь, молебен закажем». Подала я ей валенки, плачу, а она умылась, оделась, шатается от слабости, но мы поехали в храм Всех Святых. Она причастилась, и все прошло. Сейчас она врач, и тоже матушка. Отец Константин был очень смиренный. Он исцелял не явно, а так, будто это не он».

Из воспоминаний духовной дочери старца Качалковой Магдалины Д. Качалковой: «Это был великий старец. И великое было дело побывать у него. Бывало, иду к нему со скорбями, а он меня с любовью примет, утешит и все объяснит, и я от него как на крыльях лечу. Куда девалась моя скорбь, моя печаль...

Еще расскажу о чудесной помощи отца Константина. Как-то мы с племянником пошли в лес за ягодами и заблудились. Туда, сюда — никак не выйдем, уже испугались. И я вспомнила, что отец Константин говорил: «Если в лесу заблудитесь, то кричите мне: «Дедушка!» И я вас выведу». Я говорю: «Виталик, кричи дедушку». А он меня заставляет. И я закричала: «Дедушка, иди к нам»! Раз пять покричала, и вдруг позади нас женщины подходят и спрашивают: «Ну что, нашли дедушку-то»? Мы скорей у них дорогу спросили, они нам объяснили и говорят: «Дедушку-то не оставьте одного!» Спасибо батюшке дорогому, что он нас услышал и послал людей вывести нас.

Последний раз я была у него за неделю до его кончины. Он был веселый, обо всем у меня расспросил. Он знал, что мы последний раз видимся. Так меня утешил, как мать родная. Сказал: «Не скорби, молись, чаще ходи в церковь — все бросай и беги, ни на что не смотри, а иначе всегда будет какая-нибудь помеха. Ради святой Православной веры никого и ничего не бойся, только Бога бойся и грехов».

Из воспоминаний матушки Евпраксии (Тобольск): «…По милости Божией я обрела счастье быть близким духовным чадом отца Константина. Может быть, это произошло потому, что отец мой, уходя на фронт, поручил меня Богу. Отец мой был глубокой веры, служил церковным старостой, из-за чего забирали его в тюрьму, потом выпустили. В 1941 началась война, его взяли в армию. Мне было 8 лет, я рыдала и уговаривала: «Папа, скажи начальству, что у тебя дети, маме будет трудно одной с нами». Он ответил: «Дочь, война! Защищать Родину надо». Затем произнес: «Господи! Я поручаю этого ребенка Тебе. Сам управи ею, как Тебе, Господи, угодно!» И с этими словами он сел в вагон, а через 6 месяцев его убили на фронте... Бог привел меня к отцу Константину, когда мне было 18 лет, и окормлялась я им 10 лет, до его кончины. Его окормление было — любовь, срастворенная строгостью. Где строгость, а где милость — по рассуждению. Духовных детей у отца Константина было неисчислимо много. К нему обращались и переписывались с ним многие игумении женских монастырей, открытых в то время, архимандриты мужских монастырей. Через своих духовных чад он оказывал монастырям и материальную поддержку. Между чадами его была видна любовь и никакой ревности, что тебя батюшка любит больше, а меня меньше. Мы отца Константина никогда не видели смеющимся, или улыбающимся. Он всегда имел «дух сокрушен» и два ручья слез, редко мы его видели без слез. Он учил непрестанной Иисусовой молитве и благочестивой жизни христианской. Батюшка Константин вел себя очень смиренно. Он предсказал, что уйдет от нас в Пасху, но не сказал, в каком году. Просил на кресте сделать простую надпись: «Здесь покоится прах дедушки Константина». Мы, девочки — певчие кафедрального собора, задали вопрос: «А кому вы нас тогда поручите?» Он сказал: «Никому из смертных не поручу, только Матери Божией и Ангелу-хранителю».

Он говорил: «Сейчас трудные времена. Но будет еще и расцвет веры. Откроются все храмы и монастыри, но на короткое время. Это произойдет по двум причинам: «Первая — чтобы восполнилось число ангелов взамен падших, и вторая — чтобы на Страшном Суде никто не смог сказать: «Господи, а мы о Тебе не слышали, а мы не знали, что Ты есть, нам никто не сказал». Отец Константин говорил, что на Страшном Суде из монашеских рядов будут изгнаны нерадивые, а их места будут пополняться благочестивыми христианами. Старец говорил: «Когда Вас будут гнать за веру христианскую — не дадут ничего взять, никаких книг не будет у вас. Посему выучите наизусть три главы Святого Евангелия от Матфея — 5, 6, 7-ую. В этих главах весь Закон Христов. Когда вам будет тяжело, придите ко мне на могилку, все расскажите, я вам помогу».

Весной 1960 года утром в первый день Пасхи старец Константин предал свой дух Господу. Старца отпевали торжественно на Светлой Седмице, при стечении множества верующих. Похоронили старца на Ивановском кладбище города Екатеринбурга, недалеко от могилы писателя Бажова.

Господи, упокой душу старца Константина, со святыми упокой, и его молитвами спаси нас!

Высказывания старца Константина

Сегодня награда, а завтра — тюремная ограда.

Ваша мода — на полгода, а через полгода новая мода.

Чем ниже — тем к Богу ближе.

К Богу-то близко, да склизко.

Не прозорливый, а прожорливый.

Не забирайся слишком высоко. С высоты-то упадешь, разобьешься и всех насмешишь, все будут смеяться. А когда на земле упадешь, тогда тебя все пожалеют и с любовью поднимут.

Глаза завяжи, уши заткни, руки свяжи, ноги спутай, в рот положи яичко, вот так живи и спасайся.

Молитва, составленная старцем Константином

Слава Тебе, Господи, что ты нас не забыл, не прогневался на нас, не погубил, а милостиво к Себе приблизил через скорби, особенно нас ценною наградой наградил: скорбями, бедами, болезнями, презрением и поношением, клеветою и всякою обидою и лишением спокойной и радостной жизни. И да будет на все Твоя святая воля. Достойно и праведно взыщи с нас в сей жизни, но избавь вечного мучения, не лиши нас вечной блаженной жизни. Помяни нас во царствии Твоем. Веруем и уповаем на Твое великое милосердие. Не порази нас внезапной смертью, но даруй прежде конца покаяние. Слава Богу, за все, буди имя Господне благословенно отныне и до века.

Святитель Николай Сербский

(1880 -1956 гг.)

«Нелегко сразу подражать Христу. Подражай сначала своим добрым соседям.

Пусть это будет первой ступенью. Подражай добрым людям своего народа.

Пусть это будет вторая ступень. Потом подражай великим святым Церкви.

Это будет третья ступень. И, наконец, подражай Христу. Это - вершина,

на которую невозможно подняться одним рывком.

Непрестанно трудись над своей душой,

как трудишься над плодоносным садом,

который легче всего зарастает сорняками

именно потому, что плодоносный».

(Святитель Николай Сербский)

Святитель Николай (в миру Николай Велимирович) родился в 1880 году в крестьянской семье в деревне Лелич. Благочестивые родители Драгомир и Катерина с детских лет прививали Николаю любовь к Богу, Катерина (впоследствии монахиня Екатерина) водила сына в монастырь Челие, часто причащала. Николай закончил монастырскую школу, а продолжил обучение в гимназии в городе Валево в Центральной Сербии. Окончив гимназию, Николай поступил в Белградскую богословию (семинарию), после окончания семинарии он получил назначение в сельскую школу.

Вскоре юноше удалось получить от Министра Просвещения стипендию на продолжение учебы в Швейцарии, в Бернском университете. В университете Николай изучал богословие и философию, овладев немецким языком, по-немецки защитил диссертацию. В декабре 1909 года Николай принял монашеский постриг в монастыре Раковица, его рукоположили во диаконы, а затем – в иеромонахи. По промыслу Божиему ему суждено было вернуться в семинарию, для того, чтобы воспитывать будущих пастырей.

В 1910 году, по благословению митрополита Сербского Димитрия, иеромонах Николай был направлен учиться в Россию, в Санкт-Петербургскую духовную академию. Иеромонах Николай поразил своими знаниями и проповедническим даром преподавателей и студентов академии.

Началась Первая мировая война, и сербское правительство направило молодого проповедника в Англию и Америку, где с 1915 по 1919 год отец Николай выступал в колледжах, университетах, храмах, разъясняя, почему сербский народ борется за единство своей Родины. Командующий английскими войсками вспоминал, что своим миссионерским подвигом иеромонах Николай сделал столько же, сколько целая армия на поле битвы.

В 1919 году Святейший Архиерейский Собор Королевства Сербии избрал отца Николая епископом Жичским, но вскоре после хиротонии, в 1920 году, по собственной просьбе епископа Николая его направили в Охрид. Молодой епископ начал свое архипастырское служение, опираясь на апостольские традиции святых Кирилла и Мефодия, исполняя свое призвание к спасению душ.

Епископу Николаю удалось возродить в монастыре святого Наума общежитие по Афонскому типикону, создать в монастыре Калишта центр женского монашества, организовать миссионерские курсы, Собор христианских общин. Собор издавал несколько духовных журналов, брошюры, книги. В этот период владыка издает свои первые духовные книги «Охридский пролог» и «Миссионерские письма». (Со временем собрания его сочинений составят тринадцать томов.)

В 1936 году владыку Николая вновь избрали епископом Жичским. После его вступления на епископскую кафедру в Жиче были восстановлены многие монастыри, в первую очередь Жичский и Студеница, строились новые храмы, детские дома и приюты по всей Сербии. Как миссионер Сербской Церкви он путешествовал по Европе, Америке, соседним балканским странам, бывал в Константинополе, Греции, на Святой Горе Афон, где особенно заботился о возрождении Хиландарского монастыря. Принимал участие в многочисленных международных и междуцерковных встречах.

Во время Второй мировой войны Владыка Николай и Сербский патриарх Гавриил, по личному распоряжению Гитлера, были отправлены в лагерь смерти Дахау. В лагере епископ написал одно из своих самых известных произведений – книгу «Сквозь тюремное окно», в которой призывал православных к осмыслению своих грехов и к покаянию.

По милости Божией, 8 мая 1945 года праведники были освобождены 36-й американской дивизией. После освобождения из лагеря епископ Николай не смог вернуться в Югославию, ставшую коммунистической, он продолжил свою миссионерскую деятельность в Европе и Америке. В русском монастыре святителя Тихона прошли и последние дни его земной жизни. Владыка отошел ко Господу во время келейной молитвы 18 марта 1956 года. Из русского монастыря тело владыки было перенесено в сербский монастырь святого Саввы в Либетсвилле и захоронено на монастырском кладбище.

В 1991 году Сербия обрела мощи владыки Николая, в настоящее время они покоятся в селе Лелич, в храме, когда-то воздвигнутом самим Святителем Николаем.

(Март 5 , Август 30 - дни памяти Святителя Николая Сербского.)

Тропарь, гл. 4.

Правило веры и образ кротости, воздержания учителя, яви тя стаду твоему , яже вещей Истина: сего ради стяжал еси смирением высокая, нищетою богатая, отче Николае,

моли Христа Бога спастися душам нашим.

Высказывания Святителя Николая Сербского

Глядя на несправедливость неправедного, мы часто спрашиваем: почему Бог сразу же не поразит его ударом грома, не спасет нас от неправды? Но при этом мы забываем спросить себя: во-первых, почему мать не убивает свое дитя, как только впервые застанет его за дурным делом? Во-вторых, почему нас - меня и тебя - Бог не поразил громом, когда увидел сделанное нами зло?

В каждого человека вложен Божий капитал. Ни один хозяин не будет вырубать сад, если однажды он не даст урожая, но с надеждой ждет следующего года. Грех человеческий - это неурожайный год, и Бог с надеждой тихо ждет.

Иногда напрасно: Иуда остался иудой. Но часто ждет и получает обильный плод: сад начинает плодоносить, и Савл становится Павлом.

Бог есть любовь, но Бог не есть равенство. Равенство изгнало бы и справедливость, и любовь, изгнало бы и нравственность. Любит ли муж жену за равенство? И мать любит ли своего ребенка за равенство? Разве друзья любят друг друга за равенство?

Неравенство - основа справедливости и побудитель любви. Пока живет любовь, никто не вспоминает о равенстве. Пока царит справедливость, никто не думает о равенстве.

Когда уходит любовь, люди говорят о справедливости и подразумевают равенство.

Когда за любовью уходит и справедливость, начинают говорить о равенстве и подразумевают безнравственность, то есть изгнанную нравственность подменяют порочностью...

Вера - основа любви. Непрестанно храни веру, непрестанно храни семя любви, которое несет в себе вера, чтобы оно могло прорасти и принести радость. Потому что вера сама по себе, без любви холодна и безрадостна. Но если любовь в тебе охладеет, не принесет плода радости, храни веру и жди.

Храни веру любой ценой. И жди, жди, пока любовь не прорастет из веры. Если потеряешь любовь, потеряешь плод с дерева; потеряешь веру - погубишь само дерево.

Если выпадет неурожайный год и нива не родит, терпеливый хозяин обрабатывает ее с двойным усердием. Соседи говорят: продай ее. Он молчит и работает. Если на следующий год не родит она, он увеличивает усердие. Соседи уговаривают: продай ее. Он молчит и трудится. И когда на третий год нива принесет урожай, он радуется втройне. Соседи молчат, а он радуется. Если бы он продал ниву, чему бы он радовался?

Мораль долга - мораль слуги и раба. Мораль любви - мораль человека. Слово «долг» оскорбительно для любви. Любовь не должна ничего. Любовь отдает все. Незнание долга - вот единственное незнание любви. Любовь дарит, долг одалживает. Любовь простирает свою мысль над границами вселенной, потому кажется, что любовь безрассудна. Долг ограничивает свою мысль предметами и событиями, потому кажется, что долг разумен.

Дела любви превосходят границы времени, потому кажется, что любовь пассивна. Долг ограничивает свои дела событиями и ситуациями, потому кажется, что долг созидателен.

Любовь стоит выше разделения на добро и зло. Долг - неутомимое разграничение добра и зла.

Облеки свою жизнь в песню. Прошу тебя, облеки свою жизнь в песню: тогда ты сможешь ощутить гармонию жизни и свою связь с гармонией. Ты можешь анализировать свою песню, но не забывай петь. Критики поэзии рождаются и умирают, а песни продолжают жить. Критика мертвит, песня живит. Только поэзия может воскресить прозу. Поэзия произросла от древа жизни, проза - от древа познания... Если же облечешь свою жизнь в песню, и ты станешь ближе к истине, ближе к жизни.

О каком зле люди говорят с особенным удовольствием? - О чужих грехах и своих победах.

Все держи на дистанции, а душу приближай к Богу...

Если пожелаешь чужого, возненавидишь свое, потеряешь и то, и другое.

Если часто пьешь за чужое здоровье, потеряешь свое.

Если постоянно считаешь чужие деньги, все меньше будет своих.

Если постоянно считаешь чужие грехи, будешь множить свои.

Старец Феодор (Соколов)

(1879 –1973 гг.)

В декабре 1879 года в деревне Лукинское Вологодской губернии у Стефана и Мариамны Соколовых родился сын, при крещении младенца нарекли Феодором. Позже старец рассказывал своим духовным детям, что семья его была бедной, летом он бегал босой, а зимой приходилось сидеть дома - не было зимней одежды. Многодетная семья ютилась в маленьком домике, трубы у печи не было, поэтому, когда затапливали печь, весь дым шел в дом, было душно, трудно дышать - все от дыма было черное. По вечерам жгли лучинки.

Родители Феодора имели маленький надел земли, хлеба на семью не хватало, отец был вынужден уходить на заработки в Петербург, Феодор оставался за старшего, помогал матери во всём: ухаживал за младшими братьями и сестрами, помогал по хозяйству, плел кружевные косынки на продажу...

Мальчик любил ходить в приходской храм во имя Вознесения Господня, который находился у деревни Славянки на берегу Никольского озера, в пяти километрах от его деревни. (Зимой приходилось просить у отца его шубу и валенки.) Молился Феодор всегда усердно, дома по просьбе отца, пересказывал услышанное младшим детям.

Когда Феодору исполнилось десять лет, его отдали подмастерьем портному, который ходил по деревням и шил верхнюю одежду. Зимой у мальчика появилась возможность немножко помогать родителям материально, а летом он вновь работал дома. Ему приходилось бывать в разных семьях, везде он жалел обиженных, подсказывал им, как надо поступать, приводил примеры из жизни благочестивых людей.

В четырнадцать лет Феодор в летнее время работал поваром у бурлаков. В свободное от работы время отрок любил слушать Священное Писание или жития святых. (Сам Феодор был неграмотным.) Из Священного Писания больше читали Новый Завет, Псалтырь и Премудрости Соломона и Иисуса сына Сирахова.

Со временем отец стал брать Феодора в Петербург на заработки. Работали по четырнадцать часов в сутки, а зарабатывали очень мало. Пришло время - Феодор женился на девушке из богатой семьи, но через год супруга его умерла при родах, вскоре умер и младенец. Из жития старца Феодора: «Вторая его супруга, Анна, была очень кроткая и смиренная. Родилось у них семеро детей (двое умерли в детстве). Каждый день в семье начинался с общей молитвы, вместе читали, пели церковные песнопения, молились усердно, с благоговением. После молитвы дети просили у отца благословения, завтракали и начинали трудовой день. С наступлением зимы Федор Степанович ходил портняжить по деревням. Когда старшей дочери Клавдии исполнилось 9 лет, стал брать ее с собой. Приходилось бывать во многих домах, везде Феодор старался помогать духовно людям».

Через много лет старец рассказывал, что в конце 1917 года, после революции, ему явился Архангел Гавриил и сказал: «Иди и проповедуй Слово Божие», – и дал ему что-то испить. Старец стал помогать больным, давал духовные советы, мазал маслом из лампады или святой водой и читал молитвы: «Отче наш», Воскресную молитву и Девяностый псалом. Больные, получившие по молитвам старца исцеление, рассказывали о чудесных исцелениях знакомым, те в свою очередь не только сами приходили к старцу со своими нуждами и болезнями, но и приводили других. Старец говорил: «При каждом деле, мне Господь внушает, что кому посоветовать».

Люди открывали ему свои грехи, он советовал им непременном исповедоваться и причаститься, при этом он говорил: «Господь простит вам грехи, а я не могу этого сделать, потому что священникам дана власть от Господа разрешать грехи». Говорил он о необходимости строго поститься, класть поклоны, сам молился о спасении их душ.

Старец Феодор любил посещать Горицкий женский монастырь. В Горицком монастыре жила тогда прозорливая блаженная старица Марина, каждый раз, когда она видела в окно старца с его товарищами Михаилом и Иоанном, она бегала по комнате радостно кричала: «Вторые апостолы идут! Вторые апостолы идут!»

Из воспоминаний Александры Ф. Новоселовой: «Это было в первые годы после революции. Однажды мать приходит домой и сильно плачет. Спрашиваю: « Что ты плачешь? Кто обидел тебя?» Она сказала, что плачет не от горя, а от радости. И рассказала: во время духовной беседы, где она была, пришла женщина с дочерью. Дочь, девочка лет пяти-шести, была вся скрюченная, ни делать ничего не могла, ни ходить, только лежала. Cтарец Федор попросил всех бывших там помолиться о ней. Ее положили, и старец стал с молитвой разглаживать ее... От старца она сама пошла здоровой домой с матерью».

В годы безверия за старцем была установлена слежка. Из воспоминаний дочери старца Анны: «В детстве, я помню, к нам приходило много народа, особенно больных, нам даже приходилось сидеть на кухне под столом, и мы спали сидя. Кто приезжал издалека, ночевали у нас и у снохи старца. Ему запрещали принимать людей, его преследовали, но народ ходил до самого ареста папы. Ему приходилось скрываться из дома, он уходил в лес и жил там некоторое время. А мама, иногда и я с нею, носили ему пищу, очень переживали за него... Когда он был арестован, народ об этом узнал, пришли его провожать, все плакали...

Когда шло следствие, принуждали отречься от Бога. Он сказал: «Для меня Бог был всегда, есть и будет. Хоть сейчас стреляйте, от Бога не отрекусь никогда». Суд присудил высылки три года»...

Отбывал срок старец в Рыбинске (Ярославская обл.). Через год приехали к нему жена с дочерью Анной, жена вскоре уехала домой, а дочь осталась. По свидетельству Анны: «Там он тоже приобрел хороших друзей, через него Господь исцелил много больных». Приведем рассказ духовной дочери старца, свидетельствующей о силе молитв старца:

«В деревне жила одна молодая женщина, у нее был младенец нескольких месяцев, и она с ним играла у окошка. Младенец выскользнул из ее рук, упал на землю и убился. Женщина обезумела от этого. Старец Федор по какому-то случаю оказался поблизости. Он быстро подбежал, взял младенца, прижал к себе, помолился о ребеночке и о его матери Богу. И Господь оживил младенца. Когда старец отдал его матери, та очнулась, будто от забытья».

В 1941 году старец вернулся в Кирилловский район и поселился в деревне Савинское на берегу Никольского озера. Во время войны, когда немцы подошли к северным пределам вологодской области к Вытегре, старец Феодор предложил верующим строго поститься и молиться несколько дней, чтобы Господь не попустил немецким войскам двигаться вглубь области. Господь услышал их молитвы.

Из воспоминаний Павла М. Лебедева: «...Правило простым людям старец давал такое: три земных поклона, правильно положить на себя крестное знамение, прочесть молитвы: «Отче наш», «Богородице Дево, радуйся», Воскресную, Символ веры, псалмы Пятидесятый и Девяностый. Встречались и такие люди, что ни одной молитвы не знали и выучить не могли. Им он советовал при всяком деле говорить «Господи, помилуй» и «Господи, помоги».

Случилось при мне, что к старцу Федору пришли две женщины, у которых мужья пили много спиртных напитков, а в пьяном виде буянили и совершали много дурных поступков... Старец Федор сказал женщинам: «Вы поите их сами, из своих рук, а в водку лейте святую воду. Читайте молитвы: «Отче наш», Иисусову молитву: «Господи Иисусе Христе, помилуй нас», «Богородице Дево, радуйся», «Царю Небесный». Если вы не знаете всех этих молитв, то хоть одну, какую знаете, или «Господи, помилуй» и «Господи, помоги». И делайте это тайно, чтобы мужья не знали. Подавайте им с доброй душой, без гнева и раздражения. А внутренне пламенно просите Господа, чтобы Он насытил их и отнял у них ненасытность к вину и удержал их дома. А если уж захотят выйти, пойдите с ними вместе, и если придется что сказать, то только доброе, не осудите никого и не скажите ничего худого ни о ком. Первое время они будут пить больше, а потом меньше и меньше и не каждый день». ( У женщины, которая прислушалась к совету старца, в семье воцарился мир. У той, которая пренебрегла советом, муж вскоре умер)

У духовной дочери старца Антонины восемь лет болела рука (туберкулез кости), ей посоветовали обратиться к старцу. Из воспоминаний Антонины: «...Старец Федор Степанович внимательно посмотрел и сказал: «...Если будешь меня слушать и сделаешь все, что скажу, через шесть недель будешь спать спокойно. Мои слова очень легко выполнить. Только ничего не начинай без Бога, все начинай с молитвы. Прежде, чем встать с постели, осени себя крестным знамением со словами: «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа, аминь». Проси Бога, чтобы благословил тебя на сегодняшний день, и руку перевязывай с молитвой, и читай Девяностый псалом». По молитвам старца она получила полное исцеление. После выздоровления у неё появилась вера в Бога, желание ходить в церковь.

Из воспоминаний врача скорой помощи Веры Я. Лебедевой: «В одно из своих посещений старец жил у меня несколько дней. Вечерами и ночью скорая помощь часто приезжала за мной, чтобы отвезти к больным детям. Я очень быстро собиралась, Божией помощи не просила, и поспешно ехала к больному ребенку. Старец все наблюдал за мной и, наконец, сказал: «Так нельзя делать, в такой суете и спешке нельзя подходить к больному. Надо наперед прочитать молитвы, хотя бы «Отче наш», сделать три поклона, и тогда ехать, и дорогой читать молитвы, и просить Господа, чтобы Он помог. И пока ты едешь к больному, Господь все сделает, так что ты и не будешь там нужна». После этого вразумления меня старцем так и получалось: я приеду, а Господь уже исцелил больного ребенка. Родители и близкие изумлялись, что происходила такая перемена в состоянии больного».

Из воспоминаний духовного сына старца Павла: «В Савинском старец жил до осени 1970 года. В сентябре же 1970 года переехал ко мне в Кириллов. Его привела к нам одна девушка, Вера, из Савинского, уже совершенно слепого...Летом 1971 года Федор Степанович пожелал перейти жить в Аксеново... В июле 1971 года я отвез его туда... Изредка старец мне говорил наедине: «Как мне тяжело. Пожил досыта, очень рад смерти, но это – дело Божие». Другим же, когда спрашивали о самочувствии, всегда говорил веселым голосом: «Слава Богу!»»

Днем двадцатого июня старец Феодор причастился Христовых Таин, утром двадцать первого июня 1973 года в семь тридцать утра он в последний раз перекрестился, перекрестил все четыре стороны, руки положил на грудь и затих.

Из воспоминаний духовного сына старца: «Его не хоронили пять суток, ждали из Петровска Саратовской области дочь Марию. И когда он лежал в гробу в летнем храме Покрова Божией Матери в день погребения, мне все казалось, что он жив и что от дыхания колышется его борода. Лицо было чистое, белое, ни одного трупного пятнышка, даже думалось: «Хоть бы живого не похоронить!».

Отпевание совершал отец Серафим Сотский, служивший в это время у Покрова Божией Матери в летнем храме. Похоронен старец около церкви Покрова Божией Матери с южной стороны, у ограды.

Господи, упокой душу старца Феодора, со святыми упокой, и его молитвами спаси нас!

Высказывания, советы старца Феодора

Духовный пост – это не осуждать никого, не иметь ни на кого злобы, побеждать по-евангельски зло добром, молиться за обидчиков; а также, если про кого-нибудь услышишь плохое, не передавать этого другим, быть всегда в молитвенном настроении, никому не завидовать и не злорадствовать.

Чего бы кто-либо ни делал или не сделал, не осуждай, если тебе нет до него дела; кому это вменено в обязанность – другой разговор.

Живи так, чтобы комар носа не подсунул: сначала нос подсунет, потом сам влезет, а после комара муха влезет...

Трудись честно, будь в золотой серединке: делай все хорошо, но в ударники не лезь. Благоразумно обходись с начальниками и равными себе. Склок не передавай, зла между людьми не заводи. Молись за начальников и всех работающих с тобой, чтобы Господь помог жить со всеми в мире и дружбе. Не высмеивай никого, будь покладистым, великодушным, не мелочным. В помощи не отказывай. С миром приходи на работу, с миром и уходи. Нигде зла не оставляй. Если замечание правильное сделают, исправляйся; а если неправильное, скажи без гнева и раздражительности, в чем ты прав, и извинись.

Все книги надо читать с рассуждением, что можно от них взять полезное... Пустыми и вредными повестями не засоряй голову и сердце: они очень чернят душу.

В сутках двадцать четыре часа, так двадцать надо думать и говорить о Божьем и четыре часа о житейском.

Как пчела собирает мед с цветов, так и человек должен учиться доброму от всякого человека... Каждому человеку Господь дал добрые таланты, вот из этих Господних талантов и надо взять сколько можешь, сколько обстоятельства позволяют. А худое - отбросить, и свое, и чужое: свое зловредное стараться искоренить, а чужое худое сразу отбросить. И никогда не надо злорадствовать. От нас Господом многое закрыто; многое и свое закрыто. Многие великие грешники стали великими праведниками, когда осознали свои грехи и покаялись. А многие бывшие праведники из-за гордости и самомнения погибли. Каждый должен веровать и твердо знать, что никто своими силами и разумом и добрыми делами не может спастись без Бога. А все мы спасаемся великою жертвою. Жертва эта – Сын Божий, пострадавший за нас и проливший кровь Свою пречистую за нас

Как начнут дети говорить, заставляйте их, чтобы выучили самые главные молитвы: «Богородице Дево, радуйся», «Царю Небесный», «Отче наш», Воскресную молитву, «Верую», псалмы Пятидесятый и Девяностый и еще что, по способностям ребенка. И учите их любить делать добро. За зло люди страждут, болеют или еще какие-нибудь терпят скорби. А иногда и за родительские грехи страдают дети.

Митрополит Мануил (Лемешевский)

(1884-1968 гг.)

Митрополит Мануил (в миру Виктор Викторович Лемешевский) родился 1884 году в г. Луге Санкт-Петербургской губ. в семье коллежского советника. Когда Виктору исполнилось 10 лет, родители определили его в Николаевскою классическую гимназию в Либаве. После окончания гимназии он учился на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета.

В 1910 году Виктор был принят в число послушников Никольско-Столпенской пустыни, 2 июня 1911 - был пострижен в монашество с именем Маниул, а в декабре 1911 года – рукоположен во иеродиакона, 16 сентября 1912 года рукоположен во иеромонаха. Два года о. Мануил учился в Духовной Академии, а после её закрытия служил в Спасской домовой церкви.
     С августа 1912 по август 1916 год он был помощником начальника Киргизской духовной миссии Омской епархии в г. Семипалатинске.  8 сентября 1923 года – был возведен в сан архимандрита в Даниловом монастыре г. Москвы настоятелем епископом Феодором Волоколамским.

В 1923 году, когда обновленческое движение, захлестнуло Петроград, по Промыслу Божиему, о. Мануилу суждено было стать епископом. 10/23 сентября 1923 года хиротонию совершили святейший Патриарх Тихон, архиепископ Илларион Верейский, архиепископ Севастиан и епископ Иерофей (Афонин). Вручая архипастырский жезл, Патриарх Тихон сказал: «Посылаю тебя на страдания, ибо аресты и скорби ждут тебя на новом поприще твоего служения, но мужайся и верни мне епархию».

К моменту приезда епископа Мануила в Петроград среди духовенства и причта верными Патриарху Тихону оставалось всего только 93 человека (из 123 приходов, 115 находилось в обновленчестве). С первых же дней своего вступления в управление Петроградской епархией епископ Мануил ежедневно служил в разных храмах и неутомимо проповедовать слово Божие.

О его пребывании в Петрограде было написано несколько стихотворений. Приведём несколько строк их одного стихотворения:
     


     ...С каким горячим умиленьем
     Мы слушали твой вдохновенный зов -
     Он развевал далеко все сомненья,
     Беречь свою молитву каждый был готов.


     Нет, не забыли мы тебя, родной отец -
     В душе звучат святые наставленья.
     Прими ж привет из глубины сердец
     И осени своих детей благословеньем…

(сентября 1923 г.)

125 дней потребовалось епископу Мануилу, чтобы в Петрограде вновь восторжествовало Православие. (С 1924 по 1928 гг. он находился в ссылке на Соловецком острове в обители Зосимы и Савватия.)

С 1928 по 1930 год владыка - епископ Серпуховский, вик. Московской епархии, с 1930 года – епископ Серпуховский и Каширский.

Владыка принимал всех - и духовенство и мирян. Двери архиерейского дома были открыты с 5 часов утра до позднего вечера. Владыка был аскетом-подвижником: спал не более 4 часов, в пище был неприхотлив, в среду и в пятницу ничего не вкушал, кроме одной просфоры, периодически налагал на себя недельный пост, и в эти дни вкушал лишь хлеб с водой. По свидетельству духовной дочери владыки, спал он на железной кровати, на досках, покрытых простынкой.

Из воспоминаний духовной дочери владыки Мануила Екатерины Виноградовой: «Всегда к нему много народу приходило. Никому не отказывал... Многим помогал... Владыка помогал всем совершенно бескорыстно... Помню, надо было мне уезжать, и я пришла за благословением на дорогу. Владыка не благословил... Никуда я не поехала. А потом оказалось, что с тем поездом, на котором я должна была ехать, произошло крушение».

В 1932 году последовал новый непродолжительный арест, после которого владыка был сослан в Сибирь с правом ограничения передвижения по территории страны.
В 1939 году он был вновь лишен свободы, срок отбывал в лагерях Канска.

С февраля 1945 года владыка - епископ Чкаловский, в июле 1945 года он получает титул «Чкаловский и Бузулукский».      21 апреля 1946 года на Пасху он был возведен в сан архиепископа.

4 сентября 1948 владыку арестовали, он был осуждён на многолетнее пребывание в Потемских лагерях.( В 1955 г. освобожден, реабилитирован в 1956 г.) (Как-то один заключённый обратился к прозорливому старцу Мануилу с вопросом, почему посадили «ни за что». На это владыка ответил: «Наказание сейчас ты отбываешь за то, что когда-то давно забрался к соседям, поломал у них капусту, открыл засов и выпустил корову, из-за чего потерявшие кормилицу многодетные соседи впали в крайнюю нужду». Когда другой заключённый(уголовник) спросил старца, почему приходится всю свою жизнь «мыкаться по тюрьмам», в ответ услышал следующее: «Ты был зачат в Страстную пятницу... Ты и умрешь в тюрьме».)

После освобождения владыку направили в Чебоксары. 22 марта 1960 года владыка - архиепископ Куйбышевский и Сызранский.    25 февраля 1962 года он был возведен в сан митрополита.

Из воспоминаний духовного сына владыки Мануила митрополита Иоанна (Снычёва): «Богатый духовный опыт, постоянная работа над собой и строгая аскетическая жизнь митрополита Мануила привлекали к нему сердца людей, жаждущих получить от него мудрый совет, благословение и молитвенную помощь.
      Не имея физической возможности удовлетворить каждого в отдельности, он неустанно заботился о всех: «Да вразумит нас Господь».
      Все, что он когда-то говорил пасомым и все, что еще хотел бы сказать, в общих чертах кратко и ярко выражено словами одного из его праздничных посланий:
     «Храните в себе свет Христов, и будете хранимы им»».

12 августа 1968 года митрополит Мануил преставился ко Господу, его тело было погребено в притворе с правой стороны Покровского собора г. Самары.

Молитва, составленная владыкой Мануилом

Господи, мой Господи! Никак я с собой не совладаю: чего не хочу, то и творю. Одолел меня грех бранный. Милостивый Всемогущий творец! Коснись моего сердца Твоею благодатию, дай мне бороться со грехом моим, прогони диавола – искусителя, пошли Ангела-Хранителя, спаси меня от всякого зла и греха. Ты Сам сказал, Господи, что Ты пришёл грешных спасти. Ты сказал Своими пречистыми устами: « Приходящих ко мне не изгоню вон». Вот я и пришёл к Тебе, как есть. Прими меня и прости, как простил разбойника на кресте. Не отврати лица Твоего от меня, раба Твоего (имя). С любовию приими меня и прости, как простил Закхея. Я буду всегда славить Троицу Святую, Отца и Сына и Святого Духа. Аминь!

Преподобномученик Игнатий (Лебедев)

(1884- 1938 гг.)

28 мая 1884 года в городе Чухлома Костромской губернии в семье Александра и Марии Лебедевых родился сын, при крещении младенца назвали Александром. 

Благочестивые родители воспитали сына в любви к Богу и ближним, по их совету Александр после окончания Солигаличское Духовного училища поступил в Костромскую Духовную академию.

В 1903 году он поступил в Казанский ветеринарный институт. Наряду с занятиями в институте Александр регулярно посещал богослужения в Спасском монастыре в Казани. Духовным отцом Александра в те годы был старец Седмиезерной пустыни Гавриил (ныне прославленный преподобный Гавриил (Зырянов)). В 1905 году старец Гавриил благословил Александра принять монашество.

Об этом периоде своей жизни отец Александр писал впоследствии: «...Самое понятие о духовной жизни я получил в Казани, во дни моего студенчества. Батюшка отец Гавриил, матушка Аполлинария, батюшка Варсонофий – вот мои земные руководители и наставники, а невидимые и небесные наставники были и есть: Царица Небесная, ко святой иконе Которой – Казанской – я всегда имею особую любовь и во дни казанского жития всегда притекал к ней; затем – святитель Варсонофий, святая обитель которого была как бы домом для души и тела моего. В храме у святых мощей его я пережил лучшие часы и минуты моей жизни... Службы в сей обители, за которыми я постоянно бывал, – это было воспитание моей души, моя трапеза... Еще притекал я за помощью и к святителю Гурию. Вот с кем, главным образом, и каким духовным родством связана душа моя в богоспасаемом граде Казани».

В 1908 году, Александр становится послушником Смоленской Зосимовой пустыни и духовным сыном схиигумена Германа (Гомзина). Молодому послушнику первое время предстояло ухаживать и лечить всех монастырских животных. Позже он проходил многие монастырские послушания: пел на клиросе, работал в аптеке, продавал книги и иконы в монастырской лавке...

17 марта 1910 года он был пострижен в рясофор, а в марте 1915 года состоялся постриг в мантию с именем Агафон в честь преподобного Агафона, пустынника Египетского. Вскоре после пострига отец Агафон тяжело заболел гриппом (осложнение после гриппа - энцефалит, последствие болезни – паркинсонизм).

В 1918 году состоялось рукоположение во иеродиакона, а 26 сентября 1920 года в храме Троицкого Патриаршего подворья он был рукоположен Святейшим Патриархом Тихоном во священника.

После закрытие Зосимовой пустыни *(1923 г.) иеромонах Агафон жил в семье духовных детей в Москве. В 1923 году он был приглашен епископом Варфоломеем (Ремовым)*** в Высоко-Петровский монастырь. Первое время иеромонах Агафон исповедовал богомольцев Петровского монастыря. Он был очень внимательным духовником, верующие любили его, часто обращались к нему за помощью. Быстро увеличивающиеся число духовных чад молодого пастыря, приводило некоторых в недоумение: «Не рано ли он начал старчествовать».

По воспоминаниям очевидцев, отец Агафон исповедовал, сидя в маленьком креслице. Он внимательно слушал говорящего, сам говорил очень мало, лишь задавал какой-нибудь необходимый вопрос, а иногда «скажет слово, которое точно насквозь пронзит душу». По свидетельству духовной дочери старца: « Перед исповедью он всегда читал молитву о том, чтобы ему говорить людям не свои слова, а то, что угодно Богу, и что им может пойти во спасение».

Через год иеромонах Агафон был возведён в сан архимандрита и назначен наместником монастыря. В эти трудные годы архимандрит Агафон, по благословению еп. Варфоломея, тайно постригал своих духовных чад в рясофор.

Из воспоминаний духовной дочери отца Агафона: «Руководство к монашеству не было поспешным, не было делом одного дня, оно не было и внешним; напротив, оно было как сама жизнь: постепенным, простым, повседневным, действующим во всяком случае и событии…

Основой духовного руководства, особенно для идущих по монашескому пути, было искреннее, всестороннее, без утайки откровение всех своих поступков, мыслей и даже начатков этих мыслей. Только после этого откровения батюшка принимал душу и вел ее... Батюшка постригал очень избирательно. Постепенно подготавливал человека, тщательно выбирал имя...»

С 1929 года, после закрытия Боголюбского собора Высоко-Петровского монастыря, старцу Агафону пришлось служить в храме преподобного Сергия Радонежского на Большой Дмитровке, после закрытия храма ему довелось служить в церкви Рождества Богородицы в Путинках.

Старец Агафон любил повторять: «Кто не в схиме, тот еще не монах». По милости Божией, 17 января 1930 года архимандрит Агафон был пострижен в великую схиму с именем Игнатий в честь сщмч. Игнатия Богоносца.

11 апреля 1935 тяжело больного старца Игнатия арестовали. Обосновывая необходимость ареста старца, сотрудники НКВД написали: «Архимандрит Агафон, разыгрывая из себя юродивого (искусственно трясет руками), среди верующих пользовался авторитетом прозорливца и блаженного, имеет большое количество последователей, которые находятся под его полным влиянием, систематически посещают его квартиру, где он обрабатывает их в религиозном и контрреволюционном духе...»

Некоторое время старец находился в 15-й палате лазарета Бутырской тюрьмы.

8 июня 1935 года Особое Совещание при НКВД приговорило схиархимандрита Игнатия к пяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере. 16 октября он был отправлен в Саровский лагерь (лагерь был устроен в Саровской пустыни), через год был переведён в лагерь на станции Сухобезводная (Ветлаг), а затем - в инвалидную колонию под городом Алáтырь.

Старец Игнатий, несмотря на физическую слабость, продолжал поддерживать, наставлять духовных чад в письмах. Приведём лишь несколько строк из писем старца духовным детям: «Все мое желание быть вам между собою в смирении и всем сердцем с Богом, да плод принесете и в сто, и в шестьдесят, и в тридцать!»

29 августа/11 сентября 1938 года в 3.30 утра в воскресенье, в день Усекновения главы святого Иоанна Предтечи, исповедавшись и причастившись, мученик за веру скончался.

В 2000 году Священный Синод Русской Православной Церкви причислил преподобномученика Игнатия к лику святых и включил его имя в Собор новомучеников и исповедников Российских.

Мученики за веру, молите Бога о нас!

* Архимандрит Исидор (Скачков)

(1883–1959гг.)

Будущий старец Исидор после закрытия Зосимовой пустыни, служил в храмах Московской области. 6 декабря 1928 г. рукоположен во иеромонаха. В 1930–1933 гг. – ризничий храма преподобного Сергия на Б. Дмитровке, где по благословению владыки Варфоломея начал подвиг старчества. В 1933–1936 гг. – в ссылке в Сыктывкарской обл., по возвращении служил в храмах Тульской, Рязанской и Московской областей. 20 мая 1937 г. возведен в сан архимандрита. В 1941 г. находился под Волоколамском, во время боевых действий продолжал окормлять местных жителей, помогал раненым.

**Архимандрит Никита (Курочкин)

(1889–1937гг.)

Духовный сын старца схиархимандрита Мелхиседека, иеромонах Зосимовой пустыни. После ее закрытия старец Никита окормлял братию Высоко-Петровского монастыря. 10 июня 1929 года он был возведен в сан архимандрита епископом Варфоломеем. С 1929–1933 гг старец Никита находился в ссылке в районе реки Пинеги, здесь он исповедывал, причащал перед кончиной и отпевал преподобного Никона Оптинского. По возвращении из ссылки старец служил в селе Ивановском под Волоколамском. Скончался Архимандрит Никита в Волоколамске 29 апреля/12 мая 1937 года.

*** Епископ Варфоломей (в миру Николай Федорович Ремов)

Путь архиепископа Варфоломея был предсказан ему еще в детстве. Великий пастырь Иоанн Кронштадтский назвал сына протоиерея Феодора Ремова, маленького Николая, «исповедником Церкви».

В 1911 году студент Московской Духовной академии Николай Федорович Ремов был пострижен в Зосимовой пустыни епископом Феодором (Поздеевским) с именем апостола Варфоломея... В 1912 году он был рукоположен в иеромонаха... 10 августа 1921 г. архимандрит Варфоломей был рукоположен во епископа Сергиевского, викария Московской епархии. Хиротонию возглавил святитель Тихон. Примерно с 1922 г. епископ Варфоломей был настоятелем московского Высоко-Петровского монастыря. Осенью 1923 г. он принимает часть братии закрытой в начале года Зосимовой пустыни, вводит уставное богослужение по образцу зосимовского, учреждает старчество. В монастыре нелегально действовало церковное учебное заведение, продолжавшее традиции переставшей существовать МДА и дававшее православным священнослужителям высшее богословское образование.

Владыка был прозорливцем, определял путь людей, нарекал их дорогу, говорил и о своей судьбе. Когда он был с близкими духовными детьми на Пятницком кладбище, где были могилы его родных, он вдруг неожиданно сказал: «А моей могилы здесь не будет».

21 февраля 1935 года владыка был арестован, через полгода - был расстрелян в Бутырской тюрьме.

Священноисповедник Георгии (Коссов)

(1885-1928гг.)


4 апреля 1855 года в селе Андросово Дмитровского уезда Орловской губернии в семье священника Алексея Коссова родился мальчик. Во святом крещении младенца нарекли Георгием, в честь св. вмч. Георгия Победоносца.

Родители стремились дать своему первенцу хорошее образование. По совету родителей, Георгий, после окончания школы, поступил в семинарию. После семинарии он некоторое время преподавал в земской школе (в Дмитровском уезде). В 1884 году Георгий Коссов был рукоположен во священника и назначен на беднейший приход в Орловской епархии – село Спас-Чекряк Болховского уезда. (Приход - 14 дворов, ветхая церковь находилась в двух верстах от деревни.)

Бедный приход, полуразрушенная церковь, где зимой во время службы даже Святые Дары замерзали, старый дом, в котором предстояло жить его семье, повергли о. Георгия в уныние, появилось желание скорее уехать из села, попросить перевода в другой приход. С такими мыслями о. Георгий прибыл в Оптину пустынь. Когда он стоял в толпе, старец Амвросий сам заметил его и стал манить к себе. Не смотря на то, что о. Георгий приехал в мирской одежде, прозорливый старец узнал в нём иерея и обратился к нему со словами: «Ты, иерей, что там такое задумал? Приход бросать?! Храм, вишь, у него стар, заваливаться стал. А ты строй новый, да большой, каменный, да теплый, да полы в нем чтоб были деревянные: больных привозить будут, так им чтоб тепло было. Ступай, иерей, домой, ступай, да дурь-то из головы выкинь! Помни: храм-то строй, как я тебе сказываю. Ступай, иерей. Бог тебя благословит!» С великим недоумением воспринял о. Георгий совет прозорливого старца, не имея средств на существование и думать было страшно о строительстве.

Отец Георгий вернулся в село, днём и ночью он горячо молился в пустом холодном храме, просил Царицу Небесную о помощи. По милости Божией постепенно церковь стала наполняться людьми, приходили верующие из окрестных деревень, позже потянулись и паломники из других мест. После службы многие обращались с вопросами к о. Георгию, он ко всем относился с великой добротой и участием. Господь открывал ему духовное состояние людей, он горячо молился о каждом, учил покаянию и молитве. По вере своей люди получали исцеление.

Молва о добром пастыре обошла всю округу, многие верующие стали приезжать в село из других уездов. За духовным советом и утешением к молодому батюшке обращались люди разных званий и состояния. На щедрые пожертвования были построены дом для приезжающих, школа... (В 1896 году о. Георгию удалось построить небольшой кирпичный завод, появились новые рабочие места, село стало разрастаться.)

По молитвам оптинского старца Амвросия вскоре был выстроен и каменный храм – в 1905 году было закончено строительство трехпрестольного храма во имя Преображения Господня.

Сюда привозили расслабленных, одержимых. Смиренный пастырь горячо молился, окроплял их святой водой, и темные силы оставляли больных. Вскоре для тяжело больных подвижник открыл в Спас-Чекряке больницу. С каждым годом все больше людей со всей России приезжали к о. Георгию, по молитвам праведника многие больные получали исцеление на святом источнике.

О доброте чекряковского батюшки ходили легенды, ему подбрасывали детей, он с радостью брал их в свою семью. Позже был построен приют для сирот, школа ремесел.

Из воспоминаний воспитанницы старца Ольги И. Полтевой: «Был он высокий ростом, но необычайно ласковый и добрый. И даже если кто-то из воспитанниц баловался или совершал нехорошие поступки, он старался обходиться без наказания.

Как-то раз перед большим двунадесятым праздником – испекли и красиво украсили праздничные пироги. Маленькие воспитанницы, польстившись, залезли в кладовую и часть из них украли. Когда это бесчинство обнаружилось, то матушка Александра попросила о. Георгия наказать виновниц. Но он сказал, что ничего страшного в этом нет, и вместо наказания собрал их у себя в кабинете и каждую погладил по голове и отпустил с напутствиями впредь больше не огорчать старших».

Старец Георгий, имеющий, по свидетельству духовной дочери старца, на своем попечении более 140 сироток, заботился не только о физическом, но и о духовном их развитии. С малых лет девочки знали наизусть многие молитвы и участвовали в богослужениях в церкви. Впоследствии многие из них посвятили себя служению Богу.

После бесед с прозорливым старцем люди уходили обновленные, успокоенные. Духовные чада, старца свидетельствуют о том, что многие советы старца помогли им выжить в годы лихолетья. Старец Георгий говорил: «Как жить? А с Богом: чуть засвербит душа, начинайте беседу, ведь ты не один на свете, Бог-то — Он всегда рядом, у порога стоит и ждет, когда же ты обратишь на Него  внимание   свое  рассеянное, позовешь когда...»

Осенью 1918 года старца забрали в уездную тюрьму. Однако ярлык - «враг народа» трудно было «прикрепить» к благодетелю, который содержал сиротский дом, несколько школ, больницу - власти вынуждены были выпустить о. Георгия из тюрьмы. Но в начале двадцатых годов в Спас-Чекряк прибыла специальная комиссия по изъятию церковных ценностей, когда у священника их не оказалось, его обвинили в укрывательстве, арестовали и отправили в губернскую тюрьму.

В тюрьме старцу давали выполнять самые грязные унизительные работы, однако другие арестанты старались во всём помогать ему. Вскоре старца отпустили, но здоровье пастыря было подорвано. Болезнь сковывала так, что не было сил встать на ноги.

Старец лежа продолжал принимать приходящим к нему людей, напутствуя: «Все. Оставляю вас. Надейтесь теперь на Бога. А ко мне с вашими бедами приходите на могилку, как к живому. Как и прежде, буду за вас молиться и вам помогать».

По свидетельству современников, перед смертью старца Георгия обвалился святой колодец в Спас-Чекряке, а неподалеку забил новый родник. Старец попросил принесли из родника воды, помолился над нею и просил вылить воду в родник, при этом он сказал, что, по милости Божией, теперь появится новый святой источник, где будут исцеляться верующие. (По свидетельству очевидцев вода из святого источника по-прежнему сохранила целебные свойства.)

26 августа 1928 года старец Георгий предал свою душу Господу. Многие годы за могилой ухаживали духовные чада старца, ими было собрано много свидетельств исцелений верующих, обращавшихся за молитвенной помощью к праведнику.

Из воспоминаний Марии Д. Снурницыной: «Я сама хоть и не видела святого подвижника о. Георгия, но всю свою жизнь чувствовала его помощь и присутствие. Может, было это от того, что я с самого раннего детства слышала от мамы рассказы о нем... Но, скорее всего причиной тому было старое рапсовое фиолетового цвета венчальное платье, в котором батюшка благословлял ее на брак с моим отцом. После окончания школы был у нас выпускной вечер, а так как мы жили в бедности, то маме пришлось перешить его мне. С тех пор мне всегда в жизни способствовала удача и тихая, чуть приметная радость. Платье это я берегу, так как в трудные времена оно мне помогает. Впервые случилось это в 1947 году.

В марте родила я дочь, которую мы назвали Галина. Привезли мы ее домой, а через месяц или полтора заболела она так, что глазки уже стали закатываться. Схватила тогда моя мама то платье, обернула им мою дочь и вслух к батюшке Георгию за помощью обратилась. И тут же чудо произошло. На наших глазах щечки у Галины порозовели. А вскоре и совсем болезнь прошла...

Моя мама Полтева Ольга Ивановна родилась в 1898 году в селе Меркулове Болховского уезда. Ей было всего четыре года, когда после смерти своих родителей попала она к отцу Георгию в приют...

В приюте все воспитанницы батюшку Георгия любили. Называли ласково «папашей» и старались его не огорчать. Мама говорила, что получаемое в приюте образование почти равнялось гимназическому. Кроме того, девочек приучали там и к труду. Они умели не только шить, но и вышивать сложные узоры на тонких дорогих материях, вести домашнее хозяйство и выполнять разные полевые работы...

Из окрестных сел и деревень часто приезжали сватать себе невест женихи. Батюшка каждую благословлял и давал надлежащий совет...

У мамы моей было два жениха: один – красавец и гармонист, другой – тихий, застенчивый, из бедной семьи паренек. Мама ...обратилась за советом к отцу Георгию. А он посоветовал ей идти за второго: «Ты не смотри, что он из бедной семьи. Он будет тебе в жизни опора. Ты проживешь с ним спокойную и долгую жизнь. И пусть бедную, но тихую и радостную». Так оно и вышло.

Жизнь прожили мои родители хоть и в бедности, но ... в тихой и духовной радости... Всегда буду благодарна о. Георгию за то, что он благословил мне таких родителей, научивших меня возлагать надежду на Бога, благодарить Его за все благодеяния и постоянно чувствовать помощь святого исповедника Христова, славного о. Георгия. Тихая, спокойная радость выше всяких материальных благ».

В 2000 году старец Георгий был причислен к лику святых. Рака с нетленными мощами святого находится в Спасо-Преображенский соборе в г. Волхове (Орловская епархии).

Акафист священноисповеднику Георгию

Тропарь, глас 6


Пастырю добрый Бога в сердце смирением стяжавый / Орловския земли предивное украшение. / Послушанием, терпением страхования преодолевый, / на месте пусте храм и школу создавый. / Любовью Христовой всех согревая, / силою благодати бесы изгоняя, / явлением мощей твоих нас ободряя, / святой праведный отче Георгие, / молись Пресвятой Троице спастися душам нашим.

Кондак, глас 6


Чудесы и подвиги украшенный / святое житие оставил еси нам в память. / Мы же с любовию верно чтущие Тя / молим, покрывай нас от всех бед и напастей / святою своею любовию, / священноисповедниче Георгие.

Глинский старец схиархимандрит Серафим (Романцов)

(1885 – 1976 гг.)

Глинский старец схиархимандрит Серафим (Романцов) родился в 1885 году в деревне Воронок Курской губернии в семье крестьян. В 1910 году он поступил в Глинскую пустынь, где проходил различные послушания. Затем он был призван в армию, воевал. В 1916 году был ранен, по выздоровлении вернулся в обитель. В 1919 году он принял постриг с именем Ювеналий, а в 1920 году был рукоположен во иеродиакона.

После закрытия Глинской пустыни он поселился в Драндском Успенском монастыре (Сухумская епархия), где в 1926 году был рукоположен во иеромонаха и пострижен в схиму с именем Серафим.

 Иверская гора

Из воспоминаний духовной дочери старца Галины Пыльневой: «Отец Серафим, духовник Глинской обители, поехал в Грузию, где жил некоторое время после первого закрытия Глинской пустыни. Жил в монастыре и в горах... К нему хорошо относились, и он, пользуясь этим, приглашал нас приехать и познакомиться не со страной курортов, а с землей, благословленной Божией Матерью в Свой удел, землей, просвещенной евангельской проповедью на целых пять веков раньше, чем Русь времен ее становления. Приезжало к отцу Серафиму не так много людей, и всех он как-то устраивал, да еще организовывал паломничества к древним святыням этой горной страны. Иногда сам участвовал в таких путешествиях, держась, как всегда, очень просто, скромно, незаметно, деля со всеми трудности пути. Чаще, конечно, он просил своих местных знакомых проводить приезжих...»

После закрытия Драндского монастыря о. Серафим жил в окрестностях Алма-Аты, работал сторожем на пасеке. В 1930 году был арестован и выслан на строительство Беломорканала. С 1934 года отец Серафим жил в Киргизии.

Летом подвижник поднимался высоко в горы, где жил в плетеной хижине, проводя время в молитве, чтении Священного Писания и богомыслии. Зимой он жил в одной благочестивой семье, где для него специально была устроена келья. По ночам совершал богослужения, исповедовал, причащал, давал спасительные наставления обращавшимся к нему. В 1946–1947 годах старец Серафим был духовником при Ташкентском кафедральном соборе.

30 декабря 1947 года он вернулся в Глинскую пустынь и был назначен на должность духовника.

Старец Серафим не только окормлял прибегавших к нему за помощью монашествующих и мирян, но и вел обширнейшую переписку.

Из воспоминаний схиархимандрита Иоанна (Маслова): «Это был духовник опытнейший, знаток всех сокровенных движений человеческого сердца, обладатель духовных сокровищ, которые он приобрел долгим многотрудным подвигом…Его беседы, преисполненные истинного смирения, согревали охладевшие сердца людей, открывали им душевные очи, просвещали разум, приводили к раскаянию, душевному миру и душевному возрождению».

В 1960 г. он был возведен в сан игумена. Когда святую обитель вновь закрыли, переехал в Сухуми. В 1975 году он был возведен в сан архимандрита митрополитом Сухумским и Абхазским Илией.

18 декабря 1975 года старец тяжело заболел. Во время болезни он непрестанно читал Иисусову молитву. На протяжении двух недель он каждый день причащался Святых Христовых Таин. Находясь в полном сознании, отец Серафим сподобился увидеть многих своих братий по духу, певших, как говорил он, стихиру Божией Матери «Совет Превечный». Старец слабым от болезни голосом подпевал: «Вкусите и видите, яко благ Господь. Аллилуиа». После этого видения он сказал: «О чем я молился всю жизнь и чего искал, то открылось сейчас в моем сердце; моя душа исполнилась благодати настолько, что не могу ее даже вместить…Теперь я буду умирать». 1 января 1976 года он предал свой дух Господу.

Отпевание почившего старца совершил сам митрополит Илия в сослужении множества клириков. На сороковой день по кончине о. Серафима владыка вместе с прибывшими из разных мест священниками - духовными чадами усопшего - совершил в кафедральном соборе Сухуми панихиду и произнес слово. В нем, обращаясь к о. Серафиму, точно к живому, митрополит Илия сказал: «Молись за нас, отче, Богу, потому что ты приобрел перед Ним дерзновение».

Глинский старец схиархимандрит Андроник

(1889-1974 гг.)



Схиигумен Андроник (в миру Алексей Андреевич Лукаш) родился

12 февраля 1889 года в селе Луппа, Полтавской губернии в крестьянской семье.

Начальное образование он получил в сельской церковно-приходской школе.

В 1906 году Алексий был принят в Глинскую Рождество-Богородицкую пустынь Курской губернии, где нес послушание в монастырской гостинице, стирал бельё, работал по послушанию на кухне, в саду, на пасеке. Некоторое время подвизался в скиту.

Первым его старцем был о. Аристоклий (Ветер), но в 1913 г. о. Аристоклий перешел в Омский Покровский монастырь, и Алексия поручили строгому аскету о. Иулиану (Гагарину). В 1915 году Алексей был призван в армию. Сначала он служил в Перми, но вскоре был переведен на фронт, где попал в плен к австрийцам. Три с половиной года Алексий пробыл в Австрии, лишь в 1918 году ему удалось вновь вернуться в обитель.

В 1920 году он был рукоположен в рясофорные монахи в Глинской Рождество-Богородицкой пустыни и принял имя Андроник.

Своей строгой иноческой жизнью и послушанием он обратил на себя внимание епископа Павлина (Крошечкина), Курского викария, который взял его к себе в келейники и рукоположил в 1922 году во иеродиаконы.

В 1923 году в Курске он был арестован, осуждён и приговорен к 5 годам ссылки на Колыму.

Старец Андроник рассказывал: «Однажды в храме подошла ко мне какая-то женщина и со слезами говорила, что все церкви закрыты, колокола перестали звонить, а я сказал: «Бог даст, и зазвонят», за эти слова сослали меня на Колыму». В ссылке отец Андроник служил санитаром в тюремной больнице. Он ухаживал за больными с искренним состраданием и любовью, сам мыл их. Все его любили, а сосланные узбеки даже звали «мамой».

После освобождения раньше срока по амнистии он вернулся в родную обитель, где в 1926 году был рукоположен в сан иеромонаха в московском храме Вознесения в Сокольниках епископом Павлином (Крошечкиным), а в 1926 году - пострижен в схиму с сохранением прежнего имени.

В 1939 году его вновь осудили, сослали на Колыму. В 1948 году, мужественно претерпев все скорби и невзгоды, выпавшие на его долю, возвратился в открывшуюся к тому времени Глинскую пустынь, где вскоре был назначен благочинным и ризничим обители.

Архимандрит Иоанн (Маслов) писал: «Душа отца Андроника очищенная многими скорбями, была переполнена благодатных даров Святого Духа. Эта духовность и привлекала людей к старцу... Смирение и кротость безраздельно царили в его душе, даже ходил старец, смиренно согнувшись... Вначале братия обращались к нему лишь по делам послушаний, но, чувствуя его горячую, искреннюю, снисходительную ко всем человеческим немощам любовь и духовную опытность, стали поверять ему всю свою душу. После беседы со старцем, его молитв тихое и благодатное утешение наполняло их сердца. В короткое время он снискал такое доверие, что стал братским духовником».

Следует отметить, что не только братия, но и сам настоятель обители, схиархимандрит Серафим (Амелин), исповедовался у него. В 1955 году старец Андроник был возведен в сан игумена.

Искренней любовью к чадам были наполнены и письма старца к своим духовным детям, он помнил о всех и молился о каждом, где бы они ни были. Приведём лишь несколько строк из писем старца Андроника, переполненные горячей любовью, заботой, задушевностью. Вот как он обращался к отцу Иоанну (Маслову): «Дорогой мой, родненький духовный сыночек», «Дорогое и родное мое чадо о Господе» и пишет: «Я часто спрашиваю своих окружающих о Вас, ибо мне хочется лицом к лицу поговорить с Вами и насладиться нашей родственной встречей», «Вы мой родной по духу»...

Когда Глинскую пустынь вновь закрыли (в 1961 году) отец Андроник переселился в Тбилиси под непосредственное попечение митрополита Тетрицкаройского Зиновия (Мажуги), здесь он продолжал свое старческое служение в храме святого благоверного Александра Невского. Здесь старец Андроник служил и часами исповедовал людей, приезжавших со всей страны.

В 1963 году по благословению Святейшего Патриарха Алексия (Симанского) митрополит Зиновий возвел отца Андроника в сан архимандрита.

В 1973 году старец тяжело заболел, у него отнялась левая часть тела. По свидетельству духовных чад, он переносил болезнь безропотно, постоянно пребывая в молитве и ежедневно причащаясь Святых Христовых Таин. Уже незадолго перед смертью, находясь в забытьи, он неожиданно внятно произнес: «Милость Божия все покроет» - и стал кого-то благословлять... После этого отец Андроник пришел в сознание и тихо сказал: «Я буду умирать», сомкнул глаза и ни с кем не разговаривал, хотя и пребывал в полном сознании. 21 марта 1974 года он тихо отошел ко Господу.

Старец был похоронен на Грмагельском городском кладбище в городе Тбилиси. Тело схиархимандрита Андроника предал погребению митрополит Зиновий.

Господи, упокой душу старца Андроника, со святыми упокой!

Высказывания старца Андроника

Не надевай одежды, которая приводит тебя в тщеславие.

Уста твои да говорят всегда правду.

Не ропщи и не позволяй себе оскорбить кого-либо. Если кто укорит тебя в каком-нибудь грехе, которому ты не причастен, смири себя перед укорившим и наследуешь венец.

Наблюдай за помыслами, потому что для тех, которые соглашаются с блудными помыслами и услаждаются ими, нет надежды на спасение; напротив же, те, которые не соглашаются с ними, но противятся со всевозможным усилием, молясь против них, получают венцы от Бога.

Какая бы ни постигла тебя скорбь, не обвиняй в ней никого, кроме себя, и говори, что это случилось со мной за грехи мои.

Злоба злобы не уничтожает, но если кто делает тебе зло, тому ты делай добро, чтобы добрым делом уничтожить злобу.

Помни последняя своя и во веки не согрешишь. Пока жив, спасайся, время не теряй, плачь, молись, смиряйся, будь готов и знай, что когда оставишь свет, будешь позван на ответ.

Боюсь трех вещей: когда умру, как умру и где обрящуся.

Кто терпеливо переносит презрение, бесчестие и убыток, тот может спастись.

Хранящий в душе своей памятозлобие подобен тому, кто хранит огонь в соломе.

Всякое дарование Божие обращается нам во вред, когда от него не Божией, но собственной славы ищем.

Превосходнейшая из добродетелей - никого не презирать.

Если желаешь получить Царство Небесное, возненавидь все земные имения, потому что если будешь сластолюбив, сребролюбив, то невозможно жить по Богу.

Злое похотение извращает сердце и изменяет ум. Удаляй его от себя, чтобы не огорчился в тебе Дух Святой.

Помышляй всегда и говори себе, что не останусь в этом мире дольше этого дня, и не будешь согрешать. И днем, и ночью болезнуй о своих грехах.

Прежде всего, приносите молитву непрестанную, не прерывая ее, и за все, случающееся с вами, благодарите Бога.

Никого ни по какой причине не обличай в его недостатках.

Страсти: блуд, похотение греховное, сребролюбие, уныние, злоречие, гнев, ненависть, тщеславие и гордость - это главные ветви зла. Все страсти, если попущена им будет свобода, действуют, возрастают, усиливаются в душе, наконец, объемлют ее, овладеют ею и отлучат ее от Бога; это те тяжкие бремена, которые возлегли на Адама после того, как он вкусил от древа; эти страсти убил на Кресте Господь наш Иисус Христос. Это те ветхие мехи, в которые не вливается вино новое; это те пелены, которыми обвязан был Лазарь; это бесы, посланные Христом в стадо свиней; это ветхий человек, которого повелевает апостол христианину совлечь с себя...

Ничего не делать по своей воле, на всяком месте ощущать присутствие Божие, потому и делать все как перед Богом, а не перед людьми.

Господь дотоле хранит твою душу, доколе ты хранишь свой язык. Не умножай слов, многословие удалит от тебя Дух Божий.

Великое дело научиться молчанию. Молчание - подражание Господу нашему, Который ничтоже отвеща, яко дивитися Пилату (Мк.15,5).

Глинский старец -митрополит Зиновий

(1896-1985 гг.)

Владыка Зиновий (в миру Захария Иоакимович Мажуга) родился 14 сентября 1896 года в простой рабочей семье на Черниговщине.

В 1912 году он поступил послушником в знаменитую Глинскую пустынь, где проходил послушания при кучерской, затем при портной. В 1921 году был пострижен в монашество с именем Зиновий. Молодой монах стал учеником великих старцев иеросхимонаха Николая и настоятеля обители архимандрита Нектария.

При закрытии Глинской пустыни в 1922 году инок Зиновий взял с собой один из Антиминсов, который впоследствии хранил до конца своей жизни и совершал на нем Литургию. По промыслу Божиему ему предстояло служить во многих монастырях и храмах на Кавказе.

В 1930 году он ушел в горы Абхазии, чтобы основать там небольшой скит, позже служил в Ростове-на-Дону, где и был арестован, осуждён. ( В ростовском распределителе его ожидала встреча с Глинскими старцами о. Андроником и о. Серафимом.)

Следует отметить, что по пути на Урал заключенных кормили только соленой рыбой, при этом воды не давали. В душном, переполненном вагоне все изнывали от жажды - отец Зиновий стал молиться о дожде, и по молитвам праведника Господь совершил чудо. Неожиданно хлынул настоящий ливень. Отец Зиновий просовывал деревянную ложку в решётку в окне и весь вагон, таким образом, утолил жажду.

Господь не оставлял Своего избранника и на каторге, однажды в канун Рождества в сочельник после тяжелого рабочего дня, в сорокаградусный мороз старец Зиновий с колонной заключённых возвращался в барак. Вдруг Зиновий увидел на снегу свежую кисть винограда!

В лагере старец духовно поддерживал заключённых, исповедовал, отпевал умерших. (Епитрахилью служило обычное полотенце, на котором углем был начертаны кресты.)

В 1941 году, после освобождения, отец Зиновий вновь едет в Грузию в благословенный Удел Божией Матери и служит в храме в Тбилиси. Именно здесь ему и было видение о блокадном Петербурге.

В самый критический период блокады города на Неве Владыка Зиновий горячо молился и имел чудесное видение, о котором потом сам рассказывал так: «В это же время и мне под утро в тонком сне привиделось, как св. Нина предстоит перед престолом Божиим на коленях и молит Господа пожалеть и помочь страдающим людям осаждённого города одолеть врага. И при этом из её глаз по щекам катились крупные, величиной с виноградину, как бы хрустальные слёзы. Я это растолковал, что Божья Матерь дала послушание св. Нине быть споручницей этому осаждённому городу».*

Святая равноапостольная Нина,

просветительница Грузии 

Старец считал, что в Петербурге должно быть увековечено молитвенное заступление Святой Нины в период блокады. Известному петербургскому писателю Лялину старец он сказал: «Издревле на Руси было принято, что в день, какого святого одержана победа над врагом, значит, этот святой и способствовал ей. И посему жители Санкт-Петербурга в знак Божией милости к ним и в знак признательности св. Нине за её предстательство пред Господом, в каждом храме должны иметь образ св. Нины с соответствующей надписью в память полного снятия блокады, чтобы потомки помнили и знали о наших скорбях и радостях. Ну, а если и храм созиждут в память св. Нины и всех мучеников блокадных, то благо будет им и потомкам их».

В 1950 году старце Зиновий был возведен в сан архимандрита и стал настоятелем храма во имя св. Александра Невского в Тбилиси. В этом храме владыка Зиновий оставался настоятелем до своей кончины. В 1956 году он был рукоположен во епископа, а в 1972 году возведён в сан митрополита. Митрополит Зиновий был великим подвижником, его почитали и любили многие. К старцу за духовным советом и утешением обращались тысячи страждущих.

После упразднения Глинской пустыни в 1960-е годы он собрал вокруг себя почти всех Глинских старцев.

Из воспоминаний Архимандрита Иоанна (Маслова): «Это был старец высокой духовности; его душа была озарена благодатью, обильно изливавшейся на всех, притекавших к его духовному окормлению. Имея во всей полноте дар прозрения, митрополит Зиновий вопрошавшим его открывал волю Божию. Богослужения он совершал с таким благоговением, что схиархимандрит Андроник (Лукаш) писал: «Сколько мне радости, что Господь сподобил меня помолиться в церкви со святителем нашим».

Владыка Зиновий писал, что «всегда молится и призывает благословение на всех Глинских, и сам просил их молитв».

Достигнув глубокой старости, владыка Зиновий много болел, незадолго до смерти принял постриг в схиму с именем Серафим, в честь преподобного Серафима Саровского.

Скончался он 8 марта 1985 г. и был погребен в храме во имя святого благоверного князя Александра Невского, где духовно окормлял свою паству на протяжении тридцати пяти лет.

Господи, упокой душу старца Зиновия, со святыми упокой, и его молитвами спаси нас!

Казанская икона. Современный список.

* В 1941 году в Валаамском монастыре один из последних православных старцев Валаама видел во время служб Богоматерь и целый сонм святых, со слезами умоляющих Спасителя не оставлять Россию в беде. Во второй день о том же Иисуса Христа умоляли Матерь Божия и Иоанн Креститель. На третий - одна Богоматерь. И Спаситель, который на прежние моления отвечал, что мерзость запустения в России велика настолько, что терпеть ее далее невозможно, ответил Своей Матери: «...Я знаю, как ты любишь Россию, и ради слов твоих не оставлю ее. Накажу, но сохраню...» Спустя несколько месяцев началась страшная, невиданная война.

О спасении России в те годы молились многие старцы и старицы, в очерках о старцах мы упоминали об этом.

Многие знают о чуде Казанской Божией Матери в годы блокады, явленном через Митрополита Гор Ливанских Илию Салиба (в миру Караме) из Антиохийского патриархата.

Приведём воспоминание от. Василия о событиях произошедших в 1947 году:

-Однажды во сне мне явился какой-то священник и сказал: «Скоро ты узнаешь, как была спасена Россия. Не забудь поведать об этом другим».
На следующий день один мой знакомый пригласил меня во Владимирский собор.
Что-то необыкновенное в городе творится: все прилежащие улицы заполнены народом. Около двух тысяч человек стояло у храма, а внутрь не попасть: солдаты
стоят в отцеплении и никого не пускают. Вдруг из боковой двери выбегает староста, увидел нас и зовёт: «Пошли, я вас дожидался!»
Он провёл нас в храм, там было отгорожено место для членов правительства.
Мы насчитали – 42 человека.
И вот появились – митрополит Илия, митрополит Григорий и священство.
Началась служба. Отслужили малую вечерню, после чего состоялось возложение драгоценного венка – дара владыки Илии на Казанскую икону Божией матери.
По возложении венца он произнёс проповедь.
Он рассказал всё: как явилась ему Божия Мать, что Она поведала ему.
В 1941 году, когда немцы рвались к Москве, Митрополит гор Ливанских Илия решил затвориться и просить Божию Мать открыть ему, как можно помочь России.
Он спустился в каменное подземелье, куда не доносился ни один звук с земли, где не было ничего, кроме иконы Божией Матери. Владыка не пил, не спал, а только стоя на коленях, молился перед иконой. Через трое суток бдения ему было видение: в огненном столбе он увидел Царицу Небесную, ему было открыто следующее:
«Должны быть открыты во всей России храмы, монастыри, духовные академии священники должны быть возвращены с фронтов и тюрем, должны начать служить. Сейчас готовится к сдаче Ленинград, - сдавать его нельзя.
Пусть вынесут чудотворную икону Казанской Божией Матери и обнесут Её крестным ходом вокруг города, тогда ни один враг не ступит на святую его землю.
Это избранный город. Перед Казанской иконою нужно совершить молебен в Москве, затем она должна быть в Сталинграде, сдавать который врагу нельзя.
Казанская икона должна идти с войсками до границ России».
И ещё Владыке было открыто то, что когда война окончится, он должен приехать в Россию и рассказать о том, как она была спасена. Владыка связался с представителями Русской Церкви, с правительством. (И теперь хранятся телеграммы, переданные митрополитом в Москву.) Всё произошло так, как было предсказано.
Сталин не видел другой возможности, как спасти блокадный Ленинград, он вызвал к себе митрополита Ленинградского Алексия (Симанского) и обещал исполнить всё.
Из Владимирского собора вынесли Казанскую икону Божией Матери и обошли с Ней крестным ходом вокруг Ленинграда. Город выстоял.

Знаменитая Сталинградская битва началась с молебна перед этой чудотворной иконой. Икону вывозили на самые трудные участки фронта.
(В 1947 году митрополит Гор Ливанских Илия (Салиб) возложил на икону золотой венец, украшенный драгоценными каменьями. В Князь-Владимирском соборе чудотворная икона Казанской Божией Матери была помещена на самом почетном месте - в малахитовом киоте правого клироса.

После восстановления главного иконостаса Казанского собора г. Санкт-Петербурга, построенного в честь иконы Казанской Божией Матери в 1811 году, икона была возвращена в Казанский собор. Произошло это в июле 2001 года.)

Икона Божией Матери «Казанская» явилась в 1579 году в Казани, вскоре после взятия Казанского царства у татар Иоанном Грозным. Казань очень пострадала от пожаров, истребивших часть города прилегающую к кремлю. По преданию дочери стрельца, дом которого пострадал во время пожара, Матроне, в видении Богородица указала место обретения иконы (до пожара на этом месте в их доме стаяла печь). Икона была обнаружена завернутой в рукав ветхой одежды из сукна вишнёвого цвета. Полагают, что она была зарыта еще до покорения Казани. Слух о чудотворной иконе разнесся по всему городу, и тогда архиепископ в присутствии градоначальника, с крестным ходом перенес икону в ближайшую церковь св. Николая, а оттуда в Благовещенский собор. При следовании иконы в храм многие больные, особенно слепцы, получили исцеление. В 1575 году список с иконы был отправлен в Москву к царю Иоанну Васильевичу, который на месте обретения иконы приказал построить храм во имя новоявленной иконы и устроить женский монастырь. Многие списки с этой иконы прославились в свое время чудесами. Явление Казанской иконы празднуется 8 июля, в день её обретения и 22 октября в память избавления Москвы от поляков.

Глинский старец схиархимандрит Иоанн (Маслов)

(1932- 1991 гг.)

6 января 1932 года в деревне Потаповка Сумской области в благочестивой крестьянской семье у Сергея и Ольги Масловых родился сын. При крещении младенца нарекли Иоанном. (У Масловых было девять детей, но четверо умерли в младенчестве.) Старшая сестра Иоанна рассказывала: «Иван рос добрым, тихим, спокойным. Родители никогда его не наказывали. От матери попадало всем, а ему никогда. Всегда он был смиренный, никого не обижал».

Иван отличался от других детей редкой рассудительностью, отзывчивостью и стремлением помочь ближним. Следует отметить, что родной брат деда Ивана – прозорливый иеромонах Гавриил, подвизался в Глинской пустыни с 1893 года, после закрытия монастыря в 1922 году отец Гавриил вернулся в деревню Потаповка. Он предсказывал родственникам: «Поверьте, я умру, а в нашем роду будет еще монах». (Пророчество старца Гавриила исполнилось через три десятилетия.)

В 1941 году отца забрали на фронт - Иван остался в семье за старшего. Он помогал матери во всём: шил, прял, ткал, вязал, готовил, исполнять все сельскохозяйственные работы. Старец как-то рассказывал своим духовным детям, что плел на всю семью лапти из лыка, а из тонких веревочек – чуни, занимался и пчеловодством. С 12 лет Иван начал работать в колхозе. Пас коров, пахал, сеял, косил, собирал плуги, научился делать повозки. В школу ходил за 6 километров в село Сопич. Благодаря природной одаренности Иван учился очень хорошо.

В 1951 году Ивана призвали в армию. Старец Иоанн рассказывал, что и в армии не скрывал своей веры –«над койкой повесил икону, и никто его не ругал, наоборот, все уважали». В 1952 по болезни Иван был уволен из армии и вернулся домой. В то время он сподобился Божественного откровения, после которого и принял решение посвятить себя служению Богу. (Впоследствии, когда старца спрашивали, почему он ушел в монастырь, он отвечал: «Это Бог призывает. Не от человека зависит, влечет такая сила, что не удержишься, - она и влекла меня. Великая сила».)

В 1954 году он ушёл в Глинскую пустынь. Сначала Иван несколько месяцев нес в монастыре общие послушания, затем ему дали подрясник, а в 1955 году зачислили в обитель по указу. В то время в обители подвизались такие великие старцы, как схиархимандрит Андроник (Лукаш), схиархимандрит Серафим (Амелин), схиархимандрит Серафим (Романцов).

Настоятель обители вскоре благословил Иоанна отвечать на многочисленные письма, поступавшие в обитель от тех, кто просил совета, духовного наставления и помощи. Так Иван начал свое самоотверженное служение Богу и ближним, ведя жизнь самую скромную, строгую и смиренную. Нес послушание письмописца, трудился в столярной мастерской, делал свечи, затем был заведующим аптекой и одновременно клиросным.

8 октября 1957 года накануне празднования преставления святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова молодой послушник был пострижен в монашество с именем Иоанн в честь святого апостола. В послужном списке тех лет сказано: «Монах Иоанн Маслов отличается исключительным смирением и кротостью; несмотря на свою болезненность, он исполнителен в послушаниях».

В 1961 году после закрытия монастыря, Отец Иоанн по благословению старца Андроника поступил в Московскую Духовную Семинарию. В 1962 году он был рукоположен в Патриаршем Богоявленском соборе в сан иеродиакона, а 31 марта 1963 года - в сан иеромонаха.

После окончания Семинарии он продолжил обучение в Духовной Академии. Сокурсники рассказывали, что, будучи простым, смиренным и общительным в повседневной жизни, отец Иоанн как бы преображался, когда исповедовал. Они чувствовали, что не могут относиться к своему сокурснику иначе как к старцу, духовному отцу, многоопытному наставнику.

Во время учебы в Академии отец Иоанн был назначен ризничим Академического храма. Отца Иоанна, имеющего абсолютный слух, назначили также звонарем Академического храма. Еще в годы учебы в Академии ему, студенту, было вверено духовное окормление преподавателей и учащихся, кроме того, он исповедовал богомольцев. Именно здесь в полной мере раскрылись способности и пастырские дарования отца Иоанна, который с первых дней проявил себя опытнейшим духовником. Рассказы о прозорливом иеромонахе передавались из уст в уста. Отцу Иоанну было тогда лишь 33 года, но он был духоносным старцем, он имел редкий дар проникать во внутренний мир людей, ему было присуще удивительное чувство сострадания и сопереживания ближним. И, сострадая, он имел дар силой своей пламенной молитвы исцелить душу и тело человека.

Из воспоминаний духовной дочери старца Иоанна: «Я несколько раз исповедовалась у отца Иоанна... Идешь к нему на исповедь разбитой духовно, подавленной, а уходишь окрыленной, радостной. Я заметила, что после исповеди у отца Иоанна люди преображались даже внешне... К каждому у него был свой подход, каждому он давал свою, именно ему необходимую духовную пищу. Такой старец - это чудо нашего времени».

Старец стяжал величайший дар благодати Божией - беспредельную, деятельную, спасающую христианскую любовь. Сам вид, одно только присутствие этого духовно великого человека спасительно действовали на других, врачуя страсти и болезни, побуждая к добру, вызывая молитвенное состояние и слезы. Высокий, статный, широкоплечий, с правильными, мужественными одухотворенными чертами лица, с длинными густыми волосами и бородой. В замечательных глазах старца отражалось сияние неба, которое проникало в самую глубь души собеседника. Следует особо отметить, что прежде чем дать ответ на тот или иной вопрос, о. Иоанн «обращался к Богу», и только потом отвечал. При этом старец говорил, что надо думать: «Как батюшка скажет, так и сделаю», а не жить по своей воле, по своим мыслям. Он рассказывал: «Вот, бывает, приходит человек, просит благословение на что-либо. Начинаешь о нем молиться. Молишься-молишься, а Небо молчит. Уже просто не знаешь, в чем дело. А потом недели через две видишь, что человек-то этот был как в железе: уже принял решение в сердце, а благословение так, для прикрытия пришел просить. Поэтому Небо и молчит. Так волю Божию не узнаешь».

В лекциях по Пастырскому богословию отец Иоанн писал: «Пастырю дается благодатная сострадательная любовь к пасомым... способность чревоболеть о них. Такое свойство пастырского духа и выражает сущность пастырства... Людям надо помогать, очень они сейчас нуждаются в теплоте, в помощи. Быть свечой горящей, чтобы хоть кто-нибудь мог погреться у нее...».

По учению святых отцов, в основании дара рассуждения лежит созидаемое Святым Духом смирение. Старец Иоанн стремился скрывать от других высоту своей духовной жизни, редкие духовные дары, чудотворения. Он прозревал душу человека, открывал потаенные помыслы, забытые грехи, предсказывал будущее. Приведём лишь несколько воспоминаний духовных чад старца:

Однажды в храме старец вдруг сказал одной девушке: «А у тебя отец умер». Позже на ее имя пришла телеграмма с извещением о смерти отца».

Одной своей духовной дочери отец Иоанн почти за 10 лет предсказал, что ее сестра будет замужем за священнослужителем, что и произошло. Другой духовной дочери, спрашивающей, можно ли помочь знакомому устроиться на работу, ответил: «Смотри, ведь он за границу уедет». Той это показалось невероятным. Но слова старца исполнились спустя 8 лет, уже после его праведной кончины.

Умирала молодая женщина. Состояние ее было безнадежное. С ней уже попрощались близкие. Об этом рассказали батюшке. Он тогда сказал своей духовной дочери (монахине Серафиме): «Что будем делать? N. Умирает». Монахиня ответила: «Жалко, ведь сироты останутся». Батюшка сказал, что если брать это на себя, то будет очень трудно. Он стал молиться о больной, и сам, и матушка Серафима очень тяжело и надолго заболели, а умирающая начала поправляться, выздоровела и живет после этого многие десятилетия.

Из воспоминаний духовной дочери старца: «Однажды я услышала, как батюшка говорил монахине: «То, что духовник говорит на исповеди, - это тайна. Если какой человек рассказывает, то и его и духовника враг замучает. Никогда нельзя говорить». Я подумала: «Скажу батюшке, что поняла, что нельзя говорить». Подойти к нему мне удалось только через час. Увидев меня, он строго, с насмешкой сказал: «Поняла, поняла, что ты поняла? Будь внимательна».

Удивительна была связь старца с миром иным. О загробной участи одной своей духовной дочери он поведал духовным чадам, что она все мытарства прошла без остановки, на одном только была задержана.

Отец Иоанн имел дар чудотворений, мог изгонять демонов, исцелять тело от неизлечимых болезней, а душу от гнездившихся в ней страстей. Старец очень точно ставил диагноз больным, так что и опытные врачи удивлялись: «У одной духовной дочери старца сильно опухали и болели руки. Врачи никак не могли поставить ей диагноз. Старец сказал, что у нее ревматизм, хотя ревматические пробы были отрицательные. Впоследствии этот диагноз подтвердился. Еще одному больному человеку, которого врачи не знали, как лечить, он сказал, что у него больна печень. Впоследствии врачи поставили диагноз - цирроз печени и почти не оставили больному надежды. Но по молитвам старца Иоанна больной полностью исцелился.

Чудодейственной была сила прикосновения старца. Близкий духовный сын старца показал ему как-то уплотнение на кисти своей руки. Старец, как бы желая понять, что там, потрогал больное место. Проснувшись на следующее утро, он с удивлением обнаружил, что рука его совершенно здорова.

Интересно, что после преставления старца об этом случае исцеления прочитала в жизнеописании старца одна духовная дочь отца Иоанна. Глядя на фотографию старца, она внутренне с грустью помолилась батюшке: «Батюшка, вот Вы его исцелили, а у меня такой же «костный нарост» на руке, и Вы сказали к врачу идти. А врачи не знают, что делать, как лечить. Что же, так теперь я и останусь? Если можно, помогите мне», и приложила больную руку к фотографии. Потом она совсем забыла об этом. Но через несколько дней, когда вспомнила и посмотрела на руку, обнаружила, что нароста не было.

По учению отцов Церкви, у святых, получивших благодать от Бога, освящаются не только ум и душа, но и тело и вещи, близкие к ним. Многие, получая от отца Иоанна частицу от хлеба, который он перед этим вкушал, чувствовали исцеление. Одну больную девочку на ночь укрыли платком батюшки. Утром она была здорова. Это произошло уже после кончины старца.

Старец Иоанн имел дар непрестанной Иисусовой молитвы. Сокурсник отца Иоанна протоиерей Владимир Кучерявый писал, что «молитва была дыханием его сердца». Он часто молился вслух Иисусовой молитвой. Иногда молился: «Господи, подай нам исправление, ревность духовную», «Господи, помилуй, Господи, прости, помоги мне, Боже, крест Твой донести». Молился тихо, проникновенно: «Господи, помоги нам слабым, немощным».

По рассказам духовных чад, старец часто наставлял их словами псалмов: «Смерть грешников люта», «На Господа возведи печаль свою», «Господь - утверждение мое и Спаситель мой». Очень часто молитвенно обращался к Матери Божией. После вечерних молитв всегда пел «Иже крестом ограждаеми...». В письмах также использовал стихи псалмов: «Помощь моя от Господа, сотворшаго небо и землю», «Скажи мне, Господи, путь, в онь же пойду». Особенно часто в письмах старца повторяются строки: «Терпя потерпех Господа, и внят ми, и услыша молитву мою...» Он учил, что в тяжелые моменты жизни необходимо повторять эти слова.

Старец Иоанн сам терпеливо нес тяжкий крест болезней: он перенес 5 операций. В одном из писем он пишет: «Частые болезни почти постоянно приковывают меня к постели». Несмотря на болезни, старец не терял бодрость духа, он говорил: «Главное - дух бодрый держать».

Когда в жизни человека что-нибудь не ладилось, старец говорил ему: «Смиряйся побольше, и все устроится». Однажды старца спросили: «Батюшка, вот в «Отечнике» сказано: «...если нет в душе смирения, смиряйся телесно, как это?» - «Когда ругают - не противоречь. Надо сеять каждый день». – «Да что же я могу посеять?» - «Терпи, когда ругают». В проповеди «О чудесном улове рыбы» он говорил: «Очень часто мы по своему самолюбию считаем себя не хуже других людей и по этой причине стремимся извинить себя, оправдать свои греховные дела, хотя в нашей душе скрываются и действуют различные похоти и страсти. Да сохранит Господь каждого из нас от такого страшного состояния».

В своих письмах отец Иоанн писал: «Да умудрит тебя Господь и поможет прежде всего увидеть свои грехи». Старец приучал всегда брать вину на себя, даже если и не виноват. Воспитывая в людях безгневие, смирение и терпение, он часто умышленно делал выговоры.

Однажды духовная дочь старца спросила: «Батюшка, какой смысл и есть ли от этого польза - просить прощения, если я не чувствую себя виноватой?» Старец ответил: «...Всегда, когда за что-нибудь ругают, нужно искать причину своей виновности, если не теперь, то за прежние грехи».

Одному человеку он говорил: «Душа твоя не терпит укора, очень внутренне смущается. Будь простым, и напряжение пройдет.

Старец внедрял в сознание своих духовных чад, что человек не должен доверять своим мыслям, чувствам, своему разуму, потому что после грехопадения они ложны. Каждый из духовных чад отца Иоанна отчетливо помнит его слова, которые он говорил на исповеди или благословляя: «Будь внимателен! Исправляйся! Смотри за собой!» Если старец говорил о мыслях зависти, ревности, он образно отвечал, что, принимая эти мысли, человек сам пыль поднимает и пылит перед собой. На примере страсти зависти он учил, как бороться и с другими греховными мыслями. Старец Иоанн советовал духовным детям, когда в голову «лезут» плохие мысли или ненужные воспоминания, читать молитву: «Пресвятая Владычице моя Богородице...» И еще говорил: «Если будешь делом да молитвой занят, враг не подступит».

Старец учил и к воспоминаниям относиться внимательно, чтобы они не повредили душе, с большой осторожностью относиться к чтению книг. Новоначальным обычно говорил: «Надо осторожно читать. Читай то, что проверено: «Жития святых», «Жизнеописания подвижников благочестия», авву Дорофея, Оптинских старцев». Из наставлений святых отцов отец Иоанн особенно часто любил повторять слова глубоко чтимого им преподобного Амвросия Оптинского: «Никого не осуждать, никому не досаждать, и всем - мое почтеньице!»

Старец Иоанн говорил, что за осуждение больше всего страдают на мытарствах. Старец учил, как надо поступать: «Стали плохо о ком-то говорить, а ты скажи: «Я сама так делаю, я хуже», вот уже и отсекла». Он не разрешал женщинам носить брюки, не разрешал стричь волосы.

Одной женщине, которая переживала, что у нее муж неверующий, батюшка ответил: «А ты приведи его (к вере) своими добрыми делами». Матерям отец Иоанн советовал, чтобы во время кормления младенца грудью они одновременно читали Евангелие.

В 1969 году отец Иоанн окончил Московскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия, присвоенной ему за сочинение «Оптинский старец иеросхимонах

Амвросий (Гренков) и его эпистолярное наследие». Отец Иоанн был оставлен профессорским стипендиатом в Московских Духовных школах, преподавал Пастырское богословие и практическое руководство для пастырей. Митрополит Воронежский и Липецкий Мефодий свидетельствует: «Все, кто знал отца Иоанна, помнит, что это был монах и пастырь милостью Божией. Вся жизнь его была отдана без остатка служению Богу, Церкви, ближним».

Отец Иоанн преподавал столь интересно и вдохновенно, что к нему на лекции

приходили студенты с других курсов. С 1974 года он начал преподавать литургику в Семинарии. Ректор Московской Духовной Академии епископ Евгений назвал отца Иоанна подвижником церковной науки и православной духовности.

С 1974 года в различных изданиях опубликовано более ста работ отца Иоанна. Венцом его научно-богословской деятельности в Московских Духовных школах является магистерская диссертация «Святитель Тихон Задонский и его учение о спасении», которую он защитил 11 марта 1983 года, получив звание магистра богословия.

В 1991 г. отец Иоанн закончил уникальный труд - докторскую диссертацию «Глинская пустынь. История обители и ее духовно-просветительная деятельность в XVI-XX веках». В 1991 году отцом Иоанном был закончен «Глинский Патерик», включающий 140 жизнеописаний Глинских подвижников. Благодаря своим богословским трудам, отец Иоанн известен сейчас не только как старец-духовник, но и как духовный просветитель.

В 1985 году магистр богословия, один из лучших наставников Духовных школ был направлен из Троице-Сергиевой Лавры духовником в Жировицкий Свято-Успенский монастырь. Сырой климат Белоруссии был ему категорически противопоказан и представлял большую опасность для здоровья. Однако чашу скорбей праведнику пришлось испить до дна. Один из жировицких иноков, отец Петр, вспоминает:

- С приездом к нам отца Иоанна в жизни обители началась новая, можно сказать, эпоха. Он возродил духовно-нравственную жизнь, наладил хозяйство монастыря... В первую же весну после приезда отца Иоанна дополнительно вскопали много земли. Из Москвы его духовные чада привезли много саженцев черной смородины, кусты клубники (очень хороших урожайных сортов)... Старец стал учить инокинь шить церковные облачения, вышивать и делать митры. Но главное внимание уделял старец духовной жизни обители. Часто проводил общие исповеди отдельно для иноков и инокинь. Его вдохновенное слово перед исповедью подвигало к покаянию, сокрушению о грехах. Он учил монашествующих чистосердечному откровению помыслов, послушанию, смирению, а

также строгому соблюдению монастырского устава.

Вот одно из наставлений отца Иоанна жировицким инокам: «На инока со всею злобою нападают и мир со своими обманчивыми прелестями, и плоть со своими требованиями, и диавол, который ищет, как лев, кого бы поглотить. Но с нами Бог и Его Пречистая Матерь. И поэтому нам не следует унывать и падать духом, но вступать в борьбу, иногда и в жестокую, и выйти из нее победителями. У нас имеется для этой борьбы сильнейшее оружие - Крест Христов, посредством которого разрушаются все стрелы вражии. Но чтобы победить все зло, набрасывающееся на нас, мы должны мобилизовать все свои силы, а особенно - свою свободную волю на борьбу с искушениями».

Богомольцы, узнав о благодатном старце, съезжались в монастырь, приезжали и

духовные чада отца Иоанна ехали сюда со всех концов страны. Очень тяжело было старцу в Жировицах и из-за сырого болотистого климата, отрицательно влиявшего на состояние его больного сердца. Служить часто он не мог, так как в каменном большом соборе было тоже сыро и холодно. После службы он почти всегда простужался и заболевал, у него часто была повышенная температура.

Недолго пришлось ему трудиться на новой ниве пастырского делания. В июне 1990 года он приехал в отпуск в Сергиев Посад, а в августе, перед очередным отъездом в Белоруссию, недуг окончательно приковал его к постели. Страдания то усиливались, доходя до критических состояний, то ослабевали. Схиархимандрит Иоанн не переставал принимать духовных чад даже тогда, когда после очередной беседы терял сознание.

Одному духовному сыну старец как-то сказал: «То, что ты где-то плохо себя ведешь - камни в мой огород бросаешь. Это все на мне отражается. Косвенно это причина моих болезней». Другому говорил: «Начинай работать над собой, и мне будет хорошо, и тебе».

Схиархимандрит Иоанн неоднократно предсказывал свою кончину. Примерно за месяц он попросил, чтобы его отвезли на могилу матери и монахини Серафимы, его духовной дочери (они похоронены вместе). Здесь батюшка показал сопровождавшим его, как перенести ограду и приготовить место для третьей могилы... Потом сказал: «Вот место, где скоро меня положат».

29 июля 1991 года в понедельник в 9 часов утра старец Иоанн причастился. Священник, причащавший его, говорил, что лицо отца Иоанна после принятия Святых Таин просияло, он весь как бы устремился вверх. В 9.30 старец мирно отошел ко Господу в полном сознании. Сразу же священноиноки начали непрерывное чтение Евангелия, служили панихиды. На следующий день после преставления схиархимандрита Иоанна две его духовные дочери, подойдя к дому, где была келья старца, ясно услышали прекрасное стройное пение. Одна из них со слезами сказала: «Ну вот, и на отпевание мы опоздали». Но когда они вошли в дом, то выяснилось, что в тот момент никто не пел, лишь священник читал Евангелие.

30 июля гроб с телом почившего схиархимандрита Иоанна был поставлен в

Духовской церкви Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, где вечером собором священнослужителей был отслужен парастас, а ночью продолжалось чтение Евангелия и совершались панихиды. До самого погребения лик его оставался просветленным и

одухотворенным, руки гибкими, мягкими и теплыми.

Утром 31 июля собором клириков была совершена заупокойная литургия, которую

возглавил наместник Киево-Печерской Лавры архимандрит Елевферий (Диденко)... В 12 часов дня гроб был вынесен на площадь перед Троицким собором, где при стечении богомольцев была отслужена лития, после чего прощальная процессия направилась к месту погребения на Старое кладбище в Сергиевом Посаде.

Духовная связь старца с его чадами не разрывается. Каждый из обращающихся сейчас к старцу за помощью чувствует его великое молитвенное предстательство за них

перед Богом. Одно лишь имя отца Иоанна, мысленно призываемое, действует и

подает помощь призывающим.:

Один молодой человек получил тяжелую травму. Его отвезли в больницу и

сделали переливание крови. Однако по ошибке перелили кровь не той группы. Состояние больного было критическое. Его близкие молитвенно просили отца Иоанна о помощи, отслужили панихиду об его упокоении. Через несколько дней, ко всеобщему удивлению и радости, больной поправился. Из больницы он поехал прямо на могилу старца, чтобы поблагодарить за исцеление.

Мужчина, страдавший пристрастием к алкоголю, узнал о батюшке по его книгам

и стал ездить на его могилу. Однажды он опустился на колени и, припав к могиле, из глубины души попросил старца избавить его от пьянства. «И... как рукой сняло», - рассказывал он впоследствии. Тяга к вину пропала, больше он не пил.

Господи, упокой душу старца Иоанна, со святыми упокой, и его молитвами спаси нас!

Высказывания Глинского старца Иоанна (Маслова)

Материнская молитва со дна ада может вытащить.

Только любовью можно постигнуть внутреннюю жизнь других людей и войти с ними в тесное духовное общение.

Реальная любовь - носить немощи друг друга... Любовь сильнее смерти... В любви сокрыт ключ и истинного боговедения и истинной христианской жизни.

И малая вещь может погубить человека, если он будет относиться к ней с пристрастием». Надо гнать вражьи мысли, заменять их молитвой.

Наша жизнь здесь - борьба. Сидим в окопах, как солдаты, - вокруг рвутся снаряды. Христианин - это воин, сражающийся, по апостолу Павлу, с «духами злобы поднебесной». Мы, воины, должны бороться, не расслабляться.

Здоровая душа - борется с мыслями, с желаниями... Против греха борись, как воин, сражайся с диаволом до победного конца, призывая в помощь Царицу Небесную...

С мыслями надо бороться. Не допускать их в ум, тогда они не проникнут в сердце... мысль явилась, а ты ей должен сказать: «Нет, я не хочу»... Мы должны постоянно следить за собой, за своими мыслями, делами и пожеланиями и всячески избегать того, что оскорбляет Бога и удаляет Его из нашего сердца... Что касается духовной жизни и очищения души от греховного мусора, то первым средством в этом деле является бодрствование духа.

Уныние бывает, когда дверь (души) открыта, т. е. впускаешь лукавые помыслы, они понемногу расхищают все, что накопилось в душе, все дары молитвы. Нужно дверь

закрыть, помыслы гнать, богатство копить. Тогда в душе будет теплота, сокровища и благодать.

Все дает послушание... Слушай, что тебе говорят, и выполняй, тогда и жизнь установится...

...У нас нет никаких добрых дел, т. е. молитвенного подвига нет, смирение и терпение в нашей душе отсутствуют. А пороки развиваются, подобно зловредным насекомым, с неудержимой быстротой, которые полностью оскверняют наше сердце и помрачают ум…

Всякий грех начинается с греховных помыслов.

Христианское смирение - это проявление силы человеческого духа... Победить эту силу не могут никакие внутренние и внешние человеческие усилия. Кто носит в себе такое смирение, какое носили преподобный Сергий, преподобный Серафим, преподобный Амвросий Оптинский, каким обладали тысячи истинных рабов Божиих, - тот проявляет не слабость духа, а его величие и крепость.

Смирение - это способность видеть истину.

Злой дух со своими полчищами предлагает нам свои злочестивые планы, мы же, в свою очередь принявшие их, уходим на «страну далече». Единственными средствами освобождения от тиранства диавола и распознания его злого умысла являются смирение, то есть осознание своего ничтожества, и молитва. Это - два крыла, могущие вознести на небо каждого христианина… Дай Бог, чтобы Христово смирение и молитва постоянно пребывали в нашем сердце; только в таком состоянии мы будем распознавать внушения злого духа и подвизаться против него.

Не слушай врага, не соглашайся с ним! Не исполняй то, что он тебе внушает.

Надо стремиться к духовной жизни, не принимать помыслов от врага». Когда старца спрашивали: «Что значит – очищать помыслы?» - он отвечал: «Не соглашаться с ними. Преподобный Иоанн Пророк объясняет: «Согласие с помыслами состоит в том, что когда что-либо нравится человеку, он услаждается сим в сердце своем и с удовольствием размышляет о сем. Если же кто противоречит помыслу и ведет с ним брань, чтобы не принимать его, - это не есть согласие, но брань, и сие приводит человека к опытности и успеху»...

Зависть - это от врага. Он может истерзать душу, если не противиться... Когда зависть не пытайся своим размышлением противиться врагу, бесполезно, он тебя обманет. Вообще не принимай его подступов - сразу отрезай: «Мне этого не надо, это не мое». Занимайся сразу работой, чтобы ум был занят....

Сомнение (в вере) - искушение диавола. Бессмысленно разговаривать со своими мыслями. На все сомнения - один ответ: «Верую», - и скоро почувствуешь помощь.

Мыслей греховных не допускай. Сразу переключайся на другое. Думай, например, о смерти, о Страшном суде.

Очень было бы хорошо обуздать страхом Божиим наши телесные греховные чувства. Особенно глаза, уши и злой язык, двери греха, уводящие свои жертвы, подобно блудному Евангельскому сыну, на сторону далече. Нужно подумать обо всем и сказать: «Вернусь я снова в отеческий дом и скажу Отцу Небесному: «Прими меня как единого от наемник Твоих».

Нужно удерживать свои глаза от запрещенного древа - греха, и тогда только душа сможет воспрянуть от духовной спячки.

Больше надо молчать. Много говорит пустой человек. Если будешь мало говорить, к твоему слову будут прислушиваться. Когда говорят старшие - все выслушать, не перебивать, потом вежливо, кротко ответить.

«Кто не кается, тот мертв», «Ум покаявшегося думает по-другому», «Проводя пост беззаконно, человек отрицается Матери Церкви», «Нерадение есть тьма неведения», «Гордость помрачает, смирение просвещает», «Осуждая ближнего, досаждаешь Богу»,

«Сердце не может быть раздвоено в любви», «Много скорби праведным, но нечестивым еще больше», «Смерть есть начало вечности», «Где чистая совесть, там радость и вера», «Что в душе отпечатлелось за время жизни, с тем она и предстанет на Суд», «Кто Церковь не слушает, тот не Христов», «Одно чтение - ко спасению, другое - к погибели», «Безнравственный человек есть посмешище злого духа», «Сейчас в мире царит тьма духовная. Вот мы и должны быть светом и солью».

Борись с грехом - знай свое дело.

Унижение - это хорошо...Всегда себя нужно обвинять.

Ни к кому и ни к чему не должно быть привязанности, только к Богу.

Надо к Богу стремиться, Божественного искать, что к человеку привязываться.

Всегда надо помнить цель - спасение. Это дело всей жизни. Здесь скоро ничего не добудешь. Надо по шажкам, как слепой. Потерял дорогу – стучит палкой вокруг, никак не найдет, вдруг нашел - и снова с радостью вперед. Палка для нас - молитва. А потом как молния сверкнет - озарит все, и видно, куда и как идти. Но это редко, а обычно - молись. Ничто скоро не дается. И при жизни может, и в конце не дастся, а после смерти добродетели окружат тебя и вознесут.

Монашеская жизнь - это не есть почетное звание или титул почести, а это непрерывный подвиг доброделания, т. е. труд над очищением своего ума и сердца от скверных помыслов и пожеланий. А цель в конечном своем существе должна сводиться к тому, чтобы воскресший Господь сподобил нас узреть Его в Царствии Небесном лицом к лицу.

Если найдем в своих сердцах грехи, как-то: гордость, упрямство, самомнение, самоволие или отсутствие любви к Богу, к нашим наставникам и друг к другу - значит, мы в таком случае стоим на опаснейшем пути... Ведь монах должен быть ангелом и его назначение - постоянно славить Бога, своей доброй жизнью с небесным воинством.

Подвизайся в монашеском житии, т. е. в смирении, терпении и любви ко Господу и людям. Все свои земные попечения и тревоги возлагай на Матерь Божию и делай все то, что Ей угодно. По своей воле не поступай ни в чем. Возлагаемые на тебя послушания принимай как от Бога. В молитве будь терпелив и ревностен. В болезнях не унывай, но возлагай вину за свои немощи на свои грехи и леность.

Исходя из важности и святости таинства Евхаристии, каждый священнослужитель, прежде чем приступить к совершению его, должен тщательно подготовить свою душу и, прежде всего, очистить ее от смертных грехов посредством сердечного сокрушения и устной исповеди пред отцом духовным. Это является единственным средством к умилостивлению Бога и к водворению в душе мира и спокойствия. Считается великим грехом и препятствием к священнодействию, если пастырь или диакон кого-либо осудил, оскорбил, обидел или имеет к кому-либо нерасположение.

Истинный пастырь носит в душе своей все то, чем нравственно живут его пасомые, сливает их духовные нужды со своими, скорбит и радуется с ними, как отец с детьми своими.

Любить добро, плакать с плачущими, радоваться с радующимися, стремиться к жизни вечной - вот наша цель и духовная красота.

Старец Стефан (Игнатенко)
(1886-1973 гг.)


Иеросхимонах Стефан (в миру Димитрий Иванович Игнатенко) родился 25 октября 1886 г. в семье казака в селе Вознесенское Владикавказского уезда. В двенадцать лет Дмитрий стал круглой сиротой. (Мать Дмитрия, Надежда ненамного пережила своего супруга, Ивана, убитого в горах абреками.)

Любовь к монашеству рано зародилась в сердце мальчика. Из воспоминаний старца о годах учёбы в церковно-приходской школе: «Учили нас так: сначала вели к утрени, а потом – завтракать, а во время завтрака читали нам жития святых. И запали мне в сердце два жития: житие святого Алексия, Божьего человека, и преподобного Антония Великого.

И загорелось сердце любовью к монашеству».

В 1898 году Дмитрий окончил церковно-приходскую школу и отправился со знакомым благочестивым старцем на Афон. Однако отроку не суждено было остаться на Святой горе. Из-за непривычных климатических условий он тяжело заболел, и через восемь месяцев по благословению старцев вернулся на родину.

В 1904 году на горе Бештау был основан Свято-Успенский Второ-Афонский монастырь, в 1908 году Дмитрий поступил в него послушником. Первое время ему пришлось выполнять самые разнообразные послушание: он шил одежду, пек просфоры, работал в огородах и виноградниках... В 1914 году состоялся постриг Дмитрия в монашеский чин с именем Стефан... В 1916 году иеродиакон Стефан был рукоположен во иеромонаха.

Второ-Афонский Свято-Успенский Бештаугорский монастырь

В первые годы советской власти скрытый в горах Второ-Афонский Успенский монастырь некоторое время не привлекал внимания властей. В смутное время, когда обновленческое движение, захлестнуло всю страну, монастырь на горе Бештау был единственным твердым оплотом Православия в окрестностях Кавказских Минеральных Вод.

В 1926 году, когда обитель закрыли, монахи обосновались в горах Псху. С 1930 по 1937 год о. Стефан скрывался в Грузии, позже вернулся во Владикавказ. В 1949 году архиепископ Ставропольский и Бакинский Антоний (Романовский) принял отца Стефана и приписал его к клиру Ставропольской епархии.

Последние годы жизни старец провел в Кисловодске, где помогал служить и исповедовать в храме во имя святого великомученика и целителя Пантелеимона. Из-за большого количества богомольцев старец Стефан иногда не имел возможности отойти от аналоя, исповедовать приходилось с вечера до самого утра.

Старец принимал людей и дома. Верующие любили кроткого, скромного старца. Духовные дети старца рассказывали, что он никогда не настаивал на своем мнении, никому не навязывал его, он лишь предупреждал о нежелательности предполагавшегося поступка или действия. Многие отмечали, что у старца был удивительный дар рассуждения. По свидетельству духовных чад старца: «Господь даровал ему сострадательное, отзывчивое сердце и глубокий плач». Сохранилось много свидетельств прозорливости старца.

В Кисловодске старца навещали отцы Троице-Сергиевой лавры. Очень почитал его будущий старец Кирилл (Павлов). Бывал у него игумен Марк (Лозинский) .

2/15 августа 1968 года, в день памяти святого архидиакона и первомученика Стефана, старец был пострижен в великую схиму с сохранением имени.

У старца была сердечная недостаточность, его беспокоила печень, он страдал от язвенной болезни, грыжи, но, не смотря на это, до последних дней старался подниматься в 4 часа утра (зимой в 5) читал утренние молитвы, служил «полунощницу», затем первый, третий и шестой часы. Читал Псалтырь, каноны. Отслужив «обедницу», читал Евангелие и Деяние Апостолов, поминал живых и усопших. Около десяти часов завтракал и начинал принимать верующих.

12 февраля 1973 года у старца Стефана ночевал архимандрит Савва из Пятигорска, он в последний раз причастил старца в восемь часов утра 13 февраля. Когда врач предупредил о приближении кончины, духовные чада старца в 10 часов начали читать канон на исход души. Из воспоминаний духовной дочери старца Нины В. Думеновой: «Все встали на колени перед постелью старца со свечами в руках. Едва завершилось чтение канона, иеросхимонах Стефан вздохнул в последний раз, и на выдохе из его уст исшел круглый, диаметром примерно три сантиметра, снопик света, состоявший из мелких золотистых лучей. Свет прошел над телом почившего до самых его ног и исчез».

Старец отошел в вечную жизнь в 10 часов 25 минут утра 13 февраля 1973 года, накануне праздника Сретения Господня.

16 февраля при большом стечении людей состоялись похороны старца на Седлогорском кладбище.

Упокой, Господи, раба Твоего иеросхимонаха Стефана во Царствии Твоем!

Высказывания, советы старца Стефана

Жизнь очень тяжёлая в пустыне, она почти упразднится. Но те, кто будет исполнять своё правило (молитвенное) ежедневно, несмотря на мирскую суету, будут пред Господом, как пустынножители, где бы они ни жили. Истинные ревнители по Боге скроют себя от мира.

Если при умной сердечной молитве имеется сокрушение сердечное и самоукорение, то можно заниматься такой молитвой, Бог благословит вас. Более полные объяснения смотрите в книгах святителя Игнатия Брянчанинова. Особенно во втором томе, да и в пятом есть.
Старайтесь удерживать ум от рассеянности и заключать его в слова молитвы... Да поможет вам Господь подвизаться в молитве и преуспевать в ней, а также в терпении скорбей, болезней, преуспеть в смирении и кротости...
Надо повести борьбу с самолюбием. Молитесь Богу, прося Его помощи, и Бог поможет вам избавится от всяких страстей... Каждый раз, когда вам случится разгневаться, раздражиться, - как только опомнитесь, кайтесь в уме пред Богом и просите прощения у ближнего, если гнев был вынаружен в словах против ближнего. Читайте святых отцов назидательные книги, и они наставят вас, как жить Богоугодно и спасти свою душу.
Не падайте духом и не унывайте. Молитесь Богу с верой и полным упованием на Его милость. Для Бога всё возможно, только мы со своей стороны не должны думать, что мы достойны особого попечения о нас от Бога. В этом заключается гордость. А Бог гордым противится, а смиренным даёт благодать. Будьте внимательны к себе. Все испытания, постигающие нас болезни и скорби, не без причины. Но если потерпите всё безропотно, то Господь не оставит вас без наград. Если не здесь, на земле, то всячески на небе.

Смиримся под крепкою рукой Божией и совершенно предадим себя в волю Божию и найдём успокоение душевное.

Блаженный старец Афанасий (Сайко)

(1887 -1967 гг.)

Афанасий Андреевич Сайко родился в 1887 году в селе Даничево Ровенского уезда Волынской губернии в многодетной семье военного в отставке. Мать Афанасия умерла, когда мальчику было 12 лет, а отец трагически погиб в 1914 году.

Афанасий закончил школу воспитанников солдатских детей Уланского Его Императорского Величества полка в Варшаве и Варшавскую консерваторию.

Афанасию довелось принимать участие в военных действиях, с 1910 года он служил стражником при канцелярии исправника в г. Луцке, а с 1912 года работал в различных нотариальных конторах. После Октябрьского переворота Афанасий вернулся на родину, где некоторое время работал в колонии «Коловерть-3» (с. Даничево).

В 1919 году он был арестован и отправлен по этапу в г. Орел в концлагерь №1. С 1921 года (после освобождения), мученик за веру начал юродствовать. Первое время он жил на колокольне Богоявленского храма в Орле, позже священник Орловского Введенского женского монастыря о. Всеволод (Ковригин) уговорил одинокую верующую женщину принять блаженного в свой дом.

В 1924 году, после тяжёлой болезни Афанасий был тайно пострижен в монахи.

По свидетельству современников он был высокий, стройный и плечистый, лицо светлое, с черной окладистой бородой и большими серыми глазами. Штаны носил из домотканого полотна, рубаху - навыпуск, на шее – полотенце завязанное узлом, поверх одежды - нательный крест. Чаще всего ходил босиком. Блаженный Афанасий поднимал с земли спички, камешки, обрывки газет, позже раздавал людям, приговаривая: «Ищите родственность между предметами, привыкайте решать задачи». В скором времени люди стали догадываться, что прозорливец предупреждает их, таким образом, о грядущих событиях, предсказывает судьбу.

Так однажды двум студенткам он необычным образом предсказал, как сложится их судьба после учёбы, где будут работать, какая у них будет зарплата. После того как предсказание сбылось, девушки сами искали встречи с блаженным, во второй раз одна из них Анна узнала имя своего сужденного (Иван), и даже название улицы, где молодым предстоит жить, запомнила она и то, что прозорливец упомянул что-то о девочке и мальчике. В 1932 году девушка она вышла замуж за Ивана и поселилась в его маленьком домике в том месте, где предсказал блаженный, из 4-х детей у нее выжили лишь двое – мальчик и девочка. Спустя пятьдесят лет дочь Анны расскажет об удивительном старце, которого довелось однажды встретить и ей в храме: « У него было сияющее лицо и необыкновенно живые глаза, выражавшие радость, участие и большое внимание к тому, на кого смотрел. Никогда и ни у кого больше я не видела таких замечательных глаз!»

По свидетельству современников блаженный старец часто «опережая вопрос, читая мысли, давал ответ». Вскоре о прозорливом старце заговорил весь город. Страждущие приходили к нему за утешением, обращались за мудрым советом и монахини. Блаженный старец Афанасий всех утешал: «Молитесь и вам дастся».

Верующие люди приглашали его в свои дома, кормили, дарили одежду. В апреле 1931 года на третий день Пасхальной седмицы блаженный Афанасий отправился в деревню Лукьяновку (30 км от Орла). Здесь в деревенском храме он читал Евангелие и Псалтирь, пел в церковном хоре. По вечерам в доме, где остановился блаженный, собирались люди. Когда о прозорливом старце узнали в ОГПУ, было принято решение «опасного агитатора» срочно арестовать, как участника «церковно-монархической контрреволюционной группировки». В протоколе в частности было написано, что «Сайко Афанасий Андреевич около двух лет под видом старца … ходил по церквам и прислуживал там, имея большие знакомства, как с церковниками, так и с монашествующим элементом…». Однако в октябре 1931 года блаженного Афанасия оправдали. (Следует отметить, что в 1994 году по запросу общины Свято-Троицкой церкви Орловского Успенского монастыря, Афанасий Андреевич Сайко был реабилитирован по делу 1931 года.)

В 1932 году «врага народа» определили в психиатрическую больницу. По свидетельству современников весь персонал больницы любил старца, а жители города ежедневно приносили ему продукты, искали встречи с ним, просили его молитв.

В начале 1942 года его приютила духовная дочь Ольга Николаевна П. Во время войны, когда долго не было писем от родных, верующие часто спрашивали старца, как молится о ближних: « О здравии или за упокой?» Из воспоминаний Анастасии Александровны: « Соседке моей - Марфуше – долго не было писем от сына... Нашла блаженного в Афанасьевской церкви. Видит, люди к нему бегут, спрашивают. Ну и она, когда подошел черед, спросила: «Как мне сына поминать? Живой ли он?» А сама глаз со старца не спускает, волнуется – вдруг скажет «за упокой». А он ее по плечу похлопал и говорит: «Вон, смотри, мама идет с сумкой. Быстро, быстро, быстро! Адрес? Где живешь? Номер дома? Иди, иди скорей, вон мама с сумкой пошла!» И убежал от нее... Пришла она на свою улицу, а там бегает дочка ее младшая... кричит: «Мамка, мамка! Почтальонша от Васи перевод принесла»... Тут она все поняла: мама с сумкой – ведь это же почтальон! Прибежала она домой, а на столе перевод лежит на 400 рублей, а на обратной стороне несколько слов от сына: «Мама, лежу в госпитале, поправляюсь. Скоро приеду. Твой Василий»».

Другой женщине на вопрос: «Вернется мой сын или он погиб на фронте?» Блаженный Афанасий ответил, указывая на идущего вдалеке военного на костыля: «Вон, вон, вон идет!» Через месяц сын той женщины вернулся из госпиталя без обеих ног. Раба Божия Александра Секретарева рассказала, что во время Великой Отечественной войны блаженный Афанасий забежал в один дом и заставил проживающих там людей бежать за ним, вскоре на этом месте разорвалась бомба, лишь благодаря старцу люди, покинувшие дом, остались живы.

В апреле 1948 года власти вновь определили старца в Орловскую психиатрическую больницу. Верующие приходили на территорию больницы, некоторые даже ночевали там, многим хотелось передать продукты блаженному старцу, записочку с просьбой помолиться за них. В октябре 1950 года старца Афанасия перевели в психиатрическую больницу г. Воронежа (подальше от его орловских почитателей). Духовная дочь старца Ангелина Васильевна Дмитриевская последовала за ним в Воронеж, там обратилась к врачам с просьбой «поступить по совести». В ноябре 1950 года блаженного Афанасия выписали на попечение «дочери». Однако власти боялись «влияния старца на верующих», в сентябре 1951 года его перевели в Томскую психиатрическую больницу. На этот раз старца освободили под расписку лишь в мая 1955 года. (В 1995 году Независимая психиатрическая ассоциация дала заключение, что «А. А. Сайко в нахождении в больнице не нуждался… Для длительной изоляции в стационаре, запрета на посещения и получение передач медицинских показаний не было» )
Ангелина Васильевна не оставляла блаженного Афанасия до последнего его часа, разделяя с ним все тяготы и невзгоды. Духовная дочь, с трудом добившаяся опекунства над старцем, купила для него маленький домик, на станции Снежетьская Брянской области. (Старцу не разрешили жить в областном центре.)

Однажды автобус, в котором ехал Афанасий, перевернулся, началась паника, блаженный всех успокоил: «Все будут живы и не травмированы». Так и случилось. После этого случая многие стали обращаться к прозорливому старцу за помощью, по его молитвам верующие исцелялись. Однажды к старцу привели немого от рождения мальчика, старец уверенно сказал: «Будет говорить!» Трижды приезжала мать с сыном к блаженному старцу, вскоре мальчик заговорил.

Архимандриту Трифону (Новикову) в юности старец предсказал: «Храм – твоя невеста!», и даже назвал имя, которое он получит при постриге. Молодой человек тогда не придал большого значения словам старца, однако, после армии, он пошел учиться в духовную семинарию, позже принимая постриг, услышал новое имя и вспомнил пророческие слова старца.

По свидетельству женщины, посетившей блаженного старца Афанасия за месяц до его кончины, он сказал, что «скоро будет жить в Орле на Крестительском кладбище со своим другом». 5 мая 1967 года блаженный старец скончался. Похоронили блаженного старца в Орле на Крестительском кладбище недалеко от церкви в могиле юродивого Христа ради Павла Павловича Кадило-Крестовского... По сей день, верующие обращаются за молитвенной помощью к старцу, место его захоронение посещают паломники из многих городов России. И сейчас по молитвам блаженного старца совершаются исцеления.

По свидетельству иеромонаха Корнилия (Головкова) в 1997 году Господь, по молитвам старца Афанасия исцелил его. У него обострилась старая травма позвоночника, он «с верой приложился к кресту на могиле блаженного старца больным местом», и через несколько дней уже был здоров. Получила исцеление, по молитве у могилы старца и монахиня Введенского женского монастыря. (Через два дня, после того как она «потерла песочком с могилки больную ногу».)

Орловско-Ливенская епархия готовит документы в Синодальную комиссию с просьбой о причислении к лику святых блаженного Афанасия Андреевича, юродивого Христа ради.


Святой преподобноисповедник Гавриил (Мелекесский)

(1888-1959 гг.)

23 мая 1888 года в деревне Самодуровка Пензенской губернии в крестьянской семье у Ивана и Варвары Игошкиных родился мальчик. Во святом крещении младенец получил имя Иоанн, в честь блаженного Иоанна Власатого Милостивого. Благочестивые родители сына воспитали в заветах строгого благочестия. Иоанн был старшим сыном в семье, поэтому ему с малых лет пришлось помогать отцу в работе. Иоанну удалось окончить двухклассное духовное училище и в 1903 году поступить послушником в мужской монастырь Жадовская пустынь Симбирской епархии.

В 1909 году послушника Иоанна призывают на военную службу в город Ковно. В Ковенской крепостной артиллерии на должности певчего при военном соборе он прослужил до конца марта 1913 года. Возвратившись домой, Иоанн вместе с родителями занялся крестьянским трудом, но в 1914 году, в связи с начавшейся Первой мировой войной, был призван в действующую армию, где служил псаломщиком и делопроизводителем при военном госпитале. В конце 1917 года он был демобилизован по болезни и вернулся к родителям. Служил псаломщиком в храме во имя Рождества Христова.

В январе 1921 года архиепископом Уральским и Николаевским Тихоном (Оболенским) Иоанн был рукоположен во диакона к Свято-Троицкой церкви города Покровска (г. Энгельс), а в 1922 году – во священника. В 1923 г. архиепископ Тихон, назначенный членом Временного Патриаршего Синода, переехал в Москву и забрал с собой о. Иоанна, который по приезде в Москву был назначен вторым священником Покровского храма Марфо-Мариинской обители.

Духовник обители и настоятель Покровского храма архимандрит Сергий (Сребрянский) стал для о. Иоанна живым образцом пастырского служения. (Отца Сергия в 1926 году арестовали.)

В 1929 г. в московском Богоявленском монастыре иерей Иоанн был пострижен в монашество с именем Гавриил, год спустя возведен в сан игумена. После закрытия Марфо-Мариинской обители он служил в храме святителя Николая в Пыжах. 14 апреля 1931 г. игумен Гавриил был арестован и 30 апреля 1931 г. приговорен к трем годам исправительно-трудового лагеря. Срок отбывал в Вишерском лагере Екатеринбургской области. Здесь он пробыл до 29 июня 1932 года, после чего по состоянию здоровья был освобожден досрочно и выслан в город Ростов Ярославской области под наблюдение местного отдела ОГПУ, через полтора месяца отправлен в город Владимир отбывать оставшийся срок ссылки – до декабря 1933 года. По окончании срока ему был выписан паспорт, и он вернулся в Москву, где был назначен настоятелем храма святителя Николая в Пыжах. В начале 1934 г. архиепископом Дмитровским Питиримом (Крыловым) он был возведен в сан архимандрита.

19 августа 1934 года в праздник Преображения Господня во время богослужения его арестовали, обвинив в принадлежности к активной контрреволюционной церковно-монархической группировке. 3 октября 1934 года он был освобожден за не доказанностью вины.

Вскоре церковь, в которой служил архимандрит Гавриил, была закрыта, и его перевели в храм Покрова Богородицы села Звягино Пушкинского района Московской области. (После того, как местные комсомольцы сожгли Покровскую церковь, он перешел на служение в храм во имя Сошествия Святого Духа в г. Пушкино.) Прихожане московских храмов почитали старца Гавриила, верили в силу его молитв и его заступничество пред Богом, многие стали ездить к нему в Звягино. Пастырь, просвещенный благодатью Божией, умудренный жизненным опытом, умел находить путь к каждому сердцу. После службы в храме, а иногда и дома он проводил духовные беседы, разъясняя Священное Писание. Вместе со своими духовными чадами собирал пожертвования для отправки в лагеря высланным священникам.

4 ноября 1936 г. во время праздничного богослужения он был вновь арестован и по этапу препровожден в Ухто-Печерские лагеря НКВД. Во время пребывания в лагерях он претерпел много издевательств. Его избивали, выводили на улицу и заставляли часами стоять в 40-градусный мороз босиком. Однажды даже решили подсыпать ему яд в пищу, но Господь открыл батюшке умысел зложелателей, – он помолился, перекрестил еду и сказал: «Напрасно вы меня травите. Вы мне яду подсыпали. Я съем эту еду, как вы этого хотите, и она не причинит мне вреда». Злоумышленники переглянулись, стали смеяться и ждать, что батюшка умрет. Но с Божией помощью он остался жив и невредим.

После освобождение в 1942 году, он уехал к сестре в Пензенскую область, позже несколько лет проживал у двух глубоковерующих старушек в деревне Базарный Урень Ульяновской области. Отец Гавриил тайно совершал в их доме Божественную литургию, исповедовал, причащал Святых Христовых Тайн, совершал требы. Частенько ему приходилось бывать у старца Василия в Копышовке, служить у него в доме литургию, причащая старца и всех желающих. Очевидцы вспоминали, что на исповеди он говорил так, что многие плакали. Отец Гавриил обращался к иконе Спасителя и говорил: «Господи, прими эти слезы покаяния и прости их согрешения». Он везде старался выполнять свой пастырский долг, окормляя верующих.

В 1946 г. архимандрит Гавриил получил назначение в храм во имя иконы Божией Матери «Неопалимой Купины» в Ульяновске. По свидетельству духовных чад старца, Божественную литургию он всегда совершал с особым духовным подъемом, со слезами молясь за прихожан... Власти, видя, каким он стал пользоваться авторитетом и уважением, решили отказать ему в прописке, и он был переведен настоятелем Никольской церкви в город Мелекесс (ныне г. Димитровград) Ульяновской области.

По приезде в Мелекесс он купил небольшой домик, благодаря денежной помощи брата Григория, который проживал в Москве и работал на заводе.

С началом служения архимандрита Гавриила в Никольской церкви в воскресные и праздничные дни стали проводиться духовные беседы, на которых толковались прочитанные во время литургии главы из Евангелия, изучались молитвы. В церковь стало ходить много молодежи и детей. В одной из проповедей он сказал: «Родители, чтобы не допустить детей к неповиновению, нужно им всегда внушать слово Божие. Утром встанет дитя – заставить его молиться, приучать к страху Божию, тогда дети будут расти послушными».

Из воспоминаний монахини Марии (Гоголевой): «...я первый раз пошла в храм. Эта церковь, куда мы ходили, потом сгорела. Стояла она на улице Куйбышева, в ней отец Гавриил как раз и служил. Вот я вошла в храм, меня поставили на солею. Народу было много, а я молиться не умею – верчусь... Тот одернет меня, другой замечание сделает, и вот отец Гавриил вышел и говорит: «Ребенка этого не трогайте». Мне тогда было девять лет. Батюшка вышел после службы, меня благословил, по головке погладил, дал конфет. А тогда тяжелое время было. О, я так конфеткам обрадовалась! Вскоре соседка мне говорит: «Пойдем опять»... Приходим, а батюшка говорит: «...Я тебя сегодня приглашаю к себе». Я пришла, меня там накормили, приласкали. Очень мне у отца Гавриила понравилось... Там жили две монашки. Отец Гавриил говорит: «Вот моим бабушкам будешь помогать». И устроил меня к просфорнице. Старушка одна там пекла просфоры, и я ей стала помогать.

Я день у отца Гавриила пропадаю, другой пропадаю... Мама пришла, шум подняла... Он ее позвал, говорил с ней долго... После того как мама поговорила с батюшкой, то меня уже не ругала и стала к нему отпускать.

Бабушка, которая пекла просфоры, потом уехала, и некому стало их печь. Я осталась одна. А батюшка Гавриил был строг - если женщина, например, с мужем живет, он не разрешал ей печь просфоры. А я что одна? Ни печку не затоплю, ни дров не могу наложить. Но он благословил сторожей, уборщицу мне помогать, и я так и пекла. Потом пойду в школу - то урок не выучу, то еще что-то, в школе-то все смеются, что в церковь хожу, тогда ведь как было… Я огорчалась, плакала, и батюшка начал меня ругать: «Ну, какая ты Христианка, если ты боишься, что над тобой смеются? Смотри - Спасителя распяли, но Он вытерпел все, а ты не хочешь терпеть, если тебя дурой или монашкой обозвали». Так он меня ободрял. Это было в 1948 году... Стала слабее учиться... Батюшка тогда стал говорить: «... «Ты эту задачу решила? Сядь и реши вот так». Он как бы со мной вместе заново в школе учился, все мои дела знал. На экзамен иду, он мне говорит: «Ты вот этот билет повтори... Он тебе достанется». И, правда, доставалось то, на что он мне указывал...

Частенько ездил он в Ульяновск и всегда меня с собой брал. И вот в один прекрасный день, когда мы ночевали в Ульяновске с его племянницей, к нам вдруг стучатся. Входят милиционеры и говорят батюшке: «Вы арестованы!» Он перекрестился и говорит: «Видно, моя горькая чаша недопита!»

Когда его забрали, и он был в тюрьме, я ездила к нему и в Ульяновск, и в Поливаново... Мне сказали, что та тюрьма, где батюшка, от Ульяновска недалеко, вот я и рискнула... К нему подошли, спрашивают: «Есть у тебя родственники?» Он говорит: вот такая девочка есть, моя внучка. Назвал мое имя, описал, как я выгляжу, и даже одежду, как будто он меня через стену, как через стекло, видел. И нам разрешили свидание... И когда он вышел, я так обрадовалась: вместо дедушки да батюшка. Он меня благословил, и нам три дня разрешили быть вместе.

Так издевались там над ним, заставляли воду качать, делать всю тяжелую работу... Один только раз я была у него. Потом он вышел из тюрьмы, его начали здесь притеснять. Бояться его стали. В алтарь не пускали - он встанет в конце, молится... Но люди его очень любили, к нему очень много ходили, советовались, он такой добрый сердцем был. За всех переживал, всем помогал. Когда я приезжала в отпуск, всегда к нему заходила побеседовать, спросить совета... Когда тяжело на душе, помолишься: «Батюшка, помоги, не могу терпеть!» - и как-то полегчает. Пошла я однажды в лес, заплуталась, кричу: «Батюшка, я не знаю, куда мне идти, помоги мне!» И слышу его голос, его не вижу, а только голос: «Налево, налево иди!» Вот так он мне помогает.

Когда батюшка вышел из тюрьмы, его вдруг пригласили на исповедь, и он говорит: «Пойдем, Мария, кого-то исповедовать надо». Пришла машина, мы уселись в нее, и нас привезли к тому судье, который батюшку посадил в тюрьму. Судья заболел раком и сказал: «Мне никакого батюшки не надо, кроме отца Гавриила». И вот батюшка исповедовал его часа два, вышел оттуда весь мокрый и говорит: «Я за девяносто лет не слышал такой исповеди, как от этого судьи». И как только он вышел, этот человек скончался. Дождался, когда отец Гавриил выйдет из тюрьмы, его исповедает, причастит... Умирающий просил у него прощения за то, что такую статью ему приписали. И так плакал, так плакал. На батюшку сильно исповедь подействовала... Отец Гавриил был духовным чадом отца Алексия Мечева...»

8 июля 1949 г. старец Гавриил был арестован по доносу церковного регента, его приговорили к 10 годам лагерей с конфискацией имущества. Скорбящим прихожанам он пророчески сказал, что это его последний суд. Когда надзиратель первый раз вел отца Гавриила в камеру по длинному коридору, батюшка несколько раз, из-за одышки и сильной сердечной боли, просил отдохнуть. Надзиратель внимательно смотрел на батюшку и думал, что в первую же ночь убьют его. Когда открыли дверь камеры, батюшка вошел туда и возгласил: «Мир вам!» Отец Гавриил сразу сказал, что он священник, и начал молиться, заключённые скоро притихли и стали слушать молитву, в которой отец Гавриил поминал всех страждущих и озлобленных... Позже в лагере отец Гавриил продолжал свое пастырское служение: вел беседы с заключенными, исповедовал, отпевал умерших.

Из воспоминаний старца Гавриила: «Однажды под давлением всего пережитого я лег на свое убогое ложе с намерением скорее заснуть. Измученный переживаниями целого дня, я действительно в ту же минуту погрузился в глубокий сон. Увидел я себя стоящим в конце площадки перед бараком. Одноэтажный длинный барак тянулся с северо-востока на юго-запад, перед ним была небольшая площадка... Я стоял на конце площадки с южной стороны. Там стояли и другие, преимущественно старики, народу было немного. Окинувши взглядом площадку, я посмотрел и на барак, и дальше на запад. Взор мой прикован был чудным видением. Низко на облаках плыла величественная женщина – Монахиня, одетая во все черное и с черным апостольником на голове. Взор Ея блистал, лицо светилось, красоты было неописуемой. Величественно Она плыла по воздуху и плавно опустилась на середину площадки к стоящему народу. В мыслях у меня промелькнуло, что это Матерь Божия пришла посетить нас, скорбящих, и подать утешение в печали. Скорыми шагами я направился к Ней, но здесь глазам моим представилась другая – жуткая картина. Недалеко от того места, где Она опустилась, далее к востоку среди народа стоял огромного роста бурый медведь. Он стоял, как копна, вернее, сидел на задних лапах с вытянутыми вперед передними лапами. Я задрожал от испуга, что этот великан-зверь растерзает Монахиню. Она же шла прямо на него... Она не дошла до него. Как только увидел Ее этот страшный великан-зверь, рассыпался, как прах, исчез бесследно...

Матерь Божия двигалась по тому же направлению, как и вначале, то есть дальше на восток. Народ подходил к Ней, и Она каждого благословляла, что-то давала каждому в руку. Все с радостью спешили к Ней получить благословение и получить во утешение то, чем Она оделяла всех. Спешил и я, но вследствие того, что я стоял на самом конце площадки, скоро не мог подойти, и тем более, когда весь народ тесным кольцом окружил Ее со всех сторон. Когда подошел я к первым получившим от Нее гостинцы, спросил: что Она раздает? Один благообразный старичок показал мне только что полученную от Нее круглую небольшую лепешечку размером, видом и цветом наподобие печенья; разломивши пополам, старичок половину отдал мне. С радостью я взял как дар и благословение Матери Божией, а сам употреблял все меры, чтобы самому подойти и лично получить от Нее благословение и гостинец. Но сего по моим грехам не удостоился, ибо, только я получил половину лепешечки, врученную мне старичком как небесный дар, как благодать Божию, как небесный хлеб, данный людям в благословение, освящение и подкрепление духовных и телесных сил, я с благоговением принял его во уста и тут же проснулся, чувствуя сладость во устах.

Проснулся я с большим сожалением, как бы потерявши сокровище и драгоценности, не удостоившись лично получить от Матери Божией то, чем Она утешала многих. Я сокрушался и был в великой печали, что по своим грехам не удостоился получить благословение. Во время такого печального раздумья меня осенили отрадные мысли. В них слышался мне как бы голос, отрадный голос Самой Матери Божией, ласково и непонятно откуда раздававшийся в ушах моих: «Не печалься, – вещал сей таинственный голос, – видение сие для тебя не окончено, а только прервано, оно продлится для тебя в самой жизни. Ты идешь и стремишься получить благословение и милость. Не ослабевай, терпеливо продолжай путь, вместе с благословением получишь милость и дар». Настоящие мысли ободрили меня.

Хотя лично я не удостоился получить от Матери Божией гостинец, которым Она оделяла подходящих к ней, однако и не лишен был благодатного утешения, которое получил через старичка в виде половины сладостного печенья. И оно имело для меня пророческое значение, а именно: я пробыл в лагере на этот раз половину срока, данного мне, после которого я удостоился уже наяву получить благословение на возвращение домой, как вещал мне сей таинственный голос, и дар освобождения».

Находясь вдали от духовных чад, архимандрит Гавриил поддерживал их молитвенно, не оставлял без пастырского попечения, хотя сам находился в несравненно более тяжелом положении. Он постоянно присылал в своих письмах наставления и проповеди. Свои письма он начинал, испрашивая милость, мир и благословение на всех словами: «Возлюбленные о Господе чада, боголюбивые братия и сестры!.. Возлюбленные чада, не меняйте свои сокровища духовные на страсти и пороки, делами милосердия отправляйте их в страну вечности, там они будут вашим богатством духовным. Украшайте свои души добрыми делами, чтобы быть достойными Небесного Жениха Иисуса Христа. Тогда, как отправитесь в путь и пришедше в страну вечной жизни, услышите от Него радостный призыв: придите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное от создания мира». Он призывал хранить верность Богу во всех обстоятельствах жизни.

Отец Гавриил даже в трудные лагерные годы не нарушал постов, как бы ему это трудно ни было. Ольга, отбывавшая с батюшкой свой срок и работавшая на кухне в лагере, любила повторять, что отец Гавриил из тюрьмы сделал тайный монастырь. Как-то подошел отец Гавриил к Ольге и предрек скорое освобождение, так как она была осуждена, будучи совершенно невиноватой, как вскрылось позже. Она заплакала: «Батюшка! Не хочу уходить от вас». Он в ответ: «Мы еще увидимся...» И действительно, после освобождения Ольга переехала в Мелекесс и купила домик на улице Неверова, на которой жил батюшка. Позже, когда отец Гавриил был освобожден, они и встретились на этой улице.

Начальник лагеря относился к отцу Гавриилу с большим уважением. У него тяжело болела жена, обошла всех врачей и к профессорам обращалась, но помощи ни от кого не получила. И тогда он стал просить отца Гавриила, чтобы он вылечил жену. «А как лечить? Идите к врачу». – «Пользы нет!» – «А я ведь молюсь и прошу у Господа, чтоб исцелил болящего». – «А я это и прошу вас». Начальник пригласил отца Гавриила домой. Он жил у него две недели. И по молитвам старца Гавриила женщина получила от Господа полное исцеление. Начальник стал хлопотать о его досрочном освобождении. И вот 3 октября 1954 года состоялось заседание Кемеровского областного суда, на котором было вынесено определение о досрочном освобождении отца Гавриила по болезни, и он был освобожден из-под стражи 23 октября, отбыв половину срока.

Старец Гавриил пробыл в лагерях в общей сложности семнадцать с половиной лет, но никогда не жаловался на ужасы лагерной жизни, все это он воспринимал как испытание веры и любви к Богу. Только говорил: «На все воля Господня. Слава Богу, за все!» Он непоколебимо верил в благой Промысел Божий о каждом человеке, в Покров Царицы Небесной над каждым из нас, безропотно и мужественно переносил страдания все долгие годы заключения. Он говорил: «Я рад, что Господь сподобил меня пострадать вместе с моим народом и потерпеть сполна все скорби, которые не единожды выпали на долю православных; испытания посылаются человеку от Бога и необходимы для его очищения и освящения». За своё великое смирение, безграничная любовь к ближним старец и заслужил Дары Святого: дар прозорливости и исцеления.

После освобождения из лагеря архимандрит Гавриил вернулся в Мелекесс. Дом его был конфискован. И он пошел в церковь, надеясь на добрых людей. Многие боялись пригласить к себе батюшку. Но вот нашлась добрая душа Евдокия Васильевна, которая не побоялась принять отца Гавриила, хотя домик ее был небольшой и в семье четыре человека.

6 января 1955 года Президиум Верховного суда РСФСР рассмотрел жалобу отца Гавриила и постановил: приговор Ульяновского областного суда от 29 декабря 1949 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РСФСР от 23 февраля 1950 года в отношении Игошкина И.И. отменить и делопроизводство прекратить: полностью реабилитировать. Конфискованный дом вскоре был возвращен. В знак благодарности к Евдокии Васильевне отец Гавриил пригласил ее и всю ее семью жить в свой дом (их дом был ветхим), сказав: «Будете за мной ухаживать, я человек больной, долго не проживу, а дом подпишу на вас». Так он и сделал.

Старец говорил своим духовным чадам, что вернулся после лагеря именно в Мелекесс, чтобы молиться за своих врагов, строго следуя заповедям Божиим. После лагеря отец Гавриил не служил в церкви из-за слабого здоровья, служил Божественную литургию у себя дома.

В июне 1956 года старец Гавриил последний раз посетил родные пензенские места. Молва о приезде батюшки быстро облетела близлежащие села. Всем хотелось увидеть его и получить духовное наставление и благословение. Он всех принимал и внимательно выслушивал. Обойдя пешком села Сыреси, Самодуровку, Шугурово, Шкудим, Качим, где проживали его родные, в их домах служил Божественную литургию, причащал Святых Христовых Тайн немощных и больных. Служил молебны, совершал крещения, служил панихиды на могилах, и все это делал при большом стечении верующих. С великой радостью вместе со своими односельчанами совершал молитвы, тогда же совершил последнюю панихиду на могиле родителей.

Состояние здоровья старца ухудшилось. По свидетельству духовных чад: за три дня до смерти он видел необыкновенный свет и в нем Господа и разговаривал с Ним.

В воскресенье 18 октября 1959 года батюшка отслужил Божественную литургию, причастился Святых Христовых Тайн. Как и всегда, во время «Тебе поем» очень сильно плакал. В течение дня много писал, вечером отслужил всенощную. После нее вышел на улицу немного погулять, затем был ужин, но когда ему принесли еду, он попробовал две ложки и отказался. Попросил прочитать акафист «Иисусу Сладчайшему», слушал лежа, и вдруг стал говорить: «Грудь давит и тяжело дышать»... Попросил прочитать «Канон при разлучении души от тела». Стал прощаться со всеми, велел крестить его с головы до ног, окинул взглядом все четыре стороны света и почил, как бы тихо заснув.

Старца Гавриила похоронили на городском кладбище. Ещё при жизни старец Гавриил советовал своим духовным детям: «Когда меня не станет, ходите ко мне на гробик... Как с живым со мной говорите, и я всегда для вас жив буду». Сюда к старцу многие годы стекались страждущие, просили молитвенного заступничества и по вере своей получали помощь.

20 августа 2000 года, по завершении Юбилейного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, архимандрит Гавриил был причислен к лику святых для общецерковного почитания в Соборе новомучеников и исповедников Российских, (день памяти - 5 (18) октября). 18 октября 2000 г. были обретены нетленные святые мощи преподобного.

Следует отметить, что в момент обретения мощей в воздухе ощущалось благоухание, позже, когда освящалась первая икона святого преподобноисповедника Гавриила, Господь сподобил многих верующих увидеть чудо: когда святая вода коснулась изображения лика преподобного, на икону снизошел Святой Дух в виде огненного столба. После чтения Святого Евангелия Архиерей и священники приложились к святым мощам, и началось помазание богомольцев освященным елеем. В этот вечер у мощей святого Гавриила произошло несколько случаев исцеления больных. Отныне каждый приходящий в Никольский собор г. Димитровграда (Мелекесс) может приложиться к святым мощам и попросить молитвенной помощи преподобного Гавриила.

Святый преподобноисповедниче Гаврииле, моли Бога о нас!

Молитва

О добрый пастырю и доблий воине Христов, скорый помощнике и теплый заступниче, богоблаженный угодниче Божий и Православия твердый исповедниче Гаврииле! Имеяй велие дерзновение пред Престолом Всевышняго, не остави нас молитвами твоими, с любовию и верою к тебе притекающих. Ты бо от лет ранних юности твоея огнь любве Божественныя в сердце твоем ко Господу возжегл еси, жизнь свою всецело Богу посвятивый, наипаче нищету духовную стяжавый, яко раб благий, дела богоугодная кротко и смиренно творил еси, темже и надели тя Господь дары Духа Святаго, имиже и поныне точиши чудеса многая. Молим тя, отче Гаврииле, призри на люди, зде стоящия, и благодатию, ти Свыше данною, уврачуй души наша, грехом изъязвленныя, исцели телеса наша многоболезненная, старость поддержи, вдовиц заступи, сирых и обездоленных окорми, супружество верно сохрани. Нас же вразуми, научи и воспитай чада наша в вере Православной, дабы не уклонятися нам от правыя стези, но, храняще апостольская предания, твердо Христа Бога исповедати. Ей, святче Божий! Умягчи сердца наша, житейскими попеченьми окамененная, и помози нам милосердным быти, во еже, долга христианскаго не забывающе, единому от меньших братий Господа нашего Иисуса Христа милостиво послужити. Дабы, егда явитися Господеви нашему во славе Отца Своего со Ангелы Святыми, в радости услышати глас Его: приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира. Аминь.

Старец Никита

(1893-1985 гг.)

Старец Никита (в миру Никита Авксентьевич Лехан), родился 13/26 мая 1893 г. в селе Новогригорьевка, Херсонской губернии (Кировоградская обл.), в бедной крестьянской семье. О своих детских годах и юности о. Никита не любил рассказывать, а когда его расспрашивали, отвечал: «Всю жизнь допросы...».

По свидетельству духовных чад старца до ареста у него была семья, дочь, однако сразу же после его ареста жена отреклась от него и вышла замуж за другого человека. В 1923 г. о. Никита был рукоположен во иереи Днепропетровской епархии и служил в селе Овсюки Черкасской губернии. С началом гонений на Истинно-Православную Церковь в их селе поселились монахини из закрытых властями монастырей. Они рассказывали о. Никите про сергианство. Позже старец вспоминал об это так: «Я был тогда молодой и не особенно слушал их. И потом Господь дал мне в наказание за служение в «сергианской церкви» — епитимию: меня вскоре арестовали»...

Из воспоминаний духовных чад старца Никиты: «Власти судили батюшку три раза. Первый раз в начале 30-х годов... Когда он вышел из тюрьмы, то ему предлагали служить на приходе, и он согласился, но уже больше не поминал правящего архиерея «официальной церкви». Власти принуждали его признать «Декларацию», однако он решительно отказался, и его снова посадили в тюрьму.

Срок его заключения составлял три года. Первый и второй срок он отбывал до войны. Незадолго до войны он вышел из тюрьмы. Когда на территории Украины власть советская поменялась на немецкую, то батюшка получил возможность служить открыто. Он служил в селе Белоусовка Полтавской области, где у него было много духовных чад, оставшихся верными истинному Православию, даже когда на батюшку и на Церковь опять начались гонения. После окончания войны, его снова арестовали. Причём перед арестом о. Никите предлагали остаться и служить официально в храме, но для этого он должен был вступить в компартию. От такого предложения батюшка, конечно же, отказался, и тогда по доносу подосланного комсомольца его арестовали. Сначала его приговорили к расстрелу, но потом: «Полтавским обл. судом 05.08.1952 года осуждён по статьям 54-3, 54-10 (часть 2), как враг народа за разжигание антисоветской пропаганды: «с использованием» религиозных идей на 25 лет лишения свободы...

После смерти Сталина была большая амнистия для осуждённых по 58 статье, среди которых было много верующих. Тогда, в 1955 г. вышел из лагеря и о. Никита... В село Овсюги, Гребенковского района, Полтавской области он прибыл 15 июня 1956 г.».

Вернувшись в село, о. Никита узнал, что его дом отдан под школу. Оставшись без семьи и крова, он вынужден был обратиться к монахине Мастридии, чтобы она приняла его к себе на жительство.

Из воспоминаний духовной дочери старца Никиты: «Матушка, сомневалась — она монахиня, а он священник — как быть? Но потом ей во сне был голос: «Не сомневайся, не бойся, приюти этого страдальца». И утром матушка соглашается принять его...

Люди, узнав, что у неё живёт священник, прибывший из заключения, стали носить милостыню: хлеб, молоко, картошку и всё необходимое... Через год он решил ехать к своему знакомому в Молдавию... В Молдавии батюшку арестовали, но, слава Богу, продержав одну ночь в камере, отпустили... После долгих скитаний он с разрешения рабы Божией Ульянии приехал к нам в Харьков. Пришёл он нищим, в ветхой рясе, шляпе, с палочкой и чётками; за спиной котомка...

О. Никита усиленно искал истинно-православного епископа, чтобы принести покаяние за пребывание в «советской церкви» и воссоединиться с Церковью истинной... Не найдя связей, и ввиду постоянных просьб его многочисленной катакомбной паствы, о. Никита с упованием на милость Божию стал самостоятельно совершать богослужения. Такое положение о. Никиты было оправдано и тем, что он был признан и многими другими истинно-православными священниками, имевшими дореволюционное рукоположение. Например, поддерживались отношения с братом новомученика Измаила Рождественского, катакомбным священником Михаилом Рождественским (†1988), который впоследствии отпевал о. Никиту. Имелась также связь и со священником Григорием Сокрутой (†1993), протоиереем Александром Шабельником (†1998) и другими катакомбными пастырями. Как своего правящего архиерея о. Никита стал поминать Предстоятеля Русской Православной Зарубежной Церкви митр. Анастасия, а потом митр. Филарета, а вл. Антония (Храповицкого) всегда поминал за упокой...

В начале 80-х священник, имевший связь с зарубежьем, письменно ходатайствовал перед архиеп. Антонием Женевским об о. Никите. И тогда Синодом РПЦЗ была принята рекомендация об о. Никите, как об истинно-православном пастыре...

В 70-е годы один почитатель о. Никиты тайно привёз ему из Московского исторического музея ценный документ, составленный духовным вождём истинного Православия — еп. Димитрием Гдовским. В документе еп. Димитрий преподавал своё благословение совершать богослужения всем антисергианским священнослужителям, если они по независящим от них причинам не имеют административной связи с каноническим архиереем, вплоть до момента восстановления таковой связи...

Почитал о. Никита и митр. Филарета (Вознесенского) и даже составил книжечку о нём, которую распространял среди верующих. В 1977 о. Никита послал свою письменную исповедь митр. Филарету...

Всё время до смерти о. Никита не имел советских документов, кроме справки, которую ему выдали при освобождении»...

Из-за постоянных доносов, о. Никите пришлось несколько раз менять место жительство, наконец, его духовным детям удалось приобрести для него в селе Лизогубовка (25 км от Харькова) маленький домик. Духовноя дочь старца рассказывает:

«Была пристроили ещё одну большую комнату, и батюшка стал там жить и служить, потом завели три коровы, огород... На общинные деньги купили машину, мотоцикл, помогали своим покупать дома, кто хотел жить ближе к батюшке».

Первоначально Харьковская община состояла из 30 человек, но постепенно приходили новые люди. К 60-м годам у о. Никиты была уже большая паства. Когда умирали катакомбные священники, то осиротевшая паства стекалась к оставшимся в живых священникам.

Среди духовных чад о. Никиты были верующие из Сибири, Средней Азии, Чувашии, Удмуртии, Центральной России и других мест.

По молитвам духовника многочисленные неразрешимые проблемы духовных чад старца разрешались чудесным образом, налаживался жизнь в сложное послевоенное время.

Из воспоминаний И.З.: «У нас был прихожанин Владимир из Себейкино. На него очень нападал сосед. Владимир на исповеди пожаловался о. Никите. Батюшка проговорил какую-то молитву, и когда Владимир возвратился домой, то сосед встретил его добродушно с улыбкой на лице».

Раба Божия Зинаида рассказывает:

- Впервые отец Никита приехал к нам в Кировоград (до 1924 г. город назывался Елизаветград) в 1961 году. Мне тогда был 21 год... И вот, по промыслу Божию, в дом к моей родной тёте приехал отец Никита с А.Д., и на службу пришла я со своей мамой. После его визита впечатление в моей душе осталось неизгладимое, он своей проповедью так на меня подействовал, что у меня опустились руки ко всему мирскому. Он так сумел доказать, что всё окружающее — это прах и пепел, это временные забавы, которые несут душе только гибель! Я месяц ходила как не я, на всё смотрела, как на ненужное и пустое. И после его посещения я стала удаляться от мира. Я только что вращалась среди людей, но всё это было формальностью, а мысли меня почти никогда не покидали, что когда-то настанет день, когда пред Всевышним за каждый шаг надо будет дать ответ! И сейчас я только могу написать: «Царство ему небесное, вечный покой»...

В годы безверия трудно было достать духовную литературу, о. Никита сам изготовлял брошюры, которые пользовались большой любовью среди верующих, из них они узнавали о жизни праведников, знакомились с их высказываниями. По свидетельству духовных чад старца в своей пастырской деятельности он часто обращался к трудам святителей Василия Великого, Иоанна Златоуста и Дмитрия Ростовского. Следует отметить, что о. Никита распространял и книгу «Отец Арсений», о жизни старца Арсения (Стрельцова Пётра Андреевича (1894-1975 гг.). Один экземпляр этой книги он получил от духовных детей старца Арсения. На печатной машинке он отпечатал шесть книг, которые духовные чада старца Никиты читали по очереди.

О. Никите приходилось много ездить, он тайно посещал своих духовных чад в отдалённые районах. В одну из таких поездок о. Никиту с инокиней Евстолией задержали. Милиционер конфисковал корзинку с просфорами, и отвёл их в сельсовет. Старец стал просить заступничества у святителя Николая, он молил, чтобы святой сотворил чудо и его освободили. По милости Божией, их вскоре отпустили, председатель не смог записать показания «задержанных». Из воспоминаний духовной дочери старца: « Так как ни одна ручка не писала, председатель разозлился и потребовал: «Уведите этого колдуна отсюда!» Но запретил сажать о. Никиту и инокиню Евстолию на автобус, так и ушли они оттуда пешком.

Батюшка был прекрасный проповедник. Проповеди, обычно на духовно-нравственные темы, он говорил каждое воскресенье. Призывал пасомых жить честно, порядочно, не двоедушничать, не идти на сделки с совестью, не участвовать в делах тьмы... Призывал всех быть настоящими христианами.

Батюшка был очень сострадательный и милостивый к людям и животным. В посты он объезжал паству, и когда приезжал к людям, то всегда обращал внимание на домашних животных. Если собачка или кошечка были худые и голодные, он делал замечание хозяйке, говоря, что большой грех обижать животных... Один раз он рассказал историю: «Шла одна старушка в монастырь, и по пути села отдохнуть, хлебца перекусить и водицы испить. И вот подошла к ней бродячая собачка и просит поесть, постояла и ушла, т.к. бабушка ничего ей не дала. Пришла в монастырь, и сразу к старцу на исповедь. А старец был прозорливый, он поисповедовал её, а потом говорит: «А причащаться ты не будешь! Ты по дороге отдыхала, кушала, а рядом собачка голодная стояла, ты ей и кусочка хлеба не дала, вот за твоё жестокосердие тебе епитимия». Сам о. Никита мяса не ел, хотя не был монах...

За три месяца до смерти он заболел. Одна из наших сестёр, когда батюшка заболел, видела во сне: пришли три мужа в белых одеждах и принесли ему свёрток. Что в свёртке, она не видела, но слышала, как они сказали:

— Это тебе награда за твои тяжёлые долголетние труды. Но ты ещё поживёшь после этого.

И все три месяца, каждый день о. Никита причащался Святых Таин.

Незадолго до смерти я его спросила: «Батюшка, вам не страшно умирать?» Он ответил: «Нет! Вот ко мне пришли святители Василий Великий, Иоанн Златоуст и Дмитрий Ростовский!»... И ещё один раз я его спросила: «Батюшка, вы до Пасхи доживёте?», а он ответил: «Я и до Рождества не доживу!» Так и случилось, я постоянно возле него была и присутствовала при кончине. Умер он по-христиански, в 12 часов ночи мы беседовали, а в 4 часа утра он скончался тихо и мирно, как уснул.

Преставился о. Никита в день памяти святой великомученицы Екатерины 24 ноября / 7 декабря 1985 в возрасте 93 лет, в один год и месяц с глубоко почитаемым им митр. Филаретом. Отпевал о. Никиту известный катакомбный священник Михаил Рождественский из Санкт-Петербурга. Похоронен он на кладбище села Лизогубовка.

О. Никита и по сей день не оставляет свою паству. И сейчас, (по прошествии стольких лет), он помогает своими молитвами тем, кто прибегает к нему за помощью... Он сам перед своей кончиной сказал: «Не нужно обо мне плакать! А приходите ко мне на могилку, и я по милости Божией буду вам помогать».

Из воспоминаний духовной дочери старца Никиты р. Б. Параскевы:

« После смерти нашего дорогого батюшки у меня сильно заболела нога, так что я не могла на неё стать! Под Рождество Христово было 30 дней после его смерти, а мне было так скорбно, что я не поехала. Читала я житие святителя Иоасафа Белгородского, и во время чтения стала просить свт. Иоасафа: «Ты бы исцелил меня! Но ты меня не знаешь, пусть исцелит меня отец Никита!» И вскоре задремала. И вот вижу, из гроба поднимается о. Никита и смотрит на меня. Я от страха проснулась и встала с кровати, пройдя от волнения несколько шагов по комнате, и только спустя немного времени я поняла, что хожу без костылей и нога моя не болит».

Господи, упокой душу старца Никиты, со святыми упокой, и его молитвами спаси нас!

Высказывания и наставления старца Никиты:

...Я истину вам говорю, что, как кроткое дитя слушает слова своего отца и лепечет, повторяя вслед за отцом, так и я наслаждаюсь, верю, слушаю, и желание есть исполнять слова Лествицы, которая говорит: «Если Дух Святый называется и есть мир души, а гнев есть возмущение сердца, то ничто не препятствует пришествию в нас Духа Святого, как гневливость! В кротких сердцах почивает Господь, а мятежливая душа седалище диавола! Кроткая душа престол простоты, а гневливый ум есть делатель лукавства! Несообразно видеть лисицу между курами, но ещё несообразней видеть пастыря гневливого! Ибо лисица губит кур, а сей смущает и погубляет разумные души». Эти слова святого отца, открывают нам врата Царства Небеснаго...

Кроме того, гнев стоит в числе семи смертных грехов! К смертным грехам относятся: гордость, сребролюбие, блудодеяния, чревоугодие, зависть, гнев и леность! А это же Лествица называет их и бесом, то есть бес гордости, бес сребролюбия, бес блудодеяния, бес зависти, бес гнева, бес чревоугодия! И я и этому без рассуждения и толкования верю. Когда Иоанн Кронштадтский говорит: «Один неправедный помысел у христианина изгоняет Христа из его сердца, и вселяет в сердце диавола, и этот христианин уже является обиталищем диавола, что и Св. Евангелие подтверждает — когда Пётр начал прекословить Господу, то Господь сказал: «Отойди от Меня, сатана, потому что ты думаешь не о том, что Божие, но что человеческое».

И когда через один неправедный помысел человек делается обиталищем диавола, то кольми паче через гнев, смертный грех! Помимо этого, гневливый притягивает к себе ещё один главный смертный грех — гордость! Иоанн Кронштадтский говорит: «Всякий гневливый есть горд! Ибо, когда он сердится, то он тайно имеет в сердце своём — своё «Я»! Все плохие, на кого он сердится, один Я только хорош!» Значит, нам необходимо согласиться по-детски, без всякого мудрования и высокоумия, что гневливый горд и обиталище и носитель диавола! Вот это и будет корень зла, корень нестроений в вашем стаде!

Печаль, слёзы и терзание тела своего есть двоякого рода. Печаль есть по Боге и по своих грехах, и есть печаль и слёзы о лишении благ земных, о лишении утешаться и наслаждаться страстями своими и разными непотребствами. Преп. Серафим Саровский говорит: «Кто победил страсти тот победил и печаль! Побеждённому страстями не избежать оков печали! Как больной заметен по бледности лица, так побеждённый страстями обличается печалью».

... Святые говорят: «Мнение смирения о себе — ужаснейший вид гордости! С великим трудом изгоняется гордость, когда человек не признаёт её гордостью, она кажется ему смирением!» «Кто сам себя хвалит, то это один из явных признаков прелести духовной».

Прелесть — есть ложная мысль!

Признаки прелести таковы:

Головы поднимают, как праведные.

Голос повышают, как достойные.

Упрекают, как умнейшие.

Предлагают своё, как знающие.

Ненавидят обличения, сердятся.

Имеют желание настаивать на своём.

Будем верить Св. отцам, что признак гордости — оправдывание себя... Да, мы все не понимаем своей выгоды, своей пользы. Мы стыдимся сознаваться открывать свои пороки и тем самым мешаем благости Божией. Ибо если я сейчас скажу: «Я слеп», то Господь скажет: «Хочу, прозри!» «Я хром», Господь скажет: «Ходи!» «Я прокажён» — «Хочу, очистись!» «Я глух» — «Хочу, слыши!»

Мы читаем в Евангелии, что Господь таковых слышит и исполняет их просьбу. Господь для таких и пришёл, спасти грешника! Но если мы этого не будем говорить, а будем оправдывать себя, как фарисей: «Я не таков, как этот мытарь», что подобно и мы так говорим: «Я незлобивая, со мной можно жить» — не так, мол, как с другими — «я кротка, смиренна, незлобива, не горда». И если мы так будем говорить, то и от нас Господь отвратит лице Своё, как от фарисея!

Варсануфий Великий говорит: «Признающий себя грешником и виновником многих зол никому не противоречит, ни с кем не ссорится, ни на кого не гневается, но почитает всех лучшими и разумнейшими себя. Как же ты восстаешь против лучших себя? Будь внимательным, брат, — это неправда. Мы ещё не достигли, чтобы считать себя грешными... Кто любит обличающего его, тот премудр (Притч. 9:8 ). Если же любишь его и не исполняешь того, что слышишь от него, то это более походит на ненависть. Мы видим из притчи о мытаре и фарисее, что Господь пришёл не хвалить, а осудить тех, которые хвалят себя. А посему, если и мы будем говорить в похвалу себе: «Я не зла, я кротка, я смиренна, со мной можно жить, я служу братии», то и мы предстанем суду Божию!

Не проявляй своей воли.

Никогда не настаивай на своём.

Осторожненько можешь дать совет.

Внушить себе, что ты одна — раба неключимая, а все — господа.

Что все — святые, одна ты — грешная. Как ты можешь открыть уста свои против своих господ и Ангелов?!

Что отдал, то приобрёл; Что удержал, то потерял! Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Старец некоторый задаёт вопрос: «Как может человек узнать, что его молитва благоприятна пред Богом?» И отвечает: «Если не сохранит человек того, чтобы не обидеть ближнего своего каким бы ни было делом, телесным или душевным, то молитва его будет гнусна и не принята Богом. Ибо стенания ближнего не допустят его молитве дойти до Бога! И если не примирится скоро с ближним своим, во время жизни своей, то не очистится от грехов своих! Ибо написано: Елика свяжете на земли, будут связана на Небеси» (Древний Патерик).

К этому же Нил Мироточивый Афонский говорит: «Тот, который наносит скорби человеку, уподобляется искусителю, то есть диаволу. Примирись, брат, пожалей себя; утешь тобою оскорблённого — досадующего. Потерпи сам, унизь себя, останься обиженным; избави себя от вечной муки! Господь сказал: Терпением вашим спасайте души ваши (Лк. 21:19)».

Достойно, по делам моим, я подлежу суду Феодора Студита.

Достоин, чтобы я был попран лежащий на земле ногами верующих. Сие также принимаю по делам моим. Скажу словами разбойника: Помяни мя, Господи, во Царствии Твоем!

Святый Нил Мироточивый говорит, что придёт антихрист тогда, когда обнищает мир! Но что же за обнищание такое постигнет мир? Много видов этой нищеты, которая будет окружать мир!

Во-первых, обнищает мир мирностию между собою, любовию, единодушием, целомудрием. Говорится в Деянии, что у первенствующей Церкви у множества уверовавших было одно сердце и одна душа. А у нас?! Не стыдно ли нам?!

...Ведь одно разногласие — дело плоти — изгоняет Христа! Открыли мы врата сердец наших для входа диавола, губителя и мучителя душ наших.

Чем же мы отгоняем Христа Господа? Отгоняем Господа: злобою и враждою между собою, осуждением один другого, клеветою, гордостию, гневом, ненавистию, немирностию между собою.

Может ли Христос вселиться и пребывать в подобных домах, келиях, сердцах, когда Святый Отец Иоанн Кронштадтский говорит: «Ты постоянно замечаешь, что Бог самомалейшей, мгновенной нечистоты не терпит в тебе, и тебя тотчас по допущению помысла оставляет мир души и вместе Сам Бог, и ты делаешься вместилищем диавола, если тотчас не отвергнешь греха покаянием».

Вот, например, свят. Игнатий Брянчанинов говорит: «Случайностей нет, нет слепого случая. Бог управляет миром, Бог управляет вселенной, управляет Бог и жизнью каждого человека во всей ея подробности». Вот на этих словах мы всю жизнь свою, всё учение проводим, утешаем себя во всех случаях. Например: явилась болезнь, мы уверены в том, что она не случайно явилась, или от греха, или от нашей неосторожности...

Во святой книге Псалтырь говорится: Все пути Господни есть милость Божия. Вот и утешение и болящим... Легче перенести эти болезни тут, а в будущем избавиться вечных мук, малая ли выгода для болящих!

Причина какая-нибудь есть попущению болезни, однако и в болезни нельзя дремать! Не сычать, не гневаться, не раздражаться, если не по-твоему говорят или делают. Святые предлагают нам всем рецепт, говорят: « Нет большей добродетели, как простить ближнему его обиду, за это изглаживаются грехи тайные, никому неведомые, кроме твоей совести».

Не должно увлекаться мнением человеческого общества, хотя бы это мнение было мнением значительного большинства! Должно руководствоваться светом Священного Писания и писаний Отеческих. Великое бедствие впасть по причине неведения и легкомыслия под руководство лжеучителя. Если слепой ведёт слепого, то оба упадут в яму (Мф.15:14). В яму погибельную, — сказал Господь! Аминь.

Святые говорят: покаяние всемогуще как таинство, как установление Всемогущего Бога. Нет греха, который бы устоял против лица покаяния. Он есть дар, данный нам от Бога! Поспешим все каяться, помня епитимию Спасителя: Иди и больше не греши!

Эти слова: «Смирение никогда не гневается», — будут служить для тебя зеркалом!

Хочешь ты знать, смирен ли ты, проследи за собой, если ты разгневался, то ты не смирен!

Иеромонах Никита (Сапожников)

(Иеросхимонах Никандр)

(1891-1974 гг.)

  

Иеромонах Никита (в миру Николай Петрович Сапожников) родился 19 февраля 1891 года в селе Контакузовка Вознесенского района Одесской области. Его отец, Пётр Иванович, служил в сельских приходах псаломщиком, мать занималась воспитанием детей и домашним хозяйством.

Николай закончил Духовное училище, Одесскую Духовную Семинарию и Московскую Духовную Академию. 1 сентября 1913 года он принял монашеский постриг с именем Никита, через неделю был посвящен в иеродиакона, 7 сентября 1914 года -рукоположен в иеромонаха.

Иеромонах Никита был духовным сыном старца Алексия (Соловьёва). Старец Зосимовой Пустыни посоветовал юноше выучить Псалтырь и Евангелие. Когда духовный сын возразил: «Это ведь невозможно!». Прозорливый старец ответил: «Выучишь! Бог поможет... Большую часть жизни ты проведёшь в тюрьмах»... (По молитвам старца иеромонах Никита за несколько месяцев выучил Псалтырь и Евангелие. Пророчеству суждено было сбыться - в тюрьмах, лагерях, в ссылке он провёл двадцать семь лет.)

В 1915 году кандидат богословия - иеромонах Никита был назначен преподавателем каноники в Самарскую Духовную Семинарию. В Семинарии с 1915 по 1918 год он преподавал также курс литургики, гомилетики и церковной археологии. С 1918 по 1927 год служил приходским священником в Иоанно-Предтеченском скиту.

Из воспоминаний духовной дочери иеромонаха Никиты старицы Рафаилы: « В этом невысоком, худеньком, рыжеватом иноке была удивительно живая вера, зажигательный дар слова и несгибаемая вера... Отец Никита часто уходил в затвор и молился несколько дней, не выходя, питаясь только хлебом и водой, и то в умеренном количестве».

Многие почитали «аскета-подвижника». После закрытия монастырей несколько инокинь примкнули к иеромонаху. Количество духовных чад старца быстро росло.

Многие страждущие приходили к старцу Никите за духовным советом.

В 1927 году иеромонах Никита был арестован. Около двадцати семи лет подвижнику предстояло провести в тюрьмах, лагерях, ссылке.(1927-1940 гг.- Сибирь, (Барабинский округ), 1941- 1946 гг. - ИТЛ, 1946 - 1956 гг. – Саратов)

Из жития старца Никиты (составленного Т. Зотовой): «Во время распределения на работу на плацу (в Светлое Христово Воскресение) о. Никита заявил, что отказывается работать в великий праздник. Начальник лагеря, побагровев, навёл на священника пистолет.

- Будешь! Будешь! – яростно крикнул он.

- Не буду! Стреляй! – решительно ответил о. Никита...

Начальник спрятал пистолет обратно в кобуру... О. Никита так и не работал в тот день...

В день великомученика Георгия Победоносца, 6 мая, его повели на расстрел. Красноармейцы привели его на место казни и поставили на краю ямы. Когда же они вскинули винтовки для выстрелов, то увидели, что неожиданно явился святой

Георгий и загородил собой заключённого священника. Палачи в страхе побросали винтовки, а когда святой исчез, то привели батюшку в лагерь, наотрез отказавшись расстреливать его.

Отца Никиту переводили из лагеря в лагерь... Через всю Россию пешком шли к нему преданные люди. Их притягивала его чрезвычайная доброта, которая так и светилась в глазах, и редкая духовность».

Лишь в 1956 году старец был освобожден со снятием всех судимостей и полным восстановлением во всех правах. До 1960 года с благословения Патриарха Алексия он восстанавливал здоровье. В 1960 году на праздник Успения Пресвятой Богородицы он был награжден золотым наперсным крестом. С 1960 года он выполнял послушание Патриарха по исправлению формы и изложения Православной Пасхалии.

В 1970 году тяжелобольной старец принял решение постричься в схиму, иеромонах Никита выбрал себе имя Никандр. Когда он обратился с просьбой к владыке Иоанну (Снычеву) дать ему при постриге имя Никандр, то услышал ответ: «Ребенок сам себе имя не выбирает». После того как иеромонах Никита объяснил, что просит об этом только потому, что умрет в день Никандра, псковского пустынника, согласие владыки на постриг с именем Никандр было получено. И действительно, иеросхимонах Никандр скончался в день своего тезоименитства 24 сентября 1974 года, причастившись Святых Таин. Похоронен старец на кладбище с. Колдыбань (Самарская обл.).

Господи, молитвами старца Никиты спаси нас!

Блаженный старец Александр (Белкин)

(1898 – 1956 гг.)




13-го января 1898 года в городе Сапожке (Рязанская губерния) у Николая и Александра Белкиных родился сын, при крещении младенца нарекли Александром. Первоначальное образование Александр получил в гимназии в Рязани, затем учился в Геодезическом институте в Петрограде, но за год до окончания учёбы оставил институт. Вернувшись домой, он поступил в институт Водного Транспорта.

После смерти любимой девушки, Александр решил посвятить себя служению Богу и людям. Однажды зимой 1920 года Александр отправился ко всенощной в монастырь Святого Апостола Иоанна Богослова. Поднялась метель, он сбился с пути. Внезапно обессиленный юноша увидел, что его преследуют волки. Александр начал горячо молиться – его молитва была услышана. Неожиданно показались крестьянские сани, крестьяне заметили Александра и спасли его. Его положили на сани и довезли до села. Ступни ног у Александра были отморожены, поэтому его поместили в больницу, где ему ампутировали обе ступни ног. Раны заживали медленно, Александр долго не мог посещать храм. Часто он молился, прося помощи и облегчения страданий.

После больницы Александр жил у брата (его родители к тому времени уже умерли). Александр любил молиться ночью перед храмом Вознесения Господня, превозмогая боль, он поздно вечером приползал в храм (ходить, опираясь на палку, он научился позднее). Неоднократно ночью, особенно во время войны, когда Рязань была на военном положении, его прогоняла милиция.

Семья брата не любила Александра, его поместили в комнату, в которой в зимнее время по стенам выступал иней, замерзала вода.

В храмах он обычно стоял у двери. Когда он громко обличал людей, его просили не мешать богослужению, а он отвечал: «Я не могу молчать. Святитель Николай говорит мне, чтобы я обличал». Много было недовольных, которым не нравилось, что их прилюдно обличают, однажды несколько человек, посулив деньги, уговорили его племянника, чтобы тот избил его. Племянник избивал блаженного, а Александр терпел, никому не жаловался.

Во время войны многие женщины спрашивали его о пропавших без вести родных,

он не отвечал, но когда ему давали просфору и просили: «Помяните о здравие воина такого-то» брал и поминал - это означало, что воин жив. А если не брал и говорил: «Молись сама» — значит, тот, за кого просили погиб. Прозорливец в таких случаях не ошибался, вскоре женщины получали извещение о смерти.

Подвижник в первую, четвертую и седьмую седмицы Великого поста строго постился — без хлеба и воды. Перед причастием Святых Христовых Тайн два дня не вкушал никакой пищи. Он никого не осуждал, и когда другие осуждали при нем, старался найти для осуждаемых извиняющие их обстоятельства.

Из воспоминаний современников: «Был я в то время диаконом. Одним знакомым нравилось, как я за Литургией читаю Святое Евангелие, и они спросили меня, буду ли я завтра служить. «Буду», — говорю. На другой день за Литургией, когда я начал читать, в храме воцарилась необыкновенная тишина и у меня явилась мысль: «Вот как я хорошо читаю, как все затихли и слушают». Не успел я так подумать, как Александр Николаевич подскочил прямо ко мне на амвон и кричит: «Вот как я хорошо читаю, вот как я хорошо читаю!» С большим смущением дочитал я до конца дневное зачало Св. Евангелия и с тех пор старался не допускать в себе таких мыслей.

Во время Отечественной войны в Скорбященском храме было 2 диакона. В этот день служил протодиакон о. Серий, а я пришел помолиться и стоял в алтаре. Но молился я в тот день что-то плохо. Так мне было тяжело стоять, и ко сну клонило, и с ноги на ногу я переминался, и словно тяжесть какая-то была на мне, и даже уйти хотелось. Но до конца все же я достоял. Вот и служба кончилась. Все пошли к выходу. Пошел и я. Когда я поравнялся с Александром Николаевичем, который всегда стоял при выходе, он вдруг кинулся ко мне, плюнул и замахнулся своей палкой, чтобы меня ударить. Я увернулся и сбежал со ступенек паперти. Он побежал за мной по кладбищу. Я бегу, а между тем чувствую, что такой тяжести, как я ощущал, нет, как будто спала она с меня, и мне так легко-легко стало. Добежал я до могилы схимонахини Анны, оглянулся — он уже не бежит. Вижу, народ окружил его и говорит: «Что же ты, Александр Николаевич, напал на нашего отца диакона, ведь он у нас такой хороший...» А он отвечает: «Да разве я на него? Не видели вы, что на нем бес сидел? Я беса и прогнал».

Блаженный Александр многим советовал во всех невзгодах и болезнях, прежде всего, исповедать свои грехи пред священником и чаще причащаться.

Из воспоминаний П. «Старец Александр часто советовал: «Ходите в храм, ходите в храм и любите его». Раньше я никогда не читала и не видела Св. Евангелия. Старец Александр пригласил меня к себе на квартиру, в бывший Казанский монастырь и там он спросил меня: «У тебя есть Евангелие?» Я ответила: «Нет». Тогда он сказал: «Молись, оно придет к тебе недели через две». И ровно через две недели мне домой принесли Св. Евангелие, маленького формата, которое и до сих пор со мною.

Лет через 10 после знакомства моего с ним, когда я опять была у него на квартире, он дал мне подержать Псалтирь и сказал: «Полистай ее». Я полистала, затем он взял ее в свои руки и отдал мне ее с тем, чтобы я упражнялась в чтении ее. До этого я никогда не читала по-славянски, а, получив Псалтирь из рук старца, я стала свободно читать. Он как бы чудесным образом открыл мой разум для чтения этой Божественной книги. С тех пор я не расстаюсь с этой Псалтирью».

Из воспоминаний монахини Натальи: «Когда он проживал еще у брата на территории бывшего Казанского монастыря, частенько заходил и нам. Несколько человек матушек оставили проживать в монастырских домиках... Зайдет Александр Николаевич к нам — мы ему самоварчик поставим, обедом накормим: в гостях он кушал как следует: все по порядку, а дома всю еду смешивал в одной посуде. В первый раз зашел, когда мы его позвали. Из окон нашей келии была видна часть монастырской ограды, он направился прямо к ней. В руках у него как всегда, была палка. Подойдя к ограде, он начал своей палкой колотить по ней, громко приговаривая: «Свиньи, свиньи...» Тогда его позвали к себе и стали спрашивать, о чем он говорил. Он нам ничего не объяснил. Но прошло немного времени: от начальства вышло распоряжение сломать эту часть ограды Кирпич был добротный, его перевезли на другое место и употребили на постройку помещения для свиней. Тогда стали понятны слова Александра Николаевича.

Еще до войны нас монахинь несколько человек собирались выселить с территории монастыря, но мы всегда ходили за советом к старцу Александру. И он нам всякий раз говорил: «Никуда не уходите, никуда». Так мы прожили здесь многие годы, а потом нас оставили в покое».

Со временем люди стали чаще обращаться к прозорливому старцу за советами. Обычно старец советовал поговеть, помолиться, при этом сам молился за тех, кто верил, что его молитва будет услышана.

Монахам он говорил: «Внутренний подвиг выше монашеской одежды».

С годами здоровье старца ухудшилось, он нуждался в уходе, одна верующая женщина приняла его к себе в дом и ухаживала за ним. За месяц до смерти он стал говорить: «Я скоро умру, уже не долго мне остается жить». Он сильно страдал, но принимать лекарства отказывался, при этом говорил: «Зачем мне порошки, я принимал Святые Тайны».

Старец отошёл ко Господу 14-го февраля 1956 года, похоронили его лишь на четвертый день (много верующих людей приходили поклониться ему). Блаженного старца похоронили на Скорбященском кладбище в Рязани около храма.

Господи, упокой душу старца Александра, со святыми упокой, и его молитвами спаси нас!

Протоиерей Константин Плясунов

(1904-1958 гг.)

Имя выдающегося проповедника отца Константина было известно в годы безверия многим верующим Оренбурга. Настоятель Никольского кафедрального собора протоиерей Константин, за своё великое смирение и любовь к людям удостоился Даров Святого Духа: прозорливости и дара рассуждения.

Константин Плясунов родился в Екатеринбургской обл. в 1904 года в семье помощника управляющего пароходством.

В 1921 году, после окончания средней школы, Константин был псаломщиком в Успенском соборе Свердловска. В 1925 году протоиерей Леонид, родной дедушка будущей спутницы жизни о. Константина Марии, обвенчал молодых. Вскоре Константин принимает священство. В июне 1927 года о. Константина назначают настоятелем Иоанно-Предтечинской церкви города Нижнего Тагила, а в 1931 году - секретарём Свердловской епархиальной канцелярии Градо-Невзяновского Спасо-Преображенского кафедрального собора.

В 1932 году отца Константина арестовывают и отправляют на 15 лет в Сибирь (за ним последовала и матушка Мария).

В 1946 году о. Константин был назначен настоятелем Никольской церкви Орска Чкаловской епархии, а в 1949 году - настоятелем Никольского кафедрального собора Чкалова (Оренбурга).

По свидетельству современников о. Константин часто удивлял их своей прозорливостью. Так однажды он предсказал рабе Божией, что она умрёт в алтаре. Через несколько лет Мария действительно погибла в алтаре.

Из воспоминаний Е. Новожениной: «Моё знакомство с о. Константином произошло интересным образом. Когда мне было шестнадцать лет, моя знакомая... стала ходатайствовать о моём устроении в церковь на просфорню. А батюшка Константин сказал на это: «Не нужно сейчас. Вот когда она будет в годах, то обязательно придёт в церковь работать. И действительно, это сбылось, когда мне исполнилось 45 лет, я пришла работать в церковь...

Отца Константина все прихожане нашего храма сразу полюбили. Службы его были очень красивые, он произносил интересные и трогательные проповеди. Умел он поговорить с народом: подойдут к нему и молодые, и старые, и средних лет – каждому находил ласковое слово, утешал... Много подтверждений крепкой веры и упования на Господа Бога из жизни отца Константина мне было известно... Расскажу... как однажды Господь спас его от внезапной смерти... Однажды... его попросили причастить больного, умирающего старика, который жил в соседней деревне в двенадцати километрах. Добирался он туда через лес. И вдруг перед ним возник силуэт. Разбойник... грозился убить его. А батюшка, помолясь Богу, ответил: «Что ж на всё воля Божия, убивай», но в сердце своём сильно сокрушался: «Господи, хоть бы сподобиться причастить больного». И когда разбойник поднял камень, камень упал на него, он упал, и сам насмерть разбился...

Батюшкиными молитвами облегчалась участь заключённых в ссылке, где он находился несколько лет... Батюшка Константин говорил: «Господь никогда меня не оставлял, всегда помогал и защищал от беды»...

11февраля 1958 года он умер. Хоронили его почти через 10 дней... Гроб стоял в храме. Батюшки, духовные чада отца Константина, - все кто знал и уважал его, съехались со всей епархии проводить в последний путь... Народу было видимо –невидимо. Не прекращали читать Псалтырь, Евангелие, служили панихиды.

На кладбище возле машзавода гроб несли на руках... На его могилке любящими чадами была поставлена часовенка, за которой постоянно ухаживают».

Из воспоминаний священника Владимира Рожкова: «...Он являл собой пример пастырского служения. На Сретенье Господне в 1957 году он отслужил свою последнюю службу... К концу февраля 1958 года, когда сердце смирилось с неизбежной разлукой, я написал стихотворение, посвященное памяти отца Константина... (Мы приводим стихотворение в сокращённом виде (С.Д.)

Запечатала смерть золотые уста,

И для знавших не стало живого примера,

Прославления делом и словом Христа,

Вдохновенной молитвы и пламенной веры.

Он пошёл за Христом с самой юной поры,

Добрым пастырем быть с первых дней он стремился,

И не спрятал в земле благодати дары,

А, умело взрастив, возвращал их сторицей.

Нам оставил на память любимый собор,

Где о нём повествуют стенные иконы,

Где слезою молитвы светлеется взор,

А душа понимает Господни законы...

..................................................................

И мы веруем в то, что он живший с Христом.

Не свернувший с тяжёлой, но светлой дороги,

Облаченный в фелонь и лежащий с крестом,

В день суда будет призван в Христовы чертоги! »

Старец Павел (Груздев)

(1910-1996 гг.)

10 января 1910 года в Мологском уезде Ярославской губернии в бедной крестьянской семье Груздевых у Александра и Александры родился первенец, младенца назвали Павлом, в 1912 г. родилась дочь Ольга, в 1914г. – Мария. Благочестивые родители воспитывали детей в любви к Богу, к ближним, приучали помнить и чтить предков.

Пройдет несколько десятилетий и отец Павел будет рассказывать своим духовным чадам о своей родословной, уходящей корнями в старинную мологскую землю. Вспомнит он и о своей первой встрече с архиепископом Ярославским и Ростовским Тихоном, будущим Патриархом всея Руси, который летом 1913 года приехал на празднование царского юбилея в Мологу. Трёхлетнего Павлушу на праздник в монастырь привела его крёстная - монахиня Евстолия. На всю жизнь запомнил Павел этот день: ласковый Владыка благословлял всех и раздавал памятные монетки и медальки, одна монетка досталась ему.

19 июля 1914 года началась война, Александра Ивановича призвали в армию, Александра Николаевна осталась одна с маленькими детьми. Пока хозяин дома воевал, семья бедствовала: четырёхлетнему Павлику пришлось ходить по деревне «собирать куски». Не долго думая, мальчик убежал в Афанасьевский монастырь к тётке, рассказал ей о бедственном положении семьи. Монахиня решила упросить игуменью оставить его в монастыре. Из воспоминаний старца Павла: «Пришли. В ноги бух! Игуменья и говорит: «Так что делать, Павлёнко! Цыплят много, куриц, пусть смотрит, чтобы вороньё не растащило... Цыплят пас, потом коров, лошадей. Потом... стал к алтарю ходить, кадила подавать, кадила раздувать... Всякий раз 18/31 января, в день святителя Афанасия Великого и Кирилла, архиепископов Александрийских, в нашу обитель приезжали отовсюду, в том числе и священство: отец Григорий-иеромонах с Тогли, архимандрит Иероним из Юги, настоятель Адрианова монастыря, иеромонах Сильвестр, пять-шесть батюшек ещё. Да на литию-то как выходили, Господи! Радость красота и умиление».

Рассказывал старец Павел, что во время ярославского восстания 1918 года архиепископ Ярославский и Ростовский Тихон, жил в Афанасьевском монастыре. Владыка благословил тогда восьмилетнего послушника носить подрясник, сам одел на Павлушу ремень и скуфейку, тем самым как бы дав ему своё святительское благословение на монашество.

Из воспоминаний старца Павла о закрытии Афанасьевского монастыря: «3 января 1930 года была последняя служба в храме. После Литургии всех верующих вытолкали из храма, а все колокола... перебили».

После закрытия монастыря он перебрался в Спасо-Преображенский Варлаамо-Хутынский монастырь, расположенный под Новгородом.

Здесь его облачили в рясофор с благословения епископа Алексия (Симанского), будущего Патриарха.

Живя в монастыре, он работал на судостроительной верфи. В 1932 году закрыли и этот монастырь, иноку Павлу пришлось несколько лет жить в родном доме. В 1938 году они с отцом разобрали избу, т. к. вскоре их деревня должна была быть затоплена. (Сейчас на этом месте находится Рыбинское водохранилище). Материал сплавили по Волге до Романова-Борисоглебска (Тутаева), и на левом берегу Волги собрали дом, в котором все вместе жили до 1941 года.

13 мая 1941 года Павел Груздев был арестован по делу архиепископа Ярославского Варлаама Ряшенцева. На допросах его жестоко избивали, угрожали расстрелом, требовали отречься от Бога. Из воспоминаний старца Павла: «Повели нас на расстрел... Отец Николай (иеромонах Николай (Воропанов) наклонился ко мне и сказал: «Главное верь в Бога! Бог был, есть и будет! Его не расстреляешь! Да какие же светлые люди были!»

По приговору Павел получил шесть лет лагерей и три года ссылки. С 1941г. по 1947 г. он находился в Вятлаге.

Осенью 1941г. в праздник Воздвиженья Креста Господня (28 сентября) неожиданно похолодало, за ночь выпал глубокий снег. В этот знаменательный день остался Павел без еды, паёк отобрали уголовники. Из воспоминаний старца: « А есть хочется! Что делать? Пошёл в лес – был у меня пропуск, как у бесконвойного – а снегу по колено...» По свидетельству Наталии Николаевны Соколовой старец рассказывал о чудесном событие в этот день так: «Он сошел с насыпи и углубился в лес. Павел подошел к огромным елкам, ветки которых склонились до земли под тяжестью снежных сугробов. Но ближе к стволу снег еще не лег. Раздвигая сучья, Павел наклонился и полез в сырую полумглу. Тут он увидел пред собой огромную семью отличных белых грибов, крепких, сочных. Павел обрадовался, возблагодарил Бога и собрал в мешок эти чудные дары природы. Он тут же вернулся в свою каморку и, затопив печурку, сварил с солью посланные ему Богом грибы. Рассказывал нам отец Павел: «Так убедился я, что надо мною есть Божие милосердие...»»

В эти годы его не раз спасала вера, он обращался с горячей молитвой к Богу, и Господь помогал ему, а через него малодушным и отчаявшимся, которых он утешал и поддерживал.

Однажды, в конце декабря уголовники отобрали у Павла валенки, привязали к дереву и оставили стоять на снегу в мороз. Горячо молился Павел в ту ночь - остался живым и здоровым. После того случая Павел больше не боялся морозов

За добросовестное отношение к работе он имел право выхода за пределы зоны. Осенью на лесоповале отец Павел собирал грибы, ягоды, рябину, помогал заключенным, чем мог.

Из воспоминаний Наталии Н. Соколовой: «Впоследствии он рассказывал нам:

- Пути, которые я обходил, шли через лес. Летом ягод там было видимо-невидимо. Надену я накомарник, возьму ведро и принесу в лагерную больницу земляники. А черники и по два ведра приносил. Мне за это двойной паек хлеба давали - плюс шестьсот граммов! Запасал я на зиму грибы, всех солеными подкармливал...

Целые составы, груженые солью, шли мимо нас. Соль огромными комьями валялась вдоль железнодорожного пути, в соли нужды не было. Выкопал я в лесу яму глубокую, обмазал ее глиной, завалил туда хворосту, дров и обжег стенки так, что они у меня звенели, как горшок глиняный! Положу на дно ямы слой грибов, солью усыплю, потом слой жердей из молодых деревьев обстругаю, наложу жердочки, а сверху опять грибов, так к осени до верху яму набью. Сверху камнями грибы придавлю, они и дадут свой сок и хранятся в рассоле, закрытые лопухами да ветвями деревьев. Питание на долгую зиму! Так же и рябину припасал - это витамины. Слой веток рябины с ягодами, слой лапника - так целый стожок сделаю. А вот плоды шиповника хранить было трудно: в стогах шиповник гнил, а на воле его склевывали птицы, грызуны уничтожали. Но я и шиповника много собирал для лагерных, и голубики, и брусники, только малины в том лесу не было».

Окончилась война, окончился и срок ссылки отца Павла. Его привезли в Москву, но свободы он не получил. Отец Павел был снова отправлен в ссылку, но уже в Казахстан».

До августа 1954 года он работал чернорабочим в стройконторе и в свободное время исполнял обязанности уставщика и чтеца в соборе святых апостолов Петра и Павла. По возвращении домой в Тутаев он жил с родителями, а 21 января 1958 года был реабилитирован, что дало ему возможность подать прошение о рукоположении в священный сан.

9 марта 1958 года в кафедральном Феодоровском соборе в Ярославле он был рукоположен епископом Угличским Исаией во диакона, а 16 марта - во пресвитера. «Вся церковь плакала, — вспоминал о. Павел. — Из нищеты... ой! Арестант ведь! Не мог удержаться и я — плакал...».

Сначала отец Павел был назначен настоятелем церкви села Борзова Рыбинского района, затем, в марте 1960 года, переведен настоятелем Троицкого храма в селе Верхне-Никульское Некоузского района.

В августе 1961 года священник Павел Груздев архиепископом Ярославским и Ростовским Никодимом был пострижен в монашество.

За многолетнюю усердную службу отец Павел в 1963 году был награжден патриархом Алексием I наперсным крестом, в 1966 году возведен в сан игумена, в 1983 году - в сан архимандрита.

За много лет жертвенного служения в далеком селе Ярославской области он снискал не только уважение и признательность, но и почитание. Его знали в окрестных селах, в расположенном неподалеку Академгородке, откуда к нему приходили и простые рабочие, и профессора, и академики. К нему ехали из Москвы, Петербурга, Рыбинска, Ярославля и многих других городов за благодатным утешением и решением жизненных вопросов. Священники и миряне находили у прозорливого старца Павла ответы на жизненные вопросы и получали утешение, исцеление...

Старец учил христианской любви просто: притчами, жизненными рассказами. О рассказах и словах отца Павла один священник отозвался так: «Вот, кажется, все такое простое, житейское - а все приводит к Богу и молитве. Прибаутки какие-то, а хочется в Церковь». В простых словах сокрыта и мудрость православия, и богатейший духовный опыт такой трудной, подлинно христианской жизни: «Твори благо, избегай злаго».

Из воспоминаний духовных чад старца (Борок, Ярославская обл.): «Скольких прихожан предостерегал он от опрометчивых шагов, скольких предуготовлял к тяжёлым испытаниям, ждавшим их в будущем. Множество воспоминаний сохранилось в Борке и окрестных деревнях о его даре провидения. Все, кто знали отца Павла, говорят о нём, что это был кладезь народной мудрости, песен, пословиц, поговорок, прибауток, преданий. А молитва отца Павла имела такую силу, что ото всюду съезжались к нему люди самых разных судеб, званий и профессий, так что остановка автобуса «Верхне-Никульское» стала называться в народе «Отец Павел».

Все жители Борка тесно общались с настоятелем храма Св. Троицы. Зарождение и расцвет научного центра как раз приходится на те годы, когда отец Павел возглавлял церковный приход в Верхне-Никульском. Общались и дружили с ним учёные старшего поколения, такие как член корреспондент АН СССР С.И. Кузнецов, глубоко верующий человек, и молодые, которые приобщались к религии благодаря отцу Павлу. «Батюшка, а можно в пост молоко пить?» - часто донимали его вопросами. «Чашка молока Бога не отнимет и не даст, - отвечал он. - Ты молока-то в пост пей, ты только кровь у людей не пей!»

Что ценил отец Павел в людях превыше всего? Веру и дела во имя неё. Он вспоминал, как однажды новгородский архимандрит Сергий захотел подарить тогда ещё молодому Павлу Груздёву свою фотографию. А на обороте написал: «Юноша Павел! Вот тебе моё завещание: Бог был, есть и будет. Храни в себе веру православную. Архимандрит Сергий».

«Мне уже скоро девятый десяток пойдёт. Тридцать один год я служу в вашем храме, - говорил отец Павел сельчанам. - И никогда не искал худого в селе, а искал худое в себе. И вот вам моё завещание: Бог был, есть и будет! Храните веру православную!»

В июне 1992 года старец по состоянию здоровья вынужден был уйти за штат и поселился в Романове-Борисоглебске при Воскресенском соборе, продолжая служить и проповедовать, принимать народ, несмотря на тяжёлую болезнь и полную слепоту. Почил он 13 января 1996 года. (Отпевание и погребение совершил архиепископ Ярославский и Ростовский Михей в сослужении 38 священников и семи диаконов, при большом стечении народа из Москвы, Петербурга, Ярославля и других мест.)

Похоронен архимандрит Павел, как он и завещал, на Леонтьевском кладбище Романова-Борисоглебска, рядом с родителями... Множество людей приходит на могилу старца... Какой-то неиссякаемый праздник жизни продолжает совершаться на его могиле».

Господи, упокой душу старца Павла, со святыми упокой, и его молитвами спаси нас!

Высказывания, поговорки, притчи, которые рассказывал старец Павел своим духовным детям:

О терпении старец говорил: «Терпел Моисей,Терпел Елисей,Терпел Илия,

Потерплю и я».

«Твори благо, избегай злаго».

«Хороший смех – не грех».

«Не народ - слуга священника, а священник - слуга народа...»

«Если кто от тебя заплачет –Ух!» «Не бойся сильного грозы, а бойся слабого слезы…» Наставлял: «За всех молитесь - по примеру Спасителя!»

Сам старец так любил молиться: «Господи! За молитвы праведников сохрани грешников!»

«Добро делай - верующему ли, неверующему. Не нам судить! Пьянице ли, разбойнику... Не пьянице делаешь ведь, человеку. Помни - первым разбойник вошел в Небесное Царство: «Помяни мя, Господи, во Царствии Твоем!» И Господь сказал: «Сегодня же будешь со Мной в раю!»

И ты - делай, как разбойник благоразумный, и Господь тебя помилует».

«Употреби труд, имей мерность - богат будешь!

Не объедайся, не опивайся - здоров будешь!

Твори благо, избегай злаго - спасён будешь!»

«Что легко приобретается, то легко и теряется. Таков естественный порядок, кто мало потрудился, тот мало и приобрел».

«Ищите прежде Царствия Божия, а остальное всё - приложится вам! Потихоньку да помаленьку».

«Родные мои... Совесть не теряй! У совести нет зубов, а она загрызет до смерти...

Не теряйте совесть! Совесть потерять самое страшное».

«Родные мои! Друг друга тяготы носите и тако исполните закон Христов!»

«Я всех люблю, верующих и неверующих - всех под одну гребенку!»

«Я знаю, для чего живу – для славы Божией. Знаю, когда умру – когда будет угодно Богу. Знаю, куда иду – в небесное Отечество, и дивлюсь, что находят на меня иногда минуты печали».

Рассказ

Любовь превышает пост

Сейчас идет пост. Пост - телу чистота, душе красота! Пост - ангелов радование, бесов горе. Но надо помнить: в наше время лучше совсем не поститься, чем поститься без ума. Сказано: будьте мудры, яко змия. При жизни святителя Тихона был у него в монастыре келейник Кузьма. Вот в Великий Пост идет Кузьма в церковь, а его приятель несет судака:

- Отец Кузьма! Я тебе судака несу на Вербное воскресенье.

- Спаси тебя Господи! На тебе целковый.

Судака отнес домой и опять в церковь. А там другой приятель Яков, двадцать годов не видались!

- Яков, ты как сюда попал?

- А вот так попал. Пришел с тобой прощаться. Больше не увидимся. Из Питера приехал к тебе.

«Господи, чем же я Якова угощу?» И бегом домой. Судака того очистил, из головы и потрохов уху сварил, остальное все зажарил. И снова в церковь. Помолились с Яковом.

- Яков, пойдем!

Сидят, едят судака в келье. Вдруг дверь открывается и входит святитель Тихон. Они ему в ноги:

- Владыка, прости!

А он:

- Ребята, ешьте! Любовь превышает пост. Ты последнее ему отдал, ешьте на здоровье!

И сам - он великий постник был, святитель Тихон, - и кусок рыбы съел, и ухи похлебал.

Притчи

О трёх рыбаках

Едет архиерей по морю молиться в Соловки, в монастырь. И глядит, что-то народ показывает на островок.

-Владыко, все утверждают, что на том острове три святых человека живут...

Архиерей приказал корабль остановить, спустился в шлюпку и поплыл со своими приближёнными на этот островок. Подъезжает. Стоят трое, Бог знает, во что одеты... Кланяются. Владыка их перекрестил.

-Ну, расскажите, добрые люди, кто вы и сколько здесь пропадаете?

-А мы не знаем, владыко, сколько годов – может, двадцать, а может, тридцать. Мы были рыбаками, промышляли рыбу на этом море. Поднялась сильная буря, всё разметало. Мы трое на доске дали Богу обещание: «Господи, если очутимся на земле, с этого места не уйдём...» Раз в год приезжают к нам священники с материка, нас исповедуют.

-Ну, это ладно, вы выполняете свою обязанность. А как молитесь, главное?

- Владыко, какие мы молитвенники! Учили аз, буки, веди, да и то не научились.

А знаем, что на небе Святая Троица – Бог Отец, Бог Сын, Бог Дух Святый. И мы –

это Вася, это Ванька, это Илюшка – сами сочинили молитву: «Трое вас и трое нас. Помилуй нас».

-Ой-ой-ой! Надо учить вот такую молитву: «Отче наш, иже еси на небеси...» Выучили молитву. Благословил их владыка и поплыл на лодке на свой корабль, а сам думает: «Какие ещё люди есть на Святой Руси!»

Тёмная ночь, Архиерею не спится, ходит по палубе, да и глядит: «Что же? В той стороне, где остров – зарево... А свет всё ближе, ближе... Архиерей протирает глаза – разглядел, а это те трое подхватились за руку, да и бегут... Владыко, мы забыли молитву! Давай снова учить!

Архиерей говорит: «Милые люди! Я у престола Божия стою, облачён от Бога высшей властью священства, все молитвы знаю, но по морю бегать не умею! Мне не пробежать. А вы только и знаете Трое вас и трое нас. Помилуй нас», но у вас чистое сердце. Пойдите с Богом не свой остров и живите и молитесь так, как вы молитесь!»

Господь решил нас посетить...

Господь решил нас посетить - Но кто удостоится чести? В чьем доме будет Он гостить? Это такая притча есть. Вот слушайте:

«В одном месте пошёл слух, что Спаситель приедет в этот город. Сам Христос! А кто хороший человек, благочестивый человек - Он к тому придёт в гости. Одна женщина - церковь она посещала, каждый день читала Евангелие, молилась, вела прекрасную жизнь. Но гордость у неё была. И говорит сама себе: «Спаситель ко мне придёт, обязательно». Напекла, наготовила. Ждёт Спасителя. Самовар вскипятила...

Мальчишко, сосед, стучится и говорит:

- Тётя Маня, ради Христа, помоги, с мамой плохо сделалось. Стонет, а мне её не поднять.

- Не пойду. Ко мне Гость придёт... Прогнала ребёнка. Ну что, мальчонка домой пришёл, мать поправилась. Слава Богу!

А Мария ждёт. Она верила, верила неложному слову Христа! Обед прошёл. Нет. Все глаза проглядела - нету Христа! Ладно. Идёт из другой деревни мужчина:

- Мария, коровушка телится. Да неладно. Пойдём, помоги ради Христа, ты во коровах-то понимаешь.

- Уходи, ко мне Гость придёт! Я Гостя жду!

Прогнала мужика. Мужик пришёл домой, коровушка отелилась.

А Мария ждёт Христа, не дождётся.

Поздний-поздний вечер. Входит мужчина и говорит:

- Слушай-ка, баба. Я овдовел давно да пропился. Сами знаете: стопочки да рюмочки доведут до сумочки. Бельишко-то мне старенькое улатай, постирай. Принёс грязного-то белья.

- Уходи...

Выгнала... Не пришёл к ней Христос. Уснула. Видит сон: пришел к ней Спаситель. Она говорит:

- Господи! Я верю неложному Твоему слову, потому что каждое слово Твое - Истина. И вот, сказали, что Христос придёт. Я ждала Тебя.

- Да, Мария, - отвечает Христос. – Я за твою благочестивую жизнь, за твою любовь к храму Божьему к первой тебе пришел. Я три раза к тебе приходил, а ты Меня три раза выгнала.

- Господи! Нет. Этого не было.

- Евангелие читаешь?

- Господи! Ежедневно.

- Так вот, баба, слушай. Вот здесь написано: «Болен был, а вы посетили Меня». Это приходил-то не Васютка, а это Я к тебе приходил. А ты Меня выгнала.

- Не знала, Господи! Ну а второй-то раз когда?

А второй раз мужик-то пришёл, попросил тебя. Я послал мужика, Я навёл на корову ту - тебя испытать, твою веру. «В беде был, а вы помогли Мне». А ты Меня выгнала...

- Господи! Не знала! А третий раз?

- А третий-то раз приходил опять Я к тебе. «Наг был, и вы одели Меня».

- Не знала, Господи!

- ...Знала! Потому что вот тут написано: «Кто сотворил единому от малых сих, тот Мне сотворил». А ты Евангелие читаешь!

Вот, родные. Из этого поучения себе сделайте пример.

Стихи старца Павла

***

«Блаженная Ксения, всегда дорогая,

Упокой, Господи, душу Твою.

В молитвах всегда я Тебя вспоминаю,

В стихе Тебе славу пою».

***

«Дай, Господи, в райских селениях

Вечную радость Тебе и покой.

О нас помолися, блаженная Ксения,

И встречи на небе с Тобой удостой».

***

«Не откажи тому, кто просит ради Бога себе ночлег иль хлеба под окном,

Хотя бы был ханжа иль вышел из острога, или богач пред рваным зипуном.

Зачем нам знать, кто под окном стучится, кто вопиет о помощи до нас,

Кто в рубище зимой по улице тащится, кто голоден, быть может, в этот час?

Зачем нам знать о том, какие побужденья велят ему о помощи взывать?

Коль скоро ищешь ты душе своей спасенье, не откажи просящему подать.

В лице его, гласит Священное Писанье, ты дашь Тому, кто надо всем царит,

Кто всем нам дал обет, что всякое даянье Он Сам, Он Сам сторицей возвратит.

Итак, кто б ни был тот, кто просит ради Бога - его и мысленно ты бойся оскорбить,

Подай и не суди, да не осудит строго Тот и тебя, Кто будет всех судить».

***

«Несчастного от твоего порога не отгоняй

И у тебя просящим ради Бога - всегда подай!

От Бога все, что человек имеет - завет ему:

«Дающего рука не оскудеет». И верь сему!

Сербский старец Иулиан

(1918 -2001 гг.)



Схимандрит Иулиан (в миру Радомир Кнежевич) родился 25 июля 1918 года в небольшом селе Виткове.

Архимандрит Студеницкий Савва (Милошевич) пишет: «Бог отца Иулиана призвал к жизни в тяжелейшее время сербского физического и ещё более тяжкого духовного рабства. Привыкал к терпению «страдания и боли рода своего» во утробе матери своей пока ещё длилась Первая Мировая война. От самого зачатия приобщался родолюбию и тяге к возвышенной и святой жизни от крови и духовных и святых чувств своих набожных родителей Николы и Дивны...».

У Николы и Дивны Кнежевич было десять детей, с ранних лет они учили детей благочестию, вере, приучали ответственно подходить к любому делу.

Когда отроку исполнилось двенадцать лет, отец привел его в монастырь, чтобы, наконец, осуществилась его давняя мечта – «стяжать святость чрез служение Богу и роду своему в святых обителях». Ещё в восьмилетнем возрасте Радомир два раза бежал в монастырь, откуда его возвращали домой.

В монастыре возле Бруса он стал нести все строгости монашеской дисциплины: на монашеское правило приходилось вставать в полночь, молиться до утра, а днём трудиться на всех послушаниях, часто ему приходилось самому готовить трапезу, выполнять по послушанию и более тяжёлые работы. По словам самого старца, он в молодые годы никогда не мёрз, даже зимними поездками верхом в снег и буран.

Его духовником в монастыре стал известный старец о. Даниил (Синько).

В монашеской школе монастыря Дечаны он учился 4 года, позже подвизался в монастыре Вуян. 13 августа 1939 г. послушник Радомир был пострижен в малую схиму, с именем Иулиан, в сентябре того же года епископ Жичский Николай (Велимирович) рукополагает его в сан иеродиакона, затем - иеромонаха. Здесь он последовательно несёт послушания приходского священника, наместника и, наконец - настоятеля монастыря. (После Второй Мировой войны он был самым молодым игуменом Жичской епархии, вероятно, и всей Сербской Церкви).

В 1945 года отца Иулиана перевели в монастырь Благовещенье, с ним перешли три послушника, и среди них Гойко Стойчевич. А настоятелем там был великий духовник о. Василий (Доманович). К благовещенской братии принадлежал и о. Антоний (Джюрджевич), исповедник, во время войны совершавший своё пастырское служение ближним, таким же, как и он, узникам лагеря Гнатесдарф.

Отец Василий уговорил о. Иулиана принять управление монастырём. Потом Промыслом Божиим он был направлен в Боснию ради обновления разрушенной во время войны великой святыни - Чайничской церкви со знаменитой чудотворной Чайничской иконой Божией Матери, в чём помогали ему многие почитавший его местные жители, даже мусульмане.

По словам владыки Афанасия Захолмского схимандрит Иулиан был одним из великих столпов мученической Церкви – «монашеский патриарх сербский», а Патриарх и епископ Павел, его постриженик. Многое претерпел старец - несколько раз его низводили с настоятельского места, и вновь возводили, и никто никогда не слышал от него слова «почему»! Он обновлял, восстанавливая святыни, храмы, монастыри и церкви, был духовным наставником многих верующих сербов».

Старец Иулиан считал, что «сербы суть чада народа, который сотворил чудеса в своей истории. И не дай Боже сказать, что они уже всё сделали. Им ещё предстоит великий труд. Прошлое должно подвигать к осуществлению ещё более прекрасного будущего. Сербам после всех невзгод предстоит ещё один подвиг да даст Бог силы выдержать». На вопрос о том, какими он видит сербов сегодня, старец отвечал: «...Сколько бы ни было скверных среди нас, у нашего народа есть сердце и душа. Это добрый народ, но та доброта затянута пеплом неких худых дел, а душа осталась чиста, здрава… О нас говорят, как о людях, которым любо быть мучениками, что мы представляемся мучениками... Я считаю страшным оскорблением, если кто скажет, что сербскому народу нравится разыгрывать из себя мученика. Он не играет - он есть мученик. Разве мы представляемся, когда, начиная с 1941 г., с Косова и Метохии выселены сотни тысяч сербских семей, гонимых жестокими, дикими арнаутами? И сейчас разыгрывают ли из себя мучеников наши в Дечанах, окружённые этими дикарями, которые только убивают и разрушают?.. Не знаю, заслужил сербский народ или нет то, что сейчас с ним творится, но страшно то, что наш народ обманут... Но мы не имеем права говорить, что у нас нет будущего - это бы значило подписать себе смертный приговор. Но если не опомнимся и не поворотим назад, к соблюдению закона Божия и закона человеческого, ничему хорошему не бывать. Прежде всего, рассчитываю на молодёжь, которой вижу здесь, в Студенице, всё больше, и на их лицах примечаю радость, что даёт надежду на лучшее...».

Студеница для старца Иулиана так же, как и для всей Сербии, - не просто монастырь, где, начиная с 1961 г. до последних дней, он совершал своё служение настоятеля и духовника. Он говорил: «... Студеница - место, где сосредоточено то, что, есть самого прекрасного и самого нетленного в сербском народе. Студеница есть то, что пленяет, то, что покоряет и своей святостью и своим национальным значением, зодчеством, художеством, то, что и в мире и у нас редко можно увидеть. Студеница неповторима, и она нас подвигает ко всему, что прекрасно и благородно. Она нам, в сущности, свидетельствует, что сербы суть чада великого народа, породившего Савву, Симеона…»

Старец Иулиан благословлял противостоять тайне беззакония, он говорил: «Лучшая помощь Сербии - сильная Россия», главная надежда православного люда всего мира!»

Война 1999 года стала для старца Иулиана , как для всего народа, великим испытанием, старец отдавал все свои силы, поддерживая и утешая воинов и сродников погибших, беженцев и раненых. В те дни его можно было встретить везде, где требовалась пастырская помощь. Как и все духовные лица, он был того мнения, что людям война пошла на пользу, обратив его к молитве и покаянию. Он напоминал слова Священного Писания: «ибо кого любит Господь, того наказывает и благоволит к тому, как отец к сыну своему» (Притчи 3; 12).

Духовные чада говорили, что это был «утешительный» старец, не чуждый и мягкой шутки, лишь бы не унывали его духовные дети. Его двоюродная сестра, жительница г. Кралева, рассказывает, что, обнаруживая в ком-то недобрые или неправильные мысли, он слегка постукивал бедолагу пальцем по голове, гоня их вон.

В последние годы жизни старцу вновь пришлось нести послушание строителя и восстановителя монашеской жизни, на этот раз в обители Градац. Здесь он окормлял немногочисленное сестричество, сюда съезжались автобусы и машины с паломниками, многие из которых получали от старца духовный совет на насущные вопросы.

Предвидя свою скорую кончину, старец Иулиан торопился закончить устройство нового монастырского кладбища, где уже приготовил для себя могилу. С помощью послушника, поднявшись из машины к кладбищу, старец долго сидел у собственной могилы… (Там он и был похоронен.)

Старец Иулиан отошёл ко Господу 4/17 июля 2001 года. Отпевали его в Студеницком монастыре в присутствии пятерых архиереев, множества священников и священномонахов, не говоря о многочисленных мирянах, его чадах и почитателях.

Упокой, Господи, душу раба Твоего, схиархимандрита Иулиана, и святыми его молитвами помилуй нас!

Архимандрит Нафанаил

(1920 – 2002 гг.)

Архимандрит Нафанаил (в миру Кронид Николаевич Поспелов) родился в 1920 году в семье протоиерея Николая Поспелова. Сначала Николай Васильевич работал учителем в школе на станции Усад, где до свадьбы работала учительницей и его жена Анна Константиновна Красовская. (Следует отметить, что Николай окончил Муромское Духовное училище, а затем, в 1907 году, Владимирскую Духовную семинарию.) У них родилось восемь детей, четверо детей умерли в младенчестве. Первые роды у Анны Константиновны были очень тяжелые, родившийся ребенок оказался нежизнеспособен, и его едва успели в больнице окрестить. После этого Анна Константиновна в течение нескольких месяцев тяжело болела, и Николай Васильевич дал обет в случае выздоровления жены посвятить свою жизнь служению Богу.

Обет он исполнил в 1914 году, когда был рукоположен в сан диакона, чуть позже - в сан священника. С 1914 года отец Николай служил в храме Рождества Христова в селе Заколпье Меленковского уезда Владимирской, а с 1922 года - в храме великомученицы Параскевы в маленьком селе Житенино Орехово-Зуевского района Московской области. Незадолго до того, как власти приступили к изъятию имущества у крестьян и священнослужителей, отец Николай в 1928 году продал свой дом, а сам вместе с семьей перешел жить в дом просфорни.

В 1933–1934 годах отец Николай служил в храме Рождества Пресвятой Богородицы в городе Орехово-Зуево. В это время он был возведен в сан протоиерея.

В 1935 году отца Николая направили в Троицкую церковь села Каменка Ногинского района, где он перенес много скорбей. 27 января 1938 года в доме Поспеловых устроили обыск, при этом изъяли Библию, ключи от церкви, деньги. Во время обыска отец Николай, матушка Анна с детьми горячо молились, просили Господа, чтобы он укрепил их в трудный час. Когда пришло время прощаться, отец Николай благословил жену и детей со словами: «Поручаю вас святому архистратигу Михаилу». Смиренная матушка Анна, глотая слёзы, сказала: «Иди страдать за Христа». 8 февраля 1938 года протоиерей Николай Поспелов* принял мученническую кончину, ныне причислен к лику святых.

В годы безверия трудно было прожить близким родственникам тех, кто был объявлен «врагом народа». Были случаи когда, что люди, ради того чтобы иметь возможность учиться или работать, отрекались от своих родных. Благочестивая вдова и дети отца Николая с Божией помощью достойно перенесли все невзгоды, выпавшие на их долю. В 1940 году сын протоиерея Николая, Кронид, направил запрос в НКВД с просьбой пересмотреть дело отца и получил ответ, что его просьба о пересмотре оставлена без удовлетворения. В 1941 году Кронид ушёл на фронт.

Зимой 1945 года в небольшом селе Тверской области Кронид Поспелов охранял пленных немцев. Солдаты устроились на ночлег в домах местных жителей, а немцев, по распоряжению командования, разместили в здании сельского храма. Так как дров не было, солдатам было приказано жечь иконы. Узнав об этом, Кронид обратился к хозяину дома, где он остановился, Степану, с просьбой привезти дрова, чтобы обменять их на иконы, среди которых была и чудотворная икона Божией Матери Смоленская «Одигитрия»*. По молитвам будущего подвижника чудотворная икона была спасена - Степан обменял её дрова.

Смоленская «Одигитрия» (Выдропусская)

В 1947 году Кронид по благословению митрополита Ленинградского Григория (Чукова) был принят в Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь.

Псково-Печерский монастырь

Псково-Печерские преподобные


В монастыре духовным отцом послушника Кронида стал прозорливый старец иеросхимонах Симеон (Желнин) (ныне прославленный преподобный Симеон (Желнин)).

(Пройдут годы, и старец Симеон скажет о своём преемнике архидиаконе Нафанаиле: «Отец Нафанаил мудростью – Соломон, а ревностью – Илия!».)

Из воспоминаний протоиерея Евгения П.: «Послушник Кронид ...был пострижен в монашество с именем Нафанаил. Он выдавал всей братии ежедневную норму дров. В то время зимой было определено на каждую печку выдавать по семь поленьев на день. Этим делом и ведал отец Нафанаил. Одновременно он был трапезником и нес другие, необходимые для монастыря послушания».

Отец Нафанаил был на общих и сельскохозяйственных работах, сторожил монастырский огород и заведовал дровяным сараем, был трапезным и хлебодаром, экскурсоводом в пещерах, более сорока лет нес послушание казначея…

У старца было много духовных чад, многим из которых приходилось проделать достаточно длинный путь, чтобы повидать старца, придя в монастырь, они стремились в первую очередь испросить благословение у духовника, узнать, когда он сможет уделить им время для духовной беседы. В таких случаях старец говорил: «Сначала приложитесь к иконам, потом приходите ко мне».

Духовная дочь старца, Валентина Михайловна Екименкова, вспоминает: «Наши посещения обители и батюшки были трудными для него. Неся большое и ответственное послушание, ему приходилось оставлять свою работу и быть с нами. И он бывал по 1,5 - 2 часа. Все это время он говорил и говорил сам. Иногда читал заложенные места из Святых книг и Святых Отцев. Читал ответы на наши, еще не произнесенные вопросы, будто он уже знал, какие из них мы ему зададим...

Если бы я не знала отца Нафанаила и не имела бы возможности подкрепляться его молитвами, то не знаю, смогла бы я устоять на том пути, на который встала. А начала я, впервые для себя, воспитывать детей, которых учила в начальной школе, на православной основе. Не было у меня тогда ничего, кроме желания. Сразу десятки вопросов, смущений, разочарований. «Ну, почему по этому пути не идут другие педагоги? Ведь дети меняются, становятся осознаннее, ответственнее, добросовестнее, добрее». По молитвам батюшки и темы занятий, и материал, и литература находились. И главное, приходило понимание после вразумительных писем батюшки ко мне: «При всяком духовном делании, и особенно начинающем, наблюдается действие невидимых противоборствующих сил. И этим не следует смущаться...», - успокаивал отец Нафанаил...

Помню, что после очередной поездки в Печоры привезла я батюшке целый альбом, в который дети писали отцу Нафанаилу письма о своей жизни. Каково было мое удивление, когда на следующий день батюшка передал мне более 20 писем каждому написавшему ему ребенку. Все они были напечатаны на машинке и большие по объему. Он работал всю ночь...

Он был нашим ангелом на земле, поддерживающий, укрепляющий, любящий, удерживающий нас от многих соблазнов и разочарований. Как вспомнишь в минуты искушений, что есть в далеком монастыре свой родной преданный делу православия человек, живущий в твердой вере, с радостью соблюдающий посты, всегда находящийся в крепком молитвенном духе, так и в себе ощущаешь прилив благодатной силы. Нет, не был, а есть, ибо он всегда с нами. Как-то сказал кто-то из нас батюшке, что после его смерти мы не будем приезжать в Печоры. Сильно опечалился батюшка: «Как же не ездить к Царице Небесной?!» Да, такие люди, как он, всегда были с Ней, всегда служили Ей, всегда были в присутствии Ее. Этому он всегда учил и нас...»

Из воспоминаний р.Б. Валентины: «Мое самое яркое о нем воспоминание: я увидела великого молитвенника в действии. Он отошел от нас, подошел к иконам и полилась слезная молитва его пред Господом и Божией Матерью. Он тихо плакал и слышен был шепот его. Он называл себя недостойным, что приехали издалека к нам столько людей, что бы почтить его, навестить, поздравить с Днем Ангела и Светлого Христова Воскресения. Слышно было, КАК он просил благословения!»

Духовный сын старца Нафанаила, иерей Георгий Белодуров, рассказывает: «Отец Нафанаил имел дары прозорливости (духовные чада говорили – «духовный телевизор», т.к. он заранее, даже на огромном расстоянии знал их проблемы и всегда безошибочно помогал их решить), а так же дар особой памяти. Он помнил огромное количество ценнейших поучений святых отцов, чем поражал не только посетителей, но и некоторых монастырских насельников...

...Смирение, терпение, молитвенность нашего старца была подобна тем, что мы находим, разве что в Патериках. Перед смертью священноначалие предложило старцу поставить электростимулятор, однако он слезно просил не делать этого, так объясняя свою просьбу: «Отцы, представьте, - душа хочет отойти к Богу, а какая-то маленькая электическая штучка насильно запихивает ее обратно в тело! Дайте душе моей отойти в свой час!» И вот этот час настал.

В ночь на 9 августа (2002 года) отец Нафанаил позвонил в колокольчик, предупреждая любимую обитель о своем исходе в вечность. Когда на звон пришла братия, старец уже почил...

В надгробном слове в день погребения старца наместник Псково-Печерского монастыря архимандрит Тихон (Секретарев) сказал: «Если бы мы жили во времена древних подвижников, в веке, скажем четвертом, пятом или шестом, отец Нафанаил был бы героем патериков, назывался бы аввой и был бы прославлен как преподобный за свои подвиги и истинно монашеский дух».

Вот и я, грешный, счастлив, что мне довелось видеть и учиться у такого дивного старца, которым был архимандрит Нафанаил (Поспелов). Вечная память этому истинному монаху и молитвеннику.

(Духовные чада просят всех, кто знал старца, присылать воспоминания о нем, в

назидание ищущим спасения в Бозе. (joe@))

Памяти архимандрита Нафанаила

То ли свалилось счастье,

То ли стряслась беда -

В храме свеча погасла,

В Небе зажглась Звезда...

Он пламенел любовью

К Матери Божией.

В нем отзывалось болью

Наше безбожие.

Правила злая сила,

Били враги сплеча, -

Но в темноте светила

Ярко его свеча.

Он умирал, как воин

На боевом посту.

Высшей любви достоин

Божьих овец пастух.

Путь наш земной не вечен,

Всех поджидает смерть.

Перед иконой свечи,

Чтоб Божью Мать согреть.

Для уходяших в небыль

Жизнь - карнавал огней,

Но возлюбившим - Небо

Быть среди звезд важней!

То ли свалилось счастье,

То ли стряслась беда -

В храме свеча погасла,

В Небе горит Звезда!

Со святыми упокой Христе Боже душу раба Твоего новопреставленного

архимандрита Нафанаила, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но

Жизнь бесконечная. Аминь».

Высказывания, духовные советы старца Нафанаила

Церковь обладает всей полнотой бытия. В церкви есть и литература - это Св. Писание, труды Св. Отцов и Жития Святых... В Церкви есть и музыка - богослужебные песнопения. В Церкви есть и труд, и отдых. В Церкви есть даже физкультура – установленные Уставом великие и малые поклоны. В Церкви - полнота бытия, и все что необходимо для спасения человека...

От послушания не отказывайся. В терпении спасай свою душу. Облегчения ты можешь попросить, но если облегчения не благословляют, то нужно понуждать себя к исполнению, ибо Царство Небесное нудится, силою берется. (Мф. 11, 12)

Молиться нужно: «Рассеянный мой ум собери, Господи!» Выброси из души самоцен, и не будет обидчивости. Памятуй, что рабе Божией должно быть тихой, скромной, приветливой...

Если вы хотите, чтобы к вам все имели любовь, то имейте ее, прежде всего сами (из Древнего Патерика). «Любовь не мыслит зла»(1 Кор. 13), не думает, что к ней относятся не с любовью...

...У святых отцов написано, что на последнее время Духом Святым предусмотрены вместо старцев книги. Человеческая природа единосвойственна. Что было и у прежде нас живших, то повторяется и у нас, те же самые вопросы. И теперь уже, можно сказать, всё это записано в книгах. А противоречия иногда мы находим, но оно бывает кажущееся. Нужно брать мысли не отрывочно, но в контекстах. Нужно отличать законоположения от отдельных частных случаев, которые ко всем не приложимы. Нужно просить Бога, чтобы помог нам правильно понять читаемое, чтобы послал нам поясняющего, как евнуху царицы Каддакии на усердное чтение послал апостола Филиппа (книга Деяний)...

Добрые дела трудом приобретаются и болезнию исправляются. Не будет подвигов - не будет венцов...

Будьте как дети...

Блажен тот, воля которого «в Законе Господни». Каким же блаженством? Внутренним или внешним? Если угодно Господу, и не пагубно для человека, то дается и внешнее счастие; но внутреннее блаженство неотъемлемо от чистой и богоугодной жизни, которая при всех внешних лишениях и недостатках, всякому приносит мир и радость, истекающие из спокойной совести и непостыдного воззрения в лице Господу, наполняет душу крепкою надеждою и возгревает в ней чувства, какие свойственно иметь детям к отцу...

Призываю на Вас Божие благословение. Претерпевый до конца, той спасен будет. (Мк. 13,13) (из писем старца духовным детям)

*Смоленская «Одигитрия» (Выдропусская)

(28 июля/10 августа)

(В книге «Земная Жизнь Пресвятой Богородицы и описание святых чудотворных Её икон», 1898 года (переизданной 1993 г.), указывается именно это название. В настоящее время встречается и иное написание - Смоленская «Одигитрия» (Выдропужская))

«В Новгородской губернии, в селе Выдропусске, есть храм во имя великомученика Георгия Победоносца. В том храме ещё в 15 веке стояла у царских врат икона Божией Матери Одигитрии. Когда великий князь Иоанн Васильевич возвращался с войсками своими из Новгорода после покорения его, один из войнов, боярский сын, проходя мимо села Выдропусска, вошёл в церковь, и взял с собой чудотворную икону Одигитрии, принёс её в свою Муромскую вотчину и поставил в храме во имя Святителя Николая. В субботу... он попросил иерея: «Отпой молебен полонянке (пленнице)». Молебен стали петь... Вдруг ... налетел вихрь, послышался сильный гром, потрясся весь храм, покров церкви раскрылся, и икона Одигитрии невидимой силой поднялась со своего места и вышла из церкви через расступившийся верх...

В тот же день и час... при восхождении солнца вышел на ниву сеять лён благочестивый крестьянин села Выдропусска Фрол. Утро был тихое и светлое, вдруг мимо него по направлению к церкви пронёсся как бы вихрь».

Позже пономарь, войдя в храм, обнаружил, похищенную войном, икону в алтаре. Она лежала «ликом вниз» на престоле. Весть о чудесном возвращении иконы быстро разнеслась по окрестностям, местные жители устремились в церковь. Пришёл поклониться чудотворной иконе и Фрол, он и рассказал о «необычном вихре». Боярин, похитивший икону, узнав о её чудесном возвращении на место, совершил пешее паломничество в Выдропусск, где всенародно покаялся в том, что не только похитил икону, но и назвал Заступницу Мира - пленницей. (Трое суток он слёзно каялся в храме, отказавшись от еды и воды.)

** Священномученик Николай Поспелов (1885-1938 гг.)

Священномученик Николай родился 28 февраля 1885 года в селе Песьяны Владимирской губернии. Его отец, Василий Владимирович Поспелов, служил в государственном казначействе, а мать, Екатерина Антоновна, была дочерью священника Антония Крылова. У нее был брат-священник и четыре сестры, вышедшие замуж за выпускников семинарии, впоследствии также принявших сан.

Николай окончил Муромское Духовное училище, а затем, в 1907 году, Владимирскую Духовную семинарию. В 1914 году он был рукоположен в сан диакона, чуть позже - в сан священника. С 1914 года отец Николай служил в храме Рождества Христова в селе Заколпье Меленковского уезда Владимирской, а с 1922 года - в храме великомученицы Параскевы в маленьком селе Житенино Орехово-Зуевского района Московской области. В 1933–1934 годах отец Николай служил в храме Рождества Пресвятой Богородицы в городе Орехово-Зуево. В это время он был возведен в сан протоиерея.

В 1935 году о. Николая направили в Троицкую церковь села Каменка Ногинского района, где он перенес много скорбей.

Его именины приходились на память севастийских мучеников, отец Николай как-то сказал: «Сорок мучеников, сорок мучеников, сорок первый я»: 27 января 1938 года он был арестован, 8 февраля 1938 года по приговору Тройка НКВД о. Николая расстреляли на полигоне Бутово под Москвой.

В 2000 году Юбилейный Архиерейский Собор причислил его к лику Новомучеников и исповедников Российских. Память священномученика совершается в день кончины, 17 февраля по новому стилю. (Старец Нафанаил написал своему отцу тропарь и кондак.)

О, велицыи страстотерпцы, | новомученицы Российстии, | с любовию припaдаем к вам | и, благоговейно лобызaюще рaны вaша, | прославляем вaша подвиги и молимся: | молите о душaх нaших.

Старец Антипа

( 1925 - 2005 гг.)

Прозорливый старец Антипа (в миру Александр Григорьевич Оборин) родился 12 сентября в 1925 году в Пермской области. В 1954 году на праздник Успения Божией Матери в храме города Чусового Пермской области он был рукоположен в дьяконы, а в г. Добрянке 5 марта 1955 года - принял сан священника. Рукополагал его Архиепископ Иоанн (Лавриненко). Отцу Александру пришлось служить в городе Добрянке, потом он служил в городе Кизиле, затем в Лысьве.

Сотрудники КГБ склоняли его к сотрудничеству, но он категорически отказался. По благословению Владыки Зиновия Сухумского ему удалось без документов переехать в Краснодарскую епархию. Здесь в 1981 году его принял Кубанский Владыка Владимир (Котляров) (ныне Митрополит Санкт-Петербургский).

Позже он перебрался в Псибай, а в 2002 году - в Дивеево, где принял тайное монашество с именем Анания, постриг совершил схиархимандрит Виталий. 24 апреля 2005 года он был пострижен в схиму - с именем Антипа, в честь священномученика Антипы Пергамского.

Из воспоминаний протоиерея Алексия Державина: «Я несколько лет служил в городе Курганинске Краснодарского края. Духовником Краснодарской епархии в то время был протоиерей Александр Оборин. Он служил в Преображенском храме горного поселка Псибай на границе с Карачаево-Черкесией. Этот храм был построен Преображенским полком во время войны с горцами на Кавказе. Я познакомился с отцом Александром в 1993 году. Ездил к нему сначала на исповедь, а потом и просто для духовного общения. В храм он приходил в три часа ночи и вынимал тысячи поминовений по синодикам, которые ему достались еще от Владыки Зиновия из Тбилиси и своего духовного отца схиархимандрита Виталия. Потом он совершал исповедь и служил Литургию. Я много раз с ним служил, и могу сказать, что он служил благолепно, одухотворенно. Во время Евхаристического канона - нужно было видеть его лицо! - он всегда плакал, хотя и старался не показывать нам своих слез. Чувствовалось, что мы своим присутствием стесняем его, а так бы он плакал еще сильнее…

Протоиерея Александра очень уважал Митрополит (в то время Архиепископ) Исидор, часто с ним советовался. Большинство священников его тоже очень уважали. Но не всем нравится, когда говорят им правду в глаза. Когда Епархия разделилась на две - Кубанскую и Майкопскую, - у отца Александра начались трения с Благочинным и с новым настоятелем храма в Псибае. После перенесенного инфаркта он ушел за штат и переехал в Дивеево. Думаю, это была воля Божия…

Он меня благословил на переезд с Кубани в Казанскую епархию. Благословил меня на этот шаг и мой отец...

Когда отец Александр приехал ко мне в гости в Альметьевск, было жарко, а он был у меня дома в тонком подряснике. Он немного вспотел, и я увидел, что у него на спине параман. Так я понял, что он тайный монах...Своего тайного монашества он никому не раскрывал...

Когда я переехал в Казанскую епархию, со мной вместе переехали с Кубани отец Сергий и отец Андрей. И вот уже служа в Татарстане, мы с отцом Андреем вновь поехали по делам в Краснодарский край и решили навестить батюшку в Псибае. Он тогда уже намеревался переехать в Дивеево. Было такое же желание и у священника Андрея Ардашева. У него в то время теща переехала в Дивеево, и он ехал к старцу взять благословение на переезд туда. Отец Александр знать об этом не мог. Но как только мы приехали, он буквально с порога как бы в шутку сказал: «Матушка, смотри, отец Андрей приехал брать благословение на переезд в Дивеево…» Сейчас отец Андрей служит в храме в двенадцати километрах от Серафимо-Дивеевского монастыря.

Когда отец Александр приехал ко мне в гости в Альметьевск, мы отвезли его в Санаксарский монастырь, к известному старцу схиигумену Иерониму (Верендякину). Встреча у двух старцев была такая, как будто они всю жизнь были знакомы. И при встрече отец Иероним иносказательно обратился к нему: «Я знаю одного священника, который доживет до восьмидесяти лет. Я-то не доживу, а он доживет…» Мы поняли, что он говорит о нашем батюшке Александре. Это было сказано в 2000 году. Все так и случилось! Отец Александр (в схиме Антипа) умер в возрасте 80 лет...

Он был великий молитвенник, в совершенстве владел умной молитвой. Даже когда перед смертью он впал в бессознательное состояние, пальцы его продолжали перебирать четки…»

Из воспоминаний священника Сергия Голованова: «Я познакомился с отцом Александром в 1993 году, когда готовился к рукоположению. И вот когда я принял сан, захотелось поучиться у него служению, и я попросился на вновь открытый приход в станицу Андрюковскую возле Псибая. Там я служил три года, и все это время видел старца почти каждый день. Батюшка меня наставлял во всем... Учил серьезно относиться к уставу. Никогда он не кричал, но иногда так скажет, что лучше сквозь землю провалиться… Просыпался он в полночь, совершал правило перед Богослужением. В три часа ночи он был уже в алтаре. Всех поминал - кого знал по прежним приходам еще в Перми, кого крестил - тоже потом долго поминал. У него была большая стопка синодиков. До восьми часов утра он вынимал частички, целых пять часов!

Я помогал батюшке переезжать в Дивеево. Старенький грузовичок не мог вместить всех вещей, которые подготовили к переезду отец Александр и матушка Анна... Он благословил водителя и попросил его проехать мимо храма и перекреститься на храм. И только потом уже - с Богом! - ехать в дальний путь. Мне потом водитель с изумлением рассказывал, что машину с номерами южного региона, переполненную вещами, ни разу не остановили. Ни одной поломки тоже не было. Это было чудо! Из Дивеева водитель уехал верующим человеком.

Многие просили батюшку помолиться перед дорогой, и по его молитвам люди ехали без проблем: машина не ломалась, милиция не останавливала…

Когда он слышал по радио о каких-то природных катаклизмах, ураганах, землетрясениях, то сразу шел свечку ставить… Теракты, войны, катастрофы - он сразу идет в храм со свечой…

Одной девушке, певшей на клиросе, вдруг стало плохо. В горах ведь много колдунов… Батюшка подошел к ней и помазал ее маслом из лампадочки от престола. Она тут же выбежала из храма, ее вырвало... Так она исцелилась от порчи...

Отец у протоиерея Александра не был священником. Но у его отца, Григория Оборина, была удивительная кончина. Ему была открыта дата своей смерти. Он попросил прощения у своих близких, взял свечу в руки, лег на лавку, запел «Святый Боже…» и отошел ко Господу…

Незадолго до кончины ему было явление Божией Матери. Кроме него Царицу Небесную никто не сподобился узреть, но все находившиеся в доме почувствовали неземное благоухание… А его дочь Наталья, которая живет в Краснодаре, однажды спросила его, являлся ли ему Преподобный Серафим, и он подтвердил, что такое явление ему было.

В последний раз причастился схиархимандрит Антипа за несколько минут до смерти. Его причастил духовный сын, священник Андрей».

Скончался старец Антипа 24 июля 2005 года в селе Дивееве Нижегородской области. Его похоронили на местном кладбище, а отпевание прошло в монастырском Свято-Троицком соборе.

Господи, упокой душу старца Антипа, со святыми упокой!

Архимандрит Модест

(1926 -2003 гг.)

Архимандрит Модест (в миру Михаил Харитонович Потапов) родился 20 ноября 1926 года в хуторе Павло-Очаковка Азовского района Ростовской области в крестьянской семье.

Однажды слепой прозорливый иеромонах Гурий предсказывал благочестивым родителям Михаила, Харитону и Анне, что их сын будет священником, позже станет монахом. Пророчеству суждено было исполниться 28 августа 1976 года. Священнослужителем Михаил Харитонович стал в пятидесятилетнем возрасте.

В 1985 году он принял монашеский постриг с именем Модест. Постриг совершил митрополит Зиновий (Мажура) - прозорливый старец, благодатный подвижник Глинской пустыни, который на долгие годы стал его духовным отцом.

Усилиями архимандрита Модеста были восстановлены многие храмы и два монастыря в Ростовской области, возродились Свято-Покровский молитвенный дом г. Шахты, кафедральный собор в г. Новочеркасске.

В 1992 году архимандрит Модест был назначен духовником возрождающегося Свято-Иверского женского монастыря. В 1994 году он становится настоятелем Свято-Иверского монастыря, а в 1994 году - наместником Свято-Донского Старочеркасского мужского монастыря, который пришлось поднимать буквально из руин. Молитвами старца в святой обители возродились и духовные традиции монашества.

Из воспоминаний духовных детей старца: «Батюшка - был очень милосердным, жалостливым. Лицо его было всегда озарено светлой радостью, он был большим молитвенником и духовным врачом для всех, кто к нему обращался».

За великую любовь к Богу и ближним, старец Модест удостоился Даров Святого Духа – прозорливости и исцеления. По благословению своих духовных отцов - митрополита Зиновия, а затем схиархимандрита Виталия, отец Модест совершал и чин отчитки.

Последние три года он тяжело болел, незадолго до смерти он говорил духовным чадам: «Приходите ко мне на могилу. Если заслужу благодать у Господа, то буду помогать вам». 14 марта 2003 года старец Модест отошёл ко Господу.

Сейчас чудеса исцеления совершаются на могиле старца.

Господи, упокой душу архимандрита Модеста, со святыми упокой, и его молитвами спаси нас!

Схиархимандрит Феофил Новый (Россоха)

(1928 -1996 гг.)

Схиархимандрит Феофил (в миру Петр Саввич Россоха) родился 10 августа 1928 года в деревне Калита Киевской области Броварского района в православной семье. Примечательно, что его отец был псаломщиком и старостой церкви, а мать, в конце жизни стала монахиней.

С детских лет Петр пел и читал на клиросе, позже был псаломщиком Никольском храме.

После окончания школы Петр работал несколько лет в родной деревне и готовился, по совету любимой школьной учительницы, к поступлению в Семинарию. В 1947 году Петр поступил в Киевскую Духовную Семинарию, по окончании ее в 1951 году был направлен в Московскую Духовную Академию, которую закончил в 1955 году и получил звание кандидата богословия.

По свидетельству современников в Академии он выделялся своей особой молитвенностью и стремлением к подвижнической жизни.Из воспоминаний протоиерея Владимира Тимакова: «Он раньше всех поднимался и отправлялся в Лавру на полуночницу, в четыре-пять часов утра... Потом придет потихоньку, но от студентов разве может укрыться? Конечно, не укроешься. А как только узнали, сразу давай ему величание петь как подвижнику. Он бросился к нам: «Да нет, я самый грешный, самый худородный». Мы же продолжали его искушать».

Много истинных подвижников благочестия было в ту пору в Лавре, среди них и будущий старец схиархимандрит Кирилл (Павлов).

Старец Кирилл (Павлов) –

Духовник Троице-Сергиевой Лавры

Из воспоминаний старца Кирилла: «Мы с ним вместе проживали в одной келье на колокольне. Жили как отшельники — ни туалета не было, ни воды, ничего там не топилось, воду носили снизу и зимой, в стужу. То, что он был ревностный подвижник — этого от него не отнимешь. Всегда на коечке без матраса. Такой устрой был — подвижнический, монашеский. К подвигу стремился...»

Кротость, смирение, открытость привлекали к нему учившихся с ним студентов. Был он отзывчив и нетребователен, если было чем поделиться, то он делился сполна. Свойственна была ему и абсолютная нестяжательность.

На третьем курсе Петр решил посвятить себя монашеской жизни. 7 июля 1954 года он был пострижен в монашество с именем Пафнутий, в честь прп. Пафнутия Киево-Печерского, 18 июля 1954 года - был рукоположен во иеродиаконы, а 7 марта 1955 года митрополитом Крутицким и Коломенским Николаем (Ярушевичем) в Никольском храме, в Хамовниках в Москве, возведен в сан иеромонаха.

С октября 1955 года иеромонах Пафнутий подвизался в Свято-Успенской Киево-Печерской Лавре.

Успенский собор.

Часть восточной стороны (фото священника Владимира)

Трапезный храм (фото священника Владимира)

По свидетельству современников верующие часто обращались к молодому иеромонаху Пафнутию за духовным советом, наставлением, утешением.

Иеромонах Алексей с Нового Афона вспоминал: ««Он еще молодой был... Как отец Савва Псково-Печерский говорил, сейчас времена такие, как на фронте, за год уже и несколько чинов получишь, и медалей, и наград. Гонение большое было, но очень большое духовное созревание было, и перемены происходили в напряжении. Он и тогда был такой мудрый, притчами говорил, он не говорил мирским языком, а всегда какое-то такое изречение скажет, что коснется всех твоих состояний, укажет на главное и наставит, как дальше продолжать. Он очень мудрый был».

Однако пребывание молодого иеромонаха в Киево-Печерской Лавре оказалось недолгим. Он по доброте своей решил перефотографировать иконы и раздавать их как благословение верующим. (В то время трудно было приобрести иконы, а желающих иметь иконы дома было много.) Кто-то донес, нашли иконки и иеромонаху Пафнутию сказали: «Поезжайте куда хотите, но вас на Украине быть не должно».

В тяжкие годы гонения на Церковь Православную старец сумел сохранить искреннюю живую веру, стойкость и мужество в исповедании Христа.

Из воспоминаний старца Кирилла (Павлова): «Отец Пафнутий был обличителем и обличителем ревностным. Он шел в лобовую. Сам такой справедливый и, видимо, за правду мог постоять и вопреки какой-то силе пойти в столкновение, когда видел, что неправда вторгается. У него был прямой характер».

С 1960 по 1962 год он был настоятелем одного из храмов в Костромской епархии, после чего был переведен в Саратовскую епархию, где служил в течение пяти лет. Около года он подвизался в Свято-Успенском Жировицком монастыре, затем с 1968 по 1970 год – в Свято-Успенском монастыре г. Одессы, после чего был переведен в Полтавскую епархию.

В 1972 году на Ташкентскую кафедру был назначен Владыка Варфоломей (Гондаровский), он пригласил иеромонаха Пафнутия к себе и назначил настоятелем храма Покрова Пресвятой Богородицы в г. Мары. (Около года подвижник служил без регистрации, через год он получил регистрацию.)

Из воспоминаний духовной дочери старца Нины Р.: «Гонения на него везде были, и в основном из-за того, что не давал подписку о сотрудничестве с КГБ ...Служил он один, всех замещал, даже диакона не было. Певчим помогал, спевки проводил сам. Он голос красивый имел, и люди стали ходить в церковь сначала из-за его голоса, послушать, а потом и в храм стали ходить. Приход он хороший сделал».

Позже иеромонаха Пафнутия назначили настоятелем храма Покрова Божией Матери с. Покровка Таласской области Манасского района. С 1983 года он совершал богослужения в Успенском кафедральном соборе г. Ташкента.

Современники старца рассказывали, что его проповеди отличались простотой и искренностью, «были исполнены мудрости и добра, глубоко западали в душу каждого из слышавших их, становясь тем светом, который помогал пережить житейские трудности и невзгоды».

Господь даровал прозорливому старцу много духовных чад. По словам протоиерея Михаила Бойко, священники между собой называли его «всероссийским духовником».

В 1988 году, когда Киево-Печерская Лавра была возвращена верующим, старец Пафнутий вернулся в Киев. (Следует отметить, что старца Пафнутия долго не прописывали в Лавре.)

Вид на верхнюю лавру с Дальних пещер (фото священника Владимира)

Крестовоздвиженская церковь (фото священника Владимира)

Из воспоминаний духовной дочери старца Людмилы Куропятник: «...Батюшка был молчалив, говорил односложно, а в келье всегда шутил. Он никогда не показывал, что он молитвенник. Он сострадал.

Тогда же начали проводиться первые вычитки, за которые впоследствии старцу пришлось многое претерпеть.... Вычитки, проводимые старцем, привлекали множество народу...»

Рассказывает иеромонах Ф.: «Люди быстрее идут к бабкам, к экстрасенсам, и батюшка делал такие молебны о здравии, чтобы привлечь людей к Церкви, в храм Божий, чтобы люди начали веровать и начали исполнять заповеди Господни, принимать Тело и Кровь... Всякая болезнь, в том числе одержимость, является следствием греха, и нуждается прежде всего в исцелении души, чтобы человек пришел к Богу, покаялся, изменил свою жизнь. Иначе он не в силах будет принять дарованное ему от Господа исцеление. Старец старался привлечь людей в Церковь и после молебна обязательно приглашал на службы. Поначалу приходили родственники болящих, а затем и они сами. Важно было не только изгнать бесов, но исправить человека, помочь ему исправиться, привести к вере и покаянию, привести в Церковь... И многие обретали веру по молитвам старца».

Из рассказа Татьяны Евсеевой: «Мы пришли к батюшке из-за маминой болезни. У мамы перестали ходить ноги. Ее положили в госпиталь. В госпитале она четыре месяца пролежала, ее закололи уколами, у нее аллергия была на все лекарства, так что она до сих пор ничего не может принимать, держится одними молитвами. Врачи сказали: «Мы не знаем, что с Вами делать, у Вас болезнь совершенно по-другому развивается. Ноги не ходят. Пошло отмирание тканей на ногах. Мы можем предложить только ампутацию, иначе начнется гангрена»...

Она была полностью духовно сломлена, не хотела жить и ждала своего конца. До ноги дотронешься — как будто в морозильной камере побывал — такой холод шел... Вот так и лежала, встать не могла...

Врачи от мамы отказались и сказали: «Забирайте ее домой. Если начнется гангрена, приедете, мы проведем ампутацию. Обращайтесь к бабкам, к экстрасенсам, к кому угодно, мы сделать ничего не можем». Я говорю маме: «Поедем в Лавру, я слышала об отце Пафнутии». Мама все как-то колебалась. Родственники стали ее склонять пойти к бабке какой-то. Я говорю: «Мама, мы верующие, мы православные, какая бабка может быть?» Мама меня не послушала, повезли ее к бабке, и та ей сказала: «Я сделать ничего не могу, вам сделано насмерть. Нужен сильный священник. Идите в Лавру»...

И вот вначале я сама поехала к батюшке... Батюшка принял меня, как будто давно меня знал: «Ой, кого я вижу, — обнял меня и сказал. — В следующую среду маму привезешь». Приехали мы, мама с костылями. Но милостью Божией выстояла вычитку. На следующую вычитку мы опять приехали. Мама говорит: «Удивительно, сколько времени у меня опущены ноги, и не отекли... На следующей вычитке маме уже легче, потом через три вычитки она уже не с костылями, а с палочкой приехала, и уже где-то через месяц она с палочкой еще ходила, но уже более или менее свободно.

Был еще такой случай. Батюшка выходил из Ближних пещер. Мы его ждали, А мама ходила только с нами, на нас опиралась. И мама что-то ему говорит, а он ей: «Ну-ну, Галина, идем, я спешу, спешу», а сам бежит по ступенькам в Дальние пещеры. Мы с братом смотрим — мама бежит за батюшкой! Что-то говорит ему вдогонку и бежит! Она ходила только с нами, с палочкой и на нас опиралась, А тут о палочке забыла и за батюшкой бегом!»

Из рассказа духовной дочери старца Нины Р.: «Я очень много курила, никак не могла бросить. Однажды взмолилась: «Господи! Дай хоть час без курения обойтись!» И батюшку стала просить. Так прошел час, потом другой. И так три дня. Ну, думаю, теперь уж брошу». И действительно, по его молитвам, бросила».

Деньги, собранные на водосвятных молебнах о здравии, старец передавал на строительство и восстановление Храмов. Перечислим лишь некоторые из них: Толгский, Елецкий, Козелецкий, Покровский в Киеве, Красногорский, Густынский в Прилуках, Пантелеимоновский скит в Феофании. (Часто люди, приезжавшие на вычитку, помогали в проведении восстановительных работ.)

В апреле 1993 года иеромонах Пафнутий был возведен в сан архимандрита, а в августе 1993 года назначен наместником киевской Китаевской Свято-Троицкой пустыни*, возвращенной Русской Православной Церкви в 1992 году. Первые полгода старец служил один, не было ни диакона, ни второго священника. После «Отче наш» он выходил из алтаря и начинал исповедовать верующих. Многих старец силой своих молитв привёл к истинной вере и покаянию.

Любовь старца была искренна и неподдельна. Приведём несколько строк из воспоминаний духовной дочери старца: «Он очень любил людей, все отдавал людям... Каждому человеку он делал какое-то добро. Мы все были разные, и он каждому давал свой совет. Удивительный человек... Это Божественная любовь».

После назначения наместником Китаевского скита старец по-прежнему ездил в Лавру, по субботам служил всенощную, а в воскресные дни исповедовал в лаврском Трапезном храме. Затем стал и исповедь проводить в Китаево. Прозорливый старец знал прегрешения кающегося и часто отпускал грехи молча, но иногда сам называл те самые грехи, о которых человек либо забывал, либо не осознавал как грех.

В апреле 1994 года наместник Киево-Печерской лавры архимандрит Павел (Лыбидь) совершил постриг архимандрита Пафнутия в схиму с наречением имени Феофил - в честь святого Феофила. Благодаря стараньям схиархимандрита Феофила возродилась Киевско - Китаевская Свято-Троицкая пустынь

Схиархимандрит Феофил

Из воспоминаний духовного сына старца Феофила Сергея Г. (Днепропетровск): «...Случилось нам ехать опять – проторенной дорожкой в Киев, а ездили почти каждый месяц, а то и чаще. Напросилась с нами одна женщина, у которой «увели» мужа, красивая такая... Ехала она к старцу, тогда ещё архимандриту Пафнутию. И так уж Бог устроил, что привела она нас к батюшке, сначала сама поговорила с ним в его келии, а потом и мы – уже вдвоем пошли к нему с вопросом – как жить... Батюшка встретил нас очень ласково, усадил на стульчики и наставил – как жить, что держаться нам следует Русской Православной Церкви, что поститься и как, что йогой заниматься не следует... В общем – рассказал всё и отпустил с Богом. С этого и началось – потом я услышал его проповедь, когда Церковь вспоминала о жизненном подвиге Св. Марии Египетской и понял окончательно, что Церковь – это мой дом. Кстати, та женщина, что привела нас к батюшке – сразу успокоилась и быстренько вышла замуж второй раз.

Однажды в моей семье случилось несчастье. Начались скандалы у родителей, мама была, что называется на грани. Вообще, когда несчастье – все почему-то сразу ищут поддержки со стороны, а не в Боге и не пытаются найти причину внутри себя. Так поступил и я. В очередной раз отчитывался в министерстве и с экспертом, как водится, хорошо проверили мой отчет – две бутылки коньяка на двоих, мало, что скажет о результатах нашей с ним работы. А на утро – к батюшке... Захожу – смотрит он на меня с великим состраданием, мягко и по-отечески любяще улыбаясь... Он так ласково говорит, давайте я вам руку на голову положу. Я согласился и очень даже протрезвел, причем на столько, что достаточно связанно мог сложить пару фраз со своей проблемой. Он пообещал помолиться за нашу семью, причем спросил имена отца, матери и моё. Сестра – не крещенная, он её имя и не спросил, хотя я ему не говорил, что она не крещенная. Одарил меня мандаринками и я засобирался. Когда уже уходил – он так мне полу серьезно, полушутя говорит – давайте я вам ещё руку на голову положу. Я согласился, он положил, я поблагодарил и пошел. Таким трезвым в жизни я никогда не был!!! Ни до, ни после! Я летел по тротуару, я слышал всех птиц, я видел все веточки, я видел сияющее СОЛНЦЕ! Я видел голубое НЕБО! Не знаю, где были мои крылья, но я летел!

...Почти в каждый мой приезд в Киев я бывал в Китаевой Пустыне, туда всегда стремилась моя душа, туда всегда несли меня мои ноги. Однажды ещё у одной женщины «увели» мужа... Попросилась она, что бы я повез её к батюшке. Ну, повез. Приехали, а батюшка болен, сказали, что лежит в больнице. Не солоно хлебавши поехали мы назад – домой. Едем в поезде, я на верхней полке, начал уже засыпать (или уже заснул, не знаю) и вдруг увидел батюшку – в его схиме, а он уже был схиархимандрит Феофил. Не знаю, но чувство было, какое то тревожное и я стал молиться во сне – Иисусовой молитвой. Через некоторое время узнал, что в этот день – 22 марта он представился о Господе. А к женщине этой муж вскоре вернулся.

Слышал, что духовные отцы, по представлению своему, восходя ко Господу, показываются своим духовным чадам. Но какое же я – его духовное чадо? Но Отцом он мне стал, это верно, он меня зачал духовно, его слово, его Любовь ко всем и вся. А сколько ещё таких как я, мятущихся в круговороте страстей, не помнящих родства, тонущих в водовороте жизни он наставил на путь спасения – на единственно возможный путь – в православие...

Упокой Господи душу раба Твоего, схиархимандрита Феофила, и спаси меня его святыми молитвами!»

Скончался схиархимандрит Феофил в больнице 9/22 марта 1996 года. Когда тело привезли из больницы в монастырь и начали готовить к погребению, присутствовавшие ощутили исходящее от его рук благоухание. Приведём свидетельство одного инока: ««...Когда батюшку облачали, я наклонился к его рукам — они благоухали. Такое благоухание, как от мощей, запах такой тонкий и в то же время мягкий, сильный...»

Утром 11/24-го марта небольшой монастырский храм Двенадцати Апостолов был переполнен. По окончании службы гроб с телом старца Феофила был вынесен на улицу и установлен на монастырском дворе для прощания. А затем, после обнесения вокруг Свято-Троицкого храма, был предан земле. Похоронили старца рядом с могилой иеромонаха Феофила, Христа ради юродивого, в честь которого он был пострижен в высший ангельский образ.

По сей день не оставляет старец своих духовных чад. Приведём лишь одно свидетельство: «Во время Великого Поста снится мне сон, что идет крестный ход на восток и я иду за крестом. Заходим в какой-то монастырь и меня встречает батюшка о. Феофил с двумя сваренными «в мундирах» картофелинами и говорит: «Ты голодная, я тебя накормлю». И дает мне эти картофелины. – А я очень занят, я не умер, я живой, мне нужно еще кормить братию. Вот тебе еще мешок, сама будешь готовить, а за крестом тебе еще рано идти».

И я проснулась. А я уже два года лежала в постели и не вставала и просила у Господа смерти. После этого сна я встала, начала ходить, а через несколько дней пошла в монастырь. Не прошло и недели, как мне братия дала мешок картошки, по его молитвам...» (р. Б. Т.)

Господи, молитвами старца Феофила, спаси нас!

Высказывания, поучение старца Феофила

Молиться надо не спеша, потихоньку и внимательно. Если помыслы одолевают — больше внимания в текст. В текст надо углубляться... Молитесь со внимаем, усердно... Помедленнее. Если побыстрее, все в голове будет переворачиваться, ничего не поймёшь. Молитесь со внимаем, усердно... Усерднее, чаще надо молиться.

Мы должны воспитывать в себе дух кротости, смирения, незлобия, долготерпения и умеренности во всех поступках. А чтобы иметь в себе такое расположение духа, надо помнить общую слабость человеческую, общую склонность ко грехам, в особенности — свои великие немощи и грехи, а также, бесконечное, к нам самим милосердие Божие, которое прощало и прощает нам грехи многие и тяжкие за покаяние и умоление наше.

Господь сказал: «Милости хочу, а не жертвы». Он, многомилостивый, хочет и от нас милости, милосердия, незлобия и терпения относительно ближних наших. Он же готов всегда помогать нам во всяком добром деле. Если у тебя злое сердце, проси в покаянии, чтобы Он смягчил твое сердце, сделал кротким и долготерпеливым, и будет оно таково.

Наши страсти — это наши великие болезни. Когда наша природа желает, боится или иным каким-нибудь образом приходит в возбуждение, она тогда страдает, терпит, волнуется и выходит из того спокойствия, в котором и заключается ее здоровье...

Сея вокруг себя семена любви и милосердия, мы как бы обязываем Господа милостью Его к себе. То, что мы подаем нищему, голодному, нуждающемуся, то, что мы делаем страдающему, плачущему, утешая его — привлекаем благословение Божие к нам. Сказано в слове Божием: Благотворящий бедному дает взаймы Господу (Притч. 19, 17). А Господь воздает всегда щедрым Своим отеческим воздаянием.

Блажен, кто помышляет о бедном! В день бедствия избавит его Господь. Господь сохранит его и сбережет ему жизнь... Господь укрепит его на одре болезни.

Вот каковы плоды этой добродетели, этой священной заповеди нашего христианского закона о любви и милосердии, преподанной всем нам к неуклонному исполнению в жизни земной нашим Господом Спасителем.

Наш Господь Бог, в Которого мы веруем, назван в Слове Божием Отцом сирот и убогих. И чем мы больше можем заслужить благоволение своего Небесного Отца, как не своим милосердием к нищему, убогому, плачущему, скорбящему, ко всем, требующим и жаждущим от нас нашего сострадания, утешения, нашей помощи?

А тот, кто оскорбляет нищего, убогого, просящего о нашем сострадании, кто закрывает свое сердце к горю брата своего, тот оскорбляет Самого Господа Бога в лице меньшего брата своего...

Чтобы жить по-христиански, держитесь Православной Церкви. Живите христианской жизнью. Раз в месяц причащаться надо, дома употреблять крещенскую воду и часть святой просфоры по утрам...

В Евангелии говорится: «Вера твоя спасла тебя», то есть первые христиане обладали великой верой. Господь напоминал им, чтобы они имели живую веру и высокое христианское благочестие. Вот они и старались жить по-настоящему. Господь их благословлял на труды, на подвиги. Они крепко исповедовали Христа, веровали Ему и часто отдавали свою жизнь — как святой целитель Пантелеимон, Георгий Победоносец (первый министр Диоклетиана), великомученица Варвара, великомученица Параскева, великомученица Екатерина и другие. Вот светочи первых христианских людей! Им подражайте, их читайте, следуйте им.

В храмах чаще бывайте, веруйте, посещайте главные святыни Киевской Руси, особенно Лавру Киево-Печерскую. Угодникам Божиим целуйте ручки, подражайте им в жизни их. Вот и будете вы настоящими, тоже хорошими христианами. Дай вам Бог преуспевать во всем и идти от силы в силу и достигать высшего духовного совершенства.

* Китаевский скит по преданию был основан в XII веке при св. благоверном князе Андрее Боголюбском. В XVIII в. здесь подвизалась преподобная Досифея, некогда благословившая на подвиг юношу Прохора Мошнина, будущего старца Серафима Саровского. В XIX в. здесь нес свои подвижнические труды схииеромонах Феофил, Христа ради юродивый. В 30 годы он был закрыт, в 1992 году скит был возвращен Православной Церкви, но лишь в августе 1993 года, когда наместником был назначен архимандрит Пафнутий, возрождение Китаевской пустыни.

Архимандрит Ипполит

(1928-2002 гг.)

Схиархимандрит Ипполит (в миру – Сергей Иванович Халин) родился 27 апреля 1928 года в многодетной крестьянской семье в селе Субботино Солнцевского района Курской области. После окончания школы-семилетки ему удалось устроиться рабочим по ремонту шоссейных дорог. В 1948 году Сергей был призван в армию.

Из воспоминаний старца Ипполита «Получив Святое Крещение сразу после своего рождения на родине в храме иконы Божией Матери Казанской, я ни разу не забывал и о делах спасения своей души. Посещал я храм Божий, и Господь укреплял в моей душе любовь к святой Церкви, к чтению Священного Писания и житий святых, прочитывая которые, я стал искать и лучших условий для спасания своей души. С этой целью я поступил в 1957 году послушником в Глинскую пустынь, где трудился на разных монастырских послушаниях... А потом я переехал в святую Псково-Печерскую обитель, имея решительное стремление продолжить свою жизнь по монастырскому уставу в условиях монастырской жизни».

Старец рассказывал, что в юности прозорливая старица Мисаила (Зорина)* предсказала, что со временем он станет молитвенником за Курскую землю и за весь русский народ. Предсказание сбылось через несколько десятилетий.

Его духовный путь начинался в Глинской пустыни. В феврале 1959 года архиепископ Псковский Иоанн благословил послушника Сергия на постриг в мантию с именем Ипполит, вскоре монах Ипполит стал иеродиаконом. 14 июня 1960 года он был рукоположен в сан иеромонаха.

После закрытия монастыря (в начале шестидесятых годов) отец Ипполит стал келейником иеросхимонаха Михаила, последнего Валаамского старца.

В 1966 году отец Ипполит был направлен для несения постоянного иноческого послушания на Святую гору Афон. Восемнадцать лет он подвизался в Русском Свято-Пантелеимоновском монастыре. (Вероятно на Афоне отец Ипполит принял схиму.)

В 1983 году отец Ипполит вернулся в Псково-Печерский монастырь, а в 1986 году архимандрит Ипполит по благословению архиепископа Курского и Белгородского Ювеналия был принят в клир Курской епархии. Отец Ипполит был настоятелем многих храмов Курской епархии. В 1991 году он был назначен настоятелем только что возвращенного Русской Православной Церкви Рыльского Свято-Николаевского мужского монастыря. Архимандрит Ипполит принял управление обителью, находившейся в полуразрушенном состоянии. Под руководством старца Ипполита обитель стала быстро возрождаться. За 11 лет его служения в Никольском монастыре был полностью отреставрирован главный храм монастыря – Никольский, двухэтажные братские корпуса, отреставрирована монастырская колокольня. При отце Ипполите в разных уголках Рыльского благочиния открылось несколько скитов монастыря.

Господь наделил старца даром утешения. Старец любил повторять духовным детям: «Главное - мир в душе, мир в семье, мир друг с другом, тогда и с Богом будет мир». Этот благодатный мир стяжал сам подвижник, именно поэтому к нему так и тянулись люди.

По благословению старца в монастыре много лет проводились отчитки.

Несмотря на тяжелые недуги и усталость старец часами терпеливо, с любовью принимал приезжавших в обитель паломников со всей страны.

В навечерие праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы старца парализовало, он потерял сознание, но до самой смерти, по утверждению насельников Свято-Николаевской обители, духовным зрением видел все, что происходило в монастыре.

Ипполит преставился ко Господу во вторник 4/17 декабря 2002 года.

19 декабря отпевание и чин погребения схиархимандрита Ипполита (Халина) совершил митрополит Курский и Рыльский Ювеналий, которому сослужили более 40 священников. Проститься со своим духовным отцом прибыли тысячи духовных чад старца. После отпевания гроб с телом почившего был обнесен вокруг Свято-Николаевского храма. Погребен схиархимандрит Ипполит с южной стороны соборного храма обители в склепе.

Господи, упокой душу старца Ипполита, со святыми упокой!

*Старица Мисаила

Схимонахиня Мисаила (в миру Матрена Гавриловна Зорина).

Вспоминает игумен Свято-Троице-Сергиевой Лавры Михей (Тимофеев):

«...Мне во время Великой Отечественной войны пришлось тяжелой болезнью переболеть, опухоль мозга была у меня. А лет с восьми я перестал расти. Оставался таким, каким в школу пошел. До двадцати восьми лет я ростом был как ребенок. Мама-покойница привезла меня из дальнего села за г. Старым Осколом Белгородской области, где я родился, в облздравотдел. Меня положили в больницу на обследование, которое не давало никаких результатов, только брали пункцию головного мозга... Моя мама, когда мы приехали в г. Курск, ходила на Богослужения в не закрывавшийся Сергиево-Казанский кафедральный собор, который строили родители Преподобного Серафима Саровского праведные Исидор и Агафья. И одна верующая бабушка посоветовала моей маме: «Деточка, ты возьми из больницы-то своего сыночка, он хоть у тебя ростом маленький, но пока здоровенький». Мама услышала о старице, которая принимает всех, кто к ней приезжает, старицу звали Матрена Гавриловна Зорина, и мы поехали к ней в село Муравлево под Курском. Сошли с поезда на станции Полевой, потом шли пешком... Добрались до села уже под вечер. Вот стучит в окно моя мама, и выходит старица...

- Матушка, примите нас, - просит мама.

- Давно я тебя жду, - смотрит на меня Матрена Гавриловна, - ну, заходите-заходите... - и подвела меня ... к камушку приложить... (Камушек из реки Иордан, лежащего перед святыми образами)

- Я уже потом узнал, что старица была схимонахиня Мисаила, а тогда все звали ее Матрена Гавриловна. Мама попросила ее помолиться за меня. Семь классов школы я окончил, в восьмой опоздал, больной, что делать? А я тогда увлекся игрой на баяне. «Мама, спроси, - говорю, - можно ли мне в музыкальный техникум поступить?» Мама спросила, а матушка Мисаила руками замахала: «Что ты, что ты? Нет, нет, нет». Тогда я осмелел и спросил: «Матушка, я живу без отца, как мне быть?». Она ответила: «Тебе Бог даст такого отца, такого...»...

Как сейчас помню, оставила нас матушка у себя переночевать, рано утром люди к ней пришли, много людей. На прощанье она мне гостинцев дала. Сад рядом с домиком был, ее собственный, а превратился в колхозный. Так она мне даже яблоко оттуда сорвала, благословила, помолилась, всю ночь молилась она обо мне. Когда я, грешный, спал.

Так изменился весь путь моей жизни, совсем по-иному пошел. Когда вернулись в Курск, мама повела меня на благословение к Владыке, Епископу Гавриилу (Огородникову), который временно управлял тогда Курско-Белгородской епархией, срок его управления подходил к концу. Он позвал меня к себе, благословил. Это было в Сергиево-Казанском соборе, в верхнем храме Преподобного Сергия, Игумена Радонежского и всея России Чудотворца. Я приложился ко всем иконам, особенно запомнилась икона Божией Матери «Знамение» Курская - Коренная. «А хочешь, я тебя к себе возьму?» - спросил меня Владыка. Сердце во мне так и затрепетало, смотрю на него снизу вверх: «Хочу...» Мама оставила Епископу наш почтовый адрес, и вскоре он прислал мне письмо из Вологды, куда Патриарх Алексий I его направил на служение: «Дорогой Ванюша, приезжай ко мне через Москву, будешь у меня послушником»... Мама помолилась, собрала меня в дорогу, положила земной поклон перед деревенскими образами и заплакала... Много десятилетий я не был в Курске. И только в прошлом году Господь удостоил меня побывать на могилке моей благодетельницы, матушки Мисаилы, в селе Муравлево под Курском, отслужить ей панихиду, побывать в том самом Сергиево-Казанском соборе, где когда-то Господь призвал меня на служение Святой Церкви...

А потом Владыка Гавриил направил меня на учебу в Московскую Духовную семинарию, - тихо промолвил он, - каждые каникулы я к своему Владыке ездил, иподиаконом у него служил, с посохом стоял у Царских врат...

Отца, воистину благодетеля Господь мне послал. После окончания семинарии меня направили служить во вновь открывшемся храме Московской Духовной Академии, здесь же, в Лавре, под покровом Игумена Сергия. В Академию я не пошел, старцы позвали меня пономарить в Храме. Будущий Патриарх Московский и всея Руси Пимен был тогда наместником Троице-Сергиевой Лавры. Старцы его попросили за меня. И вот с двадцати трех лет так и живу здесь. По молитвам за меня, грешного, схимонахини Мисаилы, Господь отца мне дал, великого отца. Отец мой духовный - это... Преподобный Сергий Радонежский. С его-то храма в Курске началась моя дорога...

Прозорливая курская старица предсказала нашу победу в Великой Отечественной войне в первый же день фашистской агрессии.

Господи, упокой душу старицы Мисаилы, со святыми упокой, и её молитвами спаси нас!

Схиигумен Иероним (Верендякин)

(1932-2001гг.)

Из воспоминаний старца Иеронима: «Еще с детских лет ненормальным меня называли. Потому что еще в детстве, когда меня спрашивали, кем ты хочешь быть, я отвечал: «Попом буду!» Они смеялись надо мной, а я действительно попом стал. И в шесть лет, и в семь я говорил, что стану попом... Все братья мои, все дяди были грамотные. Были среди них и учителя. И они удивлялись, почему я не хочу учиться? А я стоял на своем: «Буду попом!»...

В священники меня рукоположил в 1974 году Пензенский владыка Мелхиседек. Это случилось в день Благовещения. На Пасху я уже служил на своем приходе...

Мой первый приход был в Спасске, я служил там в Покровском храме. Потом пять лет служил в Пензе в соборе. Потом служил в Колопино. Оттуда попал в Санаксарский монастырь, и пять лет назад меня поставили его духовником. Люди часто приходят ко мне, утешения просят. Учу их правильно молиться, искать исцеления не тела, а души... Мы - как работники последнего часа, которые были наняты самыми последними и трудились меньше всех. Не по трудам, а по милости Божией мы ожидаем себе награды...»

Отец Иероним стал духовником Санаксарского монастыря Мордовской епархии в 1991 году, после принятия монашества. В Санаксарском Рождество-Богородичном монастыре он подвизался 10 лет.

Старец не только принимал страждущих, но находил и время отвечать на письма тех, кто просил о помощи.

Приведём лишь несколько строк из письма старца к рабе Божией Ксении М.

«Исповедайся и причащайся два-три раза в месяц, не отчаивайся, моя хорошая. Будем за тебя молиться, а ты за меня! Знать, так Боженьке угодно, чтобы мы терпели друг друга, молились друг за друга и всем прощали. Старайся больше молиться, учись петь духовные песни, они тебе будут помогать в трудные минуты. Никогда не ругайся, не прекословь, не спорь, а твори молитву и крестись...»

Из воспоминаний Ксении М. (Волгоград): «Мне было 11 лет, я с детства ходила в храм, и, наверное, поэтому у меня уже с детства были скорби, такие скорби, что я доходила до отчаяния... Однажды в храме я услышала про батюшку Иеронима. Женщина что-то рассказывала о святой жизни старца и о его неизмеримой любви к людям. Последнее для меня было, конечно, намного важнее первого. Я долго думала - писать или не писать, потом помолилась и с трясущимися от страха руками в письме поплакалась батюшке на мою жизнь. Ответ пришел очень быстро – через две недели...

И всегда, когда враг одолевает, когда на душе тяжело, я открываю письмо старца и читаю: «Мир тебе, дорогая Ксения, и Божие благословение!» И еще: «Будем за тебя молиться…». Значит, Батюшка жив! Значит, он стоит пред Престолом Небесным и невидимо за нас молится Богу!»

Иерей Стефан вспоминает: «Этот достопочтенный духовный отец нашей последней электронной эпохи сиял небесным светом, просвещая многие сердца верующих России и всех континентов Земли... С отцом схиигуменом Иеронимом многих из нас, его духовных чад, Господь свел в скорбях, в создавшихся трудных неразрешимых вопросах житейского моря. Так и я, в поиске пути спасения, посетил Дивеевский монастырь, приехав туда с целью подкрепить здоровье в целебных Серафимовских источниках и, если Богу будет угодно, обрести себе наставника духовного звания – будь то монах или монахиня.

В пути следования узнал, что в ста километрах от Дивеева есть мужской монастырь, где живет, как мне сказали, прозорливый старец, схиигумен Иероним. Узнав об этом, хотел было сразу направиться в Санаксары и повидать этого дивного старца...

Итак, Господь привел меня к этому чудному человеку... Дух во мне трепетал, сердце радовалось. А он как будто знал меня всю жизнь. Завел в келию, и у нас состоялась беседа. Поделился я с ним своею скорбью, которая беспокоила меня по роду моей службы у Престола Божия. И вот, как он сказал и утешил, дал наставления, так все и исполнилось... А, сколько таких, как я, исцелил, направил, вразумил отец Иероним – несть числа, Господь знает...»

Из воспоминаний рабы Божией Натальи Д.(Мордовия): «Батюшка Иероним всей своей жизнью подражал Христу и поэтому никогда не позволял себе кого-либо осудить или же грубо высказаться в чей-то адрес. Он никогда не брал на себя суд Божий, всегда молился о Святейшем Патриархе Алексии Втором и Архиепископе Варсонофии, правящем архиерее, призывая и всех, приходящих к нему, молиться за пастырей и архипастырей. Однажды, придя к батюшке, я пожаловалась ему на действия своего руководителя, который заставлял меня зарабатывать деньги для православного университета на паломниках. Выслушав меня, о. Иероним сказал: «Передай ему, что так делать нельзя, за это придется отвечать перед Боженькой». А потом добавил: «А мы с тобой пойдем каяться, потому что осудили его...»

У батюшки было великое смирение. Вменяя себя ни во что, он называл себя грешным и недостойным, а когда доводилось ему слышать лестные отзывы о себе, как о старце-прозорливце, он очень огорчался. Его келейник, о. Амвросий, прятал от батюшки газеты, где бывали хвалебные публикации...»

Старец был не только великим утешителем, он исцелял души людей, наставлял на Путь Истинный. Старец говорил: «Сколько сейчас приходит ко мне больных людей, и я сразу у них начинаю спрашивать: «Вы пришли с какой целью?» И никто не скажет, что вот, я пришел, чтобы спастись. А большинство говорит: «Я хочу исцелиться». А ведь самое главное - не телесное исцеление, а исцеление духовное».

6 июня 2001 года старец Иероним скончался, 8 июня в последний путь его проводили 60 священнослужителей из различных епархий. Проститься со своим духовным отцом прибыли духовные чада из многих городов страны.

Старца Иероним похоронили на братском кладбище возле алтаря храма Воскресения Христова.

Господи, упокой душу раба твоего старца Иеронима, со святыми упокой, и его молитвами спаси нас!

Высказывание старца Иеронима

Я всегда говорю слова святого Евангелия: «Ищите прежде Царствия Божия, а остальное все приложится вам». Главное, чтобы мы заботились о спасении, а не о телесном здравии. А когда будем искать спасения, тогда узнаем, как освободиться от черных сил. Покаяние - правильный путь ко спасению.

Человек, возрождаясь духовно, получает спасение и исцеление...

Господь безмерно любит нас. Без меры дает нам дары. Но как мало мы делаем для драгоценной своей души... Как мало мы ее украшаем! Мы так мало заботимся о ее чистоте, о ее красоте, о том, чтобы она чистой, а не в заплатах греха, пришла к своему Жениху... Господь любит нас до ревности. Какие бы мы грехи не совершали, а Господь терпит нас. Как мы можем, друг друга не терпеть, когда Господь терпит нас?! Мы стараемся спасать душу свою, а Он за нас отдал Свою душу, страдал за нас на Кресте.

Мы должны терпеть все искушения и испытания, как терпел Спаситель. И не только терпеть должны мы, а и с радостью переносить. Тогда мы достигнем спасения.

Каждому человеку дана Богом мера спасения. Насколько мы будем смиряться, настолько будем приближаться к Богу. Вот почему смирением мы всегда, если пожелаем, сможем получить спасение. Не жалей плоти - она есть лишь жилище наше. А там, внутри, Невеста наша, которая будет встречаться с Женихом, с Богом. Душа - Невеста Христова! Вот ее-то, Невесту, и нужно украшать цветами. Нужно сплести драгоценный венок. И нужно успеть сплести этот венок до кончины жизни нашей. И если успеем, то Господь даст нам спасение. Только вот мы не всегда постоянны. А надо всегда быть постоянным. Упал - вставай, беги. Лежишь? Все равно твори молитву! Если не успеешь встать, как в борьбе бывает, когда судья досчитает до десяти, - значит, проиграл. А если даже и положили тебя на лопатки, но ты сразу вскочил, то ты еще не побежден, бой продолжается! Так и мы должны немедленно вскакивать, должны держаться до конца в неравном бою...

Сейчас такое время - перед ураганом затишье. Господь ждет от нас покаяния, ждет, что мы встанем на спасительный путь жизни. Господь дал нам время для покаяния, и мы должны это время прожить по Божьи. Никогда еще люди не подвергались таким тяжелым испытаниям и искушениям, как теперь. Но чем больше искушений, тем спасительнее наше время. Ни один человек сейчас не проходит по жизни без испытаний... Сейчас наступает последний срок для покаяния, последний шанс нам, чтобы мы покаялись и оставили греховный путь... Должны каждую минуту, каждый час следить за собой - какой мы путь прошли, какие перед нами поставлены преграды на пути ко спасению, какие мы грехи совершили...

И надо немедленно покаяться... Нужно очиститься от греха и идти по Божьему пути. Господь безмерно любит нас. Без меры дает нам дары. Но как мало мы делаем для драгоценной своей души... Мы так мало заботимся о ее чистоте, о ее красоте, чтобы она чистой, а не в заплатах греха, пришла к своему Жениху...

Бог дает нам утешение. Все дает нам, чего у Него ни попросим. «Просите, и дастся вам, ищите и обрящете». Однажды я сидел у себя в келии, был вечер. А следующий день приходился на праздник - память святителя Тихона и апостола Иоанна Богослова. И вот я думаю: «Боженька мой! Я вот хочу, чтобы мне рыбки поесть. Иоанн Богослов был рыбак, и я люблю рыбку - пошли мне рыбку!» И только успел я об этом подумать, как вдруг дверь в келию распахнулась и чья-то рука протягивает мне два больших леща! Я хотел, было, поблагодарить дарителя, выскочил за ним из келии, но никого уже не было... Видно, кому-то Бог внушил дать мне рыбку. И сделать это именно в тот момент, когда я об этом попрошу. Лещи были жирными, каждый по три килограмма. Я позвал братию, и мы утешились...

Иеромонах Нил (Мишарин)

(1935- 2000 гг.)

Иеромонах Нил (в миру Пётр Павлович Мишарин) родился 7 февраля 1935 года в селе Юшково Багарянского р-на Челябенской области в крестьянской семье. Его отцу не суждено было увидеть сына, в 1934 году его арестовали, и хотя, через несколько месяцев его оправдали, родных ему увидеть не удалось, он умер от сердечного приступа за воротами тюрьмы. Сусанне Мишариной трудно было одной воспитывать троих детей, молодая вдова горячо молилась, и Господь не оставил её. Благочестивая женщина воспитала детей в любви к Богу и ближним.

Петр с детских лет любил молиться перед иконой Божией Матери «Утоли мои Печали», часто обращался в своих молитвах к преподобному Серафиму Саровскому.

После окончания седьмого класса юноша поступил в ремесленное училище. Позже работал на заводе, служил в армии. Вернувшись из армии – днём работал, а вечером учился: закончил вечернюю школу, вечернее отделение техникума. (Иеромонах Нил рассказывал, что любил учиться, часто говорил духовным чадам: «Учение –свет».)

Иеромонах Нил

Из воспоминаний иеромонаха Нила: « Я вырос в людях, так как у нас практически никогда не было своего жилья, и на отрочество моё выпало время тяжких испытаний нашего народа – Великая Отечественная война... До Свято-Пафнутьева монастыря мне довелось служить в городах Тобольске, Кушве, Щучье. Всю мою жизнь управлял Преподобный Серафим Саровский. Первый раз он посетил нас с мамой, когда мне было 4 года, второй – указуя служение Богу, в третий раз в тонком сне – я полз за ним на коленях по храму. Преподобный вошел в дверь, в которую и я через некоторое время вошел в храм и прослужил там несколько лет. Это был храм Покрова Пресвятой Богородицы в Тобольске, где почивают мощи Святителя Иоанна Тобольского». В Тобольске послушник встретил своего будущего духовника – старца Власия (схиархимандрит Власий - духовник Свято-Пафнутьева Боровского монастыря с 1991 года).

Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

С 1993 года он подвизался в Свято-Пафнутьевом Боровском монастыре*. Здесь 17 декабря 1993 года его постригли в монахи с именем Нил, в честь Нила Столбенского.

Схиархимандрит Власий (Перегонцев)

По молитвам духовника отец Нил возрастал духовно, в конце девяностых годов, во время длительного пребывания прозорливого старца в затворе, отец Нил окормлял не только своих духовных чад, но и многочисленную паству старца Власия. (Следует отметить, что тяжелобольному старцу Власию приходилось принимать страждущих со всей России ежедневно с 5 часов утра (кроме праздничных и воскресных дней). Часто верующие жили по три дня в монастырской гостинице, чтобы попасть к старцу.)

Духовные чада старца Нила рассказывали, что после бесед с любвеобильным батюшкой, уезжали всегда обновлённые с легким сердцем, духовный отец терпеливо учил их покаянию и молитве. По молитвам «опытного духовника и молитвенника» наладилась жизнь у многих его духовных детей. По свидетельству духовных чад старца отмечались многочисленные случаи исцелений верующих, посещавших келью старца Нила, «многие уже на пороге получали ответы на ещё не заданные вопросы».

Иеромонах Нила говорил: «Человек может полностью излечиться покаянием».

«Священника осуждать –сыпать угли на свою голову». Старец советовал духовным чадам: « Будьте, как дети». «Тяготы друг друга носите – этим и спасётесь».

Из воспоминаний духовного сына старца Нила, Михаила: «В то время я усиленно искал человека, которому я бы мог доверять. Одному ужасно тяжело. И будучи в Дивеево искренне попросил у преподобного Серафима, чтобы он помолился Господу обо мне грешном... И вскоре после этого я познакомился с девушкой... (ныне моей женой). Она то и стала одной из опор моей нелёгкой жизни.

Также немалую роль сыграл мой духовник о. Нил. (Царствие ему Небесное!) Который обладал такой любовью к людям, что просто невозможно было не впасть в умиление. Этот батюшка впоследствии и благословил нас с Анастасией ... Мы подошли к нему: «Батюшка благословите на дружбу?», а он, спросив, как зовут девушку, благословляет и говорит: «...И в будущем соединиться...!»

А позже, он уже лежа в больнице, звонил и спрашивал у моих родителей: «Ну, как ещё не поженились? Пусть женятся!»

О батюшке Ниле стоит рассказывать отдельно... Для меня ...таким человеком, который всегда меня с любовью выслушает, пожалеет, поможет - был именно духовник отец Нил. Помню, не раз со слезами приезжал к нему (даже, бывало с унынием)... а уходил всегда с улыбкой и со счастьем в душе (пока батюшка не успокоит, пока не улыбнусь - не отпускал от себя). Всегда когда приеду к нему - мазал меня св. маслом, с удовольствием разговаривал со мной... Я ему полностью доверял. Рассказывал всё. Ничего не скрывал. И он молился обо мне. Слушает, а сам как будто спит... а на самом деле молится!

Вот такой был у меня духовник по милости Божией. И сейчас чувствую, что не оставляет нас батюшка. Молится за нас и помогает нам... Слава Тебе Боже наш, Слава Тебе!»

Вспоминает Фотиния: «Слава Богу, за всё! Со старцем Нилом мне довелось встретиться в начале девяностых годов, кто-то из знакомых посоветовал мне съездить в московскую больницу, где в то время находился на лечении благочестивый любвеобильный старец. Я узнала, что больным перед ужином разрешают прогуливаться в скверике около корпуса... Долго искала я старца, наконец, увидела его в окружении духовных чад.

Всего несколько минут мне удалось тогда побеседовать со старцем, получить его благословение, но быть может именно эти несколько минут во многом изменили мою жизнь. (Позднее, по молитвам старца Нила, мне посчастливилось побывать несколько раз в Свято-Пафнутьевом Боровском монастыре у его духовного отца старца Власия. Благодарю Господа, что мне посчастливилось общаться с такими подвижниками.)

Незадолго до этой встречи на дачном участке под г. Волоколамском мне было видение. Среди дня я увидела людей, расположившихся, как на старинном снимке в несколько рядов у деревенской избы. (Нужно отметить, что дачный участок моей маме дали около деревни Теряево, из которой моя бабушка около полувека назад приехала в Москву.) Примечательно, что рядом с этой деревней расположен Иосифо-Волоцкий монастырь**. (Монастырь был основан в августе 1479 года преподобным Иосифом Волоцким (Саниным) (1439-1515 гг.), выходцем из Боровского Пафнутьева монастыря, духовным сыном Преподобного Пафнутия Боровского)


Преподобный Иосиф Волоцкий
Преподобный Пафнутий

Боровский

 

Иосифо-Волоцкий монастырь

Когда я рассказала об этом старцу Нилу, он спросил, поминаю ли я в своих молитвах умерших родственников. Я сказала, что нет. Старец Нил ответил: «Твои умершие родственники, таким образом, просят, чтобы ты поминала их... Когда я был моложе, редко поминал умерших родственников, и вот однажды, во сне увидел свою умершую матушку (Царствие ей Небесное!) в кустах. Я её спрашиваю, почему она не выходит, а она мне в ответ: «Тяни меня, тяни!» С тех пор я усилил молитву за умерших и тебе советую поминать умерших родственников».

Из рассказа Сергея: «Во Имя Отца и Сына и Святого Духа! Широко осеняю себя крестом, с паузой придавливая троеперстие ко лбу, к животу и плечам – с правого на левое, крепко прижимая к ладони мизинец и безымянный палец, так как учил когда-то иеромонах Нил в Боровском монастыре. За крестом остается напряжение и горячка тысячекилометровой трассы».

Одна из духовных чад старца Нила незадолго до его смерти спросила духовного отца: «Батюшка, Вы ложитесь на операцию, может быть любой исход, как же мы?

Старец ответил: «Приходите ко мне на могилку, я для вас всех всегда живой».

Старцы просят Господа облегчить страдания духовных чад, исцелить больных, для укрепления их веры, часто берут грехи своих духовных детей на себя, после этого тяжело болеют, свои же болезни несут как крест со смирением. А если и обращаются к врачам то по послушанию или, уступая настойчивым просьбам духовных чад, которые боятся осиротеть.

По свидетельству очевидцев: «Перед госпитализацией, которая оказалась для него последней, он старался всех навестить и смиренно испросить прощения. Уходя, он прощался с невыразимой печалью своих любвеобильных глаз».

Иеромонах Нил отошёл ко Господу 6 апреля 2000 года. Знаменательно, что в день погребения иеромонаха Нила, на девятый, двадцатый и сороковой день в монастыре мироточила икона Божией Матери «Иверская».

В буклете, выпущенном в Свято-Пафнутьевом Боровском монастыре к семидесятилетию со дня рождения иеромонаха Нила, написано: «Всей своей жизнью отец Нил являл пример глубокого смирения, кротости, безропотного послушания...

Как это почти всегда случается, мы по своей сиюминутной близорукости оказываемся не готовыми к встрече с такими исповедниками. И только после их ухода мы постепенно начинаем осознавать, какой великой милости нас удостоил Господь, посылая общение со своими избранными...

Помяни, Господи, от жития сего отшедшего иеромонаха Нила и в вечных Твоих селениях со святыми упокой!»

*

Преподобный Пафнутий Боровский родился в 1394 году в селе Кудинове, недалеко от Боровска, и при крещении был назван Парфением. Его отец Иоанн был сыном крестившегося татарина-баскака Мартина. В 1414 году Парфений принял постриг с именем Пафнутий в Покровском монастыре на Высоком. Много лет подвизался инок Пафнутий в обители. Когда скончался настоятель монастыря, братия избрала его игуменом. Святитель Фотий, митрополит Киевский, рукоположил преподобного в священный сан. Тридцать лет провел преподобный в Покровской обители, где был и настоятелем, и старцем-духовником. На 51-м году жизни он тяжело заболел, оставил игуменство и принял великую схиму. После выздоровления, 23 апреля 1444 года, ушел из монастыря и поселился с одним иноком на левом берегу реки Протвы, при впадении в нее реки Истерьмы. Вскоре на новое место к нему стала собираться братия. Число иноков быстро возрастало. Был построен новый каменный храм, вместо прежнего деревянного, в честь Рождества Пресвятой Богородицы. В росписи храма принимал участие лучший иконописец того времени Дионисий и его помощники. Преподобный Пафнутий строго постился, из общих работ выбирал самые тяжелые...

По Промыслу Божиему в обитель пришёл и двадцатилетний юноша Иоанн Санин. Испытав пришедшего, преподобный Пафнутий постриг его в иночество с именем Иосиф.

За неделю до смерти преподобный Пафнутий предсказал свою кончину. Исполнив последнюю молитву и благословив братию, он отошел к Богу 1 мая 1477 года. Преподобный Пафнутий был последователем Преподобного Сергия, игумена Радонежского.

**

По преданию, в 1479 году князь Борис Васильевич Волоцкий по просьбе преподобного Иосифа послал своего ловчего, чтобы тот выбрал достойное для мужской обители место. Княжий зверолов направился по направлению к северо-востоку от Волоцка. Тогда дремучий хвойный лес заполнял пространство на многие километры вокруг. Через несколько часов он остановился отдохнуть на берегу речушки Струга, которая весело струилась под тенью вековых сосен. Вдруг небо потемнело, налетел сильный ветер. Внезапно разразившаяся буря, с корнями выкорчёвывала сосны. За несколько часов место для будущего монастыря было расчищено самой природой. Когда всё утихло, он вышел на огромную, только что образовавшуюся поляну, в восточной части которой, в котловане зародилось озеро.

Княжеский слуга осенил себя крестным знамением, возблагодарил Господа, за то, что остался жив, и поспешил вернуться к князю, чтобы рассказать о случившемся. Позже на расчищенное чудесным образом место он сопроводил и преп. Иосифа с послушниками. Тогда они и водрузили деревянный крест на этой земле, и строительство началось.

С именем Иосифо–Волоколамского монастыря связано много исторических событий.

Здесь содержался узником низложенный царь Василий Шуйский, 6 лет томился преподобный Максим Грек***, сюда же ссылались опальные иерархи...

*** Преподобный Максим Грек

(1475 - 1556)

В апреле 1525 года в царских палатах был созван собор для суда над преподобным Максимом Греком. По приговору собора он был сослан в Иосифо-Волоколамский монастырь, где его заточили в темницу.

Шесть лет провел страдалец в сырой, тесной келье. Господь не оставил страдальца без утешений: явившийся Ангел Божий сказал ему: «Терпи, старец, этими временными страданиями ты избавишься от вечных мучений». Исполнившись духовной радости от этого видения, узник воспел Святому Духу Утешителю канон, который нашли потом написанным на стенах его темничной кельи.

В 1531 г. преподобного Максима опять потребовали на соборный суд. С новым обвинением против него выступил сам митрополит Даниил. На этот раз он начал с политических обвинений... На допросе страдалец вел себя смиренно, кланялся в ноги судьям, просил о прощении, признавал себя виновным в «неких малых описях», происшедших не от ереси или лукавства, а случайно. Собор отлучил Максима Грека от причащения Святых Таин и в оковах отправил в заточение в Тверской монастырь. Здесь преподобный Максим Грек провел более 20 лет...

21 января 1556 г. преподобный Максим скончался в обители Живоначальной Троицы, проведя 38 лет в подвижнических трудах.

В 1591 г. по благословению патриарха Иова мощи преподобного были освидетельствованы: «И открыша, и пойде от мощей его благоухание, и цело и невредимо тело его, и ризы бяше и мантия, и вся на нем покрывало не истле, и на персех руце его, и десная рука согбена крестом».

На Поместном Соборе Русской Православной Церкви 6-8 нюня 1988 г. преподобный Максим Грек был канонизован для общецерковного прославления.

Библиография

«Земная Жизнь Пресвятой Богородицы и описание святых чудотворных Её икон». Ярославль, 1993.

«Жизнь Пустынных Отцев.Творение Пресвитера Руфина». Свято-Троицкая лавра, 1898.

«Жизнеописание Оптинского старца иеромонаха Леонида». Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1991.

«Собрание писем Оптинского старца Макария», Москва, 1862. (Изд-во: Л.М. Яковлевой Изд-во Л.М. Яковлевой, 1993. («Синтагма», 2001.)

«Преподобные старцы Оптинской пустыни». Holy Trinity Monastery; Jordanville; New York; 1992.

«Беседы схиархимандрита Оптинского скита Старца Варсонофия с духовными детьми». Изд-во: «Даниловский Благовестник», 1993.

«Старец Нектарий житие: подвиги и чудеса». Москва, Изд-во: «Триумф», 1994.

«Старец Захария». Изд-во: «Трим», 1993.

«Ангел Апокалтпсиса». Инок Всеволод, Москва, 2002.

«Поучения пророчества старца Лаврентия Черниговского и Его жизнеописание». Москва, «Русский Духовный Центр», 1994.

«Един от древних». Архимандрит Симеон (Холмогоров). Москва, Изд-во: «Паломник»,
1996.

Журнал «Русский Паломник», N 21-22, 2001.

«Преподобный Амфилохий Почаевский», Почаев, 2003.

Иоанн Кронштадтский. Москва, Изд-во: «Патриот», 1992.

«Приходская жизнь», июнь 1997.

«Старец Силуан». Архим. Софроний, Эссекс: Монастырь Св. Иоанна Крестителя,

1990.

«Чудотворная икона ХХ1 века». Изд-во: «Феникс», 2002.

«Непознанный мир веры». Изд-во: «Молодая Гвардия», 2001.

«Старец Силуан Афонский». Москва, Подворье Русского на Афоне Свято-Пантелеймонова монастыря, 1996.

«Преподобный Силуан Афонский. Житие, учение и писания». Минск, Изд-во: «Лучи Софии», 1998.

«Старец иеросхимонах Серафим Вырицкий». Москва: Изд-во: «Братство святителя Алексия», 1996.

«Жизнеописания Афонских Подвижников Благочестия Х1Х века». Иеромонах Антоний. Москва, Афонское Подворье, 1994.

«Старец иеросхимонах Сампсон». Москва, Изд-во: «Современник», 1994.

«Старец иеросхимонах Сампсон». Изд-во: «Народная Библиотека», 1994.

«Тайна старца Феодосия». Анна Ильинская. Изд-во: «Православный Паломник», 1997.

«Белгородский старец Архимандрит Серафим (Тяпочкин)». Изд-во: Свято-Троицкой Лавры, 1998.

«Жизнеописание Московского старца Алексия Мечева». Составила монахиня Иулиания. Изд-во: «Русский Хронограф», 2002.

«Храм Николая Чудотвордца в Клёниках». Москва, Изд-во: «Московского журнала», 1991.

«Вертикаль (Путевые заметки)». Священник Михаил Малеев, Москва, Изд-во: Приход Храма Покрова Пресвятой Богородицы в Братцеве, 2001.

«Блаженный Иоанн Чудотворец». Иеромонах Серафим (Роуз), Игумен Герман (Подмощенский), Издательский отдел Валаамского общества Америки в России,

1993.

Газета «Православная Москва», № 3 (205), октябрь 1999 , «Отдых христианина», 2001.

«Русская мысль», Париж, № 4286, 30 сентября 1999.

В очерках использовались материалы сайта «Электронная библиотека», электронного журнала «Альфа и Омега», документального фильма «Епископ Василий (Родзянко): Моя судьба».

«Схиигумен Савва». Москва, Изд-во: «Русский Дом», 1999.

«Святитель-хирург, житие Архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого)». Протодиакон Василий Марущак Москва, Изд-во: «Даниловский Благовестник», 1997.

«Отец Арсений». Москва, 1993 и материалы из архива Владимира Владимировича Быкова (Библиотека форума «Православная беседа»).

«У пещер Богом зданных». Псково-Печерские подвижники благочестия ХХ века». М. , Изд-во: «Правило веры», 1999г.

«Великие русские старцы XX века». Под редакцией игумена Аристарха (Лоханова), Трифонов Печенгский монастырь, Изд-во: «Ковчег», 2002.

Журнал «Слово», № 1- 6, 1992.

«Матушка Игнатия». Ново-Тихвинский женский монастырь /church

«Православное приложение», №5 (68) март 2000.

«Я говорил со святым Нектарием». Манолис Милинос, Изд-во: Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1995.

«Святитель Нектарий Эгинский». Харалампий Василопулос, Изд-во: Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2003.

«Избранный сосуд. Старец Паисий». Иеромонах Христодул Агиорит, Изд-во: Свято-Покровская монашеская община, 2001.

«Отче, помоги!». Олег Казаков, Санкт-Петербург, Изд-во: «Сатис», 2002.

«Божественное пламя, зажженное в моём сердце старцем Порфирием». Монах Агапий, Изд-во: Сретенского монастыря Свято-Покровской монашеской общины, 2000.

«Невероятные дары. Жизненный подвиг, необыкновенные чудеса, советы и пророчества двух Афонских Подвижников». Москва, 2003.

«Блаженный старец Георгий Карслидис». Монах Моисей Агиорит, Издание Сретенского монастыря Свято-Покровской монашеской общины, 2000.

«Монах Иосиф. Старец Иосиф Исихаст». Свято-Троицкая Сергиева Лавра, Свято-Преображенский Валаамский монастырь, 2000.

«Старец Иосиф Исихаст». Монах Иосиф, Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2000.

«Духовное пробуждение». Издательский дом: «Святая Гора», Москва, 2001.

В очерках использовались также материалы сайта Епископа Александра (Милеанта)

/booklets/russian/staretz_paisij_eznepidis.htm,

сайта «Свет Православия в Казахстане» /2002/n10/s004.htm

и сайта Константина Гордеева .

«Православная Пермь» № 1 (30) Январь 1999. (Сайт «Мир всем» Молодежный отдел Воронежско-Борискоглебской епархии)

Материал газеты «Жизнь Православная» сайта «ХРАМ Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в селе Поярково»,

«Карагандинский старец Преподобный Севастиан». В. Королёва, Москва, Изд-во: Паломник, 2002 .

«Жизнеописание, поучения и пророчества старца Севастиана Карагандинского». Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 1992.

«Преподобный Алексий, старец Смоленской Зосимовой пустыни». Протоиерей Илья Четверухин, Евгения Четверухина. Изд-во: Свято Троицкой Сергиевой Лавры, 2002.

«Кирсанов Православный». /author.php?id=part3

«Светлой памяти схиархимандрита Зосимы «Любовь превыше всего»» (концепция, текст В.Карагодина). «Стояние за истину»

«Священник Михаил Едлинский, священник Георгий Едлинский. Любящее Господа сердце»: Труды. Проповеди. Воспоминания. Киев, Изд-во: «Дух и литера», 2004.

«Преподобный Гавриил Афонский». /sobor/text/afongvr.htm

«Одесса православная». /~stpavel/odessapravos.html

«Знамение над Афинами». Священник Димитрий Успенский

/kalendar/kl013.htm

«Наставление современных старцев святой горы Афон и других благодатных мест». Священник Дионисий Тацис, Изд-й дом: «Фавор -ХХ1», 2002.

«Старец Арсений Пещерник, сподвижник старца Иосифа Исихаста». Монах Иосиф Дионисиатис, Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. 2002.

«Хроники семьи Зерновых»»

/olb/061.php.htm#4
« Прп. Силуан Афонский. Житие, учение и писание». Иеромонах Сафроний (Сахаров),

Минск, Изд-во: «Лучи Софии», 2001.

«Житие и наставления старца Силуана»

«Старец Эгинский Иероним...». «Православие.Ру.»

/cgi-bin/sykon/client/display.pl?sid=559&did=1598

«Православный Санкт-Петербург». /kalendar/kl013.htm

«Дорогой любви. Жизнь и советы старца Иеронима Эгинского». Изд-во Подворья ТСЛ, 2000.

«Великовражский старец протоиерей Григорий Долбунов: Житие. Чудеса. Поучения». М. Н. Смирнова, Москва, Изд-во: «ЛептаПресс», 2003.

«Старец из Ожоги». Борис Михайлюк, «Благовест», 2005.

«Письма духовным детям». Игумен Никон (Воробьёв), Клин, 2003.

«Нам оставлено покаяние». Игумен Никон (Воробьёв), Москва, 1997.

«Жизнь Православная», №2, 2003.

«Жизнь Православная», №12, 2004.

«Три ступени до Царствия небесного». «Православный Санкт-Петербург», 2002.

«Пюхтицкая монашеская семья», «Град Духовный», № 4, 2004.

Очерк о Святителе Серафиме (Соболеве) подготовлен по материалам представленным на сайте Девичьего монастыря «Покров Пресвятыя Богородицы» (Княжево, София)

«Одесская Богословная Семинария». /bogomyslie_02_06.html

«Житие преподобного Варнавы, старца Гефсиманского скита при Свято-Троицкой Сергиевой Лавре». Архимандрит Георгий (Тертышников), Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1995.

«Гефсиманский Черниговский скит»: Житие преподобного Варнавы /varnava.html

/2005/01/a_050008.htm

«Святитель Афанасий (Сахаров), исповедник и песнописец», Автор-составитель инокиня Сергия (Ежикова Свято-Троицкая Сергиева Лавра: 2003.

«Житие Святителя Афанасия, Епископа Ковровского, Исповедника и Песнописца». Москва: Изд-во: «Отчий дом», 2000.

«Святитель Афанасий (Сахаров)» ttp:/Agios/Athanasii_Sakharov/index.htm

«Священноисповедник Архимандрит Таврион». Составлено м. Т., США, Изд-во: «Православная Русь», 2002.

«Доклад митрополита Ювеналия по канонизации святых...»

/newmartyres/sobor_05.html#ispoved

«Последние дни земной жизни преосвященного Афанасия (Сахарова), епископа Ковровского», Н. С. Фиолетова.

«Катакомбы XX века (Воспоминания)». Вера Яковлевна Василевская

«Протоиерей Александр Мень». Андрей Ерёмин

«Духовное наследие преподобного Серафима и новомученики XX века».

Дмитрий Сафонов, «Церковный Вестник»

«Схиигуменья Мария и подпольный женский монастырь». И. Басин, // XPICTIANOC. Рига, 1998. Вып. VII. С. 145 - 154.

А. Мень. Письмо к Е. Н. // AEQUINOX. Сборник памяти о. Александра Меня. М., 1991.

«Белгородский старец схиархимандрит Григорий (Давыдов)», составитель священник Сергей Клюйко /site/serafim/davidov/davidov.htm

«Жизнеописание старца Нила, пустынножителя Ключского». Послушница Ольга,

Джорданвилль, США)

«Пюхтицкий старец». «Духовный собеседник», №1-2, 2001.

/~orthodox/01-1,2.htm

«Жизнь во Христе. Пюхтицкий старец». «Духовный собеседник». /~orthodox/mag/01-1/giznvohriste/seregin.htm

«Иеромонах Петр (Серегин)»: «Мысли о молитве»

/~orthodox/mag/01-1/russdobrotolubie/dobrotolubie.htm

«Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века Московской епархии».

Июнь-август

«Святитель Серафим Звездинский, «ХЛЕБ НЕБЕСНЫЙ» /biblio/

«Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир. Cхиархиепископ Антоний (Абашидзе)». Владимир, митрополит Ташкентский и Среднеазиатский, 2005.

«Воспоминание о Киево-Печерской Лавре (1918-1943 гг.)», проф. Никодимова И.Н, Киев: Типография Киево-Печерской Лавры, 1999.

«В память вечную будет праведник», Святослав Речинский, Газета «Регион». № 20, Киев, 1997.

«Житие преподобноисповедника Георгия, Даниловского чудотворца». Москва, «Даниловский благовестник», 2001.

«Старец из Петьял». Николай Пирогов, «Благовест», 2005. /blagovest/article.asp?heading=44&article=8801

«Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним», Иеромонах Дамаскин (Орловский).

Книга 2 ,Тверь, «Булат», 1996.

«Нижегородский старец Исаия Будюкин», Корнилов А.А., «Православное слово», Изд-во: «Нижегородского Братства во имя благоверного великого князя Александра Невского». № 7 Апрель 2003,

«Родные мои». Рассказы Архимандрита Павла (Груздева). Изд-во: «Китеж», Ярославль, 2004.

«Новомученики и Исповедники Русской Православной Церкви XX века»,

« Православный Свято-Тихоновский Богословский Институт (с) Братство во Имя Всемилостивого Спаса»

«Под кровом Всевышнего». Наталия Николаевна Соколова

Архимандрит Павел (Груздев), «Православие.Ru»

/history/church.shtml

«Благодатный старец. Схиархимандрит Иоанн (Маслов)». Маслов Н.В., Москва, 1998.

«Избранные труды». Схиархимандрит Иоанн (Маслов),

«Божественная литургия, ее смысл и назначение», 1995.

«Глинская пустынь. История обители и ее духовно-просветительная деятельность в XVI-XX веках». Архимандрит Иоанн (Маслов), Москва, 1994.

«Тайна спасения. Беседы о духовной жизни», Архимандрит Рафаил (Карелин)

Акафист святому преподобноисповеднику Гавриилу архимандриту, Мелекесскому

«Святой Гавриил Мелекесский». Л. Куликова, «Вчера и завтра», 20 февраля 2001.

Материалы из архива Людмилы Куликовой (г. Димитровград).

«Сквозь огнь мучений и воду слёз…». И. И. Осипова. М.: «Серебряные нити», 1998.

«Старец Гавриил в моей жизни», монахиня Мария (Гоголева), «Благовест».

/Blagovest/article.asp?heading=42&article=5889

«Святой преподобноисповедник Гавриил Мелекесский». «Православие и Современность», Информационно-аналитический портал Саратовской епархии

«Схимонах Максим». Анастасия Дробот, «Русский Паломник», №4

«Схимонах Максим», Ольга Ларькина, Православная газета «Благовест», 2003.

Отец Никита Лехан.

«Старчество и Послушание в Богословии Архимандрита Софрония (Сахарова)», Иеродиакон Николай (Сахаров), «Начало»: Журнал Института богословия и философии. N 10,СПб., 2001.

«Аз есмь с вами и никтоже на вы», Даневский Свято-Георгиевский монастырь, 2001.

«Памяти архимандрита Ипполита (Халина)». «Кадашевский листок», № 5 декабрь 2002 .

«Старец-Митрополит Зиновий - молитвенник о граде Св. Петра». Иерей Геннадий В. Яшкин.

«По святым местам», Галина Пыльнева

/~orthodox/mag/01-4/posviatimmestam/serafromanzov.htm

Архимандрит Рафаил (Карелин). /

«Старец из Псибая», Антон Жоголев, Православная газета «Благовест», Самара

«Отец Михей». Евгений Муравлев, «Благовест», Самара, № 10-12 (90-92) 2002.

«Схимонахиня Зосима». Схиархимандрит Серафим Святогорец (Томин),

«Повествование о житии, прозорливости и молитвенной помощи старца Константина (Шипунова)», Екатеринбург. Ново-Тихвинский женский монастырь, 2000.

Сайт Ново-Тихвинского женского монастыря

«Россия перед Вторым Пришествием». Изд-во: «Свято-Троицкой
Сергиевой Лавры», 1993.

«Сербский старец схимандрит Иулиан (Кнежевич)». М. Мелькова, «Сербский Крест»

/article.php?nid=65&sq=19,297&crypt=

Официальный сайт Валаамского монастыря /psu/People/valaam/

«По следам Валаамских старцев». http://www.hramvsr.by/forum/viewtopic.php?t=215

«Блаженный старец Александр (Белкин)», схим. Серафима (Масалитинова), «Русский Паломник», № 17, 1998.

http://212.188.13.168/izdat/JMP/97/5-97/12.htm

Журнал Московской Патриархии,05-1997.

«Старец Иероним». Антон Жоголев, Самара, 2004.

«Схиигумена Иеронима», Антон Жоголев, «Рождество - Богородичный Санаксарский мужской монастырь» (

«Письмо старца Иеронима». «Благовест»

«Памяти старца отца схиигумена Иеронима». «Сербский крест»

«Церковь и мир»

«Православие в Японии». «Седмица.Ру.»

«Святитель Николай Японский о... грядущих судьбах России»

«Акафист святому равноапостольному Николаю Японскому».

«Святитель Николай (Велимирович), епископ Охридский и Жичский». «Православие и современность»,

«Александр (Баданин), святой праведный», «Душевный лекарь Иоанн»

«Господи, вот Человек!». (О жизни о. Александра Баданина), Константин Козлов

Христианская газета Севера России «ВЕРА»-«ЭСКОМ» /6/14.htm

«Вологодская область», Официальный сайт правительства области

/main.asp?V=618&LNG=RUS

«Старец Феодор». Подвижники, праведники. Христианская газета Севера России «ВЕРА» - «ЭСКОМ»

«Старец Максим Погореловский...». Составитель Александр Мартюков, Христианская газета Севера России «ВЕРА» - «ЭСКОМ»

«Всех скорбящих радость». Л.Н. Иванова, «София», 2004. /magazine/20041/radost.htm

«Молитвенная помощь священноисповедника Георгия». Мария Денисовна Снурницына,

Православная газета «Вера Отцов»

«Святые земли Орловской », «Орловское информбюро» /material.php?id=4477

/book/book5/5-36.htm

«Акафист».

«Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия»

«На высотах духа». Сергей Большаков, Москва, Изд-во: Православного Братства Святителя Филарета Московского, 2002.

«Старец Михаил Старший», «Русский Паломник», № 17, 1998.

«Жизнеописание старца иеросхимонаха Стефана (Игнатенко)». Г. П. Чинякова. Москва, Изд-во: «Новая книга», «Ковчег», 1999.

«Второ-Афонский Свято-Успенский Бештаугорский монастырь»

«Преподобномученик Игнатий (Лебедев)». « Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века Московской епархии»

«Старчество в годы гонений», Монахиня Игнатия. Москва, 2001.

«Жизненный путь архиепископа Варфоломея», «Альфа и Омега»

«Старчество на Руси», Монахиня Игнатия. « Православие и современность»

«Мученики и исповедники Оренбургской епархии ХХ века». Составитель Протоиерей Н. Стремский, книга 3, Оренбургское книжное изд-во, 2000.

«Борец с обновленческим расколом. Митрополит Мануил (Лемешевский)».

«Информационно-аналитический и энциклопедический портал». Митрополит Иоанн (Снычёв) /print.php?nid=5519

«Житие Христа ради Юродивого Афанасия Андреевича Сайко», Православная газета «Вера Отцов», № 10 - 12, 2003.

«Православные Русские обители», Изд-во: «Воскресенье», Санкт-Петербург, 1994.

«Православный календарь»

«Сестры», очерк жизни сестёр –подвижниц Анисии, Матроны и Агафии, составление, Новоспасский монастырь, 2001.

«Несусвет» /ico/icons/l_0185.htm

«Великий пост», Протоиерей Амфитеатров Валентин. Интернет-издание Вэб-Центра «Омега», Москва, 2003.

«Небесный дар любви», Протоиерей Амфитеатров Валентин, Москва, 2003.

«Пастырская деятельность бывшего настоятеля Московского придворного Архангельского собора протоиерея Валентина Николаевича Амфитеатрова». Зерцалова А.И., «Светильник православия», Москва, 1912.

«Житие новомученицы Анны Зерцаловой». «Россия»,

«Житие протоиерей Валентина Амфитеатрова». «Православная жизнь», приложение к журналу «Православная Русь», № 11-12, 2004.

«Её любили в лагере. Жизнеописание старицы Рафаилы», Татьяна Зотова, Самара, 2000.

«Схимонах Феодор», «Русский Паломник», № 24, 2001.

«Свято-Успенская Киево-Печерская лавра, «Народный каталог Православной архитектуру» /article/index.html?object=00330

«Киевский старец Феофил Новый Схиархимандрит Китаевской пустыни», Михаил Яковлев, Русский Паломник, № 20, 1999.

«Схиархимандрит Феофил», «Православное братство» (форумы).

/viewtopic.php?t=735

«Памяти архимандрита Нафанаила (Поспелова)». «Страничка священника Георгия

Белодурова»

«В Псково-Печерском монастыре. Воспоминания насельников»,

Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь. Изд-во: «Отчий дом». Москва, 2001.

«Чудотворные Иконы Божией Матери», «Православие»,

«Священномученик Николай Поспелов», Календарь № 2, 2005.

«Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века Московской епархии», Тверь: «Булат» , 2002.

«Мир и Православие».

«Архимандрит Нафанаил», фотогалерея Псково-Печерского монастыря

«В память вечную будет праведник». «Русский Дом», № 3, 2005 . /2005/200503i/20050319.html

«Православные русские обители».(1910),Санкт-Петербург, Изд-во: «Воскресение», 1994.

1

Смотреть полностью


Скачать документ

Похожие документы:

  1. Православные старцы XX века. Том 4

    Документ
    Схимонах Феодор (в миру Фёдор Петрович Сутормин) родился в 1834 году в деревне Суторминово Тобольской губернии. Овдовев, в 1884 году принял монашество с именем Феодосий в Вознесенском монастыре (г.

Другие похожие документы..