Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Библиотека является структурным подразделением МБОУ МСОШ участвующим в учебно-воспитательном процессе в целях обеспечения права участников образовате...полностью>>
'Публичный отчет'
Построена эффективная квантовая теория поля двух билокальных полей с трилинейным взаимодействием, описывающая распространение и взаимодействие померо...полностью>>
'Методические рекомендации'
Петрова Л.Е., Шапко И.В. Курсовые и выпускные квалификационные работы. Методические рекомендации для студентов-бакалавров социально-экономического на...полностью>>
'Конкурс'
Настоящее Положение определяет порядок организации проведения Открытого окружного конкурса социальной экологической рекламы «Экология и мы» (далее – ...полностью>>

В. Н. Кузнецов Немецкая классическая философия второй половины XVIII начала XIX века

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

В.Н. Кузнецов

Немецкая классическая философия второй половины XVIII - начала XIX века

Допущено Государственным комитетом СССР по народному образованию в качестве учебного пособия для студентов философских факультетов университетов

Москва «Высшая школа» 1989

ПРЕДИСЛОВИЕ

Понятие «немецкая классическая философия», введенное Ф. Энгельсом и утвердившееся в марксистских работах, обозначает ту линию в развитии новоевропейской мысли второй половины XVIII в. - первой половины XIX в., которая была представлена учениями Канта, Фихте, Шеллинга, Гегеля, Фейербаха. При всем различии эти учения тесно связаны между собой узами преемственности: после Канта каждый из мыслителей этого направления опирался на воззрения своего предшественника и вдохновлялся творческими импульсами его наследия. Следует отметить, что в учениях Канта, Фихте, Шеллинга, Гегеля, Фейербаха нашли выражение наиболее значительные идеи немецкой философской мысли рассматриваемого периода. К концу XVIII в. учения Канта, Фихте, Шеллинга заняли ведущее место в западноевропейской философии, а затем в полном своем развитии, завершаемом учениями Гегеля и Фейербаха, немецкая классическая философия приобрела всемирно-историческое значение, состоящее прежде всего в том, что благодаря своим достижениям она явилась непосредственным теоретическим источником марксизма в области философии. Связывая создание диалектико-материалистической философии с процессом обогащения К. Марксом материалистической мысли «приобретениями немецкой классической философии, особенно системы Гегеля, которая в свою очередь привела к материализму Фейербаха», В. И. Ленин указывал, что «главное из этих приобретений - диалектика...» (2. 23. 43).

Не свободные от существенных ограниченностей диалектические новации немецкой классической философии оказались включенными в острейшую конфронтацию идеализма, прошедшего путь от кантовского «трансцендентального идеализма» до гегелевского «абсолютного идеализма», с материализмом. В ходе этой конфронтации, которая длительное время выглядела как победоносная для идеализма, последний существенно обновился и сделался значительно более содержательным, чем прежде. Это явилось мощным стимулом для соответствующего обновления и дальнейшего развития материализма. Фейербах, вступая на такой путь, усмотрел возможность материалистического «перевертывания» содержания идеалистических учений от Канта до Гегеля на основе выявления его имплицитной и вместе с тем существенной материалистичности. Это был принципиально важный шаг в деле понимания новейших сложных форм взаимодействия материализма и идеализма, сопровождавшийся использованием данного понимания в интересах развития материалистической философии.

К числу крупнейших достижений немецких мыслителей от Канта до Фейербаха относится уяснение того отнюдь не очевидного факта, что при всем многообразии проблем у философии имеется основной вопрос и он состоит в определении отношения между мышлением и бытием.

В отличие от английских, а особенно французских философов XVIII в., стремившихся популяризировать свои учения среди возможно более широких слоев читателей и находивших подходящий для этого способ изложения, немецкие мыслители от Канта до Гегеля предназначали свои сочинения большей частью для весьма ограниченного круга читателей, состоящего из тех, кто профессионально занимается философией в качестве компетентных специалистов или в качестве готовящихся стать таковыми студентов. В традициях немецкой университетско-академической философии было создание трудных для восприятия сочинений, изобилующих абстрактными дедукциями и написанных сухим языком с массой понятных лишь посвященным специальных терминов, в том числе вновь изобретаемых. Эта форма распространенных в Германии философских произведений соответствовала и содержанию, и способу построения спекулятивно-идеалистических систем. Имея в виду немецких философов, Гегель с известной долей самокритичности отмечал: «О нас идет слава как о глубоких, но часто неясных мыслителях» (96. 3. 72).

Основы научного понимания немецкой классической философии обстоятельно разработаны в трудах К. Маркса, Ф. Энгельса, В.И. Ленина, давших вместе с тем многочисленные образцы проникновения в суть самых «темных» произведений этой философии, в частности гегелевских «Феноменологии духа» и «Науки логики». Опираясь на это марксистско-ленинское наследие и применяя лежащую в его основании диалектико-материалистическую методологию, советские и зарубежные ученые уделяли много внимания исследованию многообразия тем и аспектов немецкой классической философии, а также целостной характеристике творчества каждого из ее создателей. В нашей стране было опубликовано также несколько солидных обобщающих работ обо всей немецкой классической философии в целом.

Предлагаемая книга - итог исследовательской и преподавательской работы, которую автор вел на философском факультете МГУ с 1960 г. Свою задачу автор видел в том, чтобы в максимально доступной форме, но без упрощения сути дела осветить для студентов философских факультетов (а также, разумеется, для всех читателей, приступающих к изучению истории философии) сложный путь развития немецкой философской мысли от Канта до Гегеля и Фейербаха, обращая вместе с тем внимание на эволюцию воззрений ее ведущих представителей. Названная задача включает в себя характеристику всех основных положений и сторон учения Канта, Фихте, Шеллинга, Гегеля, Фейербаха с учетом реальной неоднозначности и даже противоречивости этих учений. С целью способствовать творческому освоению читателями немецкой классической философии автор стремился к тому, чтобы наряду с его обобщающими характеристиками рассматриваемых воззрений последние были бы по мере возможности представлены в книге так, как они формулировались самими их творцами.

Опираясь в процессе работы над книгой на многочисленные труды советских и зарубежных исследователей-марксистов по немецкой классической философии, автор не счел, однако, целесообразным цитировать кого-либо из них (за одним-двумя исключениями). Подобное цитирование заняло бы десятки или даже сотни страниц, так как после едва ли не каждого своего суждения автор должен был назвать многих исследователей, с которыми он при этом оказался согласен, и, возможно, еще нескольких исследователей, с которыми обнаружилось разногласие. Вдобавок пришлось бы еще отмечать, какие суждения автора ранее никем не высказывались. Специалисты легко определят, на чьи выводы опирается автор и в чем он расходится с другими исследователями, в чем проявляется новизна его трактовки немецкой классической философии. Для широких кругов читателей, к которым в первую очередь обращена эта книга, главный интерес представляет уяснение сути этой философии в целом и в многообразии ее основных идей. Принимая на себя всю ответственность за содержащиеся в данной книге выводы, обобщения и оценки, автор считал целесообразным подкреплять их не ссылкой на работы других историков философии, а аргументацией по существу рассматриваемых вопросов.

Что касается многочисленных немарксистских и антимарксистских трактовок немецкой классической философии, то автор, не входя в их конкретное рассмотрение (для чего потребовалась бы специальная большая книга), но учитывая их наличие, выразил критическое отношение к ним посредством обоснования позитивных альтернатив по всем главным вопросам, трактуемым в соответствующей литературе.

Поскольку на философских факультетах университетов история эстетических учений является предметом особого обширного курса, трактовки искусства в немецкой классической философии (они занимают большое место в системах взглядов Канта, Шеллинга, Гегеля) освещаются в данной книге лишь в их основных чертах и в их общефилософской значимости.

ВВЕДЕНИЕ

Развитие немецкой классической философии было одним из важнейших выражений эпохального подъема духовной культуры, начавшегося в германских государствах с середины XVIII в. и имевшего другим своим проявлением, главным по воздействию вширь на общественное сознание, классическую немецкую литературу, корифеями которой считаются Г.Э. Лессинг, И.В. Гёте, Ф. Шиллер, Г. Гейне. Этот подъем был включен в общеевропейское движение общественной мысли, получившее название Просвещения. Наиболее ярко и мощно Просвещение развернулось во Франции, где представлявшая его плеяда философов (Вольтер, Монтескье, Руссо, Ламетри, Дидро, Гельвеции, Гольбах и многие другие), самые влиятельные из которых были одновременно крупнейшими писателями и драматургами своей эпохи, идеологически подготовила величайшую буржуазно-демократическую революцию Нового времени, которая в конце XVIII в. до основания разрушила в этой стране феодально-абсолютистский строй. Хотя в экономически разобщенном и политически раздробленном конгломерате немецких государств (их число приближалось к 400!) в то время отсутствовали объективные условия для проведения антифеодальной и антимонархической революции (немецкая буржуазия из-за своей слабости была не способна сыграть необходимую для такой революции роль класса, возглавляющего борьбу крестьянских масс), деятели передовой немецкой культуры, которые в основном были выходцами из бюргерской среды, сумели с большой силой выразить характерный для Просвещения протест против феодального гнета, деспотизма коронованных правителей, клерикального засилья. В своих социальных идеалах немецкая классическая философия и литература, испытавшие огромное влияние событий, происшедших в других европейских странах (прежде всего в Англии и Франции), предвосхищали перспективы прогрессивного развития Германии.

Немецкая классическая философия развивалась в эпоху глубочайших изменений, которые происходили в экономической, социально-политической и духовно-идеологической жизни всей Европы, прямо или косвенно затрагивая также немецкие государства и становясь предметом осмысления живших в них философов, чей мировоззренческий кругозор при всей его определенности условиями своей страны не был национально ограниченным. Вслед за мировоззренческой революцией Просвещения произошла имевшая мировой резонанс Великая французская революция (1789-1794). Она потрясла соседние феодальные государства главным образом в ходе войн, которые с 1792 по 1815 г. вела сначала революционная, а затем наполеоновская Франция с коалициями противостоящих ей государств, включая немецкие. Последовавший за этим период большей или меньшей реставрации феодально-монархических режимов сменился (после происшедшей в июле 1830 г. во Франции революции) примерно двумя десятилетиями вызревания условий для целой серии буржуазно-демократических революций, которые в 1848-1849 гг. прокатились по ряду европейских стран, в том числе и по германским государствам; причем в некоторых странах имели место первые выступления революционного пролетариата.

Революционные перемены происходили и в естествознании, в котором механика утрачивала свою прежнюю доминирующую роль. К концу VIII в. сформировалась химия как наука о качественных превращениях природных веществ. В первые десятилетия XIX в. появились такие вызвавшие огромный интерес философов новые, немеханические отрасли физики, как учения о магнетизме и электричестве, вскоре объединившиеся в одну научную дисциплину, изучающую электромагнитные явления. Быстро прогрессировала совокупность биологических дисциплин, все более продвигавшихся к созданию условий для выработки научно обоснованной теории эволюции как обобщающего теоретического построения.

Происходила острейшая борьба свободомыслия с религией, которая в период после Великой французской революции пыталась отвоевать позиции, утраченные в эпоху Просвещения, а затем опять вынужденно отступала в условиях нового подъема освободительной борьбы.

В рассматриваемую бурную и противоречивую эпоху объективная диалектика развития проявлялась в различных сферах общественного бытия и общественного сознания отчетливее, чем когда бы то ни было прежде, и поиск адекватного понимания происходящих изменений наиболее подготовленными к этому немецкими философами увенчивался успешным продвижением по пути разработки диалектического способа мышления. Начиная с Канта плеяда мыслителей первой величины придала небывалую интенсивность и глубину развитию немецкой философской мысли.

Само это развитие представляло собой своего рода философскую революцию, о которой можно говорить, по крайней мере, в двух смыслах. Во-первых, в том смысле, что и Кант, и Фихте, и Шеллинг, и Гегель, и Фейербах вносили своими учениями радикальные новации в развитие философской мысли: каждое из них диалектически, т.е. с сохранением определенной преемственности, отрицало предшествующее. Немаловажно, что все названные мыслители сами считали себя радикальными новаторами в философии. Кант, созидая первую ступень немецкой классической философии в процессе преодоления ранее господствовавшей в Германии лейбнице-вольфианской «метафизики», полагал, что он вместе с тем совершает «коперниканскую революцию» по отношению к всей предшествующей философии. Фихте был убежден, что значение его «наукоучения» для философии равнозначно значению Великой французской революции для социально-политической истории человечества. Согласно Гегелю, в созданной им системе «абсолютного идеализма» человеческая мысль впервые и навсегда обрела «абсолютную истину». По мнению Фейербаха, возвещаемая им «антропология», революционно «перевертывающая» гегелизм, означает в то же время глобальный конец философии в прежнем ее понимании.

Во-вторых, в более глубоком смысле, выявленном марксизмом, революционный характер немецкой классической философии состоял в том, что ее учениями было разработано диалектическое мировоззрение и созданы предпосылки для соответствующего его сути материалистического преобразования. В ходе этого преобразования, начатого К. Марксом и Ф. Энгельсом в 40-е годы XIX в. после ознакомления с основополагающими работами Фейербаха, раскрывались революционные потенции гегелевской диалектики, в которой диалектическая мысль немецкой классической философии достигла своей кульминации. С учетом всего этого Ф. Энгельс сформулировал вывод о том, что «в Германии в XIX веке философская революция предшествовала политическому перевороту» (1, 21, 273) -революции 1848-1849 гг. Начало этой философской революции положил И. Кант.

ГЛАВА I. КАНТ

Жизнь и философская деятельность. Иммануил Кант (1724-1804) родился в столице Восточной Пруссии Кенигсберге. Его отец, ремесленник, был достаточно состоятелен для того, чтобы найти средства для обучения в гимназии, а затем в университете сына, которого мечтал увидеть пастором. Однако Кант после окончания в 1745 г. теологического факультета Кёнигсбергского университета, где он увлекся философскими дисциплинами, не пожелал стать священнослужителем. В течение девяти лет зарабатывая себе на жизнь деятельностью домашнего учителя, Кант в тоже время интенсивно занимался философскими изысканиями. Успешная защита двух диссертационных работ дала Канту возможность приступить в 1755 г. к преподаванию в названном университете в должности приват-доцента. Наряду с лекциями по метафизике, логике, моральной философии Кант преподавал также математику, физику, физическую географию, антропологию. Происходившее при этом творческое освоение широкого комплекса философских и естественнонаучных дисциплин сделало Канта энциклопедически образованным оригинальным мыслителем, вскоре поднявшимся на вершины духовной культуры своей эпохи. С этим контрастировала замедленность академической карьеры Канта: только в 1770 г. он – после защиты еще одной диссертации - получил должность профессора.

В профессорской диссертации Канта были заложены основы принципиально новой философии, которую сам он назвал «критической» и которая приобрела характер обстоятельно разработанной системы в трилогии, состоящей из «Критики чистого разума» (1781), «Критики практического разума» (1788) и «Критики способности суждения» (1790). «Критическая» философия Канта - прежде всего в ее гносеологической ипостаси, названной им концепцией «трансцендентального идеализма», - стала начальным этапом немецкой классической философии, заключая в себе импульсы и для последующего ее развития. С середины 80-х годов воззрения Канта стали для немецких философов не менее чем на два десятилетия преимущественным предметом внимания и острейших дискуссий. Вскоре эти воззрения получили также общеевропейскую известность. Выражением резко возросшего философского престижа Канта явилось его избрание деканом философского факультета и ректором (1786-1790) Кёнигсбергского университета. Только преклонный возраст побудил Канта оставить в 1797 г. преподавательскую деятельность в университете и выйти в отставку.

Философская мысль Канта продолжала напряженно работать и в последние годы его жизни, о чем свидетельствуют оставленные им рукописи, опубликованные столетие спустя в его «Посмертных трудах». Жизнь Канта с юношеских лет и до кончины оказалась сосредоточенной на философском творчестве, которому был полностью подчинен размеренный, однообразный и ничем не отвлекающий от решения основной задачи уклад его быта.

Страна, в которой жил Кант, представляла собой феодальную монархию, которая из-за незначительности происходивших в ней прогрессивных изменений оказалась к концу XVIII в. – наряду с другими германскими государствами - весьма отсталой в экономическом отношении по сравнению с Англией, а в политическом - с Францией. Прусские короли (их сменилось четыре за годы жизни Канта) направляли основные ресурсы страны на создание сильной армии и ведение завоевательных войн, особенно интенсивных в правление Фридриха II (1740-1786). Увеличив в результате их свою территорию почти в 3 раза, а население - в 4, королевство Пруссия стало крупнейшим после Австрии среди немецких государств и выдвинулось в число великих европейских держав. Внутриполитическую модернизацию Пруссии, осуществляемую в ограниченных рамках «просвещенного абсолютизма», Фридрих II проводил, провозгласив курс на воплощение программы Просвещения, но практически реализовал из нее лишь серию культурно-образовательных начинаний, реформу судебно-юридической системы, а также принцип веротерпимости.

«ДОКРИТИЧЕСКАЯ» ФИЛОСОФИЯ КАНТА

Поскольку в философских воззрениях Канта 1746-1769 гг. отсутствует та «критика», которая начала разрабатываться им с 1770 г., они были названы «докритическими». Это название условно и отнюдь не означает, что до 1770 г. Кант совершенно некритически трактовал философские проблемы. Творческая самостоятельность, присущая Канту на всем протяжении его деятельности, не могла не иметь своим следствием критического отношения к всевозможным авторитетам, если их утверждения не имеют убедительного доказательства. В самом начале своей первой печатной работы «Мысли об истинной оценке живых сил» (1746) Кант выражал решимость «отвергнуть мысли» таких философских авторитетов Германии того времени, как «Лейбниц, Вольф, Герман, Бернулли, Бюльфингер и другие, и отдать предпочтение своим собственным мыслям...» (39.1.53-54). Надо заметить, что вплоть до 80-х годов XVIII в. в немецких университетах господствовала лейбнице-вольфианская философия и свои лекции по метафизике Кант в течение нескольких десятилетий читал по учебнику одного из видных представителей этой философии А. Баумгартена, которого почтительно именовал «главой метафизиков». Однако в понимании природы, занявшем главное место в философских размышлениях Канта 40-50-х годов, он сразу же стал решительно отходить от лейбнице-вольфианских воззрений, причем не только в сравнительно частных, но и в самых общих вопросах. Это было связано, с одной стороны, с признанием Кантом ньютоновской физики подлинно научным естествознанием, а с другой - с признанием плодотворности попыток ряда французских естествоиспытателей-философов (Мопертюи, Бюффон и др.) материалистически переосмыслить ряд ключевых положений лейбницевской монадологии.

«ФИЗИЧЕСКАЯ МОНАДОЛОГИЯ» И КОСМОГОНИЧЕСКАЯ ГИПОТЕЗА

В противовес спиритуалистической монадологии Лейбница Кант обосновывает «физическую монадологию», в которой под монадой понимается не «духовный атом», а существующий в пространстве физический элемент тела, т.е. материальный атом. Вместе с тем Кант материалистически переосмысливает силы, которые Лейбниц рассматривал как проявления духовной активности монад. Согласно Канту, силы присуши именно физическим монадам, простейшим материальным элементам тел как таковым. Сущностные силы физической монады Кант наполняет физическим же смыслом: это силы притяжения, известные из ньютоновской физики, и силы отталкивания, трактовка которых как столь же фундаментальных для материи является кантовской новацией, имеющей глубокий диалектический смысл. По Канту, каждой материальной частице-монаде одновременно присущи противоположные силы отталкивания (непроницаемости, упругости) и притяжения. Протяженность материальных элементов и сложных тел рассматривается им как результат совокупного действия этих двух сил.

Вершиной философского учения Канта о природе является космогоническая гипотеза, изложенная в сочинении «Всеобщая естественная история и теория неба» (1755). Заметим, что во второй половине 40-х - начале 50-х годов французские (Мопертюи, Бюффон)и английские (Брэдли, Райт) естествоиспытатели выдвинули ряд космогонических гипотез, знакомство с которыми стимулировало аналогичные размышления Канта, который видел в этом выражение стремления немцев «к соревнованию с другими народами на поприще наук» (39.1.515). Но несомненно, что из всех космогонических гипотез этого времени кантовская является самой масштабной и основательно разработанной. Вместе с тем в ней наиболее глубоко и четко выражен диалектический взгляд на вселенную. Начав с размышлений о том, какие изменения со времени возникновения Земли претерпело ее вращение вокруг своей оси и насколько она «постарела» с физической точки зрения, Кант вскоре создал глобальную концепцию возникновения, развития и гибели миров во вселенной.

Философское значение космогонической гипотезы Канта состояло, однако, не только в том, что она, как подчеркивал Энгельс, пробивала брешь в метафизическом «представлении об абсолютной неизменяемости природы» (1. 20. 348), но и в том, что она вносила существенный вклад в материалистическое объяснение природы из нее самой. Замысел своей космогонии Кант охарактеризовал как попытку «объяснить происхождение мироздания, образование небесных тел и причины их движения общими законами движения материи...» (39. 1. 91). Нужно иметь в виду, что в целом для новоевропейского механического естествознания от Галилея до Ньютона образование Солнечной и других систем космических тел представлялось необъяснимым естественными причинами, из чего делался вывод о необходимости рассматривать их образование как результат божественного творения, что трактовалось также как один из важнейших рациональных аргументов в пользу бытия бога. Следует принять во внимание и то, что вплоть до середины XVIII в. представители этого естествознания были не в состоянии понять движение как существенное, атрибутивное свойство материи, и потому они объясняли наличие движения материи во вселенной как результат божественного «первотолчка», откуда выводился еще один рациональный аргумент в пользу бытия бога. Этот «первотолчок» присутствовал даже в декартовском наброске космогонической гипотезы, которая в 30-е годы XVII в. была выдвинута для объяснения естественными причинами образования миров во вселенной. Высоко ценя научно-материалистическую направленность космогонических построений Декарта, Кант в своей космогонической гипотезе реализовал ее значительно последовательнее.

Содержание этой гипотезы может быть резюмировано следующими положениями. В первоначальном состоянии вселенная представляет собой хаотическое рассеяние в мировом пространстве разнообразных материальных частиц. Под влиянием присущей им силы притяжения они движутся (без какого бы то ни было внешнего по отношению к ним и сверхъестественного «первотолчка») по направлению друг к другу, причем «рассеянные элементы с большей плотностью благодаря притяжению собирают вокруг себя всю материю с меньшим удельным весом», в свою очередь устремляясь к более плотным «сгусткам». Действие же силы отталкивания приводит к тому, что «элементы, стремящиеся к точкам притяжения, отклоняют друг друга в сторону от прямолинейного движения, и вертикальное падение преобразуется в круговые движения около центра притяжения». Конечный результат «сильных вихрей частиц» таков: «...благодаря приобретенным центробежным силам все частицы несутся в одном направлении и по параллельным кругам, совершая свободные круговые движения вокруг центрального тела», составляющие которое легкие и летучие частицы воспламеняются, так что оно становится огненным шаром, солнцем. Важнейшим достоинством своей гипотезы Кант считал то, что в отношении планет «она одновременно объясняет и происхождение масс, и происхождение движений, и положение орбит...». В этом объяснении Кант видел достаточное основание для того, чтобы «поднять нашу теорию механического образования небесных тел от гипотетической вероятности до полной достоверности». Это означает, что при разработке космогонии Кант был убежден в познаваемости объекта своего исследования, категорически утверждая, что «из всех естественных явлений, первопричину которых мы ищем, можно прежде всего основательно и надежно уразуметь именно происхождение системы мира, возникновение тел и причины их движений». Напоминая горделивые слова Декарта «Дайте мне материю и движение, и я построю мир!», Кант считал, что лично ему удалось осуществить еще более амбициозный познавательный замысел: «Дайте мне материю, и я построю из нее мир, т.е. дайте мне материю, и я покажу вам, как из нее должен возникнуть мир» (39, 1, 156-161, 170, 126).

Камнем преткновения для естествознания и материалистической философии Нового времени был наряду с проблемой источника движения во вселенной и образования систем космических тел, прежде всего Солнечной системы, также вопрос о происхождении на Земле видов растений и животных, органического мира. Этот вопрос тоже обычно «решался» ссылкой на «всемогущество божие», и на данной почве возникал еще один рациональный аргумент в пользу бытия бога. В «Естественной истории и теории неба» Кант не обошел упомянутого вопроса, который можно назвать «биогоническим». Он констатировал, что «когда речь идет о ничтожнейших растениях или о насекомых», человеческий разум не может похвастать такими же успехами, как в космогонии. И «не споткнемся ли мы... с первого же шага», заявив: «Дайте мне материю, и я покажу вам, как можно создать гусеницу?» Нередко эти и аналогичные высказывания Канта рассматриваются как признание им невозможности естественного происхождения жизни на Земле и как одно из первых проявлений в его мысли агностической тенденции. На наш взгляд, при таком рассмотрении не учитывается, что Кант писал не о принципиальной непознаваемости происхождения живых существ, а лишь о значительно большей трудности его понимания по сравнению с образованием «всех небесных тел». Не учитывается и то, что Кант связывал эту трудность с попыткой «точно выяснить» происхождение «былинки или гусеницы» при помощи одних только механических причин, «на основании механики». Выявление ограниченности механицизма в отношении познания биологических явлений сочеталось у Канта с убеждением, что у этих явлений имеются естественные причины более высокого порядка, которые еще не познаны. В мировоззренческом плане важно, что происхождение жизни на Земле Кант считал столь же естественным процессом, как и само образование этой планеты, заявляя, что она просуществовала длительное время, «прежде чем оказалась в состоянии дать жизнь людям, животным и растениям», и с такой же естественной закономерностью жизнь возникает на других планетах (39. 1. 126-127, 246).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Немецкая классическая философия и её роль в историко-философском процессе содержание

    Реферат
    Немецкая классическая философия (конец XVIII – начало XIX в.) – одно из самых мощных интеллектуальных течений в истории западной культуры. Ее можно рассматривать как последнюю фазу развития классического европейского философствования.
  2. Немецкая классическая философия Введение

    Документ
    Немецкая классическая философия представляет собой достаточно необычное явление в истории мировой философии. Ведь всего за несколько десятков лет на территории страны, да ещё и не имевшей собственной национальной философской традиции
  3. Русский Гуманитарный Интернет Университет Библиотека Учебной и научной литературы Лукьянов А. В., Пушкарёва М. А. Немецкая классическая философия религии: учебное пособие

    Учебное пособие
    В учебном пособии рассматриваются содержание и основные черты немецкой классической философии религии в её связи с проблемами Абсолюта, любви, достоинства и свободы человека.
  4. Наследие и. Канта и г. В. Ф. Гегеля и дискуссия по проблеме правового государства в западной философии второй половины 20-го-начала 21-го века

    Диссертация
    Диссертация выполнена на кафедре гуманитарных и социально-экономических дисциплин Военной академии воздушно-космической обороны им. Маршала Советского Союза Г.
  5. Программа учебной дисциплины опд. "История немецкой классической философии" специальность 020100

    Программа
    Курс "классическая немецкая философия" является базовой учебной дисциплиной для студентов специальности "философия". Его изучение преследует цель формирования у студентов основ профессиональной философской подготовки

Другие похожие документы..