Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Методические рекомендации'
Методические рекомендации подготовлены в соответствиии с требованиями Положения о государственной аккредитации образовательных учреждений и научных о...полностью>>
'Методические указания'
* Документ не подлежит государственной регистрации, поскольку является техническим документом и не содержит новых правовых норм (Письмо Министерства ...полностью>>
'Документ'
Наше познание окружающей действительности начинается с ощущений и восприятия и переходит к мышлению. Функция мышления – расширение границ познания пу...полностью>>
'Доклад'
М. Новые материалы к нумизматике ...полностью>>

Российская академия наук (7)

Главная > Диссертация
Сохрани ссылку в одной из сетей:

3. Презумпция как суждение о наличии определенных нормативных оснований правоотношений.

Г. А. Гаджиев отмечает, что Конституционный суд Российской Федерации на стадии рассмотрения вопроса о принятии обращения к своему рассмотрению исходит из презумпции конституционности проверяемого нормативного акта.79. На презумпцию конституционности актов Г. А. Гаджиев сделал ссылку в своем особом мнении по делу о толковании статей 103 (часть 3), 105 (части 2 и 5), 107 (часть 3), 108 (часть2), 117 (часть 3) и 135 (часть 2) Конституции Российской Федерации.80О презумпции конституционности правовых актов упоминали судьи Конституционного Суда Российской Федерации Б. С. Эбзеев81, Н. В. Витрук.82 О презумпции конституционности нормативных актов говорит Т. Я. Хабриева83.

Таким образом, презумпция выступает как вероятностное суждение не о факте, а о соответствии нормативного акта акту более высокой юридической силы. Иными словами презумпция выступает как суждение о наличии не только фактических, но и нормативных оснований для возникновения правоотношений.

Необходимо отметить, что М. Строговичем высказывалась точка зрения о том, что презумпции нет там, где закон устанавливает определенные юридические следствия, вытекающие из тех или иных фактов, но презумпция, по его мнению, есть там, где закон устанавливает связь фактов таким образом, что при установлении одного факта признается установленным и другой.84Традиционная трактовка презумпции только как вывода о факте, но не о праве не приемлет применения термина презумпция к нормативным основаниям правоотношения.

Однако представляется, что необоснованно ограничивать сферу презумпций только суждениями о факте. Правовые презумпции необходимо изучать, прежде всего, в связи с процессом правоприменения. Выделяют три стадии правоприменительного процесса:

установление фактических обстоятельств дела;

установление юридической основы дела;

решение дела.85

Традиционная трактовка презумпций ограничивает сферу их применения только установлением фактических обстоятельств дела. Между тем, установление юридической основы дела имеет не меньшее значение для правильного правоприменения. При сложности и противоречивости нормативного материала это становится особенно актуально. Практика показывает, что основная масса незаконных решений налоговых органов была вызвана неправильным установлением юридической основы дела. Относительно небольшую часть споров с налоговыми органами составляют споры о факте. Все это делает актуальным правильное установление правоприменителем юридической основы дела.

При установлении юридической основы дела происходит познание подлежащих применению норм, уяснение их смысла и иерархии. Нет принципиальных препятствий для того, что бы распространить презумптивный прием познания и на такую стадию правоприменения, как установление юридической основы дела. В этой связи становится возможным говорить о презумпции конституционности закона, о презумпции законности инструкции и т. д. Как видится, законодатель устанавливая в ст. 6 НК РФ основания для признания нормативного акта не соответствующим акту более высокой силы, также исходит из презумпции соответствия таких актов и указывает на основания опровержения этой презумпции.

Таким образом, можно говорить о понятии презумпции в узком и широком смысле. В узком смысле правовая презумпция является суждением о факте, а в широком – не только о фактических обстоятельствах, но и о нормативных основаниях возникновения правоотношения.

Правовая презумпция в широком смысле – это прямо или косвенно закрепленное в законодательстве обязательное суждение, имеющее вероятностную природу, о наличии или отсутствии нормативных или фактических оснований для возникновения, изменения или прекращения прав и обязанностей, направленное на достижение целей правового регулирования.

Анализ правовой презумпции требует выявления сходства и различия с другими явлениями, такими как юридический факт, правовая норма и фикция. В специальной литературе правовую презумпцию также отграничивают от аксиомы и гипотезы86. Как представляется, для достижения целей настоящего исследования нет необходимости специально анализировать признаки сходства и отличия правовой презумпции от аксиомы и гипотезы.

Соотношение правовой презумпции и юридического факта. Юридический факт – это конкретное жизненное обстоятельство, с которым юридическая норма связывает возникновение, изменение или прекращение правовых последствий (правоотношений).87 В литературе по вопросу соотношения правовой презумпции и юридического факта высказывались внешне различные точки зрения. Одни авторы полагают, что правовая презумпция может заменить собой юридический факт (Н. Ф. Качур88, А. П. Сергеев89, О. С. Иоффе и М. Д. Шаргородский90), а другие авторы считают, что правовая презумпция определяет условия применения нормы права, организуя процесс познания предполагаемого факта (Е. Б. Тарбагаева91).

Как видится, принципиальные различия в этих позициях отсутствуют. Все авторы имеют в виду одно и тоже свойство правовой презумпции, только рассматривают его с разных сторон. Замена юридического факта или условие применения нормы – это описания разными терминами одного и того же свойства правовой презумпции – а именно, способности породить при своей реализации правовые последствия.

Если презумпция не опровергнута, то она реализуется и обязывает правоприменителя сделать обязательный вывод (суждение) о наличии или отсутствии презюмируемого факта. Вывод о наличии искомого факта, сделанный на основании презумпции, имеет “равные права” с выводом, основанным на прямых и косвенных доказательствах наличия юридического факта. Право должно защитить соответствующий социальный интерес и если для этого потребуется увязать правовые последствия с недоказанным, но вероятным (предполагаемым) фактом или даже фактом вымышленным, то в ряде случаев это можно признать оправданным. Поэтому правовые презумпции при своей реализации могут выполнять основную функцию юридического факта – влиять на возникновение, изменение или прекращение правоотношения.

При этом правовая презумпция не становится юридическим фактом. Правовая презумпция является суждением о юридическом факте. Различия в юридическом факте и правовой презумпции состоят в следующем. Юридический факт, в отличие, от правовой презумпции, неопровержим. Юридический факт, если он доказан, не нуждается в дополнительном обосновании, правовая презумпция сама опирается на юридический факт. Юридический факт относится к области фактической и поэтому он лишь вызывает правовые последствия, но не нормирует их. Правовая презумпция относится к области нормативной и используется для нормирования юридических отношений.92

Соотношение правовой презумпции и юридической нормы. В литературе существуют различные взгляды на соотношение правовой презумпции и нормы права. Одни авторы полагают, что правовая презумпция непосредственно включается в норму права93, другие авторы видят в правовой презумпции нормативное предписание, которое должно отграничиваться от нормы права94, третьи полагают, что юридическая презумпция представляет собой способ, прием формулирования законодателем гипотезы правовой нормы95.

Н. Ф. Качур считает, что презумпции не являются средствами правового регулирования, их нельзя поставить в один ряд с нормативными предписаниями. По мнению этого автора, правовые презумпции, будучи воспринятыми юридическими нормами, представляют собой внутренний логический механизм действия этих норм.96

Как думается, не совсем правильно было бы утверждать, что правовые презумпции не являются средствами правового регулирования. Правовое регулирование представляет собой результативное правовое воздействие на общественные отношения. По нашему мнению, правовые презумпции относятся к числу тех правовых явлений, при помощи которых осуществляется воздействие на общественные отношения. Для того, что бы убедиться в этом достаточно вспомнить примеры практического действия презумпции невиновности или презумпции законности нормативного правового акта. Поэтому юридические презумпции относятся к средствам правового регулирования.97

По нашему мнению, о правовой презумпции можно говорить как об обязательном суждении и как о норме права, в котором это суждение закреплено. Под правовой нормой понимается исходящее от государства и охраняемое им общеобязательное правило поведение, которое предоставляет участникам общественного отношения данного вида юридические права и налагает на них юридические обязанности.98

Как думается, правило поведения при этом не должно пониматься узко – только, как правило внешнего поведения. Правовая презумпция – это обязательное суждение, которое правоприменитель и участники правоотношений должны сделать при наличии основания презумпции о юридическом факте по данному делу. Правовая презумпция предоставляет управомоченному лицу право потребовать такого суждения от обязанного лица. Например, лицо, привлеченное в качестве обвиняемого по уголовному делу при недоказанности обвинения вправе потребовать вынесения приговора суда, в котором будет фигурировать суждение о его невиновности. Таким образом, правовая презумпция предоставляет юридические права и налагает обязанности и устанавливает обязательное правило суждения при наличии определенных обстоятельств (основание презумпции).

Представляется, что указанные признаки правовой презумпции позволяют говорить о ней, как о норме права, т. е. как об обязательном правиле поведения (суждения). Однако правовая презумпция обладает существенными особенностями – это своего рода правило “внутреннего поведения” лица, т. е. правило, обязывающее его сделать определенный вывод о наличии презюмируемого факта. Норма права является родовым понятием, а правовая презумпция – видовым. В этой связи можно говорить о правовой презумпции как о специфичном нормативном предписании, устанавливающим обязательность суждения о презюмируемом факте при наличии основания презумпции.

Соотношение правовой презумпции и юридической фикции. Наиболее строгое определение юридической фикции принадлежит немецкому ученому ХIХ века Ю. Барону. Он считал, что фикцией следует называть такой прием, при котором норма права предписывает признавать существующее обстоятельство за несуществующее и, наоборот, несуществующее за существующее.99Схожее определение фикции давал Дм. Мейер, который указывал, что юридический вымысел представляет несуществующий факт существующим.100

Примером юридической фикции является включение в облагаемый доход физического лица материальной выгоды в виде неуплаченных процентов по заемным (кредитным) средствам (пп. 1 п. 1 ст. 212 НК РФ). В действительности дохода у плательщика не возникает, он лишь экономит на уплате процентов по займу при льготной ставке. Но, возможно, при определенной конъюнктуре рынка несет обычные расходы (если ставка ЦБ РФ завышена). В любом случае не произведенные расходы Закон объявляет доходом, что есть очевидная ложь юридической фикции. Другой пример юридический фикции содержится в п. 3 ст. 176 НК РФ, где предусмотрено, что если решение налогового органа о возврате НДС не получено органом федерального казначейства по истечении семи дней с даты его отправления, то датой получения такого решения признается восьмой день с даты направления такого решения. В этом случае очевидно несуществующий факт (факт получения решения) объявляется нормой права существующим, что есть заведомая ложь правовой фикции. Законодатель использовал этот прием для создания гарантий права налогоплательщика на возврат НДС101.

В п. 5 ст. 167 НК РФ предусмотрено, что при исчислении НДС в случае неоплаты покупателем товаров (работ, услуг) датой оплаты признается наиболее ранняя из дат: день истечения срока исковой давности или день списания дебиторской задолженности. Таким образом, норма права несуществующий факт объявляет существующим. Это прием правовой фикции102.

В правовой науке существует отождествление правовых презумпций и юридических фикций103. В этой связи правовые презумпции и юридические фикции нуждаются в разграничении.

К чертам сходства этих правовых явлений можно отнести: во-первых, закрепление в нормативном материале, во-вторых, направленность на реализацию целей правового регулирования и, в- третьих, тесную связь этих правовых явлений с формальной определенностью права.

Теоретический интерес вызывает поиск критериев разграничения этих понятий. В литературе высказывалась точка зрения о том, что различие между правовой презумпцией и юридической фикцией заключается в критерии опровержимости. Правая презумпция, в отличие от фикции, по этой позиции является опровержимой.104 Очевидно, что такая позиция исходит из существования в праве только опровержимых презумпций. Если согласиться с существованием в праве неопровержимых презумпций, то этот критерий утрачивает свою универсальность и может привести к необоснованному отождествлению фикций и правовых презумпций. Например, М. Гурвич прямо отождествляет неопровержимые презумпции и фикции.105 С такой позицией нельзя согласиться.

Думается, что в правовой среде встречаются явления, в которых законодатель устанавливает связь между познанным фактом и фактом, порождающим правоотношение, как связь жесткую, не допуская доказывания отсутствия предполагаемого факта106. В этом смысле неопровержимые презумпции близки к юридическим фикциям, но между ними все же имеется существенное различие: фикция объявляет существующим несуществующее (что есть ложь), тогда как неопровержимая презумпция исходит из истинности (вероятности) связи между фактом — основанием презумпции и фактом, порождающим правоотношение. Такой же позиции придерживается и Ю. Г. Зуев107. Весьма близкая точка зрения высказана К. С. Юдельсоном по этому вопросу. Он отмечает, что многие презумпции, как оспоримые, так и неоспоримые легко перешли бы в разряд фикций, если бы их не спасала известная – на самом деле очень часто исключительно малая, - степень вероятности.108

В настоящей работе специально не затрагивается вопрос о сходствах и различиях между правовой презумпцией, косвенным доказательством и преюдицией, так как эти вопросы, как представляется, имеют сугубо процессуальное наполнение. Анализ процессуальных вопросов не входит в задачу настоящего исследования.

§ 1.2. Классификация юридических презумпций

Правовые презумпции можно классифицировать по следующим основаниям:

  • по факту правового закрепления выделяют презумпции правовые и фактические;

  • по возможности опровержения презумпции бывают опровержимые и неопровержимые;

  • в зависимости от роли в правовом регулировании презумпции делят на материально-правовые и процессуальные.

  • по сфере действия: общеправовые, межотраслевые, отраслевые.

Можно выделить и другие основания классификации правовых презумпций, например, по стадиям правоприменительного процесса, по субъектам, на защиту интересов которых направлены правовые презумпция.

§§ 1.2.1. Презумпции фактические и юридические.

Сама постановка вопроса о выделении фактических презумпций при классификации юридических презумпций в известной мере условна. Как справедливо отмечает Н. Ф. Качур, фактические презумпции, как явления не правового характера, находятся вне сферы права, а потому не могут быть разновидностью юридических презумпций109. Вероятно, этим вызвано утверждение В. П. Воложанинова о том, что излишне делить юридические предположения на фактические и законные110.

Законные презумпции - это предположения, прямо или косвенно закрепленные в нормах права и имеющие, поэтому, юридическое значение111. Соответственно фактические (естественные) презумпции (presumptio hominis) не закреплены в нормах права и не имеют обязательного характера. Фактические презумпции являются суждениями (обобщениями) житейского опыта.

Л. М. Васильевым предложено классифицировать фактические презумпции на действительные и мнимые. Существование действительных фактических презумпций, по утверждению Л. В. Васильева, связано с использованием знаний, нашедших закрепление во всеобщих общих и частных законах развития природы, общества и мышления.112 Представляется, что этот автор под действительными фактическими презумпциями имеет ввиду дедуктивные суждения, которые не могут быть отнесены к презумпциями. Презумпции являются обобщение жизненного опыта, т. е. относятся к индуктивным суждениям. Поэтому представляется нецелесообразным подразделять фактические презумпции на действительные и мнимые.

Фактические презумпции взаимодействуют с правом, как минимум, по двум направлениям. Во-первых, фактические презумпции как обобщения жизненного опыта являются основанием для принятия и формулирования ряда правовых норм. Иными словами, фактические презумпции определяют мотивы законодателя для принятия правовых норм. Во-вторых, фактические презумпции в судебной практике используются при оценке доказательств.

Правовые презумпции могут получать как прямое закрепление в законе, так и косвенное. В ряде случаев бывает довольно сложно определить, являются ли презумпции судебной практики фактическими или правовыми, но имеющими косвенное закрепление. При косвенном закреплении презумпций они выводятся путем толкования законодательства.

Ярким примером является презумпция государственной собственности, существовавшая в советском праве. Презумпция государственной собственности впервые была сформулирована в определении ГКК Верховного суда РСФСР от 11 марта 1924 г. и подтверждена 29 июня 1925 г. Пленумом Верховного суда РСФСР. Эта презумпция не имела прямого нормативного закрепления в законодательстве того периода и оправдывалась нормой о том, что бесхозяйное имущество переходит в собственность государства.113

Другим примером выведения правовой презумпции путем толкования является позиция Конституционного суда Российской Федерации относительно вины налогоплательщика114. Таким образом, одна из центральных презумпций налогового права – презумпция невиновности налогоплательщика была выведена Конституционным судом Российской Федерации путем толкования положений Конституции России.

Презумпции, получившие закрепление в Постановлениях КС РФ, приобретают обязательный юридический статус для всех правоприменителей, т. к. входят в правовую позицию КС РФ. Конституционный суд РФ в Постановлении от 16 июня 1998 г. № 19-П указал, что правовые позиции Конституционного суда РФ обязывают всех правоприменителей, включая суды, действовать в соответствии с такими правовыми позициями115.

Научный и практический интерес представляет вопрос о том, к какому виду презумпций – фактическим или юридическим относятся презумпции, используемые правоприменителем при толковании налогового законодательства. Актуальность этого вопроса обусловлена тем, что при признании презумпций толкования правовыми они будут обязательны для любого правоприменителя.

Дореволюционный исследователь Е. В. Васьковский писал, что при толковании двусмысленных норм нужно руководствоваться тремя правилами или предположениями о том, что законодатель справедлив, целесообразен, милостив.116

В практике российского законотворчества нередки ситуации, когда существенный элемент налогового обязательства определен не четко, не достаточно ясно. В этой связи, в литературе было высказано предложение о том, что в законе, определяющем принципы налоговой системы, должна быть установлена четкая презумпция правоты налогоплательщика, поступающего в подобной ситуации наиболее выгодным для себя образом.117

Законодатель воспринял эти предложения в п. 7 ст. 3 НК РФ, где предусмотрено, что все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (плательщика сборов).

Таким образом, любой правоприменитель при толковании нормы налогового законодательства обязан исходить из наиболее благоприятного для налогоплательщика смысла нормы. Иными словами, если при толковании обнаруживается два возможных понимания смысла нормы налогового законодательства, то налогоплательщики вправе, а правоприменительные органы обязаны руководствоваться наиболее благоприятным для налогоплательщика смыслом нормы. Поступать так обязывает презумпция о том, что законодатель при формулировании нормы налогового законодательства стремился в наименьшей степени ограничить права собственника (налогоплательщика)118.

По мнению И. В. Цветкова из п. 3 ст. 7 НК РФ следует презумпция правильности действий налогоплательщика в случае неустранимых сомнений, противоречий и неясностей актов законодательства о налогах и сборах119. Как представляется, предложенное название – “презумпция правильности действий налогоплательщика” представляется не совсем адекватным сути описываемой правовой презумпции.

Более предпочтительным представляется использование термина “презумпция правоты налогоплательщика”120, т. к. это название указывает не только на оценку конкретных действий налогоплательщика, но и на обязанность толковать законодательство при его неясности благоприятным для налогоплательщика образом. Последний аспект презумпции правоты налогоплательщика позволяет ряду авторов на основании п. 3 ст. 7 НК РФ утверждать о существовании презумпции толкования в пользу налогоплательщика всех неустранимых сомнений, противоречий и неясностей актов законодательства о налогах и сборах121. Как думается, использование комплексного понятия “презумпции правоты налогоплательщика” позволяет охватить как аспект наиболее благоприятного смысла нормы, так и аспект правомерности конкретных действий налогоплательщика при неясности законодательства. Поэтому этот термин представляется наиболее удачным.

Как думается, презумпция правоты налогоплательщика (собственника) вытекает не только из п. 7 ст. 3 НК РФ, но имеет и конституционное основание. Согласно ст. 2 Конституции РФ человек, его права и свободы являются высшей конституционно-правовой ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства. Эти положения Конституции РФ получают свое развитие в ст. 18 Конституции РФ, где предусмотрено, что права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Таким образом, именно права налогоплательщика, а не его обязанности, определяют смысл и применение налогового законодательства.

Все вышесказанное позволяет считать презумпции толкования налогового законодательства правовыми презумпциями, т. е. обязательными для правоприменителей – налоговых органов и судов.

Эта точка зрения находит поддержку в литературе. Например, И. В. Лабутичев полагает, что при полном совпадении составов наказуемых деяний правоприменитель, пользуясь правилами толкования норм права, из двух одинаково справедливых и одинаково целесообразных норм должен избрать более милостивую.122

§§ 1.2.2. Презумпции опровержимые и неопровержимые

Опровержимые законные презумпции – это презумпции, в отношении которых закон допускает возможность опровержения и которые считаются истинными пока иное не установлено. Неопровержимые законные презумпции – это презумпции, опровержение которых не допускается. Правило, закрепленное такими презумпциями, считается истинным и опровержению не подлежит.123

Отношение к неопровержимым презумпциям в литературе неоднозначное. Многие авторы или отрицают существование таких презумпций в праве, или утверждают, что неопровержимых презумпций в праве не должно быть. Основной упрек в адрес неопровержимых презумпций состоит в том, что они, по мнению ряда авторов, противоречат принципу объективной истины.124

Негативное отношение к неопровержимым презумпциям из-за противоречия принципу объективной истины берет свое начало с тех времен, когда в юриспруденции шла борьба против теории формальных доказательств. Как известно, многие формальные доказательства были построены на неопровержимых презумпциях. Так, по мнению противника теории формальных доказательств немецкого ученого ХIХ века Эндемана, всякая презумпция, выступающая с требованием быть приемлемой во всех без исключения случаях представляет опасность для достижения материальной истины, ибо нет такого вполне безошибочного заключения от одного факта к другому, которое в известных случаях не представлялось бы убеждению суда весьма маловероятным.125

В отечественной литературе противниками неопровержимых презумпций были Я. Л. Штутин126, К. С. Юдельсон127, А. П. Сергеев128. И. О. Иоффе и М. Д. Шаргородский полагали, что неопровержимые презумпции порождают чуждый социалистическому праву формализм, и потому нашему законодательству неизвестны.129По мнению Н. Ф. Качур возможность опровержения презумпций заложена в самой ее сути.130Допускали существование неопровержимых презумпций в праве – С. С. Алексеев131, В. К. Бабаев132, Я. Б. Левенталь133, Е. А. Флейшиц134.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Российская академия наук (3)

    Тезисы
    В сборнике представлены тезисы докладов VIE Междуна­родной конференции «Биоантиоксидант». Отражены основные достижения в области синтеза, механизма действия и практическо­го использования биоантиоксидантов в медицине, сельском хозяй­стве,
  2. Российская академия наук (2)

    Документ
    Все работы велись в соответствии с Программой фундаментальных научных исследований государственных академий наук на 2008 - 2012 годы, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 27 февраля 2008 г.
  3. Российская академия наук (8)

    Документ
    Все работы велись в соответствии с Основными направлениями фундаментальных исследований РАН, утвержденными постановлением Президиума РАН от 1 июля 2003 г.
  4. Российская Академия Наук (10)

    Документ
    Необходимость решения возникших научно-технических проблем в период становления производительных сил Мурманской области предопределили создание на Кольском полуострове стационарного научного учреждения Академии наук - Хибинской горной
  5. Российская Академия Наук (4)

    Документ
    Здравствуй, дорогой Соратник. Да, да - это именно к тебе обращаются Авторы книги, которую ты держишь в руках. Почему Соратник? Соратник очень древнее красивое слово, слагаемое из двух сокровенных смыслов.

Другие похожие документы..