Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Закон'
Настоящий Закон в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации устанавливает на территории Краснодарского края транспортный налог, определя...полностью>>
'Документ'
Представляем вниманию советского читателя сборник “Улучшение зрения без очков”. Цель издания - ознакомление специалистов и широкого круга читателей с ...полностью>>
'Документ'
В современной научной литературе проблема развития предпринимательского мышления у старшеклассников еще не получила достаточного освещения, фундамента...полностью>>
'Рабочая учебная программа'
Рабочая учебная программа по дисциплине “Теория вероятностей, математическая статистика и случайные процессы” составлена в соответствии с требованиями...полностью>>

С. А. Токарев История зарубежной этнографии. Учебное пособие

Главная > Учебное пособие
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Заслуживают упоминания также обзор истории немецкой родиноведческой этнографии Георга Фишера20, такой же обзор истории австрийской этнографии Леопольда Шмидта 21, библиографические заметки по истории 'итальянской этнографии в книгах Раффаеле Корсо и Паоло Тоски22, историография польской этнографии23 и др.

На pyccкoк языке до сих •пор, к сожалению, .не существует сколько-нибудь полной историографии этнографической 'науки в зарубежных странах. Есть небольшая книжка Е. Г. Кагарова, изданная на украинском языке 24; есть русский перевод названной выше книги Дж. Коккьяры 25; есть более или менее краткие историографические экскурсы в общих работах 'по этнографии В. H. Харузиной26, П. Ф. Преображенского27, Ю В. Кнышенко 28, в учебном пособии “Основы этнографии”29, в книге Р. Ф. Итса “Введение в этнографию” (тоже учебное пособие)30. .Есть краткий обзор истории этнографии в 1-м, 2-м, 3-м изданиях БСЭ. Капитальную, но тематически ограниченную — ino одной только проблеме материнского рода — истор'иограф.ию содержит в себе книга М. О. Косвена “Матриархат” 31. Аналогично этому, в недавно вышедшей книге Е. М. Мелетинского о “Поэтике мифа” содержится обстоятельная тематическая историография пo проблемам изучения мифотворчества 32.

Значительно больше критических очерков имеется о взглядах и работах отдельных зарубежных авторов, как классиков (Морган, Тэйлор и др.), так и особенно новых (Боас, Малиновский, Радклифф-Браун, Лесли Уайт, Леви-Стросс и др.), в посвященных им статьях или попутно при изложении тех или иных общих вопросов.

Настоящая книга предназначена в первую очередь для тех, кто специально и систематически изучает этнографию, т. е. для .студентов исторических факультетов университетов. Она и выросла из лекций, много лет читавшихся автором студентам-этнографам исторического факультета Московского университета. Но автор хотел бы надеяться, что данная книга найдет своих читателей не только среди студентов, что она принесет пользу и этнографам — специалистам в той или иной более узкой области данной науки, и людям, работающим в смежных научных областях, — историкам, лингвистам, археологам, антропологам, всем, кому приходится так или иначе соприкасаться с “этнографическим миром”.Автор выражает искреннюю благодарность своим коллегам по кафедре этнографии МГУ и но Институту этнографии АН СССР, участвовавшим в обсуждении рукописи этой книги или отдельных ее глав. .Мнения и советы этих товарищей были очень полезны при редакционной доработке книги. Моя особая благодарность С. Н. Арталовскому, И. С. Кону, М. В. Крюкову, А. И. Першнцу, П. И. Пучкову, читавшим рукопись и сделавшим ряд весыма полезных замечаний.

Сноски к Введению

1 Маркс К. и Энгельс Ф. Сочинения изд 2-е, т. 3, с. 16 (далее Маркс К. и Энгельс Ф. Соч.)

2 Маркс К и Энгельс Ф Соч, т 1, с 592 3 Ленин В. И. Полное собрание сочинений. Изд. 5-е, т. 39, с. 67 (далее — Ленин В. И. Полн. собр. соч.).

4 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 2, с. 178.

5 Оставим в стороне краткие обзорные статьи в журналах, не могущие претендовать на полноту обзора. Таковы, например, статьи: Boas Fr. The history of anthropology. - "Science", n. s. v. 20, (1904, N 512; Ankermann В. Die Entwicklung der Ethnologic seit Adolf Basti-an. - "Zeitschrift fur Ethnologic", 58 Jahrg., 1926, H. 1-2; Radin P. Historv of ethnological theories. - "American Anthropologist", n. s., v. 3i, '1929, N 1.

Можно упомянуть также о кратких историографических главах в общих сочинениях по этнографии, в учебных пособиях и пр. Например: Dittmer К. Allgemeine Volkerkun'de. Braunschweig, 1954; Moszynski К. Czlowiek. Krakow, 1958; Lehrbuch der Volkerkunde, 3-te um-gearbeitete Auflage; herausgegeben von Leonard Adam und Hermann Trimborn. Stuttgart, 1958; Volkerkunde fur jedermann. Gotha-Leipzig, 1966; Cazeneuve J. Ethnologie. Paris, 1965, и др.

6 См.: Haddon A. C. History of anthropology. London, 1934.

7 См.: Penniman Т.К. A hundred years of anthropology. New York, 1936; London, 1965.

8 В новом, третьем издании он добавляет еще пятый период - период конвергенции и консолидации, начинающийся с 1935 г.

9 См.: Lowie R. The history of ethnological theory. New York, 1937.

10 См.: Muhlmann W.Е . Geschichte der Anthropologie. Bonn, 1948;2 Auflage. Bonn, 1968.

11 См.: Heine-Geldern R. One hundred years of ethnological theory in the German-speaking countries. - "Current Anthropology", v 5 N 5. Dec., 1964.

12 См.: Bianchi U. Storia dell'etnologia. Roma, 1965.

13 См.: Keesing Felix. Cultural anthropology. New York, 1958.

14 См.: Mercier Paul. Histoire de I'antropologie. Paris, 1966.

15 См.: Encyclopedic de la Pleiade. Enthnologie generale. Volume publie sous la direction de Jean Poirier. 1968.

16 См.: Harris Maruin. The rise of anthropological theory. A history of theories of culture. New York, 1968.

17 См.: Oswalt Wendell H. Other peoples, other customs: World ethnography and its history. New York, 1972.

18 См.: Handbook of Social and Cultural Anthropology. Edited by John J. Honigmann. Chicago, 1.973, pp. 1-88.

19 См.: Cocchiara G. Storia del folklore in Europa. Torino, 1952.

20 См.: Fischer Georg. Die Geschichte der Voikskunde in: Die deut-sche Voikskunde, B. 1. Bin., 1934.

21 См .: Schmldt Leopold. Geschichte der Osterreichischen Voikskunde.Wien, 1952.

22 См.: Corso Raffaele. Folklore (storia, obietto, metodo, bibliogra-fia). Roma, 1923; Toschi Paolo. Guida allo studio delle tradizioni popo-lari. Roma, 1941.

23 См.: Historia etnografii polskiej. Pod. red.М. Terleckiej. Wroclaw - Warszav/a, 1973.

24 См.: Кагаров Е. Г. Нарис icтopii етнографii. Киiв, 1926.

25 См.: Коккьяра Джузеппе. История фольклористики в Европе. М., 1960.

26 См.: Харузина В. H. Этнография, ч. I. М., 1915.

27 См.: Преображенский П. Ф. Курс этнологии. М.-Л., 1929.

28 См.: Кнышенко Ю. В. История первобытного общества и основы этнографии. Ростов-на-Дону, 1965; его же: История первобытного общества. Курс лекций. Ростов-на-Дону, 1973.

29 См.: Основы этнографии. М., 1968.

30 См.: Итс Р. Ф. Введение в этнографию. Л., 1974.

31 Косвен М. О. Матриархат. История проблемы. М.-Л. 1948.

32 См.: Мелетинский Е. М. Поэтика мифа. М., 1976.

ГЛАВА 1

АНАМНЕЗ. ДОИСТОРИЯ ЭТНОГРАФИЧЕСКОЙ НАУКИ

Исходным -материалом этнографической науки служит информация о народах, их быте и культуре. Сами эти понятия “народ”, “культура”, “быт” отнюдь не являются непосредственно данной в опыте конкретной реальностью. Напротив, это обобщения, которые лишь постепенно, в течение веков складывались в сознании людей. Сведения о 'быте и культуре народов собирались и откладывались в письменных и иконографических памятниках задолго до того, как могли появиться даже простейшие их обобщения. И сами эти обобщения в течение долгого времени были скорее конкретными образами, чем общими понятиями.

Древний Восток и античность

Уже в памятниках древневосточных цивилизаций отразились сведения о разных народах, по крайней мере об их названиях, внешнем облике. Победные надписи вавилонских, ассирийских, персидских царей о покоренных ими отравах с разноязычным населением, изображения людей разного физического типа и в разных одеждах в древнеегипетских пирамидах и храмах — это уже фиксация каких-то ранних этнографических наблюдений. Библия содержит множество данных о разныx пародах; в ней же мы находим и древнейшие этнографические мифы: родословные потомков древних патриархов Ноя, Авраама и др.

По письменным памятникам античного мира можно проследить, как постепенно, шаг за шагом, начиная от гомеровских времен накапливались знания греков, а позже римлян о народах, сначала ближайших, населявших Эгейский мир, потом все более отдаленных. Знания эти, вначале перемешанные с баснословными рассказами, в дальнейшем делались все более трезвыми и точными. К концу эпохи Римской империи, в первые века новой эры, цивилизованный греко-ри.мский мир располагал уже вполне реальной информацией о народах обширного круга земель Европы, Передней Азии н Северной Африки: от Британских островов до Индостана.

И эта информация нe оставалась мертвым балластом: мыслящие люди античности — философы, писатели, ученые — размышляли о различиях и сходствах между народами, пытались найти им объяснения: ссылались то на действие географической среды (Гиппократ, Аристотель, Посидоний), то на взаимные культурные влияния (Геродот, Страбон), то на ступени культурного развития (Демокрит, Лукреций). Порой ставились вопросы происхождения самих народов, родства между ними (Геродот, Тацит и др.). У некоторых авторов изложение этнографических данных служило даже морально-назидательным целям (Тацит).

Средневековье и новое время

Крушение античной цивилизации, варварские нашествия, хозяйственный и культурный упадок — все это привело в V—VI вв. к резкому сужению географического и этнографического кругозора. Политическое раздробление феодализирующейся Европы ограничило культурный горизонт рамками мелких графств и княжеств. Не только научный интерес, но и простая любознательность пропали даже у правящей верхушки, не говоря уже о массе населения. Остатки образованности сохранились только у христианского духовенства, но оно по самому духу христианского вероучения негативно относилось к светским, земным знаниям.

Неудивительно поэтому, что вся первая половина средневековья была эпохой крайнего падения и этнографических знаний. Только в восточной половине бывшей Римской империи, в Византии, удерживались еще крохи античных традиции. У византийских авторов (в VI в.—Прокопий, Иордан, в IX в.—.Маврикий , в Х з. -Константин и др.) мы находим некоторые более или менее достоверные этнографические сведения; но они по большей части имеют лишь практическое назначение - это как бы военные и коммерческие справочники. В западной же части Европы ни походы скандинавски викингов (IХ—Х вв.), ни крестовые походы (XII--ХIII вв.) не пробудили даже у образованной части европейского общества желания узнать что-то об окружающих народаx. Лишь v церковных историков XI—XII вв. (Адам, Титмар, Гельмольд) есть сведения о народах Северо-Восточной Европы, особенно о прибалтийских славянах: интерес к ним был вызван миссионерскими устремлениями.

Практическими же побуждениями были непосредственно обусловлены путешествия на далекий Восток европейских монахов—Плано Карпини, Рубрука (XIII в.), пытавшихся разведать что-либо о возможности военного союза с татаро-монголами против мусульман, а также длительное путешествие венецианского купца Марко Поло (XIII в.), связанное с торговыми интересами.

Начало нового и очень быстрого расширения этнографической информации относится к эпохе “великих географических открытий” (с середины XV в.), когда в самой общественно-политической жизни европейских государств начался новый поворот. Это была эпоха “первоначального капиталистического накопления”, зарождения буржуазного способа производства, роста городов, расширения торговых связей, появления первых мануфактур. 'Поиски и захваты новых заморских .земель. плавания смелых мореходов, пиратов и купцов, образование обширных колониальных империй (Испания и Португалия, позже Нидерланды, затем Франция и Англия) —все это повело к .быстрому и огромному расширению .кругозора европейцев. Открытие заокеанских стран—Америки, береговой полосы Африки, стран Южной и Юго-Восточной Азии, первые как бы пробные рейсы к архипелагам Океании, путешествия в “Московию” — все это познакомило западноевропейских людей с народами, о самом существовании которых раньше нe подозревали,—с народами иного физического облика, с неведомыми языками и весьма различными формами культуры. Появились во множестве сначала краткие oтчеты о плаваниях и путешествиях во вновь открытые страны с краткими сведениями об их народах, а позже и попытки обобщенного описания этих стран и народов. В короткое .время—XVI—XVII вв.—в западноевропейской литературе появились обильные сведения об индейцах Центральной, Северной и Южной Америки, о многих народах Африки, Азии.

Колониальная экспансия продолжалась и в XVIII в. К прежнему фонду этнографической информации прибавились более полные сведения и об индейцах Северной Америки, и о жителях ряда других .стран, в особенности об островитянах новооткрытых архипелагов Океании и побережья Австралии. Сведения эти шли по большей части от торговцев, моряков, миссионеров.

Самое же важное то, что эти фактические сообщения падали на умственную почву, уже подготовленную общим культурным .развитием,—ведь XVIII столетие было “веком Просвещения”! Они поэтому не оставались мертвым грузом, а осмыслялись, обобщались и служили фактическим подкрепленном для исторических и философских концепций, 'которыми так 'богато 'было это столетие.

Оживилась идея географического детерминизма, известная еще с античного времени: человек, народы, обычаи—продукты воздействия окружающей природной среды (Монтескье). Широко распространилась теория “благородного дикаря”, живущего по простым законам природы (Руссо, Дидро и др.). Разработана .была схема общеисторических стадий культурного развития (Тюрго, Вольтер, Фергюссон, Кондорсе) — стадий, представленных различными живыми народами. Сделана была даже попытка сочетать эти общечеловеческие стадии развития с идеей национального своеобразия каждого конкретного парода, высокой ценности каждой отдельной национальной культуры (Гердер). Все эти общественно-исторические концепции сыграли свою роль в идейной подготовке Великой французской революции.

Послереволюционная эпоха, годы реставрации, укрепление буржуазных порядков — первая половина XIX в. — ознаменовались появлением новых интересов и новых точек зрения в интересующей нас. области. На почве широко развернувшихся в странах Европы национально-освободительных движений .зародился интерес к прошлому своей страны, к самобытному творчеству народа. Отсюда родиноведенис, собирание и публикация памятников поэтического народного творчества, особенно в славянских и немецких землях (“Volkskunde”). Сложившееся тогда же сравнительное индоевропейское языкознание дало новую пищу народоведческому интересу: на почве сравнительной филологии индоевропейских языков сложилась романтическая — романтизм был тогда вообще в моде — “мифологическая” школа, объяснявшая все народные верования, предания, сказки, обряды, обычаи из древнейшего, якобы “мифологического мировоззрения” (Гримм, Кун, Шварц, Макс Мюллер, де Губернатис, Афанасьев, Буслаев и др.). Позитивистская же буржуазная социология (Конт) строила по-прежнему схемы всемирно-исторического развития, впрочем, несколько обедненные даже по сравнению с концепциями прогресса у мыслителей XVIII в.

Тем временем продолжалось накопление фактического материала по быту и культуре внеевропейских народов. В числе поставщиков этого материала были теперь и ученые—натуралисты, географы.

ГЛАВА 3. КАРЛ МАРКС И ФРИДРИХ ЭНГЕЛЬС, ИХ РОЛЬ В РАЗВИТИИ ЭТНОГРАФИЧЕСКОЙ НАУКИ

В своей замечательной статье “Три источника и три составных части марксизма”, опубликованной в 1913 В. И. Ленин высказал чрезвычайно важную мысль, важную для всего понимания исторического места марксизма. “История философии и история социальной науки,—писал В. И. Ленин,—показывают с полной ясностью, что в марксизме .нет ничего похожего на "сектантство" в смысле .какого-то замкнутого, закостенело учения, возникшего в стороне от столбовой дороги развития .мировой цивилизации. Напротив, вся гениальное Маркса состоит именно в том, что он дал ответы на вопросы, которые передовая мысль человечества уже поставила. Его учение возникло как прямое и непосредственное продолжение учения величайших представителе философии, политической экономии и социализма” Учение Маркса, писал В. И. Ленин дальше, “есть законный преемник лучшего, что создало человечество в XIX веке в лице немецкой философии, английской политической экономии, французского социализма” 2.

Тремя важнейшими идейными источниками и составными частями марксизма как научного мировоззрения В. И. Ленин называет .немецкую философию, английскую политическую экономию и французский социализм. Совершенно ясно, однако, что, выделяя эти главные идейные истоки марксизма, В. И. Ленин отнюдь не думал ограничить ими все связи марксизма и с современными ему и с предшествующими умственными течениями: мировая цивилизация”, даже в пределах одного IX в. и в одной Европе, этими тремя течениями, при всей их важности, вовсе не исчерпывалась.

Ведь хорошо известно, (например, как широко эрудированны были К. Маркс и Ф. Энгельс в исторической литературе, притом по самым различным- эпохам человеческой истории, и какие серьезные исторические исследования выходили из-под их пера. Известен и глубокий интерес обоих основоположников марксизма к успехам естественных наук, и солидные познания их в этой области. И естественнонаучная, и историческая эрудиция занимала видное место в формировании материалистического мировоззрения основоположников.

Этнографическая наука, в середине XIX- столетия только складывавшаяся, те занимала тогда еще заметного места среди прочих областей знания. И можно лишь подивиться тому, с каким вниманием относились К. Маркс и Ф. Энгельс к этой едва лишь зарождавшейся тогда науке, как серьезно следили они за ее первыми шагами. На этот важный факт надо обратить внимание, чтобы правильно понять и оценить, с одной стороны, степень влияния этнографических данных на развитие научного мировоззрения основоположников марксизма, а с другой стороны, значение их собственных работ для развития этнографии.

Очень поучительно проследить, как постепенно, по мере развития этнографической мысли —примерно от Бастиана до Моргана — расширялись, углублялись, уточнялись и взгляды основоположников марксизма по вопросам, связанным с этнографической проблематикой 1.

Ранние работы Маркса и Энгельса

В ранних работах Маркса и Энгельса - приблизительно до конца 1850-х годов — этнографический материал практически не фигурирует. Правда, судя по сохранившимся конспектам и выпискам, сделанным рукой Маркса, он не только внимательно читал, но и изучал, конспектировал различные сочинения более или менее этнографического .содержания: известную книгу де Бросса о фетишизме, Мейнерса — по историй религии, Беттингера — о мифологии, Гамильтона — о нравах жителей США, Миллара—о происхождении сословий, Пикеринга—о человеческих расах, и многое другое. Однако все эти сочинения давали Марксу мало поводов ссылаться на них.

Но в той мере, в какой данные этнографии все же привлекались Марксом и Энгельсом уже и в ранних работах, они служили для освещения не мелких и случайных, а коренных и принципиальных вопросов научного мировоззрения: сведения об отсталых, охотничих, пастушеских и других народах служили дополнительным фактическим материалом для историческое реконструкции ранних этапов развития человечества. Ссылки на данные этнографии встречаются в работах Маркса и Энгельса там, где речь идет об историческом развитии форм разделения труда, форм собственности, земельных отношений, об историческом месте общины, о ранних формах обмена, о возникновении рабства, о древних государствах, о происхождении религии и пр. Но до 70-х годов, точнее говоря, до открытий Моргана, в наука существовало ясного различения основных исторических периодов: доклассового (общинно-родового) и классового общественного устройства. Поэтому такого разграничения нет и в произведениях Маркса и Энгельса этих ранних годов.

В “Немецкой идеологии” (написанной совместно Марксом и Энгельсом в 1845—1846 гг.), где впервые широко поставлен вопрос о развитии материального производства как основе всего исторического процесса, об исторических формах разделения труда и формах собственности, ранние формы этих явлений описываются лишь суммарно, без конкретных примеров: авторы говорят о “племенной собственности” (Stammeseigentum) как о первой исторической форме собственности, соответствующей “неразвитой стадии производства, когда люди жили охотой и рыболовством, скотоводством или, самое большее, земледелием”; за этим следует вторая форма собственности — античная, и третья — феодальная (сословная) 4; говорится о связанном с этим развитии разделения труда, отделении города от деревни, о роли “сношений”, т. е. торгового и культурного обмена, и пр.

В “Манифесте Коммунистической партии” (1847) речь идет вообще только об истории классового, общества, о “борьбе классов” как содержании всей истории человечества; однако в позднейшем .примечании (1888) к этому месту текста Энгельс внес оговорку, что это относится лишь к “письменной” истории, которая только и известна была в годы написания “Манифеста”, потому что история первобытного, доклассового общества стала известна науке гораздо позже, после ряда этнографических исследований, особенно после работ Моргана 5.

"Экономические рукописи 1857 - 1859 годов"

В “Экономических рукописях 1857—1859 годов” Маркс уже гораздо подробнее рассматривает исторические формы собственности. Самая ранняя из них обозначена здесь как “азиатская форма собственности, связанная с господством “племенных” форм общественной жизни и с сельской общиной. Видимо, под понятием “азиатская собственность” Маркс разумел как древнейшие формы доклассового общественного быта, так и более поздние азиатские деспотические государства 6. В качестве фактических : примеров здесь фигурируют: древние Мексика, Перу, кельты, славяне, племена Индии, Греции, евреи, германцы, американские индейцы.

В Предисловии к изданной в те же годы работе “К критике политической экономии” (1859) Маркс вместо исторических экскурсов об эволюции собственности излагает в самом общем выражении свои мысли о зависимости всех сторон общественной жизни от “способа производства материальной жизни” и об общих стадиях, .исторического развития. Этнографических примеров в этой работе не приводится.

Очень интересно отметить быструю реакцию Маркса на появление первой же этнографической работы, претендующей на широко обобщающую концепцию,—книги Адольфа Бастиана “Человек в истории”. Это яркое подтверждение того, с каким вниманием Маркс следил за движением научной мысли. Его суждение об этом сочинении было резким, по вполне справедливым.

В I томе “Капитала” (1867), чисто экономическом исследовании, далеком от этнографических тем, Маркс однако, находит немало поводов сослаться для сопоставления на этнографический материал, и не только в общей форме (“охотничьи народы”, “дикари” и пр.), и на конкретные факты, например, на общинные формы быта в Индии -и других восточных странах, в Дунайских княжествах 7.

С 1860-х годов Маркс обнаруживает живой и pacтущий .интерес к России и к быту русского народа. Это вполне понятно, потому что бурные процессы буржуазного развития в пореформенной России, усиливающее обеднение крестьянства, кризис старых устоев деревенского быта—все это не могло не привлечь внимание мыслящих людей на Западе. Маркс начал даже изучать русский язык для того, чтобы читать в подлиннике русскую научную и публицистическую литературу. Он читал работы Чернышевского, Берви-Флеровского, Скалдина, Калачова, Даниельсона, Ковалевского и многих других 8. Вскоре он сделался прекрасным знатоком вопроса о русской общине и ее судьбах. В 1881 г. Mapкс по просьбе русских революционеров, переданной ему через Веру Засулич, в письме к ней изложил свое мнение о положении и о возможной судьбе крестьянок общины в России; само письмо было коротко, но подготовительные к нему черновики, показывающие, насколько серьезно относился Маркс к этому вопросу, заполнили свыше 20 страниц печатного текста 9.

В последние годы жизни Маркс продолжал изучать и общую этнографическую литературу; он читал сочинения Мэна, Тэйлора, Лёббока и др. 10

Даже в 1870-е годы этнография еще не заняла большого места в трудах основоположников марксизма. Хотя в “Анти-Дюринге” Энгельса (1878) и очень много говорится о первобытных и древних общинах, и говорится с таким знанием дела, которое явно основывалось прекрасном знании источников, в том числе, видимое этнографических (об Индии, славянских, кельтских, германских народах), но прямых ссылок на эти источники в книге нет. Работа Моргана, появившаяся за год перед тем, Энгельсу еще не была известна. 11



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Программа вступительных испытаний для лиц, поступающих на направление подготовки 030600 История

    Программа
    Данная программа вступительных испытаний предназначена для выпускников высших учебных заведений, поступающих в магистратуру по направлению 030600 История: Историко-культурное наследие Южной Сибири: археология и этнография Хакасского
  2. М. Ю. Зеленков мировые религии: история и современность Учебное пособие (2)

    Учебное пособие
    Учебное пособие Зеленкова Михаила Юрьевича – доктора политических наук, действительного члена (академика) Академии военных наук, члена-корреспондента Академии педагогических и социальных наук,
  3. М. Ю. Зеленков мировые религии: история и современность Учебное пособие (3)

    Учебное пособие
    Учебное пособие Зеленкова Михаила Юрьевича – доктора политических наук, действительного члена (академика) Академии военных наук, члена-корреспондента Академии педагогических и социальных наук,
  4. М. Ю. Зеленков мировые религии: история и современность учебное пособие (1)

    Учебное пособие
    Учебное пособие Зеленкова Михаила Юрьевича – доктора политических наук, дейст-вительного члена (академика) Академии военных наук, члена-корреспондента Академии педа-гогических и социальных наук, профессора Юридического института МИИТа,
  5. Учебное пособие Москва, 2008 удк 34 ббк 66. 0

    Учебное пособие
    . Понятие объекта предмета и аксиом теории государства и права 10 §1.3. Методология теории государства и права 1 §1.

Другие похожие документы..