Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Исследование'
Понятие "информация" на сегодняшний день используется весьма широко и разносторонне. Из закона РФ "Об информации, информатизации и защ...полностью>>
'Документ'
У книзі висвітлено маловідомі та призабуті події Великої Вітчизняної війни в краї, миттєвості окупації, підпільної роботи, подвигу й трагедії кіровог...полностью>>
'Документ'
Грозный (останавливается. Разглядывает деревья у края пропасти). Ну, здравствуй. Ну, что Стоишь? Это вижу. Ветками шелестишь? Это слышу. Две недели ...полностью>>
'Документ'
1) мобильные группы для выезда на места и решения возможных проблемных вопросов, возникающих у участников внешнеэкономической деятельности при прохож...полностью>>

Из аглийской литературы

Главная > Урок
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Пою тебя, небесная, хоть к нам,

Поэтам бедным, ты неблагосклонна,

Здесь был, богиня мудрости,1твой храм.

Над Грецией прошли врагов знамена.2

Огонь и сталь ее терзали лоно,

Бесчестило владычество людей,

Не знавших милосердья и закона

И равнодушных к красоте твоей

Но жив твой вечный дух средь пепла и камней.

Д. ...богине мудрости.

У. Поэт переносит читателей в Древнюю Грецию. Чью точку зрения выражает поэт в первой строфе?

Д. Точку зрения ЛГ.

У. ЛГ скорбит о том, что сегодня нет державы Афины: нреки подпали под власть турок, потеряли свою национальную незевисимость:

2

Увы, Афина, нет твоей державы!

Как в шуме жизни промелькнувший сон,

Они ушли, мужи высокой славы,

Те первые, кому среди племен

Венец бессмертья миром присужден.

Где? Где они? За партой учат дети

Историю ушедших в тьму времен,

И это все! И на руины эти

Лишь отсвет падает сквозь даль тысячелетий.

Строфа 16.

У. Гарольд покидает «скорбный край войны и преступлений», покидает «холодно, без слез, без сожалений» и продолжает свой «бесцельный путь»:

16

Но где ж Гарольд остался? Не пора ли

Продолжить с ним его бесцельный путь?

Его и здесь друзья не провожали,

Не кинулась любимая на грудь,

Чтоб знал беглец, о ком ему вздохнуть.

Хоть красоты иноплеменной гений

И мог порой в нем сердце всколыхнуть,

Он скорбный край войны и преступлений

Покинул холодно, без слез, без сожалений.

Албания.

Строфы 38 -44.

У. Теперь поэт направляет своего героя в Албанию. Кто восхищается Искандером?

38

Среди мудрейших в главы хрестоматий,

Албания, вошел твой Искандер.

Героя тезка1 – бич турецких ратей –

Был тоже рыцарь многим не в пример.

Прекрасна ты, страна хребтов, пещер,

Страна людей, как скалы, непокорных,

Где крест поник, унижен калойер,2

И полумесяц на дорогах горных

Горит над лаврами средь кипарисов черных.

Д. Трудно сказать. Вроде бы ЛГ.

У. А что волнует Гарольда? О чем он думает? Его не влекут «места, / Где битвы грозные прошли». Имеется в виду морское сражение у мыса Трафальгар в 1805 г., когда английская эскадра под командованием адмирала Нельсона разгромила французский и испанский флоты, и морское сражение между Римской республикой и Египтом в 31г. до н.э., закончившееся разгромом египетского флота. «Он презирал, пустой не бредя славой, / Солдат-наемников и даже вид их бравый».

40

То было тихим вечером осенним,

Когда Левкады1 Чайльд узнал вдали,

Но мимо плыл корабль, и с сожаленьем

На мыс глядел он. Чайльда не влекли

Места, где битвы горзные прошли,

Ни Трафальгар2, ни Акциум3кровавый.

Рожденный в тихом уголке земли,

Он презирал, пустой не бредя славой,

Солдат-наемников и даже вид их бравый.

А затем он отдался «странному волненью», когда проплывал мимо «скалы любви», с которой поэтесса Сафо бросилась в море из-за любви. И хотя он настроился «на свой привычный лад», все же «лоб его светлел, и прояснялся взгляд».

43

<…>

Однако Чайльд изведал все стихии.

Не ищет гроз, но встретить их готов,

Желаний чужд, беспечен, и впервые

Дыша свободой диких берегов,

И зной он рад терпеть, и холод их снегов.

Следующая строфа раскрывает перед читателем

44

Вот Красный крест,4один лишь Крест всего,

Посмешище приверженцев Ислама,

Униженный, как те, кто чтит его,

О Суеверье, как же ты упрямо!

Христос, Аллах ли, Будда или Брама,5

Бездушный идол, бог – где правота?

Но суть одна когда посмотришь прямо:

Церквам – доход, народу – нищета!

Где ж веры золото, где ложь и суета?

Строфы 76, 83.

У. Следующие строфы посвящены размышлениям ЛГ о Греции, о ее судьбе. В первой песни ЛГ призывал испанцев к оружию - К оружию, испанцы!1 Мщенье, мщенье!

Во второй песни он зовет Грецию: «Восстань же на борьбу! / Раб должен сам добыть себе свободу!»

76

Рабы, рабы! Иль вами позабыт

Закон, известный каждому народу?

Вас не спасут ни галл, ни московит,

Не ради вас готовят их к походу,

Тиран падет, но лишь другим в угоду.

О Греция! Восстань же на борьбу!

Раб должен сам добыть себе свободу!

Ты цепи обновишь, но не судьбу.

Иль кровью смыть позор, иль быть рабом рабу!

Строфа 98.

У. На какой эмоциональной ноте заканчивает Байрон вторую песнь?

Д. На печальной: «Катитесь дни, пустой, бесплодной сменой! / Все жизнь без сожаленья отняла, / И молодость моя, как старость, тяжела».

98

Что в старости быстрее всяких бед

Нам сеть морщин врезает в лоб надменный?

Сознание, что близких больше нет,

Что ты, как я, один во всей вселенной.

Склоняюсь пред Карающим смиренный, -

Дворцы Надежды сожжены дотла.

Катитесь дни, пустой, бесплодной сменой!

Все жизнь без сожаленья отняла,

И молодость моя, как старость, тяжела.

У. Кто так думает?

Д. Лирический герой, хотя, может быть, так мог бы думать и Гарольд. Может быть, тут «плавающая точка зрения»?

У. Значит, есть сходство между лирическим героем и Гарольдом. Оба они разочарованы. Лживая светская жизнь не устраивает обоих. А есть ли между ними различия? Что главное для лирического героя?

Д. Свобода. Он странствует не от пресыщения, не от скуки. Его волнует прошлое и настоящее, он стремится посетить места прошлой славы, любуется красотой природы, восхищается борьбой народов за свободу, призывает к этой борьбе.

Песнь третья.

Строфы 1-4.

У. Песнь третью Байрон написал много позже первых двух в 1816 г. Начинает он обращением к своей маленькой дочери, которую не суждено ему было больше увидеть. И здесь Байрон не скрывается за маской лирического героя.

1

Дочь сердца моего, малютка Ада!2

Похожа ль ты на мать? В последний раз,

Когда была мне суждена отрада

Улыбку видеть синих детских глаз,

Я отплывал, – то был Надежды час.

И вновь плыву1, но все переменилось.

Куда плыву я? Шторм встречает нас.

Сон обманул... И сердце не забилось,

Когда знакомых скал гряда в тумане скрылась.

Что же волнует поэта? В каком настроении он начинает песнь?

Д. В скорбном. Если раньше был «Надежды час», то свое новое путешествие он начинает уже без надежды.

У. ЛГ огорчает уход юности, он разочарован, и только возврат к герою, который бежал «от себя же самого», позволяет его мысли «уйти в страну забвенья», «Где ей, гонимой, легче и вольней / Меж зыбких образов любимых с давних дней».

3

В дни молодости пел я об изгое,

Бежавшем от себя же самого.

И снова принимаюсь за былое.

Ношу с собой героя своего,

Как ветер тучи носит – для чего?

Следы минувших слез и размышлений

Отливом стерты, прошлое мертво,

И дни влекутся к той, к последней смене

Глухой пустынею, где ни цветка, ни тени.

4

С уходом милой юности моей

Каких-то струн в моей душе не стало,

И лиры звук фальшивей и тусклей.

Но если и не петь мне, как бывало,

Пою, чтоб лира сон мой разогнала,

Себялюбивых чувств бесплодный сон.

И я от мира требую так мало:

Чтоб автора забвенью предал он,

Хотя б его герой был всеми осужден.

Строфы 8-16.

У. Что же происходит с Гарольдом?

Д. «Временем он сильно тронут был»:

8

На этом кончим! Слишком много строф

О той поре, уже невозвратимой.

Из дальних странствий под родимый кров

Гарольд вернулся, раною томимый,

Хоть не смертельной, но неисцелимой.

Лишь Временем он сильно тронут был.

Уносит бег его неумолимый

Огонь души, избыток чувств и сил,

И, смотришь, пуст бокал, который пеной бил.

У. Гарольд «снова стал грустней, мрачней», его одолевает сплин - хандра, скука, тоскливое настроение:

9

До срока чашу осушив свою

И ощущая только вкус полыни,

Он зачерпнул чистейшую струю,

Припав к земле, которой чтил святыни, –

Он думал, ключ неистощим отныне,

Но вскоре снова стал грустней, мрачней

И понял вдруг в своем глубоком сплине2,

Что нет ему спасенья от цепей,

Врезающихся в грудь все глубже, все больней.

У. В свете ему скучно, «И вновь берет он посох пилигрима, / Чтобы в скитаньяъ серце отошло»:

16

И вновь берет он посох пилигрима,

Чтобы в скитаньях сердце отошло.

Пусть, это рок, пусть жизнь проходит мимо,

Презренью и отчаянью назло

Он призовет улыбку на чело.

Как в миг ужасный кораблекрушенья

Матросы хлещут спирт – куда ни шло! –

И с буйным смехом ждут судеб свершенья,

Так улыбался Чайльд, не зная утешенья.

Ватерлоо.

Строфы 18-20.

У. Строфы написаны Байроном под впечатлением посещения поля битвы Ватерлоо (Бельгия) в апредел 1816 г., менее чем через год после поражения наполеоновских войск, которое привело к падению наполеоновской империи.

Что же волнует в путешествии лирического героя, а что - Гарольда?

Д. Посещение Ватерлоо - это посещение «Франции могилы», где был окончательно побежден Наполеон.

18

О Ватерлоо2, Франции могила!

Гарольд стоит над кладбищем твоим.

Он бил, твой час, – и где ж Величье, Сила?

Все – Власть и Слава – обратились в дым.

В последний раз, еще непобедим,

Взлетел орел – и пал с небес пронзенный,

И, пустотой бесплодных дней томим,

Влачит он цепь над бездною соленой3, –

Ту цепь, которой мир душил закабаленный.

У. Но где триумф Свободы? Покончив с мощью Льва – льстят Волку, вновь славят троны:

19

Урок достойный. Рвется пленный галл,4

Грызет узду, но где триумф Свободы?

Иль кровь лилась, чтоб он один лишь пал,

Или, уча монархов чтить народы,

Изведал мир трагические годы,

Чтоб вновь попрать для рабства все права,

Забыть, что все равны мы от природы?

Как? Волку льстить, покончив с мощью Льва?

Вновь славить троны? – Славь, но испытай сперва.

У. Вывод лирического героя однозначен: «То смерть не тирании - лишь тирана». Свободы в Европе нет. Гарольд посетил это «кладбище», видимо, он думает так же, как и лирический герой.

20

То смерть не тирании – лишь тирана.

Напрасны были слезы нежных глаз

Над прахом тех, чей цвет увял так рано,

Чей смелый дух безвременно угас.

Напрасен был и страх, томивший нас,

Мильоны трупов у подножья трона,

Союз народов, что Свободу спас, –

Нет, в миртах меч – вот лучший страж Закона,

Ты, меч Гармодия, меч Аристогитона!1

Руссо

Строфы 77, 81-83.

У. Посещение Роны позволяет лирическому герою вспомнить Руссо. Он называет его «апостолом роковой печали»:

77

Руссо, апостол роковой печали,

Пришел здесь в мир, злосчастный для него,

И здесь его софизмы2 обретали

Красноречивой скорби волшебство.

Копаясь в ранах сердца своего,

Восторг безумья он являл в покровах

Небесной красоты, и оттого

Над книгой, полной чувств и мыслей новых3,

Читатель слезы лил из глаз, дотоль суровых.

так как от его слов «дрогнули короны», гибли королевства, поднялся народ, «разбуженный Руссо с его друзьями».

81

И, молнией безумья озаренный,

Как пифия на троне золотом4,

Он стал вещать, и дрогнули короны,

И мир таким заполыхал огнем,

Что королевства, рушась, гибли в нем.

Не так ли было с Францией, веками

Униженной, стонавшей под ярмом,

Пока не поднял ярой мести знамя

Народ, разбуженный Руссо с его друзьями5.

Но «страшен след их воли роковой»: они смешали Добро и Зло, «все прошлое низвергли. Для чего?» Это ничего не дало - был основан новый трон и новые тюрьмы:

82

И страшен след их воли роковой.

Они сорвали с Правды покрывало,

Разрушив ложных представлений строй,

И взорам сокровенное предстало.

Они, смешав Добра и Зла начала,

Все прошлое низвергли. Для чего?

Чтоб новый трон потомство основало.

Чтоб выстроило тюрьмы для него,

И мир опять узрел насилья торжество.1

Народ забыл все - «и жалость и закон». Это лирический герой осуждает, он полагает, что тот, «кто рос в тюрьме во мраке подземелий, не может быть орлу подобен»:

83

Так не должно, не может долго длиться.

Народ восстал, оковы сбросил он,

Но не сумел в свободе утвердиться.

Почуяв силу, властью ослеплен,

Забыл он все – и жалость и закон.

Кто рос в тюрьме, во мраке подземелий,

Не может быть орлу уподобен.

Чьи очи в небо с первых дней глядели, –

Вот отчего он бьет порою мимо цели.

И должно быть место Милосердию:

84

Чем глубже рана, тем упорней след.

Пускай из сердца кровь уже не льется,

Рубец остался в нем на много лет.

Но тот, кто знал, за что с судьбою бьется,

Пусть бой проигран, духом не сдается.

Страсть притаилась и безмолвно ждет.

Отчаянью нет места. Все зачтется

В час торжеств. Возмездие придет.

Но Милосердье пусть проверит Мести счет.

Вольтер

Строфа 106.

У. Наконец посещение принадлежавшего Вольтеру поместья Ферней позволяет развернуть характеристику Вольтера.

106

Один из них Протей2 был – вечно новый,

Изменчивый, ни в чем не знавший уз,

Шутник, мудрец, то кроткий, то суровый,

Хронист, философ и любимец муз,

Предписывавший миру мненья, вкус,

Оружьем смеха исправлявший нравы,

Как ветер вольный, истинный француз,

Прямой, коварный, добрый, злой, лукавый,

Бичующий глупцов, колеблющий державы.

У. Вольтер изменчив, как Протей. Он и шутник, и мудрец, и философ, и любимец муз, «бичующий глупцов, колеблющий державы».

Строфа 114.

У. Строфа 114 звучит оптимистически. Несмотря ни на что, несмотря на опыт, ЛГ верит, что «Доброта – не миф, и Счастье – не мечта»:

114

Я с миром враждовал, как мир – со мной.

Но, несмотря на опыт, верю снова,

Простясь, как добрый враг, с моей страной,

Что Правда есть, Надежда держит слово,

Что Добродетель не всегда сурова,

Не уловленьем слабых занята,

Что кто-то может пожалеть другого,

Что есть нелицемерные уста,

И Доброта – не миф, и Счастье – не мечта.

Строфа 115.

У. Поэт заканчивает песнь, как и начинал, обращением к дочери:

115

Дочурка Ада! именем твоим

В конце я песнь украшу, как в начале.

Мне голос твой неслышен, взор незрим,

Но ты мне утешение в печали.

И где б мои стихи не прозвучали, –

Пускай нам вместе быть не суждено, –

Из чуждых стран, из замогильной дали

К тебе – хотя б мой прах истлел давно –

Они придут, как вихрь, ворвавшийся в окно.

Утешается он мыслью о дочери. А где же Гарольд?

Д. О нем ничего не говорится.

Песнь четвертая.

У. Почему же пропал Гарольд в конце третьей песни?

Д. Это нам становится понятно из посвящения Джону Хобхаузу. Байрон говорит, что он устал доказывать читателям, «что пилигрима не следует смешивать с автором».

Джону Хобхаузу, эсквайру.1

Венеция, 2 января 1818 г.

Мой дорогой Хобхауз!

Восемь лет прошло между созданием первой и последней песни «Чайльд-Гарольда», и теперь нет ничего удивительного в том, что, расставаясь с таким старым другом, я обращаюсь к другому, еще более старому и верному, – который видел рождение и смерть того, второго, и пред которым я еще больше в долгу за все, что дала мне в общественном смысле его просвещенная дружба, – хотя не мог не заслужить моей признательности и Чайльд-Гарольд, снискавший благосклонность публики, перешедшую с поэмы на ее автора, <...>

В последней песни пилигрим появляется реже, чем в предыдущих, и поэтому он менее отделим от автора, который говорит здесь от собственного лица. Объясняется это тем, что я устал последовательно проводить линию, которую все, кажется, решили не замечать. Подобно тому китайцу в «Гражданине мира» Голдсмита2, которому никто не хотел верить, что он китаец, я напрасно доказывал и воображал, будто мне это удалось, что пилигрима не следует смешивать с автором. Но боязнь утерять различие между ними и постоянное недовольство тем, что мои усилия ни к чему не приводят, настолько угнетали меня, что я решил затею эту бросить – и так и сделал. <...>

У. Действительно, читатели-современники не только ставили знак равенства между Байроном и его лирическим героем, но и даже между Байроном и Гарольдом. Поэтому Байрон и решил «бросить» своего героя. Поэтическое же объяснение он даст позже.

Венеция.

Строфа 18.

У. ЛГ посетил Венецию. В чем для него обаяние Венеции?

18

Венецию любил я с детских дней,

Она была моей души кумиром,

И в чудный град, рожденный из зыбей,

Воспетый Радклиф, Шиллером1, Шекспиром,

Всецело веря их высоким лирам,

Стремился я, хотя не знал его.

Но в бедствиях, почти забытый миром,

Он сердцу стал еще родней того,

Который был как свет, как жизнь, как волшебство.

Д. Венеция с детства была его «души кумиром» именно благодаря писателям.

Италия. Рим.

Строфы 26, 42, 47, 78.

У. Посещение Италии, Рима вызывает у ЛГ новую волну раздумий. О чем же он размышляет?

26

Республика царей – иль граждан Рима!

Италия, осталась прежней ты,

Искусством и Природою любим,

Земной эдем, обитель красоты,

Где сорняки прекрасны, как цветы,

Где благодатны, как сады, пустыни,

В самом паденье – дивный край мечты,

Где безупречность форм в любой руине

Бессмертной прелестью пленяет мир доныне.

Но «печать высокой красоты» стала для Италии проклятьем. И ЛГ, как прежде призывал к оружию испанцев, к борьбе – греков, теперь призывает восстать Италию:

42

Зачем печать высокой красоты,

Италия! твоим проклятьем стала?

Когда б была не столь прекрасна ты,

От хищных орд ты меньше бы страдала.

Ужель еще стыда и горя мало?

Ты молча терпишь гнет чужих держав!

Тебе ль не знать могущество кинжала!

Восстань, восстань – и, кровопийц прогнав,

Яви нам гордый свой, вольнолюбивый нрав!

47

Италия! Должны народы встать

За честь твою, раздоры отметая,

Ты мать оружья, ты искусства мать,

Ты веры нашей родины2 святая.

К тебе стремятся – взять ключи от рая –

Паломники со всех земных широт.

И верь, бесчестье матери карая,

Европа вся на варваров пойдет

И пред тобой в слезах раскаянья падет.

Иль мрамора в Тоскане не хватило,

Чтобы Флоренция2 сынов своих почтила?

У. Рим для ЛГ - «земля моей мечты», «родина», потому что от него пошли все погибшие царства, перед Римом «жалки все твои печали».

78

Рим! Родина! Земля моей мечты!

Кто сердцем сир, чьи дни обузой стали,

Взгляни на мать погибших царств – и ты

Поймешь, как жалки все твои печали.

Молчи о них! Пройди на Тибр3 и дале,

Меж кипарисов, где сова кричит,

Где цирки, храмы, троны отблистали,

И однодневных не считай обид:

Здесь мир, огромный мир в пыли веков лежит.

Где Гарольд?

Строфы 164, 166.

У. И вот приближается конец поэмы. «Но где мой путешественник? Где тот, / По чьим дорогам песнь моя блуждала?»

164

Но где мой путешественник? Где тот,

По чьим дорогам песнь моя блуждала?

Он что-то запропал и не идет.

Иль сгинул он и стих мой ждет финала?

Путь завершен, и путника не стало,

И дум его, а если все ж он был,

И это сердце билось и страдало,

Так пусть исчезнет, будто и не жил.

Пускай уйдет в ничто, в забвенье, в мрак могил… <…>

166

Проникнуть в бездну, чтоб узнать, каким

Ты будешь среди тлена гробового,

Ничтожней став, чем когда был живым.

Мечтай о славе, для пустого слова

Сдувай пылинки с имени пустого, –

Авось в гробу ты сможешь им блеснуть.

И радуйся, что не придется снова

Пройти тяжелый этот страшный путь,

Что сам Господь тебе не в силах жизнь вернуть.

У. Так автор расстается со своим героем, но продолжает размышлять о бренности жизни и с горечью радуется, «что не придется снова / Пройти тяжелый этот страшный путь» - жизнь.

Море

Строфы 183-184.

У. Последние строфы поэмы он посвящает грандиозной картине моря. Почему?

183

Без меры, без начала, без конца,

Великолепно в гневе и в покое,

Ты в урагане – зеркале Творца.

В полярных льдах и в синем южном зное

Всегда неповторимое, живое,

Твоим созданьям имя – легион,

С тобой возникло бытие земное.

Лик Вечности, невидимого трон,

Над всем ты царствуешь, само себе закон.

184

Тебя любил я, море! В час покоя

Уплыть в простор, где дышит грудь вольней,

Рассечь руками шумный вал прибоя –

Моей отрадой было с юных дней.

И страх веселый пел в душе моей,

Когда гроза внезапно налетала.

Твое дитя, я радовался ей.

И, как теперь в дыханье буйном шквала,

По гриве пенистой рука тебя трепала.

Д. Море для него символ свободы.

У. Неукротимая могучая стихия становится для лирического героя как бы воплощением неудержимых законов вечного движения жизни, против которых бессильны все оковы.

Заключительные строфы поэмы.

Строфы 185-186.

У. И, наконец, две последние строфы поэмы. На какой эмоциональной ноте заканчивает поэт свою поэму?

185

Мой кончен труд, дописан мой рассказ,

И гаснет, как звезда перед зарею,

Тот факел, о который я не раз

Лампаду поздней зажигал порою.

Что написал, то написал – не скрою,

Хотел бы лучше, но уж я не тот,

Уж, верно, старость кружит надо мною,

Скудеет чувств и образов полет,

И скоро холодом зима мне в грудь вдохнет.

Д. На печальной. Он предчувствует приближение старости, понимает, что «скудеет чувств и образов полет».

У. И в последней строфе в последний раз, обращаясь прямо к читателю, говорит о своем герое:

186

Прости! Подходит срок неумолимо,

И здесь должны расстаться мы с тобой.

Прости, читатель, спутник пилигрима!

Когда его признаний смутный рой

В тебе хоть отзвук находил порой,

Когда хоть раз им чувства отвечали,

Я рад, что посох взял избранник мой.

Итак, прощай! отдав ему печали, –

Их, может быть, и нет, – ищи зерно морали.

Свободная композиция поэмы.

Итоги. Итак, мы закончили знакомство с отрывками из поэмы и теперь можем сделать некоторые выводы.

Путешествия Чайльд-Гарольда позволили Байрону создать свободную композицию поэмы. Постоянные переходы от настоящего к прошедшему и будущему и обратно составляют главное движущее начало поэмы. Перед читателем развертывается в стремительном движении необъятная, блистающая всеми красками романтического «местного колорита» панорама стран, через которые лежит путь байроновского пилигрима. Поэзия истории и поэзия природы сливаются воедино. И всюду - в Португалии, Испании, Албании, Греции, Швейцарии, Италии - настоящее напоминает о прошлом, а прошлое - о настоящем.

Новаторство Байрона состояло в создании именно такой свободной композиции поэмы, где лирический герой играет не менее важную и даже более важную роль, чем герой Гарольд. Это и было рождением нового жанра - лироэпической поэмы, в которой сочетались черты как эпоса, так и лирики.

«Байронический» романтический герой.

Новым явился и «байронический» романтический герой, не принимающий окружающий мир, разочарованный, с холодным сердцем, одинокий, бегущий от людей и от самого себя. При этом в начале поэмы он предстает как чуждый чести и стыду, не знающий укоров совести. Но во время путешествия, когда Гарольд увидел мир, его страдания, он понял, что светские переживания - пустяки, мир полон истинных трагедий.

Байрон создает романтического героя, которому не следует подражать, но на примере которого можно учиться тому, к чему приводит ранняя развращенность сердца и пренебрежение моралью.

Разочарованным предстает и лирический герой. Но он не равнодушен к миру, стремится его понять, глубоко осмысляя историю развития судеб народов. Он вольнолюбив. И несмотря на мрачные оценки происходящего в мире, в нем не умирает Надежда, страстная жажда Свободы, желание бороться с тиранами за нее:

И все-таки твой дух, Свобода, жив

Твой стяг под ветром плещет непокорно...

1 Мизантроп (греч.) – человек, избегающий общества людей, нелюдим.

1 Стансы (франц. «строфа») – элегическое стихотворение, состоящее из нескольких небольших строф. Схема рифм одинакова во всех строфах. Термин распространился в западно-европейской поэзии конца XVIII – начала XIX в. Позже термин вышел из употребления.

1 Эти строки Байрон сделал эпиграфом к своему дневнику, который вел на острове Кефалония в августе–декабре 1823 г.

1 М и з а н т р о п (греч.) – человек, избегающий общества людей, нелюдим.

1 Чайльд – род титула для молодого английского дворянина, готовившегося к посвящению в рыцари (XIII–XIV вв.).

2 ...обычную порцию критики – Основное обвинение критики сводилось к тому, что Байрон высказал в поэме не рыцарственное отвращение к войне.

1 «...не трактирным слугой, а тамплиером» – Реплика из пародии на реакционно-романтическую поэзию «Паломники, или Двойной сговор» Дж. Хукхэла Фрера, одним из героев которой является рыцарь, переодетый по ходу пьесы в трактирного слугу. Рыцарь-тамплиер – член духовно-рыцарского ордена тамплиеров, или храмовников, основанного в 1119 г. в Иерусалимском королевстве.

2 Сэр Тристрам и сэр Ланселот – идеализированные образы рыцарей средневековых романов.

3Дельфы – древнегреческий город в Фокиде (Средняя Греция) у подножия горы Парнас. С IХ в. до н. э. и до IV в. н. э. являлся важнейшим общегреческим религиозным, культурным и торговым центром. Дельфийский храм со знаменитым оракулом, который устами прорицательниц-пифий якобы предсказывал будущее, и священный Кастальский ключ были посвящены Аполлону – богу солнца и покровителю искусств.

4 Альбион – древнейшее кельтское название Британских островов. Используется в возвышенном стиле, но с некоторым ироническим оттенком.

1 ...в эту землю вторглись палачи… – На основании секретного договора между Испанией и наполеоновской Францией (1807) о завоевании и разделе Португалии наполеоновские войска через территорию Испании вторглись в Португалию, в результате чего Португалия утратила независимость. Воспользовавшись вспыхнувшим в 1808 г. восстанием португальцев, английское правительство направило туда свои войска, стремясь укрепить позиции на Пиренейском полуострове и Гибралтаре. Действуя совместно с португальскими повстанцами, английские войска нанесли французской армии поражение.

1 Луз – мифический король древней Лузитании, страны, находившейся в западной части Пиренейского полуострова.

2 …охраняя трон – Направив в августе 1808 г. в Португалию войска и флот, Англия встала на защиту феодальных порядков и поддерживала феодально-клерикальные силы Португалии, подавлявшие революционное движение в стране.

1 Где крест, которым ты была сильна, / Когда предатель мстил за слезы Кавы... – Население Пиренейского полуострова, захваченного в V в. вестготами, а в VI в. – Византией, не смогло дать должный отпор захватчикам-арабам. Успешное сопротивление оказало лишь население горной Астурии на севере полуострова. Вспыхнувшая в Астурии партизанская борьба положила начало Реконкисте (исп. Reconquista, от reconquistar – отвоевывать) – отвоеванию земель, захваченных арабами и берберами (получившими впоследствии общее название мавров). Крест – по преданию, в бою при Ковандонге у астурийцев вместо знамени был дубовый крест. Слезы Кавы Предательство вестготского полководца Юлиана, который, будто бы желая отомстить королю вестготов Родериху за насилие над его дочерью Флориндой-Кавой, вступил в союз с наместником арабского халифа в Африке и способствовал внезапному нападению арабов на королевство вестготов, выдвигается некоторыми историками как основной повод для начала вторжения арабов на Пиренейский полуостров.

2 ...полумесяц пал, крестом сражен... – В 1492 г. отвоеванием территории Гранадского эмирата (современная Андалусия) закончилась Реконкиста.

3 Теперь лишь в песнях отзвук тех побед... – то есть в романсеро и рыцарских поэмах XVI в.

4 К оружию, испанцы! – Начало национально-освободительной борьбы испанского народа, ознаменовавшееся восстанием в Аранхуэсе в марте 1808 г. и отречением Карла IV от престола, вызвало всеобщий героический подъем и упорное сопротивление населения многих городов наступлению наполеоновской армии.

1 Я слышу звон металла и копыт... – Стремясь окончательно сломить сопротивление испанского народа, в ноябре 1808 г. Наполеон двинул в Испанию огромную армию и начал новое наступление. 27-28 июля 1809 г., чтобы сдержать наполеоновские войска, соединенная англо-португало-испанская армия в битве при Талавере близ Мадрида нанесла французам поражение, но ценою огромных потерь.

1 Богиня мудрости – древнегреческая богиня-воительница Афина, покровительница наук и города Афин. В афинском Акрополе было главное святилище Афины – Парфенон.

2 Над Грецией прошли врагов знамена – С середины XIV в. войска Османской империи начали захват территории Греции. После взятия турками Константинополя в 1453 г. и падения Византийской империи Греция в течение четырех веков была лишена национальной независимости.

1 Искандер. / Героя тезка... – крупнейший военный и политический деятель средневековой Албании Георгий Кастриот-Скандербег (1405–1468). Служил в турецкой армии в качестве заложника, за выдающиеся военные способности получил титул бея и имя Искандер, как называли на Востоке великого полководца древности Александра Македонского (356–323 до н. э.) (Отсюда: Искандер-бей – искаженное Скандербег.) Бежал на родину и, возглавив борьбу албанского народа против ига Османской империи, объединил Албанию.

2 Калойер – греческий монах-отшельник.

1 Левкады – остров Лефкас в Ионическом море.

2 Трафальгар – Имеется в виду морское сражение у мыса Трафальгар на побережье Атлантического океана в Испании 21 октября 1805 г., в котором английская эскадра под командованием адмирала Нельсона разгромила французский и испанский флоты и, завоевав господство на море, блокировала торговлю Франции и Испании с колониями.

3 Акциум – (точнее, Акций) – мыс у выхода из Амбракийского залива в Ионическое море. 2 сентября 31 г. до н. э. там произошло кровопролитное сражение между флотами Римской республики и Египта, закончившееся разгромом египетского флота. Явилось решающим этапом в борьбе за единоличную власть в Риме между Октавианом и Марком Антонием, который участвовал в сражении на стороне египетской царицы Клеопатры.

4 Красный крест – крест св. Георгия, национальная эмблема Англии, в данном случае символ христианства.

5 Брама (Брахма) – один из высших богов в брахманизме и индуизме, почитающийся как творец мира и всех существ.

1 К оружию, испанцы! – Начало национально-освободительной борьбы испанского народа, ознаменовавшееся восстанием в Аранхуэсе в марте 1808 г. и отречением Карла IV от престола, вызвало всеобщий героический подъем и упорное сопротивление населения многих городов наступлению наполеоновской армии.

2 Ада – Ада Августа Байрон (1815–1852), дочь поэта. В последний раз Байрон видел ее в январе 1816 г.

1 И вновь плыву... – Байрон покинул Англию второй и последний раз 25 апреля 1816 г.

2 Сплин – (англ. spleen от греч. splen – селезенка) – хандра, скука, тоскливое настроение. Сплин прежде объясняли заболеванием селезенки. Благодаря Байрону английское слово «сплин» вошло в русский литературный язык.

2 Ватерлоо – историческое сражение при поселке Ватерлоо в Бельгии близ Брюсселя 18 июня 1815 г., в ходе которого англо-голландские и прусско-саксонские войска под командованием А. Веллингтона и Г.-Л. Блюхера нанесли армии Наполеона сокрушительный удар.

3 ...Влачит он цепь над бездною соленой... – После Ватерлоо Наполеон сдался в плен англичанам и был сослан на остров Св. Елены.

4 Пленный галл – здесь Наполеон.

1 ... в миртах меч... меч Гармодия, меч Аристогитона! – Гармодий и Аристогитон в 514 г. до н. э. убили тирана Аин Гиппарха кинжалами, спрятанными в ветках мирта.

2 Софизмы – Здесь Байрон имеет в виду противоречивость некоторых высказываний Руссо.

3 ...Над книгой, полной чувств и мыслей новых... – Имеется в виду роман в письмах Руссо «Юлия, или Новая Элоиза (1761), в котором раскрывается драма влюбленных, чувствам которых сословные предрассудки ставили непреодолимые преграды.

4 ...пифия, на троне золотом – В храме Аполлона в Дельфах пифия-жрица вещала «волю Аполлона», сидя на золотом треножнике.

5 ...Народ, разбуженный Руссо с его друзьями – Так иносказательно сказано о Великой французской революции.

1 ...мир опять узрел насилья торжество – Байрон писал эти строки во времена разгула дворянско-монархической реакции в Европе, начавшейся после реставрации Бурбонов во Франции и заключения в октября 1815 г. Священного союза между Россией, Австрией и Пруссией.

2 Протей – в древнегреческих мифах морское божество. Обладал способностью принимать любой облик, мог предсказывать будущее. В современном языке – образ многоликости.

1 Хобхауз Джон Кэм (1786-1869) – друг Байрона, английский литератор и общественный деятель, путешествовал вместе с поэтом в 1809–1810 гг. и в 1816–1817 гг. Эсквайр (или сквайр) – в средние века оруженосец, позже титул наиболее крупного помещика-землевладельца в приходе.

2 ...китайцу в «Гражданине мира» Голдсмита – Оливер Голдсмит (1728–1774) – известный английский поэт, прозаик и драматург. Здесь имеется в виду его книга «Гражданин мира, или Письма от китайского философа из Лондона своему другу на Восток» (1762).

1 Радклиф Анна (1764–1823) – английская писательница; в ее романе «Удольфские тайны» действие происходит в Венеции. Шиллер Фридрих (1759–1805) – великий немецкий писатель; имеется в виду его повесть «Духовидец».

2 ...веры нашей родины... – В 313 г. по Миланскому эдикту была объявлена веротерпимость по отношению к христианской религии, в конце IV в. она становится единственной государственной религией Западной Римской империи.

2 Флоренция – главный город в области Тоскана.

3 Тибр – река в Италии; на Тибре расположен г. Рим.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Приоритетные направления программы Укрепление и сохранение здоровья детей. Развитие воспитательного потенциала с использованием традиций, современного опыта и инноваций. Создание условий для получения качественного образования

    Документ
    Проблема школы: развитие социальной поддержки и защиты детей, сохранение и укрепление их здоровья, обеспечение их безопасности, сохранение, дальнейшее развитие и модернизацию системы образования и воспитания учащихся, способствующей
  2. Тема Что такое астрология? Занятие 1 Александр Колесников

    Документ
    Сразу оговорюсь, что я не буду требовать от вас (как, впрочем, и от себя) окончательного и бесповоротного ответа на вопрос, вынесенный в заголовок. Вопрос этот непростой.
  3. Библиотека украинской литературы горячие страницы украинской печати (3)

    Документ
    На фото: официальное возложение цветов в День независимости Украины (см. стр. 4). Старт украинской ракеты-носителя «Дніпро», запустившей на орбиту спутник «Січ-2», посвящен 20-летию независимости страны (см.
  4. Куда населенный пункт, детский сад, № школы, училища

    Документ
    Пусть будет так, чтоб в жизни Вашей светлой, доброй Всегда Вас окружали дети, как цветы, Чтоб школа всем была надежной пристанью - Счастливой, светлой,
  5. Тематическое планирование по английскому языку предмет Класс

    Тематическое планирование
    1. Учебник (Students’s Book): Биболетова М.З., Трубанева Н.Н. «Еnjoy English – 3»: Учебник английского языка для 5-6 классов общеобразовательных школ.

Другие похожие документы..