Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Лекция'
В Концепции модернизации российского образования на период до 2010 года сказано: Развивающемуся обществу нужны современно образованные, нравственные,...полностью>>
'Кодекс'
На виконання Указу Президента України від 15 липня 2004 року N 803 "Про Державну службу України з нагляду за забезпеченням безпеки авіації"...полностью>>
'Документ'
Права утриманців в ізоляторах тимчасового утримання та інші установи МСВ для тимчасового утримання, установи Державного департаменту з питань виконанн...полностью>>
'Документ'
. Управлению реформирования ЖКХ (Дронов А.А.), ГУП ЦПП (Макаревич В....полностью>>

Потапов Л. П. Этнический состав и происхождение алтайцев. Историко-этнографический очерк. / Отв ред. А. П. Окладников

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

54 ■' ' . ■ ■.■':"•

генды в летописи Чжоушу. Предки тюкю происходили из государства Go, лежавшего севернее хуннов. Вождем их племени был Дпаягпу, имевший 17 братьев. Из них Ичинишиту был шаманом я имел четырех сыновей, из которых один превратился в белого лебедя, два других стали правителями отдельных племенных государств. Четвертый (старший) его сын был избран вождем пле-1 мен, управляемых представителями рода Апангиу, и получил звание Тюкю. Это был Нотулу-шад. У него было 10 жен, чьи сыновья взяли себе прозвища матерей, а сына от наложницы звали Дпшна. После смерти Нотулу Ашина избрали вождем племен и родов, происшедших от сыновой Нотулу. В свою очередь внук Апшны по имени Тумен (Бумин) сделал свое племя наиболее сильным и стал основателем государства древних тюрков-тюкю.63 На основе данной легенды Н. Аристов утверждал: «Владение Со, лежавшее на севере от страны хуннов, т. е. от нынешней Монголии, должно было находиться на северной стороне Алтая, ибо южные его склоны входили в состав земель хуннов. В настоящее время один из двух родов, из которых состоит верхнекумандин-ская волость, на р. Бии, около впадения в нее р. Лебеди, носит имя Go, а другой Кубанды или Куманды. Отсюда можно с достаточной достоверностью заключить, что легендарный праотец тур-ков происходил из племени Со, обитавшего на севере Алтая, и что род Со является маленьким остатком этого, вероятно, в доисторические времена не совсем малочисленного племени».64 В превращении одного из сыновей Ичинишиту (по Бичуриыу — Нишыду) в лебедя Аристов усмотрел отражение факта поселения этого сына на р. Лебеди, где он стал родоначальником племени Ку, остатки которого в виде челканцев и поныне обитают по р. Лебеди и называют себя куу-кижи (лебединцы, люди р. Лебеди). Отсюда современные челканцы по Аристову представляют собой также далеких потомков древних тюрков-тюкю и состоят, следовательно, в близком родстве с кумандинцами. Такой вывод представляется еще более приемлемым, если учесть, что современные языки ку-мандинцев и челканцев весьма близки и почти не отличаются. Интерпретация Н. Аристовым изложенной генеалогической легенды поддержана и в советской историко-этнографической литературе,65 хотя едва ли можно утверждать, что все это соответствует исторической действительности, поскольку вопрос о происхождении древних тюрков-тугю получил теперь с опубликованием

63 Тумен — это уже историческое лицо, основатель государства тюкю, "мя которого встречается как в китайских летописях, так и в орхонских Рунических надписях. Содержание легенды дано здесь по переводу Лю-™ау-цая: Liu Mau-tsai, ук. соч., т. I, стр. 5—6; т. II, стр. 489—490. Ч>.: Н. Бичурин, ук. соч., т. I, стр. 221—222.

65 ?' ^" Аристов, ук. соч., стр. 279.

А. Н. Б е р н ш т а м. Социально-экономический строй орхоно-енисей-тенх тюрок VI—VIII вв. М.—Л., 1956; С. В. Киселев. Древняя история >кной Сибири. М., 1949; История Тувы, т. I, и др.

55

некоторых новых материалов более обоснованное освещение.66 Однако научное значение этногенетических сопоставлений Аристова сохраняется в известной мере до сего времени, ибо исследователь справедливо увидел в древнетюркской генеалогической легенде отражения некоторых реально существовавших в далеком прошлом этногенетических связей и событий, заслуживающих доверия современного историка. И несмотря на то что мы должны будем показать несостоятельность утверждений Аристова в отношении происхождения современных кумандинцев и челканцев, это вовсе не означает отрицания всякой роли племен, обитавших в древне-тюркское и предшествующее ему время в Южной Сибири (в частности, на Алтае, в Туве) и Монголии в раннем этногенезе древних тюрков. Настаивание на правильности упомянутых сопоставлений Аристова в том виде, как они были им высказаны, при современном уровне научных знаний было бы неосторожно, и тем более недопустимо основывать на них новые этногенетические построения. Показательным примером отрицательного результата применения таких приемов может служить попытка определения этнического состава населения так называемого «Енисейско-Ир-тышского междуречья» для XIII в., предпринятая в связи с изучением этногенеза киргизского народа в «Истории Киргизии».67 В данном случае автор раздела об этногенезе не без влияния Н. Аристова выделяет на современной географической карте две области: Кыркыр и Куман, откуда будто бы шло выселение «основного ядра киргизского народа на Тянынань». Кыркыр он помещает «в верховья Оби, где Обь образуется при слиянии Бии с Катуныо», а область Куман — по соседству с ней «в бассейне р. Куманды» (?), под которой автор подразумевает, видимо, р. Лебедь, так как реки с названием Куманды вообще не существует. Уже локализация области Кыркыр в небольшом лесостепном районе при слиянии Бии и Катуни делает совершенно бесполезным обсуждение вопроса о выселении отсюда «основного ядра» киргизов на Тяныпань. Еще ярче выступает фантастичность этногенетических рассуждений автора на примере характеристики области «Куман», которую он этимологизирует как «желтую страну».

Отводя долину таежной р. Лебеди под область этногенеза скотоводческих племен, которые, выселяясь отсюда, составили «ядро кыргызского народа на Тянынане», автор совершенно не представляет себе, что эта маленькая долина, где глубокоснежная зима длится до 8 месяцев, совершенно непригодна для пастбищного скотоводства. «Желтый цвет» этой «страны» появляется только осенью при увядании растительности. И хотя автор уверяет чита-

66 Liu Mau-tsai, ук. соч., т. I, стр. 40; История Тувы, т. I.стр. 59—60; С. Г. Кляшторный. Древнетюркские рунические памятники как источники по истории Средней Азии. М., 1964, стр. 102—114.

67 История Киргизии, т. I. Фрунзе, 1963, стр. 235—242.

56

еля, что будто бы обитающие здесь кумандинцы (? — Л. П.) на-йвают себя куу-кижи,68 т. е. именем, которое будто бы этимоло-я3йруется как «желтый народ», все это не приближает фантастику к действительности. Можно только удивляться тому, что большая научная литература о северных алтайцах, об их расселении и самоназвании, о географии Алтая смогла остаться неизвест-ной автору и его ничем не подкрепленная гипотеза получила доступ в такое серьезное издание, как «История Киргизии».

Кумандинцы выделены В. Радловым в особую самостоятельную группу северных алтайцев. Еще у В. Вербицкого они просто включены в состав кочевых «черневых татар» Бииского округа. Их административные волости Верхне-Кумандинская и Нижне-Кумандинская перечислены вместе с волостями тубаларов (Кузен-ской, Южской и др.). Радлов отнес к кумандинским 6 сеоков: Go, Кубанды, Тастар, Дьуты (Чооты), Чабаш (Чабат) и Тон (или Тон-Кубанды) ,69 Из них первые два сеока, по его данным, входили в Верхне-Кумандинскую волость, а четыре остальных со-,, ставляли волость Нижне-Кумандинскую. Такое деление кумандинцев на Нижнюю и Вернюю волости относится, вероятно, к концу XVIII или началу XIX в., так как в официальных русских документах XVII в. (во всяком случае в ясачных книгах, с 1629 по 1715 г.) Кумандинская волость упоминается еще без разделения на Верхнюю и Нижнюю. Наименование Верхняя и Нижняя волости было дано царской администрацией и со временем получило отражение и в языке кумандинцев.70 Кумандин-ские названия Оре-Куманды и Алтына-Куманды, прочно вошедшие в повседневный обиход, являются в сущности кумандинским переводом русских названий волостей. Сами кумандинцы утверждают, что они таких названий в старину не имели и не подразделялись на верхних и нижних. Подтверждение этому мы находим в одном предании, записанном нами у верхних кумандинцев в 1936 г.71 В нем сказано, что в «ойратское время» (т. е. в период господства западномонгольских, или ойратских, ханов в XVII в.) кумандинцы жили по р. Чарышу, близ впадения его в Обь. Раз-Деления их на верхних и нижних в то время не было. С устья Чарчлпа кумандинцы переселились в верховье Оби и поселились по р. Катуни (вверх от устья до впадения в нее р. Маймы), а также по р. Бие. Расселение кумандинцев в этих местах подтверждается одним из русских исторических документов 1653 г.,

^Автору осталось неизвестным, что кумандинцы не обитают на Р- Лебеди, а там живут челканцы и называют себя куу-кижи, что значит «лебединцы», кумандины же себя куу-кижи не называют.

69 W. R a d 1 о f f. Aus Sibirien, Bd. I, стр. 212.

70 Волости эти получили название Верхней и Нижней, от местообитания ^кумандинцев в верхнем и нижнем течении р. Вии.

В улусе Шанграке Озеро-Куреевского сельсовета Турочакского аймака Горно-Алтайской автономной области.

57

о чем будет сказано дальше. Переселение было вызвано нежеланием платить ясак русскому государю. Таким образом, как считают сами некоторые верхние кумандинцы, они являются ддя горно-таежных районов верховьев Бии пришлым элементом.

Разделение кумандинцев на верхних и нижних долгое время не вытесняло у них деления на экзогамные сеоки-роды. Во времена В. Радлова, когда он сто лет тому назад посетил кумандинцев, у верхних и нижних кумандинцев в рамках каждой административной волости существовало четкое деление на сеоки, и каждая из-обеих волостей состояла в основном из разных сеоков, проживавших, как правило, в пределах своей волости. Во время наших поездок к соверным алтайцам (особенно в 1936 г.) нам смогли назвать только четыре следующих сеока: Оре-Куманды, Тастар, Чооты и Алтына-Куманды. Ни сеока Со, ни сеока Чабат, ни сеока Тон-Кубанды нам уже не назвали. И только после длительных расспросов мы выяснили, что сеок Чабат есть и у нижних, и у верхних кумандинцев, но у тех и других он именно так не называется, а лица, принадлежащие к нему, называют себя либо Оре-Куманды, либо Алтына-Куманды. Сеок Тон нам также назвали, но только после того как мы о нем специально спросили. Похоже было, что о нем успели забыть и вспомнили о нем не без труда. Однако в одном из дел, «Об устройстве кочевых инородцев Кумандинской волости», мы нашли прошение «верхних кумандинцев», датированное 15 сентября 1906 г., в котором говорится, что верхние кумандинцы состоят из четырех сеоков: Керзал, Солу, Алтон, (т. е. Алтына — нижние, — Л. П.) и Ере (т. е. Оре-верхние, — Л. П.).72 Следовательно, падение роли сеоков в жизни кумандинцев и утрата их названий происходила довольно быстро, ибо уже в начале нашего столетия чисто административные деления на волости Нижне-Кумандинскую и Верхне-Кумандинскую, произносимые на кумандинском языке как Алтына-Куманды и Оре-Куманды, местами фактически заменяли названия по сеоку. На вопрос о принадлежности кумандинца к тому или иному сеоку обычно следовал ответ: Оре-Куманды или Алтына-Куманды. В этом нам пришлось убедиться лично, и только путем последующих расспросов иногда удавалось выяснить принадлежность данного лица к определенному оеоку. Часто называющий себя Оре-Куманды или Алтына-Куманды, оказывалось, не знал, что он называет себя по старому административному волостному делению, а полагал, что это и есть название его сеока. При этом любопытно, что если верхний кумандинец, например, переселялся в район обитания нижних кумандинцев, он все равно считал себя Оре-Куманды, т. е. верхним кумандинцем. Оба этих названия, Оре-Куманды и Алтына-Куманды, в начале XIX в. стали отождествляться с названиями сеоков до такой степени, что осознава-

Барнаульский архив, дело № 142, связка 18.

лйсь даже как экзогамные единицы. Алтына-Куманды не вступали в брак с лицами, принадлежащими к сеоку Тонг, а Оре-££уманды — с сеоками Тастар и Чооты. Правда, в этом экзогамном запрете можно видеть косвенное указание на былую принадлежность того или иного современного представителя Оре-Куманды или Алтына-Куманды к одному из упомянутых сеоков.

Большинство названий сеоков, перечисленных В. Радловым для кумандинцев, встречаются в русских исторических документах первой половины XVII в. как названия ясачных волостей.

При анализе этнических компонентов в составе кумандинцев мы исходим из записей В. В. Радлова, впервые определившего кумандинские сеоки. Судя по ним, сеоки Со и Кубан не встречаются ни у одной из родо-племенных групп, как северных, так и южных, и могли бы считаться коренными для верхних кумандинцев. В действительности это не так. Если обоих этих сеоков нет у алтайцев, то этноним со (в транскрипции сого, соко, соо, сокы) встречается в родо-племенных названиях у хакасов и даже якутов.73 У хакасов-качинцев зафиксировано интересное предание, из которого следует, что Соко, или Сокы, жили раньше на Иртыше, следовательно, в долине Енисея они являются пришельцами.74 Упомянутый сходный географический элемент в преданиях кумандинцев и качинцев представляется вполне реальным, отражающим воспоминания о прежнем местообитании кумандинцев, в частности родо-племенной группы Соо (Сого, Сокы) и части качинцев на -Иртыше и Чарыше, территория которых временами (особенно в XVII в.) входила в сферу господства ойратских (за-падномонгольских) ханов. Об этногенетической связи качинского сеока Сокы с кумандинцами, в частности с сеоком Со, наводит на мысль и то обстоятельство, что у качинцев этот сеок входил в состав Кубанова административного рода, наименование которого полностью совпадает с наименованием кумандинцев (Кубан). Скорее всего, что и кумандинцы, и качинцы сеока Сокы имели общих предков, именовавшихся Куман (Кубан). Такие предки истори-

73 О сопоставлении соо с саха — самоназванием якутов и с этнонимом сагай, сакай, см.: О. Pritsak. Philologiae Turclcae Fundamenta. стр. 600. Возражения К. Менгеса против такого сопоставления совершенно не убедительны. Еще менее убедительна попытка Менгеса определить этноним сагай как показатель кетско-енисейского происхождения сагайцев, свидетельствующего будто бы о том, что их тотемным животным была белка. И это у древних скотоводов-кочевников, какими были настоящие сагайцы (Юс-Сагай и Том-Сагай). См.: К. М е n g e s. Zum Stammesnamen «ег Sagai. Central Asiatic Journal, vol. VI, N 2, 1961. Ср.: Л. П. Потапов. Происхождение и формирование хакасской народности. Абакан, 1957, гл. m_v.

74Г. В. Ксенофонтов. Ураанхай-сахалар. Иркутск, 1937, стр. 31. Часть качинцев при хане Кучуме проживала на р. Тобол и пришла * окрестности Красноярска после падения Сибирского ханства. ^м.: Л. П. Потапов. Происхождение и формирование хакасской народности, стр. 86—87 и 179.

59

чески хорошо известны. Они входили в объединение тюркоязыч-ных кочевых племен, именовавшихся кыпчаками. Средневековые кыпчаки (половцы русских летописей или команы византийских источников), как отмечалось выше, в период с конца IX по 30-е годы XIII в. распространяли свое политическое влияние на обширные степи от Алтая до Крыма и Дуная. Иртыш с прилегающими к нему степями (во всяком случае ниже оз. Зайсана) находился в сфере этого объединения. В него входили несомненно и предки нынешних кумандинцев, телеутов, о чем свидетельствует их язык, который, как и язык тобольских и барабинских татар, относится к кыпчакской группе.75 Этим же историческим прошлым объясняется и наличие сеока Кыпчак у южных алтайцев, считающегося кровнородственным сеоку телеутскому Мундус. Те-леуты те в XVII в. кочевали не только в Приобье, но и в При-иртышских степях, хотя в значительной своей части были уведены в Джунгарию в начале XVIII в., где составляли, как и насильственно переселенные сюда енисейские кыргызы, особый оток. Поэтому вполне можно полагать, что кумандинское предание об их былых кочевьях в низовьях Чарыша отражает реальный факт, из которого следует, что исторические предки «Верхних кумандинцев» четыре века тому назад входили в кыпчакские и телеутские группы и племена.

На основании сказанного выше, нам кажется вполне обоснованным мнение проф. О. Притсака, который полагает, что термин «куман» в наименовании кумандинцев адекватен названию половец и кыпчак.76

В Нижне-Кумандинской волости числились сеоки: Тастар, Чооты (также Чоты, Йоты), Тон и Чабат. Из них два сеока — Тастар и Чоты, по нашим полевым записям, считались у современных кумандинцев кровнородственными, и браки между ними были запрещены. Однако и эти сеоки едва ли можно считать чисто кумандинскими ввиду того, что они встречаются и в других местах, прежде всего у телеутов. Сеок Чооты, или Йоты, как мы знаем, еще был и у койбалов, тофаларов-карагасов, восточных и южных тувинцев (за Танну-Ола). У тувинцев это название — Чооду. Появление сеока Чооты, или Чоты, у кумандинцев предание связывает с приходом на Бию с севера из Аккыштымской волости Кузнецкого уезда или округа братьев, явившихся родоначальниками этого рода у кумандинцев и тубаларов Кузенской волости (Дьюты, 31 чел.). Поскольку Аккыштымская волость — телеутская (Кузнецкого округа), то переселенцы на Бию были, конечно, телеуты.

75 А. Самойлова Некоторые дополнения к классификации турецких языков, стр. 10—И.

76 О. Р г i t s a k. Stammesnamen und Titulaturen der altaischen Volker.Ural-Altaische JahrMcher, Bd. XXIV, 1952, H. 1—2, S. 49—104.

60

Сеок Тастар также не может считаться чисто кумандинским, Я5о в XVII в. существовала Тастарская волость, относившаяся к горным порубежным волостям, которые находились гораздо севернее, в Томском уезде (в верховьях р. Кии). Выходцы из нее, оказавшись на Бие среди кумандинцев, принесли сюда наименование Тастар. В предании о происхождении сеока говорится, что тастары в старину были рыболовами (палыкчылар) и делали лодки из бересты (тос кебе). Они вошли постепенно в состав тувинцев (сойотов) и верхних кумандинцев. С последними они считали себя в кровном родстве, и браки между Тастар и Оре-Куманды не допускались.

Наконец, остаются еще сеоки нижних кумандинцев: Тонг и Чабат. Казалось бы, сеок Тонг можно считать кумандинским, ибо такого родового названия нет у других групп алтайцев. Но прежде чем остановиться на таком утверждении, необходимо уточнить транскрипцию названия. В публикации В. Радлова дается написание Тон.77 Конечно, нужно иметь в виду тот известный факт, что в упомянутом издании нередко встречаются ошибки и неточности в транскрипции родовых названий, возникших как будто бы в процессе печатания книги. Такое же написание дается в последнем по времени выпуска словаре алтайского языка.78 В таком же виде мы записали это название среди шорцев. Тем не менее можно усомниться в правильности передачи кумандинского названия данного сеока. Мы записали его у кумандинцев в звучании Тонг. Такую же транскрипцию дают А. В. Анохин и А. И. Новиков. Наконец, что особенно важно, в записи такого крупного знатока алтайских диалектов, как миссионер В. Вербицкий, рассматриваемое название также дано в форме Тонг.™

На основании изложенного мы обязаны внести некоторые разъяснения в связи с тем, что нами уже писалось об этом сеоке, исходя из его названия в написании Тонг. Поскольку мы лично убедились в том, что шорцы (северные) называют вообще кумандинцев тон-кижи, как и в том, что и среди шорцев этот сеок называют Тон, мы попытались в одной из наших работ объяснить название Тон как этноним, отражающий хозяйственную специализацию его носителей, как слово, означающее «олень» и «оленевод».80 При таком сопоставлении можно было предполагать, что Далекие предки данного кумандинского сеока могли быть оленеводами, что увязывается и с некоторыми охотничьими легендами

77 W. Radloff. Aus Sibirien, Bd. I, стр. 212.

78 Ойратско-русский словарь. Составили Н. А. Баскаков и Т. М. Тоща-кова. М., 1947, стр. 217.

79 Словарь алтайского и аладагского наречий тюркского языка. Казань.1884, стр. 362.

80 Л. П. Потапов. Очерки по истории алтайцев, стр. 158, со ссылкойна примечания проф. Н. А. Козьмина к переводу работы В. Радлова «Этно-1'рафический обзор тюркских племен Сибири и Монголии» (Иркутск, 1929,стр. 25).

61

и волшебными сказками кумандинцев, например о доении оленей (это приписывается горным духам кумандинцев). Сигналы же об оленеводстве (с доением оленей) у какой-то части далеких-исторических предков кумандинцев могут быть объяснены участием в этногенезе кумандинцев южносамодийских племен, для которых разведение верховых оленей, с использованием их не только в целях транспорта, но и для доения, было характерным. Так поступали с оленями сравнительно недавно тофалары (кара-гасы, тувинцы-тоджинцы) и другие современные народности, эт-ногенетическая связь которых с южносамодийскими племенами не вызывает сомнения. Однако, если исходить из самоназвания представителей этого сеока у кумандинцев, то мы должны принять как наиболее достоверное название Тонг. Следовательно, сравнивать с другими этнонимами нужно термин Тонг, принимая во внимание конечный дифтонг нг. В таком случае мы обязаны привлечь для сравнения наименование южноалтайского, точнее сеока собственно алтайцев (алтай-кижи) — Тонгжоан и название группы тувинцев Тоигак. В основе всех трех- этнонимов выступает общий термин тонг. Родственная группа, видимо, потомки тункаи-тов Сокровенного сказания и летописей Рашид-ад-дина, рассеялась по территории Саяно-Алтайского нагорья и довольно давно. Давно потому, что в результате обособленного друг от друга местообитания в термине, выражающем общее самоназвание, образовались различные суффиксы (тонгжоан, тонгак), относительно происхождения которых мы пока ничего не можем сказать. По всей вероятности, группы с названием Тонг у южных алтайцев, тувинцев и кумандинцев имеют общее происхождение. К сожалению, у нас нет в настоящее время подробных этнографических данных об этих группах, которые бы можно было сопоставить между собой с целью подкрепления высказанного выше предположения о наличии общих этнических элементов у кумандинцев с тувинцами и южными алтайцами.

Любопытно, что нижние кумандинцы, не помнившие своего сеока и называвшие себя просто Алтына-Куманды, считали тем не менее оеок Тонг кровными родственниками и не вступали с его представителями в брак, так же как кумандинцы, именовавшиеся Оро-Куманды, считали себя в кровном родстве с сеоком Тастар, и между ними браки также были запрещены. Очень возможно, что те нижние кумандинцы, которые утратили название своего сеока, но признавали сеок Тонг кровными родственниками, были потомками именно данного сеока. Что касается верхних кумандинцев, которые считали себя в кровном родстве с сеоком Тастар, то можно предполагать, что они были потомками либо сеока Тастар, либо сеока Йоты, или Чоты, ибо оба названных сеока считались кровнородственными и браки между ними не допускались. Родство названных сеоков иногда подтверждается еще тем, что у них были общие родовые божества. Например, у сеоков

62

rtno-Куманда и Тастар родовым покровителем был один и тот же Солтыган «быстроглазый» (кайыр кбстуг).

О сеоке Чабат можно сказать еще меньше. Он известен в рассматриваемое время только среди кумандинцев, хотя Чабатская волость, как увидим ниже, упоминается в русских документах XVII в. Никаких сопоставлений названия этого сеока с другими мы пока сделать не можем за отсутствием материала.

Анализ названий привел нас к выводу, что те шесть сеоков, которые входили в Нижне- и Верхне-Кумандинские волости, именовавшиеся в совокупности (со времени В. Радлова) Кумандин-ские, во-первых, не могут считаться чисто кумандинскими, так как большинство из них имеется и у других народностей, а во-вторых, различны по своему происхождению. Находясь в течение ряда столетий в составе Кумандинских волостей „Д^знецкого уезда, они несомненно консолидировались не только территориально, но и в отношении языка, культуры и быта. У них сложилась общность культуры и быта на основе комплексного оседлого хозяйства, описанного выше, в котором охота на зверя и сбор кедрового ореха играли ведущую роль, как наиболее доходные и товарные отрасли. Поэтому культура и быт кумандинцев приобрели древний охотничий облик, но они вовсе не были специфичны только для кумандинцев, а характерны и для шорцев, особенно северных, челканцев и других мелких родо-племенных групп Кузнецкого округа, в частности оседлых телеутов и аккыш-тымов. Поэтому нам следует теперь сосредоточить внимание на этнографическом материале, который поможет пролить свет на происхождение кумандинцев и их отдельных сеоков.

Рассматривая культуру и быт кумандинцев по отдельным элементам, нельзя не заметить их сходства с соответствующими элементами культуры и быта, например, угрских народов, живущих по Оби, как и некоторых других народностей севера средней Сибири. В области материальной культуры это проявляется отчетливо в одежде. Распашная верхняя одежда кумандинцев (как и челканцев и шорцев) совершенно одинакова по покрою и по материалу (самодельный холст из волокна кендыря или крапивы) с соответствующей верхней одеждой сургутских хантов (среднее и нижнее течение Оби), а также нарымских селькупов. Сходство с хантами и манси устанавливается и в отношении некоторых Деталей жилища и отдельных хозяйственных построек. Это относится к глинобитному очагу «чувалу» с высокой трубой из жер-Дей, обмазанных глиной. В качестве хозяйственной постройки, Устанавливаемой как в тайге в районах промысла, так и вблизи Жилья у кумандинцев, сооружались одинаковые с хантийскими по форме и конструкции ерубы-амбарчики на высоких жердях для хранения мяса и других продуктов. У кумандинцев (как и у шор-Цев) общий с хантами и манси тип охотничьей ручной нарты. I акую нарту тянут за собой охотники, когда идут на лыжах.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Барнаульский государственный педагогический университет Научная библиотека

    Примерная программа
    Катунский проект: проблемы экспертизы : материалы к общественно-научной конференции, 13-15 апреля 1990 г. : [в 2 ч.] / Академия наук СССР, Сибирское отделение.
  2. Бюллетень новых поступлений 2008 год (1)

    Бюллетень
    В настоящий “Бюллетень” включены книги, поступившие во все отделы научной библиотеки. “Бюллетень” составлен на основе записей электронного каталога. Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием программы “Руслан”.
  3. Программа вступительных испытаний для лиц, поступающих на направление подготовки 030600 История

    Программа
    Данная программа вступительных испытаний предназначена для выпускников высших учебных заведений, поступающих в магистратуру по направлению 030600 История: Историко-культурное наследие Южной Сибири: археология и этнография Хакасского
  4. Л. Д. Петрова Редакционная коллегия

    Документ
    О-55 Олонхо в театральном искусстве: I республиканская научно-практическая конференция: (тезисы и материалы) / М-во культуры и духов. Развития РС(Я) [и др.

Другие похожие документы..