Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Закон'
1. Административный регламент «Организация оказания первичной медико-санитарной помощи в стационарах» разработан в целях повышения качества исполнени...полностью>>
'Документ'
Наркотик – это любое химическое соединение, которое воздействует на функционирование организма. Злоупотребление наркотиками – это их употребление люб...полностью>>
'Документ'
Продавець передає у власність, а Покупець приймає і зобов’язується оплатити на нижчевикладених умовах ЗЕМЕЛЬНУ ДІЛЯНКУ за номером ( ), кадастровий ном...полностью>>
'Закон'
Правила благоустрою, забезпечення чистоти, порядку і дотримання тиші в м. Запоріжжі містять норми, що регулюють належне утримання та раціональне вико...полностью>>

Потапов Л. П. Этнический состав и происхождение алтайцев. Историко-этнографический очерк. / Отв ред. А. П. Окладников

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

187

(мн. ч. Силар) жил раньше по р. Ое, т. е. значительно южнее, в северных отрогах Саянского хребта, южнее даже Минусинска.125' Название улуса Си нельзя не отождествить, конечно, с известным этнонимом cw, или хи (татаби древнетюркских рунических текстов), племен, обитавших в районе оз. Далай Нор. Древние китайские летописи называют Си особой ветвью хуннов и отмечают, что они живут на прежних землях сяньбийцев.126

После сделанного отступления вернемся к нашему изложению. Мы можем теперь констатировать в составе современных северных алтайцев, подвергшихся рассмотрению в настоящей работе, древнетюркские этнические компоненты, связанные с кочевой скотоводческой средой, в частности с древними тюрками-тюкю и племенами теле. Такой вывод неизбежен в свете историко-этно-графичеекого анализа этнического состава северных алтайцев по отдельным сеокам. Следовательно, в настоящее время уже нельзя разделять взгляды В. Радлова, считавшего северных алтайцев только отюреченными самодийцами и ениоейцами (кетами). В смешанном этническом субстрате северных алтайцев, куда входили самодийские, енисейские и угрекие группы, несомненно были и древние тюркоязычные элементы, связанные с племенами объединений теле и тюкю. Лингвистические факты подтверждают вывод о смешении в этническом составе современных северных алтайцев тюркских (так нее смешанных), самодийских и угрских элементов.127

Поскольку в предшествующем изложении мы подчеркивали на основе различных источников роль племен теле в ранних этапах алтайского этногенеза, то теперь следует остановиться на древнетюркских племенах тюкю. Сигналом об участии в этногенезе населения Алтая древних тюрков тюкю не только служат древние этнонимы, рассмотренные выше, но это подтверждают и другие разнообразные источники. Напомним в первую очередь об археологических памятниках, раскопанных на территории Горного Алтая и его северных предгорий, среди которых имеются курганы, где человек погребен с конем, принадлежащие несомненно древним тюркам.128 Вспомним о недавно открытой в Горном Алтае целой группе древнетюркских рунических надписей на камнях. Нельзя забыть и лингвистические факты, свидетельствующие о наличии в современных диалектах алтайцев лексического слоят связанного с древнетюркским (орхонским, уйгурским) языками, В языке современных северных алтайских племен, как отме-

125 D. G. M e s s e r s с h m i d t. Forschimgsreise durch Sibirien 1720—1727.Teil I. Tagebuchaufzeichungen 1721—1722. Berlin, 1962, стр. 163.

126 W. Eberchard. Sinologischen Bemerkungen iiber den Stamm derKay. Monumenta Serica, XII, 1947, стр. 204—223; Liu Mau-tsai, ук. соч.,т. I, стр. 124—125, и др.

127 Н. А. Баскаков. Алтайский язык, стр. 34.

128 С. В. Киселев. Древняя история Южной Сибири. М.—Л., 1949.

188

\

чается, сохранилось значительно больше черт древнетюркских языков, чем даже в южно-алтайских диалектах.129

Не в меньшей степени необходимо учитывать и весьма выразительный этнографический материал, относящийся к различным сторонам материальной и духовной культуры современных алтайцев. Речь идет о сохранении на протяжении многих веков древне ■ тюркских традиций в области культуры и быта. Прежде всего бросается в глаза сходство в хозяйственной жизни. У современных южных алтайцев, как и у древних тюркских племен, основным занятием было кочевое скотоводство в сочетании с охотой на зверя, при подсобном значении мелкого, главным образом мотыжного земледелия, с маленькими посевами ячменя и проса. Известно (по археологическим раскопкам), что древние тюрки сушили траву в виде жгутов, которыми, вероятно, подкармливали зимой молодняк скота. Такой способ заготовки травы впрок сохранялся у алтайцев и тувинцев вплоть до нашего времени. Аналогии можно было бы привести в отношении приемов изготовления войлока, выделки кож и шкур, обработки дерева. Однако имеются более близкие параллели при сравнении древнетюркского материала из археологических раскопок и письменных древних источников. Их много дает, например, сравнение деревянной домашней утвари (чашки, блюда и т. д.). Сходство настолько поразительно, что не всегда можно отличить хорошо сохранившуюся вещь из кургана от бытовавшего недавно образца у алтайцев. Древние тюрки и алтайцы одинаково питались сушеным сыром (курут) из кислого молока, делали кумыс. При угощении кумысом древние тюрки становились друг перед другом на колено и пели песни. Точно так же поступали южные алтайцы, угощая друг друга аракой. Такого рода сопоставлений можно было бы привести довольно много из различных областей народной жизни современных племен.

Однако особенно ярко и полно сохранилась преемственная историческая связь алтайцев с тюрками VI—VIII вв. по линии религиозных верований и обрядов, т. е. по линии наиболее консервативных элементов культуры. На Алтае до начала XX в. сохранялся древнетюркский обряд захоронения покойника с его-верховым конем в сбруе и различными вещами быта под курганами с каменными насыпями или в каменных насыпях древних курганов. Шаманские верования у алтайцев содержат древние черты, отмеченные китайскими летописями для племен тюкю и теле. В жертву божествам алтайцы приносили быков, лошадей и овец таким образом, как это описано в китайских источниках для древних тюрков, выставляя на жердях шкуры жертвенных животных. Сохранились у алтайцев даже названия божеств, упоминаемые в древнетюркских надписях: Тенгри, Йер-Суг, Умай. Со-

129 Н. А. Б а с к а к о в. Алтайский язык, стр. 29.

18Ф

временные алтайцы представляли себе их в тех же образах, с темн же функциями, как и древние тюрки (например, покровительница детей Умай). Моления небу, известные по письменным источникам с хуннского времени, с теми же целями устраивались некоторыми племенами и народностями Саяно-Алтайского нагорья вплоть до современности. Отцы и деды современного поколения алтайцев и тувинцев посвящали горам лошадей, быков, овец (ыдык и ыйык). Горы, на которых устраивались такие моления, назывались ыдык, т. е. тем же названием, которое упоминается для священных гор и в древнетюркских надписях. Древние тюрки верили, что человек не должен называть свое имя, чтобы не привлечь к себе внимания злых духов. Такое же поверье существовало и у современных алтайцев и тувршцев. Когда у тюркского кагана Шаболио во время охоты сгорела юрта, он, как сообщает китайская летопись, был настолько подавлен дурной приметой, что вскоре умер. Точно так же еще несколько десятков лет тому назад алтайцы и тувинцы считали, что если во время охоты сгорит их жилье, это предвещает несчастье, и т. д.

Мы могли бы гораздо подробнее осветить рассматриваемый вопрос на этнографическом материале. Однако, учитывая все то, что нами уже публиковалось по данному предмету,130 ограничимся сказанным и позволим себе по совокупности источников констатировать следующее. Племена тюкю, составлявшие военно-политическое ядро Тюркского каганата, распространившие свою гегемонию и свои кочевья на Алтай, Туву и Монголию, т. е. на область этногенеза алтайцев, несомненно смешивались с древними предками алтайцев и оказывали влияние на их этнический состав. Таким образом, в результате анализа этнонимов, обзора этнографических материалов и других исторических источников участие древних племен тюкю на раннем этапе алтайского этногенеза можно считать доказанным. Как выясняется, это относится и к южным, и к северным алтайцам. Если в отношении южных алтайцев такие соображения уже высказывались и раньше, то по поводу северных этого не говорилось. Последние, как мы видели, считались этнической смесью южных самоедов и енисейцев (кетов), отюреченной по языку.

Наш анализ тоже подтверждает наличие самодийского и угр-ского компонентов в этническом субстрате северных алтайцев, хотя не улавливает в достаточной степени енисейский компонент, который, вообще говоря, возможен. Новым и, как мы полагаем, установленным нами фактом нужно признать древнетюркский

130 Л, П. Потапов. 1) Основные проблемы изучения народов Алтаяв советской исторической науке. М., 1954 (Доклады советской делегациина 23-м Международном конгрессе востоковедов); 2) Применение историко-этнографического метода к изучению памятников древнетюркской культуры. М., 1956 (Доклады советской делегации на V Международном конгрессе антропологов и этнографов). .,, „

190

элемент в этническом фундаменте северных алтайцев, связанный с племенами теле и тюкю. Более того, некоторые этнонимы, сохранившиеся по сей день у отдельных групп северных алтайцев, в частности у кумандинцев, уходят корнями в еще более ранние периоды, например в хунно-сяньбийскую древность. Едва ли можно сомневаться, что аборигенами в северном Алтае были малоподвижные горно-таежные охотничьи племена с культурой и бытом, приспособленными к местным природным условиям. Но также несомненно, что какая-то часть древнетюркских скотоводов-кочевников по тем или иным конкретным историческим причинам вынуждена была оседать в горной тайге, смешиваться с аборигенами, усваивать от них таежный охотничий быт и вследствие этого менять свой этнографический облик, утрачивая традиционные черты кочевого скотоводческого образа жизни или сохраняя их лишь как пережитки.

Теперь подведем некоторые итоги нашему исследованию по этногенезу южных алтайцев. Опираясь на анализ конкретного и разнообразного исторического материала, рассмотренного выше, мы можем утверждать, что этническую основу ранних предков южных алтайцев составляли тюркоязычные племена, по образу жизни скотоводы-кочевники. Их этническая история протекала в общем в рамках тюркоязычной среды, хотя и испытывала на отдельных этапах влияние монголов. Так было в период господства монгольской империи (XIII в.), затем в ойратский период (XVII в.).131 Но сама тюркоязычная среда, в которой развивался этногенез южных алтайцев, в различное историческое время была неодинакова, и это необходимо подчеркнуть. Племена теле, явившиеся наиболее ранними историческими предками южных алтайцев, сохраняя свою этническую основу, частично смешивались с племенами древних тюрков-тюкю, и не только в период Тюркского каганата, но и в период Уйгурского каганата (744— 840 гг.), когда уйгуры (происходившие также из племен теле) уничтожили государство древних тюрков и утвердили свое политическое господство в восточной части Центральной Азии.

Несколько позднее (IX—X вв.), в период так называемого «киргизского великодержавья» (Бартольд), предки алтайцев оказались в подчинении у енисейских кыргызов. Кыргызские племена распространили свои кочевья как на территорию современной Тувы, так и на территорию Горного Алтая и его предгорий, о чем убедительно говорят археологические памятники.132 В данной ситуации, разумеется, возникли условия для этнического смешения предков алтайцев с енисейскими кыргызами. О процессе смешения с енисейскими кыргызами свидетельствуют материалы современного алтайского языка,133 фольклора, а также некоторые

131 Л. П. П о т а л о в. Очерки по истории алтайцев, стр. 150, 153.

132 С. В. Киселев. Древняя история Южной Сибири.

191

этнонимы (бурут, детисар). В тот же кыргызский период и несколько позднее (IX—XII вв.) тюркоязычные предки южных алтайцев смешивались с кыпчакскими племенами, кочевавшими в бассейне Иртыша. На это четко указывает, как мы отмечали выше, не только этноним кыпчак и этнографические материалы, но особенно лингвистические признаки. Лингвистические данные настолько выразительны, что они дали повод для отнесения современного языка алтайцев к кыпчакской группе.134

Последнее обстоятельство, будучи весьма важным доказательством большой роли кыпчакских племен в поздней средневековой этнической истории алтайцев, создавало, пожалуй, единственную трудность в фактическом обосновании нашей концепции о происхождении предков алтайцев от древних племен теле, язык которых относится уже к другой лингвистической группе, именуемой обычно в класификации тюркских языков уйгурской. Отнесение теле к уйгурской группе языков вполне закономерно, ибо уйгуры входили с древних времен в племена теле, а в VII в. заняли среди них главенствующее место. В конфедерации токуз-огузов уйгуры играли ведущую роль. При таком состоянии фактов было трудно объяснить, почему алтайцы, происхождение которых от древних племен теле документально прослеживается, говорят все-таки на языке кыпчакской группы. Придавая лингвистическим фактам первостепенное значение, мы формулировали в свое время наши выводы следующим образом: «Историческими предками современных южных алтайцев были кьшчакские тюркоязычные племена. На Алтае эти поздние кыпчакские элементы, как указано, смешивались не только с потомками других древних алтайских тюрко-язычных племен времени Тюркского каганата (телесы, тургенш и др.), но и с западномонгольскими этническими элементами».135

В настоящее время данные современного алтайского языка уже не представляют трудности для объяснения этнических параметров в этногенезе алтайцев. Это случилось благодаря тому, что за последнее время алтайский язык стал предметом специального изучения по диалектам. Мы обязаны этим преимущественно проф. Н. А. Баскакову, который на основе изучения языка алтайцев по-отдельным диалектам пришел к ряду интересных выводов. Один из них гласит: «Этническим субстратом алтайцев являются уйгурские роды и племена, смешавшиеся позднее с огузами и кып-чаками».136 Конечно, с точки зрения исторических фактов, отраженных главным образом в письменных источниках, говоря о древнем этническом субстрате алтайцев, правильнее сказать, что

133 II. А. Баскаков. Алтайский язык, стр. 29, 34.

134 А. Н. Самой лович. Некоторые дополнения к классификациитурецких языков. Пгр., 1922.

135 Л. П. Потапов. 1) Очерки по истории алтайцев, стр. 149—153;ср.: Героический эпос алтайцев, стр. 124—130.

136 Н. А. Баскаков. Алтайский язык, стр. 28.

192

им были племена теле, из которых, как показано выше, в древне-тюркский период выделились и развились уйгуры, возглавившие сначала конфедерацию племени теле, именовавшуюся токуз-огу-зами. Смешение племен теле в рамках этой конфедерации несомненно было. Разумеется, они смешивались и с тюрками-тюкю, в частности, как уже отмечалось, с кыпчаками-тюкю раннего •средневековья, господствовавшими над уйгурами в течение 50 лет, ■о чем говорится в памятнике Моюн-чуру.137 Признавая обоснованность и необходимость деления современных алтайцев на две «по существу совершенно различные этнические группы» южных и северных алтайцев, Н. Баскаков следующим образом резюмирует результаты их лингвистического исследования: «Эти две группы, ■сложные по своему этническому составу, отличаются как по степени генетической связи с древнеуйгурскими племенами, так и по языковым отношениям с древнетюркскими языками. Так, в языке северных алтайских племен сохранилось значительно больше черт древнетюркских языков, чем в южноалтайских диалектах. В то же время язык южных алтайцев, предки которых находились в длительном общении с кыпчаками, приобрел кыпчакские черты, хотя и сохранил свою древнюю основу, общую с древнетюркским языком».138 Таким образом, язык современных южных алтайцев имеет древнюю уйгурскую (племена теле) основу, а кыпчакские его черты появились в результате длительного общения предков южных алтайцев с кыпчаками. Письменными источниками действительно устанавливается такое общение предков южных алтайцев с кыпчаками-тюкю в VI—VIII вв. и позднее.

Итак, наше исследование завершено. Исходя из современного этнического состава алтайцев, мы, постепенно спускаясь в глубь исторического прошлого, попытались выяснить древние этнические компоненты, на базе которых сложились южные и северные алтайцы, проследить основные вехи их этнической истории. Мы пользовались при этом совокупностью различных видов исторических источников и наиболее надежными результатами считаем их сходные показания.

В связи с нашими выводами и заключениями мы снова должны обратиться к известной работе Н. А. Аристова, который заявил в отношении южных алтайцев, «что телеуты и теленгуты или теленгиты, как зовут себя чуйцы, один и тот же народ, тем более, что истинное имя этого народа, очевидно, есть теле, а приставка

137 С. Е. М а л о в. Памятники древнетюркской письменности Монголиип Киргизии, стр. 38.

138 Н. А. Баскаков. Алтайский язык, стр. 29. Подчеркнуто нами.См. также стр. 34: «Южноалтайские диалекты, восходящие к огузским,уйгурским и древнекиргизскому языкам, под влиянием языка кыпчаков икимаков были в значительной степени нивелированы и, трансформировавшись, приобрели общие черты с современным киргизским языком, с которым они образуют единую группу киргизско-кыпчакских я:;ыков».

193

монгольского множественного числа ут (или гут) придана к имени теле лишь во время владычества над алтайцами западных монголов».139 И далее: «Телес есть имя племени, особого от теле, потому что с монгольскими из него вышло бы телесут и телесгут, а не телеут и теленгут. Надо полагать, что это остаток турков-тюкю».140 Следовательно, вывод, к которому мы пришли на основании анализа различных видов источников о племенах теле как наиболее ранних исторических предках южных алтайцев, уже был высказан более полувека тому назад Н. А. Аристовым и не является новым. Все это, конечно, так. Однако, не претендуя на новизну упомянутого вывода, мы все же имеем основание полагать, что пришли к таким взглядам не в порядке остроумной догадки, а в результате длительной, трудоемкой работы, благодаря которой цитированное предположение Н. Аристова теперь научно вполне обосновано. Само собой разумеется, что в ходе исследования нам удалось выяснить и ряд новых вопросов, связанных с происхождением обеих групп алтайцев как в отдельности, так и в целом. Например, определен этнический состав группы алтай кижи, консолидировавшейся на Алтае из различных телеутских, теленгит-ских, телесских и тувинских сеоков после падения Джунгарии во второй половине XVIII в. Исторический анализ показал, что по этническому происхождению часть этих сеоков (Телес, Мундус, Байлагас и др.), составляющая 29.6%, связана с древнетюркскими племенами теле, другая часть (Тодош, Чапты, Очы), составляющая 22.2%—с племенами тугю, третья (Иркит, Пурут, Кыр-гыз)—с средневековыми енисейскими кыргызами (12%), с най-манами (10.4%), кераитами и др. У северных алтайцев также удалось выявить роль в их этнической истории древнетюркских элементов, связанных с племенами теле и тугю. В происхождении этой группы выяснено на этнографических фактах участие этнических элементов, родственных по культуре и быту современным обским уграм, главным образом хантам.141 Такое заключение подтверждается антропологическими данными, а также некоторыми материалами из области лингвистики алтайцев.142

Отметим также, что впервые уделено внимание этническим элементам периода средневековых монгольских государств, изве-

139 Н. А. Аристов явно ошибается, приписывая название теленгут западным монголам. Мы видели выше, что этноним теленгут, как и телес,фигурирует в «Сокровенном сказании» для начала XIII в.

140 Здесь автор также ошибается, полагая, что телесы происходят оттюкю, и не учитывает, что аффикс с в тюркских языках служит формантом множественности.

141 Эти данные опубликованы еще в 1953 г. в книге «Очерки по истории алтайцев», стр. 153—155.

142 А. И. Я р х о. Алтае-саянские тюрки. Абакан, 1947, стр. 124—125;Г. Ф. Дебец. Палеоантропология СССР. М.—Л., 1948, стр. 129—130;Н. А. Баскаков. Алтайский язык. М., 1958, стр. 34.

194

стным по знаменитым письменным источникам («Сокровенное сказание», летописи Рашид-ад-дина). Речь идет о найманах, мер-китах, кераита^^^гункаитах, кыпчаках и т. п. Эти крупные племенные группы и народности жили в горных системах Алтая, Саян, Хангая и прилегающих районах, находящихся, например, по северную сторону Гоби или в степях бассейна Иртыша, входивших в зону степей Дешт-и-Кыпчак. Под влиянием бурных политических событий, характерных для монгольского периода, эти группы племен и народности часто меняли места своего обитания, оказываясь иногда далеко за пределами территории названных горных систем. При этом они не только дробились и расходились, но смешивались и скрещивались как между собой, так и с другими этническими группами. Все они в той или иной степени были втянуты в процесс формирования новых тюркоязычных народностей (казахов, киргизов, кочевых узбеков, башкир и др.), протекавший на большой территории в период возникновения и распада таких государств, как Улус Джучия (Золотая орда), Ногайское, Узбекское, Шейбанидское и Сибирское ханства и т. д. Вот почему одни и те же этнические элементы, сохраняя свои этнонимы в виде названий отдельных родо-племенных делений, оказались в этническом составе современных казахов и киргизов, кочевых узбеков и башкир и др. В этом процессе участвовали и алтайцы, особенно южные (телеуты, телесы, теленгиты). На это указывает сохранение у них соответствующих этнонимов, выступающих теперь в качестве названий сеоков-родов. Таковы, кроме сеоков Найман и Кыпчак, о которых уже неоднократно говорилось выше, алтайские потомки средневековых кераитов в лице представителей сеока Тонгжоан у южных алтайцев и сеока Тонг — у северных, в частности у кумандинцев. В названии этих сеоков сохранился этноним тункаитов, представлявших собой ветвь кераитов.143 То же самое можно сказать про сеок Алмат у теленгитов, так как средневековые алматы (албаты) относились к кераитам.144 В этой связи уместно напомнить, что еще в конце XVII в. группа кераитов жила в низовьях Абакана и входила в состав Алтырского улуса енисейских кыргызов, центр которого находился по р. Уйбату.145 Данная группа кераитов, следовательно, входила в состав ближайших исторических предков современных хакассов и одна из ясачных волостей Кузнецкого округа носила название керетской.146 О потомках меркитов в этническом составе

143 Рашид-ад-дин, ук. соч., т. I, кн. 1, стр. 94, 125.

144 Там же, стр. 129.

145 руК0ПИСЬ из портфелей Г. Миллера под названием «ОписаниеКрасноярского уезда Енисейской провинции в настоящем его положениив начале 1735 года». Хранится в ЦГАДА, портфель 526, ч. II, л. 12 об.

146 Ср. также архив Акад. наук СССР, ф. 21, оп. 5, № 152. Рукопись«Города Кузнецка суплемент, сочиненной в Кузнецкой канцелярии...».

\ 195

алтайцев можно судить по наличию сеоков под этим же названием у южных алтайцев и телеутов.147

Таким образом, южные и северные алтайцы в этническом отношении весьма смешаны. Однако те и другие смешаны по-разному. Основу этнического состава южных алтайцев составляют древние тюркские компоненты. Некоторые из них относятся к еще более древнему периоду и связаны с хунно-сяньбийской этнической средой. В этом тюркском этническом комплексе ведущую роль играли племена, принадлежавшие к группе теле, среди которых особенно четко прослеживаются теленгиты-теленгуты-телеуты.

Но древнетюркские компоненты вошли частично и в состав северных алтайцев, этнический субстрат которых отличается большим разнообразием (древнетюркские, угрские, самодийские и, видимо, кетские элементы). Исторические предки северных алтайцев подверглись сильному влиянию и смешению с древнетюркскими элементами. Это нашло отражение в языке современных северных алтайцев, в котором, по исследованию Н. А. Баскакова, сохранилось больше черт древнетюркских языков (древнетюркского, уйгурского), чем у южных алтайцев.

Наличие древнетюркских компонентов свидетельствует о большой древности этнической истории алтайцев, в процессе которой формировался их этнический состав. Процесс этот протекал в обозримое по историческим источникам время на территории, находящейся на северной стороне Гоби — в Хангайском и Саяно-Алтай-ском (включая Монгольский Алтай) нагорьях и в некоторых прилегающих к ним районах. Территории современных Монгольской Народной Республики, Тувы и Горного Алтая входили, конечно, в эту область этногенеза алтайцев и монголов.

Весьма существенный этап алтайского (преимущественно южно-алтайского) этногенеза был связан в средневековье с кып-чакскими, а затем и монгольскими этническими элементами. Позднее некоторые алтайские племена, особенно телеуты, оказались втянутыми в широкий процесс этногенеза, протекавший в XV— XVI вв. в ряде улусов, образовавшихся при распаде Улуса Джу-чия, в результате которого сложились такие современные народности, как казахи, киргизы, частично узбеки и др. Изучение упомянутого процесса в отношении алтайцев остается пока далеко недостаточным. Подробное исследование этого вопроса несомненно составляет одну из серьезных задач истории алтайцев.

147 Потомки кераитов и меркитов вошли также в группу южнокиргизских (ошских) телесов (С. М. А б р а м а о н. Вопросы этногенеза киргизов по данным этнографии, стр. 37).

ИСПРАВЛЕНИЯ И ОПЕЧАТКИ

1 Страница Стропа Напечатано Должно быть

68 16 снизу трубаларов тубаларон 73 1 1 сверху Тороад Торот 137 13 » 137 136 150 24 » хуннским хуинуским 164 4 снизу Ch'in-Ie Ch'ih-le

1 История Тувы, т. I. M., 1964.

2 Л. П. Потапов. 1) Очерк этногенеза южных алтайцев. Советская этнография, 1952, № 3; 2) Очерки по истории алтайцев. М.—Л., 1953, стр. 133—162; 3) Этноним теле и алтайцы. В сб.: Тюркологический сборник к шестидесятилетию Андрея Николаевича Кононова, М., 1966.

3 Записки Горно-Алтайского научно-исследовательского института истории, языка и литературы, в. 6. Горно-Алтайск, 1964, стр. 3—15.

4 Автор ссылается на нашу работу «Этнографический обзор племен Алтая в джунгарский период» (Изв. Всес. геогр. общ., 1946, № 2), где в действительности говориться, да и то попутно, в порядке цитирования документа, только о четырех сеоках кумандинцев.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Барнаульский государственный педагогический университет Научная библиотека

    Примерная программа
    Катунский проект: проблемы экспертизы : материалы к общественно-научной конференции, 13-15 апреля 1990 г. : [в 2 ч.] / Академия наук СССР, Сибирское отделение.
  2. Бюллетень новых поступлений 2008 год (1)

    Бюллетень
    В настоящий “Бюллетень” включены книги, поступившие во все отделы научной библиотеки. “Бюллетень” составлен на основе записей электронного каталога. Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием программы “Руслан”.
  3. Программа вступительных испытаний для лиц, поступающих на направление подготовки 030600 История

    Программа
    Данная программа вступительных испытаний предназначена для выпускников высших учебных заведений, поступающих в магистратуру по направлению 030600 История: Историко-культурное наследие Южной Сибири: археология и этнография Хакасского
  4. Л. Д. Петрова Редакционная коллегия

    Документ
    О-55 Олонхо в театральном искусстве: I республиканская научно-практическая конференция: (тезисы и материалы) / М-во культуры и духов. Развития РС(Я) [и др.

Другие похожие документы..