Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Лекция'
Печатные платы являются одним из основных изделий, которые предназначены для коммутации изделий микроэлектроники. Их совершенствование идет по различ...полностью>>
'Закон'
21 июля (по новому стилю) 1579 года, вскоре после завоевания Казани войском Иоанна IV (Грозного), на пепелище одного из домов девятилетней девочке по...полностью>>
'Документ'
Аналізується процес проектування інформаційних систем (ІС) управлінської діяльності. Пропонуються нові принципи моделювання задач керування технологі...полностью>>
'Документ'
In this article we will explore some of the basic uses of information and communication technology for teaching English at school. Such areas as use ...полностью>>

В. В. Полуэктов полевые и манипуляционные технологии настольная книга

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

Институт избирательных технологий

----------------------------------------------------------------------------------------

В.В.ПОЛУЭКТОВ

ПОЛЕВЫЕ И МАНИПУЛЯЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

Настольная книга

менеджера избирательных кампаний

Москва - 2001

АННОТАЦИЯ

В.В.Полуэктов

ПОЛЕВЫЕ И МАНИПУЛЯЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ.

Настольная книга менеджера избирательных кампаний

Книга представляет собой практическое пособие по организации и ведению наиболее трудоемкого направления избирательных кампаний – организационно-массового (полевого). Много внимания уделяется Книга состоит из трех частей частей.

Часть первая рассматривает организационные основы полевой работы избирательного штаба: вопросы работы агитаторов и работы с ними. Приводятся технологические схемы эффективного стимулирования труда агитаторов.

Часть вторая включает главы, каждая из которых посвящена одной из традиционных полевых методик и снабжена набором необходимых для её реализации методических материалов: типовых инструкций и схем, ресурсных расчетов, примерной сметы и пр. Наверняка читателей заинтересуют главы о технологиях повышения явки избирателей, а также об организации контроля за «касаниями» и замеров их эффективности.

Часть третья книги подробно описывает некорректные (манипуляционные) PR-технологии, получившие широкое распространение в избирательной практике. Это те самые технологии, которые именуются у нас «черными» или «грязными». Наряду с описанием некорректных технологий приводятся рекомендации по противодействию им, предлагаются эффективные меры законодательного и общественного воздействия, препятствующие тиражированию таких технологий.

Для специалистов - избирательных технологов и менеджеров избирательных кампаний, а также для тех, кто собирается попытать счастья на выборах, и прикидывает, во что это ему обойдется и как лучше организовать процесс.

СОДЕРЖАНИЕ

ОТ АВТОРА

ПРЕДИСЛОВИЕ: ВВЕДЕНИЕ В ПРОФЕССИЮ

1. Привлекательность ремесла

2. Конкуренция на электоральном рынке услуг

3. Три тезиса в подтверждение расцвета профессии

4. Табель о рангах

4.1. Избирательный технолог

4.2. Менеджеры

4.3. Имиджмейкер, спичрайтер и другие специалисты

4.4. Исполнительское звено

5. Три кита ИК

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ПОЛЕВОЙ РАБОТЫ

ИЗБИРАТЕЛЬНОГО ШТАБА

Глава 1. Место полевого направления в избирательных кампаниях

Глава 2. Агитатор как класс в избирательном процессе

2.1. Вопросы чистоты терминологии

2.2. Энтузиасты и волонтеры, оседлые и кочевники

2.2.1. Агитаторы-добровольцы

2.2.2. Платные агитаторы (волонтеры)

2.2.3 Участковые и маршрутные агитаторы. Агитаторы локальных проектов

2.3. Откуда берутся агитаторы?

2.3.1.Сколько нужно агитаторов?

2.3.2.Сколько стоит агитатор?

2.3.3. Где найти агитаторов?

2.4. Формирование команды агитаторов

2.5. Пять правил «сбивки» агитаторских бригад

2.5.1. Правило первое: «намагничивать» команду

2.5.2. Правило второе: не бежать впереди паровоза

2.5.3. Правило третье: стимулировать сопричастность

2.5.4. Правило четвертое: никаких твердых окладов

2.5.4.1. Как платить?

2.5.4.2. О бонусной системе оплаты агитаторов

2.5.4.3. Технологические схемы расчетов по бонусной системе

2.5.5. Правило пятое: платить только после проверки задания

Глава 3. Планирование полевого направления избирательной кампании

3.1. Общие требования

3.2. Тактический рисунок

3.3. Основные принципы

3.3.1.Принцип «сшивки» направлений

3.3.2. Принцип тотальности

3.3.3. Принцип семи касаний

3.3.4. Принцип цепочки

3.3.5. Принцип ресурсного обеспечения

3.3. План-график кампании

Глава 4. Полевые штабы в структуре управления избирательной кампанией

4.1.Штатный состав и оснащение. Традиционный подход

4.2. Некоторые тенденции штатных корректировок

4.2.1. Юридическая служба

4.2.2. Служба СМЕРШ

4.2.3. Контактная служба

4.3.«Фанерные» штабы и структуры

ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

ТРАДИЦИОННЫЕ ПОЛЕВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ. АГИТАЦИОННЫЕ И ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ ПРОГРАММЫ В ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ КАМПАНИЯХ

Глава 5. Сбор подписей в поддержку выдвижения кандидата (списка кандидатов)

5.1. Введение в тему

5.1.1.А раньше было так

5.1.2. Отменят ли сбор подписей?

5.1.3. Опережающая агитация во время сбора подписей

5.2. Цели и виды сбора подписей

5.2.1. Адресный сбор

5.2.2. Корпоративный сбор

5.2.3. Уличный сбор

5.2.4. Имитация (фальсификация) сбора

5.3. Этапы подписной кампании

5.3.1.Первый этап – подготовительный

5.3.2.Второй этап – собственно сбор подписей

5.3.3.Проверка подписных листов в избиркоме

5.4. Образцы методических материалов, обеспечивающих проведение подписной кампании

5.4.1. Расчеты необходимых для сбора подписей ресурсов

5.4.2.Типовая инструкция для бригадира сборщиков подписей

5.4.3.Типовая инструкция для сборщика подписей

5.4.4. Удостоверение сборщика подписей

5.4.5. Маршрутное задание сборщику подписей

5.4.6. Типовая инструкция приемщикам подписных листов

5.4.7. Региональная карта серий паспортов СССР образца 1974 г.

5.4.8. Календарь воскресных дней за 30 лет

5.4.9.Алгоритм выдачи паспортов в регионе по годам (на примере Московской области)

5.4.10. Рекомендации по организации проверочного конвейера службы приемки подписных листов в избирательном штабе (штабе референдума)

5.4.11. Инструкция для выездных контролеров службы приемки подписных листов

5.4.12. Ведомость на оплату подписей

Глава 6. Агитационная программа «От двери к двери»

6.1. Введение в тему

6.1.1. Самая важная, самая сложная программа

6.1.2. Чем вооружить агитатора?

6.1.3. «Эффект присутствия» кандидата

6.1.4. «Дупла»

6.2. Образцы методических материалов, обеспечивающих реализацию агитационной программы «От двери к двери»

6.2.1. Расчеты необходимых ресурсов

6.2.2. Инструкция маршрутному агитатору, работающему от двери к двери

6.2.3. Памятка бригадиру агитаторов, работающих маршрутным методом

6.2.4. Карта обхода жилого госсектора

6.2.5. Карта обхода частного жилого сектора

6.2.6. Извинительная записка кандидата

6.2.7. Реестровый код агитатора

Глава 7. Телефон как средство агитации. «Телефонное внедрение»

7.1. Введение в тему

7.2. О «простых» формах телефонной агитации

7.2.1. «Горячая линия»

7.2.2. Кандидат – на проводе!

7.3. Программа «Телефонное внедрение» - ПТВ

7.3.1. Цели, задачи, возможности программы

7.3.2. Подготовка программы

7.4. Образцы методических материалов, обеспечивающих реализацию программы «Телефонное внедрение»

7.4.1. Расчеты необходимых ресурсов

7.4.2. Рекомендации прозвонщику. Первая волна

7.4.3. Текст опросника. Первая волна

7.4.4. Кодировочная карта к опроснику

7.4.5. Информация о предвыборной ситуации и справка о кандидате

7.4.6. Рекомендации прозвонщику. Первая волна

7.4.7. Текст прозвона. Вторая волна

Глава 8. Кампания агитационных пикетов. «Говорящие» пикеты

8.1. Введение в тему

8.1.1.Пикеты: что, где, когда?

8.1.2. Пикеты: зачем и как?

8.1.3. Пикеты: прежде чем

8.2. Образцы методических материалов, обеспечивающих кампанию пикетов

8.2.1. Расчеты необходимых ресурсов

8.2.2. Инструкция пикетчикам. Первая волна

8.2.3. Речёвки для пикета. Первая волна

8.2.4. Информация о предвыборной ситуации и кандидате. В помощь пикетчикам. Первая волна

8.2.5. Ведомость на оплату пикетчиков

8.2.6.Чертеж стойки-штатива для пикета

Глава 9. Листовочная кампания. Рассылка и разноска агитационных материалов

9.1. Введение в тему

9.1.1. Агитационная листовка и листовочный ряд избирательной кампании

9.1.2. Виды листовок

9.2.Доставка (рассылка и разноска) агитационных материалов

9.3. Адресные базы: где добыть и как использовать?

9.3.1. Перспективы использования

9.3.2. Адресные базы универсальные и локальные

9.3.3. Как нейтрализовать использование административного ресурса в адресной рассылке. Пример из практики

9.4. Стоит ли обращаться к директмейловским фирмам?

9.5. Образцы методических материалов, обеспечивающих доставку агитационных материалов силами агиаторов

9.5.1. Адресное письмо. Расчет необходимых ресурсов

9.5.2. Безадресная (сплошная) доставка агитационных материалов. Расчет необходимых ресурсов

9.5.3. Типовая инструкция по заполнению реквизитов конверта и адресного письма

Глава 10. Организационное обеспечение агитационных встреч кандидата с избирателями

10.1. Встреча с избирателями как агитационное мероприятие

10.1.1. Самое эффективное средство. Но всегда ли?

10.1.2. Все равно встречайтесь!

10.2. Команда, ответственная за встречи. Челноки

10.2.1.О руководителе (менеджере) программы

10.2.2.О бригаде поддержки кандидата

10.2.3.О взаимодействии челноков с районными штабами

10.3. Цели агитационных встреч с избирателями

10.4. Виды встреч

10.5. О подготовке встреч

10.5.1.Финансовое обеспечение встреч

10.5.2. Содержательная сторона встреч

10.5.3.Планирование и ведение графика встреч

10.5.4. Организационно-техническое направление подготовки

10.6. Семь банальных тезисов по тактике проведения встреч

10.7.Действия команды после встречи: касания избирателей

10.8. Контрдействия команды на «чужих» встречах. Гасильщики

10.9. Лже-приглашения на встречи

Глава 11. Технологии повышения явки избирателей

11.1. Введение в тему

11.1.1. Проблема явки на выборы

11.1.2. Интрига как побудительный мотив явки

11.2. Технологии повышения общей явки

11.2.1. Забытая совковая технология

11.2.2. Зарытая лохотронная технология

11.2.3. Голосование строем

11.3.Технологии повышения явки сторонников

11.3.1. Псковский феномен

11.3.2. Проблема трех «ЗА»

11.3.3. «Зацепить» - значить выявить и зафиксировать

11.3.4. Зарегистрировали, отфильтровали, наметили схему «касаний»

11.3.5. Все равно ты будешь мой!

11.3.6. Принимаем заявки на домашнее голосование

11.3.7. Не спать! Все на выборы!

11.4. Антиявочные манипуляции

Глава 12. Контроль за работой агитаторов. Отслеживание эффективности «касаний»

12.1. Введение в тему

12.2. Программа «Вторая линия»

12.2.1. «Кукушки»

12.2.2. Организация работы второй линии

12.2.3. Проблема партийного кукования

12.2.4. Анализируйте итоги

12.3. Программа «Мониторинг «касаний»

12.3.1. О доверии социологии

12.3.2. Три простых правила

12.4. Образцы методических материалов, обеспечивающих реализацию программ «Вторая линия» и «Мониторинг «касаний»

12.4.1. Инструкция контролеру второй линии

12.4.2. Как заполнять «реестр касаний». Образец

12.4.3. Опросник экспресс-мониторинга. Образец

Глава 13. Программа «Наблюдение»

13.1. Введение в тему

13.2. Что надо сделать по программе «Наблюдение» заранее

13.3. Что надо сделать по программе «Наблюдение» накануне и в день выборов

13.4 Образцы методических материалов, обеспечивающих реализацию программы «Наблюдение»

13.4.1. Тактика заинтересованного наблюдения за выборами. Памятка наблюдателю

Приложение 1. Акт о нарушении процедуры выборов

Приложение 2. Листок наблюдения за выборами

Приложение 3 . Итоги голосования по выборам

13.4.2. Действия районного штаба в день выборов

13.4.3. Действия члена штаба, выезжающего на избирательные участки для контроля за работой наблюдателей

13.4.4. Действия члена штаба, выезжающего на избирательный участок по сигналу о возникновении нештатной ситуации

13.4.5. Действия телефонного диспетчера

13.4.6. Реестр докладов наблюдателей

13.4.7. Оперативная сводка по итогам голосования

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ.

НЕКОРРЕКТНЫЕ (МАНИПУЛЯЦИОННЫЕ) ИЗБИРАТЕЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ: ОПИСАНИЕ И СПОСОБЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ

Введение: отношение к грязи

Глава 14. Избирательный лохотрон Смирнова, или специальная социология для электората

14.1. Неудачный прогноз

14.2. Лохотрон – это что?

14.3. «Сами вы жертвы!»

14.4. Технология надувательства

14.4.1. «Фанерная» прелюдия

14.4.2. Делаем ставки, господа!

14.4.3. Лихорадка

14.4.4. Снимаю шляпу!

14.5. Вместо заключения – об обрезании

14.6. Приложение. Электронная версия «Избирательного лохотрона»

Глава 15. Избирательный договор «Семейный агитатор», или «кому халявы?»

15.1. Введение в тему

15.2.Технология разноса халявы

15.3. Противодействие манипуляции

15.3.1. Вовремя засечь и задокументировать

15.3.2. Листовочная контратака

15.3.3. Судебная тяжба

15.3.3.1. Эталонный и серийный варианты технологии

15.3.3.2. Подготовительные действия. Документирование

15.3.3.3. Схема изобличения манипуляторов в суде

Глава 16. Лже-кандидаты: двойники и подставы

16.1. Кандидаты-двойники

16.1.1. «Бородатая» технология

16.1.2. Разновидности технологии двойников

16.1.2.1. Двойник-тихоня

16.1.2.2. Двойник-провокатор

16.1.2.3. «Свой» двойник

16.1.3. Реализация технологии двойников

16.1.4. Способы противодействия двойникам

16.1.4.1. Воздействие на избирателей, на общественное мнение

16.1.4.2. Воздействие на противника

16.2.Кандидаты-подставы

16.2.1. Невидимки. Разновидности технологии подстав

16.2.1.1. Подстава-страховка

16.2.1.2. Ресурс-подстава

16.2.1.3. Подстава-критик

16.2.1.4. Подстава-однопольник

16.2.1.5. Подстава-провокатор

16.2.1.6. «Своя» подстава

16.2.2. Реализация технологии подстав

16.2.3. Проблема противодействия подставам

Глава 17. Листовочные войны. Газеты-фальшивки

17.1. Введение в тему

17.2. Листовочные диверсии

17.2.1. Внешнее проявление военных действий

17.2.2. Скрытые военные действия. Виды некорректных листовок

17.2.2.1. Чернуха

17.2.2.2. Негативное отождествление

17.2.2.3. Вброс компромата

17.2.2.4. Липкая диверсия

17.3. Реагирование на листовочную диверсию. Предупреждение и нейтрализация её последствий

17.3.1. «Собака лает – караван идет» - лучше, чем пустая суета

17.3.2. Два основных направления контратаки

17.3.3. Меры профилактики

17.3.4. Приём Али-Бабы как способ нейтрализации диверсии

Глава 18. Ночные звонки, лже-приглашения, дымовые завесы и прочее

18.1. Игры отморозков

18.1.1. Ночной прозвон

18.1.2. Лже-приглашения

18.2. Маленькие войны

18.2.1. Засланные казачки (шпионы)

18.2.2. Уголовщина

18.2.3. Приемы дестабилизации работы штабов

18.3. «Дымовые завесы»

Вместо заключения

Профессиональные термины и сленг

Литература

Об авторе

ОТ АВТОРА

Уважаемый читатель!

Предлагаемое Вашему вниманию издание – вторая моя книга в серии «Профессионалы: просто о сложном», подготовленная Издательским домом «Русская панорама».

Первая - «От двери к двери. Полевые технологии в избирательных кампаниях» (2002), разошлась моментально, «всем не хватило», пришлось делать дополнительный тираж. О большом читательском интересе свидетельствуют многочисленные заявки на книгу, поступившие и все еще поступающие в издательство , а также тот факт, что по электронной почте мне все еще приходит масса отзывов на книгу, много дельных замечаний и предложений по расширению тематики нового издания, просьб не ограничиваться одной книгой.

Признаюсь, я и не думал ограничиваться. Накопленный мной и моей командой опыт в одну книгу и не уложишь. Поэтому, представляя на Ваш суд свой второй литературный опыт, свою новую книгу по избирательным технологиям, обещаю: будет и третья.

Но пока несколько слов о второй. С учетом читательских заявок мне пришлось отступить от первоначального замысла говорить в ней только о «черных» технологиях. Поэтому в какой-то степени она повторяет и дополняет изложенное в первой книге. Тем не менее, это совсем другая книга – и по объему (новое издание в два раза больше), и в содержательном плане. И даже в «повторяющихся» главах по-другому расставлены акценты, многие тезисы уточнены и дополнены.

Книга состоит из трех частей:

В первых двух частях раскрываются вопросы организационно-массового направления избирательных кампаний. Это - своеобразный трактат об агитаторах, о том, как правильно организовать их работу. Это – набор рекомендаций по проведению агитационных и вспомогательных программ – традиционных и оригинальных, используемых в отечественных избирательных кампаниях. Причем, программ эффективных, много раз опробованных в деле. Особый интерес у специалистов должны вызвать главы о технологиях повышения явки избирателей, а также об организации контроля за «касаниями», замеров их эффективности.

Хочу подчеркнуть: приведенные в книге полевые методики лучше всего ложатся на выборы мелкого и среднего формата – от тридцати тысяч до полумиллиона избирателей в округе. Смело могу это утверждать, так как именно на этих выборах специализируется наша команда и именно на них данные методики прошли многократную обкатку.

Что касается применения описанных методик в крупномасштабных кампаниях – на выборах Президента РФ, по партийным спискам в Госдуму, а также на выборах глав администраций крупных регионов – то это дело весьма трудноподъемное. Не каждый менеджер-профессионал за него возьмется. И понятно почему: где возьмешь слаженную команду орговиков в несколько сот человек?

В условиях временного лимита работы на выборах создать команду, эффективно обслуживающую всю страну или пусть даже отдельный большой регион, довольно сложно. В идеале для этого нужна организация типа политической партии. Ведь партия – это по существу большой и структурированный коллектив единомышленников, нацеленный на завоевание власти, т.е. на победу на выборах. Партия способна ввести у себя единые стандарты на проектирование и ведение избирательных кампаний, она способна заранее обучить, сплотить и расставить по исходным позициям свой актив.

За месяц-два такую структуру с нуля не создашь. Да и за полгода тоже.

Третья часть книги посвящена получившим большое распространение некорректным (манипуляционным) избирательным PR-технологиям – тем самым, что фигурируют в СМИ и специальной литературе как «черные», «грязные» или «серые».

Суть большинства манипуляционных технологий – в обманывании, одурачивании избирателей. Самым наглядным примером такой технологии является описанные сказочником Андерсеном действия мошенников в сказке «Новое платье короля». Впрочем, это очень давняя сказка. Россияне помнят более веселую, более современную сказку, которую нам рассказали на ХХII съезде КПСС и в которую мы долго верили. Сказка называлась так: «Нынешнее поколение людей будет жить при коммунизме!»

При всей очевидности обмана манипуляционные технологии часто срабатывают. Видимо, людей гипнотизирует наивная простота, закладываемая в основу обмана.

В книге описываются наиболее засветившиеся в избирательных кампаниях некорректные PR-технологии, их разновидности и способы реализации, а также даются рекомендации по противодействию этим манипуляциям.

Адресовано написанное главному управленческому звену избирательных кампаний – менеджерам ИК, причем, как менеджерам кампании в целом, так и менеджерам агитационных и вспомогательных программ (проектов). Хотя третья часть книги более читабельная, более занимательная, все же с профессиональной точки зрения менеджеру гораздо полезнее то, что дано в первых двух, посвященных оргмассовому (полевому) направлению работы. И не надо думать, что тут все всё знают.

Полевые избирательные технологии относятся к разряду явлений, в которых поистине каждый мнит себя стратегом. Даже тот, кому один раз доверили собрать две сотни подписей. Или два раза сходить на встречу с «плохим» кандидатом и задать ему три каверзных вопроса, т.е. поработать подсадной уткой. Это как в политике – самые маститые политологи обычно обнаруживаются в домашних кухнях и рабочих бытовках. «Авторитетные» мнения этих специалистов произносятся с таким пафосом и с такой категоричностью, что диву даешься. Можно подумать, что доморощенный политолог досконально изучил и историю, и теорию политических учений, причем не в каком-то там занюханном заочном отечественном институте, а прямо в Гарварде, что он выписывает десяток специальных журналов и кучу серьезных газет. Хотя на самом деле все его политические познания зиждятся порой лишь на триллерах Шендеровича под названием «Куклы».

Я бы хотел предостеречь начинающих избирательных менеджеров от легковесного подхода к полевой работе. Не так уж она и легка, как кажется. Если, конечно, делать её по-настоящему, без халтуры. Полевые избирательные технологии – это искусство, которому надо учиться. Прочитав эту книгу, Вы, я надеюсь, согласитесь со мной.

Есть в книге и четвертая часть, правильнее сказать, четвертая тема. Эта тема присутствует без структурного обозначения по всей книге, и без названия. Хотя если все написанное по этой теме выделить в отдельную главу, название я ей придумал неплохое - «Шлагбаум для ветра». Ветер – это некорректные PR-технологии, а Шлагбаум - это Александр Альбертович Вешняков, с его неуклюжими попытками противостоять черным технологам. Может быть, мои нападки на руководителя ЦИК не совсем справедливы, может, виноват не человек, а система. И я заранее приношу ему свои извинения за это. Но право же, многие запретительные нормы в отечественном избирательном законодательстве, принятые в последнее время по инициативе ЦИК, выставляют нас перед всем цивилизованным миром недоумками. Очень за державу обидно!

У этой книги, как, видимо, и у многих других книг, есть не только титульный автор, но и те, кого с полным основанием можно считать соавторами, помощь и советы которых в написании книги очень весомы. Я хотел бы поблагодарить за такую помощь членов нашей команды – Вячеслава Лызлова, Дмитрия Пичугина, Леонида Полуэктова, Дмитрия Попикова, Олега Потапенкова и Николая Шоленинова.

Особо хотел бы поблагодарить своих старых коллег и соратников Андрея Богданова и Сергея Слабуна, информация и полезные советы которых использованы в книге.

В заключение хочу выразить надежду, что эта книга, как чуть раньше моя первая книга «От двери к двери» найдет своего заинтересованного читателя, будет им востребована. Уверен, что знакомство с ней будет полезным и начинающему менеджеру ИК, и умудренному опытом избирательному технологу, всем, кто осваивает премудрости избирательного искусства.

Валентин ПОЛУЭКТОВ

ПРЕДИСЛОВИЕ: ВВЕДЕНИЕ В ПРОФЕССИЮ

1. ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ РЕМЕСЛА

Книга, которую Вы только что открыли, обращена к менеджеру избирательных кампаний (ИК).

Всего полтора десятка лет назад в кадровом реестре Советского Союза (в том числе и России) такой профессии не значилось. Как не значились там политтехнологи и политконсультанты, имиджмейкеры и спичрайтеры, электоральные социологи и аналитики, пиарщики и креативщики.

Сегодня названные профессии относятся к разряду самых рейтинговых, самых престижных в отечественном табеле о рангах. Интерес к специалистам по проведению избирательных кампаний велик. Возник даже ореол некоего величия, некоего магизма этой профессии. Массовое сознание представляет политтехнолога (избирательного технолога) и менеджера ИК прямо-таки кудесниками, способными, по словам затюканного Великого Олигарха, из любой мартышки сделать президента. Возникают легенды о баснословных гонорарах «мордоделов». И все хотят в политтехнологи.

Не буду убеждать неискушенного читателя в обратном. Профессия специалиста в области избирательных кампаний действительно стоящая профессия. И не только потому, что возвышает его в глазах окружающих, что неплохо оплачивается. Это - по настоящему увлекательная, по настоящему захватывающая профессия. Человек, хотя бы раз одержавший победу в изнуряющем избирательном марафоне, намертво привязывается к ней сердцем.

Ей-богу, это так. И после окончания очередной кампании каждый раз получаешь подтверждение этой своей жуткой по силе сердечной привязанности. Закрылись избирательные участки, произнесены все возможные тосты на прощальном банкете, и на тебя вдруг наваливается ощущение такой тоски, такой безысходной пустоты, что хочется волком выть... Как будто тебя навсегда оставили на необитаемом острове. Как будто умер кто-то из самых близких…. По-настоящему оживаешь только на следующей кампании.

Думаю, что коллеги меня поймут. Каждому из них приходилось пережить такое.

2.КОНКУРЕНЦИЯ НА ЭЛЕКТОРАЛЬНОМ РЫНКЕ УСЛУГ

Избирательное искусство стремительно ворвалось в общественную жизнь России, отвоевывая себе жизненное пространство, добиваясь признания в практической и научной сфере. Возник обширный отечественный рынок электоральных услуг.

Десятки консалтинговых и PR-фирм, а также неформальных («диких») PR-групп осваивают и завоёвывают этот рынок. Конкурентная борьба здесь нарастает. Всё более неуютно чувствуют себя пока еще фавориты рынка крупные столичные консалтинговые фирмы, такие как «Никколо-М», «Новоком», «PRопаганда», «Паблисити- PR», «Тайный советник», ЦПТ. С одной стороны их теснят напористые провинциалы - «Bakster Group» (Екатеринбург), «Сибирь-Форум» (Новосибирск), «Кучер» (Пермь) и др., которые, освоив свои регионы, нахально внедряются на территории соседей, не стесняются появляться на электоральных площадках обеих столиц России. С другой стороны фаворитов прессуют откровенно демпингующие дикие (неформальные) PR-группы: московские - Полосина, Кудинова, Кувалдина, Малютина, пермская - Лейбовича и масса других - питерских, уральских, нижегородских - работающих ничуть не хуже, а то и лучше фаворитов - мобильнее, расторопнее, более раскрепощенно. И что осень существенно – на порядок, в разы дешевле.

Судя по всему, идет активный процесс переориентировки клиентского интереса с «гигантов» на тех, кого «гиганты» презрительно именуют «жмейкерами» - на небольшие фирмы и дикие команды. Сегодня после череды громких провалов многих «гигантов» стал очевиден их дутый рейтинг, сформированный за счет временного монополизма на рынке, возможности отбирать из колоды преимущественно «проходных» кандидатов. Вынужденные действовать в более жестких условиях работы на «неперспективных» кандидатов, «жмейкеры» накачали мускулатуру и стали все чаще отправлять в нокаут лоснящихся и растренированных фаворитов. И не только на электоральном поле боя. Но и подковёрно. Наглядным примером служит скандальная смена обслуживавшей выборы А. Хлопонина команды из «PRопаганды» (более известной в профессиональной среде как «пропка») на дикую команду В.Кувалдина. Причем, капитанше «пропки» Н.Мандровой было предложено сворачиваться в самый разгар кампании. И, судя по результату, замена команды себя оправдала.

3. ТРИ ТЕЗИСА В ПОДТВЕРЖДЕНИЕ РАСЦВЕТА ПРОФЕССИИ

Разворачивающаяся конкурентная борьба на электоральном рынке сопровождается стремительным расцветом избирательного искусства. И это понятно, ведь в конкурентной борьбе побеждает тот, кто более искусен, кто раньше других постигает технологические изыски профессии и более умело их применяет на практике.

Вот несколько тезисов, подтверждающих бурное развитие избирательного искусства.

1. Зайдите в Интернет. Десятки сайтов – профессиональных и любительских посвящены выборам. В них масса информации о том, кто делает выборы в России и как это делается, где можно научиться ремеслу, даются библиография и аннотации на новые книги по выборной тематике. Хотя если откровенно, больше сайтов – рекламных, их владельцы, обычно даже не изволив представиться (я уж не говорю о рекомендательных письмах), предлагают всё сразу и «под ключ».

Тем не менее, есть интересные сайты, которые я с удовольствием посещаю. Не буду их называть. Настройте поисковую систему Интернета Yandex на поиск по параметру «Выборы, избирательные технологии» - и получите возможность путешествовать по этим сайтам.

2. Посмотрите в конце моей книги список изданной за последние пять лет литературы по выборной тематике. В нем более сотни наименований, и в основном это - труды российских авторов. Некоторые книги, конечно, как и в советское время, написаны «под защиту» диссертации компиляторами и людьми, мало разбирающимися в избирательном искусстве. Есть откровенно пустые книги, смысл публикации которых - самопрезентация, самореклама авторов. Характерным признаком большинства таких книг – поучающий тон названия, начинающегося, как правило, со слова «как»: «Как победить…..?», « Как стать…?», «Как самому проиграть…?» и тому подобное в этом духе. Привлечь внимание клиентов-лохов такой литературой вероятно можно. Для специалистов же она интереса не представляет.

Среди книг, дающих наиболее цельное и грамотное представление об избирательных технологиях, следует особо выделить одну – фундаментальный труд руководителей Института избирательных технологий Е.Малкина и Е.Сучкова «Основы избирательных технологий». Это книга первого ряда по данной тематике. На сегодняшний день она вполне может претендовать на звание лучшего учебника по соответствующему курсу.

Несколько лет назад заявку на подобную книгу сделал избирательный технолог и журналист Андрей Максимов, издав практическое пособие для специалистов «Чистые» и «грязные» технологии выборов. Российский опыт» (1999г.). К сожалению, за четыре последующих года Максимов не попытался развить свой успех первопроходца на литературно-выборном поприще. И заглох. А жаль.

В этот же библиографический ряд я бы обязательно внес книгу уральских специалистов из Bakster Group «Уши машут ослом. Современное социальное программирование» (Д.Гусев, О.Матвейчев, Р.Хазеев, С.Чернаков, 2002) и книгу Имидж-контактных политтехнологов «Охота на дракона. Размышления о выборах и политическом консультировании» (А.Куртов, М.Каган, 2002). Обе книги написаны профессионалами высокого класса и поданы в весьма доступной форме, без наукообразного заумничания. И если в библиографическом ряду я их ставлю после книги Малкина и Сучкова, то только потому, что темы книг замыкаются в основном на креативных технологиях, на PR-направлении в избирательных кампаниях, и не дают целостного представления о работе технологов и менеджеров ИК.

Второй ряд изданий по выборной тематике более обширен. Большинство позиций в библиографическом реестре, на который я ссылаюсь, именно из этого ряда. Практически в каждой из перечисленных книжек специалист может найти что-то полезное.
● Один совет (прямо по булгаковскому профессору Преображенскому): никогда не читайте никколоэмовских книг! Не тратьте время на эти графоманские издания. Особенно, если они выпущены из-под пера или под редакцией доктора политологии Е.В. Егоровой-Гантман. Ничего более заумного и маловразумительного по избирательной тематике я не встречал. Просто диву даешься, как люди, прочитавшие, к примеру, её ранний опус «Политиками не рождаются…» (впрочем, любой более поздний опус тоже), решились консультироваться в Никколо? ■

3. Избирательные технологии занимают все большее место в системе вузовского обучения. В десятках вузов страны по всем регионам открыты отделения и кафедры, специализирующиеся на связях с общественностью и политологии, изучающие избирательные, в том числе PR-технологии. А в Высшей Школе Экономики при Правительстве России недавно открыта Кафедра политического консультирования и избирательных технологий, возглавляемая одним из ведущих политтехнологов страны, президентом Имидж-контакта А.П. Ситниковым.

Я не очень отслеживаю процесс появления новых кандидатов и докторов политологии, защитившихся по теме избирательных технологий. Тем не менее, недавно на глаза попалась информация, что накануне Нового 2003 г. в Саратовском госуниверситете защищена кандидатская диссертация на тему «Административная модель организации региональной избирательной кампании». Соискатель – аспирант М. Максимов. Думаю, что защищенных научных работ по избирательно-технологической тематике пока единицы, ведь процесс созревания диссертации не такой уж быстрый, а отрасль науки все же новая. Однако уверен, не за горами время массовой защиты кандидатских и докторских диссертаций по темам, касающимся избирательных технологий.

4. ТАБЕЛЬ О РАНГАХ

Приведенные тезисы вполне подтверждают мой первоначальный посыл о том, что избирательное искусство активно осваивает свой спектр общественного бытия. И понятно, что двигателями этого процесса являются люди, работающие на выборах, люди, делающие выборы – специалисты избирательного процесса.

Между тем, в наименовании этих специалистов среди ученых и практиков наблюдается полный разброд. Одного и того же специалиста порой именуют и политтехнологом, и политконсультантом, и избирательным технологом, и менеджером ИК, и имиджмейкером, и еще чёрти как.

Поскольку в книге мне не раз придется называть специалистов по «должности», хотелось бы определенной терминологической учтойчивости. Поэтому давайте заранее условимся о терминологических стандартах в этой части, о некоем табеле о рангах, который на правах автора я ввожу в свою книгу.

Вот этот табель.

4.1.Избирательный технолог

Очень часто наряду с этим термином употребляют термин политтехнолог. В принципе, это обозначение одной и той же профессии. Вообще технолог в избирательном деле - это человек, который творит выборы. Это автор проекта избирательной кампании (ИК), её вдохновитель и куратор. Он - и аналитик, и креативщик (выдумщик), и пиарщик, и - если нужно - организатор избирательного процесса, руководитель кампании. А значит, именно технолог в избирательном деле занимает высшую строчку в нашем табеле о рангах.

Разница между политическим технологом и избирательным технологом – в степени специализации.

Избирательный технолог всецело занят выборами. Политтехнолог помимо выборов должен творить еще и на политическом поле: строит партии и общественные организации, интригует внутри них, помогает провести в жизнь непопулярные решения властей, будоражит и успокаивает общественное мнение в периоды между выборами. Но в избирательной кампании он – избирательный технолог.

Видимо, в этой же номинации надо обозначить и политконсультанта. Разница между технологом и консультантом на выборах - в степени встраивания в структуру избирательной кампании, в степени ответственности за результаты работы штаба. Технолог – всегда внутри кампании, причем, на самом её верху. Он – фактический руководитель кампании (не штаба, а именно кампании, это серьезнее). Консультант же, по-русски «советчик», - по определению находится сбоку. Рядом с кандидатом, рядом с руководством штаба, но сбоку.

Можно спорить, что на практике это не всегда так, и что у американцев это вообще не так, что там консультант всегда главный, и что термин консультант лучше, потому что красивее звучит. Спорить можно. Но надо понимать, что если мы одну и ту же должность обзываем по-разному, то с самого начала вводим в процесс путаницу. Поэтому лучше договориться, и называть белое белым. По-русски. А не заменять его английским термином. Так проще и понятнее.

Я подвел читателя к тому, что самого главного человека в избирательной кампании мы будем именовать правильно – избирательным технологом.

4.2. Менеджеры

Итак, технолог – творец и куратор избирательных проектов. Однако выборы все же делают менеджеры. По-русски «менеджер» - это управляющий, это распорядитель, это директор. В избирательном деле нужны и работают менеджеры разных уровней. Другими словами, внутри менеджерской номинации как бы существует свой табель о рангах.

Менеджер избирательной кампании (менеджер ИК) - основной реализатор проекта всей избирательной кампании, начальник Центрального штаба ИК, специалист-орговик по всем направлениям кампании. Иногда его именуют, и справедливо, Главным менеджером кампании.

Менеджер организационно-массового (полевого) направления кампании (менеджер ОМН, менеджер-полевик) - руководитель одного из двух базовых направлений кампании. В Центральном штабе - это обычно первый заместитель Главного менеджера. Под его началом действуют все те штабные структуры, весь актив, которые имеют непосредственный выход на избирателя. На руководство штабными структурами второго и третьего уровней (территориальные и кустовые штабы) обычно тоже ставят менеджеров-полевиков.

Менеджер агитационно-рекламного (медийного) направления кампании (менеджер АРН, менеджер-рекламщик) - руководитель второго базового направления кампании. В Центральном штабе – он, как правило, заместитель Главного менеджера. В крупномасштабных ИК, где это направление является приоритетным, первым замом Главного менеджера часто назначается менеджер АРН.

Менеджер отдельных агитационных и вспомогательных программ, менеджер локальных проектов. Например, менеджер по пикетам, менеджер программы «Встречи с избирателями» и т.д. Работают они либо под непосредственным руководством Главного менеджера, либо под руководством его зама-полевика.

Менеджер обеспечивающих направлений ИК - хозяйственное направление, правовое обеспечение ИК, связи с внешними партнерами и пр.

Менеджеры низшего звена ИК - это бригадиры агитаторов, старшие групп поддержки кандидата, кураторы опорных точек штаба в глубинных районах округа и др.

4.3. Имиджмейкер, спичрайтер и другие специалисты

Толкование терминов имиджмейкер, спичрайтер, креативщик, скедъюлер и прочих, используемых в книге, вы найдете на её последних страницах, в словаре «Профессиональные термины и сленг».

Названные термины обозначают профессии профильных специалистов по избирательным кампаниям. Все эти профессии требуют определенных знаний и опыта.

Специалисты, работающие на выборах по обозначенным профилям, могут занимать различное положение в избирательных штабах.

Имиджмейкер, например, чаще выступает в роли консультанта кандидата. Спичрайтер может находиться в личной свите кандидата, а может быть прикреплен к пресс-службе штаба.

Креативщик, по большому счету, вообще не должность, а призвание. Вся головка штаба – и руководитель кампании, и начштаба и его замы по базовым направлениям ИК - должны быть креативщиками, по-русски - выдумщиками, генераторами идей. В крупномасштабных кампаниях при избирательных штабах часто создаются специальные креативные группы. В них наряду с умными руководителями включают на штатной основе еще более умных (хотя все знают, что такого не может быть никогда) людей, которые должны постоянно выдавать «на гора» оригинальные идеи.

Я бы с удовольствием заменил упомянутые импортные термины на аналогичные русские, и там, где это позволяет контекст, делаю это. Например, вместо спичрайтера говорю о текстовике и пр. Но, видимо, поезд уже ушел. Большинство из названных терминов довольно прочно внедрились в словарный обиход специалистов, и менять их сейчас на русские – значит, делать революцию наоборот. А вот уже около 15 лет как все мы твердо знаем, что любая революция – это плохо. Так что смиримся.

Впрочем, есть и вполне приемлемые термины, обозначающие профильных специалистов – аналитик, рекламщик, пресс-секретарь, юрист и другие.

4.4. Исполнительское звено

К нему относятся, прежде всего, основные и локальные агитаторы, технические сотрудники агитационно-рекламного направления, а также сотрудники и активисты обеспечивающих направлений ИК.

Главной ударной силой кампании, безусловно, являются агитаторские бригады. Этому исключительно важному инструменту избирательной кампании посвящены две первые главы книги.

5. ТРИ КИТА ИК

Из сказанного выше следует один бесспорный вывод: если говорить о трех китах, на которых стоит избирательная кампания, то два из них - избирательный технолог (руководитель кампании) и менеджер ИК (начальник штаба). Это в идеале. На практике нередко случается сюжет «два в одном флаконе», особенно в малоформатных кампаниях. Конечно, лучше креативщика и орговика в один флакон не сливать. Но куда денешься другой раз от банальной кадровой проблемы? Поневоле приходится замешивать коктейль.

Итак, по двум китам ясно. Кто же тогда третий?

Догадались? Конечно, кандидат. Или тот, кто заказывает музыку для кандидата, тот, кто «его танцует». То есть, кто платит и двигает кандидата. Такое случается.

От взаимопонимания и взаимодоверия трех этих лиц, трех китов, во многом зависит успех кампании.

Вообще-то это отдельная тема. И в главе об организации штабов мы поговорим на эту тему чуть подробнее. Здесь же скажу лишь о том, что ни технолога, ни менеджера кандидат (будем считать его третьим) не должен подменять, не должен обволакивать мелочной опекой. Надо либо абсолютно довериться им, либо как можно быстрее отказаться от их услуг. Нарушение этого правила влечет возникновение параллельных центров управления кампанией. А это - почти что неизбежный развал кампании, почти что неизбежный проигрыш, спрашивать за который надо будет только с себя.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОСНОВЫ

ПОЛЕВОЙ РАБОТЫ ИЗБИРАТЕЛЬНОГО ШТАБА

Организационные основы полевой работы избирательного штаба включают в себя определение места (приоритетности) полевого направления в избирательной кампании, разработку и использование эффективных технологий набора (вербовки), формирования, нацеливания на победу и стимулирования агитаторов, а также вопросы планирования и управления полевыми мероприятиями.

К полевым мероприятиям в избирательных кампаниях привлекается масса людей, на которых возлагаются разнообразные по форме коммуникативные функции, преследующие, однако, одну цель – донести до избирателя нужную информацию, побудить его «правильно» проголосовать на выборах.

Организовать эффективную работу этих людей не просто, даже тогда, когда приходится иметь дело с партийным активом, мобилизованным на выборы. В современных же российских условиях чаще приходится налаживать полевую работу избирательных штабов, имея под рукой наспех нанятых поденщиков. И первоочередной задачей менеджера полевого направления является в предельно короткие сроки сбить из поденщиков агитационную команду, нацеленную на победу.

Этим проблемам, применительно к кампаниям мелкого и среднего формата (до полумиллиона избирателей), и посвящена в основном Первая часть книги.

Глава 1.

МЕСТО ПОЛЕВОГО НАПРАВЛЕНИЯ

В ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЯХ

В современной России избирательные кампании любого масштаба, за исключением, пожалуй, федеральной президентской, складываются из двух основных (базовых) и ряда вспомогательных (обеспечивающих) направлений работы.

В настоящей брошюре затрагиваются проблемы одного из базовых направлений этой работы - оргмассового.

Оргмассовое направление в избирательной кампании – это та сфера агитационно-пропагандистского воздействия на избирателя, в которую активно включены агитаторы и рядовые активисты штабных структур, то есть агитпехота, то есть «массы». Отсюда и название направления.

Есть другое, перехваченное у социологов название этого направления работы, - «полевое». Имеется в виду, что агитаторы (в социологии – интервьюеры) «пашут» на электоральном поле. И в профессиональной среде, и в специальной литературе, и в этой книге тоже оба этих термина используются как равнозначные.

Полноценная избирательная кампания предполагает ведение полевых работ как минимум по восьми направлениям:

1) сплошные и выборочные обходы квартир избирателей (сбор подписей, раздача агитационных материалов и устная агитация);

2) телефонная агитация (прямая и косвенная-«зомбирующая»);

3) пикеты (сбор подписей, раздача агитматериалов, устная агитация);

4) распространение агитационных материалов (их адресная и сплошная разноска и рассылка) по месту жительства избирателей;

5) расклейка листовок и плакатов, «наскальная живопись»;

6) организационно-агитационная поддержка кандидата во время встреч с избирателями и контактов со СМИ;

7) организационная поддержка общественных приемных кандидата (разновидность приемных – «горячая линия»);

8) обеспечение интересов кандидата в день выборов (наблюдение за голосованием, обеспечение явки избирателей и др.).

Направления оргмассовой работы, которые сейчас перечислены, можно назвать классическими типовыми полевыми технологиями. И еще – это корректные (или если хотите - чистые, белые) технологии.

Существуют и некорректные избирательные технологии, получившие в отечественной избирательной практике широкое распространение. Иногда их называют еще PR-технологиями. Я бы не стал причислять все эти технологии к «грязным», «черным», «серым» и прочим нехорошим технологиям. Некорректные (манипуляционные) – более подходящий термин для обобщения явления, о котором идет речь. И хотя доля грязи в этих технологиях немалая, есть среди них такие, которые иначе как изящными не назовешь. И даже если в результате их применения избирателя просто надувают, его надувают очень изящно. Я имею в виду, например, такие технологии, как «Избирательный лохотрон», «Избирательный договор» и другие.

На некорректных (манипуляционных) избирательных технологиях мы подробно остановимся в третьей, Специальной части книги. А сейчас возвращаемся к типовым и вполне корректным оргмассовым мероприятиям.

Потенциал полевых технологий, безусловно, выше возможностей воздействия на электорат через средства массовой агитации. Почему? Да потому что использование этих методик позволяет обратиться напрямую к конкретному избирателю, выслушать конкретно его, вникнуть конкретно в его проблемы. Никакие телевизионные передачи, никакие газетные материалы не достигают той степени убедительности и адресности, которой можно добиться при личном общении с избирателем. И еще. Ни в эфире, ни в газете, ни в листовке просто невозможно сказать то, что порой говорит избирателю грамотно «натасканный» агитатор.

Опять тот же вопрос: почему? Да потому что, как известно, написанное пером не вырубишь топором. То есть записанное – значит задокументированное, от письменного свидетельства не отопрешься. А раз так, то за неосторожное слово, произнесенное в эфире или опубликованное в газете, запросто можно слететь с дистанции, а то и сесть. Как повезет. Агитатор же может сказать избирателю что угодно, через агитаторов можно распространять самые невероятные слухи и попробуйте привлечь за это агитатора или стоящего за ним кандидата.

В странах с богатым опытом свободных выборов приоритет полевого направления в агитационной работе никто не возьмется оспаривать. У нас же, порой даже от людей, слывущих корифеями в вопросах избирательных технологий, можно услышать, что институт агитаторов себя изжил, что акция «От двери к двери» в российских условиях неэффективна. Так, в журнале «Выборы. Законодательство и технологии» № 7-8,сентябрь 2000 (с.25) отец-основатель «Никколо М» Игорь Минтусов говорит примерно следующее: теперь, мол, когда каждому избирателю понятно, что работа агитаторов, работающих от двери к двери, оплачивается кандидатом, общаться с ними избирателю становится противно. Другое дело, когда избиратель получает по почте письмо или открытку от кандидата – это действует наповал, растроганный адресат готов тут же добровольно лишиться голоса в пользу отправителя агитационной корреспонденции.

Для политтехнолога, претендующего на железную логику, довод гнилой. Наш избиратель, я полагаю, догадывается, что не только агитатор, но и любой другой активист штаба кандидата работает небескорыстно, и что вообще всякое действо в избирательной кампании кто-то проплачивает. В нынешней России никто за просто так работать на чужого дядю не станет. Поэтому если исходить из критерия бескорыстия, то надо презрительно плевать не только в постучавшего в дверь агитатора, но и в телевизор, по которому крутятся рекламные ролики кандидата. А агитационные письма, которые так нравятся Минтусову, особенно если они помещены в дорогой евроконверт с окошечком и распечатаны на импортном компьютере, следует, не читая, спускать в канализацию.

Политтехнолог лукавит. Он не любит и не берется за кампанию «От двери к двери» не потому, что агитаторы себя изжили, а потому что дело это довольно трудоемкое и технологически хлопотное. И доступное для аудита клиента. Надувать консалтинговые щеки гораздо спокойнее и доходнее. Но ведь «трудоёмкое» – отнюдь не синоним «неэффективному».

Полевое направление в избирательной кампании действительно сложное и трудоемкое. Для эффективного проведения оргмассовых агитационных мероприятий надо как минимум суметь организовать агитационные массы, т.е. агитаторов. Надо их набрать (навербовать), причем, в достаточном количестве, произвести их селекцию, структурировать и обучить. Нужно предъявить им мобилизующие стимулы, убедить, что эти стимулы обязательно будут реализованы. А затем всю эту массу надо стройными рядами направить, проконтролировать, а также простимулировать, да так, чтобы до избиркома не дошло сколько кому. Из сказанного следует вывод: если у вас под рукой нет хорошо структурированной партии или инструмента, позволяющего оперативно создать структуру, подобную партийной, на полноценную избирательную кампанию особенно рассчитывать не стоит.

Из нескольких десятков ПИАР-консалтинговых фирм, рекламирующих сегодня свои возможности вести избирательную кампанию «под ключ», лишь единицы способны в полном объеме и методологически грамотно отработать полевую составляющую избирательной кампании. Это те фирмы, которые опираются на структуры партийного типа. Остальным это просто не по плечу и поэтому они либо игнорируют оргмассовую составляющую, ограничиваясь чисто рекламными технологиями, либо лишь имитируют перед клиентом ее проведение. Тем самым заранее обрекая себя и клиента на неиспользование 50 % ресурсов в плане агитационного воздействия на электорат.

Не так давно на выборах мэра крупного южного города мне довелось наблюдать работу одной неплохой московской пиаровской группы, которая вела, на мой взгляд, очень перспективного, хотя и не раскрученного, кандидата. Москвичи, правильно наметив стратегическую линию кампании и удачно простроив имидж кандидата, грамотно отработали агитационно-рекламную составляющую. Они тонко провели линию политического лоббирования, добившись на заключительном этапе поддержки своего кандидата серьезными лидерами общественного мнения. Тем не менее с поставленной задачей (выход во второй тур) не справились. И все из-за того, что нужная информация о кандидате так и не дошла до большинства жителей города.

Политическая реклама в СМИ, на которую так рассчитывали москвичи, хотя и была в содержательном плане вполне добротной, однако использованных для ее демонстрации эфирного времени и газетных площадей оказалось явно недостаточно. Кандидаты, у которых коммуникативный ресурс СМИ был побогаче, вырвались вперед.

Пиарщики обязаны были это предвидеть. И постараться компенсировать недобор за счет грамотно спланированной и четко отлаженной полевой работы. Однако опыта такой работы у них не было. В результате нанятые и оплаченные агитаторы по большей части простаивали. Нескоординированность агитационно-рекламного и полевого направлений работы, непродуманная тиражная политика выпуска и распространения агитационно-полиграфической продукции привела к тому, что через сеть агитаторов позитивная информация о кандидате дошла всего до 40 % избирателей (10% - из рук в руки и еще 30% - через почтовые ящики). При том что по законам жанра в каждую квартиру должно было попасть как минимум 3 агитационных материала от кандидата.

Потом в оправдание говорилось: все равно, мол, листовки люди выбрасывают, не читая. В ответ можно было бы сказать: одну из трех большинство все-таки прочитали бы…

В моей ранней практике есть одна из самых знаменитых в современной России избирательная кампания, выигранная исключительно за счет полевого направления. Это – победная кампания Сергея Мавроди в Мытищинском избирательном округе 1994 г. Именно после этой кампании я уверовал в преимущество полевого направления перед всеми другими направлениями работы избирательных штабов.

Главной задачей кампании Мавроди было нейтрализовать в сознании электората имидж жулика, прочно укрепившийся за руководителем АО МММ. Стратегическую линию по трансформированию имиджа Мавроди по схеме обманщик поневоле талантливый предприниматель, ставший жертвой бездарного правительства Черномырдина гонимый финансовый гений, способный вывести экономику страны из тупика реализовали в основном за счет организационно-массового направления. Именно на агитаторов была возложена миссия донести необходимую информацию до избирателя. Роль СМИ в агитации было решено свести к минимуму из-за опасения снятия с дистанции.

В книге Е. Малкина и Е.Сучкова «Основы избирательных технологий» (2-е издание) на стр.24 утверждается, что для победы Мавроди на выборах в Госдуму в 1994 г. ему хватило голосов вкладчиков АО МММ, проживавших на территории округа. Это легенда, не более. Хотя нельзя не согласиться с тем, что победу основателю знаменитой финансовой пирамиды обеспечили именно вкладчики. Только не те, о которых говорят уважаемые мной авторы замечательной книги. Творцами победы Мавроди стали агитаторы из числа членов «Союза акционеров АО МММ», как минимум трижды и на совесть «проутюжившие» каждую квартиру, каждый частный дом в округе. Надо было видеть, как работали эти люди, как они «рвались в бой». Сотни вкладчиков по утрам буквально осаждали избирательный штаб, выбивая для себя «маршруты» и агитационные материалы. Они искренне верили, что если Мавроди победит, у него будет больше возможностей вернуть им долг.

В семьи пенсионеров посылали пожилых агитаторов, молодежь «обрабатывали» молодые. Если в какой-то квартире с агитатором не стали разговаривать, на завтра туда шли внешне «более подходящие» посланцы избирательного штаба. Агитаторы из Союза акционеров (а в последние две недели в округ выезжало ежедневно до 2 тысяч членов Союза) шли к избирателям с мольбой: мы верим Мавроди, поверьте и вы! Они несли избирателям округа телеграммы и обращения с аналогичной просьбой со всех уголков России и СНГ. Это действовало. Это в конце концов и обеспечило победу. К сожалению, надеждам большинства агитаторов из Союза акционеров не суждено было сбыться. Мавроди с ними так и не расплатился.

Глава 2.

АГИТАТОР КАК КЛАСС В ИЗБИРАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ

2.1. ВОПРОСЫ ЧИСТОТЫ ТЕРМИНОЛОГИИ

Итак, оргмассовая (полевая) составляющая избирательной кампании – это то направление работы, для осуществления которой привлекаются агитаторы.

В избирательной практике и книгах по избирательной тематике для обозначения агитаторов упорно употребляются термины «добровольцы» («добровольные помощники») и «активисты». А еще – «волонтёры».

Зачем агитаторов обзывают добровольцами или активистами – понятно. Тем самым кандидаты как бы демонстрируют общественности наличие у них некоей социальной базы, а заодно пытаются убедить избирком в своей непорочности в плане расходования избирательного фонда, полагая, что добровольчество в избирательных кампаниях равнозначно бесплатному энтузиазму.

Все это ерунда и лукавство. По понятным причинам лишь у коммунистов есть актив добровольцев-энтузиастов. Да и тот обслуживает преимущественно партийный список. Даже на своих мажоритарщиков коммунистический актив на безвозмездной основе работать не любит. Для причисления всех остальных «активистов» и «добровольных помощников» к добровольцам оснований ровно столько же, сколько для причисления крокодилов к парнокопытным.

В массовом порядке добровольцы в современных российских избирательных кампаниях проявились лишь на заре демократии – 1989-91 гг. У советской интеллигенции так велико было желание покончить с политической монополией КПСС, что они день и ночь абсолютно бесплатно «утюжили» квартиру за квартирой, агитируя за демократов. Добровольчество как явление агитационно-избирательного энтузиазма иссякло вслед за разгоном Ельциным системы Советов народных депутатов. И хотя многие из бывших демократических добровольцев продолжают свою «утюжку» – но теперь уже на профессиональной основе, агитируя за кого и за что угодно, лишь бы деньги платили. При этом по-прежнему не любят, когда их называют агитаторами – не нравится этот «совковый» термин.

Вряд ли можно назвать добровольцами агитаторов из «Союза акционеров АО МММ», о которых я упомянул выше. Хотя эти люди «рвались в бой» абсолютно добровольно, никто их не подгонял и практически не контролировал, они все же больше напоминали рабов, которым пообещали свободу, если они сделают конкретную черную работу.

Насчет термина «волонтёр». В переводе с французского «волонтёр» - это лицо, добровольно поступившее на военную службу. Что ж, если у Вас не вызывает неприятия бытующее сравнение избирательной кампании с маленькой войной, то почему бы не назвать бойца избирательного фронта волонтёром (в современном русском –«контрактник»). Единственно, надо иметь в виду, что нанимается волонтёр на службу добровольно (т.е. его не рекрутируют насильно), но платить за службу оговоренную в контракте сумму ему все равно должны регулярно.

Самый подходящий термин для обозначения людей, непосредственно занимающихся агитацией среди населения, на мой взгляд, – агитатор. И если кого-то смущает «совковое» происхождение термина (а в советское время агитаторами именовались общественники избирательных комиссий, которым поручалось выверять списки избирателей накануне выборов), то совершенно напрасно. Сегодня люди, которые по поручению избирательного штаба кандидата ходят « от двери к двери», клеят листовки и плакаты, работают в пикетах и т.п., – это в самом прямом, в самом непосредственном смысле - агитаторы, потому что своими действиями они способствуют тому, чтобы избиратели проголосовали за их кандидата.

Что же касается термина «активист», то я бы не стал его отметать. Активисты в любом избирательном штабе имеются, но это не агитаторы, а нечто существенно иное. В идеале актив составляют люди, которых работа на кандидата, что называется, «зажгла», стала на время кампании «образом жизни», и которые помимо возложенных на них функций делают все от них зависящее для победы на выборах. Они принимают участие в оперативном обсуждении планов реализации агитационных мероприятий, не проходят мимо недостатков в работе штаба, по собственной инициативе отслеживают выборную ситуацию в округе и т.д. Как правило, в актив входят люди, занимающие определенное положение в структуре управления избирательной кампании – от общественных экспертов и доверенных лиц кандидата до бригадиров (руководителей групп) агитаторов, соратники и родственники кандидата. Часто активистами становятся и рядовые агитаторы, к мнению которых руководители кампании должны особенно прислушиваться по той простой причине, что никто лучше агитаторов не улавливает изменений в настроениях избирателей. И чем больше агитаторов становятся активистами, тем лучше.

Употребление термина «активист», видимо, оправдано и для команды, формируемой на базе партийного актива.

Я не завел бы этой нудной терминологической лекции, если бы в ней не было практического смысла. Довольно часто приходится сталкиваться с кандидатами, которые, начитавшись о добровольцах и энтузиастах-активистах, лучше всего усваивают лишь одну сторону добровольчества – то, что добровольцы работают бесплатно. И поэтому всячески стремятся заполучить халявных агитаторов, не желая понимать, что «добровольный» и «бесплатный» – не всегда одно и то же.

Помню, как я в первый раз обжегся на таких добровольцах. Действующий депутат Московской городской думы С. решил стать депутатом Государственной думы. В столице он курировал предармейскую подготовку молодежи, выбивал для структур типа прежнего ДОСААФ и для юношеских спортивных школ бюджетные средства. Руководители окружных военкоматов и спортивных обществ города к нему относились неплохо, и поэтому когда С. заявил о своих претензиях на кресло в Охотном ряду, дружно решили ему помочь. И вот каждый вечер к избирательному штабу С. стали подкатывать автобусы с «добровольными помощниками». В качестве таковых прибывали курсанты шоферских курсов ДОСААФ и юноши из каких-то спортивных школ-интернатов. Прибывали по графику: сегодня людей выделяла одна школа, завтра другая и т.д. Перед «добровольцами» ставилась задача обхода квартир с раздачей избирателям листовок и других агитационных материалов. Перед тем, как пустить ребят по квартирам, штабисты тщательно инструктировали их, а представители военкомата или спортивной школы, демонстрируя портрет кандидата, вдалбливали им, что они приехали помогать не просто какому-то там чужому дяде, а своему благодетелю - тому самому, благодаря которому у них на водительских курсах (в спортшколе) есть все необходимое. После этого ребятки группами и по одному расходились по закрепленным маршрутам.

Через пару-тройку часов «добровольцы» возвращались с задания, садились в автобусы и уезжали восвояси. А наши платные штабисты шли по следам отработавших спортсменов и будущих воинов и собирали за ними по подъездам, мусоропроводам и близлежащим оврагам пачки выброшенной агитационной продукции, чтобы назавтра с утра разнести ее избирателям собственноручно. Конечно, кое-кто из молодых помощников не сразу бросал листовки в мусоропровод, что-то из агитпродукции все же попадало по назначению, но большинство «добровольцев», судя по всему, прямиком направлялись к мусоропроводам…

Кандидат негодовал, требовал надлежащим образом организовать работу «добровольцев», пока до него не дошла вся бессмысленность использования «халявной» рабсилы. Но за пару недель интенсивной «помощи добровольцев» он рассорился со всеми штабистами, со своими друзьями из военкоматов и спортивных обществ. А сколько агитационных материалов пропало впустую? Надо ли говорить, чем закончился этот эксперимент.

Довольно часто в избирательной практике встречаются случаи дармового привлечения студентов в помощь выдвигающемуся в депутаты ректору, солдат и курсантов военных и милицейских училищ – в помощь рванувшему во власть командиру части или другу командира части. А кандидаты из числа представителей партии власти мобилизуют на агитационную работу жилищно-коммунальных работников. Конечно, это не ребята из ДОСААФа, пригнанные поагитировать на пару часов. С них можно спросить, на них можно надавить. Но если людей пригнали делать не свою работу и к тому же за просто так, надо быть готовым к тому, что высланным вслед за ними контролерам (в нашей команде их называют «овражниками») будет что извлекать из мусоропроводов и близлежащих оврагов.

Поэтому когда очередной кандидат, потирая руки от предвкушения халявы, заявляет, что завтра ему на подмогу прибудут курсанты или студенты, я прошу немедленно закупить определенное число синтетических баулов, которыми обычно пользуются «челноки» для перевозки товаров из-за бугра, чтобы было во что собирать овражные листовки. И стараюсь к радости «добровольных помощников» дать им работы как можно меньше.

2.2. ЭНТУЗИАСТЫ И ВОЛОНТЕРЫ, ОСЕДЛЫЕ И КОЧЕВНИКИ

Агитаторы бывают разные

В зависимости от мотивации участия в выборах агитаторы делятся на агитаторов-добровольцев (энтузиасты) и платных агитаторов (волонтеры).

2.2.1. Агитаторы-добровольцы

Речь пойдет о тех, кто участвует в выборах по идейным соображениям и не получает за свой труд материального вознаграждения. По крайней мере, материальный стимул не является здесь определяющим фактором – агитатор-доброволец готов работать на выборах бесплатно.

Идеальный образец агитаторов-добровольцев в современной России – это коммунистические партпропагандисты. Они всегда под ружьем у партийных функционеров. Объявили выборы – и под звуки призывного горна они тут же вливаются в стройные ряды борцов с режимом. Но сегодня такие агитаторы – исключительная принадлежность коммунистических структур. Ни в каких других партиях агитаторов-добровольцев больше нет. Даже если в партии числятся тысячи членов (как, например, в Яблоке или ЛДПР), все равно для сбора подписей и агитационного обхода квартир ей приходится нанимать платных работников. Или платить те же деньги рядовым членам партии, согласившимся на время выборов выполнять агитаторские функции.

Может случиться, что в Ваш избирательный штаб придут посторонние люди и предложат свою бескорыстную помощь, объясняя свой альтруизм лютой ненавистью к Вашему сопернику. Такая помощь бывает иногда очень ценной. Но если об истоках неприязни новоявленных помощников к Вашему конкуренту Вам не приходилось слышать ранее, если нет надежных рекомендателей этих добровольцев, к их предложению стоит отнестись с большой осторожностью. Не нарваться бы на засланных казачков. В любом случае работать с ними всегда лучше по автономному плану, не посвящая их в дела и планы всей кампании. И контролировать их работу надо особенно тщательно.

Есть мнение, что работать с агитаторами-энтузиастами проще и надежнее. Мол, они действуют по убеждению, на совесть, их особенно и контролировать не надо. Резон в этом суждении есть. Но любой менеджер-профессионал, я убежден в этом, предпочтет иметь дело с людьми, которые работают на принципе подряда. В жестких временных рамках ведения избирательной кампании надо иметь возможность четко спланировать агитационную работу и спрашивать с исполнителей за малейшую неточность при выполнении задания. Спросить же с энтузиаста невозможно. Поэтому если в избирательной кампании появляются энтузиасты, для меня это лишние хлопоты. И пока я не выясню, насколько эти энтузиасты управляемы, планировать работу направления с учетом их подключения не берусь.

2.2.2.Платные агитаторы (волонтеры)

Понятно, что это - люди, нанятые на агитационную работу за вознаграждение.

Первые демократические выборы в России 1989-90 гг. (с довыборами в 1991-92 гг.) прошли на волне агитационно-избирательного энтузиазма. И коммунистические, и демократические агитаторы работали абсолютно бескорыстно, исключительно за идею. По-другому и быть не могло. Если кто-либо из тогдашних кандидатов в депутаты Верховного Совета РСФСР посмел бы предложить вознаграждение своим агитаторам, он тут же закончился бы как публичный политик.

Первые факты оплаты сборщиков подписей, а затем и агитаторов зафиксированы на выборах в Госдуму и местные органы представительной власти в 1993 г. Начиная со следующего года, с довыборов в Госдуму по Мытищинскому округу, на которых схлестнулись Мавроди и Боровой, выборы в России стали превращаться в соревнование денежных мешков. А наемные агитаторы стали неотъемлемой частью отечественных избирательных кампаний.

Сегодня ни одна избирательная кампания в России, за исключением может быть кампаний минимального формата (округ до 5 тыс. избирателей), не обходится без агитаторов по найму.

2.2.3. Участковые и маршрутные агитаторы. Агитаторы локальных проектов

В зависимости от основных форм организации их труда агитаторы делятся на участковых и маршрутных.

Смысл участковой формы – в закреплении за каждым избирательным участком конкретного агитатора, с возложением на него всего комплекса полевых агитационных мероприятий на закрепленной территории – от сбора подписей до организации наблюдения за ходом голосования на участке в день выборов.

При маршрутной форме за агитаторами, как правило, территория не закрепляется. Они работают на основе меняющихся маршрутных заданий по всему округу.

И участковые, и маршрутные агитаторы «работают ногами», т.е. заняты преимущественно тем, что постоянно обходят дома и квартиры избирателей: проводят акцию «От двери к двери», разносят агитационные материалы, расклеивают листовки на подъездах и во дворах жилых домов. Это – основная, ударная рабочая сила кампании, это – основные агитаторы. Существуют еще и так называемые локальные агитаторы, т.е. агитаторы, задействованные в локальных агитационных проектах (программах). Это – пикетчики, прозвонщики, члены группы обеспечения встреч кандидата с избирателями и др.

Подробнее о формах организации труда агитаторов будет рассказано ниже. Здесь же я обозначил их, чтобы дальше было понятно, о чем идет речь, когда упоминаются те или иные виды агитационной работы.

2.3.ОТКУДА БЕРУТСЯ АГИТАТОРЫ ?

Детей, как известно, находят в капусте. А где найти агитаторов?

Чтобы ответить на этот вопрос, надо прежде определиться с двумя другими вопросами: сколько, собственно, потребуется агитаторов? и во что обойдутся кандидату их услуги? То есть, если Вы знаете, что на рынке есть нужный товар, перед визитом туда надо бы прикинуть, сколько требуется товара и хватит ли денег.

Сразу оговорюсь, что речь пока пойдет об основных агитаторах, применительно участковой формы их работы.

2.3.1. Сколько нужно агитаторов?

Итак, вопрос первый: каково оптимальное число агитаторов, чтобы эффективно работать в округе?

Рассчитывая потребную численность агитаторов, необходимо учитывать ряд факторов. Основных – два:

а) продолжительность предвыборной гонки. Если временной формат выборов урезан (как, например, при досрочных выборах) или если кандидат вступает в борьбу с опозданием, нанимать агитаторов придется больше, нежели в нормальных условиях.

б) планируемый объем мероприятий полевого направления. Он зависит от того, какое место в структуре избирательной кампании предполагается отвести полевому направлению. Если приоритет отдан полевым технологиям, в силу чего агитаторы становятся главным коммуникативным средством кампании, их набор должен производиться по полной программе. Если приоритетным направлением кампании является агитационно-рекламное (т.е. агитация в основном идет через СМИ), количество агитаторов уменьшается.

Кроме того, на численность команды агитаторов влияет форма организации их труда (маршрутная или участковая), компактность жилья в округе, сроки и кратность проведения основной акции с участием агитаторов («От двери к двери») и др.

Среди специалистов общепринятым считается мнение, что в стандартных условиях проведения избирательной кампании агитаторов у кандидата должно быть, по крайней мере, не меньше, чем избирательных участков в округе. Авторы книги «Основы избирательных технологий» Е. Малкин и Е.Сучков идут дальше и приводят следующий расчетный норматив: 1 агитатор на 1 500 избирателей (или на 750 квартир).

Все правильно. Требуется лишь небольшое уточнение.

В самом деле, если избирательный штаб не обеспечил своего присутствия на территории каждого избирательного участка, – значит, он работает вслепую, значит, нет никакой гарантии, что агитационное воздействие на электорат округа будет сплошным. Закрепление за каждым избирательным участком агитатора целесообразно даже тогда, когда в планах штаба акция «От двери к двери» не значится. Если же такая акция запланирована, то к её началу на каждом участке уже должен быть свой агитатор.

Приведенный выше норматив (1 агитатор на 1500 избирателей) рассчитан на двукратный обход квартир в течение примерно месяца (один обход - полный, другой - фиксирующий голоса потенциальных сторонников), причем заранее планируется, что при первом обходе агитатор способен «открыть» лишь каждую четвертую дверь.

Если учесть, что участки с численностью до 1500 избирателей не превышают обычно 25 % от общего количества участков в округе, то нетрудно посчитать, что требуемое число агитаторов будет на три четверти большим, чем количество избирательных участков в округе. То есть для определения потребой численности агитаторов вводится поправочный коэффициент (k-1,75). Поэтому когда специалисты говорят о том, что за каждым участком должен быть закреплен свой агитатор, имеется в виду скорее «ответственный агитатор» (кое-где его именуют «ответственным организатором») – т.е. лицо, с которым заключается договор об агитационном обслуживании территории конкретного избирательного участка. На небольшом участке численностью до 1500 избирателей вполне справится сам «ответственный», а на участках покрупнее он должен привлечь себе в помощь любого (любых) по своему усмотрению. Если «ответственный» не в состоянии самостоятельно подыскать себе напарника, помочь ему в этом должен штаб. Но в любом случае штабу удобнее иметь дело с одним ответственным за участок агитатором.

Сказанное – принципиально важное положение для правильной организации работы агитаторов.

Почему? Объясню.

Иногда кандидат имеет возможность нагнать на участки немереное количество агитаторов – по три, пять человек на участок. И все приходят с рекомендациями от кандидата и его окружения. И всех надо непременно задействовать. Если менеджер кампании пойдет на поводу у кандидата и не настоит на том, чтобы на каждом участке был один «ответственный» агитатор, которому должно быть предоставлено право самостоятельно и жестко подбирать себе помощников, причем, из «своих» т.е. из тех, кому он безусловно доверяет, шанс завалить агитаторскую работу будет равен 90%.

Вариант агитаторской «насыщенности» участков приемлем только тогда, когда народ, что называется, на руках несет своего защитника-кандидата во властное кресло, когда кампания замешана на реальном энтузиазме, когда не надо проверять, добросовестно ли трудятся агитаторы.

Во всех остальных случаях работу агитаторов приходится контролировать и материально стимулировать отличившихся. Главный стимулирующий акт – выплата премии (бонуса) по итогам голосования на участке. Именно на участке, потому что невозможно определить итоги голосования по дому, по кварталу, еще по каким-то территориальным признакам. Подчеркиваю: итоги определяются только в привязке к участку.

А теперь представьте себе картину, когда на избирательном участке всего три дома-высотки и за каждым домом закреплен свой агитатор, напрямую завязанный на штаб. Прошли выборы. Голосов на этом участке вы не добрали совсем чуть-чуть. Как определить, кто из агитаторов не доработал? Ведь вполне возможно проигрыш обусловлен тем, что лишь один из трех агитаторов сачковал. Кто конкретно? Не важно?! Накажем всех ?!

Наказать-то можно. Только если таким образом будет организовано агитаторское обслуживание всех участков округа, то как бы не пришлось наказывать всех до единого агитатора. Хотя справедливее было бы спросить за общий проигрыш (а он при описанной системе почти неизбежен) того, кто действительно во всем виноват, - менеджера кампании, который явно взялся не за свое дело. Или кандидата, который думает, что он самый умный, поэтому может грубо навязывать свои варианты организационных решений в избирательной кампании.

2.3.2. Сколько стоит агитатор?

Вопрос второй: сколько стоит агитатор-волонтер? Во что обойдется кандидату работа агитаторских бригад?

Ответить на этот вопрос в абсолютном выражении суммы довольно трудно. Размер суммы зависит прежде всего от предполагаемого объема полевых работ, а также - каждый раз - от многих привходящих факторов, начиная от среднестатистической величины доходов на душу населения в данной местности и кончая аппетитами главного подрядчика, делающего избирательную кампанию кандидата.

Специалисты предупреждают, что относиться к агитатору как к обычному наемному работнику недопустимо (Малкин Е.Б. и Сучков Е.Б. Основы избирательных технологий. 2000. 2-е изд. с. 229). Полностью с этим согласен. В силу специфики профессии наемный агитатор относится к разряду высокооплачиваемых работников. Менеджер должен предложить ему такой заработок и такую систему оплаты, которые бы безусловно устроили агитатора и нацелили его на конечную цель – на победу. Само собой, менеджер должен обеспечить эффективную работу волонтеров.

Агитатор активно работает два месяца, и при условии плотной и безупречной работы должен как минимум получить за это время столько, сколько получает в данной местности среднестатистический высокооплачиваемый работник примерно за три месяца, а в случае победы кандидата на его участке - еще столько же. Только при соблюдении этих условий можно рассчитывать на полную отдачу со стороны наемных агитаторов.

Примерный расчет так называемой вербовочной суммы, т.е. двухмесячного гарантированного заработка агитатора для составления сметы полевого направления я произвожу обычно следующим образом.

Вначале на основе экспертных оценок выясняю сумму, которая в данной местности считается хорошим месячным заработком. Вопрос экспертам ставлю так: сколько, по вашему, надо платить агитатору, чтобы он очень старался работать, чтобы он страшно боялся потерять эту работу? На основе экспертных оценок получаю представление о приблизительном минимальном заработке агитатора.

Затем делаю контрольные замеры. Выясняю среднемесячный заработок в данной местности четырех категорий работников: 1) госслужащего – на уровне ведущего специалиста в городской администрации; 2) квалифицированного рабочего на стабильно действующем промышленном предприятии; 3) директора обычной средней школы; 4) продавца торговой палатки на центральном рынке областного центра. Сложив эти четыре зарплаты, делю полученную сумму на 4 и умножаю затем на 3. Таким образом получаю контрольную цифру.

На основе корреляции полученных двумя способами сумм определяю окончательную сумму, которая является базовой для расчета расходов на оплату труда агитаторов и организаторов их труда (от бригадиров агитаторов до менеджера направления), т.е. является базовой для составления сметы расходов по оргмассовому направлению.

Приведу примерную схему расчета сметы в части оплаты агитаторов по среднестатистическому избирательному мажоритарному округу по выборам депутата Государственной Думы РФ. Разумеется, речь идет о теневой смете. И, разумеется, предполагается нормативная загрузка агитатора («7 касаний»).

Например, в результате исчислений среднестатистический месячный заработок квалифицированного работника в регионе составил 2 000 рублей. Значит, расчетный двухмесячный гарантированный заработок агитатора (вербовочная сумма) должен составить 6 000 рублей, а с учетом бонуса за победу кандидата - 12 000 рублей. В округе 230 избирательных участков, нанимать придется 402 агитатора (230 х k1,75). Значит, на оплату агитаторов в смету надо закладывать 4,82 млн. рублей. Плюс 25 % от этой суммы – на тех, кто организует работу агитаторов. Итого, только на оплату труда полевиков в смету избирательной кампании необходимо заложить минимум 6 млн. рублей (около 200 000 долларов).

Еще раз подчеркну, что приведенный мной пример расчета расходов на оргмассовую работу в избирательной кампании по мажоритарному округу - не более чем схема. Когда вы начнете рассчитывать по данной схеме смету своей кампании, сумма в абсолютном выражении скорее всего получится другой. Ведь избирательные округа отличаются друг от друга по многим показателям. Но представление о том, во что вам обойдется работа агитаторов, вы будете иметь не приблизительное, а довольно точное.

2.3.3. Где найти агитаторов?

И теперь, наконец, о том, где найти агитаторов.

За последние годы в каждом регионе, пожалуй, даже в каждом районе сложились сообщества, которые специализируются на обслуживании рынка выборов. Искать сборщиков и агитаторов не надо, их командиры (менеджеры) сами найдут кандидата, как только на горизонте замаячат выборы. Чаще всего в качестве доморощенных менеджеров выступают активисты местных партийных (реальных и виртуальных) структур, неформальные студенческие лидеры и просто бойкие молодые и не очень молодые люди, поднаторевшие на предыдущих выборах в основном на «впаривании» кандидатам и избирательным блокам фальсифицированных подписей.

В этой среде много деятелей с явно завышенной самооценкой. Встречаются и откровенные мошенники, подряжающиеся работать одновременно на нескольких конкурирующих кандидатов. Поэтому соглашаться на услуги специалистов с улицы можно только по надежной рекомендации и при наличии в штабе хорошего орговика, способного наладить действенный, но внешне не очень навязчивый контроль за работой агитаторского коллектива.

Местные менеджеры-полевики обычно опираются на бригады агитаторов, прошедших не одни выборы. И кичатся этим.

Между тем, далеко не всегда богатый опыт наемных агитаторов играет в плюс. При бонусной системе стимулирования их труда, когда вознаграждение агитатора прочно завязано на конечный результат – это безусловный плюс. Во всех остальных случаях в работе агитатора часто проявляется «фактор временщика» и соблазн получить деньги, не ведя по настоящему агитацию, а лишь имитируя её. Чем опытнее агитатор, тем легче ему обмануть работодателя.

У меня и в Москве, и в ряде регионов всегда под рукой бригады агитаторов-профессионалов. Кое с кем из бригадиров работаю уже не один год. Между нами сложились доверительные отношения. Тем не менее, их бригады я стараюсь использовать только как базовые, на старте кампании, пока не сформированы бригады из «свежих» агитаторов. Почему я предпочитаю иметь дело с новобранцами?

Ну, хотя бы потому, что «старики», работавшие с нашей командой ранее, уже имеют представление о системе контроля за их работой, и велика вероятность, что они смогут уйти из-под него.

Главное же даже не в контроле. Чтобы агитаторы эффективно работали, их необходимо, как говорят профессионалы, настроить на волну кандидата, т.е. всеми правдами и неправдами убедить, что наш кандидат – самый лучший, самый нужный для избирателей округа человек. Агитаторы должны стать ярыми и искренними сторонниками кандидата. Нам почти всегда удается этого достичь с помощью хорошо отработанных приемов психологического воздействия на агитаторов. Приемы достаточно шаблонные, но как минимум один раз они действуют безотказно: человек принимает тезисы, внушаемые ему психологами, и начинает вдохновенно работать на волне кандидата. Не факт, что приемы сработают, если их попытаться применить на агитаторе повторно. Ослабнет фактор искренности, агитатор поймет, что его зомбируют, может появиться отторжение внушаемых тезисов.

Итак, без опытных агитаторов-профессионалов не обойтись. Но я за то, чтобы коллектив наемных агитаторов каждый раз существенно обновлялся за счет новичков. Откуда их взять? Назову традиционные источники пополнения агитаторских кадров:

1) окружение кандидата и его близких,

2) отделы кадров предприятий, руководимых кандидатом и его друзьями;

3) местная околополитическая тусовка (активисты партийных организаций различной ориентации);

4) структуры социальной защиты населения (вербовка агитаторов из числа их штатных и внештатных сотрудников, а также выход через этих лиц на пенсионеров);

5) отделения связи, в том числе и подразделения альтернативной почтовой доставки (вербовка из числа почтальонов);

6) страховые фирмы (вербовка страховых агентов);

7) мониторинговые службы статистических департаментов;

8) биржи труда;

9) студенческая среда (самый ненадежный, но неизбежно используемый источник);

10) вербовка агитаторов через СМИ (объявления в газетах, бегущая строка на телевидении и пр.).

Специалисты обычно называют еще такие источники пополнения агитаторских кадров, как инвалидские, ветеранские и женские организации, сообщества чернобыльцев, афганцев и т.п.

У меня другое мнение на этот счет. На личном опыте я убедился в бесперспективности контактов с указанными организациями на предмет приобретения агитаторов из числа их членов. Во-первых, руководители данных сообществ – люди, прикормленные местной властью, и если вы работаете на кандидата, не согласованного с ней, обращаться к ним вообще бесполезно. Но даже если ваш кандидат – «согласованный», лучше не рассчитывать на помощь указанной общественности. Как правило, лидеры этих организаций быстро и умело переводят любой разговор о выборах в русло оказания их организациям материальной помощи в обмен на обещание весьма абстрактных форм поддержки кандидата. Причем, нередко аналогичные «договоренности» они пытаются заключить со всеми подряд выдвинутыми по округу кандидатами. Сказанное не означает, что с ангажированной общественностью вообще не стоит контактировать. По законам жанра и контактировать и «отстёгивать» придётся – наживать ярых противников по ходу кампании нельзя. Но поправку на реальную отдачу надо делать заранее. И действовать по принципу: с паршивой овцы хоть шерсти клок. Если в результате такого сотрудничества удается получить полезную для планирования своей кампании информацию – уже хорошо.

Приходилось слышать от коллег об успешном опыте привлечения в качестве агитаторов врачей и учителей. Однако вряд ли тут можно говорить о массовом привлечении. Единичные случаи работы практикующих врачей и учителей в качестве агитаторов, особенно в глубинке, в моей практике тоже имеются. Но загрузка у врачей и учителей по основной работе слишком большая. Поэтому чаще среди агитаторов можно встретить пенсионеров из числа бывших врачей и учителей, а не действующих специалистов.

2.4. ФОРМИРОВАНИЕ КОМАНДЫ АГИТАТОРОВ

Процесс вербовки агитаторов – дело тонкое. Привлекать к этой работе кого не попадя не стоит. Вербовщик должен быть психологом - хорошо бы по образованию, но главное - по сути.

Лучше, чтобы в качестве вербовщика выступал тот человек, который в дальнейшем будет постоянно работать с завербованными им агитаторами (давать задания, инструктировать, контролировать и пр.). В малоформатных кампаниях (до 50-тыс. избирателей) с этой задачей справится сам начальник избирательного штаба. Ну, может быть, эпизодически подключая в помощь кого-то из своих сотрудников. В более крупных кампаниях этим занимаются руководители районных штабов, сотрудники, отвечающие за работу с агитаторами, бригадиры агитаторов). Опыт показывает, что на одного сотрудника штаба (бригадира) следует замыкать не более 25-30 агитаторов.

Идеальный вариант вербовки – индивидуальный, когда вербовщик и вербуемый общаются тет-а-тет. К сожалению, не всегда это получается. То не хватает квалифицированных специалистов-вербовщиков, то приходится работать в жестких временных рамках, то еще что-то не выходит. Часто вербовщику приходится вести (или, по крайней мере, начинать) вербовочную беседу сразу с несколькими кандидатами в агитаторы. Однако, затем, на стадии проверки заполненных анкет участника избирательной кампании (см.ниже) всё равно потребуется уделить время каждому вербуемому персонально.

Очень важно грамотно простроить первую (вербовочную) встречу. Нужно, чтобы у вербуемых сложилось благоприятное впечатление о вербовщике и о команде кандидата в целом.

Прежде чем «грузить» будущего агитатора проблемами кампании, необходимо получить от него хотя бы минимум анкетной информации: возраст, образование, семейное положение, занятость, опыт в избирательных кампаниях. Следует попросить вербуемого высказать свое отношение к уже определившимся кандидатам по данной избирательной кампании, к власти. Ответы вербуемого на данные вопросы помогают прояснить, насколько он подходит на роль агитатора.

Лишь после этого можно говорить вербуемому о задачах, стоящих перед агитаторами в данной кампании. И говорить об этом с самого начала надо сквозь призму «намагничивания» агитатора (см. чуть ниже).

В завершении вербовки агитатор подписывает договор о сотрудничестве и (или) заполняет анкету участника избирательной кампании.

С заключением полноценного договора не все так просто. Ниже, когда вы будете читать о четвертом правиле сбивки команды агитаторов, поймете почему.

Но оформить договор, пусть неполноценный, пусть декоративный, все равно нужно, иначе потом могут возникнуть неприятности. На той же стр. вы найдете рекомендации, как это лучше сделать.

Что касается анкеты участника избирательной кампании, то её заполнение каждым вербуемым агитатором (сборщиком подписей – тоже) обязательно. Начальники районных штабов должны придерживаться строгого правила: ни один человек не привлекается к работе, пока его сверенная с паспортом анкета не легла в «кадровую» папку районного штаба.

Данное требование распространяется и на автономные группы (бригады) агитаторов, замкнутые на бригадиров. Это – своеобразная страховка, позволяющая не очень зависеть от бригадиров и в критических случаях перехватить агитаторов.

Наличие анкеты на каждого участника избирательной кампании (не только на агитаторов) - это некая страховка и от внедрения в команду агентуры конкурентов, возможность в случае необходимости найти конкретного исполнителя, виновного за брак, фальсификацию и т.п. Оперативный анализ анкет, кроме того, позволяет спрогнозировать качество работы отдельных агитаторов и их бригад. И, наконец, если кандидату уже после выборов придется прибегать к услугам своей команды, анкетные данные на этих людей будут не лишними.

Формальный повод для заполнения анкеты – необходимость получить сведения о человеке для занесения их в ведомость (договор) на оплату труда.

Ниже приводится образец такой анкеты, использовавшейся совсем недавно на выборах в Псковское областное Собрание депутатов.

Сюда - таблицу № 01 (Анкета участника ИК)

Вербовка - лишь первый и не самый трудный этап формирования команды агитаторов. Далее будет посложнее. Особенно для кандидата, не имеющего за спиной поддержки партийной структуры.

В самом деле, «сбить» из разрозненных волонтеров работоспособный коллектив, нацеленный на конечный результат – на победу, заставить его «крутиться» с полной отдачей, без простоев, не давая расслабиться, и все это в жестких условиях нехватки времени, - задача по плечу только очень опытному менеджеру.

Идеально работа менеджера с агитаторами должна строиться по схеме: «вербовка – отбор и обучение - настройка на победу – четкая постановка задач - жесткий контроль за исполнением – прогрессивное стимулирование». Причем, наиболее сложный и наиболее важный элемент этой схемы – нацеливание на победу.

Помните, как в «Оптимистической трагедии» из беспризорной анархистской массы матросов комиссару в труднейших условиях удалось сформировать героический революционный отряд. Нечто подобное надо сотворить менеджеру кампании – сбить из чёрти-кого (порой буквально из набранных с улицы людей) героический агитационный отряд.

Может быть, «из чёрти-кого» – слишком сильно сказано. Костяк агитационной команды обычно составляют люди, набранные по рекомендациям. Однако часто всё же приходится иметь дело с волонтерами, набранными в прямом смысле с улицы, идущими в агитаторы по нужде. Психология поденщика, характерная для таких работников, трудно совместима с нацеленностью на конечный результат. И если агитаторов «не зарядить», не нацелить на победу, если из разрозненных поденщиков не сбить команду единомышленников – рассчитывать на их эффективную работу не стоит.

Наверняка, прочитав этот тезис, некоторые из моих коллег скажут: эка, загнул, мы и без сотворения коллектива единомышленников обходимся, и ничего, побеждаем.

Верно, сегодня и без этого иногда можно победить. Кто ж с этим будет спорить? В конце концов, если одноногие вздумают соревноваться в беге, кто-то из них обязательно станет победителем. Но что будет, если на старт с одноногими выйдет нормальный бегун о двух ногах? … То-то и оно.

К сожалению, до сих пор выборы в России часто напоминают либо бег одноногих, либо бои без правил (я о засилье упоминавшихся некорректных технологий, в том числе самой худшей ее разновидности – чернухи). И то и другое свидетельствует о недостатке общей и профессиональной культуры у тех, кто занимается выборами. Недостаток не фатальный, со временем устранимый.

Поэтому лучше быть готовым к нормальной борьбе, к борьбе с квалифицированным соперником, а не с инвалидами.

Нацеливание агитаторов на победу – процесс творческий, вряд ли тут уместно говорить об универсальных методах работы. Каждый раз приходится учитывать ресурсные возможности кампании, местные традиции, особенности конкретной предвыборной ситуации, набранный состав волонтеров, наличие в команде необходимых специалистов (например, психолога). Многое зависит от опыта и квалификации менеджера полевого направления кампании.

2.5. ПЯТЬ ПРАВИЛ «СБИВКИ» АГИТАТОРСКИХ БРИГАД

Видимо, каждая команда вырабатывает свои приемы, свои правила, позволяющие успешно справиться с задачей «сбивки» агитаторских бригад.

В нашей команде таких правил пять.

2.5.1. Правило первое: «намагничивать» команду

С избирателями должны общаться только «намагниченные» агитаторы. Так мы зовем агитаторов, которые прошли так называемую настройку на волну кандидата.

Такую настройку в команде должны пройти все – от руководителя избирательной кампании до агитатора. Только «намагниченный» технолог может намагнитить менеджера, только намагниченный менеджер способен настроить на волну кандидата агитаторов.

Настроиться на волну кандидата - значит понять и внутренне принять позицию этого человека, определившую его выбор. Даже если агитатор получает за свою работу очень приличное по местным меркам вознаграждение и дорожит своим местом, его необходимо во что бы то ни стало убедить, что он работает на достойного человека, что его патрон – самый-самый. Самый порядочный из обоймы выдвинувшихся кандидатов, самый честный, самый умный, самый компетентный, самый нужный для избирателей данного округа. А если позволяет внешность, то и самый симпатичный. И еще. Команда у кандидата тоже самая-самая. Работать в ней – большая честь.

Приемы «намагничивания» агитаторов могут быть разные. Но в любом случае необходимо иметь специальный план этой работы и сценарии встреч с агитаторами специалистов из числа привлеченных консультантов, руководителей штаба и самого кандидата, который тоже участвует в «намагничивании».

Очень важно иметь в составе верхушки штаба людей, умеющих убеждать, умеющих говорить образно, проникновенно. Именно на таких людей возлагаются основные функции по «намагничиванию агитаторов» на всевозможных встречах с ними. Сбор агитаторов по любому поводу (учеба, инструктаж, снабжение раздаточными материалами и пр.) следует использовать для усиления «намагничивания».

Вообще-то, с психологической точки зрения процесс «намагничивания» агитатора, если его вести грамотно, обречен на успех. Убеждая разных собеседников в необходимости голосовать за кандидата, агитатор невольно подчиняется законам состязательного режима: стремление выиграть (в нашем случае - убедить избирателя, перетянуть его на свою сторону) становится непреодолимым. И тогда он начинает самостоятельно искать убедительные аргументы в пользу того человека, за которого агитирует. Происходит любопытная метаморфоза: доводы подыскиваешь для других, а они вдруг начинают довлеть над тобой самим, ты превращаешься в их пленника. Одним словом, независимо от воли агитатора срабатывает правило, облегчающее выполнение стоящих перед ним задач: чтобы убедить других, сначала убеди самого себя. И агитатор с готовностью подчиняется этому правилу. «Намагничивая» агитатора, Вы лишь помогаете ему выиграть состязание с избирателем, поэтому агитатор не чувствует никакого насилия над своей волей.

Важным элементом «намагничивания» является разработка для агитаторов специального подсобного материала в виде справки-шпаргалки о кандидате, в которой в доступной форме приводятся аргументы в его пользу, «отбиваются» возможные нападки на него. В шпаргалке могут приводиться не совсем корректные аргументы против основных соперников кандидата, поэтому она предназначена для внутреннего пользования и должна выпускаться с грифом «Для служебного пользования».

Ниже приводится образец такой справки, разработанный в штабе избирательной кампании одного из кандидатов на пост мэра большого российского города (см. раздел 7.4.5. Информация о предвыборной ситуации и справка о кандидате. Первая волна).

В результате «намагничивания» агитатор должен стать членом команды, радеющим за результат. Он должен превратиться из механического обходчика квартир и разносчика листовок в творческого активиста, который не пройдет равнодушно мимо того, что может иметь хоть какое-то отношение к предвыборной борьбе в округе. Он – не только агитатор, он - основной добытчик значимой для штаба информации. Появились чужие подметные листовки, он инициативно обследует участок, пытается выявить их распространителей на своей территории и т. д. Увидел или услышал объявление о встрече кандидата-соперника с избирателями микрорайона - донеси новость до штаба и побеспокойся о том, чтобы на встречу сходил кто-то из твоих знакомых, «снял» нужную информацию. И так по всем направлениям.

Рассчитывать на то, что подобная трансформация сознания наёмного агитатора произойдёт сама по себе в условиях скоротечной избирательной кампании, не стоит. Надо постоянно подпитывать агитатора энергией, нацеливать его на активную позицию, надо умело применять стимулирование за активность и инициативу. Тогда агитатор будет чувствовать себя полноценным членом команды. И действовать как полноценный член команды.

2.5.2. Правило второе: не бежать впереди паровоза

Само собой разумеется, что никакого плана «намагничивания» не может быть до тех пор, пока не разработана стратегия избирательной кампании кандидата, пока не решен вопрос о том, какой образ кандидата будет преподноситься избирателям. Впрочем, данное требование касается не только принципов работы с агитаторами. Ни одна листовка, ни один агитационный материал не должны быть выпущены, ни одна встреча кандидата с избирателями не должна быть проведена до тех пор, пока не принята стратегия избирательной кампании.

Из этого правила могут быть два исключения. Первое - представительская листовка чисто биографического свойства, выпускаемая в помощь сборщикам подписей Второе – так называемая предваряющая листовка, предупреждающая избирателя о начале акции «От двери к двери» (см. подробнее в главе 6). Обе эти листовки выпускаются обычно до окончательной разработки стратегии кампании, и это оправдано. Все остальные имеют право на существование только после принятия стратегии ИК.

Это – закон жанра, и его нарушение ведет к печальным для кампании последствиям. Увы, такие последствия приходится наблюдать слишком часто.

Ведь что происходит на практике? Обычно новоявленный претендент на выборную должность начинает с того, что призывает на помощь свое окружение, формируя из нее «головку» штаба. Очень редко среди этих людей оказывается опытный избирательный технолог. Чаще всего все привлеченные «когда-то участвовали», все «имеют представление» - не более того. И, конечно, все хорошо понимают (кто этого не понимает?), что времени слишком мало, и что надо действовать, действовать, действовать... И все в один голос требуют немедленных действий. Вон, у соперника уже вторая листовка выпущена, а у нас…?!

И вот быстренько стряпается абы-какая листовка, которая часто вручается агитаторам с таким примерно напутствием: «Прочтите листовку, там всё написано, - и вперед! Главное – не напутайте с фамилией!» Надо ли говорить, насколько «эффективным» будет рейд агитаторов с такими установками?

И это еще не все. Мне пришлось наблюдать такой случай. В листовке, выпущенной на скорую руку до разработки стратегии кампании, кандидат был подан как патриот. Чуть позже выяснилось, что патриот в реестре выдвинувшихся кандидатов уже есть (кандидат от КПРФ), причем, ярко зарекомендовавший себя в этом качестве. Стало ясно, что оттянуть базовый электорат у коммуниста все равно не удастся, поэтому было решено подкорректировать имидж кандидата - в последующих агитационных материалах он начал подаваться борцом с захлестнувшей регион наркоманией. В результате – образ кандидата оказался размыт, избирателям он так и не приглянулся.

Отсюда вывод: лучше немного попридержать начало работы агитаторов, нежели пустить их делать то, что может нанести кампании непоправимый вред.

2.5.3. Правило третье: стимулировать сопричастность

Агитаторы должны чувствовать себя сопричастными к общему делу. Должны быть созданы условия для превращения их в сплоченный коллектив или, по крайней мере, в некое сообщество, связанное общей целью и, если угодно, круговой порукой.

Задача эта довольно сложная, поскольку, как уже было сказано выше, мы имеем дело с поденщиками и, к тому же очень ограничены во времени. Тем не менее, с помощью нехитрых приемов нашей команде обычно удается с данной задачей справляться.

Для этого, помимо приемов «намагничивания», которые объективно работают на сплочение коллектива, мы используем, например, такой прием. На этапе сбора подписей кто-то из руководителей Центрального штаба устраивает пару раз грубые (на грани фола) принародные разносы начальнику районного штаба за то, что он потакает халтуре со стороны своих сборщиков. По сценарию районный начальник яро выгораживает провинившихся, за что, в конце концов, представитель Центра наказывает его материально: у него публично отбираются деньги за уже оплаченные, но забракованные подписи и следует угроза отстранения от работы. Главная цель этого локального пиаровского хода – спровоцировать сплочение агитаторов вокруг своего командира – обычно достигается. Чуть позже районный начальник «улаживает» конфликт в центре, и переводит сплочение агитаторов на принципе круговой поруки в русло коллективной работы на победу.

Еще один прием работы на сплочение коллектива, который обычно применяется в нашей команде. Прием банальный, но действенный. Вообще-то во время всей кампании в команде сухой закон. Расслабиться позволяем себе один раз - в день регистрации кандидата по результатам сбора подписей. Причем, это не просто расслабуха, это запланированное сценарное мероприятие в виде дружеской вечеринки по поводу первого успеха кампании.

Мероприятие проводится в масштабах каждого районного (территориального) штаба. На вечеринку приглашаются отличившиеся сборщики подписей, обязательно присутствует представитель Центра. Здесь к новичкам приглядываемся, проводим несложный ритуал их приобщения к команде. Как правило, именно на приобщенных мы потом опираемся в агитационных мероприятиях.

Однако самым действенным приемом стимулирования сопричастности является приглашение агитаторов к совместному со штабистами обсуждению вопросов, связанных с проведением кампании, отдельных её акций, а также публичное высказывание признательности агитаторам за дельные советы, суждения. Когда вы собираете агитаторов на инструктаж, на промежуточные отчеты, не надо скупиться на добрые слова в адрес тех из них, кто отличился при выполнении задания или кто дал полезную информацию.

В малоформатных кампаниях мы часто прибегаем и к такому приему, как выборочный вечерний прозвон хорошо сработавших агитаторов. Звонит обычно сам кандидат или руководители избирательного штаба.

- «Вы неплохо сработали, - говорит кандидат (или начальник штаба) агитатору по телефону, - спасибо вам. Мне хотелось бы узнать поподробнее, как избиратели воспринимают наши материалы, где у нас не все получается, что надо поправить?»

Многие менеджеры считают подобные реверансы в сторону агитаторов излишними, предпочитая лишь строить их в шеренги. Это ошибка, непонимание психологии человека. Маленькому человеку всегда лестно, когда к нему за советом обращается человек, стоящий на более высокой ступеньке иерархической лестницы, в сознании маленького человека это обращение как бы уравнивает его с большим, делает их соратниками. А соратничество и сопричастность – категории близкие.

Конечно, я не призываю превращать бригады агитаторов в некий дискуссионный клуб. Специально созывать агитаторов для вольного трёпа накладно. Но любой их сбор по делу, как уже говорилось выше, надо использовать для сплочения команды, для привития духа коллективизма, духа сопричастности к общему делу. И морально поддержать агитатора после напряженного трудового дня добрым телефонным общением тоже нелишне. В этом – залог успешной работы агитаторов.

2.5.4. Правило четвертое: никаких твердых окладов!

Оно касается правильной организации материального стимулирования труда агитаторов.

2.5.4.1. Как платить?

Я уже говорил о том, что агитатор должен получить за добросовестный труд достойное вознаграждение и что менеджер обязан предложить агитатору такое материальное стимулирование, которое бы того обязательно устроило. Приводил расчеты минимального заработка агитатора.

Здесь же я остановлюсь на проблеме организации оплаты труда агитаторов. То есть вопрос уже не в том, сколько платить, а в том, как платить, чтобы агитатор был кровно заинтересован в конечном результате – в победе. Чтобы он искал любой повод лишний раз постучаться в дверь к избирателю.

Человек, который не занимался организацией выборов, скажет: тоже мне, нашел проблему: заключи договор об оплате в два этапа – обычная зарплата и хорошие премиальные в случае достижения результата. И вся проблема.

Правильно. И все бы так и поступали, если бы не одно «но». В силу ущербности российского избирательного законодательства в целом и избирательного законодательства многих регионов фонд кандидата часто ничтожно мал, дай бог, чтобы его хватило на агитацию в СМИ. Поэтому кандидат вынужден прятать от глаз избиркома любые расходы на свою кампанию, которые можно спрятать. Как правило, через избирательный фонд оплачивается только то, что невозможно или трудно спрятать. Всё остальное идет, минуя фонд, пресловутым черным налом.

Работу платных агитаторов как раз можно надежно спрятать. Что, собственно, и делают все без исключения кандидаты. Способов маскировки множество.

Можно, например, платных агитаторов оформить как добровольцев.

Можно на порядок занизить в отчетах истинный размах проводимых агитационных мероприятий.

Если платных агитаторов все же пришлось «засветить», то в договоре с ними можно без стеснения указать смехотворно малую сумму, а все остальное заплатить черным налом. И т.д.

Одним словом, главное здесь – не допустить, чтобы где-то вдруг всплыли документы, фиксирующие истинные суммы, затраченные на оплату агитаторов. Поэтому о полноценном договоре с агитатором не может быть и речи. А значит и рекомендация «заключи договор - и все в порядке» тут не проходит.

Как быть? Можно ли без заключения договора с агитаторами добиться того, чтобы оплата действительно стимулировала их работать на победу?

Опираясь на собственный опыт, могу уверенно ответить на этот вопрос положительно. Тут принципиально важны три момента.

Первый. Система оплаты агитаторов должна быть сдельно-премиальной. Никаких окладов и месячных ставок для агитаторов!

Второй. Премия по результатам (за победу на участке) должна быть не менее суммы оперативной оплаты. При этом добросовестный агитатор и без премии должен получить за свою работу приличную по местным меркам сумму.

Третий. Необходимо вселить в агитаторов уверенность в том, что их не «кинут». Они должны постоянно видеть, что и кандидат, и главный менеджер, через которого идут деньги к исполнителям, очень дорожат своей репутацией и очень щепетильны в вопросе своевременного и полного расчета с командой.

К сожалению, «кидал» среди стремящихся во власть больше чем достаточно - как среди именитых, так и среди новичков. И агитатор, раз обжегшись, ни за что не станет работать за обещание «хорошо заплатить, но потом».

Очень часто крайним в ситуации, когда агитаторам не заплатили, остается менеджер. Потому что именно он, пусть и от лица кандидата, оговаривает условия и размер оплаты с исполнителями. И именно к нему идут разгневанные агитаторы, которых кандидат обманул. Я как менеджер тоже бывал крайним, и теперь, наученный горьким опытом, твердо придерживаюсь правила: ни за что не дам отмашку на оргмассовое агитационное мероприятие, если оно не проплачено полностью, т.е. если деньги на расчеты с исполнителями не лежат у меня в сейфе. И агитаторы должны знать об этом правиле.

Тезис о «кидалах» завершу репликой о мелких жуликах. К сожалению, среди местных, которых нам приходится привлекать в качестве руководителей низшего и среднего звена (бригадиры агитаторов, руководители локальных программ и др.) нередко встречаются нечистые на руку люди, стремящиеся вопреки нашим инструкциям и установкам урезать вознаграждение, причитающееся исполнителям. Надо решительно пресекать эти действия, своевременно выявляя факты самовольного снижения объявленных штабом расценок. Выявить это нетрудно, ведь анкеты с адресами и телефонами агитаторов в штабе имеются. А выборочные беседы руководителей и сотрудников штаба с агитаторами просто необходимы. И не только по поводу оплаты. Чтобы держать руку на пульсе кампании, и кандидату, и руководителям штабных полевых структур следует чаще общаться с агитаторами.

2.5.4.2.О бонусной системе стимулирования агитаторов

Мы стараемся работать с агитаторами по так называемой бонусной системе. И когда нам удается ее внедрить, шансы на успех высоки.

Суть системы в следующем.

а) оплата агитатора складывается из двух примерно равных частей: оперативной (вербовочной) суммы и премиальной (бонус). При этом вербовочная сумма объявляется гарантированной оплатой за весь планируемый объем работы агитатора (не менее 7 касаний). Такая же или даже несколько большая сумма причитается ему в качестве премии (бонуса) в случае победы кандидата на участке;

б) оперативная оплата производится по сдельной системе, отдельно за каждую агитационную акцию. Вербовочная сумма «расписана» по всем акциям;

в) по каждой агитационной акции заранее определена и доведена до агитаторов цена единицы оплаты, с учетом бонуса.

Вот как, например, организуется оплата агитатора за акцию «От двери к двери».

Во-первых, в смету закладывается норматив эффективности работы по акции (норматив фиксированных контактов). Заранее предполагается, что только каждая четвертая дверь будет «открыта», по остальным адресам агитаторы разложат агитационные материалы по почтовым ящикам. Этот норматив проверен практикой и признан большинством избирательных технологов.

Следует, правда, отметить, что с учетом результатов анализа электоральной статистики по округу норматив фиксированных контактов иногда приходится корректировать.

За «открытие» двери, подтвержденное отрывным талоном с наказами избирателя (или что-то в этом духе), агитатор может рассчитывать, к примеру, на 20 рублей. Причем, 8 рублей (вербовочная сумма), выплачивается сразу, после обхода квартир и выборочной проверки представленного агитатором отчета. А вот 12 рублей составляют так называемую бонусную сумму, размер выплат из которой напрямую зависит от эффективности работы агитатора на участке и результата выборов в целом.

Если на участке 1000 квартир, на оплату отрывных талонов с наказами в смету закладывается 5 000 руб. ( 20 руб. х 250 квартир). По оставшимся 750 квартирам в смету закладывается стоимость разноски агитационных материалов по почтовым ящикам, что приравнивается к безадресной рассылке. С учетом бонусной системы один почтовый ящик обойдется в 30 копеек (15 + 15), а 750 ящиков – 225 руб.

Итого на полный агитационный обход избирательного участка агитатором надо закладывать в смету 2 112,5 руб.(оперативная оплата) + еще 3 112,5 руб. (бонус), всего 5 225 руб. Именно такую сумму получит агитатор в случае победы на своем участке.

г) основные суммы выплат приходятся на ведущую агитационную акцию – «От двери к двери». При этом целесообразно, чтобы бонус полнее отражал результаты работы по этой акции. Скажем, помимо самого факта победы, размер бонуса может зависеть от соотношения количества добытых агитатором отрывных талонов с наказами избирателей и голосов, поданных за нашего кандидата на данном избирательном участке.

Не могу не предупредить о большом подводном камне бонусной системы и сдельной системы оплаты в целом. Работа агитаторов при сдельной оплате не терпит простоев. Простои деморализуют агитаторов, снижают возможность их нацеливания на победу. Поэтому так важны грамотное планирование оргмассовой работы, сшивка планов полевого и обеспечивающих направлений кампании и своевременное ресурсное обеспечение мероприятий с участием агитаторов.

● Сказав о подводном камне, не могу не сказать и о многотонном фугасе, который заложили наши законодатели под бонусную систему, приняв новую редакцию ст. 53 Федерального Закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». Если следовать этой норме, то бонусной системе конец.

Поэтому я вынужден закончить раздел ругательствами в адрес тех, кто таким образом отредактировал Закон.

Не знаю, понимают ли наши законодатели, за что они проголосовали? Что они поставили крест на оплачиваемых агитаторах? Что фактически они запретили сдельно-премиальную оплату для тысяч людей, занимающихся агитаторским трудом!? Что фактически возвратили в Россию ненавистную уравниловку!?

Читатель наверняка недоуменно начнет читать еще раз то, что я только что сказал. Не спятил ли автор? Ведь коммунисты сегодня в Думе в меньшинстве. Ведь эта поправка выгодна только им. Ведь только у коммунистов есть армия добровольцев, мобилизуемая для агитационной работы. Все остальные – и Единая Россия, и СПС, и Яблоко, и даже самая рассудительная ЛДПР вынуждены во время выборов нанимать волонтеров и платить им деньги.

Причем, любой нормальный человек понимает, что труженику, добившемуся лучших результатов, надо платить больше, чем тому, кто сачкует, т.е. что правильнее платить по результатам работы. Это разумно, это справедливо, наконец!

Каких результатов работы надо добиваться от агитатора? Да чтобы он победил на своем участке! Если один агитатор выиграл на своем участке, а второй проиграл, надо первому заплатить больше. Разве не так?

Почему же законодатели так дружно выступили против этого справедливого принципа оплаты труда агитаторов?

Судя по неуклюжему тексту столь странной нормы, могу только догадываться, откуда ноги растут. Это – ни что иное как неадекватная реакция Думы (наверняка с подачи ЦИК) на получившую широкое распространение черную технологию «Избирательный договор «Семейный агитатор». Подробно об этой технологии вы прочтете в соответствующей статье Специальной части моей книги.

Слов нет, технология вредная и реагировать на неё надо было. Но не так же тупо! Норму вводили с целью «как лучше», с целью борьбы с подкупом избирателей, чтобы придавить лже-агитаторов, а «получилось как всегда» – задавили труженика.

Вот уж воистину: хотели за здравие, а пьют за упокой!

Никто из избирательных менеджеров уравниловки для агитаторов вводить не будет. Я в этом уверен. Потому что, в отличие от авторов обругиваемой мной нормы, мы вполне в своем уме. Потому что обойти любую норму, даже если она в форме фугаса, – наша профессия. Только зачем нас к этому подталкивать?

Всё. Поругался, легче стало. Поехали дальше. ■

2.5.4.3.Технологические схемы расчетов по бонусной системе

Итак, несмотря на происки, мы всё же выбираем бонусную систему организации труда агитаторов. Ибо мы собираемся работать, а не изображать работу.

При бонусной системе приходится обсчитывать всю работу агитаторов – по каждой акции, в которой они задействованы. Рекомендую последовательно составлять три следующих документа:

1. Примерную схему расчета поэтапной оплаты агитатора за отработку усредненного избирательного участка округа.

Схема отражает все этапы работы агитатора, все его «касания» Для «вычисления» усредненного участка количество избирателей округа делится на число участков. Таким образом получаем число избирателей усредненного участка. Разделив затем эту цифру на 2, получаем примерное число адресов (квартир и частных домов), подлежащих первичной агитационной отработке. Кроме того, необходимо установить норматив фиксированных контактов по участку (см. выше) – это фактически цифра плана агитатора по сбору наказов.

2. Примерную схему общих затрат по округу на оплату агитаторов.

Эта схема, с разбивкой по участкам, рассчитывается на основе первой технологической схемы. В ней отражаются количество избирателей и отрабатываемых адресов, оперативная оплата и бонус, а также норматив фиксированных контактов по каждому участку.

3. Лицевые счета на агитаторов.

На основе обеих технологических схем на каждого агитатора заводится лицевой счет, в котором отражаются все «касания», суммы оперативной оплаты и бонуса.

Для руководителя полевого направления кампании наличие схем поэтапных и общих затрат на оплату агитаторов намного облегчает жизнь. Еще бы – там прописаны не только все касания в нужной последовательности, но расценки на каждое касание.

Для агитатора наличие лицевого счета, в котором на его глазах растет бонусная сумма, является важным стимулом в работе. При этом агитатор знает, что при первой же обнаруженной в его работе явной халтуре, накопленный бонус обнуляется.

Ниже привожу образцы такой документации, разработанной в начале 2002 г. на выборах в законодательное собрание одного из регионов Европейской части России.

Исходные данные:

а) округ малоформатный – 28 тысяч избирателей, 15 избирательных участков;

б) форма работы агитаторов – участковая;

в) в плане-графике кампании (раздел «Работа агитаторов») предусмотрено 11 касаний;

г) анализ электоральной статистики дает прогноз 35-процентой явки на выборы;

д) норматив фиксированных контактов рассчитывается из установки, что для гарантированной победы на выборах необходимо набрать 4 500 голосов, что составляет 16 % от числа зарегистрированных избирателей.

Технологическая схема 1.

Примерный расчет поэтапной оплаты агитатора за отработку усредненного избирательного участка округа.

(1900 избирателей или 950 адресов).

Задание по сбору наказов (норматив фиксированных контактов по акции «От двери к двери») – 300 шт. - цифра, равная 16 % от числа зарегистрированных избирателей по усредненному участку. Расчеты в рублях, с округлением до 5. Первое значение в множителе – стоимость отработки одного адреса в рублях, второе – количество отрабатываемых адресов.

Исходя из более сложных условий обработки частного сектора жилья, расценки на его обработку предусмотрены с повышенным коэффициентом.

Сюда - таблицу № 02

Технологическая схема 2.

Примерная схема общих затрат на оплату агитаторов.

Расчет сделан на основе Нормативной схемы 1 применительно госсектора жилья. Расценки за отработку частного сектора выше: по оперативной оплате – на 20%, по бонусу – на 12%.

Сюда - таблицу № 03

Лицевой счёт агитатора ( участок - 2 500 избирателей)

Сюда - таблицу № 04

2.5.5. Правило пятое: платить только после проверки выполнения задания

Оплата агитатору каждый раз должна производиться только после подтверждения выполненного задания.

Методы проверки несложные. По каждой агитационной программе предусматриваются и рекомендуются «свои» варианты проверки. И своя система санкций за ошибки и халтуру.

Агитаторы должны знать о наличии четкой системы контроля за их работой и шкале санкций за халтуру, постоянно видеть наглядное подтверждение действия этой системы. Халтура должна немедленно наказываться.

Система контроля за работой агитаторов предусматривает:

а) оперативный контроль или контроль «по горячим следам»;

б) сопровождающий контроль или контроль «второй линии».

«Контроль «по горячим следам» предполагает оперативную проверку выполнения задания агитаторами. Такая проверка проводится сразу же после завершения той или иной агитационной акции или доклада агитатора о выполнении задания. Оперативный контроль осуществляется на двух уровнях.

Первый уровень оперативного контроля возлагается на районные штабы и бригадиров агитаторов. Чтобы руководители районных штабов и бригадиры не перекладывали контроль на Центральный штаб, целесообразно предусмотреть их материальную ответственность за недобросовестные отчеты агитаторов.

Второй уровень оперативного контроля осуществляется Центральным штабом.

В штабных структурах должны быть предусмотрены специальные сотрудники, обеспечивающие оперативный контроль. Кроме того, на период поступления отчетов о проведении таких трудоемких акций, как « От двери к двери» или «Телефонная агитация», следует по возможности подключать к контрольным мероприятиям сотрудников других подразделений штаба, проверенных активистов, доверенных лиц кандидата.

Контроль «по горячим следам» проводится практически всеми избирательными штабами. А вот так называемый сопровождающий контроль (или на профессиональном сленге – «вторая линия») в практике встречается крайне редко. Хотя это очень эффективная форма контроля, благодаря которой избирательный штаб не только контролирует работу своих агитаторов, но и получают возможность отслеживать предвыборную ситуацию на каждом избирательном участке.

О том, что представляет собой «вторая линия» контроля и как она организована, подробно рассказывается в десятой главе книги.

Здесь же - буквально несколько слов о её сути. Эта форма контроля осуществляется с помощью контролеров-общественников, набираемых из числа пенсионеров, неработающих мамаш и прочих «надомников», живущих на территории избирательного округа. Набор общественников производится преимущественно «по знакомству» - из числа окружения кандидата – его родственников, друзей, знакомых, а также из числа родственников, друзей и знакомых этих лиц. Родственники родственников и знакомые знакомых, так сказать. Контролеры «второй линии» работают, не выходя из дома: они фиксируют и оперативно сообщают в штаб о всех агитационных визитах и звонках, о любой обнаруженной в почтовом ящике листовке. Система сопровождающего контроля позволяет штабу отслеживать работу не только своих, но и чужих агитаторов.

Оперативный и сопровождающий контроль, дополняя и усиливая друг друга, обеспечивает надежное наблюдение за всем, что делают агитаторы на своих участках. Если в штабе к тому же продумали справедливую систему санкций за недочеты и халтуру и довели её до агитаторов, можно быть уверенными, что агитаторы будут работать эффективнее.

Глава 3.

ПЛАНИРОВАНИЕ ПОЛЕВОГО НАПРАВЛЕНИЯ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ

3.1. ОБЩИЕ ТРЕБОВАНИЯ

Полевая работа, являясь важным и достаточно самостоятельным направлением избирательной кампании, должна вестись, тем не менее, в тесной увязке с другими направлениями кампании: медийным, информационно-аналитическим, полиграфического и хозяйственного обеспечения, правовой поддержки и др.

Для этого необходим четкий единый план избирательной кампании, в котором мероприятия по двум ведущим и всем вспомогательным направлениям должны быть логично увязаны между собой.

Не буду вдаваться в подробности единого планирования кампании. Скажу лишь, что о квалификации менеджера кампании можно судить не в последнюю очередь по тому, насколько он справляется с задачей увязки в проекте плана двух базовых направлений избирательной кампании по срокам и режимам интенсивности разворачивания кампании.

О чем речь?

К примеру, если главным в кампании является агитационно-рекламное направление, и рекламная атака планируется в определенном режиме (например, «нарастающая волна»), менеджер должен оценить, насколько соответствуют этому режиму предлагаемые полевиками набор и график проведения оргмассовых мероприятий, имеющих в данном случае статус сопровождающих или подкрепляющих рекламную атаку. В любом случае недопустимо наличие совершенно изолированных друг от друга набора мероприятий - с одной стороны по медийному, а с другой – по полевому направлению.

Важное замечание. Оргмассовое направление - раздел тактики избирательной кампании. Его планирование наряду с планированием всех других тактических направлений, осуществляется после принятия стратегии кампании. Бессмысленно обсуждать, как «достучаться» до избирателя, а тем более бессмысленно и даже вредно соваться к нему, если не решено, а что же следует говорить избирателю, в каком обличье подавать ему кандидата.

Я уже говорил о правиле «Не бежать впереди паровоза» в разделе 2.5, посвященном «сбивке» агитаторских бригад. Это правило полностью применимо и к планированию полевых мероприятий.

И еще одно замечание. Ориентиром для планирования кампании штабом кандидата должен служить календарный план соответствующего избиркома, в котором находят отражение требования закона о предстоящих выборах с увязкой мероприятий по времени. Целесообразно, кроме того, брать в расчет календарь знаменательных дат, приходящихся на время избирательной кампании.

Что касается непосредственно планирования полевого направления избирательной кампании, то соответствующий раздел плана-графика я бы рекомендовал разбивать на три подраздела:

1. Набор и формирование команды. Этот подраздел предусматривает поэтапный подбор людей для работы участковыми или маршрутными агитаторами, прозвонщиками, социологами, писарями и т.д., их обучение и расстановку. И хотя этот подраздел стоит первым в списке, он составляется на основе двух последующих, потому что в основу позиций подраздела берутся сроки реализации мероприятий, в которых принимают участие участковые и локальные агитаторы.

2. Работа участковых (или маршрутных) агитаторов. Это – основной подраздел плана-графика. В нём расписываются по срокам все «касания» (обходы квартир, разноска и расклейка агитационных материалов и пр.), осуществляемые «основными» агитаторами, даты их инструктажей и отчетов. Таким образом, вся кампания, начиная со сбора подписей и кончая наблюдением за голосованием и подсчетом бюллетеней в день выборов, находит отражение в этом подразделе.

3.Локальные полевые программы. Сюда входят такие позиции, как агитационные пикеты, телефонное внедрение, техническая подготовка агитационных материалов для массовой и адресной доставки, вторая линия контроля, проведение мониторинга и т.п.

В отличие от второго подраздела, субъектами которого являются «основные», т.е. участковые или маршрутные агитаторы, в третий подраздел плана-графика включены позиции, в осуществлении которых участвуют совсем другие люди: пикетчики, прозвонщики, контролеры, писари и пр. В принципе, это тоже агитаторы, только работающие в рамках локальных полевых программ избирательной кампании. Мы уже говорили об этом.

И еще одно отличие. Участковый (маршрутный) агитатор работает «глобально» – по многим направлениям, практически каждый день в течение всей кампании. Участники же локальных полевых программ привлекаются либо на короткое время, обусловленное сроками проведения локальной акции (недельные пикеты), либо для выполнения какой-то узкофункциональной задачи («вторая линия» контроля).

К полевому направлению примыкает программа «Встречи кандидата с избирателями». Пожалуй, её тоже можно включать в третий подраздел плана-графика.

3.2. ТАКТИЧЕСКИЙ РИСУНОК

Разрабатывая стратегию и тактику избирательной кампании, её технолог обязательно прописывает тактический рисунок компании в целом.

Напомню, что тактический рисунок ИК - это вводная часть тактического раздела проекта избирательной кампании. Фактически тактический рисунок – разбивка по этапам и расстановка по ранжиру сначала базовых, а потом обеспечивающих направлений кампании, с учетом складывающейся конфигурации ИК и всех других значимых для проектирования кампании факторов. Зачем это делается? А затем, чтобы наиболее эффективно распорядиться имеющимися ресурсами.

Аналогичным образом, менеджер-полевик, формируя план мероприятий оргмассового направления для включения его в общий план-график, должен хотя бы приблизительно «прорисовать» тактический рисунок своего направления. Другими словами, ему необходимо определиться, какие из оргмассовых мероприятий займут в работе направления приоритетное место, а какие будут лишь обеспечивать принцип тотальности (см.ниже). И не только определить, но и обосновать свои выводы.

В идеале в мало- и среднеформатных кампаниях приоритетным мероприятием должна быть акция «От двери к двери». Но это в идеале. А что если на проведение этой акции средств у кандидата недостаточно? Тогда вполне вероятно, что упор в оргмассовом направлении может быть сделан на встречах кандидата с избирателями + организация телефонных «открытых линий». Эти мероприятия наименее затратные.

Но в любом случае необходимо просчитать свои возможности в проведении всех традиционных полевых методик и определить объемы участия команды по каждой из них. При этом всякий раз надо руководствоваться критерием наибольшей отдачи той или иной методики в данной конфигурации, в данных условиях.

К примеру, понятно, что встречи кандидата с избирателями дают тем большую отдачу, чем меньше избирательный округ, за счет процента охвата избирателей. Значит, при проектировании малоформатных кампаний это направление наряду с акцией «От двери к двери» должно быть приоритетным.

С учетом предполагаемого тактического рисунка набрасываются первоначальные прикидки по смете направления, которые берутся в расчет при проектировании плана ИК в целом.

3.3.ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ

При планировании мероприятий оргмассового направления целесообразно придерживаться следующих основных принципов.

3.3.1. Принцип сшивки направлений

Как только что было сказано, планирование полевого направления осуществляется в тесной увязке – сшивке – со вторым основным направлением избирательной кампании - медийным (агитационно-рекламным). Сшивка предполагает взаимное дополнение и усиление сшиваемых направлений.

Поэтому, если, к примеру, вся продукция рекламного направления подается в режиме «удар – фон – удар», не должно получиться так, чтобы во время фоновой подачи агитационных видеороликов агитаторы тоже «залегли на дно». Сплошной фон избирательной стратегией не допускается. Если, конечно, это не обусловлено особыми тактическими соображениями.

При планировании полевого направления важна также увязка с направлениями полиграфического и хозяйственного обеспечения. Если эта сшивка не продумана по срокам, может случиться, что агитаторы будут простаивать. При сдельной системе оплаты агитаторов это просто недопустимо.

Само собой разумеется, что принцип сшивки обязателен для планирования всех остальных направлений избирательной кампании, не только оргмассового.

3.3.2. Принцип тотальности

Принцип тотальности первыми сформулировали классики современного избирательного искусства Е.Малкин и Е.Сучков (см. их Основы избирательных технологий, 3-е изд., стр.176-180).

Применительно к оргмассовому направлению этот принцип означает необходимость:

а) присутствия (или, по крайней мере, обозначения своего присутствия) во всех мыслимых агитационных нишах, и

б) отслеживания действий соперников во всех этих нишах.

Необходимость присутствия в агитационных нишах обусловлена психологией массового избирателя. Обнаружив в ходе предвыборной борьбы, к примеру, листовки одного кандидата и не видя листовок другого, он подсознательно делает вывод о более серьёзных намерениях первого кандидата, ставя в памяти зарубку в его пользу. Поэтому как бы отрицательно вы не относились, положим, к пикетам, но если можно ожидать, что ваш соперник их выставит, и у вас есть такая же возможность, целесообразно запланировать пикетирование тоже. Хотя бы по самому минимуму, хотя бы затем, чтобы обозначиться в этой нише.

«Присутствие в нишах» особенно необходимо, когда в результате активных агитационных действий вы уже прилично «засветились» и теперь необходимо фиксировать достигнутое, постоянно демонстрируя ваши серьёзные намерения бороться и дальше.

Необходимость отслеживания действий соперников на оргмассовом направлении очевидна. Все это понимают. Но не все это делают системно. Поэтому подчеркну: эффективно отслеживать действия соперника можно лишь при условии, что в вашем штабе есть структурная единица, за которой эта функция специально закреплена. Тогда системное наблюдение за соперником не останется благим намерением.

Мои теоретические изыскания, не дай бог, приведут читателя к мысли, что принцип тотальности обрекает кампанию на «размазывание» её ресурсов, не позволяет сосредоточивать ресурсы на главных направлениях предвыборной борьбы, без чего выиграть любое сражение невозможно. Нет, это не так. Принцип тотальности ни в коем случае не следует трактовать как принцип тотального присутствия. Согласитесь, что «тотальное присутствие» и «обозначение присутствия» вещи абсолютно разные.

3.3.3. Принцип семи касаний

Не знаю уж, кто первым сформулировал это требование: каждого конкретного избирателя надо «коснуться» семь раз, не меньше, только тогда он якобы созреет проголосовать «за».

Помню, что вначале я отнесся к этому принципу планирования полевой работы без энтузиазма. Рассуждал так: а если все кандидаты запланируют коснуться каждого избирателя по семь раз? Да он взвоет! И пошлет всех кандидатов куда подальше.

И лишь позже понял, что никакие это не выдумки избирательных технологов. Правило семи касаний существует объективно. И если штаб кандидата работает по-настоящему, то он эти семь касаний старается обеспечить, может быть, даже не подозревая о существовании данного принципа. Две-три листовки в почтовый ящик, акция «От двери к двери», встречи кандидата с избирателями по месту их жительства и в трудовых коллективах, пикеты, листовка на двери подъезда, благодарственное письмо или письмо-приглашение кандидата и т.д. – этот набор типовых агитационных мероприятий и дает как раз пресловутые «семь касаний».

А насчет того, пошлет ли наш избиратель задолбавшего его своими касаниями кандидата, приведу совершенно убийственный, на мой взгляд, пример.

На довыборах кандидата Госдумы по Мытищинскому избирательному округу № 108 (март 2000 г) был один кандидат, команда которого, по моим понятиям, напрочь потеряла чувство меры в подаче агитационного материала. Не менее семи листовок и буклетов, восемь номеров спецвыпуска газеты, агитационные варианты календарей, расписания пригородных электричек, поздравления к 23 февраля и 8 марта и т.д., и т.п. Агитационными плакатами и листовками кандидата был заклеен каждый столб! Да что там столб! На заключительном этапе избирательной кампании плакатами кандидата был обклеен каждый (!!!) межоконный проем первых этажей буквально на всех домах округа!

И что же? Жители возмутились? Не пошли голосовать?

Ничего подобного. Напротив, они довольно дружно проголосовали именно за этого кандидата. И сегодня этот кандидат отстаивает их интересы в Думе. Зовут его Аркадий Баскаев.

Надо, правда, признать, что агитационный материал у генерала Баскаева был высочайшего качества и в большинстве случаев подавался очень грамотно.

Так что при надлежащей подаче агитационного материала не надо бояться переборщить с «касаниями».

3.3.4. Принцип цепочки

Само оргмассовое направление планируется как ряд последовательных, логично цепляющихся друг за друга действий.

Сегодня любой доморощенный менеджер знает о существовании таких избирательных программ, как «От двери к двери», «Телефонная агитация», «Агитационные пикеты», «Адресная рассылка» и т.д. Но далеко не каждый догадывается, что просто включить их в план мероприятий мало, надо построить их по принципу цепочки – так, чтобы в течение всей избирательной кампании как бы держать избирателя в режиме ожидания.

Что я имею в виду? Надо постараться построить работу направления так, чтобы уже при первом касании избирателя он был проинформирован о следующем касании, потом о третьем и т.д.

Вот как это выглядит на практике.

Накануне акции «От двери к двери» по почтовым ящикам разносится записка кандидата с просьбой уделить агитаторам несколько минут.  Во время обхода квартир агитаторы оповещают избирателей о том, что через неделю им занесут более подробную информацию о кандидате, например, спецвыпуск газеты.  В спецвыпуске объявляется о предстоящей акции «Горячая линия» и о том, что о ходе (или итогах) акции избирателя проинформируют отдельной листовкой или через СМИ.  При информировании объявляется о втором спецвыпуске газеты и возможном телефонном звонке.  В спецвыпуске сообщается о завершении работы кандидата над включением наказов в программу и о том, что соответствующие материалы скоро будут доставлены избирателям. А во время телефонного контакта прозвонщик добивается от избирателя согласия на повторный звонок. И т.д.

3.3.5.Принцип ресурсного обеспечения

Этот принцип как бы само собой разумеющийся. Нельзя вносить в план позиции, которые заведомо не могут быть обеспечены ресурсно: людьми ли, деньгами ли, временем ли. И еще. Если предусматривается поэтапное финансовое обеспечение кампании, плановые сроки поступления денег должны безусловно соблюдаться.

К сожалению, на практике приходится встречаться с ситуациями, когда кампания буквально разваливалась из-за срывов финансового обеспечения запланированных мероприятий: в одних случаях денежных средств оказывалось гораздо меньше, чем предполагалось, в других - они поступали в распоряжение менеджера порционно, но с опозданиями.

Финансовое обеспечение обычно лежит на кандидате. Хотя встречается и спонсорское, независимое от кандидата, ресурсное обеспечение. В любом случае, тот, кто начал платить, должен понимать, что, не обеспечив кампанию всем необходимым, он априори теряет уже вложенные в нее средства и спросить потом с менеджера за неуспех будет нельзя.

Один совет начинающим менеджерам, касающийся планирования в условиях неустойчивого формирования бюджета избирательной кампании, т.е. когда непонятно, удастся ли кандидату собрать всю необходимую сумму или нет.

Составляйте два-три варианта плана избирательной кампании – по максимальному, среднему и минимальному варианту. И начинайте, если это возможно, работать по минимуму. А там как Бог даст. Хотя, откровенно, я не завидую менеджеру, который окажется в подобной ситуации.

Два слова об учете временного и людского ресурса при планировании оргмассовых мероприятий. Существуют определенные выработанные практикой нормативы обеспечения этими ресурсами по каждому виду полевых работ. О некоторых уже говорилось выше, например, о том, сколько времени потребуется одному агитатору для поквартирного обхода своего участка. Ниже, в главах о конкретных полевых методиках приводятся соответствующие нормативы, учет которых облегчает планирование, позволяет оценить реальность планируемых и отчетных мероприятий.

К слову. Опираясь на признанные специалистами нормативы по сбору подписей, любой объективный исследователь последней президентской кампании в России (2000г.) будет вынужден сделать однозначный вывод о том, что в условиях этой усеченной по времени кампании никто из кандидатов не в состоянии был собрать требуемого числа подписей, если только его команда не собирала их круглые сутки и не привлекала в качестве сборщиков специалистов-скорописцев.

3.4. ПЛАН-ГРАФИК КАМПАНИИ

Планирование – процесс конкретный и формализованный. В итоге этого процесса на свет появляется документ, именуемый планом-графиком кампании.

Форма плана-графика избирательной кампании, его структура - дело вкуса и отражение опыта менеджера.

Впрочем, иногда форму плана диктует его функциональность. В частности, при проектировании ИК, когда проектная документация готовится для оценки клиентом (кандидатом), целесообразно план-график строить по направлениям кампании: оргмассовое, агитационно-рекламное, аналитическое обеспечение и т.д.

Ниже даётся пример типового плана-графика, сверстанного по направлениям кампании и рекомендуемого к использованию в кампаниях нераскрученного кандидата. Подробно раскрыт в нем только раздел «Организационно-массовое направление». Остальные разделы формируются аналогичным образом.

Сюда табл. № 5.

Для повседневного пользования в штабной работе план-график разворачивается в форму «простыни», которая более наглядно представляет не направления кампании, а сроки подготовки и проведения мероприятий. Ниже приводится фрагмент «простыночного» плана-графика избирательной кампании одного из кандидатов в депутаты Законодательного собрания Краснодарского края, составленного мной в 1998 г. (фамилия кандидата изменена). При этом хочу отметить, что далеко не во всех кампаниях я придерживаюсь именно такой формы плана.

Сюда таб. № 06

Глава 4.

полевые штабы в структуре управления ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИЕй

4.1. Штатный Состав и оснащение. Традиционный подход

Практически в каждой книжке по избирательным технологиям приводится «правильный» состав (штатная численность) избирательного штаба.

Между тем, вряд ли здесь уместен шаблонный подход. По опыту знаю: состав штаба каждый раз зависит от географии округа, ресурсных возможностей кандидата, целей кампании, от опыта и квалификации руководителя кампании, от возможности привлечь нужных специалистов.

Можно обосновать необходимость создания самой «правильной» структуры, красиво нарисовать её на ватмане или в компьютерном файле, вписав во все квадратики название должностей. Но если под конкретный квадратик у вас нет денег или нет нужного специалиста, то грош цена вашему ватману.

Если же материальные и кадровые проблемы кампании решены, если цель кампании – победа, схему штабной структуры построить нетрудно. Хотя и тут необходимо будет учесть численность избирателей, географию избирательного округа, тактический рисунок кампании (в частности, приоритетность направлений ИК).

Полевая составляющая в штабной структуре избирательной кампании любого уровня, за исключением, может быть, президентской – самая объемная. И это понятно, ведь большинство людей, работающих на кандидата, закрывают именно полевое направление.

В условиях же когда кандидат преодолевает давление административного ресурса, когда местная власть поддерживает другого, полевая составляющая будет близка к 100 процентам. Потому что, как уже отмечалось выше, с помощью административного ресурса можно заблокировать выходы в СМИ, почтовую рассылку агитационных материалов, в значительной части даже встречи с избирателями, но заблокировать акцию «От двери к двери», телефонную агитацию, расклейку и разноску листовок практически невозможно.

В избирательных кампаниях среднего и крупного масштаба используется двух- или трехуровневая штабная структура. В кампаниях мелкого масштаба – двух- или одноуровневая структура. Обычно построение штабных структур осуществляется с учетом административно-территориального деления округа.

По одноуровневой структуре все понятно.

Двухуровневая структура предусматривает центральный (окружной) штаб и районные (территориальные) штабы.

При трехуровневой системе создается промежуточное штабное звено – кустовые (зональные) штабы, на каждый из которых замыкается по несколько районных штабов. Причем, не факт, что определяющим принципом построения трехуровневой штабной структуры может выступать только административно-территориальный фактор. Например, эффективную штабную структуру по выборам губернатора Московской области лучше формировать при помощи линейных (кустовых) штабов, сформированных по основным линиям пригородного железнодорожного сообщения, на которые замыкаются территориальные (районные и городские) штабы

Наиболее востребованной на выборах является двухуровневая штабная структура. Можно предложить в качестве ориентира, например, для штаба по выборам депутата Госдумы, следующие параметры штатного расписания и оснащения штабов двухуровневой структуры.

А. Центральный (окружной) штаб

Штатный состав:

1. Кандидат.

2. Референт кандидата - ответственный за график работы кандидата.

3. Руководитель кампании (избирательный технолог) – автор проекта ИК. Направляет и корректирует кампанию по ходу её ведения. Он же – руководитель привлеченных консультантов.

4. Начальник штаба, или главный менеджер кампании.

5. Руководитель службы полевого направления.

Служба включает координаторов подразделений районных штабов, работающих с агитаторами, контролерами, контактниками. Сюда входят руководители локальных полевых программ.

6. Руководитель службы агитационно-рекламного направления.

Служба включает рекламщиков, пресс-группу, видеооператора и др.

7. Аналитическая группа (идеология, социология).

8. Группа, обеспечивающая встречи кандидата с избирателями

9. Секретариат, в т.ч. компьютерная группа, и общественная приемная.

10. Финансовый директор кампании - вне штата, из особо доверенных лиц кандидата или основного спонсора.

11. Бухгалтер - из особо доверенных лиц кандидата, можно вне штата.

12. Юрист (юристы).

13. Имиджмейкер (по необходимости).

14. Служба хозобеспечения, в т.ч. транспортное подразделение.

15. Служба СМЕРШ, в т.ч. охрана.

Оснащение:

а). Общий офис - примерно 200 кв. м, с изолированными комнатами для всех служб:

- телефоны, не менее 5 линий, факсаппараты – в секретариате и в агитационно-рекламной службе;

- мобильные телефоны или пейджеры – у руководителя кампании, руководителей служб, пресс-секретаря, у отвественного за график.

- компьютеры Пентиум с принтером, сканером, модемом – 3 комплекта (секретариат; аналитики, рекламщики);

- ксерокс мощный ( ризограф);

- ксероксы от 12 копий в мин. – 2 шт ;

- видеокамера;

- видеодвойка – 2 шт (секретариат и рекламщики);

- радиоприемник;

- диктофоны – 5 шт ( пресс-секретарь, референт, полевик, юрист, СМЕРШ);

- портативные калькуляторы – 5-7 шт.;

- сейфы или металлические шкафы для хранения документов – 2 (секретариат, СМЕРШ);

- легковые автомашины - в зависимости от потребностей, но не менее 5 штук на начальном этапе; на заключительном этапе потребность в них увеличивается примерно в два раза. Отмечу, что часто в избирательных кампаниях используются личные автомобили штабистов, которым как минимум компенсируются затраты на бензин, а иногда выплачиваются и амортизационные;

- грузовая а/м – 1, постоянно, еще 1 – гарантированная аренда;

- канцпринадлежности;

- мебель, посуда;

- охрана.

б). Офис-гостиница на 2 комнаты для конфиденциальных встреч и переговоров. Недалеко от общего офиса.

Б. Районный (территориальный) штаб *

Штатный состав

1. Начальник штаба (полевик).

2. Служба по работе с агитаторами, в т. ч контролеры «второй линии».

3. Ответственный за организацию встреч с кандидатом.

4.Ответственный за связи со СМИ, с властями, избиркомами и общественностью.

5.Контактная служба (обеспечивает закрепляющие «касания»).

6.Секретари-операторы ПК.

7.Водители-порученцы. На заключительном этапе количество водителей увеличивается.

8.Служба СМЕРШ, в т.ч. охрана.

Оснащение:

а). Офис 2-3 комнаты (важное условие - нужен зал от 30 кв.м, пригодный для инструктажа агитаторов):

- минимум 2 телефонные линии (факсаппарат обязательно),

- мобильный телефон, пейджеры - по необходимости;

- компьютер с принтером;

- ксерокс - 12 копий в мин.;

- видеодвойка. При сплошном отслеживании ИК соперников число видеомагнитофонов равно числу одновременно вещающих районных ТВ-каналов;

- радиоприемник(и) – по необходимости, для отслеживания ИК соперников;

- диктофоны - 2 шт.;

- портативные калькуляторы – 2 шт;

- сейф или металлический ящик для хранения документов;

- мегафоны с двойным комплектом батареек - от 2 шт.;

- легковые а/м - от 3 шт.;

- канцпринадлежности;

- мебель (не менее 5 письменных столов и 20 стульев), посуда;

б). Помещение под общественную приемную кандидата - 1-2 комнаты общей площадью 30-40 кв. м. :

- офисная мебель, обязательно вешалки-стойки и не менее 10 стульев;

- телефон (факсаппарат);

- недорогой компьютер с принтером;

- канцелярские принадлежности;

- диктофон;

- видеодвойка;

- посуда.

Еще раз оговорюсь: те параметры штабов, которые приведены выше – ориентировочные, желательные, я бы даже сказал - идеальные. К сожалению, работать обычно приходится совершенно в других, более скромных, условиях. Но помечтать об идеальных условиях так хочется…

____________________________

* - количество районных штабов зависит от административного деления, географии избирательного округа и численности избирателей.

4.2. НЕКОТОРЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ШТАТНЫХ КОРРЕКТИРОВОК

Необычность, непредсказуемость избирательного процесса ставит порой перед менеджером ИК необходимость вносить по ходу кампании некоторые коррективы в традиционное штатное расписание избирательного штаба.

На изменение традиционного подхода к этому вопросу влияют и тенденции развития процесса, проявившиеся в последние годы.

4.2.1. Юридическая служба

Возьмем хотя бы такой вопрос как правовое сопровождение избирательной кампании. Еще лет пять назад привлечение профессионального юриста в избирательную кампанию было желательным, но не обязательным условием успешной работы штаба. Более или менее грамотный менеджер в большинстве ситуаций вполне обходился и без него. Сегодня в условиях, когда в реестре черных технологий все большее место занимают приёмы, направленные на выбивание конкурентов из выборного марафона с помощью юридических придирок и специально организованных провокаций, когда подкуп членов избирательных комиссий и судей приобрел устрашающий размах и ведется почти в открытую, - без грамотного юриста, работающего в штабе на постоянной основе, просто не обойтись.

Для опытного менеджера ИК должно быть обыденным соблюдение следующих правил.

Ни одному документу, подготовленному штабом (листовка, инструкция, статья в газете, заявление в избирательную комиссию и пр.), не даётся официального хода без визы юриста.

Юрист в статусе доверенного лица кандидата присутствует на всех заседаниях окружной комиссии. Он непременно представляет интересы кандидата в суде.

Юрист оценивает с позиции перспективности судебного обжалования или опротестования добытые штабом агитационные материалы конкурентов и документы об их сомнительных с точки зрения законодательства действиях. В случае необходимости он готовит соответствующие жалобы, обращения, иски и отстаивает их в избирательной комиссии и суде. И.т.д. Одним словом, без юриста – никуда!

Похоже, я не только перечислил три правила, но и сказал настолько банальные вещи, что у читателя может возникнуть некоторое отторжение: не уважаешь, мол!...

Уважаешь – не уважаешь, разве дело в этом?

Дело в том, что чаще всего кандидат привлекает в кампанию «своего» юриста (юриста, работающего у него на предприятии), не освобождая его от прежней рутины. И каждый раз приходится, что называется, с боем отвоевывать этого специалиста у предприятия. Не всегда и не у каждого менеджера это получается.

И поверьте, отсутствие полноценного юриста иногда роковым образом сказывается на кампании.

4.2.2. Служба СМЕРШ

СМЕРШ – аббревиатура от «смерть шпионам!». В годы Великой Отечественной войны - советская армейская контрразведка. В избирательных штабах – служба безопасности и контрпропаганды, своего рода ваша спецслужба.

Опытным бойцам электоральных войн наверняка приходилось сталкиваться с «засланными казачками», с перекупщиками листовок, с необходимостью участвовать в листовочных войнах, налаживать личную охрану кандидата и ведущих сотрудников избирательного штаба. Перед каждым менеджером кампании остро стоят задачи добывания информации из конкурирующих штабов, отслеживания и нейтрализации враждебных акций и PR-технологий. А собственные так называемые спецпроекты кампании (черные листовки, вброс компромата и пр.)?

По ходу изложения «технологичных» глав книги я не раз буду обращаться к данной теме, показывая на примерах необходимость этой специфичной службы избирательного штаба, давая некоторые рекомендации по направлениям работы СМЕРШа.

Здесь же я хочу лишний раз подчеркнуть следующее.

Избирательная кампания – это ведение войны на электоральном поле боя, и как в каждой войне, без разведки и контрразведки здесь не обойтись. Если против вас работает кандидат партии власти, т.е. задействован административный ресурс, можете не сомневаться, что уже на стадии формирования штаба ведется работа по внедрению в ваши ряды агентуры конкурента. Успешно бороться с этим под силу только специалистам в области ОРД - оперативно-розыскной деятельности. Это – целая наука, одна из ведущих дисциплин в вузах МВД и ФСБ.

Поэтому совет: не забывайте про службу безопасности. А руководителя своего СМЕРШа подбирайте из бывших оперативников спецслужб. Дилетантов эта работа не терпит.

4.2.3. Контактная служба

Во время любого мероприятия оргмассового направления избирательной кампании агитаторы и актив входят в контакт с избирателями, агитируют их, пытаются вызвать симпатии к кандидату. При грамотно построенной работе любой такой контакт они должны постараться зафиксировать, т.е. записать координаты избирателя, необходимые для повторного контакта, и передать эти сведения в контакную службу штаба.

Контакная служба эту информацию собирает, систематизирует, и затем определяет, кого из зафиксированных, когда и в какой форме надо адресно «коснуться»: послать письмо, позвонить, направить агитатора. Служба определяет, какие из «касаний» она делает сама, на что надо нацелить агитаторов, на что группу обеспечения встреч кандидата с избирателями и т.д. Рекомендации службы берутся в основу схемы работы штаба по адресной рассылке (разноске) агитационных материалов.

Штатная численность службы определяется с учетом установки кампании. Напомню, что установка ИК – это обязательный элемент стратегического планирования кампании; она обозначает расчетное число голосов избирателей, минимально необходимое для гарантированной победы кандидата на выборах. Кроме того, на определение штатной численности службы влияют интенсивность ведения агитационной работы штаба, ресурсные возможности кампании.

В любом случае в составе службы должны быть:

операторы компьютера, владеющие Microsoft Excel, которые осуществляют занесение сведений об избирателях в компьютер и фильтрацию этих сведений,

аналитик, выдающий рекомендации по «касаниям» другим подразделениям штаба,

собственно контакники, обеспечивающие преимущественно телефонные «касания».

Всю необходимую информацию о контакной службе и вообще о системе организации адресных «касаний» избирателей вы прочтете в главе 11.

4.3. «ФАНЕРНЫЕ» ШТАБЫ И СТРУКТУРЫ

В заключение главы - немного о так называемых фанерных штабах и структурах или попросту «фанерках».

Очень часто помимо основного штаба кандидата приходится создавать структуры, которые, фактически работая на того же кандидата, никак этого не обозначают. Более того, связь между «фанеркой» и штабом кандидата чаще всего тщательно скрывается, маскируется, да так, что даже сотрудники «фанерки», за исключением одного-двух посвященных, занимающих руководящее положение в структуре, порой не догадываются, что их деятельностью управляют из основного штаба. Естественно, что и в основном штабе о фанерной структуре знают единицы – только те, кому это положено знать, что называется, по долгу службы.

Приведу три типичных примера фанерных структур.

Иногда «фанерка» – это штаб кандидата-подставы, которого команда основного кандидата выставляет, чтобы ослабить позиции сильного конкурента. Подстава в таких случаях «пашет» на том же поле, что и конкурент, стремясь растащить голоса его базового электората. Именно подстава ведет так называемую негативную кампанию против сильного конкурента, т.е. кампанию на подавление последнего, обрушивая на него жесткую, а иногда и запредельную критику и позволяя основному кандидату оставаться «в белых перчатках».

Иногда «фанерка» – это заранее созданная, но спящая до поры, редакция «независимой» газеты, которая просыпается к выборам, чтобы помогать кандидату раскручивать положительный имидж и гасить соперников.

Впрочем, принцип опережающего создания «фанерных» газет на практике часто не соблюдается. Некоторые из них регистрируются чуть ли в день объявления выборов и сразу же начинают вести себя разнузданно по отношению к «заказанным» кандидатам. После выборов они прекращают своё существование.

Иногда «фанерка» – это параллельный штаб кандидата, отрабатывающий засекреченные спецпроекты по дискредитации конкурентов. И т.д.

Следует отметить, что в ряде случаев, в частности, в первом из приведенных примеров, приходится создавать почти полномасштабный штаб, план-график которого плотно увязывается с планом-графиком штаба основного кандидата.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

ТРАДИЦИОННЫЕ ПОЛЕВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ. АГИТАЦИОННЫЕ И ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ ПРОГРАММЫ В ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ КАМПАНИЯХ

Часть вторая состоит из девяти глав, раскрывающих технологию девяти разных методик, применяемых в отечественных избирательных кампаниях. Шесть из девяти приведенных методик - агитационные, а еще три касаются организации контроля за работой агитаторов, отслеживания эффективности агитационных «касаний» и наблюдения за ходом выборов в день голосования.

Особое место в книге занимает глава «Технологии повышения явки избирателей», в которой в концентрированном виде раскрыты все возможные каналы «зацепки» избирателей для последующей агитационно-адресной работы с ними.

Собственно каждая «технологическая» глава – это набор образцов методических материалов (расчеты необходимых ресурсов, инструкции, памятки, опросники и пр.), в разное время использованных нашей командой при работе по выборам. Неапробированных практикой методических материалов в книге нет. Только то, что применялось и сработало.

Под заголовками методических материалов приводится строчка с их «выходными данными»: год и география применения. По этическим соображениям в ряде случаев «выходные данные» пришлось шифровать. Да и в самих методических материалах кое-где фамилии кандидатов и исходные данные кампании из этих же соображений изменены.

Почти каждую главу предваряет «Введение в тему», кратко раскрывающее историю и проблемные вопросы методики.

Глава 5.

СБОР ПОДПИСЕЙ В ПОДДЕРЖКУ ВЫДВИЖЕНИЯ КАНДИДАТА (СПИСКА КАНДИДАТОВ)

5.1. ВВЕДЕНИЕ В ТЕМУ

5.1.1. А раньше было так. Из недавней истории

Сбор подписей в поддержку выдвижения кандидата (списка кандидатов) введен в практику российских избирательных кампаний в 1993 г. В советское время кандидатов выдвигали в трудовых коллективах, процедура эта проходила под надзором родимой партии, была очень заформализованной и скучной. В период перестройки под влиянием расплодившихся клубов избирателей и всяких разных «народных фронтов» право на выдвижение кандидатов было предоставлено еще и так называемым собраниям избирателей. Никаких подписей для этого собирать не требовалось.

В 1989-90 гг. собрания избирателей и отвязанные от КПСС трудовые коллективы навыдвигали таких кандидатов, что заседания Советов всех уровней, широко транслировавшиеся по ТВ, на какое-то время затмили собой все развлекательные программы вместе взятые. В очередях к микрофону депутаты порой выделывали такие кульбиты, что не надо было в цирк ходить – включай телевизор и развлекайся.

Стали поговаривать, что в условиях необузданной демократии требуются фильтры на пути прохождения во власть уже на стадии регистрации кандидатов. Чтобы отсечь хотя бы откровенных придурков. В качестве такого фильтра и была введена процедура сбора подписей в поддержку выдвижения кандидатов.

Можно с уверенностью утверждать, что фильтр сработал. Хотя и в 1993-м, и в последующие годы даже в Госдуме можно было нет-нет, да и увидеть что-то из ряда вон выходящее. Один директор клуба Марычев чего стоил. Однако в массовом порядке приток во власть клоунов прекратился.

А сбор подписей как основание регистрации кандидатов на различные выборные должности вполне прижился.

5.1.2.Отменят ли сбор подписей?

Боюсь, однако, что пока моя книжка выйдет, тема этой главы потеряет всякую актуальность, и сбор подписей в поддержку выдвижения кандидата отменят. Со всех сторон в последнее время в можно слышать доводы против продолжения практики сбора подписей.

Главный же довод такой. В России сбор подписей в поддержку выдвижения кандидата превратился в грязный процесс. Большинство собираемых подписей в лучшем случае «выбивается» либо за счет использования административного ресурса, либо за счет настырности нанятых за немалую плату профессиональных сборщиков. Поэтому фактор поддержки кандидата как таковой тут фактически отсутствует. Более того, значительная часть подписей вообще не собирается, а «рисуется», т.е. фальсифицируется. Что явно пахнет уголовщиной.

Все правильно, с этим не поспоришь. Но, как вопрошал герой Н.В.Гоголя, а вслед за ним и комиссар Фурманов, обращаясь к Чапаеву, зачем стулья-то ломать? Ведь что ни говори, а сбор подписей как основание для регистрации кандидата – пока самый демократичный способ начала продвижения во власть. Замена его на регистрационный залог – не выход.

Вот, в Москве ввели залоговый сбор за кандидатство, равный 15 тысячам долларов. И если сбор подписей отменят, то кто будет представлять интересы рядовых москвичей? Банкиры, крупные торговцы и иже с ними. То есть люди, которым проблемы большинства горожан, что называется, до лампочки. Как гневно обращался к общественности классик, нужен ли нам такой спорт?

Бесспорно, фильтры на пути прохождения во власть нужны. Дума и власть вообще – не бомжатник, кого ни попадя туда пускать не стоит. И вполне нормально, если наряду с традиционным сбором подписей будут предложены другие способы фильтрации. Но сбор подписей пока должен остаться. Иначе неизбежно сложится ситуация, когда рядовой избиратель откажется ходить на выборы. По одной простой причине: среди претендентов, допущенных к предвыборной гонке, не будет никого, кто бы действительно представлял его интересы. Раз это избиратель проглотит, два, а потом пошлет все эти выборы куда подальше. И будет прав.

Наглядным примером серьёзности данного аргумента стали последние выборы в Московскую городскую думу. Формально выборы состоялись, объявлено даже, что явка достигла 30,5 процента. Но в Москве мало кто в это верит. Потому что москвичи на этот раз сидели по домам и вместе со всей страной наблюдали по телевидению пустые избирательные участки. Потому что кого из москвичей не спроси, ответ один: «Мы не голосовали!».

Городским и муниципальным властям пришлось проявлять чудеса изобретательности, чтобы обеспечить 25-процентную явку. Чего стоит только тот факт, что доля досрочного голосования в среднем по городу зашкалила за 5 процентов от числа проголосовавших! Обычно 3 процента – уже ЧП, ясно, что без «нечистой» здесь не обошлось, а тут – 5, и ничего, номер проходит на-ура. Просто удивительно, что работникам разных там РЭУ, ПРЭУ и прочих зависимых от местных властей контор именно в морозный день 16 декабря по разным серьезным причинам потребовалось повально отъезжать из столицы. Четыре года никуда не выезжали, а тут приспичило.

Горожане не захотели участвовать в комедии, именуемой «Выборы Мосгордумы 2001», не только потому, что «сговор четырех» лишил действо интриги, отнял у них реальный выбор (это общепризнанное мнение), но и потому еще, что во многих округах среди проходных кандидатов простые москвичи не увидели людей, способных представлять их интересы. Избирателям надоело, что третий раз подряд команда Лужкова грубо навязывает им свой список, логика попадания в который простому человеку не понятна.

Почему, например, по 27 округу (Ясенево и Бутово) в список Лужкова в 1997 г. попал предприниматель А.Широков, а в 2001 г. – коммерсант В.Груздев? Почему окружение Лужкова на этот раз дало Широкову от ворот поворот? Если Широков оказался плохим депутатом, то понес кто-нибудь ответственность за то, что рекомендовал его в список на прошлых выборах? Где гарантия, что Груздев будет лучше? И вообще - для кого лучше?

Ответы на эти вопросы москвичи получить не смогли, поэтому, видимо, они и голосовали ногами. Если мэрия и дальше будет так бесцеремонно навязывать избирателям блатных кандидатов, то может статься, что на следующих выборах положение не спасут никакие героические усилия городских властей.

Сбор подписей отменять нельзя. Другое дело, что неплохо бы этот процесс нормализовать, исключив возможность использования административного ресурса при сборе подписей, возможность безнаказанной сдачи в избирком фальсифицированных подписей. Можно ли это сделать? Думаю, что можно.

Самый простой способ – повысить ответственность за нарушения, связанные со сбором подписей. Почему бы не предусмотреть в законе административную и уголовную ответственность, в том числе крупные штрафы, для лиц, причастных к организации сбора, и самих сборщиков за предоставление фальсифицированных подписей?

После этого можно было бы ввести такой порядок приемки подписей в избиркомах. Избирательные штабы сдают подписные листы, сгруппированные по сборщикам. Проверяют сборщика. Обнаружена первая недостоверная подпись – ладно, будем считать её техническим браком, вторая – поморщимся, но тоже признаем ошибкой, но как только выявлена третья липа – всё, достаточно! - все подписи, представленные данным сборщиком, идут в корзину, и материалы на сборщика как на фальсификатора документов отправляются в прокуратуру. То же - со вторым сборщиком. А если, выясняется, что и третий сборщик - фальсификатор, все подписи, представленные в поддержку данного кандидата (списка), идут в корзину, наступают юридические последствия для кандидата (отказ в регистрации) и для его уполномоченного, ответственного за сдачу подписей в избирком (крупный штраф или уголовное наказание).

Почему бы более категорично не запретить любые формы корпоративной формы сбора подписей? (см. чуть ниже). Почему бы не предусмотреть суровые санкции за использование административного ресурса в избирательных кампаниях, вплоть до обязательного увольнения с должности, вплоть до лишения свободы администратора (любого – независимо от ранга), в ведомстве которого не хотят исполнять закон? В конце концов подобные нарушения безусловно мешают нормальному процессу формирования органов власти, и почему нельзя рассматривать это как подрыв государственных устоев, как самое серьезное преступление?

В общем, порядок в этом вопросе нужен. Но это вовсе не значит, что лучшее лекарство от головной боли – топор, и что надо отменять сбор подписей.

5.1.3. Опережающая агитация во время сбора подписей

Лично я – за сохранение сбора подписей не только из-за своей приверженности к демократизму. С позиции избирательного технолога и специалиста-полевика я рассматриваю сбор подписей как важнейший этап избирательной кампании, на котором формируется и «разогревается» команда агитаторов. И еще. Лучшего повода, чем сбор подписей, для начала массированной агитации, не сыщешь. Не использовать этот повод для разворачивания опережающей агитации глупо.

Но ведь агитация на этом этапе не допускается! – возразит законопослушный читатель.

Допускается. Теперь, наконец, допускается. И эта одна из немногих новелл обновлённого Закона «Об основных гарантиях избирательных прав…», которую я от всей души приветствую и за которую я горячо ратовал в первой своей книге. Итак, теперь запрет на агитацию во время сбора подписей снят. Согласно ст. 49 Закона «Об основных гарантиях избирательных прав…» агитационный период начинается со дня выдвижения кандидата (списка кандидатов), а не со дня их регистрации как было раньше.

И теперь никто вам не запрещает вести так называемую опережающую агитацию. Для раскрутки нулевого кандидата она имеет первостепенное значение. Нулевику важно вступить в фазу сплошной активности кандидатов, уже проломив барьер неизвестности. Тогда он может рассчитывать на успех. А значит, ему надо быть активнее других на этапе сбора подписей.

Давайте рассмотрим пару ситуаций опережающей агитации, которые в первом издании книги я подавал как рецепты вполне правомерного обхода существовавшего ранее законодательного запрета вести агитацию на этом этапе.

1. Незарегистрированный кандидат Сидоров рассылает массовым тиражом листовку примерно такого содержания:

Уважаемый избиратель! Началась избирательная кампания. Я – Сидоров, такой же, как Вы, и хочу представлять Ваши интересы в Думе. Сегодня их представляет толстосум Петров, а у него – другие интересы. В отличие от Петрова у меня нет 15 тысяч долларов, чтобы внести регистрационный залог. Поэтому завтра я сам, мои жена и теща, а также товарищи по работе, придут к Вам домой с подписными листами. Очень надеюсь на Вашу сознательность и поддержку. Прилагаю краткую автобиографию и справку из психдиспансера о моей вменяемости (шутка, ВП). Ваш Сидоров.

Налицо массовая агитационная кампания. Но придраться во времена запрета преждевременной агитации было невозможно. Потому что по форме – это подготовка к сбору подписей. Просто люди придумали способ как облегчить сбор подписей в поддержку выдвижения кандидата Сидорова. Можно было попытаться наехать на Сидорова по части расходования избирательного фонда кандидата. Но Сидоров – не дурак, в выходных данных листовки тираж занижен до смехотворного показателя, листовка распространяется силами доверенных активистов штаба и якобы не сплошняком, а бессистемно-выборочно. Всё чисто.

2. Наряду со сбором подписей путем обхода квартир избирательный штаб Сидорова организует сбор подписей на улицах. Для этого по всему городу выставлены так называемые «говорящие» пикеты (посты), снабженные большими портретами Сидорова на высокой стойке и мегафонами. Пикетчики постоянно зачитывают по мегафону обращения разных общественных организаций и авторитетных людей с просьбой поддержать выдвижение Сидорова кандидатом, приглашая всех проходящих мимо расписаться в подписном листе. И пускай каждый пикет собирает всего 10 подписей в день. Зато через неделю такого «сбора» весь город будет знать Сидорова даже в лицо.

Вновь откровенная массовая агитационная акция. Но по форме – это опять предусмотренная законом акция по сбору подписей. И избирком не вправе был сказать, что так собирать подписи нельзя – ведь закон не содержал и не содержит ограничений по форме сбора подписей. Поэтому если пикетчики не прокалывались и по халатности напрямую не призывали голосовать за Сидорова, не раздавали массово листовки, Сидоров мог спокойно агитировать при формальном запрете агитации.

● Вообще-то, на мой взгляд, законодатель сделал лишь первый шаг, разрешив агитацию с момента выдвижения кандидата. Надо идти дальше. Запрет на преждевременную агитацию лишен всякого смысла. Если человек хочет попасть на выборную должность, почему его надо ограничивать в агитации каким-то периодом? Если он начал агитировать за себя загодя – да ради Бога, агитируй, что в этом плохого? Хоть за год до выборов!

Нельзя! – говорит мой оппонент. Кандидат-подснежник получает преимущества перед другими претендентами на то же кресло. Разве?! Не факт! Во-первых: кто мешает другим начать раньше? Во-вторых: при раннем начале велика опасность фальстарта – вполне можешь надоесть избирателю. Надо полагать, что эту опасность осознают все кандидаты.

Есть хорошая русская пословица: кто рано встает – тому Бог дает. Так что не надо мешать тем, кто встает рано, тем, кто хочет и может работать. И пусть избиратель решает, рано или поздно, хорошо или плохо. Пусть избиратель выбирает.■

5.2. ЦЕЛИ И ВИДЫ СБОРА ПОДПИСЕЙ В ПОДДЕРЖКУ ВЫДВИЖЕНИЯ КАНДИДАТА (СПИСКА)

Но вернемся к теме главы.

Цели сбора подписей в поддержку выдвижения кандидата обусловлены стратегическими и тактическими факторами.

Стратегическая (официальная) цель - регистрация кандидата, перевод его из статуса незарегистрированного кандидата в статус зарегистрированного.

Тактические цели - опережающая агитация, формирование и «разогрев» агитационных бригад.

Следует, однако, иметь в виду, что далеко не всегда организаторы сбора подписей преследуют указанные тактические цели. Если, например, подписи собираются на предприятиях, то о формировании агитбригад тут, как правило, никто не заботится. Да и об опережающей агитации тоже.

Очевидно, что тактика и технология сбора подписей зависит от того, где они собираются, т.е. от вида сбора подписей.

Рассмотрим три основных практикуемых ныне вида сбора подписей, различающихся по месту сбора.

5.2.1. Адресный сбор подписей

Наиболее распространенный вид. Сбор подписей осуществляется путем поквартирного (подворного) обхода жилых массивов активистами избирательного штаба или профессиональными сборщиками. Практически здесь мы наблюдаем аналог агитационной акции «От двери к двери», с единственной разницей: основная цель акции не агитация, а сбор подписей в поддержку выдвижения кандидата. Ну и охват жилого сектора, как правило, поменьше – на сплошной обход при сборе подписей просто нет времени.

Данный вид сбора подписей – наиболее хлопотный и дорогостоящий. Зато в итоге избирательный штаб кандидата приобретает в лице сборщиков прилично натасканных агитаторов и, что немаловажно, - свежую информацию о настроении избирателей и предвыборной ситуации в округе. Я не говорю уже о том, что грамотная работа сборщиков подписей способна серьезно расширить круг сторонников кандидата.

Адресный сбор подписей весьма трудоемок. Он требует серьезной подготовительной работы. Надо составить план-график сбора, сформировать бригады сборщиков, разработать для них маршрутные задания и подробные инструкции по технологии установления контактов с избирателями и правилам заполнения подписного листа. Не менее важно правильно организовать приемку подписных листов от сборщиков, подготовить подписные листы к сдаче в избирком. В масштабных кампаниях для этого организуются специальные службы.

Прилагаемые ниже методические материалы по сбору подписей (инструкции и памятки для исполнителей различного звена) дают наглядное представление о том, как лучше организовать эту работу.

5.2.2. Корпоративный сбор подписей

Собственно, это сбор подписей по предприятиям (или пусть будет - в трудовых коллективах).

Вообще, данный вид сбора подписей дурно пахнет, ибо тут мы чаще всего имеем дело с банальными разнарядками и обязаловкой, когда работник вынужден давать свою подпись, чтобы не прогневить начальство. Причины, по которым начальство решило (или разрешило) проводить на своем предприятии сбор подписей, бывают самыми разными: это и приказ от еще более высокого начальства, это и приятельские (родственные) отношения начальника с кандидатом, и еще невесть что.

Между тем, Федеральный Закон «Об основных гарантиях избирательных прав…» прямо запрещает участие в сборе подписей «органов государственной власти, органов местного самоуправления, органов управления организаций всех форм собственности, учреждений, администраций предприятий всех форм собственности, учреждений, членов избирательных комиссий с правом решающего голоса, равно как и принуждение избирателей в процессе сбора подписей и их вознаграждение за внесение подписи… Запрещается также сбор подписей на рабочих местах, в процессе и в местах выдачи заработной платы, пенсий, пособий, иных социальных выплат» (п.6 ст.37 ).

Тем не менее корпоративная форма сбора подписей бесцеремонно используется кандидатами от партии власти. Практически любой действующий губернатор, решивший порулить еще один срок, собирает подписи в свою поддержку по разнарядкам на предприятиях, откровенным образом используя административный ресурс. Иногда в качестве прикрытия избирательные штабы губернаторов организуют фоновый сбор подписей. Но чаще не утруждают себя даже этим. Все вокруг знают, как собирает подписи местное начальство, но до сих пор никто из начальствующих кандидатов за это наказан не был.

Для того чтобы собрать корпоративные подписи, особых технологий не требуется. Здесь требуется другое - то, что в советское время именовали блатом.

5.2.3. Уличный сбор подписей

Это сбор подписей на улицах и в общественных местах. Чаще всего для такого сбора используются целевые пикеты. В период романтической демократии и вплоть до 1995 г. они практиковались довольно широко и давали неплохие результаты.

Затем времена изменились. Стараниями чиновников избиркомовского ведомства требования к заполнению подписного листа стали настолько иезуитскими, что любая попытка заполнить его на улице (и не только на улице) была обречена на неудачу. Сделано это было, на мой взгляд, специально, чтобы можно было манипулировать процессом приемки подписей, чтобы можно было легко снести любого неугодного властям кандидата.

● Скажите, разве это не было издевательством, когда человек тыкал пальцем в проверяемый подписной лист и говорил: «Это точно моя подпись! Я лично здесь расписался!», а чиновник из избиркома в ответ: «Нет, согласно пункта такого-то нашей инструкции (или закона) эта подпись не Ваша!» Или: «Может, это и Ваша рука, но мы это подписью не считаем, потому что в названии города у вас есть чёрточка, похожая на исправление». Или: «У Вас в подписном листе вместо «бул.» (сокращенное: бульвар) написано «б-р». Подпись недействительна!» Или: «У Вас вместо «Нижний Тагил» (вариант: «Великие Луки») написано «Н.Тагил» (вариант: «В.Луки»). Подпись недействительна!»Или: «Кто Вам позволил вместо «20.01.2001» написать «20.01.01» Подпись недействительна!»

Так было еще вчера.

Надо признать, что новая редакция Закона «Об основных гарантиях избирательных прав…» совсем уж одиозные придирки отменила. Видимо, до думцев дошло, наконец, что неприлично дольше сохранять положение, когда избиркомовцам было позволено, не смущаясь, унижать человека, утверждая, что его подпись это совсем не его подпись. Когда можно было игнорировать явно выраженную волю избирателей, решивших поддержать кандидата своими подписями, и игнорировать только потому, что в строчке была якобы обнаружена «чёрточка, похожая на помарочку».

Наконец-то в п.6 ст. 38 Закона пусть не совсем четко, но прописан очевидный принцип: главным мерилом истинности подписи в любом подписном листе может и должна быть только истинность подписи. Если человек подтверждает свою подпись и если в листе присутствуют необходимые данные, позволяющие однозначно идентифицировать подписанта, - это истина, и никто не имеет право объявлять эту подпись недостоверной, недействительной, нехорошей, неаккуратной…И никакие «помарочки», никакие общепринятые, но не признаваемые избиркомовскими чиновниками сокращения, не должны становиться поводом для игнорирования воли избирателя, поставившего свою подпись в поддержку кандидата или партии.

Боже мой, сколько людей стало психами, безуспешно доказывая избиркомовцам эту очевидную истину!

К сожалению, не весь маразм искоренен. Несуразиц в законе осталось немало.

Если одну сторону подписного листа отрабатывал один сборщик, а вторую – другой, весь лист бракуется, хотя все до единой подписи «живые» и подписанты письменно подтверждают это. Почему бракуется?

Если среди подписей датированных 10 января, попалась дата «9 января» (элементарная ошибка с датой, с кем не бывает?), и всё это в рамках установленных сроков сбора подписи, подпись считается недостоверной. Почему?

И таких «почему» немало. До сих пор к подписи главного банкира на тысячерублевой банкноте меньше требований, чем к подписи избирателя, сделанной на коленке в темном подъезде!

Возвращаясь к теме уличного сбора подписей, я констатирую, что стараниями чиновников ведомства Вешнякова этот самый демократичный сбор подписей, впрочем, как и любой другой способ реального сбора подписей, стал практически невозможным. Я уверен, что и дальше избиркомовцы будут цепляться к любой помарке в подписных листах. В них эта вредность уже на генетическом уровне.

Между тем – и это понятно каждому - заполнить без помарок строчку подписного листа, если только ты не сидишь в тепле и за письменным столом, невозможно. Не верите? Значит, вы не ходили по темным российским подъездам и не уговаривали избирателей отметиться в подписных листах. Сходите, попробуйте, убедитесь. А потом пишите инструкции и законы. ■

Поэтому теперь пикеты по сбору подписей на улицах и в общественных местах являются таковыми только по названию. На самом деле, их организаторы обычно преследуют другие цели. Например, «раскрутку» кандидата. А сбор подписей используется лишь как формальный повод для выставления фактически агитационных пикетов.

Иногда цели выставления «пикетов по сбору подписей» еще экзотичнее. Например, избирательное объединение подписи не собирает, а «рисует» (т.е. фальсифицирует), а в качестве прикрытия устраивает мероприятия под кодовым названием «дымовая завеса»: посылает «сборщиков» по адресам проживания членов избиркома, выставляет на пару-тройку часов на засветку в СМИ «пикеты по сбору подписей», организуя возле них толпу «желающих» сдать свой автограф, кочующую от пикета к пикету, и т.п.

5.2.4. Имитация (фальсификация) сбора

Видимо, есть смысл упомянуть еще один вид весьма распространенного сбора подписей. Хотя это не совсем сбор, и не совсем подписи – речь идет об имитации (фальсификации) сбора подписей.

Я бы выделил два принципиально разных подвида этого явления. Разница в масштабности фальсификации и отношения к ней руководителей избирательного штаба.

А. Спонтанная фальсификация

Она носит локальный характер, а избирательный штаб нацелен на выявление и отбраковку «липы». Субъектом фальсификации является сборщик. Основной способ фальсификации - так называемый «долив», т.е. когда в нормально отработанный подписной лист с «живыми» подписями затем добавляются «призраки». По-человечески сборщика вполне можно понять: ему хочется получить за свою достаточно тяжелую работу побольше. И он не справляется с соблазном увеличить сумму вознаграждения за счет дописки в подписной лист «призраков». В результате в одних случаях у реального избирателя, оставившего свою подпись, появляются виртуальные члены семьи (под него подгоняются данные на супруга, детей или родителей). В других - выдумывается всё, без какой-либо опоры на реалии.

Опытному контролеру изобличить фальсификаторов в подобных случаях нетрудно – существуют специальные методы приемки подписных листов – см. ниже методические материалы по приемке подписных листов. Но иногда и опыт не помогает. Бывалые сборщики, от кампании к кампании работающие на одной территории, порой вносят в подписные листы так называемые согласованные подписи. Садится такой сборщик на телефон и прозванивает сотню-другую знакомых ему адресов. Разговор, как я понимаю, примерно следующий: «Татьяна Ивановна, я снова собираю подписи. Запишу Вас опять, хорошо? Паспортные данные на Вас у меня есть. Подтвердите, если чего, ладно?» И Татьяна Ивановна, когда к ней заявляется контролер из избирательного штаба, не моргнув глазом, признает в чужих каракулях свою руку.

Б. Заказная фальсификация

Этот подвид фальсификации характерен для крупномасштабных выборов – губернаторских, президентских, госдумских. Он отличается массовостью и тем, что организаторами или заказчиками фальсификации являются руководители кампании кандидата или избирательного объединения. Иногда заказ на «рисовку» подписей делается без ведома кандидата или руководителя объединения, как было, например, в избирательных кампаниях Горбачева и Лебедя на президентских выборах 1996 г. Но чаще первые лица в курсе, хотя и предпочитают делать вид, что они ничего не знают.

Со знанием дела могу утверждать, что абсолютное большинство штабов кандидатов в президенты РФ и избирательных объединений, участвовавших в думских федеральных кампаниях 1995-1996 и 1999-2000 гг., представили в Центризбирком полностью фальсифицированные подписные листы.

В основе подделки в таких случаях лежит перерисовка реальных адресных баз избирателей. Существуют специальные технологии подделки, почти в каждой партии есть специалисты, а в каждом регионе – фирмы, поднаторевшие на массовой фальсификации подписей. Чаще подписи рисуются в открытую, и все участники фальсификации знают, кто заказчик. Иногда никто из тех, кто непосредственно заполняет подписные листы, этого не знает, потому что их привлекают к работе с заготовками подписных листов, в которых пропечатана только та часть, в которую вносятся данные об избирателях. В целях конспирации «шапку» и «подвал» подписного листа (а именно здесь содержится информация о кандидате или избирательном объединении) допечатывают на ризографе, уже после работы рисовальщиков.

И хотя ни для кого не секрет, как делается большинство подписей в крупномасштабных избирательных кампаниях, никто людей, причастных к фальсификации подписей, не осуждает и даже не считает мошенниками. Общественное мнение относится к данному явлению вполне терпимо. Как в свое время к самогоноварению – закон запрещал, а все гнали.

5.3. ЭТАПЫ ПОДПИСНОЙ КАМПАНИИ

Кампания по сбору подписей в поддержку выдвижения кандидата (списка) проходит в три этапа:

5.3.1. Первый этап – подготовительный.

Пожалуй, это самый важный этап. От того, насколько грамотно подготовлена подписная кампания, зависят ее результаты.

На этом этапе решаются следующие задачи:

- производятся расчеты ресурсного обеспечения сбора подписей (по людям, времени и деньгам),

- формируются бригады сборщиков подписей,

- разрабатываются план-график сбора подписей (с привязкой по времени, месту и бригадам сборщиков), а также маршрутные задания для сборщиков,

- по возможности составляются паспорта избирательных участков,

- изготавливаются тираж подписных листов с регистрацией (проштамповкой) их в избиркоме, а также тираж представительской листовки в помощь сборщикам,

- подготавливаются письменные инструкции для сборщиков и их бригадиров,

- закупаются папки и ручки,

- изготавливаются бланки удостоверений и вкладки в бейджики для сборщиков,

- устанавливаются контакты с избиркомом.

Если помимо основного сбора подписей предполагается фоновый сбор в пикетах, проводятся соответствующие подготовительные мероприятия (см. ниже главу о пикетах).

Расчеты ресурсного обеспечения. Прежде чем приступить к сбору подписей, надо подсчитать, достаточными ли силами и средствами располагает штаб, чтобы обеспечить сбор подписей в заданные сроки. Делается это на основании обозначенных в соответствующем законе о выборах сроках сбора подписей, исходя из устоявшихся нормативов скорости сбора и сложившихся в данном регионе расценок на оплату услуг сборщиков.

В разделе 5.1.4. книги приводятся расчеты ресурсного обеспечения сбора подписей применительно избирательной кампании по выборам депутатов Государственной Думы в среднестатистическом московском мажоритарном округе. Но надо иметь в виду, что эти нормативы рассчитаны на типичную российскую ситуацию: кампания объявлена, а нужного числа бойцов, которые вскоре должны будут закрыть своей грудью каждый избирательный участок, пока нет. То есть, когда сбор начинается при дефиците людского ресурса.

Если же кандидат начал кампанию загодя, если к моменту отмашки на сбор его штаб уже имеет на каждом избирательном участке своего бойца (будущего агитатора, а пока сборщика подписей), заглядывать в таблицу с нормативами вам ни к чему. Разделите требуемое количество подписей на число участков – вот вам план сбора на каждого сборщика. Цифра получится смешной - от 20 до 40. Столько подписей должен будет собрать каждый ваш сборщик. Работа на два, максимум три дня. Если постараться, то можно уложиться и в один день, особенно если этот день воскресенье.

Надо иметь в виду и то обстоятельство, что при расчетах ресурсного обеспечения масштабного сбора подписей (от 20 тысяч подписей и выше) пропорционально удорожаются позиции по обеспечению работы службы приемки подписей. Потребуется обсчитать найм специалистов (графологи, линейные и выездные контролеры), дополнительные транспортные расходы и пр.

По вопросу формирования бригад сборщиков я отсылаю читателя к главе 2 Общей части книги, посвященной формированию команды агитаторов. Все, что написано там о вербовке агитаторов и приобщении их к команде, полностью относится и к сборщикам подписей. Собственно, сборщик подписей и агитатор – это, как правило, одно и то же лицо. Если сборщика не погнали в шею за липу, пьянство или разгильдяйство, ему обычно предлагают продолжить сотрудничество уже в качестве агитатора.

Хочу, тем не менее, обратить внимание на одну особенность, отличающую сборщика подписей от агитатора. При всей важности работы и того и другого, последствия недобросовестного отношения к заданию сборщика гораздо серьезнее. Цена вопроса другая. Халтура со стороны агитатора чревата потерей нескольких десятков голосов избирателей. Плохо, но не смертельно: здесь потеряли, там приобрели. А вот халтура сборщика подписей может обернуться снятием кандидата с дистанции. Это – нокаут.

С указанным обстоятельством связана одна известная черная избирательная технология – засылка «казачков» в конкурирующие бригады сборщиков подписей. Цель понятна: внедрить в массив подписных листов конкурента листы с фальсифицированными подписями, а затем «засветить» липу перед избиркомом.

Вот почему надо очень внимательно относиться к формированию бригад сборщиков. Если вдруг к вам в штаб приходит группа добровольцев и предлагает свои услуги по сбору подписей – семь раз проверьте людей, прежде чем давать им маршрутные задания. Старайтесь не доверять инструктирование незнакомой группы сборщиков их бригадиру - тут лучше подключить к инструктажу и проверке группы опытного штабиста, специалиста по линии СМЕРШ.

План-график сбора подписей с привязкой по времени, месту и бригадам сборщиков целесообразно составлять в любой кампании, за исключением, может быть, самых малоформатных, где число собираемых подписей не превышает 500 штук. В плане-графике необходимо предусмотреть равномерное поступление отработанных подписных листов от сборщиков, разбив весь период сбора на примерно равные по времени этапы. При этом надо дать немного времени на раскачку, удлинив первый этап по сравнению с последующими.

Маршрутное задание по сбору подписей разрабатывается для каждого конкретного сборщика. В нем перечисляются адреса, по которым должен работать сборщик. Отклоняться от маршрута сборщику не разрешается – это требование помогает предупредить халтуру и дублирование. Желательно снабжать сборщика картой (схемой) участка, по которому проложен его маршрут, чтобы было легче ориентироваться на местности. Если предполагается дальнейшее использование сборщиков в качестве участковых агитаторов, следует по возможности привязывать маршрутные задания к конкретным избирательным участкам.

Паспорта избирательных участков чаще всего составляются во время сбора подписей. Однако в ситуации, когда команда сборщиков (будущих участковых агитаторов) уже сформирована, и есть запас времени до официального старта кампании, целесообразно заранее составить паспорта участков. Для этого сборщиков снабжают специальными формализованными бланками.

В паспорте должны быть перечислены все дома участка, сгруппированные по улицам. По каждому дому требуется указать этажность, число подъездов, квартир, а при наличии кодированных замков на подъездах - коды (по возможности). Отражают в паспорте наличие и состояние почтовых ящиков в подъездах, в частности, обязательно отмечают наличие «закрытых» почтовых ящиков, корреспонденцию в которые можно вложить, лишь имея специальный ключ.

Кроме того, в паспорте участка делаются отметки о наличии муниципальных стендов во дворах и щитов для объявлений в подъездах, а также других мест, удобных для расклейки плакатов и прочей агитационной продукции.

Есть смысл указывать в паспорте адреса участковой избирательной комиссии (предполагаемый или реальный, когда это уже известно), а также ближайшего отделения милиции.

Для агитатора паспорт участка – своеобразный путеводитель. Наличие паспортов избирательных участков в штабе значительно облегчает штабистам планирование тиражей и сроки разноски агитационной продукции, упрощает контроль за работой агитаторов.

Тираж подписного листа целесообразно делать с запасом, раза в два превышающим потребное число подписей. Обычно с учетом испорченных и невозвращенных сборщиками подписных листов этого количества как раз хватает. Однако, если подписи будут собирать преимущественно новички, то объем неизбежного технического брака значительно возрастет, а потому и тираж листов должен быть соответственно увеличен.

Надо учитывать, что с недавних пор в работу запускаются чаще всего те листы, на которых стоит печать избиркома. В таких случаях при выдаче бланков листов сборщикам надо быть особенно внимательным – нельзя допустить, чтобы нормальные «живые» подписи забраковали из-за отсутствия на листе требуемой печати.

И само собой, в план подготовки к сбору подписей надо не забыть включить проштамповку бланков подписных листов в избирательной комиссии.

И еще о форме подписного листа. Очень важно, чтобы в подписном листе фамильная и адресная графы были достаточно вместительными. Это действительно очень важно. Опытные сборщики просто отказываются работать с подписным листом, в котором слишком мало места в основных графах. Понять их можно, ведь при работе с таким листом не избежать технического брака, а значит, и потерь в заработке. Поэтому прежде чем запускать тираж листа в производство, менеджер должен убедиться, что форма подписного листа удобна для работы.

Помимо подписного листа возникает необходимость тиражирования так называемой представительской листовки. Фактически это составленный в виде листовки справочный материал о кандидате (списке), используемый сборщиками в качестве шпаргалки. Строго говоря, тираж шпаргалки может быть раза в два-три больше, чем количество привлекаемых сборщиков. Этого достаточно для сбора подписей. Однако, как показывает практика, часто люди, к которым приходит сборщик, увидев шпаргалку, просят оставить ее у себя. Отказывать избирателю в этом не стоит. Поэтому лучше заказывать представительскую листовку несколько большим тиражом.

Раньше этого делать было нельзя, ведь подобные действия расценивались как преждевременная агитация. Но опытные менеджеры на данный запрет особенного внимания не обращали: делали листовку-шпаргалку красочной, с портретом кандидата и тиражом, раза в три-четыре превышающим число планируемых к сбору подписей. При этом сборщику рекомендовалось вручать листовку избирателю как бы для ознакомления и «забывать» забирать ее обратно. А чтобы обезопасить кандидата от санкций за преждевременную агитацию, в выходных данных листовки её тираж был почти «обнулен», а на видном месте лицевой стороны помещались индульгентные пометки типа «В помощь сборщикам», «Не для распространения» и т.п.

Теперь, слава Богу, всё это осталось позади. Теперь за такую агитацию вам ничего не грозит.

Письменные инструкции для сборщиков и их бригадиров – обязательный атрибут любой избирательной кампании. Не буду распространяться насчет требований, предъявляемых к содержанию инструкций, - вместо этого в разделе 5.4. настоящей главы вы найдете примеры не самых плохих, на мой взгляд, инструкций по сбору подписей.

Хотелось бы лишь заострить внимание читателя на следующем. Даже если к сбору подписей привлекаются только опытные и только проверенные на деле сборщики, все равно их работа должна начинаться с чтения в присутствии менеджера или бригадира письменной инструкции. Требования к сбору все время ужесточаются, каждый раз меняются и вводные условия сбора. Что-то не учел при заполнении листа - и вся работа насмарку. Поэтому прежде чем получить маршрутное задание, садись и читай написанную специально для тебя и специально для этой кампании инструкцию. Прочитал, вместе сняли возникшие вопросы – только тогда вперед!

Подготовка акции по сбору подписей включает в себя закупку папок и ручек для сборщиков, изготовление для них удостоверений и бейджиков.

Здесь всё для всех понятно, вряд ли нужны комментарии. Тем не менее, позволю себе дать один пустяшный совет начинающим. Всех сборщиков целесообразно снабжать шариковыми ручками, заправленными одинаковой пастой (1-2 вида заправки, не больше), и надо запретить сборщикам пользоваться другими ручками. Точно такими же ручками снабжается контрольная группа, т.е. приемщики подписных листов. Понятно, что если у приемщика возникает необходимость аккуратно подправить что-то в подписных листах, ему не придется подбирать ручку с нужной пастой – она у него всегда под рукой.

И еще. Одного стандартного дешевого стержня для шариковой ручки хватает примерно на 300 строк (позиций) подписного листа. Рассчитывайте отсюда потребное количество ручек. Но если очень дешевые стержни вы покупаете на очень дешевом оптовом рынке, вам вполне могут всучить засохшую уценёнку китайского производства – и тогда одной ручки хватит всего на сто строк.

На этом же этапе происходят первые контакты представителей избирательного штаба с избирательной комиссией. Руководителям штаба надо позаботиться о том, чтобы для таких контактов были подобраны симпатичные и коммуникабельные люди, снабдить их определенными средствами. И поставить перед ними четкую задачу – наладить теплые отношения с руководством и как можно большим числом членов комиссии, расположить их к себе и кандидату, получить в комиссии надежный источник информации.

5.3.2. Второй этап подписной кампании – собственно сбор подписей.

Сюда следует включить и подготовку подписных листов к сдаче в избирком.

Если сравнивать избирательную кампанию с марафоном, то стартом надо признать именно выход сборщиков подписей на маршруты.

Важно не проиграть на старте. Чем раньше собраны подписи, тем лучше. Надо стремиться, чтобы ваши сборщики пошли по домам первыми. И не только потому, что в избирательном марафоне, как и в любви, сильнее других запоминается первое и последнее событие. Первое событие в избирательной кампании – это сборщик подписей, последнее - обычно листовка последнего дня. Лучше собрать подписи первыми еще и потому, что если сунешься в квартиру после третьего ходока, то запросто можно нарваться на неприятности. В этот период избиратель находится еще в «не разогретом» состоянии и быстро раздражается назойливостью непрошеных гостей.

Если вы успеваете пойти по квартирам первыми, вы «снимаете сливки».

Во-первых, вы можете выбрать самые удобные маршруты – рядом с транспортными развязками, в компактных микрорайонах. Тем, кто пойдет после вас, особенно ходокам четвертой и последующих очередей, придется выбирать маршруты в отдаленных районах и закоулках.

Во-вторых, избиратели еще не знают о выборах, и сборщик первой очереди как бы предлагает им интересный обмен: я вам – свежую информацию, вы мне – подписи. Это облегчает решение стоящей перед сборщиком задачи.

Кстати, если вы собрали подписи раньше других, это не значит, что их тут же надо нести в избирком. Отнюдь нет. Момент сдачи собранных подписей в избирком обусловливается тактическими соображениями. Иногда сдачу подписей есть смысл потянуть до последнего. Например, из-за того, что с момента регистрации кандидат вынужден будет прекратить деятельность, которую можно расценить как благотворительную. Или из-за того, что необходимо создать видимость суеты и неразберихи в команде, чтобы усыпить бдительность конкурентов.

Тем не менее затягивать со сдачей подписей можно только тогда, когда вы на все 100 (да что там на 100 - на все 200 ! ) процентов уверены, что они пройдут барьер избиркома. Надо иметь в виду, что зарегистрированный раньше вас конкурент тут же внедрит в избирком своего официального представителя со статусом члена с совещательным голосом. У него, в отличие от вас, появляется возможность предвзято покопаться в ваших подписных листах на предмет выявления «блох». И уж если их обнаружат - будьте уверены, поднимется такой визг, что комиссии, даже настроенной в вашу пользу, будет трудно это проигнорировать.

Но в любом случае - собрать подписи первым, значит получить преимущества на старте. А это очень важно.

Надо стремиться к тому, чтобы сбор подписей проводился в соответствии с планом-графиком. Это позволит обеспечить равномерное поступление на проверку подписных листов от сборщиков.

Прием и проверка подписных листов всегда была серьезнейшей задачей избирательных штабов. В нынешних же условиях, когда ангажированные избиркомы нещадно выбраковывают подписи из-за малейших технических погрешностей (ну, например, когда вместо «2002» в обозначении года применена общепринятая сокращенная форма «02») и когда фальсификация подписей приобрела масштабные размеры, роль и значение службы приемки подписей в структуре избирательного штаба во сто крат возросла.

Обычно в рамках избирательного штаба налаживается двухбарьерный контроль за качеством собранных сборщиками подписей.

Первый барьер - на уровне бригадира сборщиков ( вариант – на уровне низового штабного звена). То есть, первую проверку качества подписных листов осуществляют те лица, которые непосредственно инструктировали сборщиков, отправляя их по маршрутам. Бригадиры должны нести материальную ответственность за качество работы своих сборщиков.

Второй барьер - на уровне специальной службы приемки при Центральном штабе кандидата (избирательного объединения). Служба приемки осуществляет полную проверку всех поступающих от сборщиков подписных листов, отлавливая и исправляя технический брак, а также выборочно проверяя листы, с телефонной прозвонкой или выездом на место, - на предмет обнаружения фальсификации подписей.

Достаточно полное представление о том, как организуется сбор подписей, а также приемка и проверка подписных листов в штабе кандидата (избирательного объединения), читатель получит, ознакомившись с разделом 5.4 данной главы.

Как уже отмечалось, помимо собственно сбора и контроля за качеством подписных листов на данном этапе решается задача формирования команды агитаторов. Костяком этой команды становятся хорошо зарекомендовавшие себя сборщики подписей. Чтобы не повторяться, возвращаю читателя к главе 2.

5.3.3. Третий этап - проверка подписных листов в избиркоме

Этот этап характерен томительным ожиданием результатов проверки сбора подписей. Волнуются все причастные к сбору люди, а больше всех – кандидат. Даже тогда, когда всё вроде в порядке: и подписи настоящие, и подписные листы оформлены правильно, и комиссия хорошо настроена.

Вам нечего бояться, если вы накоротке с председателем или секретарем комиссии. Вы будете чувствовать себя увереннее, если у вас есть надежный источник информации в комиссии. Лучше всего об этом позаботиться заранее, и самый предпочтительный вариант – ваш агент в статусе члена комиссии с решающим голосом.

Такого агента можно заполучить двумя путями:

а) если вы выдвигаетесь от какой-либо партии, пользуетесь ее поддержкой или просто находитесь в хороших отношениях с руководителями ее местных структур, можно попытаться пропихнуть в комиссию своего представителя вполне официально (в соответствии с действующим законодательством часть комиссии формируется на основе предложений общественности – партий и пр.);

б) если такой возможности нет - ищите подходы к членам комиссии, в конце концов, все они живые люди, у всех есть родственники, друзья, всем чего-то надо, у всех есть слабости.

Для проверки подписных листов избирательная комиссия создает специальные рабочие группы. Во время работы группы представители штаба кандидата должны быть рядом. Заранее наладить теплые контакты со «своей» рабочей группой – тоже нелишне.

В общем, я опять возвращаюсь к тезису о необходимости иметь в штабной структуре так называемых дипломатов-контактников, главная задача которых - став «своими» в комиссии, помогать штабу в решении проблем, скажем так, деликатного свойства.

Давая такие рекомендации по работе штабов с избирательными комиссиями, я ничуть не смущаюсь, что фактически призываю к мелкому подкупу членов комиссий.

Голый в бане не стыдится.

Сегодня избирательные комиссии в большинстве случаев формируются настолько бессовестным образом, что подобные «неформальные» отношения с ними было бы неправильно воспринимать как аморальные. Посмотрите, сколько в комиссиях членов, якобы выдвинутых в их составы трудовыми коллективами школ, автобаз, кукольных фабрик, вытрезвителей, банно-прачечных комбинатов и прочих коллективов, представляющих самых активных в мире избирателей. Липа сплошная! На сами выборы членов этих трудовых коллективов палкой не загонишь, а вот выдвинуть в избирательную комиссию своего коллегу – это тебе пожалуйста, сколько угодно!

Когда государство ломает комедию с выборами членов избирательных комиссий, почему мы, рядовые избиратели, должны относиться к ним благоговейно?

5.4. ОБРАЗЦЫ МЕТОДИЧЕСКИХ МАТЕРИАЛОВ, ОБЕСПЕЧИВАЮЩИХ ПРОВЕДЕНИЕ АКЦИИ

5.4.1. РАСЧЕТЫ НЕОБХОДИМЫХ ДЛЯ СБОРА ПОДПИСЕЙ РЕСУРСОВ

( Выборы в Государственную Думу РФ, 1999, Москва)

1.Расчеты по времени и людям

Задача: в сжатые сроки собрать 6 тыс. «живых» подписей.

Заданные сроки сбора: 5.10.- 15.10.99 (10 дней = 8 рабочих + 2 выходных).

Формы сбора:

а) основная - путем обхода жилого сектора,

б) фоновая - в пикетах (образцы расчетов см. в главе о пикетах).

Расчетная скорость сбора на одного человека:

6 подписей в час,

20 - в будний день,

45 - в выходной день,

190 - в полную неделю,

270 - в отведенные 10 дней.

Потребность в людях:

67 чел. - при сборе только в выходные дни ( 2 дня),

32 чел.– при сборе в течение полной недели,

24 чел.– при сборе в течение заданных 10 дней.

Желательные пропорции сбора: по 1,5 тысячи на каждый районный штаб.

2. Основные пункты сметы подписной кампании

а) процедура выдвижения кандидата;

б) изготовление подписных листов (ксерокопирование);

Подписной лист двусторонний, 15 подписей на листе (7+8).Тираж 800 экз. (из расчета 12 тыс. подписей, т.е. в 2 раза больше планируемых к сбору подписей).

Стоимость ксерокопирования из расчета … руб. за страницу;

в) изготовление представительской листовки (типография);

Листовка односторонняя А-4, с портретом кандидата. Обязательна пометка: в помощь сборщику подписей. Тираж официальный 2000 экз.( по 30 экз. на сборщика при максимально потребном числе сборщиков). Тираж фактический - 15 тыс. экз. (в 2,5 раза превышающий число запланированных к сбору подписей).

Стоимость изготовления тиража из расчета …. руб. за страницу.

г) оплата сборщикам принятых подписей из расчета … руб. за подпись;

д) оплачиваемый брак (2%);

е) оплата орггруппы (50% от суммы выплаченной сборщикам);

ж) папки, ручки для сборщиков (из расчета 150% от максимально потребного числа сборщиков);

з) ксерокопирование отработанных подписных листов перед сдачей их в избирком;

Цель – создание адресной базы сторонников для дальнейшей работы с ними.

Объем ксерокопирования – примерно 600 листов (1200 страниц).

Стоимость ксерокопирования из расчета … руб. за страницу.

и) контакты с избиркомом;

к) переплет папок с подписными листами;

л) транспортные расходы.

5.4.2.ТИПОВАЯ ИНСТРУКЦИЯ ДЛЯ БРИГАДИРА СБОРЩИКОВ ПОДПИСЕЙ

( Выборы в Государственную Думу РФ, 1995, Москва)

Перед бригадирами сборщиков подписей ставятся следующие задачи:

а) обеспечить сбор строго заданного числа подписей в обозначенный срок,

б) исключить принятие к оплате липовых подписей и неправильно оформленных подписных листов.

Оплата труда бригадира сдельно-премиальная. Её размер зависит прежде всего от количества и качества собранных бригадой подписей, от качества оформления представленных к оплате подписных листов..

Работа по организации сбора подписей состоит из двух этапов.

Первый этапподготовительный.

В ходе этого этапа бригадир получает задание по сбору подписей, планирует работу своей бригады, готовит и проводит инструктаж сборщиков. Он заблаговременно получает в избирательном штабе задание (в нем указаны количественные и временные параметры, а также территория сбора), письменные инструкции для сборщиков и другие необходимые материалы.

Исходя из объема и сроков задания, а также численности и опытности своих сборщиков, бригадир составляет план работы по сбору, разрабатывает маршрутные задания для сборщиков, подготавливает для них папки с подписными листами и необходимыми методическими материалами (инструкции, листовки, удостоверение сборщика, лист маршрутного задания и др.).

На маршрут выпускаются только те сборщики, которые прошли инструктаж и заполнили анкету участника избирательной кампании.

Инструктаж начинается с заполнения всеми сборщиками анкеты участника избирательной кампании. Бригадир должен проверить правильность заполнения каждым сборщиков паспортных данных, сверив их по паспорту.

Затем для внимательного прочтения каждому сборщику вручается письменная Инструкция. Сборщики изучают Инструкцию в присутствии бригадира, беря, что называется, на карандаш всё непонятное.

Изучение письменной Инструкции в присутствии бригадира – процедура обязательная. Не прошедший эту процедуру человек, даже если он уже 10 кампаний подряд собирает подписи, не должен допускаться к работе. Опыт свидетельствует, что 99% недоразумений, возникающих при приеме подписных листов, происходит из-за непочтительного отношения сборщика к Инструкции.

После ознакомления сборщиков с письменной Инструкцией бригадир проводит с ними устный инструктаж. В процессе инструктажа бригадир должен:

а) снять все вопросы, возникшие у сборщиков при чтении письменной Инструкции;

б) подробно охарактеризовать предвыборную ситуацию (когда пройдут выборы, между кем разворачивается борьба, какие политические силы кого поддерживают, на чьей стороне власть);

в) дать исчерпывающую информацию о нашем кандидате и выдвинувшем его избирательном объединении;

г) нацелить сборщика на фиксацию советов и предложений, поступающих от избирателей в адрес кандидата, для передачи их в штаб;

д) вручить каждому инструктируемому удостоверение сборщика, бланки подписных листов, необходимое количество представительских листовок и прочие подсобные материалы. Количество бланков подписных листов, выдаваемых сборщику на день работы, определяется из расчетной скорости сбора, равной примерно 6 подписям в час + небольшой запас на случай нечаянной порчи листов;

е) выдать каждому сборщику маршрутное задание. В нем должны быть четко обозначены улицы и дома, по которым работает сборщик. Необходимо предупредить сборщика, что работа вне маршрута запрещается и к оплате не принимается;

ж) определить временные рамки работы, предупредив о недопустимости обхода квартир после наступления сумерек;

з) проверить наличие у сборщика паспорта с российской пропиской;

Второй этап - прием от сборщиков подписных листов и сдача их для проверки и оплаты в избирательный штаб.

Прием бригадиром подписных  листов имеет целью отбраковать подписи, собранные с нарушением «Инструкции для сборщика подписей», не пропустить подтасовок и фальшивок, обнаружить и исправить ошибки и недоработки в заполнении и оформлении подписных листов. Всю эту работу необходимо сделать до представления подписных листов в штаб.

Наш штаб при приемке подписных листов от бригадиров придерживается следующих правил. Сдаваемые бригадирами листы должны быть отсортированы по сборщикам. Служба приемки штаба проверяет каждого сборщика в отдельности. Одна недостоверная подпись у сборщика расценивается как допустимая ошибка, две – как повод для более тщательной проверки (соответственно увеличивается срок приемки), три - работа сборщика бракуется целиком. Следует подчеркнуть, что речь здесь идет о липовых данных, обнаруженных в подписных листах, т.е, о фальсификации, а не о техническом браке. Если в бригаде по такому принципу выбракована работа 10 % сборщиков, вся проделанная бригадой работа может быть забракована. Поэтому прежде чем представить в штаб работу своих сборщиков, бригадиру необходимо тщательно проверять подписные листы и все сомнительные подписи вычеркивать самому.

Подписные листы должны быть изучены бригадиром под двумя углами зрения.

Во-первых, проверяется правильность их оформления.

Просматривая подписной лист под этим углом зрения, вначале отследите, насколько полно и разборчиво заполнен лист, нет ли в нем так называемых «дырок», т.е. полностью или частично незаполненных позиций листа. Необходимо, чтобы:

а) в графах листа - не было пустот или неполностью заполненных позиций,

б) в «подвале» листа присутствовала заверительная запись сборщика, выполненная в порядке, обозначенном в подстрочнике.

Как показывает практика, «дырки» обнаруживаются чаще всего в графах «Дата рождения» и «Паспорт…». Большая вероятность неполного заполнения тех граф, где требуется проставить дату – там часто вместо даты ставят только год. Это – явный брак, и строчка с браком должна быть вычеркнута.

Отбраковке подлежат также неразборчивые записи, а также записи, подправленные с помощью замазки. Браковать следует и так называемые «семейные» подписи, когда один член семьи расписался за другого.

Затем проверяется содержательная сторона заполненных в подписных листах позиций.

Требования по заполнению основных позиций листа подробно изложены в «Инструкции для сборщика подписей». Вы должны отследить, чтобы подписные листы были заполнены в строгом соответствии с этими требованиями.

Дополнительно обращаем внимание бригадира на то, чтобы в графе «Дата рождения» не было даты позже …... г. (подписи берут только у совершеннолетних), и чтобы в графе « Адрес места жительства» не было недопустимых сокращений.

Особо внимательно изучите в проверяемых листах графу «Серия и номер паспорта». Здесь важно не пропустить несуществующие серии и номера паспортов.

Во-вторых, листы проверяются с целью обнаружения «рисованных» подписей и другой липы.

Вот несколько рекомендаций, позволяющих выловить липу.

1. Просматривая листы конкретного сборщика, попытайтесь понять логику их заполнения. Для этого, по возможности, сгруппируйте их по датам сбора. Если порядок внесения подписей в лист непонятен (например, нарушена последовательность обхода квартир) - это повод внимательнее присмотреться к работе данного сборщика.

2. С целью обнаружения признаков «рисования» наложите подписные листы друг на друга таким образом, чтобы как можно больше подписей были одновременно перед глазами. Присмотритесь к начертанию подписей. Типичными признаками при «рисовании» является повторяемость наклона и нажима при исполнении подписей, надоедливое мелькание «пар» подписей, характерные повторы завитушек и росчерков в окончании подписей.

3. Еще один типичный признак подделки – одинаковое начертание цифр при обозначении даты производства подписи избирателя. Сравните цифры одного номинала по всему столбцу листа, - и, может быть, все станет ясно.

4.Внимательно сличайте друг с другом "семейные" подписи, вычеркивая сделанные явно одним лицом.

5.Обращайте внимание на ошибки в сложных именах и отчествах, таких как Алевтина, Владиславовна и т.п. Если в подписных листах значится «Алефтина» или «Владиславна» и при этом сборщик утверждает, что эти записи делала сама избирательница - это сигнал для дополнительной проверки, т.к. свои собственные ФИО даже малограмотные люди все же пишут правильно.

В заключение необходимо отметить следующее.

Все вычеркнутые по тем или иным причинам строчки в подписном листе должны быть «заверены» подписью сборщика – на правом поле листа, напротив вычеркнутой записи. Подчеркиваем: подписью самого сборщика, никто другой заверять вычерки не должен. Подписные листы с вычеркнутыми, но не заверенными сборщиком подписями, к оплате не принимаются.

И еще. Бригадиру особенно тщательно следует проверять правильность выполнения заверительной записи сборщика в «подвале» подписного листа. Это действительно очень важно, т.к. ошибка в этой записи часто влечет выбраковку не только самой заверительной записи, но и всего подписного листа.

Практика показывает, такие последствия наступают, когда:

а) в заверительной записи сборщика отсутствует что-либо из обязательных реквизитов, обозначенных в подстрочнике записи;

б) дата заверительной записи сборщика предшествует дате сбора подписей избирателей;

в) заверительная запись сборщика произведена не тем человеком, который фактически собирал подписи (разные почерки там, где должна быть одна рука).

Именно на бригадире лежит «отлов» ошибок в заверительных записях сборщиков. И именно за листы, проскочившие в штаб с такими ошибками, его «бригадирские» могут быть существенно урезаны.

И, наконец, самое последнее. Если перед сборщиком ставилась и задача паспортизации домов, помимо подписных листов он должен сдать бригадиру заполненные бланки паспортов на отработанные дома. В паспорте дома отмечается этажность дома, а также количество квартир по каждому подъезду и по дому в целом. Кроме того, при наличии затрудненного входа в подъезды (кодовый или иной замок), в паспорте дома делаются соответствующие отметки. При отсутствии паспортов на дома бригадир должен снизить сборщикам оплату за представленные листы на 10 процентов. Сборщики должны это знать, отправляясь по маршруту.

Перед сдачей подписных листов в избирательный штаб бригадир сортирует собранные бригадой подписные листы по сборщикам, делает предварительные расчеты по оплате проделанной работы. Время сдачи подписных листов бригадир согласовывает с ответственным за прием листов работником штаба.

Подписные листы бригадир сдает в штаб лично. Он и только он получает расчет по принятым к оплате подписным листам. Ему же возвращаются подписные листы, не принятые к оплате по тем или иным причинам.

5.4.3. ТИПОВАЯ ИНСТРУКЦИЯ ДЛЯ СБОРЩИКА ПОДПИСЕЙ

( Выборы Губернатора Московской области, 1999)

Внимание! Вы подряжаетесь на сбор, а не на «рисование» подписей. Нарисовать мы можем и без Вас. Все до единой подписи в отработанных Вами листах должны быть «живыми» и произведенными в строгом соответствии с настоящей Инструкцией. Конечно, при внесении записей в подписные листы случаются чисто технические ошибки, описки и пр. При выявлении в Ваших подписных листах таких ошибок, мы вместе с Вашим бригадиром постараемся их устранить без особых для Вас последствий. Однако при обнаружении в подписных листах признаков фальсификации мы вынуждены будем немедленно отказаться от Ваших услуг со всеми вытекающими отсюда последствиями. Фальсификацией признается любая преднамеренно сделанная недостоверная запись. Например, Вы взяли «живую» подпись у избирателя, но паспорт посмотреть у него постеснялись, и паспортные данные записали позже «из головы». Такая дописка расценивается как фальсификация.

Даже если Вы не новичок в сборе подписей, не приступайте к работе, пока не изучите данную Инструкцию. Практика показывает, что 99 % недоразумений по оплате труда сборщиков возникают из-за их непочтительного отношения к Инструкции. Не наступайте на старые грабли.

Некоторые вводные

1. Во время инструктажа Вас должны снабдить удостоверением сборщика, достаточным количеством бланков подписных листов, материалами о нашем кандидате и выборной ситуации, маршрутным заданием, ручкой и папкой для бумаг.

2. Ваша цель – собрать заданное количество подписей в поддержку выдвижения нашего кандидата. При этом надо вести себя таким образом, чтобы Ваши действия не были истолкованы нашими конкурентами как преждевременная агитация. Поэтому, расписывая, какой хороший наш кандидат, избегайте прямых призывов голосовать за него.

3. Иногда избиратели отказываются подписать лист на том основании, что они уже подписались за другого кандидата. В таких случаях мягко объясняйте собеседнику, что согласно Закону избиратель вправе ставить подпись в поддержку различных кандидатов, но только один раз в поддержку одного и того же кандидата.

4. Вы работаете исключительно по маршрутному заданию, выданному Вам бригадиром. Это означает, что подписи собираются только по тем адресам,  которые указаны в задании, и расписываются в подписных листах только те люди, которые прописаны по данным адресам.

5.Сбор подписей при маршрутном методе производится в светлое время суток.  В любом случае после 21 часа обход жилых кварталов с целью сбора подписей категорически запрещается.

6.Если раньше Вам не приходилось заниматься сбором подписей, то лучше сразу настроиться на то, что в большинстве квартир Вам не обрадуются. Кто-то не откроет дверь, кто-то оговорит, кто-то просто пошлет. Не опускайте руки, если поначалу у Вас не будет результата. Немного настойчивости, и работа пойдет, не такая уж она и трудная.

7. При работе методом «от двери к двери», особенно женщинам, необходимо соблюдать осторожность. Ведь за дверью, в которую Вы постучались, может находиться кто угодно: и наркоман, и бандит, и сумасшедший. Поэтому не спешите принять приглашение войти в чужую квартиру или дом, оцените ситуацию и потом принимайте решение. А лучше вообще ходить вдвоем, так безопаснее и доверия больше. И еще рекомендация. Вошли в подъезд, прошли удачно одну квартиру, постарайтесь у жильцов этой квартиры разузнать о «неблагополучных» соседях. И вообще, предварительная разведка о соседях Вашего собеседника должна вестись всегда. Тогда у Вас меньше шансов нарваться на «нехорошую квартиру».

8. Во время общения с избирателями Вы будете постоянно получать массу полезной для нашего штаба информации, прежде всего о проблемах, которые их волнуют. По возможности фиксируйте такую информацию и доводите её до своего бригадира.

Как заполнять подписной лист

1. Подписной лист должен заполняться шариковой ручкой черного, синего или фиолетового цвета.

2. Избирательное законодательство допускает возможность заполнения сборщиком подписей всех граф подписного листа, кроме тех (той), где ставится подпись избирателя и дата её внесения. Эти графы должен заполнить собственноручно сам избиратель и никто другой.

3. Вы должны убедиться в правильности заносимых в подписной лист сведений. Для этого нужно видеть паспорт человека. Если избиратель Вам его не предъявил, лучше не брать у него подпись вообще.

4. И еще одно важное требование: сделанная запись должна быть разборчивой. Учтите, что если при приеме подписных листов в штабе не удастся разобрать фамилию или адрес избирателя, данная запись (строчка) будет вычеркнута. Как показывает практика, особенно трудно разобрать неразборчивый почерк при написании нерусских фамилий. Поэтому прежде чем уйти от избирателя, внимательно просмотрите сделанную запись и все неясности сразу же устраните. И конечно, если у Вас плохой почерк, лучше не браться за эту работу или писать всё печатными буквами.

А теперь конкретно по каждой заполняемой графе подписного листа.

1-я графа - № производимой записи. У каждого листа своя нумерация подписей. Сплошную нумерацию всех собранных подписей делать не надо.

2-я графа - пишутся полностью фамилия, имя и отчество (не инициалы!).

3-я графа - указывается год рождения избирателя, а если он родился в ….. г. - дополнительно указывается день и месяц рождения. У лиц моложе 18 лет подписи не собираются!

4-я графа - пишется адрес избирателя. По этой графе особые требования.

Во-первых, запись о месте жительства должна быть полной и сделана по определенной схеме: сначала регион (например, Московская область), затем район (Подольский р-н), затем населенный пункт (пос. Знамя Октября), затем улица, дом, корпус, квартира. По Москве схема заполнения адресной графы такова: Москва, ул. Ратная, д.11, корп.2, кв.70.

Во-вторых, в названиях улиц, переулков и т.п. не допускается сокращений. То есть нельзя, например, при написании названия улицы «Новохатская» допускать такую сокращенную форму, как «Н-хатская». В то же время вместо полного слова «улица» можно употреблять общепринятое в современном почтовом обиходе сокращение - «ул.». Соответственно, переулок – пер., проспект – просп., проезд – пр., площадь – пл., бульвар – бул., и т.д. Наконец, обозначение адреса по схеме «ул.Новая, 10-2-7» не допускается. Пишется так: ул. Новая, д.10, корп.2, кв.7.

5-я графа - указываются серия и номер паспорта избирателя или заменяющего его документа, а также дата их выдачи. Дату выдачи указывать обязательно!

Документом, заменяющим паспорт, является только такой документ: который выдается гражданину вместо паспорта. Это, в частности:

а) удостоверение личности – для состоящих на службе в Российской Армии и Флоте офицеров, прапорщиков и мичманов. В то же время удостоверения сотрудников милиции паспорта не заменяют и ссылаться на них в подписном листе нельзя;

б) военный билет – для солдат, матросов, сержантов и старшин, находящихся на действительной военной службе по призыву или контракту;

в) справка об освобождении из мест лишения свободы;

г) справка из милиции об утере паспорта.

Пенсионное удостоверение, студенческий билет, пропуск т.п. к документам, заменяющим паспорт, не относятся, и ссылаться на них в подписном листе нельзя.

6-я графа - подпись избирателя и дата её внесения: день, месяц и год. Варианты обозначения месяца могут различными. Например: май-05-5-V.

Учтите: никто – ни жена, ни мать, ни дочь, ни тем более сборщик подписей – не должны заполнять эту графу за избирателя. Подпись и дату в графе № 6 должен сделать сам избиратель, только собственной рукой!

Каждый отработанный Вами подписной лист должен быть еще и заверен Вами в «подвале» (внизу) подписного листа. Будьте внимательны, делая заверительную запись. Во-первых, не распишитесь в том месте, где должна стоять подпись уполномоченного – она расположена еще ниже Вашей, в самом конце подписного листа. А во-вторых, делайте запись убористым и разборчивым почерком, строго в той последовательности, которая обозначена мелким шрифтом под заполняемой Вами строчкой (т.е. в подстрочнике).

Чтобы получить подпись, надо произвести на избирателя хорошее впечатление

Для этого советуем придерживаться следующих правил.

Первое. Вы должны быть достаточно информированы о предвыборной ситуации. Нельзя отправляться на сбор подписей, не имея четкого представления о том, какие предстоят выборы, когда, по каким правилам они будут проводиться, кто выдвигается по нашему округу, чем привлекателен наш кандидат.

Второе. Вы должны выглядеть опрятно, говорить с человеком доброжелательно, вежливо, не проявлять суетливости.

Третье. На нетактичность и грубость собеседника нельзя отвечать тем же! Помните, что это Вы нарушили его покой, а не он Ваш. Поэтому в ответ на грубость лучше извиниться за беспокойство и уйти. Если при этом Вам удастся оставить грубияну нашу представительскую листовку - уже хорошо. И вообще, чаще произносите «волшебные» слова: извините, простите. Это снимает раздражительность собеседника.

Четвертое. Постарайтесь, чтобы завязавшийся разговор не перерос в спор, не допускайте горячности, убеждая собеседника. Лучше согласиться, поддакнуть, даже в том случае, когда Вы внутренне другого мнения. Чаще прибегайте к приему «поощрения» собеседника репликами типа: «Абсолютно верно!», «В этом что-то в этом есть!», «С Вами трудно не согласиться!» и т.п. Демонстративно записывайте в блокнот или на отдельном листочке дельные предложения собеседника для передачи их в штаб – это тоже располагает к Вам собеседника.

Пятое. Если Вам задали вопрос, на который у Вас нет ответа, не пытайтесь фантазировать. Лучше оставьте контактный телефон нашего штаба, посоветовав собеседнику обратиться туда, и о вопросе избирателя безотлагательно сообщите в штаб, чтобы там смогли продумать, как лучше ответить на трудный вопрос. А еще лучше, если он оставит Вам свой телефон для того, чтобы ему можно было перезвонить позже.

Одним словом, будьте доброжелательны к собеседнику – и тогда Вы не уйдете от него без подписи. А кандидат получит в его лице потенциального сторонника.

5.4.4. ОБРАЗЕЦ УДОСТОВЕРЕНИЯ СБОРЩИКА ПОДПИСЕЙ

( Выборы в Государственную Думу РФ, 1999, Москва)

Сюда табл. № 07

5.4.5. МАРШРУТНОЕ ЗАДАНИЕ СБОРЩИКУ ПОДПИСЕЙ

(Выборы в Законодательное собрание Краснодарского края, 1998.)

Образец

МАРШРУТНОЕ ЗАДАНИЕ * Сборщик подписей Т. БОГАЧЁВА Плановый объем сбора - 100 подписей

Населенный пункт - г.СЛАВЯНСК Н/К Сроки задания 1-14.10.98

Улица БАТАРЕЙНАЯ, дома №№ с 343 по 375,

Улица ЗАПОРОЖСКАЯ, дома №№ с 92 по 122,

Улица ПОЛКОВАЯ, дома №№ с 319 по 353,

Улица КАЗАЧЬЯ, дома №№ с 112 по 144.

Маршрутное, задание, инструкцию и бланки подписных листов получила - Т.Богачева

Фамилия и подпись бригадира сборщиков, дата Н.И.КУТАЛО, 1.10.98

* - Копия маршрутного задания остается у бригадира.

5.4.6. ТИПОВАЯ ИНСТРУКЦИЯ ПРИЕМЩИКАМ ПОДПИСНЫХ ЛИСТОВ

( Выборы Губернатора Московской области, 1999)

1.Прежде чем приступить к приемке подписных листов, тщательно изучите Настоящую инструкцию. Во время работы она должна быть постоянно у Вас под рукой – вместе с извлечениями из соответствующего Закона о выборах, Инструкциями для сборщика подписей и бригадира сборщиков.

2.Вы должны обеспечить строгое соответствие предъявляемых Вам подписных листов требованиям указанных документов.

Ваша задача – поставить непреодолимый барьер на пути халтуры, не допустить, чтобы некачественные, а тем более липовые подписные листы прошли мимо Вас. Пусть Вас не смущает, что Ваша строгость и принципиальность кому-то из наших сборщиков и бригадиров не понравятся. Если Вы пропустите халтуру, если Вы не заметите ошибку – её наверняка обнаружат в избиркоме. И тогда под ударом окажутся усилия всего коллектива сборщиков, всей нашей команды. Будет очень обидно, если мы обожжемся на халтуре.

3.Подписные листы должны быть изучены под двумя углами зрения.

3.1. Во-первых, проверяется правильность оформления подписных листов.

3.1.1.Просматривая подписной лист под этим углом зрения, вначале отследите, насколько полно и разборчиво он заполнен, нет ли в нем так называемых «дырок», т.е. полностью или частично незаполненных позиций листа. Необходимо, чтобы:

а) в графах листа - не было пустот или не полностью заполненных позиций,

б) в «подвале» листа присутствовала заверительная запись сборщика, выполненная в порядке, обозначенном здесь же, в подстрочнике.

Как показывает практика, «дырки» обнаруживаются чаще всего в графах «Дата рождения» и «Паспорт…». Большая вероятность неполного заполнения тех граф, где требуется проставить дату – часто вместо даты ставят только год. Это – явный брак, и никакие объяснения в его оправдание приниматься не должны – строчка с браком должна быть безжалостно вычеркнута.

Особое внимание обращайте на графу, где указываются паспортные данные избирателя. Наряду с № и серией паспорта, в ней должна быть указана дата выдачи документа. Обязательно! Это требование нового избирательного закона. Несоблюдение этого требования также влечет категорическую выбраковку.

Отбраковке подлежат и неразборчивые записи. Но тут не переборщите, пусть лист с такими записями посмотрит кто-нибудь из Ваших коллег, вдруг он разберет.

3.1.2.Следом за правильностью оформления листа проверяется содержательная сторона заполненных в нем позиций.

Требования по заполнению основных позиций листа подробно изложены в «Инструкции для сборщика…». Вы должны отследить, чтобы подписные листы были заполнены в строгом соответствии с этими требованиями.

Дополнительно обращаем Ваше внимание на то, чтобы в графе «Дата рождения» не было даты, обозначающий возраст моложе 18 лет на день сдачи подписи, а в графе « Адрес места жительства» не было недопустимых сокращений.

3.2.Во-вторых, листы проверяются с целью обнаружения «рисованных» подписей и других признаков фальсификации.

Фальсификацией признается преднамеренно сделанная недостоверная запись в любой из граф подписного листа. Например, сборщик взял «живую» подпись у избирателя, но паспорт посмотреть у него постеснялся, и паспортные данные записал позже, «из головы». Такая дописка должна расцениваться как фальсификация.

Вот несколько рекомендаций, позволяющих выловить липу.

3.2.1. Проверяемые подписные листы вначале должны быть сгруппированы по сборщикам. Просматривая листы конкретного сборщика, попытайтесь понять логику их заполнения. Для этого, по возможности, разложите их по датам сбора. Если порядок внесения подписей в лист непонятен (например, нарушена последовательность обхода квартир) - это повод внимательнее присмотреться к данному массиву подписных листов.

Например, если в графе «Год рождения» вместо года эпизодически появляются даты рождения, можно иногда с уверенностью сделать вывод, что листы писались с базы данных, и определить год формирования этой базы. Если при заполнении листа использовалось более двух ручек (разные чернила) – это наверняка рисовка. Если чернила в графах «Подпись» и «Дата подписи» одни, а в остальных графах другие, и это явление просматривается в массовом порядке, - мы почти наверняка имеем дело с липой.

3.2.2.С целью обнаружения признаков «рисовки» наложите подписные листы друг на друга таким образом, чтобы как можно больше подписей были одновременно перед глазами. Присмотритесь к начертанию подписей. Типичными признаками «рисовки» являются повторяемость наклона и нажима при исполнении подписей, надоедливое мелькание «пар» подписей, характерные повторы завитушек и росчерков в окончании подписей.

3.2.3.Еще один типичный признак подделки – одинаковое начертание цифр при обозначении даты производства подписи избирателя. Сравните цифры одного номинала по всему столбцу листа, - и, может быть, все станет ясно.

3.2.4.Начинающие «рисовальщики» обычно прокалываются на паспортной графе. Выдумывая номера паспортов из головы, они иногда «промахиваются» - указывают несуществующие номера и серии паспортов. А на дате выдачи паспорта прокалываются даже опытные фальсификаторы.

Обнаружить липу по дате выдачи паспорта можно, зная о паспортной реформе в СССР 1974 г. Первые паспорта этого образца были выданы в 1975 г. А массовая замена паспортов шла с 1976 по 1980 гг. Все граждане СССР до 1965 г. рождения получили в эти годы новые паспорта. Конечно, паспорта в ряде случаев менялись, например, в связи с утерей документа, в связи со вступлением женщины в брак и сменой ей фамилии. Однако большинство мужского населения до 1965 г. рождения имеет дату выдачи паспорта с 1975 по 1980 гг. Примерная дата выдачи паспорта мужчинам 1965 г. рождения и младше исчисляется просто: год рождения + 16. Поэтому если Вы видите, что паспорт СССР выдан человеку до исполнения ему 16 лет – это липа, если паспорт выдан до 1975 г. – тоже липа. Проанализируйте даты выдачи паспортов с этих позиций. Если обнаружатся массовые несоответствия – значит, есть основания для браковки всех листов по данному сборщику.

Кроме того, Вы должны усвоить следующее. Серия советского паспорта образца 1974 г. состоит из римских цифр (с I до ХХХIII) и двух заглавных букв. Цифры отражают последовательность выдачи паспортов. Буквы – это код региона. У каждого региона свой код. В Москве, например, это - МЮ и СБ, в Краснодарском крае– АГ и ТМ, в Кировской области – ИР, и т.д. Это не значит, что у москвичей не может быть кировских паспортов и наоборот (надо учитывать фактор миграции), но если вдруг в московских подписных листах пойдут сплошь кировские или краснодарские серии, это должно насторожить контролера. В качестве Приложения к настоящей Инструкции в помощь Вам выдана матрица с сериями советских паспортов, где серии даны в алфавитном порядке (см. Приложение № 2/1).

Все номера паспортов СССР находятся в диапазоне цифр 500 000 – 750 000. Если Вам попался паспорт с иными номерами – это либо описка, либо откровенная липа. Строчка выбраковывается в любом случае, а подписные листы данного сборщика подлежат пристрастной проверке.

Есть и специальные методики выявления липы по датам выдачи паспортов. Назовем два наиболее эффективных способа.

А. Проверка соответствия серии паспорта дате его выдачи. Это касается «старых» паспортов. Например, в Москве паспорт серии XXII-МЮ выдавался в 1979 г, а серии I-СБ – в 1987-88 гг. Матрица с алгоритмом выдачи паспортов в данном регионе по годам у Вас имеется (см. Приложение № 2/2).

Б. Выявление воскресных «выдач» паспортов. Если в проверяемых подписных листах выявлены даты выдачи паспортов, приходящиеся на воскресные дни, – почти наверняка мы имеем дело с недобросовестным сборщиком, его листы надо браковать. Календарная выжимка за 30 последних лет с обозначением всех воскресений у Вас имеется (см. Приложение № 2/3). Единственно, надо учитывать, что накануне праздников выходные дни нередко переносились.

В новых российских паспортах образца 1997 г. серии как таковой нет. Номер паспорта состоит из 10 цифр, первые две из которых означают код региона. Так, код Москвы 45, код Пскова - 58, и т.д.

Повторюсь. Выявление липового номера или липовой даты выдачи паспорта является сигналом к тщательной проверке всех подписных листов, представленных данным сборщиком.

3.2.5.В любом случае, если подписные листы Вам показались подозрительными, отложите их отдельной стопкой для передачи на просмотр ответственному за проверку листов работнику штаба. А выловив явную липу, возьмите халтурщика «на карандаш», и в дальнейшем не принимайте от него листы без указания ответственного за прием листов работника штаба.

3.3.При просмотре последней графы подписного листа выбраковывайте явные «семейные» подписи, когда очевидно, что один член семьи расписался в подписном листе за всех остальных. Но здесь не переусердствуйте. Речь идет об очевидных случаях.

4.Все вычеркнутые до Вас и вычеркнутые Вами строчки в подписном листе заверяются подписью сборщика или уполномоченного (кандидата) – на правом поле листа, напротив вычеркнутой записи. До тех пор, пока эти лица не заверили вычеркивания, Вы не вправе принимать лист.

Не окажитесь в глупом положении, когда Вы заставили человека, сдающего Вам подписные листы, ставить свою визу, а он не является ни сборщиком, ни уполномоченным (кандидатом). Этот брак придется записать на Ваш счет.

5.4.7. РЕГИОНАЛЬНАЯ КАРТА СЕРИЙ ПАСПОРТОВ СССР ОБРАЗЦА 1974 г.

Приложение к Инструкции приемщикам подписных листов

( Выборы Президента России, 1996)

Сюда табл. № 08 и № 09 - Россия и бывшие союзные республики

5.4.8. АЛГОРИТМ ВЫДАЧИ СОВЕТСКИХ ПАСПОРТОВ ОБРАЗЦА 1974 г. В МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Приложение к Инструкции приемщикам подписных листов

( Выборы Губернатора Московской области, 1999)

Сюда табл. № 10

5.4.9. КАЛЕНДАРЬ ВОСКРЕСНЫХ ДАТ ЗА ПОСЛЕДНИЕ 30 ЛЕТ

Приложение к Инструкции приемщикам подписных листов

( Сбор подписей в поддержку проведения федерального референдума за объединение России и Беларуси, инициативная группа под руководством депутата Государственной Думы РФ Н.Н.Гончара, Москва, 1999)

Сюда табл. № 11

5.4.10. РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ОРГАНИЗАЦИИ ПРОВЕРОЧНОГО КОНВЕЙЕРА СЛУЖБЫ ПРИЕМКИ ПОДПИСНЫХ ЛИСТОВ В ИЗБИРАТЕЛЬНОМ ШТАБЕ (ШТАБЕ РЕФЕРЕНДУМА)

(Разработаны и апробированы штабом инициативной группы под руководством депутата Государственной Думы РФ Н.Н.Гончара, проводившим сбор подписей в поддержку проведения федерального референдума за объединение России и Беларуси, Москва, 1999. Использовались в кампании по выборам Президента РФ в 2000 г.)

Приемка подписных листов конвейерным методом необходима при проведении широкомасштабного сбора подписей (от 50 тысяч подписей и более) и предполагает организацию службы приемки, состоящую из пяти контрольных линий, инспекторской группы и группы доработки подписных листов.

Конвейерный метод устраняет дублирование работы контролеров при проверке подписных листов, а также полностью исключает ситуацию, когда невозможно найти виновного, пропустившего фальсификацию или технический брак в подписном листе. И конечно, как и всякий конвейер, он во много раз производительнее других методов.

На конвейере устанавливается пять линий, т.е. пять направлений, по которым идет поэтапная проверка позиций подписных листов. Каждый лист должен последовательно пройти все пять линий проверки.

На линии может работать несколько человек, и, напротив, на одного приемщика иногда возлагают контроль по двум и даже трем линиям – все зависит от фактического объема работы и интенсивности поступления на проверку подписных листов.

Каждому линейному контролеру, инспектору и доработчику присваивается код, который используется им при работе с подписными листами вместо личной подписи.

Каждую проверенную колонку (строчку) линейный контролер заверяет своим кодом на полях подписного листа. В случае обнаружения ошибок в проверяемых позициях рядом с кодом ставится знак «?». Все записи контролера на подписных листах делаются простым карандашом, без нажима. При окончательной подготовке листов к сдаче в избирком карандашные записи стираются.

Группа линейных контролеров замыкается на старшего контролера.

На стр. ??? приводится таблица со схемой организации линейного конвейера по проверке подписных листов, использовавшихся в кампании по выборам Президента Российской Федерации. Схема разработана с учетом того, чтобы в разгар поступления на проверку подписных листов была обеспечена относительно равномерная нагрузка на линейных контролеров.

ТЕХНОЛОГИЯ РАБОТЫ НА ПРОВЕРОЧНОМ КОНВЕЙЕРЕ

Сюда табл. 12 – Схема организации проверочного конвейера.

Таблицу не «рвать». Дать на двух страницах, но внутри инструкции, разбив текст инструкции.

ЛИНЕЙНАЯ ПРОВЕРКА

Линия № 1. Проверка «шапки», колонки № 2 и «подвала» листа.

В «шапке» должен быть обозначен субъект Российской Федерации (полностью, без сокращений).

В колонке № 2 разборчиво должны быть указаны фамилия, имя, отчество подписанта. Сокращения в написании имён и отчеств недопустимы.

В «подвале» нас интересует заверительная запись сборщика. Её проверяем особо тщательно, т.к. любая ошибка в этой записи влечет выбраковку подписного листа целиком. Проверяем:

а) полноту и последовательность заполнения заверительной записи – она должна быть произведена в соответствии с подсказкой, содержащейся в подстрочнике;

б) соответствие даты заверительной подписи и дат в колонке № 7 (дата внесения подписи избирателя). Дата заверительной записи не может быть более ранней, чем самая поздняя дата в колонке № 7.

в) соответствие почерка сборщика в колонках и в заверительной записи. Почерк должен быть один.

Линия № 2. Проверка колонок с датами - № 3 и № 7 (год рождения избирателя и дата сдачи им подписи).

Проверяем:

а) чтобы не было пустот в заполнении колонок;

б) чтобы в колонке № 3 возраст избирателя не оказался моложе 18 лет на момент сдачи подписи.

в) чтобы в колонке № 7 даты внесения подписи избирателя не были исполнены одной рукой и менялись только в порядке последовательного возрастания. Не допустимо, например, чтобы после 5 мая вдруг «наступило» 4 мая.

Линия №3. Проверка колонки № 4 – Адрес места жительства.

Обращаем внимание на то, чтобы:

а) были указаны необходимые реквизиты: наименование района (это обязательно там, где адрес начинается не с города, а с посёлка), наименование населенного пункта (город или поселок), улицы, указание номера дома, корпуса, квартиры;

б) в самих названиях районов, населенных пунктов и улиц не использовались произвольные сокращения. При этом в обозначении типа застройки населенного пункта должны использоваться только общепринятые в современном почтовом обиходе сокращения: улица – ул., бульвар – бул., шоссе – ш., площадь – пл., проспект – просп., проезд – пр., переулок – пер.

микрорайон – мкр-н.

в) не использовалась упрощенная схема написания дома, корпуса (строения) и квартиры: «7-2-34» вместо требуемого «д.7, корп. 2, кв. 34».

Линия № 4. Проверка колонки № 5 (паспортные данные).

Проверяем полноту и правильность заполнения колонки в соответствии с нашей Инструкцией сборщику подписей.

Контролеры должны знать, что:

а) серии паспортов СССР включают в себя римские цифры с I до ХХХIII и две заглавные буквы, обозначающие код региона. Номера паспортов находятся в диапазоне цифр 500 000-750 000.

б) паспортная реформа в СССР фактически началась в 1975 г., а значит, паспорта СССР не могли быть выданы раньше.

б) в российских паспортах образца 1997 г. серии нет. Номер состоит из 10 цифр, из которых первые две обозначают код региона. Например, код московских паспортов - 45, псковских – 58 и т.д.

в) паспорта СССР выдавались молодым людям по исполнении им 16 лет, российские паспорта начали выдавать с 14 лет. При проверке сверяйте дату выдачи паспорта и год рождения избирателя. При этом надо учитывать, что женщины, выходя замуж, чаще меняют фамилию, и им выдается новый паспорт.

г) номера удостоверений личности военнослужащих ( уд. личн. в\сл.) состоят из двух заглавных русских букв и шести любых цифр, а военных билетов – из двух букв и семи цифр.

д) по воскресеньям паспортные столы не работают, если только не было переноса выходных дней из-за праздников. Если дата выдачи паспорта приходится на воскресенье – скорее всего мы имеем дело с «липовой» подписью.

Линия №5. Проверка колонки № 6 (подпись избирателя) и еще раз - наличия подписи и её даты в заверительной записи сборщика.

При проверке подписей избирателей необходимо обратить внимание на то, чтобы:

а) не было пустот в колонке;

б) заверительная подпись сборщика в подвале подписного была выполнена только самим сборщиком, т.е. должно быть соответствие почерка в массиве листа и в заверительной подписи.

На этой линии осуществляется предварительная оценка листов на предмет массированной фальсификации подписей. Методика оценки приведена в нашей Инструкции приемщикам подписных листов.

Линейный контролер пятой линии сортирует листы на две части: без замечаний и с замечаниями.

ИНСПЕКТОРСКАЯ ПРОВЕРКА

Она осуществляется старшими контролерами.

Листы без замечаний линейных контролеров проверяются на предмет обнаружения недочетов в работе линейщиков. При обнаружении ошибок в листах выявляются виновные, которые на первый раз предупреждаются, а после второго раза отстраняются от работы.

Листы с вопросами линейных контролеров просматриваются на предмет вычеркивания «зацепленных» позиций либо направления таких листов в группу доработки.

ДОРАБОТКА ПОДПИСНЫХ ЛИСТОВ

Производится по распоряжению старшего контролера по незначительным ошибкам и недоработкам, допущенным сборщиками при заполнении подписных листов.

После доработки листы передаются на просмотр старшему контролеру.

5.4.11.ИНСТРУКЦИЯ ДЛЯ ВЫЕЗДНЫХ КОНТРОЛЕРОВ СЛУЖБЫ ПРИЕМКИ ПОДПИСНЫХ ЛИСТОВ

1.Общие положения

1.1. Выездные контрольные группы создаются в избирательных штабах для проверки подлинности записей в поступивших от сборщиков подписных листах. При небольшом объеме собираемых подписей выездных контролеров замыкают на ответственного за сбор члена штаба, в крупных кампаниях выездные контролеры входят в состав службы приемки подписей.

1.2. Состав группы – 2 человека, один из них назначается старшим. В случае использования автомобиля, закрепленного за штабом, целесообразно водителя подключать к проверкам в качестве второго члена группы.

1.3. Маршрут поездки и конкретные адреса для проверки выездная контрольная группа получает на инструктаже от ответственного за этот участок работы сотрудника избирательного штаба. В качестве адресов проверки могут быть выданы копии подписных листов, на которых в левом поле напротив адресов проверки стоит знак «?». Выданные контролерам подписные листы должны быть пронумерованы.

1.4. Выездная группа снабжается соответствующими удостоверениями, подписанными руководителем избирательного штаба, папкой, ручкой и рабочей тетрадью.

2. Рекомендации контролерам по действиям на месте

2.1. Строго придерживайтесь заданного маршрута.

2.2. Не стесняйтесь показаться избирателям чересчур вежливыми: чаще извиняйтесь, благодарите за помощь и снова извиняйтесь.

2.3. Позвонив в дверь, представьтесь сотрудниками нашего избирательного штаба и прямо назовите цель своего визита: проверяем подлинность подписей. В штабе возникли сомнения. Были ли у Вас наши сборщики? Ваша ли это подпись? – вот тезисы вашего обращения к избирателю.

2.4.Если избиратель подтверждает факт посещения его сборщиком и свою подпись в подписном листе - в большинстве случаев проверка считается законченной.

Но не всегда. Если в проверяемом подписном листе номер паспорта нами обведен кружком – требуется дополнительно уточнить паспортные данные - номер, серию и дату выдачи. Не забудьте это сделать, т.к. записанные в подписном листе данные – неправильные. И Вам надо исправить эту ошибку. А заодно и выяснить причину ошибки.

2.5. Возможны три варианта отрицательного результата проверки:

2.5.1. Оказалось, что по данному адресу проживают другие люди.

В этом случае надо выяснить, не проживает ли указанный в подписном листе человек в соседней квартире, т.е. не имеем ли мы дело с ошибкой в записи адреса.

2.5.2. Оказалось, что по данному адресу живёт указанный в подписном листе человек, но он наших сборщиков не видел и предъявленный лист не подписывал.

В этом случае выясните, не могло ли случиться так, что за него в листе расписался кто-то из родственников или соседей, проживающих по этому же адресу. Постарайтесь выяснить также, совпадает ли номер паспорта избирателя с указанным в подписном листе, т.е. нам надо знать, с потолка ли рисовал данные паспорта сборщик или у него есть база данных.

2.5.3. Наконец, ситуация, когда по проверяемому адресу никого не оказалось дома.

В этом случае обязательно выясните, а ходили ли вообще наши сборщики по этому дому (по этой улице, кварталу). Для этого выберите из подписного листа любой соседний адрес и проверьте его. Может быть, придется проверить несколько адресов, пока не убедитесь, что сборщики отрабатывали (или не отрабатывали) указанные в подписном листе адреса.

3. Фиксация результатов проверки

3.1.В правом поле подписного листа, напротив строчки с фамилией избирателя, подпись которого Вы проверили, поставьте знак «+», если подлинность записи подтверждена, и знак «–», – если установлена фальсификация. Если по какой-то отмеченной в задании позиции ни один из этих знаков поставить нельзя, поставьте напротив нее галочку. По всем помеченным указанными знаками позициям в рабочей тетради сделайте объясняющие записи.

3.2. Если Вам в соответствии с п.2.5.3. пришлось проверить не обозначенные знаком «?» позиции подписного листа, тоже отметьте их галочкой и сделайте соответствующие записи в рабочей тетради.

3.3. На основании записей в рабочей тетрадке по завершении работы на маршруте старший контролер составляет отчет о поездке и сдает его в штаб.

5.4.12. ВЕДОМОСТЬ НА ОПЛАТУ ПОДПИСЕЙ

Сюда табл. № 13

Глава 6.

АГИТАЦИОННАЯ ПРОГРАММА «ОТ ДВЕРИ К ДВЕРИ»

6.1. ВВЕДЕНИЕ В ТЕМУ

6.1.1. Самая важная, самая сложная программа

Американцы могут красиво упаковать что угодно. Вот и для тяжелой работы агитатора, которая именовалась у нас не иначе как поквартирный обход домов, они придумали романтическое название – программа «От двери к двери». И вроде как легче стало агитатору, престижнее. Хотя это только так кажется. На самом деле за хождение по российским заплеванным и темным подъездам надо орден давать. Или, по крайней мере, молоко за вредность.

Нет, в самом деле, от двери к двери ходить нелегко. Нагрузки, которые испытывает агитатор во время обхода квартир, сродни нагрузке бегуна на длинные дистанции. Или боксера. По крайней мере, по потерянному весу. Помню своё агитаторское прошлое перестроечного периода: отработаешь подъезд старой пятиэтажки, и рубашку хоть выжимай – вся мокрая от пота. Трудно обращать в свою веру по-разному настроенных незнакомых людей. Но зато нескучно. За день наслушаешься такого - на полжизни хватит впечатлений!

В общем, ходить и агитировать по домам нелегко. Но если увлечешься, тяжесть уходит. Если к тому же будешь осознавать, что не просто занят агитационной утюжкой квартир, а являешься активным участникам важной агитационной программы «От двери к двери», то начнешь летать от квартиры к квартире как на крыльях.

Ну да ладно, шутки в сторону. О серьезном поговорим серьезно.

В ряду традиционных полевых методик программа «От двери к двери» занимает особое место. Это – стержневая агитационная программа оргмассового направления, ключевое агитационное средство любой более или менее серьёзной избирательной кампании. Это – не только самая важная, самая эффективная программа в цепи агитационных мероприятий, но и самая трудоемкая, самая сложная в организационном плане. Если, конечно, проводить её по настоящему, без халтуры. Если цель её проведения – действительно эффективная агитация, а не бессовестное освоение денег клиента.

Удивительно, с какой легкостью берутся за её реализацию доморощенные менеджеры, весь опыт которых в избирательных кампаниях основан порой на бригадирстве при сборе подписей. Понятно, что из этого выходит.

А вот менеджеры поопытнее, едва поняв, что за их работой будет налажен действенный контроль, тут же стараются улизнуть от проведения полномасштабной программы «От двери к двери». Отговорка всегда одна и та же: мол, наш избиратель вконец одичал, разуверился, двери не открывает, поэтому лучше контактную агитацию проводить у магазинов, у проходных и в других общественных местах.

Приходится объяснять, что человек путается в терминах «лучше» и «легче». И что какими бы одичавшими наши избиратели не стали, одну дверь из четырех при определенной настойчивости и методической грамотности среднестатистический агитатор вполне способен «открыть». Просто надо уметь организовать эту работу.

Все, что сказано выше о преимуществе полевых методик над агитационно-рекламными, в первую очередь относится к программе «От двери к двери». Повторяться не буду. Скажу лишь, что полноценной данная акция может быть лишь при участковой системе работы агитаторов.

6.1.2. Чем вооружить агитатора?

Программу «От двери к двери» целесообразно планировать и реализовывать в два этапа. О предстоящем визите агитаторов надо бы предупредить избирателей заранее – дня за два-три, максимум за неделю. Сделать это лучше с помощью предваряющей листовки с обращением кандидата (мол, откройте дверь), которую либо опускают в каждый ящик, либо наклеивают на двери подъездов.

Кстати, не стоит сразу рассылать (расклеивать) весь тираж предваряющей листовки. Лучше это делать поэтапно. И лучше пусть это делает сам агитатор: наметил на послезавтра обход конкретных домов, значит сегодня с утра разнеси (расклей) в эти дома предваряющую листовку. А то ведь первый обход по программе «От двери к двери» длится порой недели три. И если в листовке указано, что агитатор придёт через два-три дня, а он приходит через 15-20 дней, это нехорошо. Значит, кандидат не умеет рассчитать свои возможности, значит, он ненадежный. Да и вообще люди забудут к тому времени о предстоящем визите агитатора.

Первый этап программы – полный обход жилого сектора округа, пик обхода приходится примерно на 20-й день до дня голосования. Агитаторы обходят каждый дом, стремятся попасть в каждую квартиру, но далеко не всегда перед ними открывают двери. Считается неплохим результатом, если агитатору удалось «открыть» четверть от общего числа дверей.

В отношении этой четверти избирателей перед агитаторами ставятся задача-максимум и задача-минимум.

Задача-максимум нацеливает агитатора на проведение полноценной агитационной беседы с каждым избирателем, который пошел на контакт. Агитатор должен постараться убедить избирателя в том, что наш кандидат – самый-самый. По большому счету сделать это в течение нескольких минут могут только «трактора» - так именуется агитаторская элита. «Трактор» способен войти в любую дверь, стать своим для кого угодно. К сожалению, «тракторов» - считанные единицы, один на сотню, Остальные 99 агитаторов за отводимое на контакт время способны лишь «зацепить» избирателя.

И тут мы переходим к задаче-минимум – «зацепить» избирателя. Она более реалистична.

В главе о технологиях повышения явки избирателей вы прочтёте о проблеме трех ЗА (ЗАцепить, ЗАрегистрировать, ЗАвоевать), которые решает избирательный штаб кандидата в отношении потенциальных сторонников кандидата. Суть проста: выявить и навербовать как можно больше наших потенциальных сторонников и затем добиться того, чтобы все они активно поддержали нас в день выборов.

На профессиональном сленге «зацепить» (зафиксировать) избирателя, как бы это правильно сформулировать, - значит обнаружить с его стороны признаки малейшей расположенности по отношению к кандидату, по отношению к самому агитатору. Перед агитатором ставится задача: от каждого такого человека необходимо получить минимальную исходную информацию, позволяющую чуть позже адресно обратиться к нему от имени кандидата. Значит, как минимум, надо узнать ФИО собеседника, определить хотя бы на глазок его возраст, а также «степень благожелательности», понять, что его сейчас больше всего волнует. Вся эта информация фиксируется агитатором и оперативно передается в штаб, в его контактную службу, которая ведёт реестр потенциальных сторонников кандидата.

А дальше - «контактники», на основе систематизации и анализа полученной информации, планируют и реализуют, в том числе с помощью всё тех же агитаторов, систему касаний зафиксированных избирателей. Благодаря этим касаниям потенциальные сторонники превращаются в реальных.

Чтобы такая система сработала, необходимо наладить регулярное поступление исходной информации от агитаторов. Поэтому лучше не отпускать их в «бессрочное плавание» от двери к двери. Надо отрегулировать работу агитаторов таким образом, чтобы как минимум раз в три дня они передавали собранную информацию по назначению. Еще раз отсылаю читателя к главе о технологиях повышения явки избирателей, чтобы понять, почему это так важно.

Необходимо определиться, с чем пойдут агитаторы по домам, что они должны донести до избирателей. Ведь агитатору мало тыркнуться в дверь, мало просто вручить листовку. За очень короткое время общения он должен найти убедительные слова, должен передать свой магнетизм собеседнику, свою убежденность в том, что агитирует за лучшего из кандидатов.

Мы подошли к значимости разработки и закреплению в сознании агитатора так называемых агитационных тем.

Разработка агитационных тем – забота ведущего кампанию избирательного технолога. А менеджер полевого направления - должен «втрамбовать» их в головы агитаторов, должен доступно и четко объяснить агитаторам, что им следует говорить открывшему дверь избирателю, какими доводами оперировать.

Доведенные до кондиции агитационные темы (этим обычно заняты текстовики) ложатся на бумагу, могут стать статьями в газетах, листовками. А могут так и остаться подсобным материалом для агитаторов.

Что касается формы и содержания агитационных материалов, вручаемых избирателям во время агитационного обхода квартир, то выдать какие-то готовые рецепты тут не получится. Это задача обусловлена конкретной предвыборной ситуацией в округе, фантазией и мастерством избирательного технолога, а также тактическим планом кампании.

В разделе 6.2. книги приведены образцы методических материалов, которые обеспечивают проведение агитационной программы «От двери к двери». Они даны применительно технологии сбора наказов, а точнее, той её разновидности, когда агитатор идет к избирателю с «дожимающей» листовкой. Листовка эта часто – самая главная в кампании кандидата, программная. Хотя это совсем не обязательно. Не в этом суть «дожимания». В другом. За два-три дня до прихода агитатора избиратель должен получить «предваряющую» листовку. В ней есть отрывной талон – бланк для наказов, и содержится просьба кандидата: напишите, пожалуйста, свои наказы, и отдайте их моим агитаторам, которые вот-вот придут к вам.

Такой ход позволяет поставить избирателя в «режим ожидания». Конечно, режим этот можно так называть весьма условно (заждались, прям!), тем не менее, применяя его, легче общаться с избирателем. Есть очевидный повод постучаться в дверь, хороший повод для «зацепки».

Практика показывает, что лишь в 3-5 процентах открывающихся перед агитатором квартир жильцы уже заполнили бланк наказов в «предваряющей» листовке. Зато «дожимающая» листовка, с которой агитатор ходит по домам и в которой дублируется отрывной талон, дает гораздо более ощутимый результат «сознательности» избирателей – те самые 20-25 процентов, которые необходимы для победной «зацепки». Строго говоря, «дожимает» не листовка, «дожимает» агитатор, просто листовка с дубликатом бланка помогает ему это сделать, позволяет зафиксировать потенциальных сторонников.

Итак, содержание агитационной беседы и вручаемых избирателю агитационных материалов для каждой кампании индивидуально, зависит от многих факторов. Но общее требование к работе агитатора при реализации программы «От двери к двери» одно: он должен не только выгодно «засветить» кандидата, но и расположить собеседника лично к себе, постараться найти повод и пообещать «заскочить» к избирателю еще разок-другой, он должен буквально напроситься на приглашение. И обязательно реализовать это приглашение. Нацеливая агитатора на такую работу, мы исповедуем простой принцип: если удалось трижды «открыть» одну и ту же дверь, если каждый раз тебе уделили хотя бы по пять минут – ты достиг своей цели, избиратель – твой. Ему просто неловко будет проголосовать за другого кандидата.

Второй этап - фиксирующий. Агитатор обязательно обходит тех, с кем он установил личный контакт, и вручает послание кандидата со словами благодарности и приглашением прийти на выборы. Кроме того, послание вручается и тем избирателям, которые попали в орбиту кампании кандидата на разных её этапах: приходили на встречи с ним, обращались в приемную, оставили свои координаты пикетчикам, прислали письма и т.д.

Число адресов посещения по второму этапу должно быть ориентировано на расчетное число голосов, обеспечивающих победу на конкретном избирательном участке.

6.1.3. «Эффект присутствия» кандидата

Хотел бы заострить внимание читателя на необходимости личного участия кандидата в агитационном обходе квартир. Это особенно актуально для мелкомасштабных выборов, в округах до 15 тысяч избирателей. Но и в более крупных кампаниях кандидату полезно походить от двери к двери, самому постоять в пикетах, посидеть на телефоне. На мой взгляд, нет более эффективного агитационного средства, чем личное общение кандидата с избирателем. Конечно, если ему есть что сказать избирателю.

А если кандидат, как говорится, два слова связать не может? Ну, тогда ему надо идти к избирателям не со словами. А с чем-то более материальным. А еще лучше посылать к избирателям тех, кто за словом в карман не полезет, т.е. опытных агитаторов. При этом все равно полезно обеспечить кандидату эффект присутствия.

Обеспечить такой эффект нетрудно. Как?

Ну, во-первых, надо вовсю использовать так называемую извинительную записку кандидата (см. раздел 6.2.6 книги). Что это такое?

Вместе с тиражом основной (программной) листовки кандидата мы обычно изготавливаем эту самую извинительную записку. Тираж записки меньше тиража программной листовки примерно на одну пятую часть.

С основной листовкой агитаторы идут «от двери к двери», и там, где им двери открывают, вручают её избирателям. А тем, кто двери почему-либо не открыл или кого просто не удалось застать дома, в почтовые ящики вместе с программной листовкой опускается записка от имени кандидата. Смысл послания таков: сегодня был агитационный рейд, в котором я вместе с агитаторами принимал личное участие. Жаль, что не застал вас дома, а то бы пообщались. Ну, раз уж так получилось, хотя бы прочитайте мои агитационные материалы, и позвоните, если что. Бог даст, свидимся.

Записка действует. Правда, иногда недоверчивый избиратель возьмёт и позвонит: «Зачем, мол, врете? Ведь сами не изволили ходить!». - «Почему не изволили, - отвечаем, - Ходили, и если хотите, сейчас еще раз придем. Нам это запросто». И идем – вместе с кандидатом, тортом и коробкой конфет. Действует наповал.

Во-вторых, агитаторов тоже надо сориентировать на то, что кандидат одновременно с ними ходит по квартирам (на соседней улице, в соседнем доме), и пусть агитаторы, в свою очередь, с энтузиазмом рассказывают эту байку избирателям. А чтобы данный пассаж выглядел правдоподобным, агитаторов, в-третьих, надо нацелить на сбор заявок от избирателей, желающих лично встретиться с кандидатом, в том числе и у себя дома. Особенно в малоформатных кампаниях. Особенно в отношении нетипичных людей, известных и авторитетных в данной местности. Надо буквально провоцировать таких избирателей на приглашение кандидата к ним в гости. И вообще, если по заверению агитатора «домашнее» приглашение поступило от вполне приличных людей, надо идти в гости, с чаем и тортом, и по возможности поэффектнее пропиарить эту акцию. На тот случай, когда времени на «домашнюю» встречу у кандидата нет, можно обойтись телефонным звонком, после которого в гости при необходимости делегируется кто-то из доверенных лиц кандидата или из сотрудников избирательного штаба (общественной приёмной).

Если агитатор работает по бонусной системе, ему выгодны такие встречи, так как часть работы за него начинает делать кандидат.

Конечно, работу эту следует планировать и отслеживать, делая упор на организацию коллективных встреч по индивидуальным заявкам, по возможности приурочивая их к плановым встречам в микрорайонах (поселках). Иначе агитаторы насобирают столько «домашних» заявок, что к концу кампании кандидат опухнет от выпитого в гостях чая. Надо на всякий случай устанавливать для агитаторов «веер» сбора «домашних» заявок, чтобы их собирали равномерно, а также лимит на эти заявки для каждого агитатора. Хотя, откровенно говоря, в моей практике сокрушающего вала заявок на кандидатов особенно не наблюдалось – даже тогда, когда лимит на них не устанавливался. Несколько раз, правда, приходилось сажать кандидатов на плотную прозвонку избирателей, пожелавших личного контакта. Как правило, кандидаты управляются с этой задачей в один-два дня.

Еще раз подчеркну: если кандидату есть что сказать избирателям, его хождение от двери к двери – это тот самый летящий лом агитации. Перешибить его невозможно ничем.

Приведу два примера из личного опыта.

Один давний. На своих первых выборах в Солнцевский райсовет (г. Москва) в 1991 г. моим главным соперником был популярный в нашем рабочем поселке директор завода ЖБИ, при котором, собственно, и был построен когда-то наш поселок. Но за директора агитировали другие, а я прошел всех избирателей сам. Некоторых – не один раз. И директор, который чинил для поселка трубы и дороги, обустраивал детские площадки и хорошо относился к своим рабочим (большинство которых жили здесь же) проиграл.

Второй пример свежий. В конце 2000 г. наша команда работала на малоформатных выборах депутатов Верховного Совета Хакасии. Там округа численностью примерно 5 тысяч избирателей. Главной проблемой нашей команды было уговорить подопечных кандидатов пойти от двери к двери. Уговорили 18 из 30 подопечных. Результат у этих восемнадцати был более чем убедительным: за исключением одного совсем юного кандидата остальные 17 уверенно переиграли своих противников. По не согласившимся идти в народ 12 подопечным результат оказался более скромным: выиграли только восемь из них.

6.1.4. «Дупла»

Два слова об использовании агитаторами так называемых «дупел».

Если во время агитационных обходов домов требуется наладить оперативную обратную связь с избирателями, мы прибегаем иногда к аренде почтовых ящиков в многоэтажных домах. В подъезде – по ящику. Агитатор перед разноской по квартирам анкеты или другого агитационного материала с отрывным талоном, который должен заполнить избиратель, предварительно договаривается с кем-то из жильцов подъезда о том, что его почтовый ящик будет служить «дуплом». То есть заполненные анкеты и отрывные талоны жильцы подъезда могут опускать в этот почтовый ящик, не выходя из дома. О такой возможности агитатор сообщает жильцам при последующем обходе квартир.

Хозяину почтового ящика выплачивается небольшая арендная плата. Если еще удастся его уговорить (за отдельную плату или просто так) поработать с соседями, убедив их откликнуться на просьбу кандидата и заполнить агитационный материал – у вас в этом подъезде появляется свой «агент влияния», свой активный сторонник, свой агитатор. Надо ли говорить, насколько ценны такие агитаторы.

Организовать «дупла» в каждом подъезде чрезвычайно сложно, но даже «дырявая», т.е. несплошная сетка дупел весьма полезна.

В заключение разговора об акции от двери к двери приведу образец отрывного талона (с оборотом) который помещается внизу программной листовки - с ней обычно агитаторы обходят избирателей.

Сюда таблицу № 14

6.2. ОБРАЗЦЫ МЕТОДИЧЕСКИХ МАТЕРИАЛОВ, ОБЕСПЕЧИВАЮЩИХ РЕАЛИЗАЦИЮ АГИТАЦИОННОЙ ПРОГРАММЫ «ОТ ДВЕРИ К ДВЕРИ»

6.2.1. РАСЧЕТЫ НЕОБХОДИМЫХ РЕСУРСОВ

( Выборы в Государственную Думу РФ, 1999, Москва)

1. Расчеты по времени и людям

Цели:

а) адресная агитация при полном охвате жилого сектора;

б) сбор наказов (предложений) избирателей.

Сроки: плановые, с 22.11 по 12.12 (21 день, из них 6 - выходных).

Скорость отработки жилого сектора и потребность в людях определяются, исходя из 25-процентного охвата фиксированными контактами, т.е. в нашем случае максимум 57,5 тыс. контактов.

При нормативе времени 15 минут на один фиксированный контакт агитатор обеспечивает:

- 4 контакта в час,

- 15 – в будний день (4 часа работы),

- 40 – в выходной день,

- 155 – в неделю(15х5 + 40х2).

Таким образом, при отработке территории участковыми агитаторами одному агитатору в зависимости от величины участка потребуется от 14 до 22 дней, чтобы отработать свой участок (от 250 до 375 результативных контактов на участок).

Для отработки маршрутным методом всех 230 тыс. адресов (из них по 57,5 тыс. предполагаются фиксированные контакты) в течение трех недель потребуется привлекать примерно 130 агитаторов ежедневно

2. Принцип оплаты

За единицу расчета берется так называемый фиксированный контакт – в результате которого у агитатора остается заполненный избирателем отрывной талон программной или «предваряющей» листовки кандидата с наказами. За отработку адреса с фиксированным контактом агитатор получает по бонусной системе: из расчета 8 рублей за талон - по предъявлению талонов (так называемая оперативная оплата) и еще 12 рублей – бонус, в случае победы на участке и при условии, что число полученных за нашего кандидата голосов окажется не меньше, чем число собранных отрывных талонов. Если голосов будет меньше, размер бонуса пропорционально уменьшается.

За все остальные отработанные адреса, независимо от того, удалось ли вручить агитационные материалы в руки избирателю (но тот не стал заполнять талон) или они были опущены в почтовый ящик, предусмотрена оплата применительно безадресной рассылке (доставке), и тоже по бонусной системе – 0,4 р. (0,2+0,2). При этом оплата по указанным расценкам производится, если соотношение фиксированных контактов и безадресной доставки не превышает 1:4. За сверхнормативную безадресную доставку оплата пропорционально снижается либо не производится совсем.

Оперативная оплата производится по предъявлению талонов после отработки агитатором всего участка. Возможна поэтапная оперативная оплата – в два или три приема. Условия поэтапной оплаты должны быть оговорены заранее.

Бонус - это премия за победу. Выплачивается во второй половине дня, следующего за днем выборов, или через день после выборов.

3. Основные пункты сметы

1.Стоимость тиража агитматериалов - по статье «Полиграфия»:

1.1 - программная листовка;

1.2 - записка кандидата.

2.Стоимость вспомогательных материалов для агитаторов и орггруппы

(ксерокопии инструкций и раздаточных бланков, блокноты агитаторов, папки, ручки).

3. Оплата агитаторам:

3.1 - за фиксированные контакты (60 тыс.) из расчета … за контакт;

3.2. – за безадресную доставку по остальным адресам (180 тыс.) из расчета…. за п\я.

4. Оплата орггруппы (бригадиры, контролеры) – 25 % от - суммы, начисленной агитаторам.

5. Транспортные расходы - по статье “Организация штабов”.

6.2.2.ИНСТРУКЦИЯ МАРШРУТНОМУ АГИТАТОРУ, РАБОТАЮЩЕМУ ОТ ДВЕРИ К ДВЕРИ

(Выборы в Законодательное собрание Краснодарского края, 1998, фамилия кандидата изменена)

Общие положения

1. Вы являетесь участником агитационной кампании СЕМЕНОВА СЕМЕНА СЕМЕНОВИЧА, кандидата в депутаты Законодательного собрания Краснодарского края.

2. Перед тем, как приступить к работе, внимательно ознакомьтесь с содержанием настоящей Инструкции и предоставленными Вам подсобными и агитационными материалами.

Подсобные материалы предназначены для облегчения Вашей работы. Это – маршрутное задание, материалы по агитационной программе «ДОВЕРЕННОСТЬ», рабочая тетрадь агитатора, информационные листки о нашем кандидате, об избирательном объединении «Отечество», о предвыборной ситуации, бланки заявлений на «домашнее голосование», ручка, папка.

Агитационные материалы предназначены для раздачи избирателям. Это - прежде всего программная листовка нашего кандидата с отрывным талоном для наказов, записка от кандидата (оставляется в почтовом ящике или в двери вместе с программной листовкой в тех случаях, когда никого нет дома), другие агитационные материалы - календарики, буклеты, спецвыпуск газеты и т.п. (вручаются при наличии и по мере необходимости).

3. Вы работаете исключительно по тем адресам, которые указаны в Вашем маршрутном задании, и с теми избирателями, которые прописаны по данным адресам. Нарушение этого правила влечет неоплату Вашей работы.

Составьте примерный план обхода избирателей участка, разбив всю работу на четыре равномерных этапа. Согласуйте этот план с бригадиром (сотрудником штаба).

По мере отработки маршрута Вы заполняете бланк маршрутного задания, отражая в нем результаты своих контактов с избирателями. Делайте эту работу тщательно, и тогда Вам будет легче построить свой отчет о проделанной работе.

4. Вы - агитатор, и Ваша задача, как минимум, добиться, чтобы фамилия СЕМЕНОВ запомнилась. Главная же задача - победить на выборах. Для этого Вы должны суметь убедить людей, что СЕМЕН СЕМЕНОВ - именно тот человек, который принесет наибольшую пользу для нашего района и для его жителей, для края в целом. А значит, надо прийти на выборы 22 ноября и проголосовать за СЕМЕНОВА.

Но чтобы убедить людей в чем-то, надо хорошо владеть темой самому. Поэтому прежде чем идти к людям, тщательно проштудируйте всю предоставленную Вам информацию о СЕМЕНОВЕ. Вам нельзя "плавать" в вопросах его биографии, трудовой и благотворительной деятельности - все это Вы должны знать назубок. Особый упор делайте на то, что СЕМЕНОВ - кандидат от "Отечества" - движения, являющегося политической опорой "батьки Кондрата", и что именно по настоянию "батьки" СЕМЕНОВ, не состоящий ни в какой политической партии, был включен в список "Отечества".

5. У Вас есть неплохой повод постучаться в любую дверь. Накануне практически все жители нашего избирательного округа получили письмо от кандидата СЕМЕНОВА. Он обратился к избирателям за советом по поводу формирования своей предвыборной программы, попросил их дать свои наказы. В письме был отрывной талон (примерно такой же, как в имеющейся у Вас на руках программной листовке), который избиратели должны были заполнить. Так вот, за этим талоном Вы как бы и идете. На самом деле Вы идете агитировать, а талон - только повод, чтобы завязать разговор. Хотя сбор талонов тоже важен.

Хорошо самому найти дополнительный повод для контакта. Постарайтесь уже при посещении первых квартир (домов) нащупать самую больную тему для данного двора (улицы). Например, вы узнали, что многие жители большого дома болезненно реагируют на то, что владельцы личных автомашин устроили мойку машин прямо во дворе. Начинайте эксплуатировать данную тему уже со следующей квартиры – мол, у Вас задание узнать, как избиратели относятся к этому явлению и что надо сделать, чтобы снять эту проблему.

6. В принципе можно считать Вашу работу удовлетворительной, если Вы получили от избирателя заполненный им собственноручно отрывной талон. Неважно - талон из письма с наказами или талон из программной листовки, главное - чтобы были указаны необходимые реквизиты: ФИО, адрес, подпись. Более того, вполне достаточно получить одобрительную собственноручную запись избирателя на отрывном талоне программной листовки. Например: " программу действий С.СЕМЕНОВА одобряю". Ведь если избиратель написал собственной рукой фамилию нашего кандидата, то скорее всего он ее ко дню выборов не забудет.

Внимание! Предостерегаем Вас от одной типичной ошибки: при работе "от двери к двери" по нашей схеме действует правило: одна семья (одна фамилия) - один отрывной талон. Поэтому нет смысла раздавать программную листовку для заполнения отрывного талона всем членам семьи - оплачен будет лишь один "семейный" талон.

Хотя если другие члены семьи тоже захотят заполнить «свой» талон, отказывать им не стоит – пусть заполняют. Иначе люди могут обидеться и в результате на выборах не проголосовать за нашего кандидата. Тем не менее в таких случаях оплата за отрывной талон агитатору не производится.

Схема Вашей работы

7. По сбору предложений в программу:

а) стучитесь в дверь, представляясь активистом избирательного штаба кандидата в депутаты ЗСК СЕМЕНОВА СЕМЕНА СЕМЕНОВИЧА. Объясняете цель своего визита - сбор наказов избирателей и предложений по предвыборной программе нашего кандидата;

б) рассказываете о нашем кандидате и о правилах, по которым пройдут выборы в ЗСК;

в) на вопросы отвечаете по тексту листовки (при этом надо действительно отвечать, а не говорить, что там, мол, все написано);

г) стремитесь получить заполненный и подписанный избирателем отрывной талон;

д) в любом случае, получили ли Вы талон или нет, оставляете у избирателя все предназначенные для раздачи агитационные материалы (вдруг он прочтет, проникнется и захочет внести свои предложения в программу позже), оставляете телефон и адрес нашего избирательного штаба;

е) отмечаете в маршрутном задании адреса, по которым Вам удалось вручить агитационные материалы лично избирателю;

ж) отмечаете в рабочей тетради всё значимое по данному контакту. Нам надо знать «степень благожелательности» Вашего собеседника, чтобы мы в штабе смогли определиться, каким образом закрепить эту благожелательность;

з) если в доме (в квартире) никого нет или Вам почему-либо не открыли дверь, Вы оставляете агитационные материалы  вместе с запиской кандидата  (обязательно!) в почтовом ящике или в ручке двери, но так чтобы агитационные материалы не валялись как мусор.

8. По агитационной программе «Доверенность».*

Эта работа затрагивает не всех избирателей, а только пенсионеров и лиц, получающих социальные пособия. Задача считается выполненной, если Вы заручились  доверенностью избирателя  по схеме нашей избирательной программы "ДОВЕРЕННОСТЬ"- см. соответствующие материалы.

9. Завершая агитационную беседу, посмотрите, насколько разборчиво записаны его данные в отрывном талоне, сразу сделайте в нем исправления. Это касается и ФИО, и адреса. Если что-то непонятно, уточните сразу. Предлог для Вашей въедливости имеется: предполагается, что наш кандидат обратится к данному избирателю лично (по телефону или письмом), поэтому данные о нем должны быть полными и разборчивыми.

Итак, ФИО избирателя должны быть обязательно указаны полностью (а не инициалы!). Особенно внимательно относитесь к нерусским именам и фамилиям – в этих случаях лучше будет, если Вы собственноручно и очень разборчиво (буквально печатными буквами) сразу же продублируете сделанную избирателем запись. Учтите, отрывной талон не будет принят к оплате, если в нем обнаружатся какие-либо непонятности.

10. Если от избирателя поступили просьбы, заявления, на которые, на Ваш взгляд, нашему штабу или кандидату необходимо отреагировать, передавайте эту информацию своему бригадиру или непосредственно в штаб.

11.Не забывайте про тетрадь агитатора. Заполнять её можно как во время посещения квартир, так и после, на основе черновых записей. Но только в этот же день, пока свежи в памяти детали Ваших агитационных визитов. Сделайте в тетради удобную для работы разлиновку и заносите в нее свои впечатления и полезную информацию о каждой квартире. Кто в ней живет, сколько избирателей, пойдут ли голосовать, кому из политических партий и лидеров симпатизируют. Полезной может оказаться любая информация о живущих по данному адресу людях. Скажем, глава семьи – военный пенсионер. Эту информацию кандидат может использовать при составлении приглашений на встречу с ветеранами Армии. Или Вы узнали, что в квартире живет инвалид. Сразу поинтересуйтесь, не надо ли помочь с заявкой на переносную урну в день голосования, и т.п. Кстати, все заявки на переносные урны для голосования от тех, кто симпатизирует нашему кандидату, должны быть Вами зафиксированы и реализованы в день выборов.

Отдельной строчкой записывайте всех сторонников «Отечества» и особенно тех, кто проявил симпатию или просто интерес к нашему кандидату. Пообещайте им, что при случае Вы занесете им более подробную информацию, а когда пойдет разноска спецвыпуска газеты или нашего агитационного буклета, обязательно занесите им эти материалы и вручите лично.

11. Ежедневно анализируйте итоги своей работы за прошедший день.

На отдельном листе по установленной форме выписывайте сведения на тех избирателей, с которыми получился контакт, которые проявили к кандидату или лично к Вам признаки симпатии. Раз в три дня эти записи Вам надо сдавать в штаб.

Кроме того, на основе собранных заявок на «домашнее» голосование составляйте, постепенно заполняя, свой реестр таких заявок по участку. Форма реестра у Вас имеется. Реестр храните до дня голосования. Занесенные в реестр заявки на «домашнее» голосование тоже раз в три дня сдавайте в штаб.

12. Необходимо также заполнить требуемые реквизиты на себя на обороте отрывных талонов, которые Вы сдаете бригадиру. Порядок их заполнения указан в подстрочнике мелким шрифтом. Талоны без Ваших реквизитов бригадир не примет.

13. Собранные отрывные талоны и записи в маршрутном задании и рабочей тетради агитатора служат приложением к Вашему отчету о проделанной работе. Систематизируйте все эти материалы, подсчитайте количество сдаваемых бригадиру отрывных талонов и лишь после этого представляйте свой отчет в штаб.

14.По окончании работы Вы возвращаете бригадиру все выданные Вам инструктивные, а также оставшиеся нереализованными агитационные материалы.

15.Рабочую тетрадь агитатора сдаете при окончательном расчете по итогам голосования.

-----------------------------

* - Программа «Доверенность» отрабатывалась только в данном конкретном случае. Она касалась сбора доверенностей на ведение дел в судах о выплате компенсационных пособий на детей. В прилагаемых методических материалах суть программы не раскрывается.

Это надо иметь в виду

А. Если раньше Вам не приходилось заниматься агитацией или сбором подписей путем обхода квартир, то лучше сразу настроиться на то, что в большинство домов Вам не обрадуются. Кто-то не откроет дверь, кто-то оговорит, кто-то просто пошлет. Не опускайте руки, если поначалу у Вас не будет результата. Немного настойчивости, и работа пойдет, не такая уж она и трудная

Б. При работе методом «от двери к двери», особенно женщинам, необходимо соблюдать осторожность. Ведь за дверью, в которую Вы постучались, может находиться кто угодно: и наркоман, и бандит, и сумасшедший. Хорошо, если Вы местный и знаете, кто живет в квартире, в которую Вы собираетесь постучать. Если же Вы здесь чужак, проявляйте осторожность и осмотрительность. Не спешите принять приглашение войти в чужую квартиру или дом, оцените ситуацию и только потом принимайте решение. А лучше в таких случаях вообще ходить парой – мужчина и женщина, так безопаснее и доверия больше. И еще рекомендация. Вошли в подъезд, прошли удачно одну квартиру, постарайтесь у жильцов этой квартиры разузнать о «неблагополучных» соседях. И вообще, предварительная разведка о соседях вашего собеседника должна вестись всегда. Тогда у Вас меньше шансов нарваться на « нехорошую квартиру».

В. Как и при сборе подписей, Вы должны быть достаточно информированы о предвыборной ситуации. Нельзя отправляться на сбор подписей, не имея четкого представления о том, какие предстоят выборы, когда, по каким правилам они будут проводиться, кто помимо нашего кандидата выдвигается по округу, и почему наш кандидат самый привлекательный.

Г. Вы должны выглядеть опрятно, говорить с человеком доброжелательно, вежливо, не проявлять суетливости.

Д. На нетактичность и грубость собеседника нельзя отвечать тем же! Помните, что это Вы нарушили его покой, а не он Ваш. Поэтому в ответ на грубость лучше извиниться за беспокойство и уйти. Если при этом Вам удастся оставить грубияну нашу представительскую листовку - уже хорошо.

Е. Постарайтесь, чтобы завязавшийся разговор не перерос в спор, не допускайте горячности, убеждая собеседника. Лучше согласиться, поддакнуть, даже в том случае, когда Вы внутренне другого мнения. Чаще прибегайте к приему «поощрения» собеседника репликами типа: "Абсолютно верно!", "В этом что-то есть!", "С Вами трудно не согласиться!" и т.п. Записывайте в блокнот или на отдельном листочке дельные предложения собеседника для передачи их в штаб – это тоже располагает к Вам собеседника.

Ж. Если Вам задали вопрос, на который у Вас нет ответа, не пытайтесь фантазировать. Лучше оставьте контактный телефон нашего регионального штаба, посоветовав собеседнику обратиться туда, и о вопросе избирателя безотлагательно сообщите в штаб, чтобы там смогли продумать, как лучше ответить на трудный вопрос. А еще лучше, если он оставит Вам свой телефон для того, чтобы ему можно было перезвонить позже.

Одним словом, будьте доброжелательны к собеседнику – и тогда успех Вам обеспечен.

Как заполнять бланк маршрутного задания ?

Результаты Ваших визитов по каждому конкретному адресу должны находить отражение в графе "Контакт" Вашего маршрутного задания. Для этого используйте следующие условные обозначения: Т – получен отрывной талон; Д – получена доверенность; А – оставлен агитационный материал.

Если Вам удалось получить талон и доверенность одновременно – указываете что-либо одно по своему усмотрению.

Заполнение всех остальных реквизитов маршрутного задания не представляет трудностей.

Ниже приводится образец заполнения бланка маршрутного задания. При этом надо иметь в виду, что шапка задания заполняется бригадиром, все остальное - агитатором.

Сюда табл. № 15

6.2.3. ПАМЯТКА БРИГАДИРУ АГИТАТОРОВ, РАБОТАЮЩИХ МАРШРУТНЫМ МЕТОДОМ

(Выборы в Законодательное собрание Краснодарского края, 1998, фамилия кандидата изменена)

1. Бригадир отвечает за качество и своевременность агитационной отработки закрепленной за ним территории. Работа на "чужой" территории не допускается и не оплачивается.

2. Бригадир разрабатывает схему маршрутных заданий для каждого агитатора, отмечая в ней, кто, когда и какой конкретно номер маршрута отрабатывает. Он инструктирует агитаторов перед началом акции, контролирует ход отработки маршрутов, производит предварительные итоги их работы и расчеты полагающегося вознаграждения.

На основе схемы маршрутов бригадир выписывает маршрутные задания агитаторам, оставляя у себя для контроля копии маршрутных заданий.

3. Перед отправкой агитаторов по маршрутам бригадир проверяет знание каждым из них:

а) инструкции для агитаторов;

б) текста программной листовки;

в) своего маршрута и порядка заполнения бланка маршрутного задания;

г) установочных данных на кандидата и выдвинувшего его избирательного блока;

д) предвыборной ситуации и схемы проведения выборов;

Бригадир обязан предупредить агитаторов о недопустимости работы вне маршрута.

4. Порекомендуйте агитаторам составить план отработки маршрута. Желательно, чтобы каждый из них разбил свою работу на 4 равномерных этапа и к первому промежуточному отчету представил Вам свой план. Вам легче будет наблюдать за тем, как идет отработка маршрутов, Вы своевременно сможете влиять на ситуацию в случае необходимости.

5. Особый акцент при инструктаже агитаторов, нацеливаемых на работу по программе «От двери к двери», следует сделать на недопустимости заполнения отрывных талонов программной листовки агитаторами. Все позиции в талоне, кроме адреса, должен заполнить сам избиратель, собственноручно.

6. При приеме отрывных талонов от агитаторов необходимо убедиться в четком выполнении п. 8 Инструкции участковому агитатору в части разборчивости записей в отрывном талоне и наличия заполненных реквизитов агитатора (п.11).

Дублирующие «семейные» талоны отбраковываются, исходя из правила: один талон – одна семья (одна фамилия).

7. Технология проверки талонов на предмет обнаружения липы схожа с проверкой подписных листов.

При предварительном визуальном контроле сдаваемых бригадиру отрывных талонов, используется метод «веерного» просмотра подписей избирателей в талонах с целью обнаружения одной руки (схожие завитушки в окончании подписей и др.). Обращается внимание на типичные ошибки в трудных именах и отчествах, таких как Алевтина, Станиславовна и т.п. Обнаруженные здесь ошибки, как правило, указывают на то, что запись произведена не самим подписантом, а кем-то другим.

Если возникли сомнения в добросовестности агитатора – проводится более въедливая проверка его талонов с выходом по указанным в талонах адресам или путем прозвона избирателей по адресной базе. Телефоны для проверочного прозвона бригадир может получить в Центральном штабе у помощника начштаба.

8. Не реже чем раз в три дня бригадир подводит промежуточные итоги работы агитаторов и докладывает их в штаб. Как только агитатор доложит о завершении работы по маршруту, бригадир должен оповестить об этом сотрудника ЦШ, ответственного за контроль над работой агитаторов.

8. По мере накопления и с установленной начальником ЦШ периодичностью принятые от агитаторов и прошедшие предварительную проверку отрывные талоны представляются бригадиром в штаб для проверки их контрольной службой ЦШ и начисления вознаграждения. Выплата вознаграждения конкретному агитатору производится после полной отработки им маршрута и сдачи в штаб всех отрывных талонов.

10. По завершении отработки участка бригадир должен забрать у агитатора и сдать в штаб все нереализованные агитационные и подсобные материалы

6.2.4. ИЗВИНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА КАНДИДАТА

( Выборы в Московскую городскую Думу, 1997)

Образец

Уважаемые друзья!

Сегодня мы с моими доверенными лицами хотели познакомить Вас с моей программой, выслушать Ваши замечания и предложения.

К сожалению, не удалось застать Вас дома.

Но Вы можете направить мне Ваши предложения по почте:

119620, г. Москва, ул. Богданова, д. 50, ком. 108,

или позвонить по телефону 732-6258

С уважением, В. Симонов, кандидат в депутаты

Московской городской Думы

6.2.5. КАРТА ОБХОДА АГИТАТОРОМ ЖИЛОГО ГОССЕКТОРА

(Выборы в Верховный Совет Хакассии, 2000)

Сюда табл. № 16

6.2.6. КАРТА ОБХОДА ЖИЛОГО ЧАСТНОГО СЕКТОРА

(Выборы в Верховный Совет Хакассии, 2000)

Сюда табл. № 17

6.2.7. РЕЕСТРОВЫЙ КОД АГИТАТОРА

(Довыборы в Государственную Думу РФ, 2000, Московская область)

С целью контроля за качеством отработки жилых массивов и архивации агитационных материалов каждому агитатору присваивается реестровый КОД, состоящий из заглавной буквы и трехзначной цифры. Заглавная буква - это инициал районного (территориального) штаба, а цифры – личный номер агитатора.

КОД заносится в реестр агитаторов и анкету агитатора (участника ИК) начальником районного штаба. Копии реестров представляются в Центральный штаб к началу кампании «От двери к двери».

При сборе наказов по программе «От двери к двери» агитатор собственноручно указывает свой реестровый КОД на обратной стороне отрывных талонов с наказами.

На все время кампании за штабами закрепляются определенные кодовые инициалы. Например:

Д – Долгопрудненский штаб

К – Королёвский штаб

Л - Лобненский штаб

М - Мытищинский штаб

С - Солнечногорский штаб

Личный номер агитатора (от 001 и далее по порядку) присваивается агитатору начальником районного избирательного штаба. Если агитатор по каким-либо причинам выбыл из кампании, заменившему его человеку дается другой личный номер.

Таким образом, реестровый КОД агитатора, зарегистрированного Солнечногорским районным штабом под личным номером 21, выглядит так: С-021.

Глава 7.

ТЕЛЕФОН КАК СРЕДСТВО АГИТАЦИИ. «ТЕЛЕФОННОЕ ВНЕДРЕНИЕ».

7.1.ВВЕДЕНИЕ В ТЕМУ

Среди специалистов укоренилось мнение, что агитация по телефону, получившая столь широкое распространение на Западе, в России не пошла.

Видимо, для такого утверждения есть основания. Ментальность у нас особая. Не любим мы, когда абсолютно незнакомые люди пытаются вдруг добиться нашего расположения, пытаются уговорить нас что-то для них сделать, оказать им бескорыстную, ничего не стоящую для нас, услугу. Почему-то мы воспринимаем такие попытки так, будто нас обирают, будто за наш счет пытаются обогатиться.

Прямая телефонная агитация именно так и воспринимается российским избирателем. Но что характерно: негативная реакция на телефон наблюдается преимущественно тогда, когда ведется прямая агитация в пользу незнакомого человека. Если кандидат не нулевой, если его имя на слуху, массового отторжения скорее всего не будет. Даже наоборот. Послушать и поговорить (читай: посплетничать) по телефону об общем знакомом – на это мы, пожалуйста, - всегда готовы! Но опять-таки надо действовать не в лоб, не сразу, надо сначала «зацепить» собеседника, а затем уже раскручивать. Это золотое правило жанра касается всех без исключения агитационных методик.

А кроме того, не надо забывать, что помимо прямой агитации существует агитация косвенная. И её телефонные формы вполне работают. Я имею в виду прежде всего такие агитационные программы как «Горячая линия» и «Телефонное внедрение».

Одним словом, грешно не использовать в агитационных целях столь прекрасное коммуникативное средство, как телефонная связь.

При грамотной постановке дела телефонная агитация является действенным методом непосредственного (контактного) воздействия на избирателя и обратной связи с ним. Фактически это - телефонный аналог распространенного у нас и на Западе метода ведения агитации, именуемого «От двери к двери». Только в отличие от последнего метод телефонной агитации – его вполне можно назвать «От уха к уху» - в условиях нынешнего массового психологического состояния российского избирателя (раздраженность и апофигизм) гораздо более перспективен.

Во-первых, телефонное вторжение агитатора гораздо легче переносится избирателем, чем вторжение прямое, ибо телефонный контакт для него - и комфортнее, и безопаснее.

Во-вторых, этот метод практически исключает нежелательные пропагандистские импровизации агитволонтеров, т.к. работа на прозвоне ведется, как правило, по текстовым шпаргалкам.

Если у организаторов агитационных телефонных программ есть четкий механизм контроля за ходом и результативностью работы прозвонщиков – в их руках великолепное агитационное оружие.

Заострять внимание читателя на прямой телефонной агитации не стану, соответствующие технологии подробно описаны в переводных американских пособиях. У них это дело поставлено и расписано классно, лучше не напишешь.

Более подробно расскажу о косвенной агитации, и в частности о зомбирующей технологии «Телефонное внедрение», которую наша команда неплохо освоила. О ней вы пока нигде больше не прочитатете.

7.2. О «ПРОСТЫХ» ФОРМАХ ТЕЛЕФОННОЙ АГИТАЦИИ

7.2.1. «Горячая линия»

Но предварительно коротко остановлюсь на телефонной агитационной программе «Горячая линия».

Эта форма агитационного контакта с избирателями должна быть особенно эффективна в так называемой «кампании одной темы», когда кандидат эксплуатирует проблему, которая волнует всех избирателей округа. Например, строительство в округе экологически опасного объекта. Или грядущее изменение административно-территориального устройства региона. В силу специфики агитационной работы на «горячей линии» раскручивается не столько кандидат, сколько тема. Кандидат подается как средство решения проблемы по обозначенной теме. Поэтому, собственно, реклама и считается косвенной.

Первым нащупать и грамотно оседлать такую тему – значит сделать серьёзную заявку на лидерство в выборном состязании. А организация телефонной «горячей линии» может стать мощным фактором победы.

Я не рассказываю о «горячей линии» подробно только потому, что личного опыта её организации в чистом виде у меня пока не было. А то, что мне приходилось наблюдать со стороны, не совсем подходит для массового тиражирования.

Поэтому ограничусь пока тремя очевидными умозрительными заключениями.

1. Горячая линия может быть «входящей» и «исходящей». Входящая линия – это когда вам звонят в ответ на ваше призывное обращение через СМИ или листовки. Исходящая линия – это когда телефонные операторы штаба (прозвонщики) сами выходят на избирателя с опросом или чем-то вроде опроса.

2. Работать по исходящему варианту безусловно сложнее. Телефонные контакты по акции должны вестись с уже «разогретым» избирателем. То есть эксплуатацию темы нельзя начинать с телефонного звонка. До звонка необходимо хорошенько пошуметь в СМИ, предупредить избирателя о звонке «предваряющим» письмом и т.д.

Очень важна в акции грамотно разработанная контактная и фиксирующая документация (свежие телефонные базы и составленные на их основе телефонные карты, тексты опросников, кодировочные карты, справки о кандидате и предвыборной ситуации, анкеты, формализованные бланки и пр.).

3. Необходимо правильно наладить работу телефонных операторов.

Безусловно, более эффективной формой организации их работы является единый телефонный центр, когда прозвонщики работают в офисном помещении, под неусыпным оком руководителей программы. Об организации таких центров я прочитал недавно в монографии известного избирательного технолога и одного из ведущих российских теоретиков избирательного искусства доцента В.Н.Амелина. В его пособии все красиво написано. Только в нашей действительности я почему-то пока не встречал ничего подобного. Может, на Западе таких центров навалом. Там ведь проблем с телефонизацией не существует. Там технологии телефонной агитации ушли далеко вперед. Позавидуешь, ей-богу. А нам, уж простите, пока не до телефонных центров. У нас другой раз пять телефонных номеров в штабе для руководителей служб – проблема вселенского масштаба. А уж полсотни телефонов, или хотя бы двадцать, – это просто фантастика. Так что давайте ориентироваться пока на наш, во многом еще советский быт, на то, что прозвонщики будут работать с домашних телефонов.

В этих условиях главной проблемой становится действенный контроль за работой телефонистов-надомников. Именно из-за неверия в возможность его наладить многие проекты телефонной агитации отвергаются. А зря. Если постараться, можно придумать, как организовать контроль. Пример тому – программа «Телефонное внедрение» (см. ниже).

7.2.2. Кандидат – на проводе!

Несколько слов о двух других, более простых формах использования телефонной связи в агитационных целях, апробированных нашей командой. Об одной из них мельком упоминалось в главе об агитационной программе «От двери к двери».

Речь идет об удовлетворении заявок избирателей на персональные встречи с кандидатом (приглашение кандидата в гости). Агитаторы во время обхода квартир нацелены на сбор таких заявок. Сравнительно небольшая часть заявок выполняется буквально – кандидат расхаживает по гостям, гоняет чаи и пытается решить насущные проблемы своих избирателей. Однако по большинству заявок кандидат ограничивается телефонными звонками. Если в команде кандидата есть доверенные лица-«слоны», можно усадить за телефоны их, они способны порой провести телефонный диалог более квалифицированно.

Описанная форма контактов с избирателями - работающая, дает хороший прирост сторонников.

Вторая форма телефонных контактов близка по сути к первой. Она как бы сопровождает проведение более серьёзной программы телефонной агитации, например программы «Телефонное внедрение». В «предваряющем» программу письме или во время самого прозвона избирателям сообщается о том, что штаб организует прямую линию связи с кандидатом, указываются время работы линии и пару телефонов, по которым с ним можно связаться, задать любой вопрос, обсудить любую тему. Мол, не только мы вам звоним, но и вы нам можете позвонить. Иногда таких линий организуется несколько за кампанию. Во время сеанса связи кандидату помогают два сотрудника штаба. Пока кандидат разговаривает с одним избирателем, они предварительно выясняют и записывают анкетные данные другого, а во время разговора кандидата стенографируют беседу. По результатам каждой беседы принимается определенное решение, которое доводится до избирателя как «касание».

И еще одно замечание относительно воспринимаемости избирателями телефонной агитации.

Не пытайтесь автоматизировать этот процесс. Я говорю об использовании записанных на магнитную пленку обращений к избирателям. Вот чего наш человек абсолютно не переносит, так это когда вместо живой речи ему подсовывают пленку. Мне известно о двух попытках применения подобной технологии в агитационных целях в Москве. Обе с треском провалились.

7.3. ПРОГРАММА «ТЕЛЕФОННОЕ ВНЕДРЕНИЕ» - ПТВ

7.3.1. Цели и задачи программы

Программа «Телефонное внедрение» имеет цель психологического воздействия на избирателя в нужном направлении. Агитация ведется не напрямую, а косвенно, обычно под видом опроса социологического характера. Собственно, это даже не агитация в привычном смысле. Это – если хотите, зомбирование по телефону, это – вбивание в подкорку нужной информации. Программа особенно эффективна, когда требуется «засветить» нулевого кандидата, нулевой термин, нулевую идею, т.е. когда нужно, чтобы человек на другом конце провода запомнил то, что ему абсолютно не нужно. Но нужно Вам. В социологии подобный метод именуется формирующим (или индуцированным) опросом.

Идея и принципы реализации программы просты как три рубля. Ваш активист-прозвонщик проговаривает по телефону заранее подготовленный текст, в котором заданная фамилия, термин или кратко выраженная идея в виде слогана повторяется заданное число раз. Главное для прозвонщика не то, что он произносит, а то, как он это произносит. Он должен разговаривать по телефону так, чтобы после разговора с ним у собеседника внутренне вырвалось: «Какой приятный человек! Как с ним было приятно разговаривать!» Одним словом, надо очаровать собеседника, и тогда нужная информация застрянет у него в подсознании помимо его воли.

Итак, прозвонщику не надо никого призывать голосовать за кандидата. А между тем, в ходе этой беседы прозвонщик раз пятнадцать, да еще с придыханием, произносит фамилию кандидата. И она прочно застревает в подсознании собеседника.

Тут я немного утрирую, но зато суть сразу понятна. И видимо, понятно, что ПТВ – вещь, на самом деле, не такая уж сложная. И если есть желание и необходимые ресурсы - стоит попробовать. Может и получится. Дело за малым – кто составит зомбирующий опросник и где взять таких прозвонщиков, которые запросто очаровывают всех подряд?

В зависимости от конкретных целей применения ПТВ, задачи, ставящиеся перед прозвонщиком, могут быть усложнены. Например, когда целью использования программы является не просто засветка, но и раскрутка кандидата, опрос обычно нужен лишь как повод для установления контакта с избирателем. И затем, раскручивая собеседника на разговор, прозвонщик вбивает в подкорку собеседника позитивные ассоциации, связанные с кандидатом, получает важную информацию о том, как избиратель воспринимает навязываемый ему имидж кандидата.

Побочной целью работы по программе может быть получение необходимой информации социологического характера, позволяющей отслеживать динамику предвыборной борьбы, изменения рейтинга кандидатов. Можно также получать информацию, позволяющую оценивать результативность агитационных «касаний» своего и соперничающих избирательных штабов. Правда, надо учитывать, что для оценки результатов такой «социологии» нужны особые поправочные коэффициенты – существенные сдвиги в пользу своего кандидата у агитатора-социолога неизбежны. Но тенденции изменения предвыборной ситуации уловить можно.

7.3.2. Подготовка программы

Для осуществления программы ПТВ необходимо решить следующие вопросы:

7.3.2.1. Приобрести телефонно-адресную базу избирательного округа

На её основе делаются телефонные карты – задания для прозвонщиков. О том, как готовится телефонная выборка для прозвонов, рассказывать не буду. Тут действуют стандартные подходы, описанные сто раз в пособиях по выборам.

Что касается формы телефонной карты, то в ней должны быть по каждой позиции обозначены адрес, телефон и фамилия (без имени и отчества, это принципиально!) абонента.

7.2.2.2. Составить опросник.

Характер опросника во многом зависит от того, какую цель преследует «опрос» и под какой «крышей», т.е. от имени кого он проводится.

Составление зомбирующего опросника – самое трудное в программе ПТВ. В принципе – это задача для профессионального психолога, и если у вас в команде есть умница-психолог, прочитав данную главу, он вполне справится с этой задачей. Если же у вас нет на примете знакомого психолога, а прозомбировать неискушенного избирателя ой как хочется – ничего, можно попробовать это сделать самостоятельно. В конце концов, каждый из нас, дожив лет до пятидесяти, становится психологом по жизни. Так что напрягите мозги - и вперед!

Из того, что я сказал, понятно, что чаще всего программу ПТВ планируют, когда требуется засветить «нулевого» кандидата, когда необходимо, чтобы его фамилия застряла в сознании избирателя. И тут из-за жестких требований к опроснику, с его разработкой не всегда справляются даже профессиональные психологи. Какие же это требования?

Основных требований три.

Первое - опросник должен быть коротким. Работа по нему с одним респондентом должна укладываться минут в пятнадцать. Это значит, что если в качестве тренировки зачитывать опросник строго по тексту, без импровизаций прозвонщика, с планируемыми примитивными ответами избирателя, на это должно уйти не больше10-12 минут. При этом, когда прозвонщик начинает разговор с избирателем, он должен ориентировать того максимум на 5-7 минут, иначе разговор может не состояться.

Второе - в тексте, читаемом прозвонщиком, не должно быть явной агитации в пользу раскручиваемого кандидата.

Третье - в то же время фамилия кандидата должна быть произнесена прозвонщиком не менее 10 раз. Лучше двадцать. Сделать это нетрудно. Причем, необходимо вбить в текст опросника позитивно-ассоциативные зацепки за кандидата, т.е. в результате разговора фамилия кандидата должна быть воспринята респондентом положительно. Это более сложная, но тоже вполне решаемая задача. Даже тогда, когда кандидат не просто нулевой, а нулевой с минусом.

Например, если опрос ведется от имени общественной приемной кандидата Сидорова, можно задать респонденту такой закрытый вопрос «Откуда, из каких источников Вы знаете о Сидорове?», и, не давая ему раскрыть рта, выпалить варианты примерно таких ответов, на которые он должен сразу ответить либо «да», либо «нет»:

1. Видели такой-то документальный фильм с участием СИДОРОВА (на самом деле Сидоров в фильме не снимался, потому что такого фильма вообще не снимал никто).

2. Читали серию статей СИДОРОВА в «Известиях» по такой-то проблеме (на самом деле вряд ли кто в «Известиях» вспомнит о таком замечательном авторе).

3. Видели в «Дорожном патруле» сюжет о том как СИДОРОВ задержал и даже побил пожилого рецидивиста Кошкина (на самом деле, «а он дедушку не бил» и «Патруль» всегда любил).

4. Впервые услышали о СИДОРОВЕ из его агитационной листовки (вот это правда)

5. Ничего раньше о СИДОРОВЕ не слышали (и это тоже вполне могло быть, потому что листовка не дошла).

Понятно, что первые три варианта ответов никакого отношения к кандидату Сидорову не имеют, поэтому респонденты обычно отвечают на них однозначно «нет» (хотя встречаются казусы). Но озвучивание прозвонщиком этих лже-вопросов позволяет не просто произнести еще несколько раз фамилию Сидорова, но и закрепить в подсознании человека позитивные ассоциации, связанные с этой фамилией (Надо же, какой умный и отважный этот Сидоров, а я, серый, про него ничего и не слышал!).

Хочу сразу отбиться от обвинения в использовании черной технологии: мол, вы же избирателю лапшу на уши вешаете!

Разве? Мы спрашиваем – он отвечает. И совсем не понуждаем его к определенному варианту ответа. А если вдруг избиратель нам отвечает, что читал статьи Сидорова в «Известиях», - кто кому лапшу вешает?

7.3.2.3. Разработать кодировочную карту опроса и необходимый справочно-методический материал для участников программы (инструкции, справка о кандидате и предвыборной ситуации и пр.).

7.3.2.4. Подобрать и обучить прозвонщиков.

Для этой роли подходят люди нерезкие, спокойные, вежливые, без дефектов речи, лучше – женщины. Хорошо работают прозвонщиками студентки гуманитарных вузов, учителя, библиотекари. Необходимо наличие домашнего телефона. Обучение не сложное - в основном, настройка на волну кандидата и диалоговые тренинги.

Неожиданный прокол с подбором прозвонщиков произошел в одной из моих недавних избирательных кампаний. Кандидат – владелец пейджинговой фирмы порекомендовал в качестве прозвонщиц профессиональных телефонисток – мол, девушки дело знают, прекрасно поставленные голоса, учить особо не надо.

Однако уже на стадии тренинга более половины кандидаток в прозвонщицы были отбракованы. И знаете почему? Потому что все скороговорили. И как мы не бились с их тараторством, они строчили текст опросника как из пулемета. Практически никто из «профессионалок» не выдержал тест на произношение фамилии своего босса с придыханием. Пришлось искать других прозвонщиц.

Поскольку ПТВ, как правило, реализуется одновременно с программой «От двери к двери», привлекать к прозвонке участковых агитаторов нецелесообразно. Тут нужны другие люди. Но агитаторы должны знать о характере и времени проведения программы ПТВ.

7.3.2.5. Предусмотреть стимулирующую систему оплаты прозвонщиков и четкий контроль за их работой.

Основу вознаграждения прозвонщику составляет оплата за так называемые эффективные звонки. Что это такое?

В телефонной карте-задании указаны только телефон, адрес и фамилия абонента. Если в результате общения удалось установить полностью имя и отчество собеседника – это уже хорошо. Однако эффективным прозвоном считается тот, в результате которого собеседник не только представился, но и дал согласие на повторный контакт или довел до нас свои соображения по затронутым в разговоре вопросам в письменном виде или отдельным телефонным звонком.

Далеко не всегда эффективный звонок удается. Часто бывает так: человек с тобой разговаривал-разговаривал, а представиться не захотел. Или в конце разговора выяснилось, что он там не прописан. Или прозвонщик понял, что говорит с алкоголиком, находящимся в состоянии белой горячки. Собеседника ведь по телефону не сразу проинтуичишь.

Одним словом, как быть, когда масса времени убита зазря? В таких случаях целесообразно предусмотреть частичную оплату нерезультативных звонков, скажем на 20 эффективных звонков можно оплатить один пустой. По крайней мере, если в результате прозвона стало ясно, что в данной квартире обитают отморозки, - это полезная информация. Хотя бы потому что теперь мы знаем: эту квартиру больше беспокоить не стоит – ни звонками, ни агитаторами. Пусть себе отмораживаются дальше.

Речь идет, конечно, о состоявшихся неэффективных звонках. Если разговор с избирателем не состоялся вообще – телефон не отвечает, там находится офис, а не квартира, если на другом конце провода вас сразу отматерили и бросили трубку – речь об оплате не идет. Но в кодировочной карте прозвонщик все равно должен сделать отметку о том, почему телефон не сработал.

Программу ПТВ, так же как и акцию «От двери к двери» лучше проводить в две волны:

1-я волна – Установление контакта, проводится примерно в середине кампании.

2-я волна – Закрепление контакта, проводится в последнюю неделю кампании. Прозвон на закрепление ведется только по эффективным звонкам первого этапа. Как правило, во время второго прозвона агитационная цель звонка уже не скрывается.

7.4. ОБРАЗЦЫ МЕТОДИЧЕСКИХ МАТЕРИАЛОВ, ОБЕСПЕЧИВАЮЩИХ РЕАЛИЗАЦИЮ ПРОГРАММЫ «ТЕЛЕФОННОЕ ВНЕДРЕНИЕ»

7.4.1. РАСЧЕТЫ НЕОБХОДИМЫХ РЕСУРСОВ

( Выборы в Государственную Думу, 1999 Москва)

Прикидки по времени и людям

Минимальный норматив охвата прозвонкой по ПТВ - 20 % избирателей или 10 % адресов, т.е. в нашем случае примерно 47,6 тысяч эффективных звонков.

При проговариваемом за 12 минут тексте средняя скорость работы прозвонщика:

25 эффективных звонков - на контакт;

40 – на закрепление в будний день;

65 и 100 соответственно – в выходной день.

На 1-м этапе реализации программы один прозвонщик за неделю отработает 255 абонентов, т.е. для отработки 46 тыс. абонентов потребуется около 90 человек в течение двух недель.

На втором этапе прозвонщик за неделю отработает 400 абонентов, т.е. для отработки 46 тыс. абонентов потребуется примерно 115 человек в течение недели.

Основные пункты сметы

1. Подготовка телефонных карт (компьютерная распечатка базы на 240 тыс. абонентов, примерно 4 360 страниц (по 55 строк в каждой).

2). Разработка текстов методических материалов (инструкций, опросника, кодировочной карты, бланков).

3). Тиражирование методических материалов, закупка бумаги и ручек.

4). Звонок № 1. Оплата прозвонщикам за 47,6 тыс. результативных звонков + 5% от этой суммы за неконтактные и контрольные звонки.

5). Звонок № 2. Оплата прозвонщикам

6).Орггруппа (в т.ч. аналитика по итогам прозвонов) - 25% . от суммы, выплаченной прозвонщикам.

7.4.2 РЕКОМЕНДАЦИИ ПРОЗВОНЩИКУ. ПЕРВАЯ ВОЛНА

(Выборы мэра города К., 2000, фамилии и некоторые установочные данные кандидатов изменены)

1. Вы взялись за очень серьёзную и деликатную работу – агитацию по телефону. Поэтому прежде чем набрать первый номер, внимательно прочтите эти рекомендации, тщательно изучите текст опросника и материалы, характеризующие нашего кандидата, сделайте необходимые пометки в них фломастером или цветным карандашом.

Собственно, то, что Вам предстоит делать – не агитация в привычном смысле. Вам не надо будет никого призывать голосовать за нашего кандидата. У Вас другая задача – в ходе опроса расположить собеседника к себе и добиться того, чтобы фамилия нашего кандидата, которую Вы «с придыханием» произнесете во время беседы раз десять-пятнадцать, прочно застряла в подсознании собеседника.

Для избирателя Вы – не агитатор, а скорее социолог. Для себя же Вы должны иметь в виду, что получение ответов на поставленные вопросы - важная, но не главная Ваша задача. Главное – расположить к себе собеседника и добиться того, чтобы он проявил интерес к нашему кандидату, сам начал задавать вопросы. Если это произошло, и Вы смогли удовлетворить любопытство собеседника, считайте, что Вы уже добились успеха процентов на 50.

Расположить же незнакомого человека к себе можно только одним путем. Вы должны быть вежливы, доброжелательны и располагать убедительными аргументами своей позиции.

2. Поставленную перед Вами задачу не выполнить, если не настроиться «на волну кандидата". Вы должны понять и внутренне принять позицию этого человека, определившую его выбор, Вы должны быть уверены, что агитируете за достойного человека. В этом смысле Вам повезло, наш кандидат – действительно лучшая кандидатура из всех претендующих на пост мэра. Надеемся, что мы уже смогли Вас убедить в этом.

Рассказывать о кандидате надо убедительно и уверенно. Его фамилию, имя и отчество надо произносить четко, интервально отделяя слово от слова.

Внимательно и несколько раз прочитайте подробную справку о кандидате. Вы должны знать ее буквально назубок. В тексте опросника есть и краткая справка о нем, но её мы рекомендуем использовать как шпаргалку на первых порах. После пяти-шести звонков, когда Вы уже «войдете в роль», шпаргалка Вам не потребуется, и Вы будете оперировать аргументами из подробной справки с учетом конкретной ситуации.

3. Телефонный опрос проводится общественной приёмной кандидата ЕГОРОВА. Поэтому помимо собственно целей опроса, Вы как сотрудник приемной, должны фиксировать любую просьбу, любое предложение своих собеседников, и в тех случаях, когда, на Ваш взгляд, мы можем чем-то помочь избирателю, замыкайте его на заведующего приемной.

И еще. Если Ваш собеседник вдруг поинтересуется, сколько Вы получаете за свою работу, Вы абсолютно честно признайтесь ему, что все активисты общественной приемной, каковым Вы являетесь, участвуют в опросе совершенно бескорыстно. Что эта работа является для Вас очень интересной и служит своеобразной практикой в освоении будущей профессии.

4. Прежде чем сесть за прозвон, потренируйтесь, "проиграв" ситуацию в лицах с кем-то из своих домашних. Вы читаете вопросы по опроснику, а Ваш родственник пусть отвечает, изображая избирателя, которому неожиданно позвонили. Проиграть ситуацию целесообразно дважды: при доброжелательном собеседнике и при собеседнике недоброжелательном. Не поленитесь потратить 30 минут, зато Вы начнёте прозвон, хорошо представляя, как себя вести в той или иной ситуации при телефонном контакте.

Если поначалу Вы почувствуете себя неуверенно, будьте ближе к тексту опросника. Импровизировать можно тогда, когда слегка поднатореете на данной теме, когда поймете, каких вопросов можно ожидать с другого конца провода и как на них отвечать. Уверенность приходит обычно уже после десятка телефонных диалогов.

5.Свое общение с избирателем Вы начинаете с того, что представляетесь: я такой-то. Делайте это строго в соответствии с опросником. Категорически запрещается представляться членами избирательных комиссий или сотрудниками административных органов.

Очень важно не торопиться, не переходить на скороговорку, зачитывая вопросы или справку о кандидате. Это - явная халтура, за которую прозвонщик будет снят с прозвона немедленно. Учтите, что Вы запросто можете попасть на контролеров «второй линии», о которых мы Вам рассказывали. Их у нас по городу около трехсот человек.

Во время работы перед Вами должны находиться одновременно телефонная карта, текст опросника и кодировочная карта. Агитационные материалы на нашего кандидата также должны быть рядом, но лучше их проработать заранее и хорошо запомнить, чтобы при разговоре с избирателями Вы могли свободно оперировать нужными сведениями.

Пометки в телефонной карте лучше делать карандашом.

6.Ход и итоги опроса должны отражаться в кодировочной карте (сокращенно: к/к) – см. ниже, раздел 7.2.4. Заполняйте её шариковой ручкой в следующем порядке:

6.1. Прежде всего заполните все атрибуты в верхней части к/к: данные на себя, номера страниц телефонной карты, дату начала и окончания работы по данной к/к.

6.2. Графа "Номер телефона". Её лучше заполнять сразу после состоявшейся беседы, когда все остальные графы в строке уже заполнены.

6.3. Графа "Варианты ответов на вопросы" разбита на 4 раздела - по числу вопросов, имеющихся в опроснике. Каждый раздел разбит на столбцы - по числу возможных вариантов ответа на тот или иной вопрос.

В столбцы ответов по всем кроме 4-го вопроса в карту заносите ответ «да» или «нет». В ответе по 4-му вопросу поставьте номер выбранной избирателем позиции.

Примечание: Некоторое несоответствие в обозначении Вопроса № 3 в кодировочной карте возникло из-за наличия двух вариантов проведения концовки опроса. Прежде чем начать опрос, разберитесь с этим несоответствием.

6.4. Графа «ФИО». Поскольку предполагается повторный контакт с избирателем, надо узнать его имя и отчество. Фамилию уточнять – желательно, но не обязательно.

6.5. В графе «Возраст» – указывается двумя цифрами полное число лет, например, 19, или 42. Учтите, что вы не должны опрашивать лиц моложе 18 лет.

6.6. В графе «Административный округ» обозначаете округ проживания избирателя одной буквой: 3 – Западный округ, В – Восточный, Ю – Южный и Ц – Центральный.

6.7. В графе «Контакт» галочкой пометьте согласие избирателя на повторный контакт.

6.8. Графа «Позиция» заполняется, когда удалось разговорить собеседника и он выразил свое отношение к нашему кандидату. Знаком «+» обозначается наш сторонник, знаком «-» - противник. Если наш противник сказал, за кого он собирается голосовать, рядом с минусом поставьте первую букву фамилии этого кандидата.

7. А теперь несколько советов тем, кто хочет произвести на незнакомого человека благоприятное впечатление.

Будьте вежливым собеседником. Не скупитесь на "волшебные" слова: "спасибо", "пожалуйста", "будьте добры", "извините" и т.п. Благодарите собеседника после каждого ответа на ваши вопросы.

Постарайтесь не показаться назойливым. Если почувствуете, что у человека нет желания продолжать беседу, не "дотягивайте" ее до конца, поблагодарите его и попрощайтесь. Благодарите за себя и за нашего кандидата, называя его обязательно.

Старайтесь без причины не перебивать собеседника. Если же Вы вынуждены это сделать, извинитесь. Если в словах собеседника Вам что-то непонятно, свой уточняющий вопрос лучше выражать словами: "Правильно ли я Вас понял?" или "Уточните (повторите), пожалуйста" и т.п.

Поощряйте собеседника фразами типа: "Это очень интересно!", Абсолютно правильно!", "Полностью с Вами согласен", " Любопытно!", "Тонко подмечено!" и пр. Старайтесь не спорить с собеседником. А перепалки вообще недопустимы. В таких случаях лучше вежливо прекратить разговор.

При встречных вопросах типа "А Вы сами как считаете?" отвечайте: "Мне не хотелось бы навязывать Вам свое мнение".

Возможно, Вы попадете на человека, который вообще не умеет слушать, а только говорит. В таких случаях не стесняйтесь "случайно" нажать на рычаг телефона, прервав никчемный разговор. Чтобы человек не обиделся, через пять минут можно позвонить ему вновь, но лишь для того, чтобы, выразив сожаление, что "нас прервали", тут же попрощаться, ведь "мы обо всем уже поговорили".

Пользуйтесь своим статусом «социолога». То обстоятельство, что Вы как бы проводите опрос, поможет Вам выкрутиться из трудных положений. Например, если Вам задали вопрос, на который у Вас нет ответа, или Ваш собеседник слишком увлекся и разговор приобрел форму монолога, Вы тут же "вспоминаете", что выполняете поручение кандидата и предлагаете вернуться к режиму "вопрос-ответ".

8. У Вас под рукой всегда должны быть контактные телефоны и адреса обеих общественных приемных и избирательного штаба нашего кандидата. Если Вы не смогли ответить на какой-то вопрос собеседника, посоветуйте ему позвонить или зайти в ближайшую общественную приемную или штаб.

Контактный телефон Штаба 51-4444.

Центральная приемная – ул. Октябрьская, 23. Иванов Андрей Иванович, тел 68-5555.

Филиал на ул. 40 лет победы, 39. Галанин Михаил Петрович, тел. 53-6666.

9. По окончании работы все подручные материалы (карты, инструкции и пр.) возвращаются ответственному сотруднику общественной приемной.

7.4.3. ТЕКСТ ОПРОСНИКА. ПЕРВАЯ ВОЛНА

(Выборы мэра города К., 2000, фамилии и некоторые установочные данные кандидатов изменены)

Внимание! Текст, набранный полужирным курсивом, предназначен «для внутреннего пользования»: это руководство для прозвонщика.

Здравствуйте (Добрый день или Добрый вечер)! Извините за беспокойство, с Вами говорят из общественной приемной ЕГОРОВА ВЛАДИМИРА ЕФИМОВИЧА. Он один из кандидатов в мэры. Мы проводим телефонный мини-опрос с целью выявить проблему № 1 для города и уяснить предвыборную ситуацию. Меня зовут (имя, фамилия). Не могли бы Вы уделить мне буквально 3-4 минуты? Да? Большое спасибо. Я в самом деле не отниму у Вас много времени.

Прозвонщику! При отказе от беседы извинитесь и попрощайтесь. При согласии поблагодарите и предложите избирателю такой порядок беседы: Вы задаете вопрос и (обязательно!) зачитываете варианты ответов, из которых Вашему собеседнику надо выбрать один или несколько. Эти ответы Вы помечаете в кодировочной карте галочкой или кружочком.

1-й вопрос. Знаете ли Вы, что 3 декабря состоятся выборы мэра города?

Варианты ответа

ДА

НЕТ

Большое спасибо.

2-й вопрос. В борьбе за пост мэра участвуют 8 кандидатов. По оценке экспертов лишь четверо из них имеют шансы победить. Я буду называть четверку лидеров в алфавитном порядке, а Вы, пожалуйста, по ходу говорите, знаете ли Вы о том, что этот человек участвует в борьбе за пост мэра. Итак:

(Прозвонщику! Округлите выбранные респондентом варианты ответа)

01

Владимир

ЕГОРОВ

Бывший вице-мэр, преподаватель факультета экономики Института экономики, права и естественных специальностей

ДА

НЕТ

02

Владимир

РЕЧИНСКИЙ

владелец телеканала «Сим-ТВ» и фирмы «РЕЧКОМ»

ДА

НЕТ

03

Николай ГОНГ

депутат Законодательного собрания региона

ДА

НЕТ

04

Владимир

СИНЕНКО

действующий мэр

ДА

НЕТ

Спасибо.

Прозвонщику! В зависимости от того, знают о ЕГОРОВЕ или нет, выберите 1-й или 2-й вариант продолжения опроса.

Вариант 1. Продолжение опроса в ситуации, когда о Егорове знают

3-й вопрос. Нам хотелось бы знать, откуда, из каких источников Вы знаете о том, что ВЛАДИМИР ЕГОРОВ баллотируется на пост мэра. Я буду перечислять возможные источники информации, а Вы – указывать вариант ответа, т.е. «ДА» или «НЕТ» по каждой позиции. Хорошо? Итак, Вы знаете о том, что ВЛАДИМИР ЕГОРОВ баллотируется в мэры, потому что:

(Прозвонщику! Округлите выбранные респондентом варианты ответа)

Слышали об этом от своих близких или знакомых

да

нет

Видели агитационную рекламу по телевидению

да

нет

Читали в газетах

да

нет

Видели агитационные плакаты ЕГОРОВА на улице или в общественном транспорте

да

нет

К Вам приходили агитаторы из штаба ЕГОРОВА

да

нет

Получили листовку ЕГОРОВА через почтовый ящик

да

нет

Получили листовку ЕГОРОВА другим путем

да

нет

Узнали о ЕГОРОВЕ из других источников

да

нет

4-й, последний вопрос. В газетах была опубликована «Программа социально-экономического развития города до 2004 г.», подготовленная авторским коллективом ученых-экономистов во главе с ЕГОРОВЫМ. По просьбе разработчиков программы мы задаем Вам вопрос, ответ на который позволит им определить необходимость корректировки Программы в обозначении так называемой проблемы № 1. Мы назовем шесть общественно значимых для города проблем, которые еще в августе жители города считали самыми важными, а Вы, пожалуйста, выберите из них только одну - ту, которая волнует больше всего лично Вас и Ваших близких. Все понятно? Итак, перечисляю проблемы:

(Прозвонщику! Поставьте галочку против отмеченной респондентом позиции)

01

Отключения электричества

02

Проблемы общественного транспорта

03

Выплата детских пособий

04

Состояние водопровода и канализации

05

Состояние дорог

06

Дороговизна жизни

07

Другое (назовите)

Большое спасибо. Практически мы получили ответы на все свои вопросы. Поэтому позвольте теперь уже от имени кандидата в мэры ВЛАДИМИРА ЕФИМОВИЧА ЕГОРОВА еще раз поблагодарить Вас за то, что Вы уделили нам время, и пожелать Вам здоровья и успехов.

Одна маленькая просьба. Нам в анкете надо указать Ваш пол, возраст и административный округ, в котором Вы проживаете. С полом все понятно. А вот возраст даже по такому приятному голосу, как Ваш, мне не определить. Если это не Ваша сокровенная тайна….. Ой, большое спасибо, Вы очень любезны. А административный округ? …….. И самое последнее. Вы не против, если накануне выборов мы еще раз Вас побеспокоим и зададим пару вопросов? Да? Спасибо. Как Вас спросить (узнаёте имя и отчество). Спасибо. Здоровья Вам. До свидания!

Вариант 2. Продолжение опроса в ситуации, когда Егорова не знают.

Если на другом конце провода не знают кто такой ЕГОРОВ, но от разговора тем не менее не отказываются, постарайтесь во что бы то ни стало коротко рассказать о ЕГОРОВЕ. Шпаргалка у вас есть - в виде краткой справки о ЕГОРОВЕ. Только учтите: эту справку ни в коем случае нельзя читать, тем более скороговоркой, её нужно проговаривать своими словами, четко произнося фразы. У Вашего собеседника должно сложиться мнение, что ЕГОРОВ Вам не чужой, что Вы знаете о нем буквально все, и никакой шпаргалкой не пользуетесь. Это очень важно!

Рекомендуемый ход подачи СПРАВКИ О КАНДИДАТЕ

Спасибо за ответ. Мне осталось задать Вам всего 1 вопрос. Но делать его бессмысленно, если Вы ничего не слышали о нашем кандидате. Давайте я вам ровно за 1 минуту представлю его Вам, а потом задам свой вопрос.

КРАТКАЯ СПРАВКА О КАНДИДАТЕ

(не зачитывать, а рассказывать своими словами)

ЕГОРОВ Владимир Ефимович, 52 года, русский, кандидат экономических наук, имеет почти 30-летний опыт управления городским хозяйством.

Имеет авторитет умелого хозяйственника-управленца. В политических играх не участвует. Умеренно-патриотические взгляды. Хорошие отношения с губернской администрацией.

Последние четыре года работал первым вице-мэром города, курируя жилищно-коммунальное хозяйство. Из-за разногласий с мэром в феврале этого года первый раз написал заявление об отставке. ЕГОРОВ настаивал на приоритетности финансирования жилищно-коммунального хозяйства (ремонт и обновление дорог, отопительных систем, канализации и т.д.). Однако у мэра было другое мнение на этот счет, к тому же ему было некогда, много времени уходило на «войну» с губернатором, на строительство партийной структуры «под себя». Тогда, в феврале, отставка не была принята, мэр уговорил остаться, пообещав исправить положение. Однако все осталось по-прежнему. И в сентябре ЕГОРОВ ушел из мэрии, выставив свою кандидатуру на пост мэра.

Выдвинут на должность кандидата в мэры ветеранскими организациями. Официально поддерживается путинской партией «Единство».


Теперь, когда Вы немного знаете о ЕГОРОВЕ - наш 3-й, последний вопрос.

Недавно в газетах была опубликована «Программа социально-экономического развития города до 2004 г.». Её подготовил авторский коллектив авторитетных ученых-экономистов во главе с ВЛАДИМИРОМ ЕГОРОВЫМ. Мы задаем этот вопрос по просьбе разработчиков программы. Ответ на него позволит им определить необходимость корректировки Программы нашего кандидата в обозначении так называемой проблемы № 1.

Сейчас я назову шесть общественно значимых для города проблем, которые еще в августе жители города считали самыми важными, а Вы, пожалуйста, выберите из них только одну – ту, которая волнует больше всего лично Вас и Ваших близких. Все понятно? Итак, перечисляю проблемы:

( Прозвонщику. Поставьте галочку против отмеченной респондентом позиции)

01

Отключения электричества

02

Проблемы общественного транспорта

03

Выплата детских пособий

04

Состояние водопровода и канализации

05

Состояние дорог

06

Дороговизна жизни

07

Другое (назовите)

Это все мои вопросы. Как я и обещал, мы практически уложились в 5 минут. От имени кандидата в мэры ВЛАДИМИРА ЕФИМОВИЧА ЕГОРОВА разрешите поблагодарить Вас за то, что Вы уделили нам время, и пожелать Вам здоровья и успехов.

Одна маленькая просьба. Нам в анкете надо указать Ваш пол, возраст и административный округ, в котором Вы проживаете. С полом все понятно. А вот возраст даже по такому приятному голосу, как Ваш, мне не определить. Если это не Ваша сокровенная тайна… Ой, большое спасибо, Вы очень любезны. А административный округ? … И самое последнее. Вы не против, если накануне выборов мы еще раз Вас побеспокоим и зададим пару вопросов? Да? Спасибо. Как Вас спросить (узнаёте имя и отчество). Спасибо. Здоровья Вам. До свидания!

7.4.4. КОДИРОВОЧНАЯ КАРТА к ОПРОСНИКУ. ПЕРВАЯ ВОЛНА

(Выборы мэра города К., 2000, фамилии кандидатов изменены)

Сюда табл. № 18

7.4.5 ИНФОРМАЦИЯ О ПРЕДВЫБОРНОЙ СИТУАЦИИ И СПРАВКА О КАНДИДАТЕ

В помощь прозвонщикам

(Выборы мэра города К.., 2000, фамилии и некоторые установочные данные

кандидатов изменены)

1. Предвыборная ситуация

Общаясь с избирателями, Вы должны четко ориентироваться в предвыборной ситуации.

3 декабря мы будем выбирать не только нового губернатора. В этот день пройдут выборы мэра города и нового состава Городской Думы.

Всего в борьбу за пост мэра вступило 8 кандидатов. По оценкам экспертов основные голоса избирателей поделят между собой четверо:

1 - Владимир ЕГОРОВ – см. ниже.

2 - Владимир РЕЧИНСКИЙ, владелец телеканала «Сим-ТВ» и фирмы «РЕЧКОМ».

Очень богат. В 1977г. был осужден на 6 лет за подделку документов и хищение в крупных размерах. Получил скандальную известность на ярой критике нынешнего мэра Синенко.

О нем агитатору лучше не говорить вообще. Но если все же придется отвечать на вопросы, надо говорить о нем как о темной личности, скандалисте, нечистоплотном бизнесмене и политике. У него нет никакого опыта управления городским хозяйством. И вообще, разве можно допустить, чтобы нами руководил такой человек. Одно дело уметь материться и разоблачать. Другое – управлять городским хозяйством.

3 - Николай ГОНГ, депутат Законодательного собрания региона.

В советское время был первым секретарем Энского горкома, затем секретарем регионального комитета КПСС. В 1991-98 гг. занимался бизнесом в основном в области строительства. В 1998 г. под флагом местного «Отечества» прошел в Законодательное собрание региона. Занимает должность председателя комитета по промышленности, транспорту и строительству. Как управленец себя не зарекомендовал. Критикуя Синенко за сосредоточение всей власти в городе в одних руках, сам борется не только за кресло мэра, но и выдвигается в городскую думу. А значит, тоже стремится стать полновластным и бесконтрольным хозяином города.

Косноязычен. Не умеет свои мысли излагать стройно. Может, потому что такие мысли?

4 - Владимир СИНЕНКО, нынешний мэр города.

Его все знают. Он управляет городом больше 10 лет и порядком надоел горожанам своим политиканством, грубостью, граничащей с самодурством. Люди его не любят, считают нечистоплотным на руку.

Но многие рассуждают так. Пусть остается. Он уже наворовался, новый придет - тоже начнет воровать.

Против этого довода возражайте примерно по такой схеме.

Чем дольше человек у власти, тем бесконтрольнее он себя чувствует. Если воровал, то не только не прекратит, а будет продолжать еще в больших масштабах. Потому что в городе уже все подмял под себя, чувствует себя царьком.

Власть должна быть сменяемой. Должна понимать, что пришедшие ей на смену люди призовут к ответу казнокрадов.

Власть должна быть контролируемой. Для этого во всем мире действует принцип разделения властей. И исполнительную власть везде контролирует законодательная власть.

У нас пока по другому. Тот же Синенко – и мэр, и председатель городской думы. То есть сам себе выделяет бюджетные деньги, сам их тратит, и сам перед собой отчитывается. Так не должно быть.

Приводите в качестве примера негативной деятельности мэра факты, изложенные в выступлениях В.Егорова, о недавнем перераспределении бюджета, когда с подачи Синенко городская дума выделила 7 млн. бюджетных денег на усиление подконтрольных мэру средств массовой информации и почти 3 млн. - на дополнительное финансирование выборов. Одновременно финансирование коммунального хозяйства города, которое буквально разваливается, сократили больше чем на 3 млн., здравоохранения и образования - более чем на 2 млн.

Большим минусом Синенко является его политиканство, его политические амбиции, из-за которых он так и не смог наладить конструктивных отношений с губернатором. В то время как все население региона признает и любит губернатора, Синенко ведет с ним непримиримую войну. А из-за этого в первую очередь страдают жители города. Если мэр не способен наладить хороших отношений с губернатором - он должен уйти в отставку.

Оставшихся четырех кандидатов эксперты причисляют к так называемым «фоновым» кандидатам, не имеющих никаких шансов:

5. Сергей БАЧУРИН – зам. директора ООО «Югагроснаб»,

6. Василий ДАВЫДОВ – бывший губернатор-демократ,

7. Алексей МАЗИН – работник администрации Западного округа города,

8. Виктор ГОРОШКО – депутат Законодательного собрания региона.

2. Аргументы в пользу нашего кандидата

ЕГОРОВ ВЛАДИМИР ЕФИМОВИЧ. 52 года, русский, кандидат экономических наук, имеет почти 30-летний опыт управления городским хозяйством.

Фигура в городе достаточно известная и уважаемая. Имеет авторитет умелого хозяйственника-управленца. В политических играх не участвует. Умеренно-патриотические взгляды. Хорошие отношения с губернской администрацией.

Последние четыре года работал вице-мэром города, курируя жилищно-коммунальное хозяйство. В феврале этого года первый раз подал прошение об отставке, мотивируя свой поступок разногласиями с мэром. Разногласия касались финансирования отрасли. Видя, как ветшает городское хозяйство, ЕГОРОВ настаивал на приоритетном финансировании отрасли, на том, чтобы любые дополнительные поступления в бюджет направлялись в первую очередь на обновление дорог, отопительных систем, канализации и т.д. Однако у мэра было другое мнение на этот счет, к тому же ему было некогда, много времени уходило на «войну» с губернатором, на строительство своей партии. Тогда, в феврале, отставка не была принята, мэр уговорил остаться, пообещав исправить положение. Однако все осталось по-прежнему. И в сентябре ЕГОРОВ ушел из мэрии, выставив свою кандидатуру на пост мэра.

Итак, назовем 3 основных довода, почему надо голосовать «ЗА» нашего кандидата

1. ЕГОРОВ – профессионал, он лучше других кандидатов знает городское хозяйство города. Знает все его проблемы, имеет конкретную программу решения этих проблем (Программа социально-экономического развития города до 2004 г. опубликована в СМИ). ЕГОРОВ - грамотный экономист. Кандидат наук. Но не теоретик. Он умелый хозяйственник-управленец. Имеет громадный опыт управления городским хозяйством: 28 лет, из них 16 – непосредственно в нашем городе. Никто из его конкурентов, кроме действующего мэра, не обладает таким опытом. Но мэр уже стар – ему 63 года. ЕГОРОВ на 11 лет моложе.

2. ЕГОРОВ – человек правильных жизненных установок. Коллеги отмечают его честность, корректность, уважительное отношение к людям. Никогда не увлекался политическими играми. Считает, что такое увлечение не на пользу делу, которому он служит всю жизнь – управление городским хозяйством.

Важная деталь: от ЕГОРОВА, всю жизнь руководившего слесарями и дворниками, никто никогда не слышал матерного слова. Согласитесь, что это неплохо характеризует человека.

Если все же попытаться определить его политические ориентиры – то это, пожалуй, умеренный патриотизм, т.е. патриотизм без показухи и крика, патриотизм, направленный на возрождение отечественного производителя, на воспитание молодежи на добрых национальных традициях. И видимо логично, что путинская партия «Единство» официально заявила о поддержке именно кандидатуры ЕГОРОВА.

3. ЕГОРОВ – тот кандидат, приход которого к руководству мэрией положит конец противостоянию между губернатором и мэром. В региональной администрации ЕГОРОВ, пожалуй, единственный из руководителей мэрии, всегда воспринимался доброжелательно. Именно он долгое время был «мостиком» между губернской и городской администрацией. У ЕГОРОВА прекрасные, уважительно-профессиональные отношения с преемником старого губернатора. Нет никакого сомнения в том, что они продолжатся, если обоих изберут.

Противники нашего кандидата постоянно пытаются выставить его в глазах избирателя в невыгодном свете. Наиболее часто упоминаются три фактора.

1. ЕГОРОВ, якобы, никакой не конкурент Синенко, а просто член команды последнего, и в избирательной кампании разыгрывает отведенную ему роль.

Это выдумки. Владимир ЕГОРОВ – самостоятельный и серьёзный человек. В команде Синенко никогда не был. Синенко был его начальником. Но начальник и соратник – понятия разные, не так ли? Сам Владимир Ефимович говорил об этом так: «Если говорить о моих отношениях с Синенко, то это - мое бывшее начальство, с которым я далеко не всегда и далеко не во всем был согласен, но указания которого я, как дисциплинированный подчиненный, добросовестно выполнял. Вот и все отношения».

2. ЕГОРОВ – якобы еврей, об этом, будто бы, свидетельствует его отчество. На эту тему говорить вообще неприлично. Но если все же придется отвечать на заданный в лоб вопрос, Вы должны знать, что Владимир ЕГОРОВ - на самом деле русский, и имена его родителей лишний раз это доказывают: мать- Мария Ивановна, отец – Ефим Федорович. Просто отец его из поволжских крестьян, имена которым в начале века давались преимущественно в честь христианских святых, и поэтому в русских селах Поволжья Лазарей и Ефимов до начала 30-х годов было не намного меньше, чем Иванов и Петров.

3. ЕГОРОВ – якобы главный виновник в развале коммунального хозяйства города. Этот тезис выдвигает теперь команда Синенко. Но, бросая такое обвинение, эти люди сами вынуждены признать профессионализм и самоотверженность ЕГОРОВА во время работы вице-мэром (см. «Городские известия» за 9 ноября) Просто плетью обуха не перешибешь. В одиночку решать коммунальные проблемы большого города, когда вся остальная мэрская свита главной своей задачей считает устройство фейерверков и участие в политических игрищах, просто невозможно. И если еще хоть что-то в городе функционирует, то это как раз заслуга не мэра, а его зама по ЖКХ. И если отставку вице-мэра не принимали почти 8 месяцев, значит, ценили его профессионализм и умение.

7.4.6.РЕКОМЕНДАЦИИ ПРОЗВОНЩИКУ. ВТОРАЯ ВОЛНА

( Выборы в Мосгордуму,1997)

Вводные замечания

Второй прозвон гораздо проще первого.

Во-первых, Вы уже работали по данному избирательному округу и данному кандидату. Знаете, что говорить о нем и о выборах, если Вас вдруг спросят об этом.

Во-вторых, Вы звоните людям, ФИО которых Вам известны и которые входе первого опроса дали согласие на повторный контакт.

В-третьих, повторный опрос очень короткий, он рассчитан на 3 минуты, не более.

Наконец, в-четвертых, теперь совсем не надо импровизировать, теперь Вы должны четко придерживаться текста опросника.

Как и при первом прозвоне фамилию, имя, отчество и другую информацию по нашему кандидату (этот текст в опроснике выделен полужирным шрифтом) надо произносить четко, не торопясь, интервально отделяя слово от слова!

Порядок работы по прозвону

1.Основным инструментарием в Вашей работе служит заполненная при первом прозвоне кодировочная карта: из нее Вы отбираете номера телефонов для обзвона, в её правую половину Вы заносите кодированные результаты Ваших контактов с избирателями. Пусть Вас не смущает, что Вам выдали не те карты, которые Вы сами отработали при первом прозвоне. Так предусмотрено нашей технологией взаимного контроля.

Кроме того, у Вас перед глазами должны находиться текст повторного опроса и листовка с данными о кандидате.

2.Вы прозваниваете только те номера телефонов из кодировочной карты, которые идут в графе "Кодировочный код" под цифрой "3" (человек согласился на повторный звонок). При этом исключаете из прозвона тех из абонентов, кто твердо решил не участвовать в выборах (когда в разделе "2" графы "Варианты ответов на вопросы" стоит код "2").

3.Набирая номер телефона, Вы обращаетесь к избирателю по имени-отчеству. Если его нет дома, спрашиваете родственников, когда лучше позвонить, и звоните ему позже, делая соответствующую пометку против строки абонента в левом поле кодировочной карты.

4. Задаете вопросы строго по опроснику и очень четко заносите ответ (в виде номера варианта ответа на данный вопрос) в соответствующие графы кодировочной карты.

5.Полностью отработав кодировочную карту, под строкой с данными на первого прозвонщика укажите свои данные, распишитесь, поставьте дату.

7.4.7. ТЕКСТ ПРОЗВОНА. ВТОРАЯ ВОЛНА

( Выборы в Мосгордуму,1997, фамилии кандидатов изменены)

Внимание! Текст, набранный полужирным курсивом, предназначен «для внутреннего пользования»: это руководство для прозвонщика.

Поздоровавшись, называете по имени-отчеству человека, с которым Вам предстоит говорить. Например: Это Кирилл Петрович? Кирилл Петрович, Вас беспокоят из общественной приемной БЕЛЕНИНА ВЛАДИМИРА ВАСИЛЬЕВИЧА, кандидата в депутаты городской Думы. Вам уже звонили наши социологи, и получили Ваше согласие на повторный звонок. У нас всего 3 вопроса. Найдете 5 минут?

В случае отказа извинитесь и попрощайтесь. При этом в кодировочную карту внесите вашу оценку причин отказа. При согласии начинайте разговор по следующей схеме.

Перед тем, как задать вопросы по существу, я хотел бы выполнить поручение Владимира Васильевича БЕЛЕНИНА и поблагодарить Вас за то, что Вы уделили нам время в прошлый раз, ответив на все наши вопросы. Вы очень помогли БЕЛЕНИНУ (в составлении его программы, в корректировке плана его предвыборной кампании). Спасибо.

А теперь три наших коротких вопроса. Как и в прошлый раз, я зачитываю вопрос и варианты ответа на него, а Вы выбираете один из вариантов.

Вопрос 1. Пойдете ли Вы 14 декабря на выборы?

Варианты ответов:

1. Да

2. Нет

3. До сих пор не определился.

При втором варианте опрос прекращается. Говорите, что дальнейший разговор не имеет смысла, благодарите за участие и кладете трубку.

Вопрос 2. Если бы выборы в городскую Думу состоялись сегодня, за кого из кандидатов в депутаты, выдвинутых по Вашему избирательному округу, Вы бы проголосовали?

Я перечислю фамилии трех главных претендентов.

1. БЕЛЕНИН, директор фирмы « Звезда»

2. БОРОДИН, подмосковный зоотехник,

3. ПУЛАТОВ, нынешний Ваш депутат,

4. Затрудняюсь ответить.

При последнем варианте ответа опрос прекращается. Благодарите за участие и прощаетесь.

Вопрос 3. Почему Вы отдали предпочтение именно этому кандидату?

Варианты ответа:

1.Это единственный кандидат, о котором я хоть что-то знаю.

2.Мне нравится его программа.

3.Он симпатичен мне чисто внешне.

4.Другое (указать)

Вот и все мои вопросы. От имени нашего кандидата Владимира БЕЛЕНИНА я благодарю Вас за доброжелательность и терпение. До свидания.

Примечание. Если Вы почувствовали, что собеседник симпатизирует нашему кандидату, разговор целесообразно завершить приглашением на выборы и просьбой поддержать Беленина всей семьей.

Глава 8.

КАМПАНИЯ АГИТАЦИОННЫХ ПИКЕТОВ. «ГОВОРЯЩИЕ» ПИКЕТЫ

8.1. ВВЕДЕНИЕ В ТЕМУ

8.1.1. Пикеты: что, где, когда?

Пикеты как агитационное средство – явление достаточно распространенное. Формы агитационных пикетов могут быть самыми разными – все зависит от целей выставления пикетов и от фантазии их организаторов.

Самый простой пикет – это уличный пункт раздачи листовок. Если рядом установить агитационный плакат – пикет будет более привлекательным. Если снабдить пикетчиков мегафоном и хорошими текстами для вещания (речёвками), если всю работу пикетчиков прописать сценарно, предусмотрев наряду с серьезным текстом смешливые отступления – пикет станет мощным средством агитационного воздействия на избирателей.

В практике нашей команды широко практикуется выставление «говорящих пикетов». В ситуации, когда приходится раскручивать «нулевого» кандидата, это, если хотите, - мощнейший агитационный таран. Даже на уровне выборов Госдумы достаточно недели работы 5-7 таких пикетов, чтобы фамилия и физиономия кандидата стали известны всему округу.

Выставляются пикеты в точках сосредоточения больших масс людей – в часы пик у узловых станций метро, на городских транспортных развязках, у железнодорожных станций и платформ, а днем в выходные дни - на рынках, у входа в городские парки отдыха, в самих парках и т.п. Каждый пикет снабжен большим портретом кандидата на высоком штативе, складным столиком, мегафоном, раздаточными материалами (газеты, листовки, календарики), речёвками.

Численный состав – 3 человека. Продолжительность работы одной смены «говорящего» пикета не должна превышать трех часов. После трехчасовой «моторной» работы пикетчики, как правило, перестают быть активными, начинают «монотонить», становятся скучными для окружающих, что для любого агитатора просто недопустимо.

Обычно агитационные пикеты выставляют в несколько волн.

Если кандидата надо раскручивать, если его не знает избиратель, первую волну пикетов следует провести уже на этапе сбора подписей. В течение примерно недели. А обозначить пикет лучше как уличный пункт по сбору подписей.

Именно пункт по сбору, а не пикет. Это принципиально. Дело в том, что по глупости наших законодателей пикет (даже если он состоит из трех человек) наряду с митингом и демонстрацией формально подпадает под понятие «массовое мероприятие», а, следовательно, на него надо получать разрешение у местных властей. А власть у нас подчас очень вредная и очень любит покочевряжиться. И общаться с ней ужасно противно.

Между тем, собирать подписи в избирательную кампанию можно везде, где только заблагорассудится, за исключением мест выдачи зарплаты. Форма сбора подписей в законе не прописана, т.е. отдана на откуп инициаторам сбора. А раз так – то даже извещать местную власть о пункте сбора подписей не обязательно. Хотя, чтобы милиционеры не приставали, лучше все же известить, нахально указывая в извещении, что власть обязана оказывать содействие всем гражданам в реализации их права избирать и быть избранным. И надо поставить на копии извещения «толкушку» (т.е. печать или штамп) властного органа, чтобы предъявлять её затем слишком назойливым милиционерам.

Много подписей, которые можно было бы предъявить избиркому, на улице сегодня не соберешь, об этом я уже говорил в главе 5. Но ведь собранные пикетчиками подписи штабу кандидата особо и не нужны. Основная же цель пикета – засветка кандидата – обычно достигается.

Вторую волну пикетов целесообразно приблизить по времени ко дню выборов. Продолжительность выставления пикетов второй волны - 7-10 дней. Эта волна – чисто агитационная: пикетчики раздают листовки, календарики, спецвыпуски газет, ведут устную агитацию.

Приходилось наблюдать кампании, в которых пикеты выставлялись чаще, чем в две волны. А недавно в небольшом провинциальном городе наблюдал работу перманентных пикетов, которые целый месяц кряду, по восемь часов изо дня в день мозолили горожанам глаза. Пикеты агитировали за избирательный блок. Студенты-пикетчики стояли на одних и тех же точках, словно их там приковали цепями, пытаясь всучить каждому проходящему листовку. Через неделю в городе не осталось жителя, который бы не прошел десяток раз мимо пикетов. Между тем, раздаточный массив листовок обновился за месяц только раз, поэтому листовки расходились плохо. Уже через десять дней пикеты представляли собой довольно унылое зрелище, так что если кто и останавливался возле них, то только затем, чтобы пожалеть озябших студентиков, покорно отрабатывающих свой хлеб.

Бесспорно, пикеты способствовали «засветке» избирательного блока – его наименование запомнилось. Но вот способствовал ли унылый вид пикетчиков закреплению в массовом сознании людей имиджа жизнерадостного, полного оптимизма союза удачливых людей, к которому стремились организаторы блока? Судя по плачевному результату, отнюдь нет.

Думаю, что краткосрочные, но напористые пикеты сработали бы на имидж блока «оптимистов» гораздо эффективнее.

Очень полезным представляется личное участие кандидата в пикетах. Причем, не обязательно стоять в пикете целую смену. Постоял в сторонке, посмотрел, как идет агитация, подошел, поучаствовал в дискуссии, склонил на свою сторону нескольких человек, и переместился к другому пикету… Пусть в округе заговорят о том, что этот кандидат не боится общаться с народом, что ему есть что сказать избирателю.

Во время работы кандидата в пикетах неплохо иметь под рукой фотоаппарат. Фотографирование любопытных вместе с кандидатом с последующим вручением им снимков - одна из действенных форм «зацепки» потенциальных сторонников.

● В одной из недавних кампаний по выбором в Законодательное собрание области в дополнение к традиционным двум волнам «говорящих» пикетов мы выставляли «праздничные» пикеты 23 февраля, 8 марта и в день Святого Валентина, с использованием элементов художественной самодеятельности. В основном в пикетах стояли студенты.

Особенно удачно сработал театрализованный студенческий пикет в день Святого Валентина. Он был выставлен днем на площади, где расположились сразу несколько вузовских корпусов. В сценарий пикета были включены шутейные конкурсы с дешевыми призами для победителей и массовое фотографирование на фоне фотомакета кандидата. Отбоя от желающих поучаствовать в конкурсах и сфотографироваться на память не было. А когда к пикету подъехал сам кандидат, на площади создалась обстановка праздника, в коллективном фотографировании с «живым» кандидатом приняло участие около трехсот человек.

Через пару дней студенты начали подходить в штаб за фотографиями. Надо ли говорить, что большинство ребят стали нашими сторонниками, а многие вошли в состав агитационного актива штаба.■

Два слова о «говорящих» пикетах как о раздражающем факторе. Даже обычные, не усиленные мегафонами агитационные пикеты, всего-навсего раздающие листовки, и то в первые дни своей работы раздражают людей. Что уж говорить о «говорящих».

Кое-кто поначалу воспринимает такие пикеты как нечто чужеродное, без спросу вторгающееся в их привычную жизнь. Пикеты им мешают. Но буквально через два-три дня люди к пикетам привыкают, отваживаются подходить к ним, становятся участниками возникающих у портрета кандидата дискуссий.

Других пикеты, наоборот, привлекают сразу, они если не с удовольствием, то с любопытством общаются с пикетчиками, подолгу задерживаются возле них, начинают добровольно помогать им в устной агитации и раздаче листовок.

Гораздо большую опасность, однако, представляет не раздражающий фактор, а надоедающий. Такая опасность реальна, когда пикеты стоят слишком долго.

«Говорящие» пикеты – эффективное агитационное оружие. Но применять его надо с умом. Важно отслеживать реакцию населения на пикеты. Нельзя допустить, чтобы пикеты надоели. Надо во время менять оснастку и «репертуар» пикетов - можно, например, привлекать в пикеты самодеятельных артистов, писать для пикетчиков стихотворные юморные «речёвки» и т.д. И дислокацию пикетов лучше регулярно менять - так и охват больше, и опасности надоесть меньше.

8.1.2.Пикеты: зачем и как?

Из сказанного выше понятно, что «говорящие» пикеты преследуют, в основном, агитационные цели. Кроме того, важной функцией любого агитационного пикета является отслеживание изменений в настроениях избирателей. Ну и, конечно, «зацепка» (фиксация) потенциальных сторонников кандидата, вербовка актива.

На фиксации немного остановлюсь.

Пикетчики должны быть нацелены на то, чтобы каждый, кто проявил хотя бы малейший интерес, малейшие признаки симпатии к кандидату, был зафиксирован, т.е. чтобы у них остались координаты этого человека: фамилия, имя, отчество, контактный адрес или телефон. И каждому такому человеку надо обязательно предложить стать активистом избирательного штаба кандидата. Не факт, что предложение будет тут же принято, но предложить надо обязательно.

Для фиксации потенциальных сторонников пикеты снабжаются рабочими тетрадями, в которых избиратели могут оставить свои просьбы, пожелания и обращения к кандидату. Пикетчикам надо быть настойчивыми в фиксации координат потенциальных сторонников.

Существует несколько дежурных приемов, с помощью которых можно получить координаты собеседника. Например, короткая тематическая анкета, которую избирателю было бы интересно заполнить. Или такой пассаж-предложение собеседнику: «Знаете, то, что Вы сейчас сказали, наверняка заинтересует нашего кандидата. Давайте, я запишу Ваши координаты, чтобы он смог с Вами связаться», и т.п.
Целям фиксации сторонников служит и фотографирование, о котором я только что рассказывал.

Зачем пикетчикам надо фиксировать потенциальных сторонников и что потом с зафиксированными делать, вы прочитаете в главе 11.

Иногда наряду с агитационными целями выставление пикетов, особенно «говорящих», несет провокационную нагрузку. Например, если вы хотите заставить конкурента нервничать, сделайте официальную заявку на выставление пикетов в местах проживания конкурента и руководителей его штаба. Только поставьте в эти пикеты крепких парней или обеспечьте их прикрытие охраной. А то побьют. Можно также сделать заявку на выставление двух десятков пикетов, «застолбив» за ними выгодную территорию, а фактически выставлять пикеты в двух-трех из заявленных точек. Это тоже дезориентирует противника, заставляет его нервничать, тратить дополнительные силы и средства на ответные меры.

К тактическим хитростям, связанным с выставлением пикетов, относится и использование приема, являющегося частью некорректной избирательной технологии, именуемой «дымовая завеса». О нем уже упоминалось в главе пятой, когда речь шла о целях сбора подписей.

Чтобы привлечь внимание к пикетам, создаётся так называемая ажиотажная группа (5-7, а то и 10 человек) обеспечения пикетов. Задача группы проста: по закольцованному маршруту объезжать все выставленные пикеты, создавая толчею вокруг пикетов, провоцируя там дискуссии, споры и пр. После того, как удалось привлечь внимание к одному пикету, часть группы перемещается к другому, остальная часть постепенно подтягивается туда же, затем группа направляется в третью точку, четвертую и т.д. «Ажиотажники» работают в течение всей смены выставления пикетов, делая иногда по два круга по своему закольцованному маршруту.

8.1.3. Пикеты: прежде чем

Реализация локальной агитационной программы «Пикеты» производится в рамках оргмассового направления избирательной кампании.

Это именно локальная программа. Локальная по времени: длительность выставления пикетов обычно ограничивается в общей сложности двумя неделями, может, чуть больше, в то время как агитационный период существенно длиннее.

Поэтому менеджер программы «Пикеты» в избирательных кампаниях мелкого и среднего формата – практически всегда совместитель. То есть, помимо этой программы на него возлагаются другие функции, которые он выполняет в свободное от пикетов время, а чаще – параллельно с пикетами. Например, одновременно он же – руководитель службы еженедельного мониторинга. Это вполне совместимые функции.

«Многофункциональность» менеджера программы не снимает с него обязанности тщательно отработать весь комплекс вопросов, касающихся подготовки пикетов.

Вот эти вопросы:

а) определение целей пикетирования,

б) определение точек и времени выставления пикетов,

в) составление сметы расходов по программе «Пикеты»,

г) обеспечение пикетов агитационными и подсобными материалами,

д) техническое обеспечение пикетов,

е) правовое обеспечение пикетирования,

ж) подбор и обучение пикетчиков, составление графика их работы,

з) определение системы контроля за пикетами.

Не буду останавливаться на каждом пункте. В методических материалах, приводимых в разделе 8.2, многие из них раскрываются достаточно подробно.

Заострю внимание читателя только на тех моментах, которые в этих материалах не отражены.

О местах выставления пикетов. Мало определить географию выставления пикетов (например, на углу улиц Чайковского и Котовского, или у магазина «Прогресс»). Менеджеру программы или его помощнику целесообразно лично проехаться по всем намечаемым адресам и определиться буквально по «точкам стояния». Причем, рекогносцировку лучше делать в те же часы, в которые предполагается выставлять пикеты.

Даже если вы тысячу раз были в этих местах и уверены, что знаете там каждый столб, не поленитесь, съездите. Посмотрите на всё с позиции эффективности работы пикета. Почти наверняка окажется, что съездили не зря: многие из «знакомых» столбов стоят совсем не так как надо. И остановка трамвая метров на десять дальше, чем казалось – людей пикет «не достанет». И продавцы торговых палаток будут чинить препятствия пикетчикам.

В моей практике иногда приходилось снимать уже заявленные пикеты именно из-за несоответствия расположения «знакомых» столбов и недружелюбно настроенных трудящихся торговли.

Об агитационных материалах для пикетов. Руководителю программы следует заранее побеспокоиться об этих материалах. Уже на стадии выстраивания идеи «листовочного ряда» (см. раздел 9.1.1.) необходимо сделать заявку на увеличение тиражей тех листовок и материалов, которые будут использоваться в пикетах. А по поступлении тиражей сразу отобрать «свою» долю и отложить отдельно от общей массы. Нельзя допустить, чтобы пикеты снабжались раздаточными материалами по остаточному принципу. Даже «говорящие» пикеты, для которых эти материалы – не главное.

Помимо раздачи листовок «говорящие» пикеты заняты устной агитацией. Да еще через звукоусиление. Значит, нужны шпаргалки для пикетчиков – так называемые речёвки. Их должно быть разработано несколько, около десятка вариантов.

Речёвки могут быть «всеядными», рассчитанными на любую аудиторию, а могут быть «сегментными», т.е. рассчитанными на определенную целевую группу избирателей. Например, когда пикеты выставляются у вуза, у проходной завода, рядом с военным городком и т.д.

Речёвки могут быть серьезными, а могут быть и юморными, прикольными, как сейчас выражается молодежь. Иногда просто необходимо чередовать серьёз с приколами.

Написать хорошую речёвку не так просто. Это дело профессионала-текстовика. В главе о листовочной кампании эта проблема затрагивается более подробно.

Техническое обеспечение «говорящих» пикетов. Понятно, что должны быть мегафоны, раскладные столики, стойки или щиты для агитационных материалов, папки, ручки, рабочие тетради, рюкзаки или хотя бы картонные коробки для хранения листовок.

Мегафоны на морозе иногда барахлят. Надо иметь в штабе запасные, чтобы при необходимости можно было быстро заменить сломавшиеся.

В разделе 8.2.6. дан чертеж стойки-штатива, которым удобно пользоваться в пикетах. На такой стойке размещается обычно портрет кандидата, возле которого и работает пикет. По нашему чертежу в любом городе на любом металлоскладе вам сделают эти простые приспособления буквально за день и очень дешево. За нечто подобное, но фирменное, придется заплатить в 10-15 раз дороже.

Не забывайте снабжать пикеты рабочими тетрадями. Я уже говорил о том, как это важно.

По смете. В разделе 8.2.1. приводятся основные пункты сметы расходов на пикетирование. Там одиннадцать позиций. Применительно к зимним условиям надо добавить двенадцатую: расходы на горячие чай и кофе, которые – пару раз за смену - доставляются пикетчикам во время их работы на точках.

Правовое обеспечение пикетирования. Здесь речь пойдет о заявке на пикеты или, если говорить юридически грамотно, об уведомлении муниципальных властей о выставлении агитационных пикетов.

Чуть выше, применительно к пикетам по сбору подписей, я уже говорил, что это нонсенс, когда группе из трех человек клеится статус массового мероприятия со всеми вытекающими отсюда разрешительно-запретительными последствиями. И рекомендовал, как обходить эту глупость.

То же самое относительно агитационных пикетов. Не именуйте в официальных бумагах своё мероприятие пикетами, называйте как угодно, только не пикеты: «агитационные посты», просто «агитационное мероприятие с раздачей листовок и разъяснением позиций кандидата». И тогда власть не будет иметь формальных оснований для отказа. Потому что свобода предвыборной агитации провозглашена законом, и агитацию, заведомо не грозящую перерасти в массовые беспорядки, проводимую на улице в пользу зарегистрированного, а теперь и просто заявленного кандидата, никто не имеет права разрешать или запрещать. Власть обязана обеспечивать эту свободу.

Тем не менее, лучше уведомить муниципальную власть о предстоящей акции. Пусть ваш юрист составит по всей форме уведомление. В нём следует указать время и место работы агитационных постов и попросить оказать содействие в осуществлении свободы предвыборной агитации. Иногда организаторы гарантируют в уведомлении чистоту и порядок в местах работы постов. Лучше этого не гарантировать, это не обязанность агитаторов, это обязанность властей. Иначе специально брошенный под ноги пикетчикам окурок может стать основанием обвинения пикетчиков в замусоривании территории.

Уведомление изготавливается в двух экземплярах. Один сдается в муниципальный орган власти. На втором чиновник, приявший уведомление, расписывается и ставит «властную» печать или штамп. Копии проштампованного уведомления выдаются в каждый пикет, и их при необходимости предъявляют чересчур бестолковым милиционерам, неадекватно воспринимающим свободу агитации.

О контроле за работой пикетчиков. Тут сама по себе напрашивается линейная форма контроля, т.е. постоянный объезд всех точек менеджером программы и другими закрепленными за программой сотрудниками штаба на автотранспорте по закольцованному маршруту. Если пикет стоит три часа, то не менее чем три раза следует проверить его работу. Менеджеру штаба целесообразно завести специальный журнал проверки пикетов.

Технология проверки проста: не приближаясь вплотную к пикету, так чтобы пикетчики вас не видели, выйдите, и со стороны посмотрите, как они работают, как часто звучит мегафон. Потом обязательно подойдите, «отметьтесь», если есть замечания, сделайте. Свои замечания зафиксируйте в блокнот, потом перенесёте их в штабной журнал.

Все остальные вопросы организации агитационных пикетов вы найдете в методических материалах, приводимых в следующем разделе.

8.2. ОБРАЗЦЫ МЕТОДИЧЕСКИХ МАТЕРИАЛОВ, ОБЕСПЕЧИВАЮЩИХ КАМПАНИЮ ПИКЕТОВ

8.2.1. РАСЧЕТЫ НЕОБХОДИМЫХ РЕСУРСОВ

(Выборы в Государственную Думу, 1999, Москва)

Расчеты по времени и людям

Предлагается выставлять пикеты в две волны:

Первая волна - на этапе сбора подписей. Продолжительность выставления пикетов – две недели. Цели: интенсивная засветка кандидата, скрытая агитация под видом сбора подписей.

Вторая волна – на заключительном этапе кампании. Продолжительность выставления пикетов - неделя. Цели: прямая агитация, рейтинговый срез общественного мнения.

Виды и количество пикетов:

Стационарные пикеты – выставляемые в одно и то же время, обычно в часы пик, в одних и тех же точках.

В 201 округе таких точек проглядывается 7-8: станции метро «Юго-Западная», «Проспект Вернадского», «Университет», «Ленинский проспект», возможно станция метро «Киевская» в районе остановок общественного транспорта, следующего на Мосфильмовскую, а также площади у железнодорожных станций Матвеевская, Солнцево, Новопеределкинская.

Предлагается ежедневно выставлять 5 стационарных пикетов. Точки определить к 10 октября.

Мобильные пикеты – меняющие свое расположение в течение смены в зависимости от изменения интенсивности людских потоков.

По 201 округу это прежде всего рынки в Раменках, Матвеевском, Солнцево, Переделкино и др. – не менее пяти точек.
Предлагается выделить для мобильной работы два состава пикетов.

Время работы пикетов: с 15.30 до 19.00 – в будние дни, с 10.30 до 14.00 – в выходные дни, т.е. по 3,5 часа, включая доставку на место и обратно.

Потребное количество пикетчиков – 21 чел.

Основные пункты сметы кампании пикетов

1. Стоимость тиражей агитационных материалов - по статье «Полиграфия».

2. Стоимость изготовления методических материалов (инструкции, речёвки).

3. Покупка или прокат 7 мегафонов.

4. Покупка 7 портативных столиков.

5. Изготовление 7 портретных стоек (штативов).

6. Изготовление 7 комплектов ламинированных портретов кандидата (со слоганом и без, формат А2).

7. Оплата пикетчиков первой волны (из расчета стоимости чел/часа).

8. Оплата пикетчиков второй волны.

9. Орггруппа - 25 % от суммы, выплачиваемой пикетчикам.

10. Расходные материалы (папки, ручки).

11. Транспортные расходы - по статье «Организация штабов».

8.2.2.ИНСТРУКЦИЯ ПИКЕТЧИКАМ. ПЕРВАЯ ВОЛНА

(Выборы в Псковское областное Собрание депутатов, 2002)

Вы работаете в составе пикета (официально: уличного пункта) по сбору подписей в поддержку выдвижения кандидатом в депутаты Псковского областного собрания МАТВЕЕВА ДМИТРИЯ ВИКТОРОВИЧА.

Работа нетрудная, но требует определенных навыков, дисциплинированности, терпения и умения быть контактным. Немного нахальства тоже не повредит. Но нервным и вспыльчивым за эту работу браться не стоит.

Становясь в пикет, Вы должны четко ориентироваться в выборной ситуации (что за выборы, по каким правилам и когда они проводятся), иметь необходимую информацию о нашем кандидате. Итак, по порядку:

Одевайтесь теплее. Посиневший от холода пикетчик может действовать на окружающих отталкивающе.

В комплект необходимого "снаряжения" пикетчика входят:

- удостоверение сборщика подписей и паспорт;

- копия уведомления мэрии об организации пунктов сбора подписей нашим штабом;

- папки, ручки, рабочая тетрадь для записей предложений и пожеланий избирателей;

- бланки подписных листов и инструкция по их заполнению;

- информационный материал о предвыборной ситуации и нашем кандидате;

- портрет кандидата на металлическом штативе и плакат с обращением трудового коллектива комбината;

- мегафон и шпаргалки с текстами для вещания по мегафону (речевки);

- куртки с логотипом кандидата.

В пикете Вы действуете втроем. Один работает с мегафоном, другие в это время собирают подписи и отвечают на вопросы подошедших к пикету граждан, записывают в рабочую тетрадь поступающие от них предложения и пожелания. Очень важно хорошо расположить портрет кандидата - высоко, чтобы его отовсюду было видно. При наличии в месте пикета людей мегафон должен звучать постоянно. К работе с мегафоном надо привыкнуть, говорить в него надо отчетливо, отделяя слово от слова. Поначалу лучше пользоваться шпаргалками. Скоро Вы привыкните к мегафону, заучите текст, и шпаргалки Вам вряд ли потребуются.

Очень важно: Категорически недопустимо призывать людей голосовать за нашего кандидата! Вы призываете поставить подпись в поддержку выдвижения его кандидатом в депутаты. Это принципиально разные вещи. За преждевременную агитацию нас могут снять с дистанции*.

___________________

Инструкция написана до принятия последних поправок к Закону «Об основных гарантиях избирательных прав…» - тогда агитация во время сбора подписей была запрещена.

Поскольку формальным поводом выставления пикета является сбор подписей, Вы должны хорошо знать правила сбора подписей. Соответствующая инструкция прилагается.

Пикет в местах скопления людей должен располагаться так, чтобы не мешать посадке в общественный транспорт, не загораживать проходы, т.е. чтобы не причинять неудобства людям. В то же время Вы не должны вещать издалека. Надо быть рядом с людьми, чтобы они могли задать вам вопросы, чтобы им был виден портрет кандидата, чтобы они хорошо слышали Вас. Имейте, однако, в виду, что мегафон часто воспринимается с раздражением. Поэтому находите такую точку стояния, чтобы мегафон не оглушал людей.

В общении с людьми старайтесь быть мягким, доброжелательным, и даже если собеседники вызывают у Вас раздражение, не проявляйте его. Если Вас явно оскорбляют, не надо отвечать в духе "сам дурак". Тут лучше "не услышать", чем обострять ситуацию.

Пикетчики должны быть готовы к любым неожиданностям, например, к агрессивному отношению со стороны людей, находящихся в плохом настроении, в подпитии и пр. Нельзя исключать хулиганских выходок молодежи. Во всех подобных случаях надо проявлять выдержку и не поддаваться на провокации. Если почувствуете, что напряжение растет, лучше временно покинуть пост и вернуться на место после того, как возмутители спокойствия уйдут. Если ситуация не "рассасывается" - связывайтесь со штабом для получения инструкции.

Надо быть готовым (особенно в первые дни работы) и к негативному отношению со стороны милиции, пока она не привыкнет к Вашему присутствию. Если милиция будет настаивать на прекращении работы пикета, подчинитесь, но при этом поинтересуйтесь фамилиями милиционеров и номером отделения милиции. После этого обязательно свяжитесь со штабом для получения инструкции.

Место и время выставления пикета оговаривается при получении задания в штабе. Менять их, не предупредив штаб, нельзя. Обо всех экстренных изменениях места и времени работы извещайте штаб.

8.2.3. РЕЧЕВКИ ДЛЯ ПИКЕТА. ПЕРВАЯ ВОЛНА

(Выборы в Псковское областное Собрание депутатов, 2002)

1.

Внимание!

Здесь работает пикет по сбору подписей в поддержку выдвижения кандидатом в депутаты Псковского областного собрания МАТВЕЕВА Дмитрия Викторовича.

Дмитрий МАТВЕЕВ - Председатель директоров Великолукского молочного комбината. Он умелый хозяйственник, сильный руководитель. Он сумел за два года перевести комбинат из состояния депрессии в состояние стабильности и успеха.

Трудовой коллектив комбината уважает и ценит своего руководителя. 25 января на общем собрании коллектива принято решение обратиться к жителям Великих Лук с призывом поддержать выдвижение Дмитрия МАТВЕЕВА кандидатом в депутаты Областного собрания.

Земляки! Мы призываем Вас откликнуться на просьбу рабочих и служащих комбината!

Подходите к нам, поставьте свои подписи в поддержку выдвижения Дмитрия МАТВЕЕВА!

2.

Уважаемые великолучане!

25 января общее собрание трудового коллектива молочного комбината единогласно приняло обращение к жителям города с просьбой поддержать выдвижение кандидатом в депутаты руководителя комбината Дмитрия МАТВЕЕВА

Вот выдержка из этого обращения.

МАТВЕЕВ – сильный руководитель.

Всего два года он возглавляет Совет директоров нашего комбината. Но как преобразился комбинат за это время! У нас словно открылось второе дыхание. Лежавшее с начала перестройки на боку, наше предприятие твердо стало на ноги. В два с половиной раза возросло число работающих, более чем втрое увеличилось производство. Существенно поднялась наша зарплата, которая теперь выплачивается регулярно, без всяких задержек.

Сегодня благодаря Дмитрию МАТВЕЕВУ наш комбинат растет и развивается. Закупается новое оборудование, расширяется ассортимент, растет качество продукции - сегодня она востребована не только на Псковщине, но и далеко за её пределами.

У нас появилось главное – твердая надежда на будущее.

Полный текст обращения трудового коллектива молочного комбината Вы можете прочитать на нашем информационном стенде.

Мы призываем Вас откликнуться на просьбу рабочих и служащих комбината!

Подходите к нам,поставьте свои подписи в поддержку выдвижения Дмитрия МАТВЕЕВА !

3.

Уважаемые жители Великих Лук!

Мы собираем подписи в поддержку выдвижения кандидатом в депутаты Псковского областного собрания МАТВЕЕВА Дмитрия Викторовича.

Дмитрию МАТВЕЕВУ всего 31 год. Но несмотря на молодость, он снискал себе славу умелого хозяйственника и сильного руководителя. Два года назад он возглавил молочный комбинат. И комбинат из убыточного и постоянно простаивающего превратился в стабильно работающее предприятие. Сегодня он входит в пятерку лучших предприятий отрасли в Северо-Западном регионе.

Корни Дмитрия МАТВЕЕВА - в Великих Луках. И помыслы на будущее связаны с нашим славным городом.

Трудовой коллектив молочного комбината единодушно поддержал выдвижение Дмитрия МАТВЕЕВА кандидатом в депутаты Областного собрания. Рабочие и служащие комбината обратились к жителям нашего города с призывом поставить свои подписи в поддержку выдвижения МАТВЕЕВА.

Мы призываем Вас откликнуться на призыв рабочих и служащих комбината!

Подходите к нам,поставьте свои подписи в поддержку выдвижения Дмитрия МАТВЕЕВА !

4.

Уважаемые великолучане!

25 января общее собрание трудового коллектива молочного комбината единогласно приняло обращение к жителям Великих Лук с просьбой поддержать выдвижение кандидатом в депутаты руководителя комбината Дмитрия МАТВЕЕВА.

Вот выдержка из этого обращения.

МАТВЕЕВ - человек, который нужен сегодня в Областном Собрании.

Чтобы изменить жизнь в нашей области к лучшему, нужно изменить власть. Дать дорогу новому поколению: людям энергичным, умным, сильным; со свежим взглядом.

Там, где за дело берется МАТВЕЕВ, отступают бедность и безработица. И если кто-то и может победить этих наших самых страшных врагов – то только такие люди, как МАТВЕЕВ. Он умеет добиваться успеха, УМЕЕТ ПОБЕЖДАТЬ.

Коллектив Великолукского молочного комбината считает, что именно такие люди, как Дмитрий Викторович МАТВЕЕВ должны представлять наши интересы в законодательных органах власти.

Полный текст обращения трудового коллектива молочного комбината Вы можете прочитать на нашем информационном стенде

Мы призываем Вас откликнуться на просьбу рабочих и служащих комбината!

Подходите к нам, поставьте свои подписи в поддержку выдвижения Дмитрия МАТВЕЕВА!

5.

Внимание!

Здесь работает пикет по сбору подписей в поддержку выдвижения кандидатом в депутаты Псковского областного собрания МАТВЕЕВА Дмитрия Викторовича.

Дмитрий МАТВЕЕВ - Председатель директоров Великолукского молочного комбината. Его выдвижение единодушно поддержал трудовой коллектив комбината. И призвал это сделать всех нас, великолучан.

Почему? Да потому что люди видят, что Матвеев заботится не только о расширении производства, но и о тех, кто работает на комбинате. Открыта новая столовая для рабочих, в которой обед стоит всего 6 рублей. Решена проблема с бесплатной доставкой людей на работу в вечернее время. Путевки в санатории и летние детские лагеря работники комбината получают тоже по льготным ценам.

Еще два года назад ничего этого не было. Еще два года назад люди месяцами сидели без зарплаты.

А сегодня у них появилась надежда на хорошее будущее. И они связывают эту надежду со своим директором – с Дмитрием МАТВЕВЫМ.

Мы призываем Вас откликнуться на призыв рабочих и служащих комбината!

Подходите к нам, поставьте свои подписи в поддержку выдвижения Дмитрия МАТВЕЕВА!

6.

Внимание!

Мы собираем подписи в поддержку выдвижения кандидатом в депутаты Псковского областного собрания МАТВЕЕВА Дмитрия Викторовича.

Дмитрий МАТВЕЕВ молод. Ему всего 31 год. Короткая, но емкая биография. Всего несколько строк в трудовой книжке. Последняя запись в ней самая для него важная - Председатель директоров Великолукского молочного комбината.

В качестве руководителя комбината Дмитрий МАТВЕЕВ много сделал, чтобы вывести комбинат из затяжного кризиса. Сегодня люди забыли, что такое не получить зарплату вовремя. И сама зарплата стала значительно больше. Производство растет. Продукция молочного комбината пользуется спросом не только в области, но и далеко за её пределами.

Дмитрий МАТВЕЕВ выдвигается как независимый кандидат. Он не заручился поддержкой ни одной из партий. Но у него есть более существенная поддержка – поддержка большого трудового коллектива комбината.

25 января трудовой коллектив единодушно одобрил выдвижение Дмитрия МАТВЕЕВА кандидатом в депутаты Областного собрания. И обратился к жителям нашего города с обращением.

Полный текст обращения размещен на нашем информационном стенде.

Откликнемся на призыв рабочих и служащих комбината!

Поставим свои подписи в поддержку выдвижения Дмитрия МАТВЕЕВА!

8. 2. 4. ИНФОРМАЦИЯ О ПРЕДВЫБОРНОЙ СИТУАЦИИ И КАНДИДАТЕ

В помощь пикетчикам. Первая волна

(Выборы в Псковское областное Собрание депутатов, 2002)

31 марта в городе пройдут выборы в Великолукскую городскую Думу и в Псковское областное собрание.

В городскую Думу будет избрано 15 депутатов, и все они будут избираться по одномандатным округам.

По более сложной схеме пройдут выборы в Областное собрание. Всего по области будет избрано 33 депутата.

Часть из них, а именно 22 депутата, будут избираться по одномандатным округам. В нашем городе 3 одномандатных округа - №№ 7,8 и 9. Соответственно великолучанам предстоит избрать в областное собрание три депутата-одномандатника.

Еще 11 депутатских мест в областном собрании будет избираться по партийным спискам. Каждому избирателю вручат бюллетень со списком партий, и он выберет одну из них. Партии-победительницы поделят между собой 11 мест в Областном собрании.

Таким образом, каждый избиратель получит в день выборов по три бюллетеня:

а) по выборам в гордуму,

б) по выборам депутата-одномандатника в Областное собрание,

в) по выборам депутатов по партийным спискам в Областное собрание.

Мы работаем в одномандатном округе № 7 по выборам в Областное собрание. На сегодняшний день нашими соперниками являются действующий депутат Облсобрания ШУЛАЕВ и предприниматель МАКСИМОВ.

Наш кандидат – Дмитрий Викторович МАТВЕЕВ – самый молодой из них. Ему всего 31 год. Родители – великолучане. Отец – известный в городе человек, бывший учитель пения, руководитель городского хора ветеранов. Мать – врач-стоматолог.

Биография у нашего кандидата совсем короткая: 8 классов, суворовское училище, танковое высшее училище, которое не удалось закончить из-за начавшегося развала СССР.

После демобилизации работал кровельщиком, потом организовал свое первое дело – кооператив по пошиву спортивной одежды.

Было еще несколько удачных попыток предпринимательства. А два года назад

Д. МАТВЕЕВ встал у руля пришедшего в упадок Великолукского молочного комбината (приобрел в собственность). Комбинат постоянно простаивал, рабочие подолгу не получали зарплаты, объем производства был близок к нулю.

За два года многое на комбинате изменилось. Производство пошло в гору, люди стали прилично зарабатывать и получать зарплату регулярно и в срок. Сегодня комбинат входит в пятерку лучших предприятий отрасли Северо-Западного региона. Его продукция пользуется спросом не только на Псковщине, но и далеко за ее пределами.

Д.В.МАТВЕЕВ открыл для рабочих комбината новую столовую, обед в которой обходится всего в 6 рублей (остальное оплачивает комбинат). В вечернее время организована бесплатная доставка рабочих на комбинат автобусами комбината. Для работников комбината приобретаются путевки в санатории, отправка детей в летние оздоровительные лагеря тоже оплачивается за счет средств комбината.

Д.В.МАТВЕЕВ - рачительный и дальновидный хозяин. Часть прибыли он вкладывает в развитие сельских предприятий-смежников. Начал реализацию проекта по созданию собственного крупного стада. Все эти меры помогут обеспечить стабильные поставки молока на комбинат. А значит, комбинату не грозят простои, а значит, его работники могут не волноваться за завтрашний день.

МАТВЕЕВ заканчивает заочное отделение Сельскохозяйственной академии.

Женат. Имеет двух детей – сына и дочь.

8.2.5. ВЕДОМОСТЬ НА ОПЛАТУ ПИКЕТЧИКОВ

(Выборы в Псковское областное Собрание депутатов, 2002)

Сюда табл. № 19

8.2.6. ЧЕРТЕЖ СТОЙКИ-ШТАТИВА ДЛЯ ПИКЕТА

Сюда табл. № 20

Глава 9.

ЛИСТОВОЧНАЯ КАМПАНИЯ. РАССЫЛКА И РАЗНОСКА АГИТАЦИОННЫХ МАТЕРИАЛОВ

9.1. ВВЕДЕНИЕ В ТЕМУ

9.1.1. Агитационная листовка и листовочный ряд избирательной кампании

Пожалуй, ни одна избирательная кампания в столице не обходится без того, чтобы мне в почтовый ящик не засунули десяток листовок и писем с обращениями разных кандидатов.

Признаюсь, с 1993 г. я коллекционирую эти листовки и письма, точно так же как раньше коллекционировал винно-водочные этикетки с бутылок, и у меня их уже более пяти тысяч штук.

Что же такое агитационная листовка? Какова её роль в избирательной кампании? Какова технология работы с листовкой? Давайте немного поговорим на эту тему.

Наполеон называл артиллерию богом войны. Артиллерийский снаряд он считал самым весомым аргументом в споре с противником.

Бронебойным снарядом избирательной кампании является агитационная листовка. Этот снаряд из маленькой бумажки способен пробить брешь в любой самой толстой бетонной стене информационной блокады. Если административный ресурс работает против вас, подходы к СМИ вам плотно перекроют. А вот поставить у каждого почтового ящика по милиционеру не сможет даже самый крутой губернатор или мэр.

Но и в комфортных условиях ведения избирательной кампании агитационная листовка – самый простой, самый дешевый и одновременно самый надежный способ точечно «коснуться» избирателя. Это - основное коммуникативное средство, используемое на оргмассовом направлении избирательной кампании.

Артиллерийский снаряд не полетит, не поразит и не там взорвется, если он сделан плохо. От плохой листовки тоже толку мало. Более того, плохой листовкой можно здорово себе навредить. Поэтому листовка должна быть только хорошей.

Без преувеличения скажу: производство агитационной листовки – большое искусство. И судя по моей коллекции листовок, владеют этим искусством единицы.

Хотите знать, почему? Отнюдь не потому, что выборы делают люди сплошь бесталанные. Нет. Объяснение я вижу в другом. Просто листовочный жанр у нас не в почете. Вроде как несерьёзное занятие для серьёзной пишущей братии. Вот и берется за изготовление листовок кто попало, каждый студент-недоучка, отсюда и смотреть не на что. Отдуваться же приходиться избирателю, который вынужден читать всю эту белиберду и плеваться.

Нельзя посылать агитатора ходить от двери к двери с плохой листовкой, нельзя поздравлять избирателя с 23 февраля или с 8 марта дежурными фразами, нельзя в листовке последнего дня призывать проголосовать за кандидата, не приведя убедительных тезисов общности кандидата и избирателя. Нельзя демонстрировать своё неуважение к избирателю!

Агитационная листовка тоже требует к себе уважительного отношения. Причем, на всех стадиях отработки листовочного жанра, начиная с дальних подступов к избирательной кампании.

Уже на стадии проектирования кампании впервые продумывается так называемый листовочный ряд, т.е. определяется номенклатура основных листовок, плакатов и других печатных агитационных материалов + последовательность их подачи избирателю + тираж по каждому виду агитационной продукции. На этой основе агитационно-рекламной группе дается задание на разработку листовок, в котором на каждую из них дается краткая аннотация

В качестве примера приведу таблицу с таким заданием, составленную в 1999 г. на выборах депутатов Государственной Думы РФ. Москва,1999.

Сюда табл. № 21. Если это будет не здесь, а чуть ниже, сослаться на стр.

В приведенной таблице отражен стандартный листовочный ряд, который выстроен по принципу цепочки и который можно использовать в большинстве избирательных кампаний мелкого и среднего масштаба. А шесть листовок из этого ряда, в частности, листовки представительскую (позиция 1), от «слонов» (2), предваряющую акцию «От двери к двери» (5), программную (6), благодарственное письмо кандидата (12) и листовку последнего дня (14) можно рекомендовать в качестве универсальных, пригодных для любой кампании.

Я знаю команды, которые строят свой листовочный ряд по другому стандарту, с такой, например, последовательностью листовочных тем: 1. Кто я? Зачем я иду во власть?. 2. Что я предлагаю? 3. Почему я предпочтительнее других?

Есть и другие стандарты листовочного ряда.

В любом случае листовочный стандарт предполагает определенную логику подачи агитационных материалов. Какой из них применить - определяет менеджер кампании, исходя из опыта и собственных пристрастий, с учетом условий, в которых протекает кампания.

Изготовление агитационных материалов, в том числе и листовок, проходит две стадии и на каждой стадии этим должны заниматься специалисты.

Первый этап – написание текста агитационного материала и его предварительное макетирование. Лучше, когда это делают люди, тонко чувствующие слово в силу своей профессии – писатель, журналист, редактор. На профессиональном сленге такие специалисты именуются текстовиками.

Желательно иметь текстовика в составе штаба кандидата. Привлечение постороннего текстовика часто себя не оправдывает. Дело в том, что правило «намагничивания» команды целиком относится и к текстовикам. Человека, появляющегося в штабе от случая к случаю, не «намагнитить», его трудно настроить на волну кандидата. А это, как показывает практика, чревато тем, что вместо эксклюзива текстовик выдаст некий навязший в зубах штамп.

Второй этап - создание макета агитационного материала. Вчерне это может сделать текстовик. Но окончательный макет, в том числе в цвете, лучше поручать профессионалу – техническому редактору, специалисту по компьютерной верстке.

Тиражная политика в отношении агитационных материалов должна учитывать потребности всех направлений оргмассовой работы. Нельзя забывать, что помимо основных агитаторов эти материалы активно реализуются в пикетах и на встречах с избирателями, и что для эффективной работы локальных агитаторов эти материалы крайне важны. Абсолютно не допустимо, если пикетчики или бригада обеспечения встреч не снабжены достаточным количеством так называемого раздаточного материала. Это чревато провалом локальных программ кампании. Поэтому в планировании тиражей агитационных материалов должны учитываться интересы руководителей всех агитационных направлений, а не только тех, кто отвечает за работу участковых и маршрутных агитаторов. Не стоит об этом забывать.

9.1.2. Виды листовок

Я не собираюсь давать наукообразную классификацию листовок, выдумывая названия классов и объясняя затем, что я имел в виду. Пусть этим занимаются яйцеголовые умники, делающие на этой теме диссертации. Может, кому-то будет интересно. Мне не интересно. Поэтому я просто перечислю листовки, с которыми мне приходилось иметь дело.

Значительную часть видов агитационных листовок я только что перечислил – в таблице с заданием на разработку агитационных материалов. Полагаю, что классификационными признаками, по которым эти листовки различаются между собой, являются их содержание, форма, адресность и пр.

Итак, по жанру листовка может быть представительской (в т.ч. от «слонов»), программной, последнего дня, рукопожатной и т.д.

По форме листовки можно разделить на классические, буклеты, листовки-календарики, листовки-расписания, письма-обращения и пр.

В последнее время широкое распространение получили так называемые информационные бюллетени (материалы). Фактически это листовка газетного формата. Или газета со статусом листовки. Как хотите.

Можно сделать один или два номера бюллетеня. А можно наладить их регулярный выпуск на весь период избирательной кампании. Очень удобная вещь, особенно для кандидатов, которых под давлением административного ресурса не пускают в местные СМИ, или у которых скромные финансовые возможности – получается дешевая самиздатовская газета.

Есть листовки персональные, а есть «многомордники». Последние представляют сразу нескольких кандидатов, например, идущих по партийному списку в многомандатном округе.

Есть листовки, предназначенные для раздачи избирателям, а есть листовки, предназначенные для расклейки. К последним относятся «мульки» – маленькие (А-5) очень яркие листовки-пятна с минимумом информации: фамилия кандидата и слоган.

Сюда же следует отнести и стикеры – листовки на клейкой основе, обычно размещаемые в общественном транспорте.

Встречаются и совсем необычные формы листовок.

На каком-то из сайтов, выходящих с участием известного питерского политтехнолога С.Фаера, прочитал о том, как на последних выборах сочинского мэра штаб И.Никишиной, которым руководил питерец, наладил производство экзотических листовок: одну - в форме ученической шпаргалки-гармошки, другую – в виде периодичной мини-газеты «Газетка» формата почтовой открытки. Там же говорилось об агитках, которые печатались во время выборов губернатора Ленинградской области штабом В.Зубкова на этикетках спичечных коробков. По замыслу авторов идеи эти необычные агитационные материалы должны были привлечь внимание избирателей к кандидатам. Видимо, не привлекли, потому что оба кандидата проиграли.

Что ж, не всякая гениальная идея сразу воплощается в жизнь. Но у её авторов еще всё впереди. Полагаю, что если в качестве бесплатного приложения к агитационному спичечному коробку в следующий раз тризобретели (так именуют себя авторы сайта) будут вручать покупателям спичек-агиток увеличительную линзу, успех на выборах будет обеспечен.

О других оригинальных листовках.

На губернаторских выборах в Нижнем в 2001 г. кандидат Д. Савельев использовал, например, в качестве листовки печатный оттиск 500-рулевой купюры.

На президентских выборах 2000 г. кандидат С.Говорухин рассылал свою листовку-обращение в виде почтовой авиаоткрытки. Все реквизиты адресной стороны открытки были удачно заменены на агитационные фрагменты. Вместо обычной картинки на конверте была помещена фотография кандидата, под ней, в разметочной сетке для обозначения почтового индекса отправителя, стояла дата выборов, на марке в правом верхнем углу открытки значилось «№ 1» (Говорухин шел в списке под этим номером). Но самую большую агитационную нагрузку несло заполнение адресных граф «куда-кому». Судите сами.

Куда пойдет Россия завтра

зависит от того,

Кому вы сегодня отдадите

свой голос

Оригинально, не правда ли?

Какая листовка важнее – та, которую доставляют непосредственно избирателю, или та, которую клеят на двери подъезда (на столбе)? Безусловно, первая. Именно её я имел в виду, говоря о бронебойном снаряде агитации.

Что касается листовок (и плакатов тоже), предназначенных для расклейки, то их значение как средства агитационного воздействия на избирателя я оцениваю не очень высоко. По крайней мере, лично на меня они не воздействуют никак. Я вообще никогда не читаю того, что пишут на заборах.

Возможно, я не прав. Ведь коль есть мастера заборной и наскальной живописи (чему масса свидетельств), значит, должны быть и почитатели этого творчества. А раз так - значит, это кому-то нужно, и заборы надо обклеивать агитационно-полиграфической продукций.

Тем не менее, то гнусное явление периода выборных кампаний, которое именуется листовочной войной или листовочной экспансией, касается преимущественно клеящихся листовок. Но об этом мы поговорим в Части третьей книги, в главе о листовочных войнах.

9.2. ДОСТАВКА (РАССЫЛКА И РАЗНОСКА) АГИТАЦИОННЫХ МАТЕРИАЛОВ

Абсолютное большинство листовок из моей коллекции попали ко мне в почтовый ящик в результате так называемой сплошной (безадресной) доставки. Это листовки, буклеты, календарики и прочая полиграфическая продукция.

И лишь полтора десятка материалов – это продукт адресной доставки. Все эти материалы сплошь – письменные обращения кандидатов или лидеров партийных списков ко мне или к членам моей семьи. Последнее датировано летом 2001 г. Симпатичный кандидат в депутаты Государственной Думы В.Груздев благодарил мою жену за поддержку. Правда, ни в какой форме никакой поддержки она ему не оказывала, но все равно приятно. Жаль только, что вполне благозвучную фамилию «Полуэктова» отправители письма переделали на «Пожуктова» - сразу видно, что подписи Груздеву «рисовали» с рукописной базы.

Итак, существует два вида доставки агитационных материалов домой избирателям: сплошная и адресная.

Сплошная доставка – это когда агитационная листовка идет в каждый почтовый ящик избирательного округа. Или точнее – когда листовка должна идти в каждый почтовый ящик. Очень часто, как я уже говорил в начале книги, вместо почтовых ящиков листовки в массовом порядке оказываются брошенными в подъездах на подоконник или пол, а то и того хуже - в мусорные контейнеры.

Далеко не всегда тиражи массовых листовок расходятся по назначению. Виноваты в этом не только недобросовестные агитаторы. Иногда по недомыслию тиражи губят люди, которые стоят у руля избирательной кампании.

■ В начале книги я упомянул о случае, когда из-за непродуманной тиражной политики заезжей команды пиарщиков, набранные и оплаченные участковые агитаторы простаивали, в результате чего компания весьма перспективного кандидата была проиграна.

Беда команды заключалась в том, что в ней были грамотные социологи, аналитики и рекламщики, но не было опытных полевиков. Как и полагается социологам, они расчленили электорат на сегменты, выявили закономерности, определяющие поведение в каждом сегменте, и затем разработали и растиражировали листовки по основным сегментам в отдельности. Отдельно для старшего поколения и для молодых, отдельно для бедных и для богатых, отдельно для работяг и для интеллигенции, и т. д. В общем, точно в соответствии с рекомендациями из американских пособий по выборам.

Общий тираж листовок раза в два перекрывал число избирателей. Но поступали листовки к агитаторам «сегментными» группами. Другими словами это была агитационная продукция, предназначенная для адресной рассылки. А соответствующие адресные базы отсутствовали, и агитаторы, ошалевшие от невыполнимой задачи работать по сегментам, стали действовать по наитию, чисто умозрительно определяя, где преимущественно обитает электорат того или иного сегмента. На самом же деле, они пошли кругами по наиболее удобным для них адресам. В результате вся агитационно-листовочная продукция оказались вброшенной примерно в половину почтовых ящиков округа. В другую половину не попало ничего.

Вышло по Черномырдину: хотели как лучше, а получилось как всегда. Выделить-то сегменты выделили, но как «достать» отсегментированных? Это в Америке, может, нет проблем с получением информации об избирателях – там в базах о них все можно узнать – от партийных пристрастий до размера обуви. А у нас адресные базы под семью замками, и даже в самой выборной-перевыборной базе – ГАС-«Выборы» кроме адреса выудишь разве что пол да год рождения. Вот и все сегменты. ■

Одним словом, когда умные ребята ваяют вам проект избирательной кампании и там присутствует социология с разбивкой электората на сегменты, а у вас нет возможностей Жириновского обращаться каждый день с экрана к разным сегментам, спросите разработчиков проекта: а что мне дальше с этими сегментами делать? Пусть подскажут.

Не стоит платить за социологию «вообще». Заказывайте только ту социологию, которая потребуется в разработке вашей избирательной стратегии, чтобы понять, в каком образе вас подавать избирателю. А всё остальное …Какой толк, например, в том, что заплатив социологам пару тысяч баксов, вы узнали, что люди с разным уровнем дохода относятся к вам по-разному: вы нравитесь 17% из тех, кто получает зарплату до полутора тысяч рублей, 20% - из тех, кто 2 500, 10% - из тех, у кого зарплата 5 000, и т.д. Ну и что? Что дальше-то?

Поэтому, когда я читаю пассажи наших отечественных теоретиков о том, что основным принципом предвыборной агитации является «не допустить рассеивания агитационной концепции», (П.Гладков, О.Кудинов. Как стать губернатором. Москва, 2000. с.172), что главная задача избирательной пропаганды заключается в том, чтобы «обеспечить дифференцированный подход к различным группам избирателей» (А.И.Ковлер. Избирательные технологии. Российский и зарубежный опыт. Москва, 1995. с. 81), мне становится и смешно, и грустно одновременно.

Ребята, вы где живете? Для кого пишете? Для американцев? Но они это лучше вас знают и делают. Для нас? … Неужели не понятно, что применительно к нынешним российским условиям теория сегментации электората звучит так же убедительно, как теория непорочного зачатия девы Марии. По крайней мере, в части возможностей её использования для производства и распространения агитационных материалов. Может быть, лет через десять и наши избирательные технологии будут так же прочно завязаны на адресные базы, как американские, но пока агитационная концепция все равно «рассеивается», и ничего трагического в этом нет. Ну, зачем горевать младенцу, что борода не растет. Вырастет, дай только срок.

Кстати, сами американские специалисты дают очень осторожные прогнозы в части использования адресной предвыборной агитации в странах, где базы данных на избирателей недоступны или где почтовая система оставляет желать лучшего, утверждая, в частности, что безукоризненно действующая в США система директмейла в этих странах совершенно неэффективна. Вот так. Издалека видно, а вблизи туман.

(Источник: Справочник по политическому консультированию/ Под ред. проф. Дэвида Д. Перлматтера: Пер. с англ. – М, 2002, с. 47.)

Ладно, возвращаемся к теме.

Адресная доставка агитационных материалов - это когда эти материалы адресованы конкретным избирателям, т.е. когда листовка или письмо-обращение кандидата упаковано в конверт, на котором написаны все необходимые почтовые реквизиты получателя.

Тиражи адресного письма определяются наличием и характером соответствующей адресной базы, задачами планируемого агитационного воздействия на избирателей.

В номинации адресного письма в российской избирательной практике чаще всего встречается так называемое благодарственное письмо кандидата, обращенное к тем, кто в период подписной кампании поставил свой автограф в подписных листах. Тираж письма обусловлен количеством собранных подписей.

На втором месте - послания различным возрастным категориям электората. В этих письмах кандидат (обычно от партии власти), уповая на некую неизвестно откуда взявшуюся общность с избирателем, призывает: поддержите меня на выборах! Обычно в таких случаях используется ГАС-выборная база, отфильтрованная с помощью специальных компьютерных программ по возрастам. Суммарный тираж «возрастных» писем обычно равен объему всего массива ГАС-выборной базы.

На третьем месте - поздравления с государственными и ведомственными праздниками. Тут могут быть использованы ГАС-выборная база, база пенсионного фонда, списки ветеранов, списки членов общественных организаций и пр. – все зависит от того, какой грядет праздник, кого предстоит поздравлять.

И, наконец, на последнем месте - так называемые проблемные обращения кандидата. Обозначив какую-то важную для избирателей округа проблему, кандидат призывает их вместе бороться за её решение. Некоторые пиаровские фирмы иногда специально создают проблему, чтобы затем навалиться на неё всем миром. Незадолго до обращения кандидата организуется сбор подписей среди жителей округа с требованием немедленно решить данную проблему. Подписные листы служат адресной базой обращения, определяют его тираж.

Существует авторитетное мнение, что адресное письмо на порядок эффективнее безадресной листовки. Я бы пока не стал утверждать это столь категорично.

Во-первых, я не верю, что кто-то в нашей стране проводил какие-либо исследования на этот счет. Раз не проводили, зачем утверждать? По крайней мере, насчет того, что на порядок.

А во-вторых, сила агитационного воздействия все же не в конверте, не в обёртке, а в убедительности самого агитационного послания. Это у американцев упаковка важнее. Мы к этому только привыкаем.

Поэтому я подкорректировал бы вышеупомянутое авторитетное мнение таким образом: при прочих равных адресное письмо имеет определенное преимущество перед безадресной листовкой.

В чем же преимущество? И есть ли оно вообще?

Есть. И это легко доказать.

Вот Вы идете по улице, а сзади крик: «Эй, ты там! Аллё!». Обернетесь? Не знаете? Ну, в общем, если и обернетесь, то Вам будет неприятно. А вот если сзади Вас окликнут по имени-отчеству, Вы этой неловкости не почувствуете.

Так и с адресным письмом. Вытащил человек из почтового ящика листовку, увидел, что это такое - и сразу выбросил. Заклеенный же конверт, на котором обозначены его фамилия, имя и отчество, хотя бы до квартиры донесет.

Теперь несколько слов о том, как, в каком порядке распространять адресные агитационные материалы.

Тут вроде все понятно, чего об этом говорить?

Но вот в книге коллеги О.П.Кудинова «Основы организации и проведения избирательных кампаний в регионах России» (Калининград, 2000), представленной в аннотации как первый в России учебник по проведению избирательных кампаний, на стр. 374 читаю такие рекомендации (цитирую):

«Обычно каждому избирателю письмо не посылается. Необходимо, чтобы одно попало в семью или хотя бы на одну лестничную клетку (выделено мной – В.П.). Соседи будут обмениваться мнениями между собой, и нужная информация будет доведена до избирателей. Обычно считается, что для городского избирательного округа охват прямой рассылкой 20% избирателей вполне достаточен. Однако всегда надо учитывать местные особенности, которые могут скорректировать эти цифры.

Хорошим способом почтовой рассылки может быть рассылка писем по специальному графику так, чтобы соседи и коллеги получали схожие по содержанию письма не одновременно, а в промежутки времени с лагом 3-5 дней. Такой способ рассылки «со сдвигом» (выделено мной – В.П.) стимулирует неформальные коммуникации между людьми, вызывает повышенный интерес к ожидаемому сообщению».

Я призываю своего читателя не относиться серьёзно к этим и подобным рекомендациям. Уж больно они мудрёные. Как, например, добиться того, чтобы «хотя бы на одну лестничную клетку»? Ведь для этого как минимум надо иметь список всех лестничных клеток с привязкой квартир. Думаю, что даже в Америке до этого пока не дошли. Далее, что за лаги-слеги? Что за неформальные коммуникации, когда речь идет о соседях?

Предостерегаю читателя: если вдруг вздумаете выполнить рекомендацию насчет 20-процентного охвата, проиграете точно.

В общем, я не очень понял рекомендаций коллеги. Единственно, что я точно усвоил из процитированного, так этот то, что нам предлагается необычный способ адресной рассылки, как выразился сам автор предложения, - «со сдвигом». С этого бы и начинал. Сразу все понятно.

Если серьёзно, то никаких сдвигов не надо. И не надо рассчитывать, что избиратель, получив послание кандидата, тут же выскочит на лестничную клетку и забарабанит в дверь соседу: смотри, мол, чем меня кандидат удостоил. А тебя чем?

А если совсем серьёзно, то по законам жанра, в каждую (!) семью, в каждый (!) почтовый ящик должно попасть не менее трех агитационных материалов кандидата. Не обязательно адресных, массовая рассылка тоже сгодится. Но не менее трех листовок и обращений! Но в каждую семью! При серьезной конкуренции без этого рассчитывать на победу не приходится.

Давайте представим, как нормальный избиратель среагирует на предвыборные листовки нулевого кандидата Семенова.

Из первой листовки, даже если он её сразу не выбросит, избиратель мало чего запомнит, если фамилию кандидата – то очень смутно. А вы запомните? От второй слегка поморщится – вроде опять та же фамилия! Третья - скорее всего вызовет раздражение: ну, достал этот Семенов! От четвертой натурально затошнит. Но именно это и требуется. Дело сделано: фамилия Семенов прочно вбита в подсознание избирателя! И ассоциируется она с настырностью, с настойчивостью, с желанием победить. Главное, чтобы содержание листовок не было очень тупым.

Плохо ли для Семенова то, что его нахальство стало раздражать избирателя? Не факт, скорее наоборот. Когда в день выборов избиратель встанет в раздумье у официального стенда с портретами кандидатов, фамилия Семенов скорее всего будет восприниматься им совсем по-другому: из пяти кандидатов только этот парень по-настоящему боролся, только он показал, что хочет и может работать. А остальные лишь раз сунули свои блеклые листовки в ящик. Как боролись, так и работать будут. За Семенова!

Впрочем, об этом я уже говорил, когда раскрывал правило семи касаний. Но тут нелишне и повториться.

9. 3. АДРЕСНЫЕ БАЗЫ: ГДЕ ДОБЫТЬ И КАК ИСПОЛЬЗОВАТЬ ?

9.3.1. Перспективы использования

Когда у кандидата есть возможность обращаться к каждому избирателю по имени-отчеству, лучше так и делать. А иногда это просто необходимо, например, когда кандидат решил в письменной форме поблагодарить своих потенциальных сторонников, в частности, тех, кто попал в агитационную орбиту кандидата.

Бесспорно, если подходить с умом, из адресной базы можно выжать и побольше, чем имя и отчество избирателя. И здесь есть чему поучиться у американцев. Там ведение адресных баз – прибыльный бизнес, и на каждого человека, попавшего хотя бы раз в избирательную орбиту, заводится досье, что тебе в нашем вытрезвителе: где, когда и сколько, кому, кого и зачем.

У нас же пока ведение адресных баз – дело новое. И вообще, мало кто из кандидатов берется сегодня за адресную рассылку своих агитматериалов. Причина здесь не только в том, что затраты на адресное обращение гораздо существеннее, чем на массовую листовку. В демократической России, точно так же как и в России коммунистической, все адресные базы, как я уже говорил, под семью замками, и добыть их, если вы не побеспокоились об этом заранее, в период предвыборной кампании, задачка, скажу вам, не из легких.

Поэтому если вы собрались двинуться во власть, побеспокойтесь заранее о приобретении адресной базы избирателей. Если за год до выборов база обойдется вам в 5 копеек за строчку, то в период выборной кампании – не менее рубля. Если речь идет о госдумовском округе в полмиллиона избирателей, разница получается огромная. Посчитайте. Не правда ли, есть смысл пошевелиться заранее?

Проблемы, связанные с использованием адресных баз в избирательной кампании, все же имеют перспективу, и будет правильно хотя бы вкратце остановиться на них.

Наличие адресных баз в арсенале избирательного штаба кандидата создает благоприятные условия не только для адресного агитационного воздействия на избирателей. Это облегчает планирование полевого направления кампании, контроль за работой агитаторов. Поэтому работу с адресными базами данных целесообразно выделять отдельной строкой в плане-графике кампании.

9.3.1. Адресные базы: универсальные и локальные

На уровне регионов и муниципальных образований существует немало источников, содержащих сведения адресного характера. Часть их носит универсальный характер, т.е. они содержат сведения обо всех электоральных группах. Другая часть источников – это локальные базы, отражающие информацию о той или иной электоральной группе.

Если подходить к делу профессионально, то адресная база любой электоральной группы, привязанной к округу, не будет лишней. Скажем, если вы хотите обратиться к избирателям старшего возраста, можно воспользоваться базой пенсионного фонда или ведомства социальной защиты; если готовится обращение к представителям крупного и среднего бизнеса – базой пейджинговых кампаний и ГАИ (по наличию мобильного телефона и марке автомобиля можно судить о достатке человека), и т.д.

Попробую перечислить источники, содержащие адресные базы, которые могут быть использованы в избирательных кампаниях.

А. Универсальные базы:

1. База «ГАС-Выборы» - ведется на уровне местной исполнительной власти специально для обслуживания выборов.

2. База паспортных столов, отражающая прописку-выписку населения.

3. Базы жилищных муниципальных органов. Ведутся бухгалтериями жилищно-эксплуатационных учреждений (ЖЭК, РЭУ, ПРЭУ и т.п.)

4. Базы медицинского страхования.

Б. Локальные базы:

1. Базы пенсионных фондов.

2. Базы подразделений социальной защиты муниципальных органов, списки льготников очередников на жильё.

3. База ГАИ - сведения о владельцах автомобилей.

4. Базы туристических агентств, пейджинговых фирм, страховых кампаний.

5. Базы различных общественных организаций, профессиональных объединений и т.д.

6.Списки кадрового учёта градообразующих предприятий.

В качестве адресной базы иногда используют телефонные справочники, регулярно издаваемые в каждом регионе и в каждом городе.

Получив базу, необходимо приспособить ее для работы путем компьютерной фильтрации. С помощью компьютерных программ, работающих с базами данных, можно всё разложить по полочкам: отдельно по избирательным участкам, отдельно молодые и старые, отдельно мужчины и женщины. В общем, задав нужные параметры, вы быстро получите требуемый список.

Компьютер может сделать с базой что угодно, кроме одного: он её не обновит. И если вы приобрели базу «не первой свежести», использование её чревато одной жуткой неприятностью. Как только вы разошлете по старой базе свое обращение, на ваш штаб обрушится шквал гневных звонков и писем от родственников умерших адресатов. «Как вы посмели нарушить покой почившего?!» Поверьте, выслушивать горькие и гневные упреки этих людей неприятно. А еще неприятнее осознавать, что в лице звонивших вы не только теряете потенциальных сторонников, но и приобретаете ярых противников. Увидите, они еще в газету напишут, на радио позвонят, потребуют извинений.

Поэтому допустимо работать только со свежей базой. Свежая – если в нее внесены изменения по состоянию на текущий год. В любом случае с базой, в которую изменения не вносились более двух лет, работать не рекомендуется.

Всегда свежая база в паспортных столах. База ГАС-Выборы тоже должна обновляться ежегодно. Должна, но объявляется далеко не везде. Что касается остальных баз, то тут риск получить старье очень велик. Особенно опасно пользоваться в качестве адресной базы телефонными справочниками – даже в свежих телефонных справочниках полно абонентов, умерших 7-10 лет назад.

Если вы все же рискнули приобрести адресную базу не первой свежести, или если вы не уверены в свежести приобретенной базы, можно попробовать обновить ее собственными силами.

Например, через ЗАГСы. Приобрести информацию об умерших в России легче, чем о живых. Конечно, никто не захочет предоставлять вам такую информацию просто так, придется искать подходы к работникам ЗАГСа. Но уверяю: во время выборной кампании к ним гораздо легче подступиться, чем к системным администраторам, которые «сидят» на ГАС-выборовской базе.

Еще надежнее обновлять базу через паспортные столы и жилищно-коммунальные конторы, потому что помимо сведений об умерших, вы сможете получить там информацию обо всех выбывших и прибывших за последнее время. Но получить доступ к базам паспортных столов и ЖЭКов ой как непросто.

Можно обновить базу, отсеяв умерших, с помощью участковых агитаторов. В микрорайонах с малоэтажной застройкой, особенно в небольших городах, это не составляет особой проблемы, в многоэтажных кварталах - всё гораздо сложней, здесь люди плохо знают друг друга.

Делается это следующим образом: во время адресной разноски агитатор, прежде чем разложить материалы по почтовым ящикам, заходит с пачкой конвертов в одну-две квартиры в подъезде, и узнает, кто из перечисленных на конвертах адресатов выбыл. Работа хлопотная, но если ее нормально простимулировать, вполне выполнимая.

9.3.3. Как нейтрализовать использование административного ресурса в адресной рассылке. Пример из практики.

Достать и обновить адресную базу избирателей – проблема для кого угодно, только не для кандидатов от партии власти. Начальники довольно часто пользуют административный ресурс в этом направлении, не особенно стесняясь конкурентов.

Иногда это выходит им боком: оппонентам удается не только нейтрализовать фору, полученную сановным кандидатом в результате халявного приобретения адресной базы, но и использовать факт рассылки адресного письма как повод для массированной контрпропагандистской атаки.

Блестящий пример такой атаки я наблюдал на выборах мэра Краснодара в 2000 г.

Действующий мэр города, отстаивавший свое право переизбраться на очередной срок, разослал адресное послание всем жителям города такого содержания:

Здравствуйте, уважаемые Людмила Григорьевна, Валерий Васильевич и Юлия Валерьевна!

Я, Валерий Александрович Самойленко, мэр Краснодара, обращаюсь лично к Вам.

Передо мной стоит непростая задача - коротко рассказать Вам о себе. Всякий, у кого за плечами большая жизнь, поймет меня. Тут и романа не хватит. Поэтому скажу о главном, вернее, о том, что считаю главным.

Человек живет, чтобы созидать. В этом смысле мы, строители, счастливые люди. Мне было даровано судьбой не только строить планы, карьеру, семью, взаимоотношения между людьми, но и строить Краснодар, а, значит, видеть свои мечты воплощенными в жизнь.

Я точно знаю: хочешь стать мужчиной - построй мост! Сам я построил 150 мостов, из них три - через Кубань. Горжусь этим и переживаю, что в последние годы все еще строим меньше, чем хотелось бы. Это - моя боль. Ничего, мы люди дела, умеющие строить и созидать, все равно добьемся победы. Опыта, сил и энергии хватит. Поэтому и на выборы снова иду.

Для справки, если Вы не знаете, скажу, что родился в 1937-м. Я внук русского офицера, сын учительницы. В истории моей семьи как в капле воды отразилась история нашей России. Я закончил Ленинградский инженерно-строительный институт, почти 40 лет живу и работаю в Краснодаре. Прошел путь от прораба до начальника мостостроительного управления. В 1970-м получил самый дорогой для меня орден - Трудового Красного Знамени. С 1997 года — Ваш мэр.

Женат, сын — кардиохирург, внуки - школьники.

Мама-учительница привила мне привычку учить. Учить жизни, учить добру, учить работать. Потому, наверное, у меня много друзей, но хватает и недоброжелателей.

Моя мечта: Краснодар в XXI веке - город надежды и счастливых людей. Скоро Новый год, рубеж веков и тысячелетий. Желаю Вам, Вашим родным и близким счастья и доброго здоровья.

С искренним уважением, Валерий Самойленко.

Ответ оппонентов последовал незамедлительно. В ряде газет, оппонирующих мэру, появились подборки писем, в которых факт письменного обращения мэра к избирателям подавался как лицемерный акт, присущий не очень обязательному в своих обещаниях сановнику. Первая волна ответных писем была явно заказной, но она вызвала вторую более мощную волну вполне искренних писем избирателей в том же духе. Фора, на которую рассчитывал мэр, готовя адресное обращение, была полностью нейтрализована.

Ниже привожу первую, заказную подборку из трех отповедных писем мэру, опубликованных в газете «Отечество Кубани». Название этой подборки «На письма принято отвечать» стало рубрикой последующих подобных публикаций.

«ОТЕЧЕСТВО КУБАНИ» № 50 (321), декабрь 2000 г.

НА ПИСЬМА ПРИНЯТО ОТВЕЧАТЬ

Уважаемый Валерий Александрович!

Многие краснодарцы получили в эти дни Ваше теплое предвыборное послание. У воспитанных людей принято отвечать на письма. Поэтому обращаемся лично к Вам.

Перед нами стоит непростая задача - коротко рассказать Вам о том, почему мы не хотим больше видеть Вас на посту мэра. Всякий, у кого за плечами большая жизнь, поймет нас.

Вот Вы, дорогой мэр, упираете на то, что Вы строитель в самом широком смысле слова. Трудно с этим не согласиться. Уже четыре года вы строите всех вокруг - подчиненных, работников ЖКХ и бюджетной сферы, нас - горожан. Особенно преуспели в ходе предвыборной кампании. Учителя и медики, работники многих муниципальных служб слышали из уст Ваших подчиненных угрозы уволить всех, кто осмелится не поддержать Вашу кандидатуру. Строили людей и ваши многочисленные агитаторы, которые обещали отключить свет и воду, если не поставим свои подписи за Ваше выдвижение.

Зря Вы так. Нас этим не напугаешь. Мы по Вашей милости и так четыре года живем в аварийных домах с перебоями воды и света. Потому что на своем высоком посту Вы строите все, кроме жилья. От Вашего строительного призвания Вы сохранили разве что манеру общаться на повышенных тонах и стиль лексики, более уместный для прораба, чем для мэра большого города.

Теплые проникновенные слова написали вы про мосты. Тем не менее, многие из нас уверены, что существуют и другие способы стать мужчиной. Если Вас послушать, то мужчин можно найти только среди мостостроителей и зубных техников, которые тоже создают мосты. Как же быть людям других специальностей?

А если серьезно, то своего главного моста Вы не построили. Наоборот все четыре года разрушали связи между городом и краем. Ваша нелепая конфронтация с губернатором Кубани принесла Краснодару немало ощутимых потерь. А ведь в 1996 году Вы шли на выборы мэра как ярый сторонник Николая Игнатовича Кондратенко. И его имя принесло Вам немало голосов.

Короче, Валерий Александрович, нам нужен мэр, который не строит всех вокруг и не учит. Нам нужен человек дела, профессионал, который серьезно займется городским хозяйством.

У Вас еще есть время уйти достойно, чтобы остаться в памяти горожан человеком, который имеет мужество отвечать за свои просчеты. Мы поймем Вас правильно, если Вы осознаете, что мешаете развитию города и снимете свою кандидатуру. На такие поступки решались и политики куда более высокого ранга. Помните, в прошлый Новый год ушел в отставку Борис Николаевич Ельцин.

Скоро Новый год, рубеж веков и тысячелетий. Желаем Вам, Вашим родным и близким счастья и доброго здоровья.

С искренним уважением,

Т. Беланова, Дм. Петров.



Начну с мечты, о которой говорит в конце письма мэр. Моя мечта - чтобы в России было меньше (а лучше - совсем не было бы) таких строителей. Последние четыре года только и слышишь от работников РЭП-30: Самойленко приказал, Самойленко сказал... Правды вообще добиться невозможно. Постоянно в этом РЭП какие-то нововведения. И все от имени Самойленко.

Меня называют "уважаемый". Ну откуда Самойленко может знать мое имя и отчество? Конечно, только от работников РЭП-30. Все это только у них. Для своего благодетеля и стараются.

Желает мне Валерий Александрович счастья. О каком счастье и благополучии может идти речь? В 1988 году я платил за квартиру 13 рублей, а сейчас - 54 рубля. Повышение на 400%! Это и второкласснику понятно. Стыдитесь и не гневайтесь.

Без уважения, Малеев, г. Краснодар.



Валерий Самойленко!

Пишет Вам уважаемый Вами Анатолий Терентьевич. Теперь я уважаемый. А вот когда я писал Вам насчет телефона (как полковник внутренних войск, только что ушедший на пенсию и поменявший квартиру), чтобы установили, то вы даже не удосужились, наверное, прочесть мое письмо. Дом был телефонизирован, можно было и через блокиатор, я человек не гордый.

Но Вы были заняты, видимо, пусковой презентацией в эксплуатацию своих 150 мостов.

Удивляюсь таким руководителям и спецам. Ливнёвку под мостом ж/д у Вишняковского рынка не можете сде­лать. Решил за Вас не голосовать. Без всякого: уважения,

А. Арбузов

9.4. СТОИТ ЛИ ОБРАЩАТЬСЯ К ДИРЕКТМЕЙЛОВСКИМ ФИРМАМ?

В завершении разговора об адресной доставке стоит сказать несколько слов о технологической стороне дела.

Сегодня повсеместно функционируют фирмы, которые с рвением возьмут на себя все хлопоты по подготовке и рассылке агитационных материалов. Я редко обращался к таким фирмам. А после печального опыта Н.Н. Гончара (выборы в Мосгордуму, 1997), когда его обращение пришло к избирателям через три дня после выборов, предпочитаю и вовсе отказываться от их назойливых предложений. Особенно, если приходится преодолевать пресс административного ресурса.

За исключением крупномасштабных кампаний всю работу по адресной доставке агитационных материалов лучше делать силами штабов. Конечно, если вы располагаете адресной базой. Для заполнения реквизитов письма и конверта нетрудно нанять бригады писарей-надомников, а разноску по почтовым ящикам или прямо в квартиры быстро и вполне надежно сделают участковые агитаторы. По себестоимости отработка своими силами всего цикла работ по адресному письму обойдется по крайней мере в три раза дешевле, чем с вас возьмет самая скромная директмейловская фирма. Нормативы расписки адресных писем даны в методических материалах, которые приведены ниже – см. раздел 9.5.1.

Кстати, о писарях-надомниках. Подбирать их, особенно в малоформатных избирательных кампаниях, целесообразно из жителей избирательного округа. Если вы не пожадничали с оплатой писарей, то наверняка получите в их лице еще несколько десятков активных сторонников, а с учетом их окружения - несколько сот дополнительных голосов на выборах.

9.5. ОБРАЗЦЫ МЕТОДИЧЕСКИХ МАТЕРИАЛОВ, ОБЕСПЕЧИВАЮЩИХ ДОСТАВКУ АГИТАЦИОННЫХ МАТЕРИАЛОВ СИЛАМИ АГИАТОРОВ

9.5.1. АДРЕСНОЕ ПИСЬМО. РАСЧЕТ НЕОБХОДИМЫХ РЕСУРСОВ

( Выборы в Государственную Думу, 1999, Москва)

1. Технологические расчеты

В округе примерно 240 тыс. адресов.

Полный цикл работы по адресному письму включает 5 этапов.

1-й этап. Подготовка базы данных к работе.

Трудоемкость, временные и стоимостные затраты по подготовке базы зависят от характера имеющейся базы данных.

При наличии полной электронной базы округа весь адресный массив разбивается на избирательные участки, а внутри участков - по улицам и домам. Это избавит в дальнейшем от сортировки писем.

База в виде отрывных талонов (наказов) и на прочих бумажных носителях при наличии времени тоже подлежит сортировке. Ее массив – примерно 60 тысяч адресов. Если на данном этапе базу отсортировать не удается, сортировка переносится на 4-й технологический этап.

2-й этап. Подготовка текста и тиража письма. Без комментариев.

3-й этап. Заполнение адресных и именных реквизитов, упаковка писем.

Заполнение адресных и именных реквизитов производится в "шапке" обращения (адресного письма) и на конверте.

Способ заполнения – от руки. Расчетная скорость заполнения – 400 адресов в день на человека (при 10-часовом рабочем дне).

Расписка полной электронной базы (240 тыс. адресов) потребует привлечения при сроках:

а) 3 дня (240 000:3:400) – 200 чел.

б) 5 дней (240 000:5:400) – 120 чел.

Для расписки базы по отрывным талонам (примерно 60 тыс. адресов) людей потребуется примерно в четыре раза меньше. Расчетная скорость заполнения реквизитов – 350-370 адресов в день на человека ( при 10-часовом рабочем дне).

Примечание: Если нет людей, которых можно привлечь на полный рабочий день, приведенные нормативы пересчитываются.

Писари работают дома. Они должны быть снабжены ручками с запасными стержнями, картонными коробками и резиновыми жгутиками для упаковки писем в пачки.

Часто требуется автотранспорт для развозки конвертов и тиража агитационного письма писарям и сбора от них отработанного материала.

Необходимо изготовление формализованных бланков, отражающих выдачу адресной базы и конвертов писарям.

4-й этап. Сортировка писем

Сортировка 240 тыс. писем, отработанных по электронной базе, производится писарями при расписке базы. Отработка адресов ведется строго в той последовательности, в которой они приведены в базе. В этой же последовательности пакуются в пачки (примерно по 50 штук) отработанные конверты.

Для сортировки 60 тыс. писем, отработанных по наказам, потребуется 1 день, 4 человека и свободное помещение (зал) от 30 кв. м. Письма раскладываются сначала по улицам (в алфавитном порядке), потом по домам и квартирам и упаковываются в картонные коробки.

5-й этап. Разноска писем по почтовым ящикам.

При работе агитаторов по участковой системе для доставки 240 тысяч писем потребуется максимум 3 дня: день на доставку агитаторам и 2 дня - собственно на разноску по адресам. Для разноски 60 тысяч писем, отработанных по наказам, уйдет всего на полдня меньше, т.к. охват территории – тот же.

При найме работников с почтовыми функциями придерживаемся следующих нормативов:

Расчетная скорость разноски на одного человека:

- по частному сектору – 700 адресов в день,

- в домах до 5 этажей – 2500 адресов в день,

- в домах от 6 этажей – 4000 адресов в день.

Доставку писем в районы разноски обеспечивает штабной транспорт.

2. Основные пункты сметы полной отработки адресного письма

( при ручном заполнении реквизитов письма)

1. Приобретение адресной базы.

2. Компьютерная распечатка адресной базы.

3. Составление текста и компьютерная верстка письма.

4.Изготовление адресного письма форматом А-4 тиражом 240 тыс. (тираж заказывать на 2 % больше расчетного) – по статье «Полиграфия».

5. Приобретение 245 000 конвертов (на 2 % больше расчетного).

6. Приобретение ручек с запасными стержнями из расчета 1 стержень на 300 адресов (на 20% больше расчетного).

7. Оплата писарей.

8. Оплата за разноску писем.

9.Транспортные расходы (доставка конвертов, тиража, развозка заготовок по бригадирам).

11. Орггруппа (50% от суммы оплаты писарей и почтальонов).

9.5.2. БЕЗАДРЕСНАЯ (СПЛОШНАЯ) ДОСТАВКА АГИТАЦИОННЫХ МАТЕРИАЛОВ. РАСЧЕТ НЕОБХОДИМЫХ РЕСУРСОВ

( Выборы в Государственную Думу, 1995, Москва)

1. Технологические расчеты

Используется два варианта доставки агитматериалов:

1. Разноска по почтовым ящикам.

2. Разноска по квартирам.

Второй вид используется редко из-за значительного удорожания оплаты разносчиков и трудностей по контролю за ними. Рассмотрим поэтому только первый вариант.

Расчетная скорость разноски на одного человека - на 20% меньше, чем при адресном письме (см. выше).

Если паспортизация жилого сектора штабом не проводилась, целесообразно возложить эту работу на агитаторов при доставке первого же агитационного материала.

2.Основные пункты сметы

1. Изготовление тиражей агитационных материалов - по статье «Полиграфия».

2. Оплата разносчиков (почтальонов).

3. Оплата орггруппы (30 % от оплаты разносчиков).

4. Транспортные расходы - по статье «Организация штабов».

9.5.3.ТИПОВАЯ ИНСТРУКЦИЯ ПО ЗАПОЛНЕНИЮ РЕКВИЗИТОВ КОНВЕРТА И АДРЕСНОГО ПИСЬМА

(для разноски силами участковых агитаторов)

Вариант 1 – работа с распечаткой электронной адресной базы

Вы готовите к отправке поздравительное письмо к 23 февраля кандидата в депутаты Псковского областного собрания Матвеева Д.В. Вам надлежит заполнить почтовые реквизиты на конверте и строчку с именным обращением в «шапке» самого письма.

Вы работаете по распечатке адресной базы, в которой есть и адрес, и ФИО избирателя.

Придерживайтесь следующей последовательности в работе:

Положив перед собой листы адресной базы, начинаете отрабатывать адреса строго в той последовательности, в которой они приведены в базе.

По каждой позиции базы сначала пишете адрес на конверте, затем вписываете в «шапку» письма имя и отчество адресата, а затем, свернув письмо, вкладываете его в конверт.

Конверты пакуете в пачки по 50 штук, строго в той последовательности, в которой они были отработаны. Каждая пачка отработанных конвертов перетягивается резиновым жгутом. Сверху в нее вкладываете небольшой листок бумаги с указанием порядкового номера и номера участка (например, 1/92, 2/92 и т.д.). Готовые пачки заполненных конвертов по порядку укладываются в картонную коробку. Желательно, чтобы на каждый участок была отдельная коробка. Если в коробке оказались конверты с разных участков, надо переложить их между собой бумагой (можно газетной). Именно в таком систематизированном виде Вы сдаете работу в штаб.

Делается это для того, чтобы избежать почтовой сортировки конвертов и выиграть время.

Еще раз: при работе не допускайте пересортицы адресной базы и заполняемых Вами конвертов.

Теперь о том, как заполнять почтовые реквизиты на конверте и именную строчку в «шапке» письма.

По конверту

Письма по адресам будут разносить не почтальоны, а наши агитаторы, закрепленные за участками. Поэтому сокращаем до минимума адрес на конверте.

В позиции КУДА – город Великие Луки не пишем. Сразу указываем улицу, дом и квартиру.

В позиции КОМУ – пишем фамилию и инициалы. Например: Чубарову П.И. Если поздравление «семейное» (к примеру, отцу и двум сыновьям) – пишем: Чубаровым (мужчинам).

По «шапке», т.е. по именной строчке письма

Здесь надо вписать только окончание слова «УВАЖАЕМ …» и имя и отчество адресата. Вот так (полужирным курсивом помечен заполняемый текст):

УВАЖАЕМый Федор Иванович!

Если по данному адресу указано несколько мужчин с одной фамилией (например, сын и отец) пишется одно письмо. Шапка должна выглядеть так:

УВАЖАЕМые Федор Иванович и Дмитрий Федорович!

Заполнив реквизиты письма и конверта, сразу же вложите письмо в конверт и заклейте его.

Вариант 2 – работа с адресной базой в виде отрывных талонов с наказами избирателей

Вы готовите к отправке благодарственное письмо кандидата в депутаты Государственной Думы НЕМЧЕНКО Н.А. к тем избирателям, с которыми у кандидата или активистов его избирательного штаба были агитационные контакты.

Вам надлежит заполнить почтовые реквизиты на конверте и строчку с именным обращением в «шапке» самого письма.

Адресной базой для Вас служат отрывные талоны с наказами. В них, как правило, есть и адрес, и ФИО избирателя.

Талоны сгруппированы в пачки по избирательным участкам. Ни в коем случае не перемешивайте пачки, отрабатывайте их последовательно, одну за другой. Заполняемые Вами конверты группируйте точно по такому же принципу, и каждой пачке отработанных талонов должна соответствовать пачка заполненных по ним конвертов с письмами. Каждая пачка отработанных конвертов перетягивается резиновым жгутом. Сверху в нее вкладываете небольшой листок бумаги с указанием № участка. Готовые пачки заполненных конвертов по порядку укладываются в картонную коробку. В таком же порядке, но в другую коробку или в эту же, но отдельно укладываете отработанные талоны. Именно в таком систематизированном виде Вы сдаете работу своему бригадиру.

Делается это для того, чтобы избежать почтовой сортировки конвертов и выиграть время.

Еще раз: при заполнении не допускайте пересортицы адресной базы и заполняемых Вами конвертов. Заполненные конверты должны быть разложены по городам, поселкам и избирательным участкам, точно так же, как сейчас разложены талоны с наказами.

Теперь о том, как заполнять почтовые реквизиты на конверте и именную строчку в «шапке» письма.

По конверту

Письма по адресам будут разносить не почтальоны, а те агитаторы, которые собирали наказы у себя на избирательных участках. Поэтому сокращаем до минимума адрес на конверте.

В позиции КУДА – «Московская область» не пишем. Сразу начинаем с названия города или поселка, затем указываем улицу, дом и квартиру. Но если это совхоз или маленький поселок, улицы может не быть, и пусть это Вас не смущает. Придерживайтесь при написании того адреса, который указан в талоне.

В позиции КОМУ – пишем фамилию и инициалы, например: Чубаровой М. К. Если в талоне нет инициалов избирателя, пишем на семью: Чубаровым.

По «шапке», т.е. по именной строчке письма

Если в талоне ФИО указаны полностью, пишем (см. полужирный курсив):

УВАЖАЕМая Мария Константиновна!

Если же в талоне полностью указана только фамилия, пишем так (опять см. полужирный курсив):

УВАЖАЕМая г-жа Чубарова М.К.! или УВАЖАЕМая г-жа Чубарова!

Заполнив реквизиты письма и конверта, сразу же вложите письмо в конверт и заклейте его. Сортируйте конверты, как было сказано выше.

Глава 10

ОРГАНИЗАЦИННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ АГИТАЦИОННЫХ ВСТРЕЧ КАНДИДАТА С ИЗБИРАТЕЛЯМИ

10.1. ВСТРЕЧА С ИЗБИРАТЕЛЯМИ КАК АГИТАЦИОННОЕ МЕРОПРИЯТИЕ

10.1.1. Самое эффективное средство. Но всегда ли?

Сразу оговорюсь. Речь пойдет исключительно о тех встречах, которые планируются и организуются штабом кандидата в рамках отдельной локальной программы кампании «Встречи», или окружным избиркомом, и которые, как правило, проводятся в помещениях – клубах и красных уголках, на предприятиях, в школах и пр. О встречах кандидата с избирателями в рамках других агитационных программ - на пикетах, митингах, во время акции «От двери к двери» - в той или иной мере уже говорилось в соответствующих главах книги.

Встречи кандидата с избирателями - обязательный атрибут любой предвыборной кампании. Общепринятым является мнение, что это одно из самых эффективных, если не самое эффективное агитационное мероприятие.

Не хочу, чтобы мое мнение прозвучало диссонансом в общем хоре почитателей предвыборных тусовок, именуемых встречами с избирателями. Тем более что не было еще ни одной кампании с моим участием, в которой я не настоял бы на необходимости плотного участия кандидата в этой работе.

Но если честно, то для меня побудительным мотивом ссылки кандидата на встречечные галеры служит не столько агитационный эффект данных мероприятий, сколько стремление как можно быстрее встроить кандидата в график избирательной кампании, занять его конкретным делом, которое позволяло бы ему чувствовать ритм кампании и меняющееся настроение избирателей. И чтобы он меньше мешал команде делать свое дело.

Что же касается эффективности встреч кандидата с избирателями как формы агитационного воздействия на последних, то тут не всё так однозначно. Я отметил бы два фактора.

Первый фактор – субъективный, касающийся коммуникабельности и ораторских способностей кандидата.

Сильный кандидат, знающий, о чем говорить с избирателями, владеющий ораторским искусством, умеющий убеждать, способный «намагничивать» аудиторию - это одно дело. Эффект от встреч с таким собеседником сродни кругам на воде от брошенного камня. И конечно, при таком кандидате программу его встреч с избирателями надо раскручивать на полную катушку. К сожалению, ораторы среди кандидатов встречаются не так уж часто.

А если кандидат, что называется, ни бум-бум, если он два слова связать не может? Что, тогда все встречи – по боку!?

Нет, не все. Но программу встреч придется существенно урезать. По крайней мере, значительную часть времени надо будет потратить на тренинги кандидата. Видимо, придется отказаться от встреч, на которые могут заявиться более говорливые соперники, т.е. придется уклоняться от дискуссионных мероприятий. Тут, конечно, не обойтись без помощи опытных доверенных лиц, которым предстоит грудью закрывать амбразуры худого слога своего патрона.

Второй фактор – объективный, касающийся активности российского избирателя на современном этапе.

Помню то короткое перестроечное время, когда народ буквально ломился на встречи с претендентами во власть, восторженно внемля их посулам скорого и всеобщего благоденствия.

Благоденствия не наступило. Народный энтузиазм иссяк. На встречи с избранниками теперь калачом никого не заманишь. Сегодня лишь кандидатам партии власти, опирающимся на административный ресурс, регулярно предоставляется возможность выступать перед более или менее многочисленными (но поголовно зевающими от скуки) аудиториями. А вот их соперникам, чтобы заполучить на свои встречи хотя бы полсотни избирателей, приходится буквально из шкуры вон лезть. Да к тому же разоряться на разные «привлекалочки» - от гастрономических наборов до народных артистов.

В общем, избиратель сегодня до встреч с кандидатами не охоч. Это факт. Через какое-то время положение, может, и изменится, кто знает. А пока не охоч. И «круги по воде» от встреч тоже не очень разбегаются.

Поэтому если говорить о сегодняшнем дне, то надо признать: по сравнению с другими агитационными мероприятиями оргмассового направления эффект от встреч среднестатистического кандидата с избирателями невысок, прежде всего из-за низкого охвата встречами избирателей. Причем, чем масштабнее выборы, тем меньшая доля избирателей охвачена этим видом агитационных мероприятий.

В подтверждение этого тезиса приведу пример. В январе-марте 2000 г. я вел кампанию одного из кандидатов в Псковское областное собрание депутатов. За 18 дней до выборов мы провели опрос, чтобы выяснить эффективность агитационных касаний нашего штаба. На вопрос «Откуда, из каких источников Вы узнали о нашем кандидате», были получены такие ответы:

пп

Откуда, из каких источников

вы узнали о кандидате

%

Примечания

1

Листовки и другие агитационные

материалы (почтовый ящик)

79

На момент опроса было разнесено 6

из 10 агитационных материалов.

2

Газеты

63

Доля подписчиков газет среди населения

составляет менее 10 %.

3

Телевидение

53

Прогон рекламной видеопродукции начался

за месяц до опроса.

4

Радио

34

Прогон рекламной аудиопродукции начался

за месяц до опроса.

5

Приходили агитаторы

43

На момент опроса обход жилья агитаторами

составил примерно 40%.

6

Видел работу пикетов

35

Работало 4 пикета: 6 дней по сбору

подписей и 2 дня – агитационные,

приуроченные к праздникам.

7

От знакомых и близких

28

-

8

Был на встрече с кандидатом

5

На момент опроса встречи проводились в

течение полутора месяца регулярно, в

среднем 1,9 встречи в день.

9

Другое

9

Был на мероприятиях с участием кандидата,

видел расклеенные листовки и плакаты и пр.

Не буду утверждать, что таблица дает полностью объективную картину. На момент снятия среза агитационная кампания была в разгаре, причем, как видно из таблицы, какие-то из обозначенных мероприятий уже прошли, какие-то только начинались. Тем не менее, о низкой эффективности встреч кандидата с избирателями (по сравнению с другими агитационными средствами) можно говорить вполне определенно, ведь к моменту опроса они проводились регулярно в течение полутора месяцев.

10.1.2. Все равно встречайтесь!

Несмотря на приведенные цифры, вновь настаиваю: встречи кандидата с избирателями проводить надо. Хотя бы затем, чтобы никто не смог сказать, что кандидат прячется от избирателей, что он их боится. Хотя бы затем, чтобы в течение кампании кандидат находился в «спортивной» форме. Хотя бы потому, что только на этих встречах он может почувствовать, чего ждут от него избиратели, как меняется их настроение. А значит, и объективно оценить, в правильном ли направлении строится его избирательная кампания.

Ну и кроме того, раз на раз не приходится. Не во всех кампаниях отдача от встреч столь низка. Вполне возможно, что в вашей кампании удастся найти удачную форму проведения встреч. И тогда «круги» пойдут.

● В 1998 г. наша команда работала на выборах в Законодательное собрание Краснодарского края. Округ был большой и по преимуществу сельский (станичный). Поначалу встречи в станицах пошли тяжело. Но неожиданно была найдена эффективная форма общения кандидата с избирателями, давшая ему немало голосов. Кандидат спонсировал студенческий коллектив художественной самодеятельности местного пединститута. И когда началась кампания, возникла идея включить студентов в агитационную работу. Уговаривать самодеятельных артистов особенно не пришлось, так как участие в концертных гастролях было для каждого из них праздником. С руководством института тоже договорились

Собственно, студенты особенно и не агитировали. Просто разъезжали по станицам с интересной концертной программой, в которую сценарно было вкраплено десятиминутное выступление кандидата и несколько агитационных реплик ведущей концерта. Лейтмотивом выступления кандидата было примерно следующее: мы приехали к вам не агитировать, мы здесь для того, чтобы немного скрасить вашу монотонную жизнь, и если выступление нашего коллектива хотя бы немного улучшило ваше настроение – мы счастливы. В тех случаях, когда кандидат хорошо проштудировал проблемы данной станицы, он позволял себе дополнительно минут на десять заострить внимание собравшихся на одной из них.

Концертная программа была очень удачной - интересной, доброй и достаточно профессиональной. После концерта станичники обступали плотным кольцом кандидата и артистов. Общие темы находились. Таким образом достигался агитационный эффект.

Кандидат уверенно выиграл выборы, несмотря на то, что не был жителем округа и имел нулевой рейтинг на старте. Не последнюю роль в успехе сыграли агитационные концерты с участием кандидата. ■

10.2. КОМАНДА, ОТВЕТСТВЕННАЯ ЗА ВСТРЕЧИ. ЧЕЛНОКИ

Организация встреч с избирателями относится к локальным программам полевого направления и стоит особняком в плане мероприятий Центрального (окружного) избирательного штаба кандидата. И это понятно. Ведь в отличие от большинства полевых агитационных мероприятий, планируемых штабом кандидата, эту линию работы ведут не участковые или маршрутные агитаторы, а совсем другие люди.

Но раз встречи носят определенно агитационный характер и ведутся «в массах», нет оснований отлучать их от полевого направления. А людей, организующих и проводящих такие встречи - от почетного звания «агитатор».

И пусть никого не смущает, что главным агитатором по линии встреч с избирателями является сам кандидат. Что агитаторами здесь порой выступают очень солидные люди - из числа доверенных лиц кандидата.

Надо признать и то, что бригада (группа) поддержки кандидата, сопровождающая его на встречах, - самая настоящая агитационная бригада. Только не участковая и не маршрутная, а функциональная или, если хотите, узкоспециализированная бригада, занятая исключительно встречами с избирателями.

Бригада поддержки составляет костяк специальной команды при Центральном штабе кандидата, на которую возлагается организация встреч с избирателями. Мы называем членов этой команды челноками, поскольку по роду своей деятельности они постоянно снуют по округу, в штабе их не застать. Численность команды челноков зависит от масштаба избирательной кампании и планируемого объема работы по данному направлению. Кроме самого кандидата в неё обычно входят:

1. Руководитель программы – лицо, ответственное за график встреч.

2. Пресс-секретарь, на которого возлагается ведение встреч и освещение их в СМИ. При необходимости к работе над программой в помощь кандидату подключают спичрайтера (текстовика) и имиджмейкера.

3. Доверенные лица кандидата, способные представлять кандидата на встречах в отсутствие последнего. Если в штате команды не предусмотрен пресс-секретарь, кто-то из них может быть ведущим на встречах.

4. Бригада обеспечения (её чаще называют бригадой или группой поддержки кандидата), минимум 3 –5 человек.

На первой и последней позиции списка команды челноков есть смысл остановиться подробнее.

10.2.1.О руководителе (менеджере) программы

Иногда для обозначения этой должности употребляют американское словечко скедъюлер. Давайте не будем им пользоваться. Во-первых, ну уж совсем чужой и, к счастью, не прижившийся у нас термин. А во-вторых, по своему профессиональному значению он гораздо шире, чем руководитель программы встреч.

В американских избирательных кампаниях скедъюлер – это лицо, ответственное за составление и соблюдение графика работы кандидата. Правильнее было бы говорить даже не о графике работы кандидата, а о почасовом расписании каждого дня кандидата в течение всей кампании, включая участие в работе штаба, встречи с избирателями, с прессой, с общественностью, а также отвлечения на личные дела, отдых и т.д.

Руководитель (менеджер) программы встреч – как-то привычнее.

К нему предъявляются особые требования. Желательно, чтоб это был авторитетный в данной местности человек, со связями в кругах местной элиты – ведь это ему вместе с кандидатом предстоит договариваться о встречах с руководителями трудовых коллективов – директорами предприятий, организаций, учебных заведений и т.д. И конечно, он должен быть хорошим организатором, владеть вопросами планирования и управления – без этого сверстать реальный график встреч и добиться его безусловного выполнения трудно.

Иногда на менеджера программы возлагают составление сметы расходов на реализацию программы, вопросы обеспечения всем необходимым бригады поддержки и пр. Думаю, что лучше этого не делать. Менеджеру дай Бог управиться с графиком встреч, дело это чересчур хлопотное. Поэтому смету пусть делает руководитель полевого направления. А вопросы, касающиеся обеспечения бригады поддержки, целесообразно поручать бригадиру.

Лучше всего на роль менеджера программы подходят люди, поработавшие в свое время на руководящих должностях в органах местной власти, возглавлявшие крупные предприятия. В одной из недавних кампаний ответственным за встречи в нашем штабе был бывший первый секретарь горкома КПСС, ранее руководивший крупнейшим в городе заводом. В другой кампании, в большом южном городе, удалось подобрать на эту должность человека, ранее руководившего одним из районов города. Надо ли говорить, что в обоих случаях программы встреч с кандидатами велись весьма успешно.

10.2.2.О бригаде поддержки кандидата

Это как раз те люди, из-за которых всю команду именуют челноками. На них возлагаются в основном вопросы организационного и технического характера. Вроде бы ничего сложного тут нет. Но давайте посмотрим, что фактически приходится делать бригаде. Вот только основные её обязанности:

- разработка сценария (регламента) встречи; в том числе подготовка нужных «вопросов из зала» кандидату и его соперникам;

- добывание информации о насущных проблемах тех людей, встреча с которыми планируется;

- оповещение избирателей о предстоящей встрече;

- предварительная техническая экспертиза помещения, в котором планируется встреча (пожарная безопасность, радиофикация, свет и пр.), и последующее затем обеспечение радиофикации, освещения, личной безопасности кандидата и участников встречи и пр.;

- обеспечение всех участников встречи агитационными материалами;

- «мягкая» регистрация участников встречи;

- контрдействия в случае прибытия в помещение конкурентных групп, возможное согласование этих действий с милицией;

- «закрепляющее касание» побывавших на встрече избирателей.

Не так уж мало обязанностей, не правда ли? Так что кого угодно в бригаду брать нельзя. Ребят туда надо набирать умненьких, выдержанных. И даже внешне они должны выглядеть безупречно.

● Однажды мне пришлось настоять на том, чтобы убрать пару хороших ребят из группы поддержки. Они в самом деле были прекрасными сотрудниками штаба, но внешне очень походили на «братков» – крупные, коротко стриженные, одетые в кожаные куртки. На одной из встреч я увидел косые взгляды пожилых избирательниц в сторону наших парней и понял, что их воспринимают именно как «братков». Понял и то, что это наносит непоправимый вред имиджу кандидата, поэтому попросил вывести ребят из бригады. Конечно, не обошлось без обиды с их стороны. Но интересы дела требовали этой жертвы. ■

10.2.3.О взаимодействии челноков с районными штабами

В компактном избирательном округе команда челноков должна обеспечивать все встречи кандидата с избирателями самостоятельно. Если объем работы большой – можно увеличить состав бригады поддержки, при необходимости разбивая её на группы. За группами можно закрепить отдельные территории (участки), а можно организовать их работу по маршрутному методу.

Если избирательный округ раскинулся на большой территории, челнокам без помощи районных штабов не обойтись. В таких случаях на районки возлагается основная работа по оповещению избирателей, по подбору и техническому оснащению помещений, в которых предполагается провести встречи. Для этого в каждой районке при необходимости подбирается свой челнок, который работает в тесном взаимодействии с бригадой обеспечения Центрального штаба.

В любом варианте указания менеджера программы встреч должны восприниматься начальниками районных штабов как приказ. Естественно, что такие указания не должны выходит за круг полномочий менеджера. И естественно, что начальники районных штабов должны быть оповещены об этих полномочиях.

10.3. ЦЕЛИ АГИТАЦИОННЫХ ВСТРЕЧ С ИЗБИРАТЕЛЯМИ

Понятно, что основной целью встреч кандидата с избирателями в ходе предвыборной кампании является агитационное воздействие на избирателей.

А могут ли быть другие цели у устроителей этих мероприятий?

Безусловно, могут. Помню, например, как в избирательных кампаниях 1990-1991 гг. наша районная организация ДПР (партия Травкина), любую встречу с избирателями использовала для вербовки новых членов партии.

Да и сегодня менеджеры нашей команды не упустят возможности использовать встречи кандидата для вербовки на них активистов и агитаторов. Ведь как правило, на встречи приходят люди неравнодушные, и заполучить их в качестве активистов избирательного штаба кандидата - дело перспективное.

Если кампания бутафорная, т.е. если кандидат не ставит своей целью победу на выборах (такое тоже бывает), то цель встречи зависит от того, чего добивается кандидат, выдвинув свою кандидатуру. Так, участие В.Брынцалова в президентской кампании 1996 г. было обусловлено его стремлением эффектно прорекламировать свои фирмы, что и было успешно проделано, в том числе и на встречах с избирателями.

10.4. ВИДЫ ВСТРЕЧ

В зависимости от того, какой контингент избирателей участвует во встрече с кандидатом, различают два вида встреч:

а) встречи с населением избирательного округа;

б) встречи с трудовыми коллективами предприятий, учреждений и организаций.

Если говорить о приоритетности обозначенных видов встреч, то однозначно следует отдать предпочтение первому, т.к. в данном случае встречи происходят там, где люди живут, где они голосуют. Кроме того, что на такие встречи избиратели если и приходят, то, как правило, по своей воле, а не по приказу начальства.

Несмотря на очевидность сказанного, зацикливаться только на встречах с населением не стоит. Прежде всего, из-за того, что – повторюсь - сегодня российский электорат не очень охоч до встреч с малоизвестными (известными, кстати, тоже) претендентами в политики. Без «привлекалочек», без хитростей, без серьёзной работы по оповещению населения собрать сколь-нибудь значимую аудиторию по месту проживания избирателей очень трудно, иногда просто нереально. Порой даже классная бригада не может прыгнуть выше головы, и на встречу вместо ожидаемых двухсот человек проходит двадцать. Кандидату надо быть готовым к такому повороту событий и не показывать пришедшим на встречу своего разочарования.

Встречи с членами трудовых коллективов, если найден контакт с руководителем предприятия, проводить проще и дешевле. Людей снимут с рабочих мест, соберут в нужное время в нужном месте, всё пройдет чинно и гладко. И охват пришедших послушать кандидата получается посолиднее.

Другое дело, что согнанных на встречу людей меньше, чем избирателей пришедших на встречу по доброй воле, интересуют кандидат, его программа и выборы вообще. Но если кандидат адекватный, если с ним работает грамотная команда, это дело поправимое. Рекомендаций по поводу того, как завладеть вниманием скучающей публики, в учебниках по социальной психологии и пиару предостаточно. И поверьте, они действуют. Надо только потренироваться.

И еще об одной неприятной для кандидатов проблеме, касающейся организации встреч с трудовыми коллективами. Она особенно актуальна для малоформатных выборов, таких, например, как выборы в городскую думу.

Дело в том, что далеко не все работники предприятий, расположенных на территории округа, живут рядом, т.е. являются вашими избирателями. И это еще осторожно сказано. Часто совпадение позиций «работник предприятия» и «голосующий местный житель» не превышает 5-7 %. Вот и получается, что, затратив немалые усилия, время и средства на то, чтобы провести встречу на заводе, вы вроде как из пушки ухнули по воробьям.

Учтите это обстоятельство при планировании и организации встреч с трудовыми коллективами.

В зависимости от того, в каком составе представлены на встрече с избирателями кандидаты, различают:

а) персональные встречи – когда кандидат общается с избирателями в отсутствие своих конкурентов;

б) «конкурсные» встречи – когда с избирателями пришли пообщаться сразу несколько кандидатов.

В организационном плане разница между этими встречами заключается прежде всего в том, что персональные встречи организует штаб кандидата – самостоятельно и, как правило, по собственной инициативе, в то время как «конкурсные» встречи организуются чаще всего окружным избиркомом.

● Впрочем, если кандидат вооружен хорошей предвыборной программой, если он обладает даром полемиста, он тоже заинтересован в «конкурсной» встрече и может попытаться её организовать – открыто или через посредников (в том числе «фанерных»). Однако не факт, что соперники согласятся на участие в такой встрече. Они ведь поймут, что их приглашают на дебаты. А в России дебаты не в почёте у большинства участников выборных марафонов, потому что ораторским искусством наши доизбранники и избранники тоже владеют редко. И потому уклоняются от дебатов.

Слава Богу, что уклоняются. Значит, не совсем пропащие, значит, осознают, что будут выглядеть дураками. И не хотят этого. Потому что не дураки. Потому что надеются, что со временем приобретут ораторские навыки.

Надо понимать, однако, что хороший оратор – это почти всегда лидер, почти всегда вожак. Так что придется не только учиться говорить, но и приобретать задатки лидера. А с этим у нас еще сложнее. И все, видимо, потому, что «настоящих буйных мало – вот и нету вожаков» (В.Высоцкий). ■

Из сказанного понятно, что участвовать в конкурсной встрече с избирателями кандидату стоит только тогда, когда он умеет говорить и знает что сказать. Если кандидат, мягко говоря, не оратор, если руководителю кампании заранее понятно, что основные конкуренты его клиента значительно сильнее в полемике, надо рекомендовать кандидату уклониться от встречи. Такие дебаты, так сказать, нам не нужны.

Ну а если уж решение участвовать в конкурсной встрече принято, к ней надо готовиться самым серьёзным образом – и самому кандидату, и бригаде поддержки. На таких встречах надо быть готовыми ко всему - от словесных нападок и ехидных вопросов до прямых провокаций и форменного мордобоя.

Из специфичных форм встреч с избирателями в помещениях хотел бы коротко остановиться на двух:

А. Родительские собрания

Довольно распространенным видом коллективных встреч стали так называемые объединенные родительские собрания в общеобразовательных школах, на которые приглашаются кандидаты на выборные должности.

Школы – постоянный объект внимания кандидатов в избирательных кампаниях мелкого и среднего масштаба. И это понятно. В школах, расположенных на территории округа, учатся чада тех, кто является избирателями, и их хорошее отношение очень важно для кандидатов. Поэтому, оказав школе и (или) директору школы персонально спонсорскую помощь, кандидат рассчитывает на ответную услугу. Директора школ давно смекнули, как этим надо пользоваться, и во всю «сотрудничают» с состоятельными кандидатами, иногда сразу с несколькими. Одной из таких ответных услуг директоров школ является организация под видом школьных родительских собраний завуалированных встреч кредитоспособных кандидатов с избирателями.

«Пренебрегать родительскими собраниями нельзя», - твердо заявляет один из авторитетнейших отечественных избирательных технологов Андрей Максимов в своей книге «Чистые» и «грязные» технологии выборов. Российский опыт.» (М.: Дело,1999, стр. 148). Я бы не стал давать столь категоричные рекомендации по данному поводу. Более того, хотел бы предупредить читателя о подводных камнях участия кандидатов на выборные должности в подобных собраниях.

Во-первых, на такие встречи обычно приглашают не одного, а как минимум двух-трех кредитоспособных кандидатов.

Во-вторых, о планируемом большом родительском собрании наверняка узнают все их соперники. И большинство явится туда без всякого приглашения. И каждый полезет на трибуну с рассказом о том, что он самый лучший, и вообще о том, кто есть кто в этих выборах. Отказать им в этом по закону нельзя – если дали слово одному кандидату, обязаны выслушать всех остальных.

В-третьих, не секрет, что директора школ просто дурят родителей, приглашая их на подобные собрания. Чаще всего родители узнают о том, что им предстоит слушать всю ораву кандидатов только в конце встречи, сидя в тесных зрительских рядах школьного актового зала, выбраться из которых не так-то просто.

Хорошо, если попался умный директор, если он нашел приличный повод для сбора родителей, если на собрании помимо выступлений кандидатов прозвучат действительно важные для родителей темы. Хорошо, если хотя бы первая пара кандидатов выступит ярко, завоевав симпатии родителей.

А так, представляете состояние людей, которые, бросив домашние дела, пришли послушать проблемы, касающиеся их любимых чад, а вместо этого вынуждены вникать в неуклюжие разборки кандидатов между собой?

Вообще, приходить на родительские собрания, чтобы говорить не о проблемах школьного воспитания, не о подростковых проблемах, не о том, что касается настоящего и ближайшего будущего собравшихся, абсолютно бесперспективно для человека, стремящего завоевать симпатии родителей. Даже вредно. Я в этом твердо убежден.

Б. Чужие тусовки

Специалисты считают, что кандидату нужно быть всё время на людях, что по возможности он не должен пропускать ни одного массового мероприятия с участием избирателей округа, должен «светиться» на любых тусовках, будь то юбилей завода или городское (районное) торжественное собрание, посвященное 8 марта.

Видимо, это правильно. Но, как и на родительских собраниях, кандидату надо понимать, что он пришел не на предвыборное мероприятие, и вести себя соответственно, унимая свой агитаторский зуд.

Главное на чужой тусовке не агитация, а «торговля мордой» (см. Словарь), фоновая фиксация в сознании избирателей образа, который преподносится им в ходе основной агитационной работы в округе.

Встречи вне помещений

В самом начале главы мы договорились, что будем говорить только о встречах в помещениях. Однако, давая классификацию встреч, нельзя обойти молчанием те из них, что проводятся вне помещений – во дворах, у заводских проходных, в местах массового гуляния граждан и пр.

В отличие от «чужих тусовок» это чисто агитационные встречи, поэтому в методическом плане к ним применимо большинство рекомендаций по подготовке и проведению, содержащихся в этой главе. Понятно, что есть своя специфика, но об этом ниже.

10.5. О ПОДГОТОВКЕ ВСТРЕЧ

Теперь о том, как готовятся встречи. Чуть ниже мы подробно рассмотрим основные направления подготовки.

Но прежде - несколько тезисов о проблемах финансового обеспечения программы «Встречи». Понятно ведь, что не имея представления, сколько денег отводится на программу, трудно что-либо планировать. К сожалению, это как раз тот случай, когда составить более или менее определенную смету расходов очень непросто.

10.5.1.Финансовое обеспечение встреч

В отличие от всех иных программ оргмассового направления составление сметы по программе встречи – сплошные заморочки. Судите сами. Когда мы планируем проведение, например, акции «От двери к двери», мы достаточно точно можем определить, сколько нам потребуется агитационного материала и что это будет стоить, сколько агитаторов будет задействовано и какова стоимость их работы по каждой акции, и т.п. Сложились определенные нормативы эффективности работы агитаторов. Поэтому смета по акции «От двери к двери» рассчитывается с минимальными погрешностями

Расходы, связанные с организацией встреч, так не просчитаешь. Прежде всего, потому, что далеко не всегда можно спрогнозировать предполагаемую интенсивность встреч. Особенно, если против кандидата работает административный ресурс, и, скорее всего, местная власть будет стараться блокировать это направление работы штаба неугодного кандидата.

Как?

Элементарно: под угрозой санкций власть будет «советовать» директорам предприятий, школ, домов культуры и прочих культурных заведений воздерживаться от проведения встреч с неугодным кандидатом во вверенных им стенах.

Кроме того, даже если блокировки не будет, довольно трудно спрогнозировать, сколько людей придет на встречу, которая состоится, к примеру, через неделю, как придется (если придется) оплачивать аренду помещения, какие оборудование и агитационные материалы потребуются для встречи? Некоторые встречи связаны с коллективным, так сказать, чаепитием, с нелегальной благотворительностью, с раздачей опять же нелегальных сувениров. Как все это осметить? Как просчитать, во что обойдется кандидату удовольствие общения с избирателями?

Все это вынуждает избирательные штабы кандидатов довольствоваться составлением очень приблизительной сметы на организацию встреч. Иногда цифры сметы этого направления берутся просто с потолка. Или в смету закладывается определенный процент суммы, предназначенной на оргмассовое направление кампании, например пять процентов.

Определенно можно просчитать только оплату сотрудников, ответственных за программу «Встречи». Менеджер программы по оплате обычно приравнивается к руководящим работникам штаба и получает помесячное жалованье. Челноков тоже сажают на твердые оклады. Размер вознаграждения определяет кандидат с учетом их квалификации и местных условий.

10.5.2. Содержательная сторона встреч

Очень важное направление подготовки к встречам - содержательная сторона дела – с чем кандидат выйдет к избирателям, что и как скажет.

Есть категория кандидатов, которых не надо специально готовить к общению с избирателями. Это прирожденные лидеры, агрессивные полемисты, от одного вида избирателей они приходят в возбуждение, с неистовством набрасываются на них и выпускают измочаленный электорат из своих объятий только тогда, когда тот уже почти не дышит. Действуют прямо как вампиры или сексуальные маньяки в отношении своих жертв. Я имею в виду лидеров типа Явлинского, Немцова, раннего Травкина и, конечно, непревзойденного Жириновского. Таких людей всегда интересно слушать. К сожалению, ярких звезд на отечественном политическом Олимпе – раз два, да обчелся. Но и звезды, будьте уверены, к своим встречам с избирателями готовятся.

В основном же, наши избранники, даже те, которых официально именуют лидерами (фракций, партий и еще не важно чего) – никакие не лидеры. Сплошь серятина, противно телевизор смотреть. Даже щеки надуть когда надо не умеют. Послушайте, например, «лидеров» «Единой России», претендующей на роль главной партии страны, – и вы согласитесь, что я прав.

Понятно поэтому, что для большинства кандидатов надо писать тезисы выступлений и надо тренировать их перед выходом к избирателям. И не жалеть кандидатов, не давать им послаблений на тренингах.

Тезисы выступления кандидата перед избирателями должны быть обусловлены стратегией кампании (напомню, что суть стратегии ИК заключается в определении образа, в котором кандидат подается электорату). Как правило, эти тезисы базируются на основных агитационных темах кампании и формируются в виде речевых модулей, которые кандидат должен знать буквально назубок. Если тезисы убедительные, если стратегия по ходу кампании не меняется, следует придерживаться отработанной на тренингах канвы подачи тезисов от встречи к встрече, долбя одно и то же, одно и то же, одно и то же. С одними и теми же интонациями, смысловыми остановками, шутками и анекдотами «в тему», вставляемыми между тезисами.

Не хочу, чтобы меня поняли превратно. Столь жесткие рекомендации касаются только тех кандидатов, которые не вписываются в номинацию пламенных трибунов. Это во-первых. А во-вторых, я не призываю остальных кандидатов заучивать текст выступления наизусть и читать его каждый раз на память, без запинки. Знать назубок каждый тезис, каждый блок собственного месседжа и эффективно их использовать в своем выступлении – это немного другое. Поэтому фоновые вариации выступления кандидата не только допустимы, но и необходимы, они обусловлены тем, что за люди пришли на встречу, сколько их, где проходит встреча. Однако содержательную сторону выступления, запрессованную в речевые модули, лучше не менять. И даже не очень разнообразить. А, простите за утрирование, тупо (но в то же время складно и зажигательно!) повторять, повторять, повторять - изо дня в день, от встречи к встрече. И если кандидата начинает тошнить от самого себя – не страшно. Ведь эти тезисы он повторяет не для себя, а для электората. А состав электората на каждой встрече другой, его не затошнит.

На любой встрече кандидат очень четко и убедительно должен отвечать на три ключевых вопроса:

1. Кто я?

2. Почему я решил баллотироваться?

3. Чем я привлекательнее своих соперников?

Именно в ответах на эти вопросы должны быть в концентрированном виде встроены основные агитационные темы избирательной кампании кандидата. И самый главный вопрос (и ответ на него – тоже) – третий. Только убедив избирателей, что он лучше (значительно лучше!) других претендующих на тот же пост людей, можно быть уверенным в победе.

Убеждать в этом - задача всей кампании, всех агитационных мероприятий, не только встреч с избирателями. Но встречи особенно важны, потому что здесь, как, пожалуй, нигде больше, сразу становится ясным, насколько убедительны аргументы кандидата, как разработанные агитационные темы воспринимаются избирателями. Никакие фокус-группы этого не выявят.

Чтобы определить эффективность агитационных видеороликов или листовок, нужно время, нужны мониторинговые замеры. А здесь замеры – в глазах участников встречи, в их реакции на кандидата. Если встреча никого не взволновала, если еще до её формального завершения люди равнодушно потянулись к выходу, если возле кандидата не скучковались заинтригованные слушатели, значит, плохо дело. И надеяться можно лишь на то, что у других кандидатов дело идёт еще хуже. Так пока еще бывает. Помните, в самом начале книге говорилось о соревновании одноногих бегунов?

Сегодня всё сложнее побеждать на выборах, надеясь на авось, не ведя содержательной кампании. Поэтому к разработке агитационных тем кампании и к усвоению их кандидатом надо относиться со всей серьёзностью. И не допускать, чтобы кандидат вылезал на трибуну, не очень представляя себе, что ждут от него избиратели, что он должен им сказать, какие аргументы привести, чтобы убедить в том, что он, именно он – самый нужный избирателю кандидат.

Еще один очень важный момент. Кандидат должен ориентироваться в проблемах, которые волнуют непосредственно тех, с кем он встречается. Я имею в виду мелкие местные проблемы – проблемы завода, с трудовым коллективом которого он встречается, проблемы микрорайона, население которого пришло на встречу с ним. Соответствующую информацию должна обеспечивать информационно-аналитическая служба избирательного штаба, а при её отсутствии - менеджер программы «Встречи» и команда челноков.

Какой бы умный не был кандидат, какие бы варианты улучшения деятельности законодательной власти он не предъявлял избирателям на встрече, они его не услышат, если он не обозначит своего знания животрепещущих проблем для данной аудитории.

10.5.3.Планирование и ведение графика встреч

Это самое трудоемкое направление, связанное с подготовкой встреч. Оно полностью возлагается на менеджера локальной программы «Встречи».

В идеале график должен составляться на весь агитационный период кампании с понедельной разбивкой. По крайней мере, хотя бы основные позиции графика должны определяться заранее.

На деле же составить график встреч на полтора или хотя бы на месяц вперед, если только кандидат не является крупной VIP-персоной, заведомо невозможно. Да и с тактической точки зрения делать это нецелесообразно. Ибо о графике, составленном задолго, почти наверняка узнают в конкурирующих штабах. А значит, на встречи будут мобилизованы вражеские терминаторы, значит, соперниками будет сделано всё, чтобы испортить сценарные планы ваших встреч, чтобы снизить эффект от них.

Поэтому опытные руководители кампаний не очень теребят менеджера программы с долгосрочным графиком, уповая на графики краткосрочные – обычно недельные. Главное, чтобы в матрице графика (перечень объектов без указания дат встреч) были перечислены все возможные позиции. И чтобы эти позиции планомерно отрабатывались.

И еще. Важно, чтобы в конце каждой недели график встреч кандидата на предстоящие семь дней ложился на стол руководителю кампании (начальнику Центрального штаба) и в необходимых объемах доводился до начальников районных штабов. В едином плане-графике избирательной кампании по строке «Встречи с избирателями» пятничная клетка должна заполняться стандартной записью: доведение недельного графика встреч до руководства Центрального и районных штабов.

На встречи с трудовыми коллективами и на встречи с населением составляются отдельные матрицы графика.

Первая из названных матриц представляет собой полный список предприятий, учреждений и организаций (далее – предприятий), расположенных на территории избирательного округа. В ней по всем позициям указываются адрес предприятия, руководитель и его телефоны, а также число работающих.

Каждая позиция матрицы подлежит двойной отработке.

Вначале менеджер программы (в мелкомасштабной избирательной кампании) или по его заданию начальники районных штабов (в среднемасштабной кампании) обзванивают или посещают руководителей предприятий с целью предварительной договоренности о встрече с трудовым коллективом. Нередко к этому процессу подключаются кандидат и его доверенные лица. В результате такой договоренности обычно обозначаются примерные сроки мероприятия и количество членов трудового коллектива, которых пригласят (читай: загонят) на встречу. Если удалось договориться о точной дате, позиция из матрицы переносится в план-график встреч.

Во второй раз целесообразно связаться с руководителем предприятия за день-два до обозначенной даты, чтобы обоюдно подтвердить достигнутую договоренность и обсудить, если необходимо, те или иные детали встречи.

Вторая матрица (встречи с населением) составляется, исходя из наличия, дислокации и доступности помещений, пригодных для встреч с населением. Имеются в виду клубы, дома культуры, кинотеатры, помещения типа конференц-залов, красные уголки общежитий, классные помещения и аудитории в учебных заведениях и т.п. Причем, важно найти и договориться о предоставлении таких помещений по возможности в каждом из микрорайонов (поселков) избирательного округа.

Сроки проведения встреч с населением также зависят от договоренностей с владельцами (арендаторами) клубов, домов культуры и других помещений. В отличие от встреч с трудовыми коллективами прогнозировать число возможных участников встречи здесь довольно трудно – много зависит от умения бригады поддержки кандидата, стараний агитаторов.

В эту же матрицу следует включать встречи кандидата с избирателями под открытым небом – во дворах домов, в местах массового гуляния, в других людных местах округа. Такие встречи челноки готовят вместе с руководителем оргмассового направления кампании, подключая агитаторов к оповещению населения. Можно, например, поручить агитаторам, обходящим конкретный квартал, пригласить жителей на уличную встречу с кандидатом сразу после завершения агитаторского обхода квартала. За день до встречи приглашение дублируется.

Такие встречи бывают очень успешными, потому что кандидат приходит на них, досконально зная от агитаторов проблемы квартала. Надо только умело распорядиться этой информацией. Например, придти на встречу, имея на руках проекты решений по наиболее актуальным для жителей вопросов или уже что-то сделав по их наказам.

Есть смысл составлять и третью матрицу - на «чужие тусовки». В неё забиваются всевозможные официальные и полуофициальные мероприятия, посвященные государственным и отраслевым праздникам, юбилеям предприятий и известных людей, а также презентации, открытие гастролей театров и популярных артистов, выставок, культурно-музейных экспозиций и т п.

10.5.4. Организационно-техническое направление подготовки

Это направление полностью ложится на плечи челноков – на бригаду поддержки кандидата. Несколькими страницами выше я перечислил основные функции бригады. Детализирую теперь некоторые из них – те, что относятся к подготовительным мерам.

А. Разработка сценария (регламента) встречи.

В сценарии может быть предусмотрено многое:

-как появляется перед избирателями кандидат,

-кто и как его представляет, кому, кроме кандидата, будет предоставлено слово для выступления,

-как кандидат покидает зал,

-когда следует раздавать агитационные материалы, собирать анкеты участников встречи,

-когда подается агитационная музыкальная фраза (если она есть), вообще каково музыкальное сопровождение встречи, и т. д.

В сценарий вписываются «помогающие» и разряжающие обстановку вопросы и реплики, которые должны озвучить в нужный момент специально отряженные на это члены бригады поддержки.

Если встреча проходит с театрализованными вставками, выступлениями артистов, это тоже должно найти отражение в сценарии.

Тем не менее, сценарии большинства проводимых во время кампании встреч, особенно встреч персональных, достаточно однообразны. Определяется ведущий, который выстраивает встречу по шаблонному регламенту, в нужном русле, сглаживая острые углы, просеивая через цензорское сито вопросы, поступающие в письменном виде, и т.д.

Сложнее с «конкурсными», потенциально конфликтными встречами. Ведь они организуются, как правило, избиркомом и ведутся его представителем. Тем не менее, при грамотной работе обеспечивающей бригады, можно попытаться навязать ведущему свой сценарий встречи или, по крайней мере, значительно повлиять на тональность и характер проводимого мероприятия. Например, за счет превосходства в количестве и качестве агитационных материалов, раздаваемых на встрече, за счет заранее подготовленных вопросов своему и чужим кандидатам, за счет агрессивной критики основного конкурента кандидатом-подставой и т д.

Есть своя специфики подготовки участия кандидата в «чужих тусовках». Но это уже проблема не столько бригады поддержки, сколько имиджмейкера и текстовика, которые отвечают за то, чтобы на подобные мероприятия кандидат отправлялся во всеоружии: правильный костюм, цветы, заготовленные варианты спитчей и прочие необходимые вещи – все зависит от характера мероприятия, доброжелательности организаторов, возможности выступить.

Б. Добывание информации о насущных проблемах тех людей, встреча с которыми планируется.

При наличии в штабе информационно-аналитической службы эта функция, как уже говорилось, ложится на её сотрудников. Если же такой службы в штабе нет, сбор и обобщение информации о том, что больше всего волнует аудиторию, с которой предстоит встречаться кандидату, возлагается на менеджера программы «Встречи» и его челноков. Конечно, речь здесь идет о самом минимальном объеме информации.

О проблемах предприятия можно узнать у его руководителя. О проблемах микрорайона – в администрации города (района). В качестве консультантов по проблемам микрорайонов вполне можно привлекать участковых агитаторов.

В. Оповещение избирателей о предстоящей встрече.

Проблемы оповещения членов трудовых коллективов, сгоняемых на встречи в административном порядке, не существует. Руководитель предприятия, давший своё «добро» на встречу, оповестит и приведет под белые ручки всех, кого обещал.

Для проформы я все же рекомендовал бы за день до встречи вывесить на видных местах у входа и в самом административном корпусе предприятия приглашение от имени кандидата или инициативной группы. Удобно, когда в качестве приглашения используется заранее изготовленный типографским способом шаблон плакатного типа, на котором размещены портрет кандидата и необходимый минимум информации о нём. Если такой плакат будете заказывать, не забудьте внизу плаката указать необходимые выходные данные.

Повторяю: всё остальное по оповещению и обеспечению явки трудящегося электората обеспечит администрация предприятия.

Иное дело встречи кандидата с населением по месту жительства избирателей. Тут надо не просто оповестить, но и зажечь интерес к встрече, вытащить людей из теплых квартир.

Техническая сторона процесса оповещения особой сложности не представляет. Существует немало способов, чтобы пригласить людей на встречу и чтобы они это приглашение услышали (увидели). Это и оповещение через СМИ – местное телевидение, радио, газеты. Это и приглашения в виде листовок, опущенных в почтовые ящики или наклеенных на двери подъездов. Это и специальные обходы и обзвоны избирателей, проводимые силами агитаторов и штабного актива.

Очень важно, однако, чтобы форма приглашения не выглядела дежурно, чтобы в приглашении чувствовались доброжелательность и уважение к тому, кого приглашают. Одним словом, к тексту приглашения нельзя подходить шаблонно. И тогда у организаторов встречи будет больше шансов не увидеть зал пустым.

В качестве положительного примера хочу привести прекрасную листовку-приглашение, использовавшуюся в избирательной кампании Аркадия Баскаева по довыборам в Госдуму в 2000 г. (см.ниже). Сразу хочу предупредить, что ни я, ни члены моей команды к изготовлению этой листовки никакого отношения не имели. Эта добротная листовка сработана другой, не могу не признать, классной командой, и сработана на славу.

Сюда - листовку Баскаева с файла с таблицами

Оповещение о встрече лучше делать в две волны – первый раз дней за пять, а второй – накануне встречи. В общем, техническая сторона оповещения понятна.

А вот чтобы завлечь избирателей на встречу, порой требуется недюжинная фантазия организаторов и немалые средства. Речь идет об упоминавшихся выше «привлекалочках» - от гастрономических наборов до народных артистов. То есть людей как бы зовут на артистов, а заодно и на кандидата. Разве плохо? И культурней станут, и политически грамотней. Кстати, артист – не догма, это скорее символ. Вместо артиста можно пригласить известного политика – председателя партии, лидера фракции, можно известного солнцевского авторитета, героически прошедшего ужасные тюрьмы Швейцарии, можно астролога Глобу, да мало ли кого еще можно, на кого наша публика клюнет. Главное, чтобы символ согласился на «склейку» с кандидатом. И тогда зал пустым скорее всего не будет.

● К теме оповещения избирателей вплотную примыкает проблема оповещения других возможных субъектов встречи - избиркома, представителей власти, общественности, СМИ.

Надо ли их оповещать или приглашать на встречу?

В литературе по затронутой теме можно встретить категорические рекомендации, что надо.

У меня другое мнение. Раз закон к этому не обязывает, значит не факт, что надо. Смотрите сами, по обстановке. Если какую-либо пользу в этом усматриваете – ну, пригласите. А если нет, то зачем вам лишние хлопоты?

Расхожим считается мнение моих ученых коллег о том, что встречи с избирателями служат важным информационным поводом, именно поэтому, мол, СМИ надо на них непременно приглашать (см., например: Амелин В.Н., Федоркин Н.С. Хочешь стать депутатом? Стань им! Монография.- М., 1999).

Я полагаю, что авторы данных рекомендаций не так уж часто посещали подобные встречи. В 99 случаях из 100, уверяю вас, представители СМИ, которых вы вдруг ненароком затащите на свои встречи, будут плеваться и про себя обзывать вас всяческими нехорошими словами. Потому что в 99 случаях из 100 им не удастся ни единой строчки, ни единого кадра со встречи дать в газету или в эфир. Потому что на самом деле встречи с избирателями – это обыденная будничная работа кандидата, и как любая поденщина она сама по себе не может представлять собой значимого информационного повода. Ну не является ведь информационным поводом тот факт, что на углу улицы им. Комдива Буденного каждый день некое лицо кавказской национальности торгует турецкими фруктами?

Конечно, бывают исключения. Если встречу с избирателями проводит фаворит президентской гонки или если объявлено, что во время встречи, устраиваемой на стадионе, кандидат спустится на футбольное поле на парашютах вместе Пугалкиными (Пучагёвой и Галкиным одновременно), то журналистов на встрече будет больше, чем избирателей. Если в провинциальном доме культуры кандидата в областное законодательное собрание приедет представлять сам великолепный Жириновский, то в зале почти наверняка будет давка, и вся местная пресса будет давиться вместе с публикой.

Напомню, однако, что речь в моей книге идет преимущественно об избирательных кампаниях среднего и мелкого масштаба (до 500 тысяч избирателей). А здесь с парашютами падают очень редко. И информационные поводы возникают в одном случае из ста. А может из тысячи.

Так что лучше не звать журналистов на каждую свою встречу.

Лучше уж устроить специально для них, а также для разных VIP-персон уездного масштаба, в том числе и для охмуряемых членов избиркома, отдельную дружескую встречу, где за рюмкой чая и обсудить насущные проблемы округа к обоюдному удовольствию всех присутствующих. Назвать это мероприятие можно пресс-конференцией, презентацией, брифингом, кофе-брейком. А можно и партхозактивом. Главное не в названии, не правда ли? ■

Г. Предварительная техническая экспертиза помещения, в котором планируется встреча

Речь идет прежде всего о пожарной безопасности и личной безопасности участников встречи, о радиофикации, освещении и прочих технических вопросах, имеющих значение для организации встречи.

Одновременно помещение осматривается с целью его агитационного оформления, рационального размещения пунктов регистрации участников встречи и раздачи агитационных материалов. Сюда же следует отнести меры по предотвращению фактора «пустого зала», т.е. когда для заведомо малой аудитории предоставляется огромный зал.

Д. Обеспечение всех участников встречи агитационными и другими раздаточными материалами.

Перечень агитационных материалов, используемых на встречах, обусловлена общей номенклатурой агитационных материалов избирательной кампании – см. раздел 9.1.книги. Тиражи таких материалов зависят от планируемого объема работы по программе встреч.

Иногда при планировании тиражей агитационных материалов руководители кампании напрочь забывают о том, что агитационные материалы распространяются не только через агитаторов и почту, но и на встречах. В результате на встречи приходится идти с пустыми руками. Это недопустимо. Нельзя проводить встречи при дефиците раздаточных и агитационных материалов. Поэтому в определении тиражей листовочного ряда обязательно должен участвовать менеджер программы «Встречи». А часть тиража, предназначенная для раздачи на встречах, сразу должна передаваться бригаде поддержки и храниться отдельно (аналогично с пикетами).

Помимо агитационных материалов на встречах могут распространяться различные информативные материалы, интересные для собравшихся. Например, брошюры о том, как рассчитывается пенсия, какими льготами и в каком порядке пользуются пожилые люди, ксерокопии статей о проблемах города (района), которые будут позднее затрагиваться в агитационных темах кандидата и пр. До вступления в силу новой редакции «Закона об основных гарантиях избирательных прав…» можно было распространять и разнообразную сувенирную продукцию с логотипом избирательной кампании кандидата (значки, ручки, пакеты-сумки и пр.). Теперь разрешено распространять только значки.

Е. Отдельно следует сказать о подготовке мер, позволяющих провести регистрацию участников встречи.

Это очень важная функция бригады поддержки, которая, тем не менее, многими избирательными менеджерами и технологами игнорируется. А зря.

Если человек выкроил время и пришел на встречу – к нему надо относится как к потенциальному стороннику. А чтобы из потенциального сторонника он превратился в реального и в конце концов поддержал кандидата на выборах, потребуется уже после встречи уделить ему определенное внимание: еще раз поблагодарить за участие во встрече, может быть, «доложить» о том, что сделано по вопросам, поднятым на встрече, от имени кандидата пригласить на выборы и пр. То есть речь идет об адресном обеспечении так называемых «касаний».

Но чтобы адресно «коснуться», надо знать адрес и ФИО человека, приходившего на встречу, надо его зарегистрировать. С технологических позиций этот шаг необходим, он является первым звеном в цепи мер, обеспечивающих завоевание сторонников и их явку на выборы. И именуется этот шаг «зацепкой» сторонников (подробнее см. главу 11. Технологии повышения явки избирателей).

Надо иметь в виду, однако, что если действовать в лоб (мол, раз пришли, давайте-ка непременно регистрироваться), большинство пришедших на встречу сообщать о себе какие-либо сведения категорически откажутся. И вообще кое-кто может обидеться и уйти со встречи. Наш электорат почему-то боится регистрироваться.

Не надо пугать электорат. Схитрите, заранее придумайте что-нибудь такое, что подтолкнет избирателя добровольно «зафиксироваться», т.е. оставить свои координаты, по которым его можно будет потом достать. Например, разработайте необычно оформленную анкету о проблемах округа и объявите поощрительные призы по трем лучшим анкетам. Изготовьте красивые бланки наказов, которые участники встречи должны будут заполнить и сдать на выходе. Обязательно предусмотрите ведение протокола встречи, с тем, чтобы фиксировать хотя бы тех, кто задает вопросы и выступает. Регистрация этой части участников встречи отторжения обычно не вызывает. Наконец, можно применить стандартный тактический ход, позволяющий фиксировать участников встречи – коллективное фотографирование с кандидатом, с обещанием доставить фотографии по оставленным адресам. Фотографии избирателям потом разнесут агитаторы, им это с руки.

Подскажу еще один «работающий» способ фиксации участников встреч, правда, он применим только в отношении встреч с небольшими трудовыми коллективами. Бригадиру челноков надо будет зайти предварительно к начальнику отдела кадров предприятия или поговорить с секретарем директора, договориться о том, чтобы на мероприятии поприсутствовал кто-то из знающих кадры сотрудников и записал фамилии участников. Объяснить такую просьбу легко: мол, каждому участнику кандидат хочет послать благодарственное письмо. Недостающие сведения об этих людях можно получить затем в отделе кадров. Понятно, что договариваться надо на неформальном уровне, бригадир челноков должен быть обаяшкой, ему должны быть выделены небольшие средства на «торты к чаю».

Одним словом, немного фантазии – и задача фиксации участников встречи вполне решается.

10.6. СЕМЬ БАНАЛЬНЫХ ТЕЗИСОВ ПО ТАКТИКЕ ПРОВЕДЕНИЯ ВСТРЕЧ

1. Первой на место встречи, не менее чем за полчаса, прибывает бригада поддержки. С собой она привозит необходимое оборудование, атрибутику, раздаточные материалы и прочие нужные вещи (вплоть до минеральной воды и цветов на стол президиума). До прибытия кандидата члены бригады должны подготовить зал (оформление, радиофикация и пр.), занять рабочие места и быть готовыми к выполнению своих функций.

Прибывающие на встречу избиратели должны чувствовать благожелательность со стороны организаторов встречи. Членам бригады надо умело играть роль радушных хозяев: с готовностью отвечать на вопросы людей, проводить в зал, посоветовать, где лучше сесть, выдать заготовленные раздаточные материалы.

Одной из главной задач, стоящих перед бригадой, как только что было отмечено, является регистрация (фиксация) пришедших на встречу. Регистрация должна быть «мягкой», неназойливой, не должна отпугивать избирателей. Члены бригады, отряженные на регистрацию, должны вести себя особенно вежливо и корректно.

2. Кандидату тоже целесообразно прибыть на место встречи немного раньше, и хотя бы накоротке переговорить с руководством принимающей стороны (директор предприятия, дома культуры, ректор вуза, комендант общежития и пр.). Опоздание не допустимо, это может быть расценено и избирателями, и принимающей стороной как неуважение. Более того, если против вас на встречах постоянно работает конкурент, его «гасильщики» (см.ниже) не упустят возможность обратить внимание ожидающих избирателей на необязательность кандидата, на его неуважение к людям.

• В 1995 г. известный демократ первой волны Олег Румянцев (председатель Комиссии Верховного Совета РФ по разработке Конституции) потерял массу голосов симпатизирующих ему москвичей и, в конце концов, проиграл свою кампанию по выборам в Госдуму именно из-за своей привычки опаздывать на плановые встречи с избирателями. Так, по крайней мере, утверждали его штабные.■

3. Будет лучше, если встречу откроет принимающая сторона – директор предприятия, дома культуры. А вот дальнейшее ведение встречи надо поручить опытному ведущему - либо пресс-секретарю, либо одному из авторитетных доверенных лиц кандидата.

Многие кандидаты, оказываясь лицом к лицу с избирателями, теряются, начинают повторяться, забывают сказать самое важное. Ведущий должен уметь своевременно и непринужденно помочь кандидату найти нить своего выступления, подкорректировать его, ссылаясь на якобы поступившую из зала записку. Он должен осуществлять оперативную цензуру письменных вопросов из зала, по возможности направляя кандидату только «выгодные» записки. Он должен знать в лицо сидящих в зале членов обеспечивающей бригады с заготовленными вопросами, репликами и выступлениями и в нужный момент давать им слово. Он должен помочь кандидату завершить встречу в мажорной тональности.

Опытный ведущий – это половина успеха встречи.

4. Помимо ведущего желательно, чтобы в зале на видном для кандидата месте сидел его референт (или привлеченный специалист-консультант), задача которого с помощью определенных жестов во время подсказать кандидату, что тот увлекся, что он перебрал со временем, что ему надо сворачивать свое выступление.

5. Выступая перед залом, кандидат должен придерживаться домашних заготовок. Как основное выступление, так и ответы на вопросы избирателей надо по возможности втискивать в рамки заготовленных тезисов выступления. Не всегда это удается, иногда поступающие вопросы выбивают из наезженной во время тренингов колеи. Но надо стремиться опять вернуться на свою колею. Надо ответ на любой вопрос приближать к одной из своих агитационных тем.

Один важный совет кандидату. Не позволяйте втягивать себя в обсуждение достоинств и недостатков конкурентов. Вообще старайтесь как можно реже произносить принародно вслух их фамилии. Зачем превращаться в рекламное бюро по раскрутке соперников? А если уж вас вынуждают позитивно отозваться о сопернике, этот «позитив» должен прозвучать так, чтобы всем стало ясно, что в данном случае вы говорите как деликатный человек, не более, что хвалить вашего соперника не за что. Домашние заготовки таких отзывов о наиболее серьёзных конкурентах у вас должны быть всегда под рукой.

6.Практика показывает, что эффект от встречи снижается, если она излишне затягивается. Кандидат должен почувствовать момент, когда встречу пора сворачивать, когда народ начал уставать.

Регламент большинства рядовых встреч желательно втискивать в часовую рамку, т.е. надо стараться уложиться в час, в час с небольшим. Это практически означает, что основное выступление кандидата должно занять не более 15-20 минут, а остальное время - ответы на вопросы, по 4-5 минут на вопрос, не больше. Конечно, бывают такие вопросы, при ответах на которые ужиматься во времени глупо, т.е., когда вопросы «в тему», когда они позволяют выгодно высветить кандидата. И все равно: краткость – сестра таланта. Не забывайте этого афоризма - и в выступлении, и в ответах на вопросы избирателей.

Очень часто, отвечая на вопросы, кандидаты увлекаются, забывают об установочном регламенте. Ведущий встречи или референт из зала условными знаками должны показать кандидату, что он увлёкся, дать отмашку закругляться.

7. На «конкурсных» встречах, когда в зале не только кандидаты-соперники, но и конкурирующие команды их штабов, грамотные действия бригады поддержки особенно важны. Она должна обеспечить физическую безопасность кандидата и членов его команды, сделать все возможное для психологической победы над конкурентами. Выше уже говорилось за счет чего.

Если предполагаются провокационные или хулиганские выходки со стороны конкурирующих команд, следует усилить бригаду, предусмотреть ходы по нейтрализации провокаторов и хулиганов, при необходимости - согласовать план своих действий с правоохранительными органами.

10.7. ДЕЙСТВИЯ КОМАНДЫ ПОСЛЕ ВСТРЕЧИ: КАСАНИЯ ИЗБИРАТЕЛЕЙ

Чуть выше было сказано, что избирателей, пришедших на встречу с кандидатами, нельзя до конца кампании оставлять без внимания. Каждого потенциального сторонника надо стараться превратить в реального.

Основной объем этой работы ложится на Контактную службу штаба, а также на участковых агитаторов.

Команда челноков тоже участвует в этом процессе. В частности, что касается встреч с трудовыми коллективами, то тут первое закрепляющее касание участников мероприятия - забота именно бригады поддержки. Я имею в виду благодарственное письмо кандидата, адресованное трудовому коллективу. Такое письмо готовится руководителем программы на основании отчета бригадира о проведенной встрече и через несколько дней по согласованию с руководителем предприятия развешивается членами бригады на видных местах на предприятии - обычно там же, где в свое время были вывешены приглашения на встречу. Форма письма не должна быть дежурной, пусть письмо бросается в глаза.

Ниже приводятся образцы текстов двух таких писем.

Благодарственное письмо кандидата участникам встречи. Образец № 1

Коллективу преподавателей и учащихся медицинского училища им. Семашко.

Уважаемые друзья!

Искренне благодарю вас за прекрасно подготовленную и проведенную встречу, которая прошла 16 марта.

Для меня, Заслуженного учителя Российской Федерации, было действительно интересно увидеть своих коллег-педагогов в новом качестве, узнать и новые грани личности бывших своих учеников.

Надеюсь, что эта встреча запомнится всем нам, напомнит каждому об ответственности, справедливости и совести, что, безусловно, необходимо людям, отвечающим и за жизнь общества, и за человеческие жизни.

Уверен, что из таких мгновений складывается опыт, закаляются основные человеческие ценности, воспитывается характер.

Успехов вам!

Кандидат в депутаты Областного законодательного собрания

А.А. Гурьянов, 25.03.2002 г.

Благодарственное письмо кандидата участникам встречи. Образец № 2.

Письмо кандидата на должность мэра города Владимира Еременко

трудовому коллективу Завода микроаппаратуры

Уважаемые друзья!

На днях я побывал у вас. Эта встреча меня по настоящему обогатила. Теперь я еще лучше понимаю ваши проблемы и яснее вижу, как должен развиваться наш город.

На встрече были подняты важные и интересные вопросы. Обдумав и обсудив их со своими соратниками и специалистами, я принял для себя некоторые решения, о которых хочу поставить вас в известность. Заверяю, что в случае победы на выборах я обязательно приму следующие меры по вашим запросам и предложениям:

1. Все решения по важнейшим вопросам обеспечения жизнедеятельности горожан мэрия будет принимать совместно с вами, после главного их обсуждения в СМИ, а в ряде случаев – и на городском референдуме.

2. Самый эффективный способ наполнения городского бюджета – работающие предприятия. В городе чисто формально созданы структуры, которые должны способствовать погашению долгов и выходу из кризиса промышленных предприятий (департамент муниципального заказа, муниципальный банк, муниципальная страховая кампания). Теперь дело за организацией их эффективной работы. Три четверти крупных предприятий города до сих пор не ощутили на себе благотворного воздействия этих финансовых структур.

3. Жители Комсомольского микрорайона будут обеспечены электрическим транспортом (троллейбусом).

4. Пересмотрю и упрощу, сделаю прозрачной систему муниципального контроля за предпринимательской деятельностью.

5. Будет пересмотрена и реализована (в том числе за счет выпуска муниципального облигационного займа, организации ипотеки под гарантии городского бюджета) программа льготного кредитования «Жилище молодой семьи».

6. Город в обязательном порядке, не позднее 31 декабря 2001 г. рассчитается по своим долгам перед матерями, не получавшими пособия на детей в течение двух лет.

Кроме того, для обеспечения экологической и эпидемиологической безопасности граждан

1. В городе будет ускорена реализация программы «Вода питьевая», к началу 2002 г. горожане должны быть обеспечены не менее чем на 60 %, а к 2004 г. – на все 100% экологически чистой артезианской водой.

2. Будет решена проблема разделения и утилизации бытовых отходов. Давайте сделаем наш город чистым!

С уважением, В. Еременко, 15.11.2000 г.

Кроме того, участие бригады челноков в процессе закрепления сторонников заключается в том (и это главное), что она оперативно, после каждой встречи, передает списки зарегистрированных участников в аналитическую или контактную службу штаба кандидата. Там эти сведения вносятся в компьютерный «Реестр сторонников», после чего штаб организует работу с внесенными в реестр избирателями.

Сразу после проведения встречи бригадир челноков составляет краткий (на страничку-две) отчет о проведенном мероприятии и сдает его руководителю программы. В отчете указывается дата, время и место проведения встречи, число присутствовавших и зарегистрированных участников, а также перечисляются вопросы, которые поднимались на встрече. Если мероприятие было сопряжено с какими-то происшествиями, описывается случившееся, к отчету прилагается объяснительная документация (заявления, протоколы и пр.).

На основании этих документов руководители штаба принимают решение о реагировании: обращение в избирком или правоохранительные органы, оповещение СМИ и др.

10.8. КОНТРДЕЙСТВИЯ КОМАНДЫ НА «ЧУЖИХ» ВСТРЕЧАХ. «ГАСИЛЬЩИКИ»

До сих пор я говорил о действиях команды кандидата по организации и проведению «своих» встреч, в том числе о нейтрализации попыток конкурентных команд помешать нормальному ходу встреч.

Но раз конкуренты нам мешают, мы тоже иногда не должны стесняться мешать им.

Я не призываю устраивать на «чужих» встречах мордобой и поножовщину. Боже упаси! Но где, как не на встречах конкурента с избирателями, можно задать ему в лоб «неприятные» вопросы и посмотреть, как он будет на них реагировать. Где, как не на встречах, можно в лицо сказать человеку, претендующему на властное кресло: «Вы говорите неправду!» – и подтвердить ложь документально. Корректно «снести» конкурента, пришедшего на организованную им мирную персональную встречу с избирателями, испортить ему настроение, психологически выбить из колеи - важный тактический прием предвыборной борьбы, пренебрегать которым не стоит.

Особенно эффективен такой тактический прием в отношении действующих народных избранников, борющихся за продление своих полномочий. Многие из них сразу после избрания забывают о своих предвыборных обещаниях и к новым выборам начинают все с чистого листа. Другая часть избранников, основу политического бытия которых составляет «торговля мордой» (см. Словарь в конце книги), считают возможным вписать в свой послужной список любое позитивное событие, которое произошло в их округе, независимо от степени своего участия в этом событии.

«Гасить» таких кандидатов на их встречах с избирателями нетрудно. И если ваш соперник именно из таких – грех не воспользоваться предоставленной возможностью и принародно не «утереть» его.

Впрочем, в досье даже относительно честных народных избранников (абсолютно честными политиками, как известно, бывают только дураки) часто удается накопать факты, которые можно преподнести так, что избирателям это не понравится. В главе 11 приводится пример, как весьма популярный кандидат на губернаторское кресло был снесен пиарщиками из «Имидж-контакта», которые нашли в его досье всего одну зацепочку: в свое время тот был в группе разработчиков закона об ядерных отходах.

Эффективным приемом «гашения» может быть и подготовка конкурирующему кандидату внешне вполне безобидных, но прицельных вопросов - так называемых уводящих вопросов. Что это такое? Грамотно раскручиваемый кандидат в своих выступлениях на публике отыгрывает агитационные темы, усиливая свой положительный образ. Например, кандидат, работающий в образе сильного хозяйственника, говорит о том, как он поднимает производство (вариант: успешно руководит городом) и т.п. Вопросы же, которые должны задавать ему «гасильщики», неизбежно заставляют его говорить о пустяках. Например, об его отношении к известным скандалам, к партийным лидерам, к проблеме культурного пития, к сексуальным меньшинствам – к чему угодно, лишь подальше от темы. Если кандидат воспримет эти вопросы на полном серьезе и будет стараться подробно отвечать на них – своей цели вы достигли, время встречи конкурента с избирателями потрачено впустую.

Впрочем, уводящие вопросы – дело тонкое. И готовить их надо с умом, по возможности привлекая психолога. Иначе можно получить обратный эффект. Например, вы хотите увести от главной темы соперника, выступающего в роли не просто сильной, но жесткой личности, и задаете ему вопрос о семье. А это как раз то, что ему не хватало, и рассказывая, какая у него прекрасная жена и умные детки, он компенсирует свой антиобраз, смягчая чрезмерную жесткость отыгрываемого имиджа.

● Работу по разрушению положительного образа соперника во время его встреч с избирателями надо по возможности осуществлять во всех кампаниях.
Какая штабная структура должна этим заниматься? В той или иной степени - и челноки, и Аналитическая служба, и юристы. Однако головную функцию по разрушению сценариев «чужих» встреч желательно возложить на специальную службу, занимающуюся в штабе контрпропагандой и, если хотите, контрразведкой. Если последний термин кого-то пугает, давайте назовем эти задачи службы более демократично: информационная разведка или информационная безопасность.

В нашей команде эту службу с некоей долей иронии именуют СМЕРШем. Для тех, кто не знает: это аббревиатура от «Смерть шпионам!» - так в годы Великой Отечественной войны именовалась советская военная контрразведка.

Делиться опытом работы нашего СМЕРШа в избирательных кампаниях я не берусь. Потому что, во-первых, опытом работы спецслужб (а в избирательном деле – это как раз спецслужба, что же ещё?) делиться вообще не принято. А во-вторых, если честно, службу СМЕРШ, как я её себе представляю, разворачивать в полном объеме в избирательных штабах мне не доводилось.

Да, обычно у нас назначается ответственный за всякие «контры». Да, обычно элементы информационной разведки и безопасности в штабной работе присутствуют. Да, собирается досье на конкурентов и членов их команд. Да, мы стараемся заполучить графики встреч конкурентов с избирателями округа. Да, мы пытаемся закрыть лазейки для проникновения в штабные структуры вражеских лазутчиков. Да, были даже успешные факты их разоблачения и поимки. Но всё же в целом, системной работы в этом направлении у нас не было. Думаю, что не только у нас. Уверен, что жизнь заставит совершенствоваться и тут – таковы наблюдаемые тенденции развития технологий ведения избирательной борьбы. Причем, каждой команде придется работать на этом направлении самостоятельно, методом проб и ошибок – делиться своим опытом здесь вряд ли кто захочет.

Впрочем, я хватил слишком широко, заговорив о штабной службе СМЕРШ в целом. Нас ведь сейчас интересует только одно сравнительно небольшое и неплохо отработанное направление работы этой службы, а именно действия её специальной команды, команды «гасильщиков», работающей на разрушение положительного имиджа кандидата-соперника во время плановых встреч последнего с избирателями. Об этом и поговорим. ▪

Для успешных контрдействий команды на «чужих» встречах надо придерживаться, как минимум, следующих правил:

1. Не распыляться. «Гасить» на встречах надо только тех соперников, которые представляют для вас реальную угрозу - в первую очередь тех, кто посягает на ваш базовый электорат, т.е. кто «пашет» на одном с вами поле, во вторую – тех, кто успешно осваивает подвижных избирателей. Тратить свои усилия и ресурсы на борьбу с фоновыми кандидатами вообще не стоит.

2. Команда «гасильщиков» должна быть снабжена примерным планом действий по каждой встрече, набором «вредных» и «уводящих» вопросов, а также обвинений в адрес конкурентов. Импровизаторы в команде могут быть, но их импровизации должны укладываться в рамки антиобраза конкурента, который навязывается избирателю стратегами вашего избирательного штаба.

3. Состав команды «гасильщиков», особенно той её части, что вступает в дискуссию с кандидатом-конкурентом, в зависимости от тактики действий по отношению к нему может либо постоянно меняться (тактика «всеобщего противодействия»), либо оставаться неизменным (тактика «терминатор»).

4. Работая в зале, команде «гасильщиков» лучше не засвечивать своего кандидата, а действовать под видом нейтральных избирателей, пришедших на встречу по собственной инициативе. Иногда, в зависимости от ситуации, лучше прикинуться сторонниками кого-то из фоновых кандидатов. Такие варианты должны быть предусмотрены заранее.

Несколько слов об организационных трудностях контрпропагандистской работы избирательного штаба на данном направлении.

Первую серьезную трудность представляет своевременное получение информации о проведении встреч соперников с избирателями округа. Любой штаб эту информацию секретит, и поэтому, если своей агентуры в чужих штабах нет, выход один - все агитаторы, весь актив с самого начала должны быть сориентированы на немедленное информирование штаба о предполагаемых «чужих» встречах.

Вторая трудность касается проникновения команды «гасильщиков» на «чужие» встречи с трудовыми коллективами. Ведь, как правило, эти встречи проходят за заборами предприятия и посторонних туда не приглашают. Поэтому, даже тогда, когда «гасильщикам» удается проникнуть на такую встречу, порезвиться им там не удается.

Попав на чужую свадьбу, не скандаль. Выставят за дверь. А то и побьют.

Работать в такой ситуации надо деликатно, чтобы трудовой коллектив не воспринял действия команды как агрессию специально подосланной команды и не поднялся на защиту своего преследуемого гостя.

Более эффективным способом противодействия опасному сопернику в таких случаях является вывод на передний край конфронтации кандидата-подставы. Подробнее об этом мы будем говорить в главе 16 о лже-кандидатах. С помощью этого нехитрого тактического приема появляется официальное лицо (кандидат-подстава), на которого возлагается роль терминатора, преследующего по пятам «заказанного» соперника, критикующего его за любую ошибку, за любую попытку приукрасить себя.

По закону не пустить кандидата-терминатора на встречу, на которую приглашены другие кандидаты, нельзя, не предоставить ему слова, если предоставили другим – тоже. Критическое выступление одного кандидата против другого, особенно если оно подкреплено убедительными доводами и документами, уже не выглядят как нападение группы на одного. Такое выступление воспринимается окружающими как борьба за тёплое место.

10.9. ЛЖЕ-ПРИГЛАШЕНИЯ НА ВСТРЕЧИ

В заключение несколько тезисов об одной некорректной технологии по теме настоящей главы. Речь пойдет о лже-приглашениях на встречи соперника.

Свежий факт использования этой достаточно известной и весьма грязной технологии я встретил недавно, изучая на месте агитационные материалы последней (сентябрь 2002 г.) кампании по выборам мэра Нижнего Новгорода.

Этот прием был применен против одного из кандидатов в мэры – депутата областного законодательного собрания М.Дикина. Один из соперников Дикина нанял абсолютно отмороженных избирательных технологов, которые в течение всей избирательной кампании почти в открытую изощрялись как могли, выливая ушаты лжи на соперников, пуская на поток грязные фальшивки. Досталось не только Дикину, отмываться пришлось и другим кандидатам.

Вот как действовали эти, с позволения сказать, избирательные технологи.

В разгар кампании один из микрорайонов Нижнего был заклеен листовками, в которых от имени кандидата в мэры М.Дикина жителей приглашали на встречу. Характерно, что листовки появились в тот самый день, когда встреча должна была якобы состояться, и штаб Дикина на лже-приглашения не среагировал: то ли прозевал, то ли решил не поддаваться на провокацию, справедливо полагая, что все равно на организуемую таким образом встречу никто не придет.

И в самом деле, желающих пообщаться с кандидатом оказалось три калеки. Тем не менее, через несколько дней организаторы провокации затрубили в своих «фанерных» СМИ и анонимных агитках: смотрите, мол, какой гад этот Дикин! Десятки людей от дела оторвал, а сам не удосужился явиться.

И затем, во всех последующих выпусках «фанерок» этот паскудный пассаж с вариациями подавался уже как абсолютная истина среди других тоже выдуманных и не менее гнусных клеветнических измышлений в адрес кандидата М.Дикина.

Еще раз хочу подчеркнуть: все эти инсинуации шились белыми нитками, пытливый человек легко мог бы установить автора провокации. Но пытливых среди нижегородцев и не только среди них пока еще досадно мало, подобные «изобличения» наш «пипл хавает» с большим аппетитом. Именно поэтому кандидат, который позволил своим технологам подобные мерзости, едва не выиграл. Хотя сам больше других твердил о честности и порядочности.

Некорректные технологии подобные описанному лже-приглашению в отечественной избирательной практике встречаются на каждом шагу. Бороться с ними можно и нужно. И главным условием успешной борьбы с такими технологиями является своевременное получение разведывательной информации о готовящихся акциях конкурентов. То есть я снова возвращаюсь к тезису о необходимости иметь в штабной структуре такую специфичную службу, как СМЕРШ.

Может быть, кому-то эти мои предложения кажутся чрезмерными: чего, мол, зазря разводить шпиономанию?

Салага, попавший на войну, поначалу мин не боится. Он начинает ошалело смотреть себе под ноги только тогда, когда рядом громыхнуло, и чужие оторванные взрывом ноги пролетели мимо его носа.

Не проигрывали еще кампании из-за плохо поставленной в штабе контрразведки?

Ну-ну, значит, у вас еще всё впереди…

Глава 11.

ТЕХНОЛОГИИ ПОВЫШЕНИЯ ЯВКИ ИЗБИРАТЕЛЕЙ

11.1. ВВЕДЕНИЕ В ТЕМУ

11.1.1. Проблема явки на выборы

Вот уже который год выборы в России проходят со скрипом. Не идёт народ на избирательные участки. Практически над любыми выборами, за исключением федеральных (Президент и Госдума) и, может быть, ещё губернаторских, постоянно висит угроза срыва из-за неявки электората. Чем ниже уровень выборов, тем угроза реальнее.

Явление это повсеместное - от Берингова пролива до Балтики. Много лет страна наблюдала за избирательным бардаком во Владивостоке, население которого никак не могло избрать городскую Думу. О том, на что пришлось идти московским властям в 2001 г., чтобы признать выборы в городскую Думу состоявшимися, я уже писал. В 2002 г. лишь с третьей попытки Псковская городская Дума набрала необходимые две трети своего состава и смогла приступить к работе. Но для этого потребовалось дважды проводить довыборы по шести округам. На первых довыборах в мае явка избирателей по пяти округам из шести не превысила 8 %. Лишь в одном из округов (№ 7) к урнам пришли 24,98% избирателей. На вторых довыборах в сентябре, несмотря на героические усилия псковской мэрии, картина практически повторилась. И лишь за счет явки избирателей всё того же округа № 7 городская дума стала дееспособной.

Мы еще вернемся к псковскому феномену и конкретно к седьмому округу, когда перейдем непосредственно к технологиям повышения явки. Констатацию же факта пассивности российского избирателя я хотел бы завершить пессимистическим выводом: несостоявшиеся выборы больно бьют по экономике как «неактивных» регионов, так и страны в целом. И судя по всему, пассивность избирателя, а значит, и бюджетные потери будут только расти. Потому что, как и при советской власти, результаты нынешних выборов по большей части предсказуемы. Настроение людей понятно: зачем на них ходить? Голосуй не голосуй, все равно получишь…. реформу ЖКХ или что-нибудь похлеще.

Действенных рычагов у «демократической» власти, которые бы позволили загонять людей на избирательные участки, - нет, и не предвидится.

Еще сравнительно недавно я считал, что проблема явки (а точнее, неявки) избирателей на выборы – чисто российская проблема, обусловленная разочарованностью людей деятельностью новой демократически избранной власти. Полагал, что и национальный менталитет (природная лень) тут играет свою роль.

Сегодня я понимаю, что это не так. Совсем недавно можно было наблюдать, как темпераментные французы проигнорировали первый тур президентских выборов, когда в результате низкой явки на вторую позицию вышел Ле Пен. Упадком активности избирателей серьёзно озабочены энергичные американцы, пытающиеся решить эту проблему, вводя законодательным путем голосование по почте, расширяя масштабы досрочного голосования. В общем, в цивилизованном обществе эта проблема существует повсюду, за исключением, пожалуй, Германии.

Ситуация в Германии в этом плане просто феноменальная. В этой стране нет законодательно установленного порога явки – придут на участки три человека, и выборы будут признаны состоявшимися. Только такого с немцами никогда не произойдет. У них традиционно самая высокая явка среди демократических стран – от 60% (муниципальные и земельные выборы) до 82-85% (федеральные выборы). И никто никого идти на выборы не неволит! Приходится только удивляться. И восхищаться, если хотите, внутренней дисциплинированности и политической культурой германцев.

Лучше показатели по явке только в тоталитарных державах, где построенный в шеренги народ дружно (99,9% голосов) голосует за указанных ему кандидатов. Точно как мы 15 лет назад.

11.1.2. Интрига как побудительный мотив явки

Если падение электоральной активности – явление всеобщее, то в чем причина этого явления? Есть ли пути его преодоления? Существуют ли избирательные технологии, побуждающие людей принять участие в голосовании?

Насчет причины.

Не претендую на полноту и научность объяснения, не социолог, с позиции социологии данное явление не исследовал. Но одно мне, как избирательному технологу, человеку, постоянно связанному с выборами, абсолютно ясно: выборы – это спектакль, это действо, а когда действо лишают интриги, на спектакль перестают ходить. И наоборот, как только появляется интрига, как только на сцене борьба страстей – зал полон.

Возвращаюсь к примеру с Ле Пеном. Первый тур выборов президента Франции, апрель 2002 г. Избирателям «все понятно»: либо Ширак, либо Жоспен, другим ничего не светит. Никакой интриги. И люди в день выборов вместо избирательных участков посещают совсем другие места. Но вот результаты первого тура оглашены - скандал: ультраправый Ле Пен потеснил умеренного Жоспена! Появилась интрига. И сразу - взрыв общественного сознания: во втором туре французы заполонили избирательные участки.

Другой пример, о трудностях с обеспечением явки на выборах Мосгордумы 2001 г., я приводил в главе 5. Повторюсь: по моему мнению, одной из главных причин того, что москвичи на этот раз голосовали в основном ногами, был так называемый «сговор четырех», когда конкурирующие по жизни партии («Отечество» и «Единство», с одной стороны, СПС и «Яблоко» - с другой) договорились и пошли на выборы единым «Списком Лужкова». Тем самым действо было лишено интриги, а избиратели - реального выбора. Вот они и проигнорировали выборы. И правильно: «что за свадьба без цветов – пьянка, да и всё!» ( В. Высоцкий).

И так везде. Когда победитель известен заранее – люди обходят избирательные участки стороной.

Если побудительным мотивом голосования является имидж кандидата, то побудительным мотивом явки на выборы – интрига предвыборной борьбы. Если интриги не предвидится, то какие бы распрекрасные кандидаты не выставлялись, сколько бы они к электорату не обращались с просьбой прийти и проголосовать за них – бесполезно, народ не услышит. Не любит он быть статистом. Помню, как несколько лет назад на довыборы в Мосгордуму шел любимец москвичей артист кино Александр Абдулов. И что же? Реальной конкуренции не было, интриги – тоже, выборы провалились. Я думаю, что если покопаться, таких примеров можно привести немало.

Собственно, почему выборы Президента России, Госдумы и губернаторов в плане явки всегда проходят гладко? Скажете, что это результат вложения огромных денег в рекламу? Не буду спорить: реклама и деньги свое дело делают. И всё же здесь первична не реклама. И деньги огромные тратятся, и электорат ломится на избирательные участки на крупномасштабных выборах потому, что пока еще эти выборы в России всегда сопряжены с интригой. Это всегда настоящая драка, всегда интересно!

Попробуйте лишить президентские выборы интриги – и что будет? Будут проблемы с явкой, как в первом туре президентских выборов во Франции.

Так что если к предстоящим президентским выборам в России оппозиция не выставит достойного соперника Путину, кремлевским политтехнологам придется плести замысловатую «боковую» интригу для выборов либо решать банальную проблему с явкой избирателей.

Не надо надеяться на высокий рейтинг Президента, на всенародное уважение к нему. Со времен Древнего Рима ничего не изменилось. Хлеба и зрелищ! – вот что надо народу.

Итак, без реальной борьбы за выборное место, без наличия интриги всегда будет присутствовать угроза срыва выборов из-за отсутствия, так сказать, электорального интереса к электоральному процессу. Но что же такое интрига в предвыборной борьбе?

Откровенно говоря, мне трудно дать точное объяснение этого термина. Пока я воспринимаю его на уровне интуиции, каждый раз по-разному.

Не должно быть скучно. Не должно быть всё ровно и гладко. Нельзя жалеть соперника, на него надо нападать. Другое дело, как это делать: скорее тайно, чем открыто, скоре через подставных лиц, чем самому. Публично произносить хвалебные слова в адрес основного соперника можно только так, чтобы всем было понятно, что на самом деле вы говорите о его недостатках, а не о преимуществах. Надо предлагать избирателю такие вещи, чтобы соперник дрожал от ярости, что его обходят. И т.п. В общем, надо интриговать. Или как сейчас модно говорить: надо пиарить, надо создавать ситуацию конфликта и умело управлять этой ситуацией. И еще делать вид, что ты здесь абсолютно ни при чём.

Интрига может быть и другого плана, проблемного что ли.

Например, в одном из районов Подмосковья за полгода до выборов пошел упорный слух, подтвержденный «аналитическими» материалами в СМИ, что из состава района собираются забрать в областное подчинение территорию, на которой располагаются предприятия - основные доноры местного бюджета. В результате неизбежно обострятся жилищно-коммунальные, транспортные и другие проблемы района. Ближе к выборам тема выходит на первые полосы местных газет. Возникает общественное движение типа «Нашей земли ни пяди – ни хорошей тёте, ни плохому дяде!». Пошла интрига! Начал вырисовываться объект для битья – прежний депутат, который не озаботился жизненно важной для своих избирателей проблемой.

Посвященным понятно, что это пиаровский ход претендента на кресло в областное законодательное собрание, что вскоре после выборов тема заглохнет сама собой. Но «пипл хавает», интрига борьбы со злом народ захватывает. В результате претендент набирает очки, а избиркому не надо беспокоиться о явке на выборы.

Другой пример проблемной интриги я вычитал в интересной книге «Имидж-контакт»ных пиарщиков А. Куртова и М. Кагана «Охота на дракона» (Москва, 2002). Работая на действующего губернатора в одной из областей РФ, они столкнулись с проблемой нейтрализации главного соперника губернатора. В досье этого прекрасного организатора производства, ученого-ядерщика, умелого хозяйственника и очень популярного в области человека они выкопали всего лишь одну уязвимую строчку – на свою беду, он оказался одним из авторов скандально известного проекта закона о ввозе в Россию ядерных отходов.

На этом команда «Имидж-контакта» построила стратегию негативной кампании против претендента, на этом была сплетена интрига кампании в целом, взбудоражившая население и побудившая людей толпами идти на выборы.

Логика темы интриги была гениально проста: если претендент станет губернатором, то ему сам Бог велел реализовать своей проект о чужих ядерных отходах на территории области. На свет появилась невесть откуда взявшаяся карта планируемых ядерных могильников региона, странным образом приближенных к наиболее густо населенным городам и весям области. Претендент попытался оправдываться, но команда губернатора доводы претендента повернула так, что возникший у населения страх только усилился. Явка на выборах была рекордной, электорат с удовлетворением закопал претендента во всех местах предполагаемых ядерных могильников.

Я догадываюсь, о каком регионе и о каком ученом-ядерщике рассказали пиарщики. Об Удмуртии и Н. Ганзе, занявшем в той самой предвыборной гонке третье место. И о спецпроекте «Имидж-контакт»ников, получившем кодовое название «Желтые воды», наслышан. И хотя в книге кое-что приукрашено, не могу не признать: классный пиар-проект! Но некорректный. Насчет карты ядерных могильников явное вранье, явное введение избирателя в заблуждение. Впрочем, я же сам говорил: без тактических хитростей в кампании не победить.

Один к одному данный трюк был повторен в 2001 г. на выборах нижегородского губернатора. Правда, кандидат в губернаторы, на которого наехали пиарщики, ученым-ядерщиком не был, но был депутатом Госдумы и вполне мог голосовать за ядерный проект. На этом предположении, возведенном в конкретные обвинения, и строилась негативная кампания против депутата Госдумы. Опять действовали «Имидж-контакт»ники. Видимо, ядерный шантаж - это вообще дежурный ход мэтра Ситникова.

Так что когда весь мир волнует, что же подвигнуло северо-корейского вождя Ким Чен Ира припугнуть Америку атомной бомбой, может быть, есть смысл проанализировать, а не путешествовали ли в последнее время сотрудники «Имидж-контакта» в Юго-Восточную Азию?

● Кстати, совсем недавно, осенью 2002 г., опять в Нижнем, но теперь уже на выборах мэра города, кто-то (не догадываетесь, кто?) вновь небезуспешно запугивал обывателя радиоактивным фактором. Один из кандидатов (действующий депутат областного собрания) был завязан на строительном бизнесе. В преддверье избирательной кампании он в массовом порядке занялся бесплатной установкой металлических дверей на подъездах домов, заработав на этом фору перед соперниками. Во время кампании на этих дверях появились стикеры, которые напомнили избирателям о недавнем «благодеянии» их депутата.

Ответ оппонентов не заставил ждать.

Вначале точно такие же стикеры были налеплены на десятки, а может быть и сотни металлических дверей, к которым депутат не имел никакого отношения, после чего в СМИ началась акция по «разоблачению» депутата в присвоении чужих заслуг. Десятки возмущенных жителей города совершенно искренне поносили его за то, что он налепил свои хвалебные листовки на двери, установку которых жильцы оплатили сами. На это обвинение депутат отмолчался, справедливо полагая, что становиться в позу обиженного верблюда ему не пристало.

Тогда оппоненты пошли дальше. Многие металлические двери, установленные депутатом, за одну ночь были вымазаны бесцветным фосфорисцирующим составом, после чего с началом сумерек начинали зловеще светиться. Вскоре по дворам прошлись «вызванные общественностью эксперты» и демонстративно, на виду у сидящих во дворах старушек, «исследовали» двери счетчиками Гейгера. Обычно «исследования» заканчивались тем, что эксперты, изображая испуг, быстро удалялись. По городу поползли слухи, что фирма кандидата за бесценок закупила металл с опломбированных складов в Чернобыле, из которого и лепит двери для нижегородцев. Несколько намеков на радиоактивность дверей прошли в СМИ. Разразился скандал, кандидату пришлось оправдываться. И хотя было доказано и объявлено, что светящиеся двери - всего лишь пиаровский трюк, осадок у жителей города остался. В конце концов кандидат снял свою кандидатуру (правда, поводом послужил другой фактор) и выбыл из состязания претендентов на мэрское кресло. ■

Могу предположить, что в связи с образованием путинских федеральных округов на ближайших выборах мы не раз столкнемся с проблемной интригой спора городов за право называться столицей округа: в каждом регионе найдутся местные патриоты, доказывающие, что только их город достоин носить этот почётный титул.

11.2. ТЕХНОЛОГИИ ПОВЫШЕНИЯ ОБЩЕЙ ЯВКИ

11.2.1. Забытая совковая технология

Ладно, с основной причиной низкой явки избирателей на выборы разобрались, и с интригой тоже. Переходим к технологиям повышения явки. Вначале коснемся так называемой общей явки.

Если говорить о легальных технологиях, то до принятия новой редакции Закона «Об основных гарантиях избирательных прав…» существовало всего две корректные технологии повышения общей явки.

Одна известна с советских времен, и реализовывать её по логике вещей должны бы избирательные комиссии. Если есть опасность низкой явки, избиркомам надо мобилизовать весь свой актив (есть же у них всякие там рабочие и прочие группы, которые в день выборов ничем не заняты), сажать людей за телефоны и прозванивать «заспавшихся» избирателей, приглашая на выборы. Еще лучше - иметь в день выборов курьеров на избирательных участках, которые ходят по домам и просят прийти людей на выборы. Агитировать в процессе приглашения на выборы ни в коем случае ни за кого нельзя, а приглашать не только можно, но и нужно.

Помнится, в советское время, когда всё внутри протестовало против коммунистической системы выборов, я приходил на избирательные участки только потому, что было не удобно перед активистами избиркомов, которые в день выборов примерно с 14 часов начинали методично обходить «заспавшихся» избирателей, приглашая проявить свой гражданский долг. Раз придут, два, и становилось как-то неловко, что им придется еще раз уговаривать меня сделать то, что, в общем-то, сделать нетрудно. Я сдавался, и нехотя, но плелся на избирательный участок. А там, получив бюллетень, совал его не в урну, а в карман, чтобы за первым углом разорвать его на мелкие кусочки и разметать по ветру.

Мне было плевать на единство блока коммунистов и беспартийных, но перед простыми, по сути подневольными людьми, вынужденными унижаться передо мной, было неловко.

Старая совковая технология сработает на повышение явки и в нынешних условиях, я уверен. Не понимаю, почему ведомство Вешнякова до этого никак само не дойдет и не проявит соответствующую инициативу. Почему вниз до сих пор не спущены рекомендации ЦИК по поводу того, что следует делать нижестоящим комиссиям, столкнувшимся с угрозой срыва выборов из-за неявки.

За обзвонку и обходы квартир избирателей с приглашением прийти на выборы в принципе могут взяться и заинтересованные в высокой явке штабы кандидатов. Закон не запрещает - конечно, если при этом не допускать элементов агитации. Однако штабы обычно за это не берутся. Боятся, что им зазря пришьют агитацию. Зная преобладающий настрой избирательных комиссий на этот счет, полагаю, что подобные опасения вполне обоснованы.

11.2.2. Зарытая лохотронная технология

Вторая корректная технология повышения явки (её можно условно назвать «мобилизующая лотерея») со вступлением в силу новой редакции Закона «Об основных гарантиях…» приказала долго жить. Эта довольно свежая технология была эффективно использована, насколько мне известно, всего один раз - на последних выборах Президента Якутии. Рассказывать о ней особенно нечего. Для того чтобы повысить явку (а явочный ценз в Якутии установлен аж в 50 процентов + 1 голос), тамошний избирком разрешил что-то вроде беспроигрышной лотереи: каждому проголосовавшему (не важно за кого) вручался билет этой лотереи. Естественно, была соответственная реклама, были обращения к электорату лидеров общественного мнения. И конечно, этот шаг якутского избиркома явился вынужденной мерой, поскольку в нынешних условиях без мобилизующей лотереи президента Якутии можно выбирать до второго пришествия. Да, фактически человек получал подачку за то, что снизошел до исполнения гражданского долга, да это развращающий обывателя прием, но абсолютно неподъемные выборы успешно проведены. Результат налицо.

Тем не менее, теперь об этой технологии можно говорить лишь в прошедшем. Согласно п.3 ст. 56 новой редакции Закона любые лотереи и тотализаторы, сопровождающие выборы, объявлены вне закона.

Пожалеем якутов. А вместе с ними избирателей Тывы, где явочный порог тоже немалый – 43 (!?) процента. Пожалеем еще пол-России, население которой всё больше скатывается к абсентеизму (см. словарь, не путать с каннибализмом!).

Чем можно объяснить инициирование столь неподходящей для нынешних российских условий запретительной правовой нормы?

Видимо тем, что якутская технология до боли напоминает первый этап весьма изящной, но попахивающей мошенничеством некорректной технологии, получившей известность под названием «Избирательный лохотрон Смирнова» (см. главу 14). Видимо тем еще, что ЦИК испугался перспективы массового тиражирования лохотрона Смирнова.

Думаю, что, несмотря на все это, запрет мобилизующей лотереи в нынешних условиях неразумен. Нельзя, спасаться от комаров в целлофановом мешке. Задохнешься.

● Вообще у меня всё чаще возникает такое ощущение, что выплескивание ребенка вместе с водой - типичный стиль поведения ЦИК и думцев при «совершенствовании» избирательного законодательства.

Только у нас инициатива избирательных штабов по организации доставки избирателей к избирательным участкам наказуема. Почему?! Да лишь потому, оказывается, что в тысяча девятьсот каком-то году кто-то из кандидатов организовал подвозку автобусами на избирательные участки своих сторонников - жителей отдаленных хуторов, благодаря чему, по предположениям оппонентов, и выиграл выборы. А это, якобы, нечестно по отношению к другим участникам предвыборной гонки.

Замечу, людей подвезли к участкам, это все видели. Но видел ли кто-нибудь, как кандидат расставлял галочки напротив своей фамилии в бюллетенях, которые выдавались этим людям!? … Так в чем тогда нечистоплотность? В чем общественная опасность этого с позволения сказать деяния? И если даже галочки ставились, то разве можно так безапелляционно утверждать, что между автобусом и галочкой в избирательном бюллетене есть причинно-следственная связь?!

Бред какой-то! Если вашу тетю привезли в больницу на машине, но в результате лечения она ушла в мир иной, разве из этого следует вывод, что больше никого в больницу на автомобильном транспорте подвозить нельзя?!

Сухой остаток моим умозаключениям насчет «автобусной» нормы: действия, которые способствуют реализации конституционного права избирать и быть избранным и которые поэтому должны всемерно приветствоваться и поощряться, наш законодатель объявляет противоправными! Значит, наш законодатель в массе своей неадекватен. Или не читает того, за что голосует. В любом случае, я советую книги выяснять, кто голосует за подобные нормы. И делать соответствующие выводы, когда придется выбирать новых думцев.

После выхода первой книги был один интересный телефонный звонок. Мой читатель и почитатель, признав достоинства книги, сетовал на слишком резкий стиль, который я допускаю в рассуждениях о современном избирательном законодательстве. Мол, когда ругаешься, убедительности меньше.

А когда молчишь, убедительности больше?

Что ж, давайте промолчим, давайте согласимся, примем как должное очевидную глупость, прописанную в п. 9 ст. 48 новой редакции основного избирательного закона.

Напомню, что если теперь кандидат надумает поместить в своей листовке фотографию, где он запечатлен вместе с родной бабушкой, он должен представить в избирком письменное согласие бабули на присутствие в листовке внука.

А если кандидат сфотографирован на свадьбе родственника? Что, ему теперь у всей родни расписки собирать?!

А если он на митинге сфотографирован?!!

И у кого брать расписки кандидату, имеющему несчастье быть главврачом в психбольнице, если он надумает сфотографироваться в рабочей обстановке? У психов?!

Что ж, давайте промолчим, давайте согласимся и примем как должное то, что Вешняков с думцами взяли и отменили одним махом сдельно-премиальную систему оплаты для многотысячной армии агитаторов, вернув России порочную уравниловку (я уже негодовал по этому поводу во второй главе). Давайте обрадуемся, что эта норма – наша государственная позиция! Что именно это мы отстаивали в борьбе с коммунизмом!

Давайте будем рукоплескать каждой очередной цико-думской глупости!

Вопрос: а ладошки - не заболят?..

Хотя, может быть, мой почитатель-критик прав, может быть, лучше без ругани обойтись? Просто предложить правильное решение - и все тут. Может быть. Тем более, что решение многих проблем лежит на поверхности. И предложить их нетрудно. Прочитайте, например, главу 15 об избирательных договорах, и вы увидите, как эта некорректная технология эффективно нейтрализуется. Спокойно нейтрализуется, без шума и пыли. И оголтелая правовая норма не требуется.

Только если не кричать, то кто тебя услышит?

Всё же: как тошно осознавать, что законы, по котором должны жить вполне нормальные люди, пишут сапожники.

Да простят меня бойцы обувного фронта за то, что я употребляю название их ремесла в качестве матерного слова. Но в пору моего детства именно так ругали почему-то киномехаников, освистывая их за то, что во время демонстрации любимого фильма рвалась плёнка.■

Все остальные известные мне «технологии явки» честными не назовешь. И широко применяемый «избирательный договор», и редко, но метко используемый «избирательный лохотрон» бесспорно дают хорошую явку, но в одном случае людей покупают, а в другом – покупают и обманывают. В соответствующих главах третьей части книги вы найдете подробное описание этих технологий.

11.2.3. Голосование строем

К явно некорректной у нас в России следует причислить и технологию повышения явки за счет досрочного голосования. Правда, с принятием новой редакции «Об основных гарантиях избирательных прав...» борьба с этой технологией должна утратить свою актуальность, т.к. возможности преждевременного голосования практически сведены на нет.

● Это одно из немногих нововведений в избирательном законодательстве, которое, несмотря на всю его неуклюжесть, я принял почти с пониманием. Почему?

Да потому, что по сравнению с двумя упомянутыми мошенническими технологиями последняя просто гнусность. Ибо мошенники, хотя и дурят народ, но силком на избирательные участки никого не тащат, в то время как организация досрочного голосования в условиях современной России - это почти всегда насилие над волей избирателя, это почти всегда «построение» обнаглевшим от бесконтрольности начальством зависимых от него людей.

Скажете, что плохого, если «строят» студентов, военнослужащих, милиционеров, жилищно-коммунальных работников? Всё равно же им предстоит голосовать. Днём раньше, днём позже – какая разница!

Разница огромная. Поясню. Лично меня можно, видимо, причислить к категории людей с активной жизненной позицией. С 1989 г. я выборов не пропускаю. Но на последние московские выборы, о которых упоминалось выше, я и вся моя семья, практически все мои друзья и коллеги не пошли принципиально. Мы не хотели обеспечивать успех комедии под названием «Сговор четырех». Такое неучастие – не абсентеизм, а принципиальная политическая позиция. И мы её свободно выразили. Смогли бы мы это сделать, работая в системе столичного жилкомхоза? Без неприятных служебных последствий вряд ли.

Это лишь одна некрасивая сторона явочной медали. Другая – не лучше.

Дело в том, что при предварительном «голосовании строем» очень часто избирателей понуждают не только исполнить свой гражданский долг, но и проголосовать за того, на кого укажет начальство. В условиях, когда система наблюдения за голосованием еще не подключена, особенно на стадии голосования в территориальных комиссиях, организовать поднадзорное голосование ничего не стоит. Милицейский взвод прибывает на досрочное голосование во главе со своим командиром. А тому дано указание проследить, чтоб голосовали «правильно», и «чтоб у каждого бюллетень посмотрел!». Студентов опекает доцент, дворников – техник смотритель... Не забалуешь!

Использование административного ресурса для организации досрочного голосования становилось в стране нормой. И не реагировать на это явление больше было нельзя. Так что законодательный запрет на преждевременное голосование – мера вынужденная.

Что же касается формы законодательного реагирования на описываемое безобразие, то она далека от идеала. Ведь что получается? Сам по себе институт досрочного голосования нужен. В тех же США его всемерно расширяют именно потому, что он объективно позволяет увеличить явку на выборы. Там это понимают. Думаю, что наши думцы закрывая досрочное голосование как вредную лавочку, абсолютно не просчитали последствия своего решения, не просчитали, как это скажется на явке избирателей.

А самое главное, наш законодатель, судя по всему, не понимает, что бороться надо не с самим институтом преждевременного голосования, а с злоупотреблением российской бюрократией этим институтом, с тем, чтобы муниципальное, региональное и федеральное начальство не смело соваться в этот процесс. Чтобы любые попытки начальства построить подчиненных и организованно повести на избирательные участки голосовать «как нужно» гарантировало начальникам непременное отстранение от руководящих постов без права занимать их, скажем, ближайшие десять лет. Чтобы по серьезной жалобе оппонентов о бессовестном использовании административного ресурса во время выборов непременно возбуждалось уголовное дело. Чтобы это деяние квалифицировалось как тяжкое уголовное преступление, посягающие на основы конституционного строя. Чтобы по этим деяниям не применялось условное наказание. Вот это, я понимаю, было бы правильным решением. ■

11.3.ТЕХНОЛОГИИ ПОВЫШЕНИЯ ЯВКИ СТОРОННИКОВ

11.3.1. Псковский феномен

Теперь я предлагаю взглянуть на тему явки не с государственных, а с частных позиций, т.е. с позиций не избиркома, а обычного кандидата.

Это значит, что разговор пойдет не о повышении явки вообще (общей явки), а о повышении явки «своего» электората, т.е. тех избирателей, которых мы считаем своими потенциальными сторонниками (базовый электорат + сагитированные из числа «подвижных» избирателей). И говорить станем не столько о технологиях повышения явки, сколько о возможностях её роста при использовании традиционных полевых технологий.

В самом начале главы я обещал вернуться к «псковскому феномену», к трудностям, с которыми столкнулись в этом городе с выборами своей Думы в 2002 г. Думу, состав которой всего 17 человек, удалось сформировать лишь с третьей попытки.

На выборах, прошедших 31 марта (а они проходили одновременно с выборами более высокого уровня – в Областное законодательное собрание), было избрано одиннадцать депутатов, при необходимых для кворума двенадцати. В шести округах выборы не состоялись из-за низкой явки или из-за протестного голосования горожан (как теперь пишут журналисты, победил кандидат «Против всех»).

На первых довыборах в мае во всех шести округах – опять провал с явкой. Но если в пяти округах явка оказалась просто неприличной - 7,5 %, то в одном из округов, №7, она составила 24,98%, не «дошли» до участков всего 30 человек.

На вторых довыборах в сентябре картина по пяти округам практически повторилась: по трем явка по-прежнему не превысила 7-8 %, по двум хоть и выросла до 17%, но до нормы так и не дотянула. И лишь благодаря активности избирателей всё того же седьмого округа (явка почти 35%) Псковская городская Дума смогла приступить к работе.

Хотите знать, в чем секрет седьмого округа? Отвечу: в том, что на победителя гонки в этом округе работали избирательные технологи – специалисты по явке, члены нашей команды Н.Шоленинов и О.Потапенков. И именно им в первую очередь должны быть признательны городские власти Пскова за дееспособную Думу.

Из сказанного следует, что только за счет технологий повышения явки «своих» избирателей, обеспечивающих приход на избирательные участки потенциальных сторонников кандидата можно вытянуть порой самые безнадежные выборы.

11.3.2. Проблема трех «ЗА»

У проблемы повышения явки «своего» избирателя три составляющие:

а) сначала надо выявить потенциальных сторонников. Для этого приходится искусственно создавать условия для их «проявления» - организовывать встречи кандидата с избирателями, выставлять контактные пикеты, проводить акцию «От двери к двери» и т.д.;

а) затем решается задача системной регистрации потенциальных сторонников и определяются способы группового и (или) персонального воздействия на них с целью побудить к участию в выборах;

б) и, наконец, эти способы воздействия реализуются.

Образно говоря, необходимо решить проблему трех «ЗА» - ЗАцепить, ЗАрегистрировать и ЗАвоевать «своего» избирателя.

Полевые технологии как нельзя лучше способствуют решению этих задач. И главная роль тут, безусловно, принадлежит участковым агитаторам, работающим от двери к двери. Давайте сразу условимся, что мы говорим об агитаторах, работающих по бонусной системе (см. раздел 2.5.4. книги), т.е. реально нацеленных на победу.

Помните, в главе об агитационной программе «От двери к двери», подчёркивалось одно очень важное требование к работе агитатора: он должен не только выгодно «засветить» кандидата, но и расположить собеседника лично к себе. Хороший агитатор, наладив первоначальный контакт с жильцами квартиры, должен уметь найти повод зайти к ним еще и еще раз.

Позволю себе повторить небольшой абзац из той главы:

«Нацеливая агитатора на такую работу, мы исповедуем простой принцип: если удалось трижды «открыть» одну и ту же дверь, если каждый раз тебе уделили внимание – ты достиг своей цели, избиратель – твой. Ему просто неловко будет проголосовать за другого кандидата».

Добавлю по теме: ему просто неловко будет не прийти на выборы.

Вот вам, собственно, одна из технологий повышения явки «своих» избирателей.

11.3.3. «Зацепить» - значить выявить и зафиксировать

Ну а если всё по порядку, то проблема первого «ЗА» - «зацепить», а по существу выявить и зафиксировать потенциальных сторонников - решается, в основном, в процессе проведения оргмассовых агитационных мероприятий (от двери к двери, пикетирование, встречи кандидата с избирателями и т.д.). К потенциальным сторонникам следует причислять всех тех избирателей, которые каким-либо образом проявили интерес, а тем более симпатии к вашему кандидату, и это дает вам повод адресно обратиться к ним - с письмом или устно, лично или через доверенных лиц, через агитаторов. Мол, когда мы с вами в прошлый раз общались…

Сколько необходимо выявить и зафиксировать сторонников? Ответ ясен: чем больше, тем лучше. Тем не менее, существуют некие отработанные практикой схемы, по которым на основе анализа электоральной статистики и складывающейся конфигурации кампании в каждом конкретном случае рассчитывается так называемая установка кампании, или норматив (минимум) голосов, обеспечивающих гарантированную победу на выборах. Число фиксируемых сторонников обусловлено установкой кампании.

Перечислю восемь основных каналов выявления сторонников.

1. Эта работа начинается, пожалуй, со сбора подписей. И хотя поддержка тех, кто поставил свою подпись в подписных листах, часто бывает весьма условной, целесообразно внести всех этих людей в реестр потенциальных сторонников.

2. Основной груз работы по выявлению сторонников ложится на участковых агитаторов. При обходе квартир агитатор имеет при себе рабочую тетрадь. В ней он должен отмечать результаты контактов с жильцами по каждой квартире, «беря на карандаш» малейшие проявления симпатий собеседников, с тем, чтобы в последующем закрепить контакт. Это серьёзная основа для фиксации сторонников.

Кроме того, агитатор собирает наказы, советы и пожелания избирателей в адрес кандидата, используя для этого формализованные бланки. По характеру подобного эпистолярного творчества избирателя часто можно судить о том, как он настроен к кандидату. На этой основе также проводится отбор и регистрация сторонников.

3. Выявление и первичную регистрацию сторонников следует проводить и в агитационных пикетах. Для этого пикетчики, как и агитаторы, снабжаются рабочими тетрадями, в которые люди, подходящие к пикетчикам, записывают свои пожелания и наказы кандидату. Пикетчики не должны забывать напоминать этим людям оставлять в тетради свои реквизиты, необходимые для личного обращения к ним кандидата. Если пикеты выставляются с целью сбора подписей в поддержку какого-либо избирательного проекта, осуществляемого под эгидой кандидата, все поддержавшие этот проект причисляются к сторонникам кандидата.

4. Достаточно обширный реестр сторонников можно составить по результатам встреч кандидата с избирателями. Ведь если люди выкроили время и пришли на встречу, если они всю встречу высидели – чем не потенциальные сторонники? Проблема в одном – чтобы зафиксировать их в качестве таковых, надо сначала получить о них хотя бы минимальную установочную информацию, хотя бы фамилию, имя, отчество и адрес. К сожалению, для организаторов встреч получение такой информации часто представляет определенную трудность. Идут отговорки: не хотят, мол, участники встреч регистрироваться.

На самом деле, если пошевелить извилинами, можно найти ходы, при которых участники встреч оставят свои координаты. Например, распространение на встрече каких-то интересных тематических анкет, которые сдаются на выходе. Или сбор наказов на формализованных бланках. В любом случае надо фиксировать данные на избирателей, которые выступили на встрече или задали кандидату вопросы. Это-то ведь элементарно просто.

Наконец, можно использовать традиционный прием: фотографирование участников встречи в компании с кандидатом. Фотографии потом разносятся по домам, а для этого, сами понимаете, сфотографированному нужно оставить координаты, т.е. нужно зафиксироваться.

5. При ведении телефонной агитации, в частности, при осуществлении описанной в книге программы «Телефонное внедрение» (раздел 7.3) в кодировочной карте, заполняемой прозвонщиком при первом прозвоне, сторонники тоже регистрируются.

Сюда же следует отнести выявление сторонников среди избирателей, позвонивших кандидату и (или) в общественные приемные в рамках акции «Горячая линия». Если эта телефонно-агитационная акция подготовлена и проведена грамотно, если тема «Горячей линии» действительно горячая, число зарегистрированных в результате её осуществления сторонников исчисляется сотнями.

6. Сотрудники общественной приемной кандидата в обязательном порядке регистрируют всех посетителей и их обращения, просьбы к кандидату, специально отмечая потенциальных сторонников.

7. В любой избирательной кампании обычно реализуется несколько локальных проектов, цель которых завоевание новых сторонников. Сотрудникам, ответственным за локальные проекты, надо прививать внутреннюю установку: не только завоёвывать, но и фиксировать каждого потенциальног