Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Доклад'
Перед нашей школой стоит сложная, но выполнимая задача: выстраивать свою жизнедеятельность в инновационном режиме, работать над созданием современных...полностью>>
'Документ'
«Психологию влияния» знают и рекомендуют в качестве одного из лучших учебных пособий но социальной психологии, конфликтологии, менеджменту все западн...полностью>>
'Закон'
Постановление Правительства Российской Федерации от 31 марта 2009 г. N 277 "Об утверждении Положения о лицензировании образовательной деятельнос...полностью>>
'Документ'
Контроллер серии S5 снят с производства и планируется поэтапное прекращение поддержки склада запчастей, кроме того, наличие данного контроллера против...полностью>>

В. В. Полуэктов полевые и манипуляционные технологии настольная книга

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

4.2.2. Служба СМЕРШ

СМЕРШ – аббревиатура от «смерть шпионам!». В годы Великой Отечественной войны - советская армейская контрразведка. В избирательных штабах – служба безопасности и контрпропаганды, своего рода ваша спецслужба.

Опытным бойцам электоральных войн наверняка приходилось сталкиваться с «засланными казачками», с перекупщиками листовок, с необходимостью участвовать в листовочных войнах, налаживать личную охрану кандидата и ведущих сотрудников избирательного штаба. Перед каждым менеджером кампании остро стоят задачи добывания информации из конкурирующих штабов, отслеживания и нейтрализации враждебных акций и PR-технологий. А собственные так называемые спецпроекты кампании (черные листовки, вброс компромата и пр.)?

По ходу изложения «технологичных» глав книги я не раз буду обращаться к данной теме, показывая на примерах необходимость этой специфичной службы избирательного штаба, давая некоторые рекомендации по направлениям работы СМЕРШа.

Здесь же я хочу лишний раз подчеркнуть следующее.

Избирательная кампания – это ведение войны на электоральном поле боя, и как в каждой войне, без разведки и контрразведки здесь не обойтись. Если против вас работает кандидат партии власти, т.е. задействован административный ресурс, можете не сомневаться, что уже на стадии формирования штаба ведется работа по внедрению в ваши ряды агентуры конкурента. Успешно бороться с этим под силу только специалистам в области ОРД - оперативно-розыскной деятельности. Это – целая наука, одна из ведущих дисциплин в вузах МВД и ФСБ.

Поэтому совет: не забывайте про службу безопасности. А руководителя своего СМЕРШа подбирайте из бывших оперативников спецслужб. Дилетантов эта работа не терпит.

4.2.3. Контактная служба

Во время любого мероприятия оргмассового направления избирательной кампании агитаторы и актив входят в контакт с избирателями, агитируют их, пытаются вызвать симпатии к кандидату. При грамотно построенной работе любой такой контакт они должны постараться зафиксировать, т.е. записать координаты избирателя, необходимые для повторного контакта, и передать эти сведения в контакную службу штаба.

Контакная служба эту информацию собирает, систематизирует, и затем определяет, кого из зафиксированных, когда и в какой форме надо адресно «коснуться»: послать письмо, позвонить, направить агитатора. Служба определяет, какие из «касаний» она делает сама, на что надо нацелить агитаторов, на что группу обеспечения встреч кандидата с избирателями и т.д. Рекомендации службы берутся в основу схемы работы штаба по адресной рассылке (разноске) агитационных материалов.

Штатная численность службы определяется с учетом установки кампании. Напомню, что установка ИК – это обязательный элемент стратегического планирования кампании; она обозначает расчетное число голосов избирателей, минимально необходимое для гарантированной победы кандидата на выборах. Кроме того, на определение штатной численности службы влияют интенсивность ведения агитационной работы штаба, ресурсные возможности кампании.

В любом случае в составе службы должны быть:

операторы компьютера, владеющие Microsoft Excel, которые осуществляют занесение сведений об избирателях в компьютер и фильтрацию этих сведений,

аналитик, выдающий рекомендации по «касаниям» другим подразделениям штаба,

собственно контакники, обеспечивающие преимущественно телефонные «касания».

Всю необходимую информацию о контакной службе и вообще о системе организации адресных «касаний» избирателей вы прочтете в главе 11.

4.3. «ФАНЕРНЫЕ» ШТАБЫ И СТРУКТУРЫ

В заключение главы - немного о так называемых фанерных штабах и структурах или попросту «фанерках».

Очень часто помимо основного штаба кандидата приходится создавать структуры, которые, фактически работая на того же кандидата, никак этого не обозначают. Более того, связь между «фанеркой» и штабом кандидата чаще всего тщательно скрывается, маскируется, да так, что даже сотрудники «фанерки», за исключением одного-двух посвященных, занимающих руководящее положение в структуре, порой не догадываются, что их деятельностью управляют из основного штаба. Естественно, что и в основном штабе о фанерной структуре знают единицы – только те, кому это положено знать, что называется, по долгу службы.

Приведу три типичных примера фанерных структур.

Иногда «фанерка» – это штаб кандидата-подставы, которого команда основного кандидата выставляет, чтобы ослабить позиции сильного конкурента. Подстава в таких случаях «пашет» на том же поле, что и конкурент, стремясь растащить голоса его базового электората. Именно подстава ведет так называемую негативную кампанию против сильного конкурента, т.е. кампанию на подавление последнего, обрушивая на него жесткую, а иногда и запредельную критику и позволяя основному кандидату оставаться «в белых перчатках».

Иногда «фанерка» – это заранее созданная, но спящая до поры, редакция «независимой» газеты, которая просыпается к выборам, чтобы помогать кандидату раскручивать положительный имидж и гасить соперников.

Впрочем, принцип опережающего создания «фанерных» газет на практике часто не соблюдается. Некоторые из них регистрируются чуть ли в день объявления выборов и сразу же начинают вести себя разнузданно по отношению к «заказанным» кандидатам. После выборов они прекращают своё существование.

Иногда «фанерка» – это параллельный штаб кандидата, отрабатывающий засекреченные спецпроекты по дискредитации конкурентов. И т.д.

Следует отметить, что в ряде случаев, в частности, в первом из приведенных примеров, приходится создавать почти полномасштабный штаб, план-график которого плотно увязывается с планом-графиком штаба основного кандидата.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

ТРАДИЦИОННЫЕ ПОЛЕВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ. АГИТАЦИОННЫЕ И ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ ПРОГРАММЫ В ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ КАМПАНИЯХ

Часть вторая состоит из девяти глав, раскрывающих технологию девяти разных методик, применяемых в отечественных избирательных кампаниях. Шесть из девяти приведенных методик - агитационные, а еще три касаются организации контроля за работой агитаторов, отслеживания эффективности агитационных «касаний» и наблюдения за ходом выборов в день голосования.

Особое место в книге занимает глава «Технологии повышения явки избирателей», в которой в концентрированном виде раскрыты все возможные каналы «зацепки» избирателей для последующей агитационно-адресной работы с ними.

Собственно каждая «технологическая» глава – это набор образцов методических материалов (расчеты необходимых ресурсов, инструкции, памятки, опросники и пр.), в разное время использованных нашей командой при работе по выборам. Неапробированных практикой методических материалов в книге нет. Только то, что применялось и сработало.

Под заголовками методических материалов приводится строчка с их «выходными данными»: год и география применения. По этическим соображениям в ряде случаев «выходные данные» пришлось шифровать. Да и в самих методических материалах кое-где фамилии кандидатов и исходные данные кампании из этих же соображений изменены.

Почти каждую главу предваряет «Введение в тему», кратко раскрывающее историю и проблемные вопросы методики.

Глава 5.

СБОР ПОДПИСЕЙ В ПОДДЕРЖКУ ВЫДВИЖЕНИЯ КАНДИДАТА (СПИСКА КАНДИДАТОВ)

5.1. ВВЕДЕНИЕ В ТЕМУ

5.1.1. А раньше было так. Из недавней истории

Сбор подписей в поддержку выдвижения кандидата (списка кандидатов) введен в практику российских избирательных кампаний в 1993 г. В советское время кандидатов выдвигали в трудовых коллективах, процедура эта проходила под надзором родимой партии, была очень заформализованной и скучной. В период перестройки под влиянием расплодившихся клубов избирателей и всяких разных «народных фронтов» право на выдвижение кандидатов было предоставлено еще и так называемым собраниям избирателей. Никаких подписей для этого собирать не требовалось.

В 1989-90 гг. собрания избирателей и отвязанные от КПСС трудовые коллективы навыдвигали таких кандидатов, что заседания Советов всех уровней, широко транслировавшиеся по ТВ, на какое-то время затмили собой все развлекательные программы вместе взятые. В очередях к микрофону депутаты порой выделывали такие кульбиты, что не надо было в цирк ходить – включай телевизор и развлекайся.

Стали поговаривать, что в условиях необузданной демократии требуются фильтры на пути прохождения во власть уже на стадии регистрации кандидатов. Чтобы отсечь хотя бы откровенных придурков. В качестве такого фильтра и была введена процедура сбора подписей в поддержку выдвижения кандидатов.

Можно с уверенностью утверждать, что фильтр сработал. Хотя и в 1993-м, и в последующие годы даже в Госдуме можно было нет-нет, да и увидеть что-то из ряда вон выходящее. Один директор клуба Марычев чего стоил. Однако в массовом порядке приток во власть клоунов прекратился.

А сбор подписей как основание регистрации кандидатов на различные выборные должности вполне прижился.

5.1.2.Отменят ли сбор подписей?

Боюсь, однако, что пока моя книжка выйдет, тема этой главы потеряет всякую актуальность, и сбор подписей в поддержку выдвижения кандидата отменят. Со всех сторон в последнее время в можно слышать доводы против продолжения практики сбора подписей.

Главный же довод такой. В России сбор подписей в поддержку выдвижения кандидата превратился в грязный процесс. Большинство собираемых подписей в лучшем случае «выбивается» либо за счет использования административного ресурса, либо за счет настырности нанятых за немалую плату профессиональных сборщиков. Поэтому фактор поддержки кандидата как таковой тут фактически отсутствует. Более того, значительная часть подписей вообще не собирается, а «рисуется», т.е. фальсифицируется. Что явно пахнет уголовщиной.

Все правильно, с этим не поспоришь. Но, как вопрошал герой Н.В.Гоголя, а вслед за ним и комиссар Фурманов, обращаясь к Чапаеву, зачем стулья-то ломать? Ведь что ни говори, а сбор подписей как основание для регистрации кандидата – пока самый демократичный способ начала продвижения во власть. Замена его на регистрационный залог – не выход.

Вот, в Москве ввели залоговый сбор за кандидатство, равный 15 тысячам долларов. И если сбор подписей отменят, то кто будет представлять интересы рядовых москвичей? Банкиры, крупные торговцы и иже с ними. То есть люди, которым проблемы большинства горожан, что называется, до лампочки. Как гневно обращался к общественности классик, нужен ли нам такой спорт?

Бесспорно, фильтры на пути прохождения во власть нужны. Дума и власть вообще – не бомжатник, кого ни попадя туда пускать не стоит. И вполне нормально, если наряду с традиционным сбором подписей будут предложены другие способы фильтрации. Но сбор подписей пока должен остаться. Иначе неизбежно сложится ситуация, когда рядовой избиратель откажется ходить на выборы. По одной простой причине: среди претендентов, допущенных к предвыборной гонке, не будет никого, кто бы действительно представлял его интересы. Раз это избиратель проглотит, два, а потом пошлет все эти выборы куда подальше. И будет прав.

Наглядным примером серьёзности данного аргумента стали последние выборы в Московскую городскую думу. Формально выборы состоялись, объявлено даже, что явка достигла 30,5 процента. Но в Москве мало кто в это верит. Потому что москвичи на этот раз сидели по домам и вместе со всей страной наблюдали по телевидению пустые избирательные участки. Потому что кого из москвичей не спроси, ответ один: «Мы не голосовали!».

Городским и муниципальным властям пришлось проявлять чудеса изобретательности, чтобы обеспечить 25-процентную явку. Чего стоит только тот факт, что доля досрочного голосования в среднем по городу зашкалила за 5 процентов от числа проголосовавших! Обычно 3 процента – уже ЧП, ясно, что без «нечистой» здесь не обошлось, а тут – 5, и ничего, номер проходит на-ура. Просто удивительно, что работникам разных там РЭУ, ПРЭУ и прочих зависимых от местных властей контор именно в морозный день 16 декабря по разным серьезным причинам потребовалось повально отъезжать из столицы. Четыре года никуда не выезжали, а тут приспичило.

Горожане не захотели участвовать в комедии, именуемой «Выборы Мосгордумы 2001», не только потому, что «сговор четырех» лишил действо интриги, отнял у них реальный выбор (это общепризнанное мнение), но и потому еще, что во многих округах среди проходных кандидатов простые москвичи не увидели людей, способных представлять их интересы. Избирателям надоело, что третий раз подряд команда Лужкова грубо навязывает им свой список, логика попадания в который простому человеку не понятна.

Почему, например, по 27 округу (Ясенево и Бутово) в список Лужкова в 1997 г. попал предприниматель А.Широков, а в 2001 г. – коммерсант В.Груздев? Почему окружение Лужкова на этот раз дало Широкову от ворот поворот? Если Широков оказался плохим депутатом, то понес кто-нибудь ответственность за то, что рекомендовал его в список на прошлых выборах? Где гарантия, что Груздев будет лучше? И вообще - для кого лучше?

Ответы на эти вопросы москвичи получить не смогли, поэтому, видимо, они и голосовали ногами. Если мэрия и дальше будет так бесцеремонно навязывать избирателям блатных кандидатов, то может статься, что на следующих выборах положение не спасут никакие героические усилия городских властей.

Сбор подписей отменять нельзя. Другое дело, что неплохо бы этот процесс нормализовать, исключив возможность использования административного ресурса при сборе подписей, возможность безнаказанной сдачи в избирком фальсифицированных подписей. Можно ли это сделать? Думаю, что можно.

Самый простой способ – повысить ответственность за нарушения, связанные со сбором подписей. Почему бы не предусмотреть в законе административную и уголовную ответственность, в том числе крупные штрафы, для лиц, причастных к организации сбора, и самих сборщиков за предоставление фальсифицированных подписей?

После этого можно было бы ввести такой порядок приемки подписей в избиркомах. Избирательные штабы сдают подписные листы, сгруппированные по сборщикам. Проверяют сборщика. Обнаружена первая недостоверная подпись – ладно, будем считать её техническим браком, вторая – поморщимся, но тоже признаем ошибкой, но как только выявлена третья липа – всё, достаточно! - все подписи, представленные данным сборщиком, идут в корзину, и материалы на сборщика как на фальсификатора документов отправляются в прокуратуру. То же - со вторым сборщиком. А если, выясняется, что и третий сборщик - фальсификатор, все подписи, представленные в поддержку данного кандидата (списка), идут в корзину, наступают юридические последствия для кандидата (отказ в регистрации) и для его уполномоченного, ответственного за сдачу подписей в избирком (крупный штраф или уголовное наказание).

Почему бы более категорично не запретить любые формы корпоративной формы сбора подписей? (см. чуть ниже). Почему бы не предусмотреть суровые санкции за использование административного ресурса в избирательных кампаниях, вплоть до обязательного увольнения с должности, вплоть до лишения свободы администратора (любого – независимо от ранга), в ведомстве которого не хотят исполнять закон? В конце концов подобные нарушения безусловно мешают нормальному процессу формирования органов власти, и почему нельзя рассматривать это как подрыв государственных устоев, как самое серьезное преступление?

В общем, порядок в этом вопросе нужен. Но это вовсе не значит, что лучшее лекарство от головной боли – топор, и что надо отменять сбор подписей.

5.1.3. Опережающая агитация во время сбора подписей

Лично я – за сохранение сбора подписей не только из-за своей приверженности к демократизму. С позиции избирательного технолога и специалиста-полевика я рассматриваю сбор подписей как важнейший этап избирательной кампании, на котором формируется и «разогревается» команда агитаторов. И еще. Лучшего повода, чем сбор подписей, для начала массированной агитации, не сыщешь. Не использовать этот повод для разворачивания опережающей агитации глупо.

Но ведь агитация на этом этапе не допускается! – возразит законопослушный читатель.

Допускается. Теперь, наконец, допускается. И эта одна из немногих новелл обновлённого Закона «Об основных гарантиях избирательных прав…», которую я от всей души приветствую и за которую я горячо ратовал в первой своей книге. Итак, теперь запрет на агитацию во время сбора подписей снят. Согласно ст. 49 Закона «Об основных гарантиях избирательных прав…» агитационный период начинается со дня выдвижения кандидата (списка кандидатов), а не со дня их регистрации как было раньше.

И теперь никто вам не запрещает вести так называемую опережающую агитацию. Для раскрутки нулевого кандидата она имеет первостепенное значение. Нулевику важно вступить в фазу сплошной активности кандидатов, уже проломив барьер неизвестности. Тогда он может рассчитывать на успех. А значит, ему надо быть активнее других на этапе сбора подписей.

Давайте рассмотрим пару ситуаций опережающей агитации, которые в первом издании книги я подавал как рецепты вполне правомерного обхода существовавшего ранее законодательного запрета вести агитацию на этом этапе.

1. Незарегистрированный кандидат Сидоров рассылает массовым тиражом листовку примерно такого содержания:

Уважаемый избиратель! Началась избирательная кампания. Я – Сидоров, такой же, как Вы, и хочу представлять Ваши интересы в Думе. Сегодня их представляет толстосум Петров, а у него – другие интересы. В отличие от Петрова у меня нет 15 тысяч долларов, чтобы внести регистрационный залог. Поэтому завтра я сам, мои жена и теща, а также товарищи по работе, придут к Вам домой с подписными листами. Очень надеюсь на Вашу сознательность и поддержку. Прилагаю краткую автобиографию и справку из психдиспансера о моей вменяемости (шутка, ВП). Ваш Сидоров.

Налицо массовая агитационная кампания. Но придраться во времена запрета преждевременной агитации было невозможно. Потому что по форме – это подготовка к сбору подписей. Просто люди придумали способ как облегчить сбор подписей в поддержку выдвижения кандидата Сидорова. Можно было попытаться наехать на Сидорова по части расходования избирательного фонда кандидата. Но Сидоров – не дурак, в выходных данных листовки тираж занижен до смехотворного показателя, листовка распространяется силами доверенных активистов штаба и якобы не сплошняком, а бессистемно-выборочно. Всё чисто.

2. Наряду со сбором подписей путем обхода квартир избирательный штаб Сидорова организует сбор подписей на улицах. Для этого по всему городу выставлены так называемые «говорящие» пикеты (посты), снабженные большими портретами Сидорова на высокой стойке и мегафонами. Пикетчики постоянно зачитывают по мегафону обращения разных общественных организаций и авторитетных людей с просьбой поддержать выдвижение Сидорова кандидатом, приглашая всех проходящих мимо расписаться в подписном листе. И пускай каждый пикет собирает всего 10 подписей в день. Зато через неделю такого «сбора» весь город будет знать Сидорова даже в лицо.

Вновь откровенная массовая агитационная акция. Но по форме – это опять предусмотренная законом акция по сбору подписей. И избирком не вправе был сказать, что так собирать подписи нельзя – ведь закон не содержал и не содержит ограничений по форме сбора подписей. Поэтому если пикетчики не прокалывались и по халатности напрямую не призывали голосовать за Сидорова, не раздавали массово листовки, Сидоров мог спокойно агитировать при формальном запрете агитации.

● Вообще-то, на мой взгляд, законодатель сделал лишь первый шаг, разрешив агитацию с момента выдвижения кандидата. Надо идти дальше. Запрет на преждевременную агитацию лишен всякого смысла. Если человек хочет попасть на выборную должность, почему его надо ограничивать в агитации каким-то периодом? Если он начал агитировать за себя загодя – да ради Бога, агитируй, что в этом плохого? Хоть за год до выборов!

Нельзя! – говорит мой оппонент. Кандидат-подснежник получает преимущества перед другими претендентами на то же кресло. Разве?! Не факт! Во-первых: кто мешает другим начать раньше? Во-вторых: при раннем начале велика опасность фальстарта – вполне можешь надоесть избирателю. Надо полагать, что эту опасность осознают все кандидаты.

Есть хорошая русская пословица: кто рано встает – тому Бог дает. Так что не надо мешать тем, кто встает рано, тем, кто хочет и может работать. И пусть избиратель решает, рано или поздно, хорошо или плохо. Пусть избиратель выбирает.■

5.2. ЦЕЛИ И ВИДЫ СБОРА ПОДПИСЕЙ В ПОДДЕРЖКУ ВЫДВИЖЕНИЯ КАНДИДАТА (СПИСКА)

Но вернемся к теме главы.

Цели сбора подписей в поддержку выдвижения кандидата обусловлены стратегическими и тактическими факторами.

Стратегическая (официальная) цель - регистрация кандидата, перевод его из статуса незарегистрированного кандидата в статус зарегистрированного.

Тактические цели - опережающая агитация, формирование и «разогрев» агитационных бригад.

Следует, однако, иметь в виду, что далеко не всегда организаторы сбора подписей преследуют указанные тактические цели. Если, например, подписи собираются на предприятиях, то о формировании агитбригад тут, как правило, никто не заботится. Да и об опережающей агитации тоже.

Очевидно, что тактика и технология сбора подписей зависит от того, где они собираются, т.е. от вида сбора подписей.

Рассмотрим три основных практикуемых ныне вида сбора подписей, различающихся по месту сбора.

5.2.1. Адресный сбор подписей

Наиболее распространенный вид. Сбор подписей осуществляется путем поквартирного (подворного) обхода жилых массивов активистами избирательного штаба или профессиональными сборщиками. Практически здесь мы наблюдаем аналог агитационной акции «От двери к двери», с единственной разницей: основная цель акции не агитация, а сбор подписей в поддержку выдвижения кандидата. Ну и охват жилого сектора, как правило, поменьше – на сплошной обход при сборе подписей просто нет времени.

Данный вид сбора подписей – наиболее хлопотный и дорогостоящий. Зато в итоге избирательный штаб кандидата приобретает в лице сборщиков прилично натасканных агитаторов и, что немаловажно, - свежую информацию о настроении избирателей и предвыборной ситуации в округе. Я не говорю уже о том, что грамотная работа сборщиков подписей способна серьезно расширить круг сторонников кандидата.

Адресный сбор подписей весьма трудоемок. Он требует серьезной подготовительной работы. Надо составить план-график сбора, сформировать бригады сборщиков, разработать для них маршрутные задания и подробные инструкции по технологии установления контактов с избирателями и правилам заполнения подписного листа. Не менее важно правильно организовать приемку подписных листов от сборщиков, подготовить подписные листы к сдаче в избирком. В масштабных кампаниях для этого организуются специальные службы.

Прилагаемые ниже методические материалы по сбору подписей (инструкции и памятки для исполнителей различного звена) дают наглядное представление о том, как лучше организовать эту работу.

5.2.2. Корпоративный сбор подписей

Собственно, это сбор подписей по предприятиям (или пусть будет - в трудовых коллективах).

Вообще, данный вид сбора подписей дурно пахнет, ибо тут мы чаще всего имеем дело с банальными разнарядками и обязаловкой, когда работник вынужден давать свою подпись, чтобы не прогневить начальство. Причины, по которым начальство решило (или разрешило) проводить на своем предприятии сбор подписей, бывают самыми разными: это и приказ от еще более высокого начальства, это и приятельские (родственные) отношения начальника с кандидатом, и еще невесть что.

Между тем, Федеральный Закон «Об основных гарантиях избирательных прав…» прямо запрещает участие в сборе подписей «органов государственной власти, органов местного самоуправления, органов управления организаций всех форм собственности, учреждений, администраций предприятий всех форм собственности, учреждений, членов избирательных комиссий с правом решающего голоса, равно как и принуждение избирателей в процессе сбора подписей и их вознаграждение за внесение подписи… Запрещается также сбор подписей на рабочих местах, в процессе и в местах выдачи заработной платы, пенсий, пособий, иных социальных выплат» (п.6 ст.37 ).

Тем не менее корпоративная форма сбора подписей бесцеремонно используется кандидатами от партии власти. Практически любой действующий губернатор, решивший порулить еще один срок, собирает подписи в свою поддержку по разнарядкам на предприятиях, откровенным образом используя административный ресурс. Иногда в качестве прикрытия избирательные штабы губернаторов организуют фоновый сбор подписей. Но чаще не утруждают себя даже этим. Все вокруг знают, как собирает подписи местное начальство, но до сих пор никто из начальствующих кандидатов за это наказан не был.

Для того чтобы собрать корпоративные подписи, особых технологий не требуется. Здесь требуется другое - то, что в советское время именовали блатом.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Учебно-методический комплекс Для специальности №020300 Социология Москва 2010

    Учебно-методический комплекс
    Политические технологии являются одним из самых востребованных современных способов организации и управления политическими процессами. Роль политических технологий значительно возрастает в условиях усложнения социальных связей, в

Другие похожие документы..