Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Закон'
Статья 10. Лицензирование в области внутреннего водного транспорта и подтверждение соответствия транспортных работ и услуг в области внутреннего водн...полностью>>
'Документ'
27272727272727272727272727272727272727272727272727272727272727272727272727272727272727272727272727272727272727272727272727272727272727272727272727272...полностью>>
'Документ'
Утро. Автобусная экскурсия в Зальцбург. Оплачивается дополнительно: 95 евро. Зальцбург - город, в котором родился один из самых талантливейших  музык...полностью>>
'Конкурс'
Дать возможность детям взглянуть, где и в каком состоянии существует и используется вода. Вода в природе. Что на воде, в воде и под водой. Вода на сл...полностью>>

В. В. Полуэктов полевые и манипуляционные технологии настольная книга

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

16.2.КАНДИДАТЫ-ПОДСТАВЫ

16.2.1. Невидимки. Разновидности технологии подстав

Кандидата-подставу, в отличие от двойника, посторонний глаз не обнаружит. Это как самолет-невидимка. Подчас и специалисту-технологу приходится поломать голову, чтобы выявить его среди многочисленной гвардии соперников-кандидатов, чтобы определить, кто и зачем подставу выставил. Нередко тайна подставы так и остается тайной – до тех пор, пока уставший пиарить избирательный технолог не вздумает писать мемуары о своих подвигах. И только тогда изумленной общественности вдруг открывается, что губернатор N, этот образец политического целомудрия и честности, оказывается, был избран в результате использования чёрных технологий.

Впрочем, в большинстве своем относить избирательные технологии, связанные с выдвижением кандидатов-подстав, к черному пиару, нет никаких оснований. Я бы даже поостерёгся называть их некорректными.

Сейчас я назову наиболее распространенные виды подстав – судите сами об их некорректности.

16.2.1.1. Подстава-страховка

Третий срок подряд возглавляет Московскую городскую думу милейший Владимир Михайлович Платонов. И на всех трех выборах он непременно выставляет кандидата-подставу - одного и того же человека, Андрея Прияткина, видимо своего хорошего знакомого.

Зачем он это делает? С одной очевидной целью: подстава нужна Владимиру Михайловичу как страховка на случай возможной попытки его конкурентов сорвать выборы. Случаи, когда соперники сильного кандидата договаривались между собой и согласованно сходили с дистанции, практике известны. Известно и то, к чему это приводило: выборы как безальтернативные признавались несостоявшимися.

Можно выдвинуть Прияткина. А можно и Пушкина. Ну, не натурально Александра Сергеевича, а скажем Пушкина Геннадия Георгиевича или Пушкина Геннадия Анатольевича.

Нет, я не шучу, насчет Пушкиных. Названные господа по очереди выдвигаются в качестве подстав сановных кандидатов в калужские губернаторы. В 1996 г., страхуя действующего губернатора Сударенкова, Геннадий Анатольевич Пушкин баллотировался в губернаторы, а Геннадий Георгиевич в паре с ним - в вице-губернаторы. А в 2000 г., теперь уже страхуя преемника Сударенкова, Пушкин Геннадий Георгиевич пошел первым номером, а Пушкин Геннадий Анатольевич – вторым, вице, значит. Если вицев отменят, интересно какой из Пушкиных будет баллотироваться в третий раз?

Вроде как-то слух режет – Пушкин, и вдруг кандидат. Но в то же время никто не скажет, что губернатор прикрывается каким-то замухрышкой. Самого Пушкина пригласил!

Что же грязного в такой технологии? Абсолютно ничего. Просто – это самая банальная тактическая уловка, позволяющая кандидату вполне легально выкрутиться из критической ситуации. Не знаю, повернется ли у кого язык назвать подобную тактическую уловку нечестным приемом.

16.2.1.2. Ресурс-подстава

Несовершенство избирательного законодательства часто ставит кандидатов в такое положение, что поневоле приходится действовать по принципу: хочешь жить - умей вертеться. Не схитришь – проиграешь.

Ранее уже говорилось о том, что в некоторых регионах местные законодатели настолько урезали избирательные фонды кандидатов на выборные должности в исполнительную и законодательную власть, что никакой избирательной кампании там проводить просто невозможно. Вдумайтесь, что означает слово кампания применительно к выборам. Две листовки и трехминутный клип по кабельному ТВ, прокрученный полтора раза, – это кампания!?

Можно ли честно провести кампанию кандидата в мэра города с населением под сто тысяч, если фонд кандидата всего 600 долларов?

Любой специалист скажет: нельзя. Один компьютер со всеми необходимыми прибамбасами, которые должен приобрести штаб, чтобы работать на современном, а не на пещерном уровне, стоит больше. Да что там компьютер? На чай-кофе сотрудникам штаба этих денег по большому счету не хватит.

Что же делать? Понятно что – жульничать. Что все и делают.

Только одни жульничают без затей, маскируя, как могут, свои траты черного нала и одновременно всячески ублажая руководство окружного избиркома. Вариант очень опасный. Потому что нет гарантии, что ублажишь – а значит, в любой момент можешь слететь с дистанции.

Другие же нашли оригинальный выход из положения: выдвигают кандидатов-подстав. Выдвинул кандидат сам себя, да еще уговорил выдвинуться двух-трех своих приятелей - и средства, которые можно тратить на его избирательную кампанию, возрастают в два-три раза. Причем, все законно, можно председателю избиркома в рот не заглядывать. Что же касается некоторых неудобств, связанных с использованием средств из как бы чужого фонда, то и юридически, и технологически все это вполне решаемо.

Вот вам еще один пример благопристойной некорректной технологии. Думаю, что и тут никто не осмелится осуждать кандидата, выдвинувшего подстав. Осуждать надо безголовых законодателей, которые вынуждают честных людей заниматься подтасовками.

16.2.1.3. Подстава-критик.

Этот вид подставы обычно выставляет против своих конкурентов кандидат, который разыгрывает образ сильной личности (победителя) и которому не с руки критиковать соперников, потому что критика в массовом сознании воспринимается как разновидность сутяжничества, никак не стыкующегося с образом победителя.

За «сильную личность» отдувается подстава. Именно он озвучивает через СМИ и листовки всю критику, все словесные атаки на конкурентов, позволяя «победителю» оставаться в белых перчатках, вне склок и малоприятных кандидатских разборок.

«Критик», как правило, выставляется для разрушения положительного образа наиболее сильного конкурента (иногда двух, но не больше). Он не должен превращаться в критикана, хающего всех и вся. Его нападки на соперника должны быть конкретными и адресными, только тогда они будут восприниматься избирателями как конструктивная критика.

Разновидность подставы-критика - подстава-терминатор. Этот лже-кандидат «достает» кандидата-жертву не только через СМИ, но и путем непосредственного контакта на встречах с избирателями и на других массовых мероприятиях, в которых участвует жертва. Эффективнее всего у терминатора получается преследовать кандидата, являющегося действующим представителем власти, действующим депутатом. У действующих всегда можно отыскать ошибки и недочеты в работе – они-то и поднимаются на щит прилюдной критики. Постоянно «сопровождая» и «разоблачая» жертву, терминатор может полностью нейтрализовать программу встреч «заказанного» кандидата с избирателями, сделать его появление на людях невыносимой пыткой. Конечно, критика жертвы не должна быть огульной, её надо подкреплять фактами и документами, иначе действия терминатора в конце концов начнут восприниматься как незаслуженное преследование хорошего человека.

И опять вопрос: если человека, претендующего на власть, есть за что серьезно критиковать, если в его биографии и деятельности есть черные пятна, если критика в его адрес высказывается официально и аргументировано, - можно ли считать предлагаемую (признаем: немного необычную) форму организации такой критики аморальной, можно ли говорить, что в ход пошли черные технологии?

Однозначно отвечать на этот вопрос утвердительно я бы не стал.

16.2.1.4. Подстава-однопольник.

Это – наиболее часто используемая разновидность рассматриваемой технологии. Лже-кандидата здесь выдвигают с целью растащить голоса базового электората конкурента. Следовательно, надо подыскивать и выдвигать в качестве подставы человека, выступающего в той же номинации, что и «заказанный» кандидат, работающего на одном с ним электоральном поле, т.е. однопольника.

Против коммуниста-зюгановца выдвигают коммуниста-ампиловца, против героя-афганца выдвигают участника чеченской войны, против директора школы – заслуженного учителя РФ и т.д.

В качестве электоральной конкурирующей среды здесь можно рассматривать имидж кандидата, его профессию, территорию (или часть её) избирательного округа и др. – всё зависит от предвыборной ситуации и фантазии избирательного технолога.

В отличие от «критика», действующего обычно в качестве единоборца (один против одного), «однопольников» иногда выставляют пачками. Мне известен случай выставления штабом кандидата в губернаторы сразу шестерых подстав-однопольников. Причем, трое из них были выставлены в одном из крупных районных центров губернии. Из этого города был родом главный соперник кандидата-заказчика, и хотя в родном городе его не очень любили, анализ электоральных настроений показывал, что он может набрать здесь рекордное количество голосов, потому что город традиционно голосует по принципу «чужие здесь не ходят», т.е. голосует преимущественно за «своих». Вот и было решено в этом городе выставить еще троих авторитетных «своих». Нигде, кроме этого города, агитация за подставных кандидатов не велась. Здесь же она развернулась в полную силу. Замысел удался. Вместо ожидаемых 40 тыс. голосов своих земляков, соперник заказчика получил всего 4,5 тысячи, пропустив вперед все три подставы, заодно и заказчика.

Есть ли тут грязь? Можно ли назвать описанные действия черной технологией? Не уверен, что это было бы справедливо. Правильнее, на мой взгляд, расценить описанные действия как тактическую хитрость. У вас может быть другой взгляд на такие вещи. Что ж, это ваше право…

Хотя если объявить войну тактическим хитростям, то в хоккее надо запретить все обводные финты. Но кому нужен будет такой хоккей? «Нам такой хоккей не нужен!» (Н.Озеров).

Выходит, что подставами зря пугают обывателя? Что это вполне корректные технологии? Что тут всё чисто?

Слукавлю, если отвечу на эти вопросы положительно. Есть среди технологий с подставами одна сомнительная, попахивающая провокацией. Скажу о ней несколько слов.

16.2.1.5. Спарринг-подстава

В боксе спарринг-партнер используется для того, чтобы кулачный боец на живом человеке, а не на кожаной груше с опилками отрабатывал свое мастерство.

В избирательном искусстве спарринг-подстава нужна для того, чтобы обозначив (сымитировав) на электоральном ринге бой «между гигантами», выбить из сюжета кампании всех остальных игроков. Кампания ведется так, чтобы были заметны только два кандидата, остальных искусственно превращают в фоновых.

Приведу пример. На недавних выборах в Законодательное собрание одного южного региона России против независимого кандидата Щ. его соперник предприниматель К. , поддерживаемый «Единой Россией», выдвинул две подставы: одна - директор предприятия, а вторая – рабочий подконтрольной фирмы. Работягу выдвинули в качестве «критика», он должен был обеспечивать разъяренный «лай» на кандидата Щ., но только в том случае, если выдвижение директора себя не оправдает. А вот директора выдвинули в качестве спарринг-подставы затем, чтобы разыграть избирательную кампанию по сценарию «сюжет для двоих».

Помните, как с помощью американских консультантов похожий сценарий был разыгран на президентской кампании-96, когда из сюжета кампании удалось выбить всех игроков, кроме Ельцина и Зюганова? Правда, конфигурация той кампании была такова, что подстава не потребовалась – роль спарринг-партнера Ельцина естественным образом отрабатывал лидер российских коммунистов.

В данном же случае предприниматель и директор имитировали борьбу друг с другом, чтобы вытеснить из сюжета кампании кандидата Щ. Благодаря технологически грамотным действиям штаба кандидата Щ. этот сценарий был сорван. Директору пришлось досрочно снять свою кандидатуру, и борьба развернулась между реальными соперниками, под запланированный «лай» работяги-подставы на «заказанного» Щ.

16.2.1.6. Подстава-провокатор

Да, с провокационной целью выставляются не только двойники, но и подставы. Правда, по сравнению с описанным выше двойником Тиханова кандидаты-подставы, о которых мне приходилось слышать или читать, вполне безобидные тихони.

В частности, в книге уральского авторского коллектива из «Bakster Group» (Гусев, Матвейчев и др.) «Уши машут ослом» описана ситуация, в которой против действующего мэра бакстер-группешники выдвинули сразу восемь подстав. Причем, троих – с явно провокационной целью. Их кампании специально были подведены под скандальные снятия с дистанции, в результате чего инициаторами авантюры была успешно проведена многоходовка по дискредитации действующего мэра, невинно обвиненного в использовании административного ресурса против соперников.

Заканчивая разговор о видах подстав, отмечу два фактора.

Первый. Лишь иногда отмеченные выше номинации подстав задействуются изолированно. Чаще один подставной кандидат выполняет сразу несколько функций – он и ресурс-подстава, и критик, и однопольник.

И второй фактор. Несмотря на нечистоплотность всего одной из шести рассмотренных технологий, работа со всеми без исключения подставами весьма некомфортна как для кандидата-заказчика, так и для самих подставных кандидатов. Ведь что ни говори, в массовом сознании тактическая хитрость на выборах – это все равно обман, все равно плутовство. Кому приятно услышать, особенно от близкого человека: - Ну и фрукт же ты, Петя!

16.2.2. Реализация технологии подстав

Технология подстав, так же как и технология двойников, реализуется в условиях строгой тайны.

О вербовке подстав, за исключением подстав первого вида (страховка), в штабе основного кандидата должны знать только те, кто будет вести эту линию работы дальше. Да и всю последующую работу с кандидатом-подставой, все её направления следует тщательно засекретить, спрятать от посторонних глаз. Чем меньше людей знает о проекте, тем лучше. Упоминание о нём в плане-графике избирательной кампании основного кандидата, выставляемого на обозрение актива, лучше не делать, даже в зашифрованном виде.

Под подставу-критика и особенно под подставу-однопольника создаются штабные структуры, большей частью в усеченном виде, но иногда и вполне развернутые. Эти штабные структуры принято называть «фанерными», т.е. ненастоящими, хотя порой далеко не каждый специалист может с ходу понять их бутафорский смысл. Более того, несмотря на свою «фанерность», избирательные штабы кандидатов-подстав осуществляют все предусмотренные законом избирательные действия, функционируют вполне легитимно.

Степень развёртывания «фанерки» зависит от целей проекта и масштабности выборов. Штаб кандидата-подставы размещается изолированно от основного штаба и работает под повседневным руководством эмиссаров кандидата-заказчика. Связь между штабами тщательно маскируется. Эмиссары основного кандидата и начальник штаба кандидата-подставы встречаются на конспиративной квартире. Планы-графики штабов плотно увязываются. При этом понятно, что основные позиции своего плана-графика начальник «фанерного» штаба пишет под диктовку шефа из основного штаба, детализируя затем эти позиции в рамках утвержденной сметы.

Об истинных целях работы своего штаба из «фанерщиков» в курсе могут быть только сам кандидат-подстава и его начальник штаба. Все остальные сотрудники, весь нанимаемый актив «фанерок» включаются в работу «втёмную», не имея представления об истинном предназначении избирательной кампании, в которой они участвуют.

Распространенным является мнение, что в отличие от двойников, которые остаются в игре до конца, кандидатам-подставам лучше сниматься с дистанции в пользу основного кандидата за несколько дней до выборов. Не факт, что это закон жанра. Решение о преждевременном снятии подставы с дистанции каждый раз принимается с учетом тактической целесообразности этого шага и с учетом задач, которые возлагались на подставу. Так, если речь идет о ресурс-подставе или подставе-критике, то их досрочное снятие в принципе возможно. Что же касается подставы-однопольника, то тут надо стоять до конца, ведь он работает на чужом для основного кандидата поле, растаскивая голоса основного конкурента. Я уже приводил пример, когда удалось растащить голоса сильного соперника, выставив на его малой родине три подставы. Что бы было, если бы подставы сошли с дистанции раньше срока?

16.2.3. Проблема противодействия подставам

Бороться с подставами также трудно как с самолетами-невидимками. Попробуйте обнаружить подставу!

Поэтому я не говорю о способах противодействия подставам, я говорю о проблеме противодействия.

Проблема эта сводится к своевременному получению информации о том, что против вас выставили подставу, к своевременному вычислению подстав. Для этого в вашем штабе должны быть квалифицированные аналитики и контрразведчики. Если такие специалисты есть, если им удалось обнаружить «невидимку» – включается сценарий борьбы с двойниками – воздействие на общественное мнения и воздействие на противника. Может, чего и получится .

Никакого другого оружия против подстав всё равно пока не существует.

Глава 17. ЛИСТОВОЧНЫЕ ВОЙНЫ. ГАЗЕТЫ-ФАЛЬШИВКИ

17.1. ВВЕДЕНИЕ В ТЕМУ

Листовочные войны – это условное название явления, характеризующегося некорректным использованием полиграфической агитационной продукции – собственно листовок и плакатов, агитационных бюллетеней газетного формата, настоящих периодических газет, их клонов, а также газет-фанерок.

Поэтому когда в настоящей главе я упоминаю листовку, на самом деле я имею в виду весь арсенал листовочных войн, перечисленных в предыдущем абзаце.

Тема настоящей главы у меня, как у практикующего технолога, особого энтузиазма не вызывает. Потому что писать об этом – все равно, что копаться в чужом грязном белье. Потому что это - самая тупая отрасль складывающейся науки об избирательном искусстве. Потому что это – полигон для сопливых придурков, отмороженных субъектов и мошенников, имеющих наглость называть себя избирательными технологами (политтехнологами).

Писать об этом как-то неловко. Неприлично даже. Ведь чтобы быть убедительным, нужны примеры из практики. В принципе, у меня они есть – помните, я упоминал свою коллекцию листовок? Есть у меня и небольшая коллекция фальшивых газет, газет-фанерок. Но, право же, приводить в качестве аргументов образчики этого жанра – значит, еще раз унизить и оскорбить человека, против которого они были в свое время изготовлены. Значит, еще раз оскорбить и унизить его родных, близких. Значит, постоянно кунать вас, уважаемый читатель, помимо вашей воли в зловонную яму черного эпистолярного творчества. Значит, постоянно заставлять вас читать прокламации типа: «Вы только посмотрите на рожу кандидата С. – он же голубой! Побойтесь за своих детей! Скажите своё «нет!» рвущимся к власти педофилам!»

Но раз такой жанр в избирательном ремесле существует, надо изучать явление и искать способы противодействия ему. С этих позиций мы и поговорим о листовочных войнах, о лже-газетах и обо всём, что с ними связано.

Термины «листовочная война», «листовочная экспансия», «листовочная диверсия» в российской литературе по избирательным технологиям зазвучали уже в 1993 году. Но тогда, десять лет назад, разве это были войны? Так себе, легкие листовочные конфликты, безобидная пикировка благородных соперников.

Не то, что сейчас. Сегодня неуёмная агрессия и свирепая жестокость конкурентов за властное кресло поражают воображение. От иной листовки, этакой маленькой легонькой бумажонки, хочется зарыться поглубже в землю, как от многотонной атомной бомбы. И долго не высовываться - пока не завершится период распада радиации, пока не развеется в воздухе смрадный запах ядовитой предвыборной агитации.

17.2. ЛИСТОВОЧНЫЕ ДИВЕРСИИ

17.2.1. Внешнее проявление военных действий

Наиболее заметным проявлением листовочных войн является уничтожение и порча расклеенных листовок и плакатов противника. Собственно, именно эти действия обычно журналисты и именуют листовочными войнами.

Удивительное действо эта листовочная война - без объявления о начале военных действий, без правил, тупая и злая. И ведется с таким остервенением, будто от победы в этой войне зависит успех всей кампании. Хотя чаще всего от того, сколько ваших листовок расклеено и сколько чужих сорвано, ровным счетом ничего не зависит.

Появление первых наклеенных листовок одного кандидата воспринимается его конкурентами как открытая агрессия, как акт объявления войны. Тут же на улицы десантируются листовочные терминаторы враждебных штабов, которые либо начисто обдирают не успевшие просохнуть от клея листовки, либо делают на них непристойные или искажающие смысл листовки надписи. А нередко наклеивают свои листовки поверх чужих.

Можно не сомневаться, что ответный удар не заставит себя долго ждать. И что в ответ на этот удар последует новое «возмездие», и т.д., и т.п.

Жизнь наклеенной листовки коротка. В большинстве случаев она срывается конкурентами в этот же день. Чтобы продлить жизнь листовки воюющие стороны идут на разные хитрости: используют прочные клеи, осуществляют высокую расклейку со стремянок, организуют патрулирование в районах расклейки и т.д. Но все эти меры оказываются бессильны, когда избирательный штаб объявляет двойную, а то и тройную цену за сорванную листовку конкурента. За расклейку одной своей листовки платят рубль, а за принесенную вражескую – 2-3 рубля.

Вообще, покупка чужих листовок – явление довольно распространенное. Более того, это превращается в своеобразный бизнес. «Бизнесмены» зарабатывают не только на срыве листовок на улице. Часто они внедряются сразу в несколько конкурирующих избирательных штабов в качестве агитаторов или разносчиков листовок, и, получив листовки для почтового распространения в одном штабе, несут их продавать в другой, и наоборот.

Чтобы не допустить этого, в штабе должна работать служба СМЕРШ. И каждый участник избирательной кампании, прежде чем приступить к работе, должен заполнить анкету. Указанные в анкете адресные реквизиты должны быть сверены по паспорту. Некоторых «шпионов» это может напугать.

● Только что я сказал, что жизнь листовки чрезвычайно коротка. Тем не менее, практика выработала очень надежный и достаточно простой способ наклейки листовок на улице, позволяющий им висеть на своем месте месяцами, а то и годами. Если вы им воспользуетесь, вражеским листовочным терминаторам придется очень туго, уничтожая ваши листовки. Захотите повеселиться - понаблюдайте из-за угла, как они будут пыхтеть, потеть и ругаться, срывая их.

Рекомендуемый способ в самом деле очень прост. Для расклейки используется обычный безвредный мучной клейстер, который наши активисты сами варят в ведрах, разливая готовый клей по большим пластиковым бутылям. Важная деталь: помимо кисти для клея наклейщик должен иметь при себе немного тряпок и лист картона чуть большего размера, чем листовка. Технология наклейки такова: сначала клеем смазывается поверхность стены (столба, забора и пр.), затем оборотная сторона листовки. И то и другое смазывать надо сплошным тонким слоем клейстера. Листовку смазывают на картоне, так удобнее работать. Приклеив её к промазанной стенке, тряпкой разглаживают поверхность бумаги, выдавливая к краям лишний клей и воздушные пузырьки. После этого поверх всей наклеенной листовки опять же ровным слоем вновь наносится клейстер, при этом края листовки промазывают чуть сильнее, чем всю поверхность. Возникает эффект ламината, сорвать такую листовку, походя, невозможно. Если листовка провесит хотя бы час, если противник не успеет содрать её еще сырой, можете быть уверены: она будет красоваться на том же месте до следующих выборов.

В то же время приклеенные клейстером листовки легко снимаются, если вооружиться ведром теплой воды и тряпками. Обильно смоченную в теплой воде тряпку прикладывают на несколько секунд к листовке, и затем этой же тряпкой без особых усилий стирают листовку с поверхности стены.

Кстати, свойство «клейстерных» листовок мы иногда использовали для эффективной агитационной акции в последние дни избирательной кампании. «В ответ на недовольство жителей» тем, что агитационными материалами варварски заклеены все подъезды, дома, столбы, что это портит внешний вид города, можно провести и хорошо засветить акцию по очистке домов и улиц от своих листовок. Мол, мы это делаем. А другие кандидаты? ■

Недавно о весьма оригинальном способе противодействия срыву листовок и плакатов мне поведал слушатель одной из партшкол с Урала. Смотрели «Сталкера» Тарковского? В фильме актер Кайдановский, игравший Сталкера, использовал в качестве механического лоцмана приспособления из бинтов, привязанных к гайкам. Вот и мой коллега, отчаявшись от бесперспективной борьбы с административным ресурсом в виде дворников, моментально срывавших все несанкционированные властями листовки, придумал «гаечный» выход из положения. Он усовершенствовал приспособление Сталкера: к метровому бинту с одной стороны привязывалась гайка, а с другой - прикреплялась двойная листовка или плакат (два экземпляра склеивались тыльной стороной). Это бесхитростное приспособление забрасывалось на ветки деревьев и нахально развевалось у всех на виду. Поскольку кампания велась в канун Нового Года, народ воспринял болтающиеся на деревьях листовки и плакаты как елочные украшения и очень веселился, наблюдая за неловкими попытками «снегурочек» из жилкомхоза снять не нравившиеся начальству «новогодние игрушки».

Вот уж воистину: голь на выдумки хитра.

Объектом военных действий являются и почтовые ящики электората. Многие избирательные штабы формируют специальные подразделения, носящие безобидные названия типа «штаб поддержки кандидата», главной задачей которых является – как бы вы думали, что?

Не поверите: за-чист-ки! Наверняка вам на память сразу приходят зачистки федералов в Чечне и протесты слюнтявой западной общественности против этих спецопераций наших военных.

А вот против зачисток на электоральном поле никакая общественность не протестует – ни слюнтявая западная, ни тем более привыкшая ко всему наша закаленная. Может, потому, что «зачищаются» не дома, а лишь маленькая их часть – почтовые ящики, из которых изымается и уничтожается вся агитационная продукция конкурентов.

Между тем, речь идет о нарушении конституционного права российских граждан – права на тайну переписки. Права, которое в период проведения избирательных кампаний нарушается в массовом порядке. Приведу один характерный пример, подтверждающий этот тезис.

В газете «КоммерсантЪ-Сибирь» от 24 марта 2000 г. сообщалось о визите правоохранительных органов в «штаб поддержки» одного из кандидатов в мэры Новосибирска и.о. мэра Владимира Городецкого. Как пишет газета (цитирую – В.П.), в «штабных компьютерах были обнаружены сводки о том, какие улицы и микрорайоны города подверглись "зачистке" от листовок и газет конкурентов. Но если компьютерные распечатки к делу пришить трудно, то вещественные доказательства, найденные в штабе, а именно орудия "зачисток" (трехметровой длины скребки, позволяющие сдирать плакаты со стен домов и заборов, и изготовленные из электродов щипцы для вытаскивания листовок из почтовых ящиков) следователям вполне могут пригодиться в качестве улик».

По сведениям газеты до полутора тысяч бойцов армии Городецкого, вооружившись указанными орудиями, выходили ежедневно на улицы города для зачистки стен домов и почтовых ящиков горожан.

Если читатель думает, что после столь сенсационных разоблачений, г-на Городецкого привлекли к уголовной ответственности или хотя бы сняли с дистанции – он глубоко ошибается.

Не привлекают у нас за это к ответственности, не привлекают! Ну а раз так, то зачистку от листовок можно превратить в прибыльный бизнес, используя в качестве «гребков» дешевую, а то вовсе дармовую рабочую силу.

● В новостях сайта депутата Госдумы А.Салия «ПЛУТОВСТВО. РУ» читаем:

«23.11.2002. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ. В Московском районе Санкт-Петербурга миссию "санитаров городской природы" стали исполнять ребята из "Диалога юных" - "молодого" направления программы "Диалог". Борьба с предвыборными листовками и другой наглядной агитацией – главная задача новоявленных питерских «юннатов». К настоящему моменту "зачистки" проведены на Московском проспекте и улице Решетникова. На очереди еще несколько десятков адресов, причем в подавляющем большинстве случаев "Диалог" работает по конкретным обращениям граждан./«Невское время»/ Интересно, обращения каких именно «граждан» принимаются во внимание предвыборными «чистильщиками»?

Итак, любой менеджер, работающий с «пехотой» любого кандидата в питерский ЗакС, может теперь с помощью «своеобразной формы самоорганизации населения» значительно облегчить проведение «контрпропаганды», т.е., уничтожение агитационных материалов своих конкурентов. Надо просто позвонить в "Диалог юных" и ребята сами все сделают - «зачистят» указанную территорию. А может быть, и не позволят ее занять соперникам?» …■



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Учебно-методический комплекс Для специальности №020300 Социология Москва 2010

    Учебно-методический комплекс
    Политические технологии являются одним из самых востребованных современных способов организации и управления политическими процессами. Роль политических технологий значительно возрастает в условиях усложнения социальных связей, в

Другие похожие документы..