Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Серед багатьох напрямків пошукової та науково-дослідницької роботи Я.П.Новицького далеко не останнє місце займала діяльність по накопиченню та обробц...полностью>>
'Урок'
Оформление: портрет А. С. Пушкина: рисунки детей по произведениям поэта на тему : « Моя любимая сказка» , выставка работ из пластилина «Мой любимый ск...полностью>>
'Документ'
Відповідно до наказу начальника управління у справах сім’ї, молоді та спорту Кіровоградської обласної державної адміністрації Абрамова А.А. від 4 кві...полностью>>
'Документ'
Сучасна банківська система України, організування банківської діяльності, управління активами і пасивами банку, банківський маркетинг, депозитні опер...полностью>>

В. В. Полуэктов полевые и манипуляционные технологии настольная книга

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Политтехнолог лукавит. Он не любит и не берется за кампанию «От двери к двери» не потому, что агитаторы себя изжили, а потому что дело это довольно трудоемкое и технологически хлопотное. И доступное для аудита клиента. Надувать консалтинговые щеки гораздо спокойнее и доходнее. Но ведь «трудоёмкое» – отнюдь не синоним «неэффективному».

Полевое направление в избирательной кампании действительно сложное и трудоемкое. Для эффективного проведения оргмассовых агитационных мероприятий надо как минимум суметь организовать агитационные массы, т.е. агитаторов. Надо их набрать (навербовать), причем, в достаточном количестве, произвести их селекцию, структурировать и обучить. Нужно предъявить им мобилизующие стимулы, убедить, что эти стимулы обязательно будут реализованы. А затем всю эту массу надо стройными рядами направить, проконтролировать, а также простимулировать, да так, чтобы до избиркома не дошло сколько кому. Из сказанного следует вывод: если у вас под рукой нет хорошо структурированной партии или инструмента, позволяющего оперативно создать структуру, подобную партийной, на полноценную избирательную кампанию особенно рассчитывать не стоит.

Из нескольких десятков ПИАР-консалтинговых фирм, рекламирующих сегодня свои возможности вести избирательную кампанию «под ключ», лишь единицы способны в полном объеме и методологически грамотно отработать полевую составляющую избирательной кампании. Это те фирмы, которые опираются на структуры партийного типа. Остальным это просто не по плечу и поэтому они либо игнорируют оргмассовую составляющую, ограничиваясь чисто рекламными технологиями, либо лишь имитируют перед клиентом ее проведение. Тем самым заранее обрекая себя и клиента на неиспользование 50 % ресурсов в плане агитационного воздействия на электорат.

Не так давно на выборах мэра крупного южного города мне довелось наблюдать работу одной неплохой московской пиаровской группы, которая вела, на мой взгляд, очень перспективного, хотя и не раскрученного, кандидата. Москвичи, правильно наметив стратегическую линию кампании и удачно простроив имидж кандидата, грамотно отработали агитационно-рекламную составляющую. Они тонко провели линию политического лоббирования, добившись на заключительном этапе поддержки своего кандидата серьезными лидерами общественного мнения. Тем не менее с поставленной задачей (выход во второй тур) не справились. И все из-за того, что нужная информация о кандидате так и не дошла до большинства жителей города.

Политическая реклама в СМИ, на которую так рассчитывали москвичи, хотя и была в содержательном плане вполне добротной, однако использованных для ее демонстрации эфирного времени и газетных площадей оказалось явно недостаточно. Кандидаты, у которых коммуникативный ресурс СМИ был побогаче, вырвались вперед.

Пиарщики обязаны были это предвидеть. И постараться компенсировать недобор за счет грамотно спланированной и четко отлаженной полевой работы. Однако опыта такой работы у них не было. В результате нанятые и оплаченные агитаторы по большей части простаивали. Нескоординированность агитационно-рекламного и полевого направлений работы, непродуманная тиражная политика выпуска и распространения агитационно-полиграфической продукции привела к тому, что через сеть агитаторов позитивная информация о кандидате дошла всего до 40 % избирателей (10% - из рук в руки и еще 30% - через почтовые ящики). При том что по законам жанра в каждую квартиру должно было попасть как минимум 3 агитационных материала от кандидата.

Потом в оправдание говорилось: все равно, мол, листовки люди выбрасывают, не читая. В ответ можно было бы сказать: одну из трех большинство все-таки прочитали бы…

В моей ранней практике есть одна из самых знаменитых в современной России избирательная кампания, выигранная исключительно за счет полевого направления. Это – победная кампания Сергея Мавроди в Мытищинском избирательном округе 1994 г. Именно после этой кампании я уверовал в преимущество полевого направления перед всеми другими направлениями работы избирательных штабов.

Главной задачей кампании Мавроди было нейтрализовать в сознании электората имидж жулика, прочно укрепившийся за руководителем АО МММ. Стратегическую линию по трансформированию имиджа Мавроди по схеме обманщик поневоле талантливый предприниматель, ставший жертвой бездарного правительства Черномырдина гонимый финансовый гений, способный вывести экономику страны из тупика реализовали в основном за счет организационно-массового направления. Именно на агитаторов была возложена миссия донести необходимую информацию до избирателя. Роль СМИ в агитации было решено свести к минимуму из-за опасения снятия с дистанции.

В книге Е. Малкина и Е.Сучкова «Основы избирательных технологий» (2-е издание) на стр.24 утверждается, что для победы Мавроди на выборах в Госдуму в 1994 г. ему хватило голосов вкладчиков АО МММ, проживавших на территории округа. Это легенда, не более. Хотя нельзя не согласиться с тем, что победу основателю знаменитой финансовой пирамиды обеспечили именно вкладчики. Только не те, о которых говорят уважаемые мной авторы замечательной книги. Творцами победы Мавроди стали агитаторы из числа членов «Союза акционеров АО МММ», как минимум трижды и на совесть «проутюжившие» каждую квартиру, каждый частный дом в округе. Надо было видеть, как работали эти люди, как они «рвались в бой». Сотни вкладчиков по утрам буквально осаждали избирательный штаб, выбивая для себя «маршруты» и агитационные материалы. Они искренне верили, что если Мавроди победит, у него будет больше возможностей вернуть им долг.

В семьи пенсионеров посылали пожилых агитаторов, молодежь «обрабатывали» молодые. Если в какой-то квартире с агитатором не стали разговаривать, на завтра туда шли внешне «более подходящие» посланцы избирательного штаба. Агитаторы из Союза акционеров (а в последние две недели в округ выезжало ежедневно до 2 тысяч членов Союза) шли к избирателям с мольбой: мы верим Мавроди, поверьте и вы! Они несли избирателям округа телеграммы и обращения с аналогичной просьбой со всех уголков России и СНГ. Это действовало. Это в конце концов и обеспечило победу. К сожалению, надеждам большинства агитаторов из Союза акционеров не суждено было сбыться. Мавроди с ними так и не расплатился.

Глава 2.

АГИТАТОР КАК КЛАСС В ИЗБИРАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ

2.1. ВОПРОСЫ ЧИСТОТЫ ТЕРМИНОЛОГИИ

Итак, оргмассовая (полевая) составляющая избирательной кампании – это то направление работы, для осуществления которой привлекаются агитаторы.

В избирательной практике и книгах по избирательной тематике для обозначения агитаторов упорно употребляются термины «добровольцы» («добровольные помощники») и «активисты». А еще – «волонтёры».

Зачем агитаторов обзывают добровольцами или активистами – понятно. Тем самым кандидаты как бы демонстрируют общественности наличие у них некоей социальной базы, а заодно пытаются убедить избирком в своей непорочности в плане расходования избирательного фонда, полагая, что добровольчество в избирательных кампаниях равнозначно бесплатному энтузиазму.

Все это ерунда и лукавство. По понятным причинам лишь у коммунистов есть актив добровольцев-энтузиастов. Да и тот обслуживает преимущественно партийный список. Даже на своих мажоритарщиков коммунистический актив на безвозмездной основе работать не любит. Для причисления всех остальных «активистов» и «добровольных помощников» к добровольцам оснований ровно столько же, сколько для причисления крокодилов к парнокопытным.

В массовом порядке добровольцы в современных российских избирательных кампаниях проявились лишь на заре демократии – 1989-91 гг. У советской интеллигенции так велико было желание покончить с политической монополией КПСС, что они день и ночь абсолютно бесплатно «утюжили» квартиру за квартирой, агитируя за демократов. Добровольчество как явление агитационно-избирательного энтузиазма иссякло вслед за разгоном Ельциным системы Советов народных депутатов. И хотя многие из бывших демократических добровольцев продолжают свою «утюжку» – но теперь уже на профессиональной основе, агитируя за кого и за что угодно, лишь бы деньги платили. При этом по-прежнему не любят, когда их называют агитаторами – не нравится этот «совковый» термин.

Вряд ли можно назвать добровольцами агитаторов из «Союза акционеров АО МММ», о которых я упомянул выше. Хотя эти люди «рвались в бой» абсолютно добровольно, никто их не подгонял и практически не контролировал, они все же больше напоминали рабов, которым пообещали свободу, если они сделают конкретную черную работу.

Насчет термина «волонтёр». В переводе с французского «волонтёр» - это лицо, добровольно поступившее на военную службу. Что ж, если у Вас не вызывает неприятия бытующее сравнение избирательной кампании с маленькой войной, то почему бы не назвать бойца избирательного фронта волонтёром (в современном русском –«контрактник»). Единственно, надо иметь в виду, что нанимается волонтёр на службу добровольно (т.е. его не рекрутируют насильно), но платить за службу оговоренную в контракте сумму ему все равно должны регулярно.

Самый подходящий термин для обозначения людей, непосредственно занимающихся агитацией среди населения, на мой взгляд, – агитатор. И если кого-то смущает «совковое» происхождение термина (а в советское время агитаторами именовались общественники избирательных комиссий, которым поручалось выверять списки избирателей накануне выборов), то совершенно напрасно. Сегодня люди, которые по поручению избирательного штаба кандидата ходят « от двери к двери», клеят листовки и плакаты, работают в пикетах и т.п., – это в самом прямом, в самом непосредственном смысле - агитаторы, потому что своими действиями они способствуют тому, чтобы избиратели проголосовали за их кандидата.

Что же касается термина «активист», то я бы не стал его отметать. Активисты в любом избирательном штабе имеются, но это не агитаторы, а нечто существенно иное. В идеале актив составляют люди, которых работа на кандидата, что называется, «зажгла», стала на время кампании «образом жизни», и которые помимо возложенных на них функций делают все от них зависящее для победы на выборах. Они принимают участие в оперативном обсуждении планов реализации агитационных мероприятий, не проходят мимо недостатков в работе штаба, по собственной инициативе отслеживают выборную ситуацию в округе и т.д. Как правило, в актив входят люди, занимающие определенное положение в структуре управления избирательной кампании – от общественных экспертов и доверенных лиц кандидата до бригадиров (руководителей групп) агитаторов, соратники и родственники кандидата. Часто активистами становятся и рядовые агитаторы, к мнению которых руководители кампании должны особенно прислушиваться по той простой причине, что никто лучше агитаторов не улавливает изменений в настроениях избирателей. И чем больше агитаторов становятся активистами, тем лучше.

Употребление термина «активист», видимо, оправдано и для команды, формируемой на базе партийного актива.

Я не завел бы этой нудной терминологической лекции, если бы в ней не было практического смысла. Довольно часто приходится сталкиваться с кандидатами, которые, начитавшись о добровольцах и энтузиастах-активистах, лучше всего усваивают лишь одну сторону добровольчества – то, что добровольцы работают бесплатно. И поэтому всячески стремятся заполучить халявных агитаторов, не желая понимать, что «добровольный» и «бесплатный» – не всегда одно и то же.

Помню, как я в первый раз обжегся на таких добровольцах. Действующий депутат Московской городской думы С. решил стать депутатом Государственной думы. В столице он курировал предармейскую подготовку молодежи, выбивал для структур типа прежнего ДОСААФ и для юношеских спортивных школ бюджетные средства. Руководители окружных военкоматов и спортивных обществ города к нему относились неплохо, и поэтому когда С. заявил о своих претензиях на кресло в Охотном ряду, дружно решили ему помочь. И вот каждый вечер к избирательному штабу С. стали подкатывать автобусы с «добровольными помощниками». В качестве таковых прибывали курсанты шоферских курсов ДОСААФ и юноши из каких-то спортивных школ-интернатов. Прибывали по графику: сегодня людей выделяла одна школа, завтра другая и т.д. Перед «добровольцами» ставилась задача обхода квартир с раздачей избирателям листовок и других агитационных материалов. Перед тем, как пустить ребят по квартирам, штабисты тщательно инструктировали их, а представители военкомата или спортивной школы, демонстрируя портрет кандидата, вдалбливали им, что они приехали помогать не просто какому-то там чужому дяде, а своему благодетелю - тому самому, благодаря которому у них на водительских курсах (в спортшколе) есть все необходимое. После этого ребятки группами и по одному расходились по закрепленным маршрутам.

Через пару-тройку часов «добровольцы» возвращались с задания, садились в автобусы и уезжали восвояси. А наши платные штабисты шли по следам отработавших спортсменов и будущих воинов и собирали за ними по подъездам, мусоропроводам и близлежащим оврагам пачки выброшенной агитационной продукции, чтобы назавтра с утра разнести ее избирателям собственноручно. Конечно, кое-кто из молодых помощников не сразу бросал листовки в мусоропровод, что-то из агитпродукции все же попадало по назначению, но большинство «добровольцев», судя по всему, прямиком направлялись к мусоропроводам…

Кандидат негодовал, требовал надлежащим образом организовать работу «добровольцев», пока до него не дошла вся бессмысленность использования «халявной» рабсилы. Но за пару недель интенсивной «помощи добровольцев» он рассорился со всеми штабистами, со своими друзьями из военкоматов и спортивных обществ. А сколько агитационных материалов пропало впустую? Надо ли говорить, чем закончился этот эксперимент.

Довольно часто в избирательной практике встречаются случаи дармового привлечения студентов в помощь выдвигающемуся в депутаты ректору, солдат и курсантов военных и милицейских училищ – в помощь рванувшему во власть командиру части или другу командира части. А кандидаты из числа представителей партии власти мобилизуют на агитационную работу жилищно-коммунальных работников. Конечно, это не ребята из ДОСААФа, пригнанные поагитировать на пару часов. С них можно спросить, на них можно надавить. Но если людей пригнали делать не свою работу и к тому же за просто так, надо быть готовым к тому, что высланным вслед за ними контролерам (в нашей команде их называют «овражниками») будет что извлекать из мусоропроводов и близлежащих оврагов.

Поэтому когда очередной кандидат, потирая руки от предвкушения халявы, заявляет, что завтра ему на подмогу прибудут курсанты или студенты, я прошу немедленно закупить определенное число синтетических баулов, которыми обычно пользуются «челноки» для перевозки товаров из-за бугра, чтобы было во что собирать овражные листовки. И стараюсь к радости «добровольных помощников» дать им работы как можно меньше.

2.2. ЭНТУЗИАСТЫ И ВОЛОНТЕРЫ, ОСЕДЛЫЕ И КОЧЕВНИКИ

Агитаторы бывают разные

В зависимости от мотивации участия в выборах агитаторы делятся на агитаторов-добровольцев (энтузиасты) и платных агитаторов (волонтеры).

2.2.1. Агитаторы-добровольцы

Речь пойдет о тех, кто участвует в выборах по идейным соображениям и не получает за свой труд материального вознаграждения. По крайней мере, материальный стимул не является здесь определяющим фактором – агитатор-доброволец готов работать на выборах бесплатно.

Идеальный образец агитаторов-добровольцев в современной России – это коммунистические партпропагандисты. Они всегда под ружьем у партийных функционеров. Объявили выборы – и под звуки призывного горна они тут же вливаются в стройные ряды борцов с режимом. Но сегодня такие агитаторы – исключительная принадлежность коммунистических структур. Ни в каких других партиях агитаторов-добровольцев больше нет. Даже если в партии числятся тысячи членов (как, например, в Яблоке или ЛДПР), все равно для сбора подписей и агитационного обхода квартир ей приходится нанимать платных работников. Или платить те же деньги рядовым членам партии, согласившимся на время выборов выполнять агитаторские функции.

Может случиться, что в Ваш избирательный штаб придут посторонние люди и предложат свою бескорыстную помощь, объясняя свой альтруизм лютой ненавистью к Вашему сопернику. Такая помощь бывает иногда очень ценной. Но если об истоках неприязни новоявленных помощников к Вашему конкуренту Вам не приходилось слышать ранее, если нет надежных рекомендателей этих добровольцев, к их предложению стоит отнестись с большой осторожностью. Не нарваться бы на засланных казачков. В любом случае работать с ними всегда лучше по автономному плану, не посвящая их в дела и планы всей кампании. И контролировать их работу надо особенно тщательно.

Есть мнение, что работать с агитаторами-энтузиастами проще и надежнее. Мол, они действуют по убеждению, на совесть, их особенно и контролировать не надо. Резон в этом суждении есть. Но любой менеджер-профессионал, я убежден в этом, предпочтет иметь дело с людьми, которые работают на принципе подряда. В жестких временных рамках ведения избирательной кампании надо иметь возможность четко спланировать агитационную работу и спрашивать с исполнителей за малейшую неточность при выполнении задания. Спросить же с энтузиаста невозможно. Поэтому если в избирательной кампании появляются энтузиасты, для меня это лишние хлопоты. И пока я не выясню, насколько эти энтузиасты управляемы, планировать работу направления с учетом их подключения не берусь.

2.2.2.Платные агитаторы (волонтеры)

Понятно, что это - люди, нанятые на агитационную работу за вознаграждение.

Первые демократические выборы в России 1989-90 гг. (с довыборами в 1991-92 гг.) прошли на волне агитационно-избирательного энтузиазма. И коммунистические, и демократические агитаторы работали абсолютно бескорыстно, исключительно за идею. По-другому и быть не могло. Если кто-либо из тогдашних кандидатов в депутаты Верховного Совета РСФСР посмел бы предложить вознаграждение своим агитаторам, он тут же закончился бы как публичный политик.

Первые факты оплаты сборщиков подписей, а затем и агитаторов зафиксированы на выборах в Госдуму и местные органы представительной власти в 1993 г. Начиная со следующего года, с довыборов в Госдуму по Мытищинскому округу, на которых схлестнулись Мавроди и Боровой, выборы в России стали превращаться в соревнование денежных мешков. А наемные агитаторы стали неотъемлемой частью отечественных избирательных кампаний.

Сегодня ни одна избирательная кампания в России, за исключением может быть кампаний минимального формата (округ до 5 тыс. избирателей), не обходится без агитаторов по найму.

2.2.3. Участковые и маршрутные агитаторы. Агитаторы локальных проектов

В зависимости от основных форм организации их труда агитаторы делятся на участковых и маршрутных.

Смысл участковой формы – в закреплении за каждым избирательным участком конкретного агитатора, с возложением на него всего комплекса полевых агитационных мероприятий на закрепленной территории – от сбора подписей до организации наблюдения за ходом голосования на участке в день выборов.

При маршрутной форме за агитаторами, как правило, территория не закрепляется. Они работают на основе меняющихся маршрутных заданий по всему округу.

И участковые, и маршрутные агитаторы «работают ногами», т.е. заняты преимущественно тем, что постоянно обходят дома и квартиры избирателей: проводят акцию «От двери к двери», разносят агитационные материалы, расклеивают листовки на подъездах и во дворах жилых домов. Это – основная, ударная рабочая сила кампании, это – основные агитаторы. Существуют еще и так называемые локальные агитаторы, т.е. агитаторы, задействованные в локальных агитационных проектах (программах). Это – пикетчики, прозвонщики, члены группы обеспечения встреч кандидата с избирателями и др.

Подробнее о формах организации труда агитаторов будет рассказано ниже. Здесь же я обозначил их, чтобы дальше было понятно, о чем идет речь, когда упоминаются те или иные виды агитационной работы.

2.3.ОТКУДА БЕРУТСЯ АГИТАТОРЫ ?

Детей, как известно, находят в капусте. А где найти агитаторов?

Чтобы ответить на этот вопрос, надо прежде определиться с двумя другими вопросами: сколько, собственно, потребуется агитаторов? и во что обойдутся кандидату их услуги? То есть, если Вы знаете, что на рынке есть нужный товар, перед визитом туда надо бы прикинуть, сколько требуется товара и хватит ли денег.

Сразу оговорюсь, что речь пока пойдет об основных агитаторах, применительно участковой формы их работы.

2.3.1. Сколько нужно агитаторов?

Итак, вопрос первый: каково оптимальное число агитаторов, чтобы эффективно работать в округе?

Рассчитывая потребную численность агитаторов, необходимо учитывать ряд факторов. Основных – два:

а) продолжительность предвыборной гонки. Если временной формат выборов урезан (как, например, при досрочных выборах) или если кандидат вступает в борьбу с опозданием, нанимать агитаторов придется больше, нежели в нормальных условиях.

б) планируемый объем мероприятий полевого направления. Он зависит от того, какое место в структуре избирательной кампании предполагается отвести полевому направлению. Если приоритет отдан полевым технологиям, в силу чего агитаторы становятся главным коммуникативным средством кампании, их набор должен производиться по полной программе. Если приоритетным направлением кампании является агитационно-рекламное (т.е. агитация в основном идет через СМИ), количество агитаторов уменьшается.

Кроме того, на численность команды агитаторов влияет форма организации их труда (маршрутная или участковая), компактность жилья в округе, сроки и кратность проведения основной акции с участием агитаторов («От двери к двери») и др.

Среди специалистов общепринятым считается мнение, что в стандартных условиях проведения избирательной кампании агитаторов у кандидата должно быть, по крайней мере, не меньше, чем избирательных участков в округе. Авторы книги «Основы избирательных технологий» Е. Малкин и Е.Сучков идут дальше и приводят следующий расчетный норматив: 1 агитатор на 1 500 избирателей (или на 750 квартир).

Все правильно. Требуется лишь небольшое уточнение.

В самом деле, если избирательный штаб не обеспечил своего присутствия на территории каждого избирательного участка, – значит, он работает вслепую, значит, нет никакой гарантии, что агитационное воздействие на электорат округа будет сплошным. Закрепление за каждым избирательным участком агитатора целесообразно даже тогда, когда в планах штаба акция «От двери к двери» не значится. Если же такая акция запланирована, то к её началу на каждом участке уже должен быть свой агитатор.

Приведенный выше норматив (1 агитатор на 1500 избирателей) рассчитан на двукратный обход квартир в течение примерно месяца (один обход - полный, другой - фиксирующий голоса потенциальных сторонников), причем заранее планируется, что при первом обходе агитатор способен «открыть» лишь каждую четвертую дверь.

Если учесть, что участки с численностью до 1500 избирателей не превышают обычно 25 % от общего количества участков в округе, то нетрудно посчитать, что требуемое число агитаторов будет на три четверти большим, чем количество избирательных участков в округе. То есть для определения потребой численности агитаторов вводится поправочный коэффициент (k-1,75). Поэтому когда специалисты говорят о том, что за каждым участком должен быть закреплен свой агитатор, имеется в виду скорее «ответственный агитатор» (кое-где его именуют «ответственным организатором») – т.е. лицо, с которым заключается договор об агитационном обслуживании территории конкретного избирательного участка. На небольшом участке численностью до 1500 избирателей вполне справится сам «ответственный», а на участках покрупнее он должен привлечь себе в помощь любого (любых) по своему усмотрению. Если «ответственный» не в состоянии самостоятельно подыскать себе напарника, помочь ему в этом должен штаб. Но в любом случае штабу удобнее иметь дело с одним ответственным за участок агитатором.

Сказанное – принципиально важное положение для правильной организации работы агитаторов.

Почему? Объясню.

Иногда кандидат имеет возможность нагнать на участки немереное количество агитаторов – по три, пять человек на участок. И все приходят с рекомендациями от кандидата и его окружения. И всех надо непременно задействовать. Если менеджер кампании пойдет на поводу у кандидата и не настоит на том, чтобы на каждом участке был один «ответственный» агитатор, которому должно быть предоставлено право самостоятельно и жестко подбирать себе помощников, причем, из «своих» т.е. из тех, кому он безусловно доверяет, шанс завалить агитаторскую работу будет равен 90%.

Вариант агитаторской «насыщенности» участков приемлем только тогда, когда народ, что называется, на руках несет своего защитника-кандидата во властное кресло, когда кампания замешана на реальном энтузиазме, когда не надо проверять, добросовестно ли трудятся агитаторы.

Во всех остальных случаях работу агитаторов приходится контролировать и материально стимулировать отличившихся. Главный стимулирующий акт – выплата премии (бонуса) по итогам голосования на участке. Именно на участке, потому что невозможно определить итоги голосования по дому, по кварталу, еще по каким-то территориальным признакам. Подчеркиваю: итоги определяются только в привязке к участку.

А теперь представьте себе картину, когда на избирательном участке всего три дома-высотки и за каждым домом закреплен свой агитатор, напрямую завязанный на штаб. Прошли выборы. Голосов на этом участке вы не добрали совсем чуть-чуть. Как определить, кто из агитаторов не доработал? Ведь вполне возможно проигрыш обусловлен тем, что лишь один из трех агитаторов сачковал. Кто конкретно? Не важно?! Накажем всех ?!

Наказать-то можно. Только если таким образом будет организовано агитаторское обслуживание всех участков округа, то как бы не пришлось наказывать всех до единого агитатора. Хотя справедливее было бы спросить за общий проигрыш (а он при описанной системе почти неизбежен) того, кто действительно во всем виноват, - менеджера кампании, который явно взялся не за свое дело. Или кандидата, который думает, что он самый умный, поэтому может грубо навязывать свои варианты организационных решений в избирательной кампании.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Учебно-методический комплекс Для специальности №020300 Социология Москва 2010

    Учебно-методический комплекс
    Политические технологии являются одним из самых востребованных современных способов организации и управления политическими процессами. Роль политических технологий значительно возрастает в условиях усложнения социальных связей, в

Другие похожие документы..