Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа курса'
Цель: Вооружить студентов знаниями и технологиями, обеспечивающим возможность их успешной самореализации в различных сферах деятельности, в том числе...полностью>>
'Статья'
Статья замечательного, рано ушедшего из жизни литературного критика Валериана Николаевича Майкова (1823—1847) «Сто рисунков из сочинения Н. В. Гоголя...полностью>>
'Конкурс'
совместное планирование отдыха Ночной поход, встреча рассвета 8 Поход Возвращение в лагерь Отдых Отдых 9 Ролевые игры Конкурс рисунков “Лагерь моей м...полностью>>
'Документ'
На виконання плану роботи районного управління освіти на 2011-2012 навчальний рік, з метою вивчення стану забезпечення рівного доступу до якісної осв...полностью>>

В. В. Полуэктов полевые и манипуляционные технологии настольная книга

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Валентин ПОЛУЭКТОВ

ПРЕДИСЛОВИЕ: ВВЕДЕНИЕ В ПРОФЕССИЮ

1. ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ РЕМЕСЛА

Книга, которую Вы только что открыли, обращена к менеджеру избирательных кампаний (ИК).

Всего полтора десятка лет назад в кадровом реестре Советского Союза (в том числе и России) такой профессии не значилось. Как не значились там политтехнологи и политконсультанты, имиджмейкеры и спичрайтеры, электоральные социологи и аналитики, пиарщики и креативщики.

Сегодня названные профессии относятся к разряду самых рейтинговых, самых престижных в отечественном табеле о рангах. Интерес к специалистам по проведению избирательных кампаний велик. Возник даже ореол некоего величия, некоего магизма этой профессии. Массовое сознание представляет политтехнолога (избирательного технолога) и менеджера ИК прямо-таки кудесниками, способными, по словам затюканного Великого Олигарха, из любой мартышки сделать президента. Возникают легенды о баснословных гонорарах «мордоделов». И все хотят в политтехнологи.

Не буду убеждать неискушенного читателя в обратном. Профессия специалиста в области избирательных кампаний действительно стоящая профессия. И не только потому, что возвышает его в глазах окружающих, что неплохо оплачивается. Это - по настоящему увлекательная, по настоящему захватывающая профессия. Человек, хотя бы раз одержавший победу в изнуряющем избирательном марафоне, намертво привязывается к ней сердцем.

Ей-богу, это так. И после окончания очередной кампании каждый раз получаешь подтверждение этой своей жуткой по силе сердечной привязанности. Закрылись избирательные участки, произнесены все возможные тосты на прощальном банкете, и на тебя вдруг наваливается ощущение такой тоски, такой безысходной пустоты, что хочется волком выть... Как будто тебя навсегда оставили на необитаемом острове. Как будто умер кто-то из самых близких…. По-настоящему оживаешь только на следующей кампании.

Думаю, что коллеги меня поймут. Каждому из них приходилось пережить такое.

2.КОНКУРЕНЦИЯ НА ЭЛЕКТОРАЛЬНОМ РЫНКЕ УСЛУГ

Избирательное искусство стремительно ворвалось в общественную жизнь России, отвоевывая себе жизненное пространство, добиваясь признания в практической и научной сфере. Возник обширный отечественный рынок электоральных услуг.

Десятки консалтинговых и PR-фирм, а также неформальных («диких») PR-групп осваивают и завоёвывают этот рынок. Конкурентная борьба здесь нарастает. Всё более неуютно чувствуют себя пока еще фавориты рынка крупные столичные консалтинговые фирмы, такие как «Никколо-М», «Новоком», «PRопаганда», «Паблисити- PR», «Тайный советник», ЦПТ. С одной стороны их теснят напористые провинциалы - «Bakster Group» (Екатеринбург), «Сибирь-Форум» (Новосибирск), «Кучер» (Пермь) и др., которые, освоив свои регионы, нахально внедряются на территории соседей, не стесняются появляться на электоральных площадках обеих столиц России. С другой стороны фаворитов прессуют откровенно демпингующие дикие (неформальные) PR-группы: московские - Полосина, Кудинова, Кувалдина, Малютина, пермская - Лейбовича и масса других - питерских, уральских, нижегородских - работающих ничуть не хуже, а то и лучше фаворитов - мобильнее, расторопнее, более раскрепощенно. И что осень существенно – на порядок, в разы дешевле.

Судя по всему, идет активный процесс переориентировки клиентского интереса с «гигантов» на тех, кого «гиганты» презрительно именуют «жмейкерами» - на небольшие фирмы и дикие команды. Сегодня после череды громких провалов многих «гигантов» стал очевиден их дутый рейтинг, сформированный за счет временного монополизма на рынке, возможности отбирать из колоды преимущественно «проходных» кандидатов. Вынужденные действовать в более жестких условиях работы на «неперспективных» кандидатов, «жмейкеры» накачали мускулатуру и стали все чаще отправлять в нокаут лоснящихся и растренированных фаворитов. И не только на электоральном поле боя. Но и подковёрно. Наглядным примером служит скандальная смена обслуживавшей выборы А. Хлопонина команды из «PRопаганды» (более известной в профессиональной среде как «пропка») на дикую команду В.Кувалдина. Причем, капитанше «пропки» Н.Мандровой было предложено сворачиваться в самый разгар кампании. И, судя по результату, замена команды себя оправдала.

3. ТРИ ТЕЗИСА В ПОДТВЕРЖДЕНИЕ РАСЦВЕТА ПРОФЕССИИ

Разворачивающаяся конкурентная борьба на электоральном рынке сопровождается стремительным расцветом избирательного искусства. И это понятно, ведь в конкурентной борьбе побеждает тот, кто более искусен, кто раньше других постигает технологические изыски профессии и более умело их применяет на практике.

Вот несколько тезисов, подтверждающих бурное развитие избирательного искусства.

1. Зайдите в Интернет. Десятки сайтов – профессиональных и любительских посвящены выборам. В них масса информации о том, кто делает выборы в России и как это делается, где можно научиться ремеслу, даются библиография и аннотации на новые книги по выборной тематике. Хотя если откровенно, больше сайтов – рекламных, их владельцы, обычно даже не изволив представиться (я уж не говорю о рекомендательных письмах), предлагают всё сразу и «под ключ».

Тем не менее, есть интересные сайты, которые я с удовольствием посещаю. Не буду их называть. Настройте поисковую систему Интернета Yandex на поиск по параметру «Выборы, избирательные технологии» - и получите возможность путешествовать по этим сайтам.

2. Посмотрите в конце моей книги список изданной за последние пять лет литературы по выборной тематике. В нем более сотни наименований, и в основном это - труды российских авторов. Некоторые книги, конечно, как и в советское время, написаны «под защиту» диссертации компиляторами и людьми, мало разбирающимися в избирательном искусстве. Есть откровенно пустые книги, смысл публикации которых - самопрезентация, самореклама авторов. Характерным признаком большинства таких книг – поучающий тон названия, начинающегося, как правило, со слова «как»: «Как победить…..?», « Как стать…?», «Как самому проиграть…?» и тому подобное в этом духе. Привлечь внимание клиентов-лохов такой литературой вероятно можно. Для специалистов же она интереса не представляет.

Среди книг, дающих наиболее цельное и грамотное представление об избирательных технологиях, следует особо выделить одну – фундаментальный труд руководителей Института избирательных технологий Е.Малкина и Е.Сучкова «Основы избирательных технологий». Это книга первого ряда по данной тематике. На сегодняшний день она вполне может претендовать на звание лучшего учебника по соответствующему курсу.

Несколько лет назад заявку на подобную книгу сделал избирательный технолог и журналист Андрей Максимов, издав практическое пособие для специалистов «Чистые» и «грязные» технологии выборов. Российский опыт» (1999г.). К сожалению, за четыре последующих года Максимов не попытался развить свой успех первопроходца на литературно-выборном поприще. И заглох. А жаль.

В этот же библиографический ряд я бы обязательно внес книгу уральских специалистов из Bakster Group «Уши машут ослом. Современное социальное программирование» (Д.Гусев, О.Матвейчев, Р.Хазеев, С.Чернаков, 2002) и книгу Имидж-контактных политтехнологов «Охота на дракона. Размышления о выборах и политическом консультировании» (А.Куртов, М.Каган, 2002). Обе книги написаны профессионалами высокого класса и поданы в весьма доступной форме, без наукообразного заумничания. И если в библиографическом ряду я их ставлю после книги Малкина и Сучкова, то только потому, что темы книг замыкаются в основном на креативных технологиях, на PR-направлении в избирательных кампаниях, и не дают целостного представления о работе технологов и менеджеров ИК.

Второй ряд изданий по выборной тематике более обширен. Большинство позиций в библиографическом реестре, на который я ссылаюсь, именно из этого ряда. Практически в каждой из перечисленных книжек специалист может найти что-то полезное.
● Один совет (прямо по булгаковскому профессору Преображенскому): никогда не читайте никколоэмовских книг! Не тратьте время на эти графоманские издания. Особенно, если они выпущены из-под пера или под редакцией доктора политологии Е.В. Егоровой-Гантман. Ничего более заумного и маловразумительного по избирательной тематике я не встречал. Просто диву даешься, как люди, прочитавшие, к примеру, её ранний опус «Политиками не рождаются…» (впрочем, любой более поздний опус тоже), решились консультироваться в Никколо? ■

3. Избирательные технологии занимают все большее место в системе вузовского обучения. В десятках вузов страны по всем регионам открыты отделения и кафедры, специализирующиеся на связях с общественностью и политологии, изучающие избирательные, в том числе PR-технологии. А в Высшей Школе Экономики при Правительстве России недавно открыта Кафедра политического консультирования и избирательных технологий, возглавляемая одним из ведущих политтехнологов страны, президентом Имидж-контакта А.П. Ситниковым.

Я не очень отслеживаю процесс появления новых кандидатов и докторов политологии, защитившихся по теме избирательных технологий. Тем не менее, недавно на глаза попалась информация, что накануне Нового 2003 г. в Саратовском госуниверситете защищена кандидатская диссертация на тему «Административная модель организации региональной избирательной кампании». Соискатель – аспирант М. Максимов. Думаю, что защищенных научных работ по избирательно-технологической тематике пока единицы, ведь процесс созревания диссертации не такой уж быстрый, а отрасль науки все же новая. Однако уверен, не за горами время массовой защиты кандидатских и докторских диссертаций по темам, касающимся избирательных технологий.

4. ТАБЕЛЬ О РАНГАХ

Приведенные тезисы вполне подтверждают мой первоначальный посыл о том, что избирательное искусство активно осваивает свой спектр общественного бытия. И понятно, что двигателями этого процесса являются люди, работающие на выборах, люди, делающие выборы – специалисты избирательного процесса.

Между тем, в наименовании этих специалистов среди ученых и практиков наблюдается полный разброд. Одного и того же специалиста порой именуют и политтехнологом, и политконсультантом, и избирательным технологом, и менеджером ИК, и имиджмейкером, и еще чёрти как.

Поскольку в книге мне не раз придется называть специалистов по «должности», хотелось бы определенной терминологической учтойчивости. Поэтому давайте заранее условимся о терминологических стандартах в этой части, о некоем табеле о рангах, который на правах автора я ввожу в свою книгу.

Вот этот табель.

4.1.Избирательный технолог

Очень часто наряду с этим термином употребляют термин политтехнолог. В принципе, это обозначение одной и той же профессии. Вообще технолог в избирательном деле - это человек, который творит выборы. Это автор проекта избирательной кампании (ИК), её вдохновитель и куратор. Он - и аналитик, и креативщик (выдумщик), и пиарщик, и - если нужно - организатор избирательного процесса, руководитель кампании. А значит, именно технолог в избирательном деле занимает высшую строчку в нашем табеле о рангах.

Разница между политическим технологом и избирательным технологом – в степени специализации.

Избирательный технолог всецело занят выборами. Политтехнолог помимо выборов должен творить еще и на политическом поле: строит партии и общественные организации, интригует внутри них, помогает провести в жизнь непопулярные решения властей, будоражит и успокаивает общественное мнение в периоды между выборами. Но в избирательной кампании он – избирательный технолог.

Видимо, в этой же номинации надо обозначить и политконсультанта. Разница между технологом и консультантом на выборах - в степени встраивания в структуру избирательной кампании, в степени ответственности за результаты работы штаба. Технолог – всегда внутри кампании, причем, на самом её верху. Он – фактический руководитель кампании (не штаба, а именно кампании, это серьезнее). Консультант же, по-русски «советчик», - по определению находится сбоку. Рядом с кандидатом, рядом с руководством штаба, но сбоку.

Можно спорить, что на практике это не всегда так, и что у американцев это вообще не так, что там консультант всегда главный, и что термин консультант лучше, потому что красивее звучит. Спорить можно. Но надо понимать, что если мы одну и ту же должность обзываем по-разному, то с самого начала вводим в процесс путаницу. Поэтому лучше договориться, и называть белое белым. По-русски. А не заменять его английским термином. Так проще и понятнее.

Я подвел читателя к тому, что самого главного человека в избирательной кампании мы будем именовать правильно – избирательным технологом.

4.2. Менеджеры

Итак, технолог – творец и куратор избирательных проектов. Однако выборы все же делают менеджеры. По-русски «менеджер» - это управляющий, это распорядитель, это директор. В избирательном деле нужны и работают менеджеры разных уровней. Другими словами, внутри менеджерской номинации как бы существует свой табель о рангах.

Менеджер избирательной кампании (менеджер ИК) - основной реализатор проекта всей избирательной кампании, начальник Центрального штаба ИК, специалист-орговик по всем направлениям кампании. Иногда его именуют, и справедливо, Главным менеджером кампании.

Менеджер организационно-массового (полевого) направления кампании (менеджер ОМН, менеджер-полевик) - руководитель одного из двух базовых направлений кампании. В Центральном штабе - это обычно первый заместитель Главного менеджера. Под его началом действуют все те штабные структуры, весь актив, которые имеют непосредственный выход на избирателя. На руководство штабными структурами второго и третьего уровней (территориальные и кустовые штабы) обычно тоже ставят менеджеров-полевиков.

Менеджер агитационно-рекламного (медийного) направления кампании (менеджер АРН, менеджер-рекламщик) - руководитель второго базового направления кампании. В Центральном штабе – он, как правило, заместитель Главного менеджера. В крупномасштабных ИК, где это направление является приоритетным, первым замом Главного менеджера часто назначается менеджер АРН.

Менеджер отдельных агитационных и вспомогательных программ, менеджер локальных проектов. Например, менеджер по пикетам, менеджер программы «Встречи с избирателями» и т.д. Работают они либо под непосредственным руководством Главного менеджера, либо под руководством его зама-полевика.

Менеджер обеспечивающих направлений ИК - хозяйственное направление, правовое обеспечение ИК, связи с внешними партнерами и пр.

Менеджеры низшего звена ИК - это бригадиры агитаторов, старшие групп поддержки кандидата, кураторы опорных точек штаба в глубинных районах округа и др.

4.3. Имиджмейкер, спичрайтер и другие специалисты

Толкование терминов имиджмейкер, спичрайтер, креативщик, скедъюлер и прочих, используемых в книге, вы найдете на её последних страницах, в словаре «Профессиональные термины и сленг».

Названные термины обозначают профессии профильных специалистов по избирательным кампаниям. Все эти профессии требуют определенных знаний и опыта.

Специалисты, работающие на выборах по обозначенным профилям, могут занимать различное положение в избирательных штабах.

Имиджмейкер, например, чаще выступает в роли консультанта кандидата. Спичрайтер может находиться в личной свите кандидата, а может быть прикреплен к пресс-службе штаба.

Креативщик, по большому счету, вообще не должность, а призвание. Вся головка штаба – и руководитель кампании, и начштаба и его замы по базовым направлениям ИК - должны быть креативщиками, по-русски - выдумщиками, генераторами идей. В крупномасштабных кампаниях при избирательных штабах часто создаются специальные креативные группы. В них наряду с умными руководителями включают на штатной основе еще более умных (хотя все знают, что такого не может быть никогда) людей, которые должны постоянно выдавать «на гора» оригинальные идеи.

Я бы с удовольствием заменил упомянутые импортные термины на аналогичные русские, и там, где это позволяет контекст, делаю это. Например, вместо спичрайтера говорю о текстовике и пр. Но, видимо, поезд уже ушел. Большинство из названных терминов довольно прочно внедрились в словарный обиход специалистов, и менять их сейчас на русские – значит, делать революцию наоборот. А вот уже около 15 лет как все мы твердо знаем, что любая революция – это плохо. Так что смиримся.

Впрочем, есть и вполне приемлемые термины, обозначающие профильных специалистов – аналитик, рекламщик, пресс-секретарь, юрист и другие.

4.4. Исполнительское звено

К нему относятся, прежде всего, основные и локальные агитаторы, технические сотрудники агитационно-рекламного направления, а также сотрудники и активисты обеспечивающих направлений ИК.

Главной ударной силой кампании, безусловно, являются агитаторские бригады. Этому исключительно важному инструменту избирательной кампании посвящены две первые главы книги.

5. ТРИ КИТА ИК

Из сказанного выше следует один бесспорный вывод: если говорить о трех китах, на которых стоит избирательная кампания, то два из них - избирательный технолог (руководитель кампании) и менеджер ИК (начальник штаба). Это в идеале. На практике нередко случается сюжет «два в одном флаконе», особенно в малоформатных кампаниях. Конечно, лучше креативщика и орговика в один флакон не сливать. Но куда денешься другой раз от банальной кадровой проблемы? Поневоле приходится замешивать коктейль.

Итак, по двум китам ясно. Кто же тогда третий?

Догадались? Конечно, кандидат. Или тот, кто заказывает музыку для кандидата, тот, кто «его танцует». То есть, кто платит и двигает кандидата. Такое случается.

От взаимопонимания и взаимодоверия трех этих лиц, трех китов, во многом зависит успех кампании.

Вообще-то это отдельная тема. И в главе об организации штабов мы поговорим на эту тему чуть подробнее. Здесь же скажу лишь о том, что ни технолога, ни менеджера кандидат (будем считать его третьим) не должен подменять, не должен обволакивать мелочной опекой. Надо либо абсолютно довериться им, либо как можно быстрее отказаться от их услуг. Нарушение этого правила влечет возникновение параллельных центров управления кампанией. А это - почти что неизбежный развал кампании, почти что неизбежный проигрыш, спрашивать за который надо будет только с себя.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОСНОВЫ

ПОЛЕВОЙ РАБОТЫ ИЗБИРАТЕЛЬНОГО ШТАБА

Организационные основы полевой работы избирательного штаба включают в себя определение места (приоритетности) полевого направления в избирательной кампании, разработку и использование эффективных технологий набора (вербовки), формирования, нацеливания на победу и стимулирования агитаторов, а также вопросы планирования и управления полевыми мероприятиями.

К полевым мероприятиям в избирательных кампаниях привлекается масса людей, на которых возлагаются разнообразные по форме коммуникативные функции, преследующие, однако, одну цель – донести до избирателя нужную информацию, побудить его «правильно» проголосовать на выборах.

Организовать эффективную работу этих людей не просто, даже тогда, когда приходится иметь дело с партийным активом, мобилизованным на выборы. В современных же российских условиях чаще приходится налаживать полевую работу избирательных штабов, имея под рукой наспех нанятых поденщиков. И первоочередной задачей менеджера полевого направления является в предельно короткие сроки сбить из поденщиков агитационную команду, нацеленную на победу.

Этим проблемам, применительно к кампаниям мелкого и среднего формата (до полумиллиона избирателей), и посвящена в основном Первая часть книги.

Глава 1.

МЕСТО ПОЛЕВОГО НАПРАВЛЕНИЯ

В ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЯХ

В современной России избирательные кампании любого масштаба, за исключением, пожалуй, федеральной президентской, складываются из двух основных (базовых) и ряда вспомогательных (обеспечивающих) направлений работы.

В настоящей брошюре затрагиваются проблемы одного из базовых направлений этой работы - оргмассового.

Оргмассовое направление в избирательной кампании – это та сфера агитационно-пропагандистского воздействия на избирателя, в которую активно включены агитаторы и рядовые активисты штабных структур, то есть агитпехота, то есть «массы». Отсюда и название направления.

Есть другое, перехваченное у социологов название этого направления работы, - «полевое». Имеется в виду, что агитаторы (в социологии – интервьюеры) «пашут» на электоральном поле. И в профессиональной среде, и в специальной литературе, и в этой книге тоже оба этих термина используются как равнозначные.

Полноценная избирательная кампания предполагает ведение полевых работ как минимум по восьми направлениям:

1) сплошные и выборочные обходы квартир избирателей (сбор подписей, раздача агитационных материалов и устная агитация);

2) телефонная агитация (прямая и косвенная-«зомбирующая»);

3) пикеты (сбор подписей, раздача агитматериалов, устная агитация);

4) распространение агитационных материалов (их адресная и сплошная разноска и рассылка) по месту жительства избирателей;

5) расклейка листовок и плакатов, «наскальная живопись»;

6) организационно-агитационная поддержка кандидата во время встреч с избирателями и контактов со СМИ;

7) организационная поддержка общественных приемных кандидата (разновидность приемных – «горячая линия»);

8) обеспечение интересов кандидата в день выборов (наблюдение за голосованием, обеспечение явки избирателей и др.).

Направления оргмассовой работы, которые сейчас перечислены, можно назвать классическими типовыми полевыми технологиями. И еще – это корректные (или если хотите - чистые, белые) технологии.

Существуют и некорректные избирательные технологии, получившие в отечественной избирательной практике широкое распространение. Иногда их называют еще PR-технологиями. Я бы не стал причислять все эти технологии к «грязным», «черным», «серым» и прочим нехорошим технологиям. Некорректные (манипуляционные) – более подходящий термин для обобщения явления, о котором идет речь. И хотя доля грязи в этих технологиях немалая, есть среди них такие, которые иначе как изящными не назовешь. И даже если в результате их применения избирателя просто надувают, его надувают очень изящно. Я имею в виду, например, такие технологии, как «Избирательный лохотрон», «Избирательный договор» и другие.

На некорректных (манипуляционных) избирательных технологиях мы подробно остановимся в третьей, Специальной части книги. А сейчас возвращаемся к типовым и вполне корректным оргмассовым мероприятиям.

Потенциал полевых технологий, безусловно, выше возможностей воздействия на электорат через средства массовой агитации. Почему? Да потому что использование этих методик позволяет обратиться напрямую к конкретному избирателю, выслушать конкретно его, вникнуть конкретно в его проблемы. Никакие телевизионные передачи, никакие газетные материалы не достигают той степени убедительности и адресности, которой можно добиться при личном общении с избирателем. И еще. Ни в эфире, ни в газете, ни в листовке просто невозможно сказать то, что порой говорит избирателю грамотно «натасканный» агитатор.

Опять тот же вопрос: почему? Да потому что, как известно, написанное пером не вырубишь топором. То есть записанное – значит задокументированное, от письменного свидетельства не отопрешься. А раз так, то за неосторожное слово, произнесенное в эфире или опубликованное в газете, запросто можно слететь с дистанции, а то и сесть. Как повезет. Агитатор же может сказать избирателю что угодно, через агитаторов можно распространять самые невероятные слухи и попробуйте привлечь за это агитатора или стоящего за ним кандидата.

В странах с богатым опытом свободных выборов приоритет полевого направления в агитационной работе никто не возьмется оспаривать. У нас же, порой даже от людей, слывущих корифеями в вопросах избирательных технологий, можно услышать, что институт агитаторов себя изжил, что акция «От двери к двери» в российских условиях неэффективна. Так, в журнале «Выборы. Законодательство и технологии» № 7-8,сентябрь 2000 (с.25) отец-основатель «Никколо М» Игорь Минтусов говорит примерно следующее: теперь, мол, когда каждому избирателю понятно, что работа агитаторов, работающих от двери к двери, оплачивается кандидатом, общаться с ними избирателю становится противно. Другое дело, когда избиратель получает по почте письмо или открытку от кандидата – это действует наповал, растроганный адресат готов тут же добровольно лишиться голоса в пользу отправителя агитационной корреспонденции.

Для политтехнолога, претендующего на железную логику, довод гнилой. Наш избиратель, я полагаю, догадывается, что не только агитатор, но и любой другой активист штаба кандидата работает небескорыстно, и что вообще всякое действо в избирательной кампании кто-то проплачивает. В нынешней России никто за просто так работать на чужого дядю не станет. Поэтому если исходить из критерия бескорыстия, то надо презрительно плевать не только в постучавшего в дверь агитатора, но и в телевизор, по которому крутятся рекламные ролики кандидата. А агитационные письма, которые так нравятся Минтусову, особенно если они помещены в дорогой евроконверт с окошечком и распечатаны на импортном компьютере, следует, не читая, спускать в канализацию.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Учебно-методический комплекс Для специальности №020300 Социология Москва 2010

    Учебно-методический комплекс
    Политические технологии являются одним из самых востребованных современных способов организации и управления политическими процессами. Роль политических технологий значительно возрастает в условиях усложнения социальных связей, в

Другие похожие документы..