Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Статья'
Настоящий Федеральный закон направлен на защиту прав и законных интересов граждан, общества и государства путем создания правового механизма противод...полностью>>
'Документ'
Настоящий стандарт устанавливает основные положения по обеспечению надежности средств электросвязи проводных систем передачи и систем коммутации ВСС Р...полностью>>
'Документ'
Общество с ограниченной ответственностью «СЦС Совинтел», созданное и действующее в соответствии с законами Российской Федерации и имеющее место нахож...полностью>>
'Документ'
Оргкомитет XIV Всероссийского форума с международным участием «Дни иммунологии в Санкт-Петербурге» с большим удовольствием приглашает Вас принять учас...полностью>>

Г. Альтшуллер, И. Верткин

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Г. Альтшуллер, И. Верткин

КАК СТАТЬ

ГЕНИЕМ


Минск «Беларусь» 1994


ЖИЗНЕННАЯ СТРАТЕГИЯ ТВОРЧЕСКОЙ ЛИЧНОСТИ Л

Книга издана при содействии Ассоциации ТРИЗ, Объединения профессиональных консультантов "ТРИЗШАНС" и

Научно-исследовательской лаборатории "Изобретающая машина" (НИЛИМ)

Альтшуллер Г.С., Верткин И.М. А 58 Как стать гением: Жизн. стратегия творч. личности.Мн.: Беларусь, 1994.479 с. ISBN 985-01-0075-3.

Жизнь творческого человекаэто захватывающая борьба личности и мешающих ей внешних обстоятельств. В ней есть свои законы и правила, взлеты и падения. Авторы открыли их, изучив судьбы сотен выдающихся людей, и предлагают читателю сыграть увлекательную шахматную партию на доске, которая называется жизнь.

Для прочтения книги предварительные специальные сведения не нужны. Школьника старших классов и студента она заставит задуматься над проблемой выбора Достойной Цели, которой можно посвятить жизнь, начинающий исследователь получит в свои руки мощное орудие для ее осуществления, зрелый ученый заново переживет перипетии своей борьбы и пожалеет, что эта книга не попала к нему много лет тому назад.

Итак, эта книга для тех, кто хотел бы посвятить свою жизнь творчеству, независимо от того, к какой области человеческой деятельности оно относится.

А 3160600000-057 Б3 133_94 ББК 88 4

М301(03)-94

© Г. С. Альтшуллер,

И. М. Верткин, 1994 © Оформление.

Издательство "Беларусь",
ISBN 985-01-8075-3 1994

От издательства

В середине 40-х годов молодой советский инженер Г.Альтшуллер задумался над проблемой поиска методов активизации мышления изобретателя. Анализируя сотни тысяч патентов и авторских свидетельств, исследователь смог не только найти удобные приемы решения изобретательских задач, но и выявить законы и принципы, по которым развивается техника. Посте­пенно появилась новая наука, которая стала называться теорией решения изобретательских задач (ТРИЗ).

Все понятия ТРИЗ очень просты, носят сугубо прикладной характер и, как показывает опыт, понятны даже школьникам.

У Генриха Сауловича появились ученики и последователи во многих городах страны, в том числе и в Минске. Тысячи людей изучили и успешно применяют ТРИЗ в своей работе, многие из них имеют не один десяток сильных изобретений, зарегистриро­ванных в нашей стране и за рубежом. Специалистов по ТРИЗ приглашают зарубежные фирмы для консультаций. Работы Г.Альтшуллера издавались в США, Японии, Германии и других странах. В 1989 году создана Ассоциация ТРИЗ, а с 1991 года начал выходить журнал этой ассоциации — "Журнал ТРИЗ".

ТРИЗ оказалась настолько удачно разработанной, что на ее основе удалось создать интеллектуальную компьютерную систе­му "Изобретающая машина", которая вызвала интерес у различ­ных фирм и университетов Западной Европы и США. Успеш­ными оказались и попытки применения ТРИЗ в других науках: биологии, психологии, экономике.

Таким образом, процесс изобретательства для знакомого с ТРИЗ человека перестал быть загадочным и превратился в обыч­ную работу. На первое место стал вопрос не "как делать?", а "что делать?". Какие цели может ставить перед собой человек, владе­ющий столь мощными средствами для их достижения? Что мешает большинству людей быть счастливыми и заниматься тем делом, которое соответствует их душевным наклонностям? Как преодолеть противодействие жизненных обстоятельств и осу­ществить задуманное?

Г.Альтшуллер применил испытанный метод для ответа на эти вопросы — проанализировал более тысячи биографий тех людей, которые действительно смогли добиться желаемого и решитель­но повлияли не только на свою жизнь, но и на развитие всего человечества. В результате появилось новое направление — жизненная стратегия творческой личности (ЖСТЛ).

Жизнь творческой личности, по мнению авторов, можно представить в виде цепочки событий, ходов, шагов. Воспользо­вавшись аналогией с шахматами, они предлагают читателю ра­зыграть деловую игру — условную интегральную шахматную партию, в которой творческая личность (ТЛ) играет против мешающих и противодействующих ей внешних обстоятельств (ВО). На примерах из биографий выдающихся людей авторы показывают, как можно выйти из типичных конфликтных си­туаций.

Материалы к книге широко использовались преподавателями ТРИЗ при чтении курса ЖСТЛ. В полном виде под названием "Как стать гением" книга выходит впервые. Она представляет собой отдельное произведение, и для ее прочтения не требуются специальные предварительные знания. Школьника старших клас­сов и студента она заставит задуматься над проблемой выбора Достойной Цели, которой можно посвятить жизнь, начинающий ученый получит в свои руки мощное орудие для ее осущест­вления, зрелый муж заново переживет перипетии своей борьбы и пожалеет, что эта книга не попала к нему много лет назад Итак, эта книга — для тех, кто хотел бы посвятить свою жизнь творчеству, независимо от того, к какой области человеческой деятельности оно относится.

Л.Янович

Вместо предисловия

Авторов этой книги двое — учитель и ученик. Учитель — это Генрих Саулович Альтшуллер, создатель теории решения изоб­ретательских задач, писатель-фантаст Генрих Альтов. Личность, которая во многом определила судьбы как моих друзей, коллег и мою собственную, так и наших детей и внуков. Игорь Верткин — ученик Генриха Сауловича из второго поколения тризовцев, поколения "детей". Становление его личности проходило под влиянием Альтшуллера, с которым он общается лично многие годы. Результатом этого общения и явилась жизненная стратегия творческой личности (ЖСТЛ) — основа совершенно новой тео­рии развития творческой личности.

Жизнь Генриха Сауловича является отличной иллюстрацией жизни Творческой личности с большой буквы.

Он как бы проверил на себе всю ЖСТЛ и теперь с позиций большей части прожитой жизни может вносить коррективы в эту стратегию. В работе Игоря Верткина приводятся 6 качеств, необходимых для становления творческой личности (ТЛ). Мне хочется проанализировать, насколько эти качества присущи Ген­риху Сауловичу.

Достойная Цель Она менялась со временем, но только в сторону увеличения "достойности". Приведу отрывок из его письма ко мне в 1967 году: "В шестом классе я прочитал "20 тысяч лье под водой" и решил, что жизнь будет прожита напрасно, если я не доберусь до дна океана Поэтому я начал строить легково­долазные аппараты на перекиси водорода. Они взрывались, горели, отказывали. Я занимался этим упорно, даже странно, что всякий раз мне удавалось вылезть наверх. В те годы у меня был изрядный шанс достичь морского дна — и там остаться Первое авторское свидетельство получил на изобретение, сделанное в 10-м классе. Разумеется, это был очередной аппарат на пе­рекиси".

Потом, уже работая в отделе изобретательства Каспийской военной флотилии, он пришел к выводу, что гораздо более достойная цель не только самому научиться изобретать, но и научить этому других. Позднее он сформулировал мысль: "Цель жизни — это полюс, к ней необходимо идти через все более ближние цели. Она формирует характер, а характер формирует судьбу".

Надо учесть, в какое время все это происходило. С позиций сегодняшнего дня он выглядит совершеннейшим Дон Кихотом. Только борьба ему предстояла не с лопастями ветряных мельниц, а с жерновами, которые перемалывали безжалостно в то время всех, чьи мысли не совпадали с высказываниями "гения всех времен и народов".

Планы. Всю жизнь он составляет планы и добивается их реализации. В 1956 году в журнале "Вопросы психологии" (N6) была опубликована статья (написанная им в соавторстве с Р. Шапиро в 1949 году для журнала "Вопросы философии", но не опубликованная ввиду пребывания обоих авторов в местах, ко­торые принято называть "не столь отдаленными") о теории технического творчества. В ней была описана перспектива работ по созданию ТРИЗ (правда, тогда эта наука еще не имела названия) на многие годы вперед. Практически мы только теперь под его постоянным руководством осуществляем эти планы, а он уже наметил новые — на пути к следующей, еще более Достойной Цели — теории развития творческой личности.

Конечно, ставя перед собой цель, он не мог предположить всех тех трудностей, которые будут ставить на его пути именно те, кто вроде бы больше всех заинтересован в ее осуществлении: Центральный совет ВОИР и Комитет по делам изобретений и открытий. Тем яснее видно его умение добиваться цели: в течение десяти (!) лет он вел переписку с ЦС ВОИР о необ­ходимости хотя бы ознакомиться с его теорией. Причем предла­гал бесплатно, за свой счет приехать в любое удобное для бюрократов от творчества время на любой срок с одной только целью: объяснить суть своей теории (которая уже вовсю работала в это время, и результаты периодически попадали на страницы прессы) и вооружить ею всех "думающих" инженеров и рабочих.

Работоспособность. Приведу еще один отрывок из письма

ко мне. Предварительная справка. Посадили их с Шапиро за письмо Сталину о состоянии советского изобретательства с конкрет­ными предложениями по его улучшению.

"...B лагере в первые полгода мыкался по карцерам: опять же отвратительный характер — отказался от всякой работы. Потом махнули рукой: народу много, не было смысла возиться с одной человеко-единицей. И года два я читал книги. (Кстати сказать, книгами был набит его спальный матрац. — А. С.) Со школы я привык отмечать, сколько часов отработано (на науку и изобре­тения) за день. Так вот, когда меня выпустили, я посчитал, что в среднем все эти годы занимался по 7 часов в день. Правда, иногда выбора книг не было, приходилось читать то, что есть. Какую-нибудь историю архитектуры. А когда книги совсем исче­зали, я наседал на интересных людей, выжимая у них более или менее планомерный цикл лекций. И все это привязывалось к методике".

Нам, не пережившим сталинских застенков, трудно себе представить, как может так работать человек, лишенный госу­дарством всякой жизненной перспективы — ведь дали ему (без суда) 25 лет!

Техника решения задач. Собственно, одна из ДЦ его была: научиться самому и научить других решать изобретательские задачи. Разработана методика решения задач была еще до тюрь­мы. И именно в тюрьме прошла первая жизненная проверка качества методики. Но об этом — в его собственном рассказе, приведенном ниже, на странице 12.

Теперь-то уж практически весь инженерный мир признал работоспособность ТРИЗ, даже есть успешные попытки ввести ее в ЭВМ, но сколько лет потребовалось на доказательства!

Умение "держать удар". "Держать удары" ему пришлось с 24 лет, когда его посадили. О том, что такое советские лагеря для заключенных написано много правдивых книг. Такую книгу можно написать и о Г.С, и если она прибавит что-то новое к тому, что нам уже известно, то это будет касаться способности именно творческих личностей оставаться людьми в самых невы­носимых условиях. А вот самый тяжелый удар его ждал как раз после выхода из тюрьмы. Приехав домой, он узнал, что букваль­но за год до его освобождения мать, регулярно писавшая в высокие инстанции прошения о помиловании сына, получила очередной отказ и, не выдержав, покончила с собой. Трудно представить, что пережил он в этот период "свободной" жизни.

Выручило творчество, надо было продолжать идти к цели, а цель уже принимала другие очертания: шел период создания теории развития технических систем.

Удары были и позже. Были попытки публично присвоить себе плоды его труда со стороны тех, кто принял его эстафету в виде Азербайджанского общественного института изобретательского творчества (АзОИИТ). Была клеветническая статья в "Комсо­мольской правде", инспирированная весьма непорядочным сек­ретарем ЦС ВОИР В. Божинским. Да много было чего! Но это — уже обычная борьба, которая только закаляет волю и учит новым путям поиска истины.

Результативность. Сегодня смешно обсуждать результатив­ность Генриха Сауловича. Мы все — его ученики и продолжатели его дела — являемся материальным воплощением результатов его теории. ТРИЗ изучают наши дети (в частности, моя дочь препо­дает ТРИЗ для воспитателей детских садов и учителей младших классов). А через учеников наших детей и наши внуки будут постигать уже не только теорию решения изобретательских задач, но и теорию развития творческой личности, о которой речь — в этой книге.

А. Селюцкий

А начиналось все так...

Из выступления Г.С.Альтшуллера на пресс-конференции перед ленинград­цами, занимающимися ТРИЗ*

Когда мне сказали, что надо прийти сюда и рассказать что-то интересное, я долго думал, что вас может заинтересовать, и не придумал. И решил, что я начну по порядку: расскажу историю ТРИЗ, современное состояние, возможное будущее. Я споткнул­ся сразу на первом вопросе. Что такое ТРИЗ? Это — группа вопросов, и первый из них — когда появилась ТРИЗ? Был большой соблазн начать отсчет с 46-го года, действительно, идея появилась в 46-м году, первые разработки в 46-м году, первые применения, испытания Но . ужасно тяжело бывает, когда думаешь наедине с самим собой Нельзя обманывать самого себя Я должен признаться, что . сначала я действительно не считал ТРИЗ серьезным моментом ни в своей биографии, ни в системе наук: раз есть изобретатель, то должна быть и рациональная методика изобретательства, вот и все...

* ЛЭТИ, 9 ноября 1989 г Записано А Чистовым


Другая дата — 48-й год 48-й год интересен по крайней мере тем, что это была первая официальная заявка на ТРИЗ, поданная в весьма высокое учреждение Мы написали письмо Сталину. Письмо было на тридцати страницах. Письмо писалось полгода. Поначалу мы считали- ну, первая страничка будет посвящена тому, насколько велика роль Сталина в ТРИЗ, дальше страниц

20 текста по существу и, наконец, заключение. Вот такая картина предполагалась. По мере того как мы-копались в материалах по изобретательству, стало ясно, что не нужна ТРИЗ в СССР образца 48-го года, 46-го года. Что изобретения гибнут, и что чем больше изобретений будет сделано, тем больше изобретений погибнет, и смысла особого в нашей теории поэтому нет...

Но письмо мы все же написали, и было в нем только два абзаца, ближе к концу, о том, что методика изобретательства существует и что ее надо преподавать в вузах, и так далее.

В 48-м году нас не посадили. Все кончилось благополучно... Понимаете, мы нутром чуяли, что великий вождь народов не снизойдет до этого, он не снисходил до других более важных дел, и трудно было ожидать его делового вмешательства. Мы подстра­ховались. Мы напечатали еще 30 экземпляров и разослали их всем министрам, ну, скажем, по вопросу введения в вузе основ патентоведения — министру вузовского образования, и так далее. Мы получили 14 ответов. Любопытный штрих для документов той эпохи: все эти 14 ответов не содержали ни категорического "нет", ни категорического "да". То есть те, кто отвечал, допускали, что есть одна миллионная шанса, что великий вождь прочтет и скажет, что это — хорошо. Поэтому насмерть ругать нельзя, ну а о том, чтобы хвалить, не может быть и речи. "Да, в вузах надо ввести методику изобретательства и основы патентоведения... но у нас нет преподавателей, а подготовка преподавателей — боль­шая программа, лет на тридцать—сорок рассчитанная... Да, бу­дем стараться".

Письма наши были разосланы для подстраховки основного письма. А основное письмо где-то медленно проходило по своим каналам. Был застойный этап культа личности, решения при­нимались медленно, но принимались.

И в 50-м году нас арестовали. Началось обычное следствие...

Понимаете, 46-й год — зарождение идеи. 48-й год — дальней­шее развитие теории решения изобретательских задач, важность этого развития мы поняли наконец сами, и началась настоящая работа. 50-й год — великий Сталин получил бумагу и менее великий Берия тоже получил бумагу. Половина писем слетелась к нему в конце концов... в его учреждение. Ответная мера на возникновение новой теории. Все было неотвратимо...

Когда я обдумывал основные вехи теории, развития теории, опять-таки возникло сомнение. Дело в том, честно говоря, знаете... понимаешь головой, с самого начала понимаешь, что

это действительно очень много, что это действительно то, чего не хватает людям, что это очень важно, очень нужно, очень верно... Все "очень". Но где-то в глубине души кроется сомнение, простое, обычное человеческое сомнение: если это так важно, то почему так много умных людей на протяжении многих веков не заметили этого и не сделали этого без тебя? Что, тебе лучше видно? И кто ты такой вообще?

Как бы ни храбрился автор теории, а вопросы неизбежно возникают. Вдруг что-то такое где-нибудь в Австралии кто-то издал два года назад, где рассматривал это предложение о соз­дании такой-то теории и доказал, что это невозможно или не нужно, или создал лучшую теорию... Почему мы? Я все время считал себя человеком средних способностей... — с самокри­тикой все было нормально. Ну почему я? Почему не кто-нибудь другой? Пока я не мог ответить на этот вопрос и сам до конца не мог поверить в эту возможность. Помогло, как всегда... Кто мне помог, как вы думаете?..

Помогло МГБ, естественно. Нас арестовали, и дальше нача­лась цепь ситуаций, в которых единственным оружием с моей стороны могло быть только применение теории решения изоб­ретательских задач как ответ на... Тогда не говорили: "нарушения законности", пытками они тоже не назывались...

Ну, в общем, чтобы вам было ясно, я опущу всю эту часть, связанную с незаконными действиями властей этого ведомства... Вот ситуация. Лефортовская тюрьма. Камера метров двадцать квадратных. Две койки. Был сравнительно тихий период. Мне не понравился следователь. Все от характера... по причине пло­хого характера получилось. Арестовали меня, вызвав в Тбилиси из дивизии в командировку. Я в армии служил. На перроне арестовали. И я в первое время растерялся, а потом узнал, что это военная контрразведка и здесь не пытают, ну, во всяком случае, несильно пытают. Я начал сопротивляться. Я не подписал ни одного протокола, даже личного осмотра, обыска. Такого кошмарного преступника надо было посылать в Москву. Пос­лали в Москву. Сначала государственная академическая большая тюрьма, как ее называли в этих кругах, ТАБТ", — дом на Лубянке. Но я изобретательно сопротивлялся. И тогда в нака­зание более трудное — тюрьма в Лефортово.

Мой следователь... Самое неприятное, понимаете, когда твое дело ведет глупый человек... Ну не глупый, а очень ограничен­ный. Малышев, капитан Малышев. Полное представление о Малышеве можно получить, увидев дохлую рыбу с открытыми глазами... Я не давал показаний и более интересным следовате­лям. Стоило ехать в Москву, чтобы признаваться во всех своих злодеяниях Малышеву. И я начал сопротивляться Малышеву. Малышев ответил... У них типовые приемы по своему ремеслу — то, что мы называем стандартами, — были сделаны давно, наверное, еще при святой инквизиции.

Он меня поставил на конвейер. Конвейер — это... Вот что такое конвейер: в десять часов ночи отбой, ложишься спать, в двадцать минут одиннадцатого вытаскивают на допрос. Допроса нет, ты сидишь в кабинете следователя, он занимается своими делами, конспектирует "Краткий курс истории партии". А ты сидишь и мерзнешь или не мерзнешь, но все равно сидишь без всякого дела. Иногда он спрашивает, как пишется то или иное слово... конспект надо творить самодеятельно. Пять часов — ведут обратно. В половине шестого ты ложишься. Приказывают раздеться, лечь... В шесть — подъем. Весь день в твоем распо­ряжении, в пределах камеры делай что хочешь. Вторая ночь. Спать днем не дают, я не сказал об этом, потому что это элементарно: спать днем нельзя, лежать днем нельзя. Ну вот и сидишь, ждешь вечера, а вечером все повторяется: в 10 часов отбой, пол-одиннадцатого — на допрос, и все — снова...

Первую ночь я выдержал легко. Вторую ночь было потруднее, но выдержал. А когда вернулся в камеру, то поделился сом­нениями со своим сокамерником, что я вряд ли выдержу еще больше чем две ночи. Он сказал, что надо продержаться хотя бы четыре дня, потом будет выходной. Следователи берегут свое здоровье, в выходной допроса не будет. Тут я почувствовал, что не смогу продержаться. Возникла изобретательская ситуация. Надо спать и не спать. Я должен спать, потому что это мне нужно; я должен не спать, потому что это нужно охране. В одно и то же время я должен находиться в двух состояниях. Задача трудная, скорее, можно сказать, неразрешимая. Но что такое спать? Спать — это значит сидеть. Максимум, что мне разреше­но, — это сидеть, сидеть с открытыми глазами. А спать — то, что мне нужно, — это сидеть с закрытыми глазами. Глаза должны быть закрыты и открыты одновременно. Простые решения типа "один глаз открыт — другой глаз закрыт" не проходят, я даже не экспериментировал. Но когда я сформулировал противоречие, дальше подействовала все-таки оставшаяся натренированность с дотюремных времен.

Задача нетрудная. Глаза должны быть открыты для дежурных, которые периодически смотрят в "волчок", целый день мотаются. Они должны видеть, что я сижу с открытыми глазами, широко открытыми глазами, чтобы сомнений не было. А мне надо широко закрыть глаза...

Раз вы учились в Ленинградском народном университете технического творчества, вы должны знать, что решение этой задачи чрезвычайно просто.

Мы оторвали от папирос "Норд"... Это уже был не "Норд", в это время боролись за приоритеты, боролись с космополитами, это были папиросы "Север". Мы от коробки оторвали два кусочка бумаги. Обгорелой спичкой нарисовали зрачок. Я сел поудобнее. Мой приятель в момент, когда охрана отошла к соседней камере, плюнул на одну картинку, плюнул на вторую, я зажмурился, и он мне налепил глаза, вот сюда, на веки. И я замер, ожидая.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Личности (2)

    Книга
    Жизнь творческого человека — это захватывающая борьба личности и мешающих ей внешних обстоятельств. В ней есть свои законы и правила, взлеты и падения.
  2. Такой маленький крокодил

    Документ
    Впереди два нерабочих дня, и вы не знаете, чем их заполнить. Предлагаю заняться гимнастикой. Причем - не вставая с дивана. Я имею в виду гимнастику ума.
  3. Учебно-методическое пособие Сургут Издательский центр Сургу 2009 удк 001. 8 (072) + 167/168 (072) ббк 72я73 + 87 4я73

    Учебно-методическое пособие
    Денисова, Т.Ю. Методы научных исследований в связях с общественностью: учеб.-метод. пособие / Т.Ю.Денисова; Сургут. гос.ун-т ХМАО-Югры. – Сургут: ИЦ СурГУ, 2009.
  4. Методические указания для студентов заочной формы обучения по специальностям: «Государственное и муниципальное управление»

    Методические указания
    Контрольная работа по дисциплине «Основы научных исследований» выполняется студентами 1 курса заочного отделения, обучающихся по специальностям: «Государственное и муниципальное управление»,
  5. Рабочая учебная программа дисциплины специальности 43 01 02 "Электроэнергетические системы и сети"

    Рабочая учебная программа
    для специализаций 43 01 02 01 “Проектирование и эксплуатация электроэнергетических систем” и 43 01 02.03 “Диспетчерское управление электроэнергетическими системами и сетями (заочное отделение)

Другие похожие документы..