Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Урок'
Вот на этот вопрос мы должны будем с вами ответить в конце урока. Мы на уроке познакомимся с обитателями морей. Узнаем, как они приспосабливаются к жи...полностью>>
'Документ'
Байопик одного из ключевых философов XX века Людвига Витгенштейна, не только оказавшего сильное влияние на дальнейшее развитие западной философии и и...полностью>>
'Литература'
поваром в. маляром Б. кузнецом г. Извозчиком . Чем в своей жизни был очень недоволен герой сказки «Дикий помещик»? А. маленькой пенсией в....полностью>>
'Документ'
Компетентность – это способность реально действовать на основе ЗУНов, полученных в процессе образования, а не просто обучения, где образование и само...полностью>>

Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г

Главная > Сборник статей
Сохрани ссылку в одной из сетей:

АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

ИНСТИТУТ ТАТАРСКОЙ ЭНЦИКЛОПЕДИИ

ИСТОРИЯ РОССИИ И ТАТАРСТАНА:

ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Сборник статей итоговой научно-практической конференции

11–12 марта 2010 г.

Казань–2010

УДК 94 (47)

ББК 63.3 (2)

И 90

Рекомендовано к изданию ученым советом ИТЭ

Редакционная коллегия:

Р.М.Валеев, А.И.Ногманов, Р.В.Шайдуллин

Ответственный редактор:

А.И.Ногманов

Статьи публикуются в авторской редакции

И 90

История России и Татарстана: итоги и перспективы энциклопедических исследований: сборник статей итоговой научно-практической конференции (г. Казань, 11–12 марта 2010 г.). Вып. 2 / Ин-т Татар. энциклопедии АН РТ; отв. ред. А.И.Ногманов. – Казань, 2010. – 308 с.

В сборнике публикуются статьи участников итоговой научно-практической конференции, состоявшейся в Институте Татарской энциклопедии Академии наук Республики Татарстан 11–12 марта 2010 г.

Адресован историкам, преподавателям и студентам, краеве­дам и всем интересующимся историей науки в России и Татарстане.

ISBN _______________

© Институт Татарской
энциклопедии АН РТ

ПРЕДИСЛОВИЕ

В марте 2010 г. в Институте Татарской энциклопедии состоялась итоговая научно-практическая конференция за 2009 г. На конференции в рамках двух секций было заслушано около 40 докладов, посвященных различным аспектам истории России и Татарстана XVI – начала XXI веков, а также пробле­мам изучения истории науки в РТ.

В сборнике опубликованы материалы докладов, прозвучавших на этой конференции. Они отражают основные направления и результаты современных научных поисков по данной проблематике. Авторами публикаций являются научные сотрудники и аспиранты Института Татарской энциклопедии АН РТ, преподаватели Академии государственного и муниципального управления при Президенте Республики Татарстан, Академии социального образования (КСЮИ), аспиранты Института истории им. Ш.Марджани АН РТ. Среди них как профессиональные историки, так и специалисты других областей знания, занимающиеся историей науки в Республике Татарстан.

В первый раздел сборника помещены материалы по различным аспектам (социально-экономические, административные, социально-психологические, конфессиональные, правовые) истории России и Татарстана XVI – начала XXI вв.

Второй раздел включает статьи, посвященные теоретическим и практическим аспектам работы Института Татарской энциклопедии. В этом разделе нашли отражение актуальные вопросы татарской литературы, селекционной работы в РТ, история торговли и другие направления научного знания, представленные на страницах многотомной Татарской энциклопедии. Целый ряд статей посвящен теоретическим и практическим аспектам подготовки энциклопедических изданий, их адаптации к целевой аудитории (школьникам и др.).

Оглавление

ПРЕДИСЛОВИЕ 3

Раздел I. ИСТОРИЯ России и Татарстана: итоги и перспективы исследований 8

Привилегии новокрещеных из числа народов Среднего Поволжья во второй половине XVI – XVIII вв. (по материалам законодательства) 8

О СУДЕБНЫХ ФУНКЦИЯХ РОССИЙСКИХ ГУБЕРНАТОРОВ В XVIII – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВВ. 17

Дворянское самоуправление в провинциальной России В конце XVIII – первой половине XIX в. (опыт Казанской губернии): проблематика, степень изученности темы 22

Татарское крестьянство Среднего Поволжья в первой половине XIX в.: общий обзор и историография проблемы 29

М.Н.Пинегин и его книга о Казани 34

Традиция урало-алтайских исследований в Казани (ХIХ – начало ХХ вв.) 39

Казанская духовная академия – центр изучения истории, языка и этнографии народов Среднего Поволжья и Приуралья в 1842-1920 гг. 58

В.Т.Тимофеев: Отдельные аспекты биографии 68

Историко-этнографический миссионерский музей при Казанской Духовной Академии 74

К вопросу о подготовке кадров работников речного транспорта в Волжско-Камском бассейне во второй половине XIX – начале XX вв. 83

Пароходство Зевеке (1876-1899 гг.) 89

Процесс формирования политических партий в Казанской губернии в начале XX в. 95

Особенности социально-экономического развития аграрного сектора Экономики Казанской губернии в начале XX века 109

СОВЕТСКАЯ АВТОНОМИЯ: К 90-ЛЕТИЮ СО ДНЯ ОБРАЗОВАНИЯ ТАТАРСКОЙ АССР 119

Первые районы Татарстана: планы и реализация. Часть первая: планы 122

Основные формы самообложения в деревнях Татарстана в 1920-е гг. 129

Проблема оказания помощи голодающим в Советской России в 1921–1923 гг. Контент-анализ книги Бенджамина Вейсмана «Герберт Гувер и помощь голодающим Советской России в 1921–1923 гг.» 142

Проблемы платности в школах республики в 1920-е гг. 152

Государственная система ранжирования научной интеллигенции Татарстана посредством социального обеспечения в 1920 – 1930-е гг. 157

ВОИНСКИЕ ЗАХОРОНЕНИЯ ПЕРИОДА ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ НА ТЕРРИТОРИИ ТАТАРСТАНА: ПРОБЛЕМА ИДЕНТИФИКАЦИИ И СОХРАННОСТИ 163

Развитие Казани в XX в. 171

Миграционная политика России в истории отечественного законодательства 183

Некоторые аспекты становление многопартийной политической системы в Татарстане на рубеже 1980-1990-х гг. 194

РАЗВИТИЕ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В РФ И РТ В 1990-Е Гг. 203

Межрелигиозный диалог и толерантность в Республике Татарстан: перспективы развития 213

Раздел II. История науки на страницах Татарской энциклопедии: проблемы и новации 218

К вопросу о редактировании текстов энциклопедических статей 218

Иллюстрированная энциклопедия по истории Татарстана для школьников: концептуальные основы 224

Некоторые вопросы освещения народных движений в иллюстрированной энциклопедии для школьников «История Татарстана с древнейших времен до наших дней». 232

Памятники российского законодательства на страницах иллюстрированной энциклопедии для школьников «История Татарстана с древнейших времен до наших дней» 237

Современный рельеф Казани и окрестностей 242

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ОРНИТОФАУНЫ ТАТАРСТАНА 246

ВКЛАД КАЗАНСКИХ УЧЁНЫХ В РАЗВИТИЕ ЛЕСНОЙ НАУКИ В НАЧАЛЕ XX В. 249

ВЛИЯНИЕ CuMo и CuZn СОДЕРЖАЩИХ КОМПЛЕКСНЫХ МИКРОУДОБРЕНИЙ НА РОСТ И УРОЖАЙНОСТЬ ОЗИМОЙ РЖИ СОРТА РАДОНЬ 252

Вклад промышленных предприятий Татарстана в реализацию отечественной космической программы 257

ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В ТАТАРСТАНЕ В 1990-2000-Е ГГ. 263

Развитие торговли в Татарстане 266

Птолемея нашли 276

БЫТ ТАТАР В ТРУДЕ «АСАР» Р. ФАХРЕТДИНОВА 281

Женские образы в произведениях М.Магдеева (роман «Каз канатлары» – «Гусиные крылья») 287

ВОСПОМИНАНИЯ О ВОЕННОМ ДЕТСТВЕ В ТВОРЧЕСТВЕ РУСТЕМА КУТУЯ 292

О ЗРЕНИИ И ПРИРОДНЫХ ПРЕПЕРАТАХ, ПОЛЕЗНЫХ ДЛЯ ЕГО СОХРАНЕНИЯ (Часть 2) 301

АВТОРЫ 309

Раздел I. ИСТОРИЯ России и Татарстана:
итоги и перспективы исследований

А.И.Ногманов

Привилегии новокрещеных из числа народов Среднего Поволжья во второй половине XVI – XVIII вв. (по материалам законодательства)

В дореволюционной России сложилась весьма разработанная система привилегий для представителей нерусских народов, перешедших в господствующую православную веру. Интерес к ней проявляли многие авторы, занимавшиеся изучением политики царизма в национальных районах Российской империи. Каждый из ученых исследовал данную проблему под своим углом зрения. При необходимости для иллюстрации тех или иных сюжетов привлекались законодательные источники. Однако системное изучение законодательства о новокрещеных отсутствовало.

В предлагаемой статье рассмотрена эволюция законодательных норм, которыми устанавливались льготы и привилегии для новокрещеных Среднего Поволжья во второй половине XVI – XVIII вв.

Необходимо отметить тот факт, что система поощрений для представителей различных конфессий и верований, принявших православие, стала складываться здесь раньше, чем в других регионах России. В Московском государстве такой системы не было, что обусловливалось разными факторами и прежде всего малочисленностью нерусского населения.

Ситуация кардинально поменялась в середине XVI столетия. Завоевав Казанское ханство, Иван Грозный впервые столкнулся с проблемой инкорпорации (интеграции, включения) в состав Московского государства весьма обширного по территории региона, с многочисленным и разнородным в этническом и религиозном отношениях населением.

Задача была непростая. С позиций сегодняшних представлений легко рассуждать о необходимости толерантного подхода во взаимотношениях различных народов и вероисповеданий. Эпоха же средневековья в истории человечества – это эпоха религиозных войн. Причем не только между представителями разных конфессий, но часто внутри разных течений одного вероисповедания (вспомним борьбу католиков с протестантами в Европе). История Россия в этом плане не была исключением.

По представлениям московских правящих кругов, одним из необходимых условий закрепления Казанского края в составе Московского государства являлась религиозная унификация нерусских народов. В свое время, в X-XI вв., православие скрепило разрозненные восточнославянские племена в единое государство Киевскую Русь. Теперь ему предстояло выполнить примерно ту же цементирующую функцию.

Сложность задачи состояла в том, что в отличие от Киевской Руси, где все друг друга понимали, в Среднем Поволжье православным миссионерам предстояло иметь дело с народами иной языковой культуры. Кроме того, в лице поволжских татар они имели дело с последователями ислама – одной из мировых религий, не уступавшей православию по степени влияния на верующих.

Средством достижения религиозной унификации стала политика христианизации, реализация которой началась в 1552 г. и продолжалась вплоть до 1917 г. Московское правительство достаточно рано осознало, что одними насильственными методами склонить нерусские народы Среднего Поволжья к принятию христианства невозможно. Делать ставку на силу, означало оттолкнуть их от себя, спровоцировать на вооруженные выступления. С другой стороны, надеяться на то, что татары, чуваши, марийцы, мордва и удмурты без принуждения обратятся к православной вере было наивно. Поэтому уже вскоре после завоевания Казани царское правительство задумалось о стимулах для новокрещеных.

Некоторые подходы к решению этой задачи были обозначены в «Наказной памяти» Ивана Грозного архиепископу Гурию, назначенному в 1555 г. главой вновь образованной Казанской епархии1. В этом документе впервые встречается принцип, согласно которому принятие крещения гарантировало прощение или смягчение наказания для мусульман и язычников, совершивших преступления. Даже приговоренные к смертной казни могли рассчитывать на снисхождение. Отметим, что данный метод стимулирования нерусских подданных не был в то время юридически оформлен, но впоследствии, особенно в царствование Елизавета Петровны в XVIII в. и Николая I – в XIX столетии, широко применялся.

После «наказной памяти» 1555 г. царское правительство долгое время отказывалось от какого-либо поощрения крещения мусульман и язычников, предпочитая использовать методы силового давления. К примеру, в 20-е гг. XVII в., в период совместного правления царя М.Ф.Романова и его отца патриарха Филарета, появились указы, направленные на изъятие у татарских феодалов холопов православного исповедания1. Условием их сохранения в собственности было принятие феодалами православия.

Власть впервые публично заявила о стимулах для пожелавших принять православие на рубеже 70-80-х гг. XVII столетия. 21 мая 1680 г. появился указ царя Федора Алексеевича о наградах романовским татарам2, которые добровольно пожелали креститься3. В указе повелевалось:

– писать романовских татар «княжьим» именем;

– «быть им у великого государя в стольниках»;

– им жаловались «поместные и денежные оклады»», а также возвращались поместья и вотчины, отписанные ранее «за их вины и за отъезд со службы»4.

Последняя фраза показывает, что добровольностью крещения тут и не пахло. Просто сбежавшие со службы романовские татары, чтобы не подвергнутся наказанию, решились поступиться верой предков, получая взамен материальные выгоды. Власть же их поступок, говоря современным языком, «пропиарила».

Необходимо отметить, что при царе Федоре Алексеевиче (1676-1682) было предпринято решительное наступление на татарскую феодальную элиту. Ее представителей поставили перед выбором: креститься или лишиться поместий и крепостных людей. Романовские татары сориентировались первыми и получили выгоду больше других. Татарским феодалам из других регионов за крещение обещалось денежное вознаграждения (по 10 рублей), меха (соболя), сукно и другие подарки.

Однако очень скоро выяснилось, что государство не в состоянии выполнить данные обязательства. Финансы страны были истощены целым рядом войн, в казне не было денег на выплаты новокрещеным. Поскольку крестившиеся требовали обещанной награды, было принято решение: «…вместо нашего великого государя жалованья им новокрещеном мурзам и татаром и всяким служивого чину людем, в нашей великого государя службе давать льготы на шесть лет, а ясашным людем в ясаке, и во всяких подотях, в плотеже льготы на шесть лет же. А нашего великого государя денежного жалованья, и соболей, и сукон за крещение не давать»1.

Таким образом, при Федоре Алексеевиче появились и были опробованы несколько видов вознаграждения для татар, принявших православие:

 – награда титулами и званиями (только для романовских татар и больше не практиковалась);

– награда поместьями и вотчинами (хотя реально это не было настоящей наградой, потому что крестившиеся татары фактически сохраняли свои поместья, а также гипотетически могли претендовать на земли некрещеной родни, правда, в этом случае должны были ее содержать);

– денежное вознаграждение (впоследствии использовалось весьма широко и было отменено только в 30-е гг. XIX в.)

– награда одеждой (стала использоваться повсеместно с XVIII в.);

– освобождение на определенный срок от государственной службы, повинностей и податей (широко применялось с XVIII в.).

Из-за ранней смерти царя Федора Алексеевича, начатая им кампания христианизации вскоре затухла. Большая часть крестившихся татар, особенно ясачных, вернулась в ислам.

Однако при Петре I вопрос и привилегиях для новокрещеных вновь приобрел актуальность. Идеологом подобного подхода, как и многих начинаний петровской эпохи, выступил экономист, общественный деятель И.Т.Посошков, который в 1719 г. предложил в качестве стимула за крещение освобождать от уплаты налогов сроком на десять лет1. В начале 1720 г. казанский митрополит Тихон также поднял вопрос об издании закона о налоговых привилегиях для новокрещеных. В письме к Петру I он просил его «новокрещеных в податях и изделиях обольготить по своему великого государя милостивому разсмотрению, чтоб, зря на вашу государеву высокосклонную милость, другим нечистивым в благочестие в христианскую веру греческого закона приходить было благонадежно»2.

Вследствие этого 1 сентября 1720 г. вышел указ «О льготах новокрещенам от всяких сборов и податей на три года»3. То есть Петр поддержал инициативу И.Посошкова и Тихона, однако посчитал, что 10 льготных лет это слишком много и решил ограничиться 3 годами. Чтобы эффект от указа 1720 г. был сильнее, он повторялся 23 августа 1721 г. и 17 июля 1722 г.4

Кроме предоставления трехлетней льготы в податях и сборах, царское правительство использовало и другие методы привлечения нерусского населения в лоно православной церкви. Указ астраханскому губернатору А.П. Волынскому, вышедший в июле 1720 г., предписывал писать новокрещеных татар и других иноверцев «в Астрахани в чины, в какие пристойно, по своему разсмотрению, кроме солдат»1. Указом Петра I от 2 ноября 1722 г. было велено не брать в рекруты тех, «которые из басурманов крестились»2. Согласно сенатскому указу от 25 июня 1723 г., нехристиане, уличенные в утайке душ при проведения I-й ревизии, освобождались от наказания, если изъявляли желание креститься3.

Наиболее системно и последовательно льготы и привилегии новокрещеным использовались в 40-50-е годы XVIII в., в период очередной, самой жесткой в истории России кампании христианизации нерусских народов. Она затронула не только Среднее, но и Нижнее Поволжье, а также Сибирь. Важной отличительной чертой этой кампании была ее массовость. Религиозные преследования были направлены не только на нерусскую феодальную знать, но и на простых людей.

Начало кампании положил указ царицы Анны Ивановны от 11 сентября 1740 г.4 Помимо всего прочего он предусматривал целый ряд конкретных мер для стимулирования процесса христианизации. В частности, были выделены деньги (10000 руб. ежегодно) для выплаты вознаграждения людям, «приходящим к крещению». Каждому новокрещеному полагался нагрудный медный крест, рубаха со штанами, сермяжный кафтан с шапкой и рукавицами, обувь – чирики с чулками. Более знатным выдавался серебряный крест весом в 4 золотника (ок. 17 гр.), кафтан из сукна и сапоги. Всем мужчинам в возрасте свыше 15 лет полагалось денежное вознаграждение в 1 руб. 50 коп., от 10 до 15 лет – по рублю, меньше 10 лет – по 50 коп. Размер награды был достаточно серьезным (для сравнения, размер подушной подати, которую платили татары как государственные крестьяне, в то время составлял 1 руб. 10 коп. с ревизской души). Были установлены награды и для женщин. Крестившимся целыми семьями дополнительно выдавались иконы1.

Самой значительной из предоставляемых льгот являлось освобождение на 3 года от всех налогов и повинностей (в т.ч. подушной). Указ от 11 сентября 1740 г. не только подтвердил законодательную силу постановлений петровского времени, но и превратил эту норму в мощнейшее средство давления на мусульман и язычников. Отныне все подати и повинности за новокрещеных во время предоставляемой им трехлетней льготы возлагались на живущих в тех местах некрещеных,2 причем без различия национальности. Введение этой нормы имело тяжелейшие последствия для материального положения татарского населения, которое упорнее других народов сопротивлялось насаждению христианства.

Как показывает российская действительность, обещания правительства часто расходятся с делом, поэтому для воссоздания полноты картины, необходимо затронуть проблему практической реализации правительственных указов. Как и в XVII столетии, очень скоро власть столкнулась с проблемой материального обеспечения льгот. Уже в 1742 г. Синод запрашивал у Конторы новокрещенских дел, нельзя ли отменить вознаграждение за крещение. В 1743 г. члены Конторы стали собирать у крещеных чувашей подписки о том, что они не будут требовать награды за крещение3.

С этого времени единственной реальной льготой для новокрещеных стало трехлетнее освобождение от подушной повинности. Указом указом Сената от 7 декабря 1748 г. к ней прибавилось освобождение от лашманской повинности, причем не на три года, а бессрочное4. 16 июня 1751 г. эта льгота была подтверждена5. Немного раньше, 16 декабря 1745 г., состоялся указ «О невключении в подушную перепись татарских мурз, восприявших веру греческого исповедания и жалованных деревнями и дворянским достоинством»1. Но этот закон не имел сколь-нибудь значимых последствий.

После восстания Батырши 1755-56 гг., заставившего правительство смягчить религиозную политику, сфера действия льгот и привилегий для новокрещеных стала сужаться. Указом Сената от 16 марта 1758 г. был положен конец бессрочному освобождению новокрещеных от воинской службы. Отныне после каждой новой ревизии рекрутская повинность возлагалась на крестившихся до предшествующей ей переписи. Им даже было велено писаться не «новокрещенами», а «крестившимися до прежней ревизии»2. С выходом сенатского указа от 6 апреля 1764 г. претерпел изменение и этот порядок. Теперь принимающие православие получали освобождение уже не на весь период между переписями населения, а только на три очередных рекрутских набора, которые следовали едва ли не ежегодно. Имевшие возможность откупиться могли до следующей ревизии вносить установленную государством сумму. Неимущие шли служить3.

Тем же сенатским указом 1764 г. было отменено материальное вознаграждение за крещение. Крестившимся отныне полагалось выдавать только крест и икону. С некрещеных сложили все недоимки, которые они должны были заплатить за новокрещеных. Практика платежей и поставки рекрутов за них также упразднялась. Новокрещеные поступали в полное ведение местных органов власти и после истечения трехлетнего льготного срока должны были платить подати и нести повинности на равном основании с другими государственными крестьянами4.

Такое охлаждение власти к новокрещеным было обусловлено рядом факторов. Кроме политики веротерпимости, которую провозгласила Екатерина II, безусловно, свою роль сыграли и материальные факторы. К 60-м годам XVIII в. подавляющая часть языческого населения Среднего Поволжья уже была обращена в православие. Государство не могло допустить, чтобы особое льготное положение данной категории населения существовало постоянно. Ведь кто-то должен платить налоги, нести повинности. Тем более власть не могла допустить, чтобы подобными привилегиями обладали этнические меньшинства, пусть и придерживающиеся господствующего в стране вероучения.

Заставить татар и далее платить налоги и выполнять повинности за новокрещеных было нельзя, как из соображений безопасности, так и из-за интересов государственной казны, которая не была заинтересована в обнищании татарского населения.

Таким образом, совокупность различных факторов привела к постепенному упадку системы материального стимулирования принятия православия. Надо сказать, что в XIX в. были предприняты попытки возрождения этой системы, но прежнего размаха она уже не получила.

Е.Б.Долгов



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 24-25 марта 2011 г

    Сборник статей
    История России и Татарстана: итоги и перспективы энциклопедических исследований: сборник статей итоговой научно-практической конференции (г. Казань, 24–25 марта 2011 г.
  2. Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г

    Сборник статей
    История России и Татарстана: итоги и перспективы энциклопедических исследований: сборник статей итоговой научно-практической конференции (г. Казань, 26–27 февраля 2009 г.
  3. Итоговая научно-практическая конференция преподавателей и студентов

    Документ
    И93 Итоговая научно-практическая конференция преподавателей и студентов Орского гуманитарно-технологического института (филиала) Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Оренбургский государственный
  4. Сборник научных статей и докладов участников Поволжской научно-практической конференции 12-13 ноября 2009 г. Самара 2009

    Доклад
    Сборник научных статей и докладов участников Поволжской научно-практической конференции. Самара, 12  13 ноября 2009 г.  Самара: Региональный социопсихологический центр, 2009.
  5. Всероссийская научно-практическая конференция Стратегия гимназического образования

    Документ
    Стратегия гимназического образования на современном этапе: 23 – 25 марта 2005г.:материалы всероссийской научно-практической конференции - СПб., 2006. – с.

Другие похожие документы..