Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
В.П. Мещерский принадлежит к числу виднейших общественно-политиче­ских деятелей второй половины XIX в. - начала XX в. Он был ярким представи­телем ко...полностью>>
'Документ'
Зимние деньки - морозно, ярко! На улицу? Конечно, одеваемся потеплее - и родители и дети - мажем носик кремом, берем лопатку Что-то забыли? Конечно!...полностью>>
'Документ'
Способность русского крестьянина-земледельца к крайне напряжению физических и духовных сил на сравнительно протяженный период времени определилась … ...полностью>>
'Книга'
– Ты пришел узнать: во что верить? Ты правильно догадался: у верующих душа не болит. Но во что верить? Верь в Жизнь. Чем все это кончится, не знаю. Ку...полностью>>

Смерть как проблема истории философии и биоэтики

Главная > Автореферат диссертации
Сохрани ссылку в одной из сетей:


На правах рукописи

Лях Константин Федорович

СМЕРТЬ КАК ПРОБЛЕМА

ИСТОРИИ ФИЛОСОФИИ И БИОЭТИКИ

Специальность – 09.00.03 – история философии

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Мурманск – 2007

Работа выполнена в Мурманском государственном техническом университете

Научный руководитель:
доктор философских наук, профессор Иванюшкин Александр Яковлевич

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор Дудник Сергей Иванович;

кандидат медицинских наук, Назарьев Анатолий Андреевич

Ведущая организация:

Московская медицинская академия им. И.М. Сеченова

Защита состоится « __ » _________ 2007 года в ___ часов на заседании
диссертационного совета К 307.009.01 в Мурманском государственном техническом университете

по адресу: 183010, г. Мурманск, Спортивная, д. 13, зал заседаний.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Мурманского государственного технического университета и на сайте:

Автореферат разослан «____» _____________________ 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,
канд. филос. наук, доцент

Кузнецов Ю.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Тема отношения человека
к смерти является «сквозной» для всей истории философии, начиная
с Сократа, который первым из философов осмыслил проблему смерти как конститутивный момент жизни человека и его мировоззрения. Начиная
с С. Кьеркегора проблема отношения человека к смерти становится вообще центральной проблемой философского сознания, во всяком случае –
в русле философии жизни и экзистенциальной философии. Не упуская
из виду историко-философский контекст проблемы отношения человека
к смерти в целом, в данной работе внимание преимущественно сосредоточено на таком аспекте этой проблемы, как страх смерти. Хорошо известно, что эта тема постоянно обсуждается в медицине (достаточно напомнить
об общеизвестной установке классической врачебной этики не сообщать пациентам о фатальном прогнозе исхода их заболевания). В то же время
в отечественной философской литературе нам не известны систематические исследования данной проблемы на материале истории философии. Актуальность «сквозного» историко-философского освещения проблемы отношения человека к смерти (в особенности – страха смерти как экзистенциального измерения человеческого бытия) определяется особенностями развития постиндустриального общества, тенденциями развития современной духовной и материальной культуры, такого направления современной философии, как биоэтика.

Во-первых, углубляющаяся медикализация общественной жизни ведет к все большему распространению такого явления, как «смерть в больнице», где пациент, образно говоря, «опутан проводами и трубками» медицинской техники, находится в такой реальности, в которого умаляется значение самого факта умирания человека и испытываемого им страха смерти.

Во-вторых, практики современной интенсивной терапии, реаниматологии подчас оборачиваются парадоксальными результатами, когда в одних случаях граница жизни и смерти оказывается неопределенной (смерть мозга), в других – процесс умирания искусственно затягивается (вегетативное состояние и т. д.). В контексте названных биотехнологических практик (а также других – например, вспомогательных репродуктивных технологий) вновь возникает потребность философского осмысления бытия человека (в онтологическом, антропологическом, этическом и др.
аспектах). В условиях оказания современной медицинской помощи умирающим этический принцип безусловного уважения жизни человека трансформируется в этический принцип права пациента на достойную смерть, в силу чего представляется актуальной историко-философская проработка этого нового философского концепта.

В третьих, в современном обществе, современной культуре идея права человека на достойную смерть интенсивно обсуждается в двух направлениях: как проблема эвтаназии и как проблема хосписов (паллиативной социально-медицинской помощи умирающим). Актуальность историко-философского освещения проблемы эвтаназии очевидна: термин «эвтаназия» введён Ф.Бэконом, но глубокое исследование этой проблемы именно как философской проблемы начинается в эпоху биоэтики в последней трети XX в. Столь же актуальным, с нашей точки зрения, является историко-философское освещение идеологии паллиативной медицины, истоки которой уходят в средневековую культуру, а в зрелом виде эта идеология является производной правозащитной идеологии современной демократии,
утверждением этического принципа уважения автономии личности (наиболее глубоко разработанного И. Кантом) в ситуации умирания и смерти человеческого индивида.

Современный научный и технический прогресс предоставил возможность человеку регулировать границы своей жизни, но сам по себе он не
в состоянии решить, например, проблемы эвтаназии, аборта или клонирования человека, которые по своей сути есть этические дилеммы. Речь идет не просто о моральном выборе пациента, врача, ученого и т. д., но моральном выборе всего человечества, которое стоит в начале XXI века на перепутье, решая: эвтаназия, аборт, клонирование и т. д. – это благо или зло. Историко-философская проработка культурно-исторических, духовных истоков содержания таких проблем-дилемм сделает наше решение, по крайней мере, философски грамотным.

Степень разработанности проблемы. Проблема отношения человека к смерти исследуется на протяжении всей истории философии, в которой автор данного исследования преимущественно выделяет линию философского осмысления самоценности человеческой жизни, страха смерти,
эвтаназии и достойной смерти. Подходы к философскому, научному
осмыслению проблемы смерти обусловлены, прежде всего, рациональным осмыслением самой природы человека, его взаимоотношений с природой
и обществом на конкретных этапах культурно-исторического развития.
Отталкиваясь от этого, схематически можно выделить несколько подходов в истории вопроса.

1. Жизнь человека принадлежит обществу.

Эта концепция широко представлена античной философией (Платон «Федон», «Государство», «Законы»; Аристотель «Политика», «Никомахова этика» и т. д.). Основополагающая идея этой концепции заключается
в том, что природа человека не самоценна, человек в основном рассмат-
ривается как часть целого, т. е. общества (государства-полиса). Именно такой подход в «Законах» Платона определил чрезвычайно широкое применение как уголовного наказания – смертной казни. Античность еще не знает термина «эвтаназия», однако и Платон, и Аристотель безоговорочно одобрительно относятся к социальной практике прекращения жизни «лишних людей». В то же время оба великих философа занимали категорически отрицательную позицию по отношению к самоубийству, опять же по причинам государственных интересов (дабы государство не лишилось самого важного капитала – годных к военной службе граждан). Что касается проблемы страха смерти, то Платон устами Сократа предложил одно
из первых решений преодоления такого страха – философскую рефлексию.

2. Жизнь человека в руках Божьих.

Средневековая западноевропейская философия целиком определяется христианским мировоззрением, в котором переосмысливается ветхозаветное понимание смерти как наказания за грехи и далее указывается путь спасения, т. е. возвращения человеку бессмертия. Августин в «Исповеди» утверждает примат веры над разумом, в т.ч. в решении проблемы страха смерти. Ф. Аквинский подчеркивает психофизическую целостность природы человека, обосновывая догмат воскрешения во плоти («О душе»),
что также может играть важную роль в преодолении христианином страха смерти.

3. Жизнь человека – это выбор самого человека.

Процесс секуляризации, начавшийся в эпоху Возрождения и получивший мощное развитие в эпоху Просвещения, привел к философскому отрицанию христианского понимания смерти как перехода из имманентного в трансцендентный мир. В истории философии XVI–XIX вв. одним
из магистральных направлений ее развития становится пантеизм (Д. Бруно, Б. Спиноза, И. Фихте, И. Гегель и др.), трансформацией которого стал французский материализм XVIII в. (Ж. Ламетри, П. Гольбах и др.).
Известная мысль Б. Спинозы о том, что «человек свободный ни о чем так мало не думает, как о смерти», выразила в пределе такое пантеистически-умиротворенное отношение человека к смерти (страх смерти здесь просто игнорируется).

Предвестие кризиса этого направления остро ощущал Б. Паскаль.
Но наиболее полно его выразил Ф. Ницше, «философия жизни» которого содержит созвучную современной культуре аргументацию оправдания
эвтаназии, права человека на самоубийство и т. д. Развивая интенции философии жизни, М. Шелер и М. Хайдеггер применили метод феноменологии, показав, как смертность человека определяет всю структуру и сознание человека, и его деятельности. Необычайное напряжение отношения человека к смерти в философии экзистенциализма (М. Хайдеггер, К. Ясперс, Н.А. Бердяев, Ж. Сартр и др.) предвосхитило биоэтические прикладные исследования мировоззренческих, морально-психологических аспектов смерти и умирания.

Оригинальное осмысление проблемы отношения человека к смерти мы находим в философии русского космизма: Н.Ф. Федоров, А.К. Горский, В.С. Соловьев, К.Э. Циолковский и др.

Что касается современной философской танатологии, то к настоящему времени здесь сложилось множество концептуальных направлений, полное описание которых могло бы занять сотни страниц. К числу наиболее фундаментальных и методологически значимых оснований современной философии смерти можно отнести следующие подходы: культурно-исторический (Ф. Арьес, А.Я. Гуревич, П.С. Гуревич, В.М. Розин); герменевтический (М.М. Бахтин, В.Л. Рабинович, М.С. Уваров); дискурсивно-семиотический (М. Фуко, Ж. Бодрийяр, М. Бланшо, Ж. Деррида, А.В. Демичев, В.А. Подорога); психоаналитический (З. Фрейд, К. Юнг, Ж. Лакан); клинический (В.А. Неговский. Э. Кюблер-Росс, С. Гроф, Л. Уотсон). Этот, далеко не полный, перечень теоретических контекстов смысла и значения смерти в современных социально-гуманитарных практиках уже сам по себе говорит о фундаментальности проблемы отношения человека
к смерти в современной науке, философии и культуре в целом.

В современной биоэтике литература, посвященная смерти и умиранию, практически необозрима, причем здесь проблема страха смерти занимает одно из центральных мест. Хотя термин «биоэтика» В.Р. Поттер ввел только в 1970 г., этому предшествовало появление (прежде всего в США) целого потока серьезных исследований, посвященных смерти и умиранию (в коллективном труде под редакцией О. Брима «Умирающий пациент», вышедшем в 1970 г., библиография за 1955–1970 гг. составила 340 англоязычных работ). Обращает на себя внимание междисциплинарный характер этих исследований, в которых начиная с 70-х гг. ХХ в. используется
теоретический арсенал биоэтики (ее философско-этическая, философско-методологическая составляющие), в частности, обоснованные Т. Бичампом и Дж. Чилдрессом принципы биоэтики – уважения автономии личности и др.

В 1955 г. философ и протестантский теолог Д. Флетчер провозглашает идею зависимости сохранения человеческого достоинства от нашей способности контролировать процесс умирания. В 1957 г. глава римско-католической церкви папа Пий XII публично одобряет идею пассивной
эвтаназии. В 1958 г. профессор права Г.Уильямс публикует работу «Священность человеческой жизни и уголовное законодательство». В 1959 г.
в США выходит под редакцией Г. Фейфеля коллективная работа междисциплинарного характера с символическим названием «Смысл смерти» (аналогичный междисциплинарный труд под редакцией О. Брима вышел
в 1970 г.). В 1963 г. Д. Митфорд публикует культурологическую работу «Американский образ смерти». Особого внимания заслуживает вышедшая в 1977 г. работа французского культуролога Ф. Арьеса «Человек перед лицом смерти», под влиянием которой другой французский ученый М. Вовен в 1983 г. создает монументальный труд «Смерть и Запад с 1300 года
до наших дней».

В работе клинициста и одновременно известного биоэтика Р. Витча «Смерть, умирание и биоэтическая революция» (1976 г., переиздана в 1978 г.) преимущественное внимание уделяется этической тактике ведения умирающих больных, в особенности тактике пассивной эвтаназии, получившей широкое распространение в США. Много работ посвящено проблеме эвтаназии как таковой: в 1969 г. под редакцией священника А. Даунинга вышла книга «Эвтаназия и право умереть: доводы в пользу добровольной эвтаназии» (переиздана в 1970 и 1971 гг.), в 1970 г. под редакцией Р. Уильямса – работа «Жить и умереть: когда, почему и как» и т. д. Особое место в этом списке биоэтических работ занимает труд Э. Кюблер-Росс 1969 г. «О смерти и умирании» – в формировании современной философии и этики паллиативной медицины этой книге принадлежит ключевая роль.

Отечественная литература 80-х гг. ХХ в., отражающая проблемы умирающего человека, во-первых, несравненно более скудна, а во-вторых,
посвящена исключительно проблеме эвтаназии: труды И.А. Шамова,
Н.С. Малеина, А.Я. Иванюшкина, Е.А. Дубовой, Г.И. Царегородцева,
Е.В. Кармазина, Н.В. Эльштейна, Б.Г. Юдина и т. д. Но в работе
Н.В. Эльштейна есть обсуждение проблемы тяжелых больных с акцентом на проблеме страха смерти. Начиная с 90-х гг. ХХ в., появляются работы философского характера отечественных биоэтиков, медиков, в которых наряду с проблемой эвтаназии рассматриваются и философские проблемы паллиативной медицины: труды А.В. Гнездилова, А.Я. Иванюшкина, В.В. Миллионщиковой, Е.П. Михайловой, А.Н. Бартко, И.В. Силуяновой, А.М. Гуревич, Б.Г. Юдина, А.П. Зильбера, П.Д. Тищенко, М.А. Бялик, А.К. Хетагуровой, Г.А. Новикова, В.И. Чиссова, О.П. Модникова и др.
К сожалению, проблеме страха смерти здесь если и уделяется внимание,
то только в связи с обсуждением этики «святой лжи» в отечественной
онкологии.

В процессе работы, диссертантом также активно привлекался материал философской эссеистики, литературной критики и художественной литературы: А. Камю «Миф о Сизифе», «Чума», «Посторонний»; Ф. Кафка «Замок», «Превращение»; К. Абэ «Женщина в песках»; К. Оэ «Объяли меня воды до души моей»; Л.Н. Толстой «Война и мир», «Анна Каренина», «Смерть Ивана Ильича»; Ф.М. Достоевский «Преступление и наказание», «Бесы»; художественно-документальная хроника – В. и Р. Зорза «История Джейн Зорза» и др.

Анализ литературы по теме диссертационного исследования показывает отсутствие целостного историко-философского освещения такой стороны феномена смерти, как страх смерти, в особенности с учетом новых акцентов в осмыслении этого феномена в постиндустриальном обществе. Данное диссертационное исследование, как мы полагаем, восполняет
означенный пробел. Освещается историко-философский аспект проблемы
отношения человека к смерти и далее – проблемы эвтаназии, а так же других философских проблем, сопряженных с современными социальными практиками помощи умирающему человеку. Это способствует углубленному осмыслению феномена смерти в контексте современной культуры
в целом.

Цель исследования заключается в целостном историко-философском и биоэтическом анализе (от античности до новейшего времени) проблемы смерти, в особенности – страха смерти как экзистенциального измерения бытия человека.

Для осуществления этой цели автором ставятся следующие задачи.

  1. Осуществить анализ понятийного и методологического аппарата, необходимого для исследования экзистенциальных проблем человеческого бытия и используемого современной философией, включая такое ее направление, как биоэтика.

  2. Выделить исторические этапы философского осмысления проблемы смерти в связи с развитием культуры от античности до современного постиндустриального общества.

  3. Показать специфику подходов к решению проблемы отношения человека к смерти в биоэтике как одном из направлений философии рубежа XX–XXI вв.

  4. Осуществить критический анализ проблемы эвтаназии, выделив при этом историко-философский аспект.

  5. Раскрыть в контексте биоэтического дискурса трансформацию понимания этического принципа безусловного уважения к жизни и достоинству умирающего человека в современном постиндустриальном обществе.

  6. В связи с выявленной эволюцией решений проблемы смерти в истории философии проанализировать роль и значение социальных практик помощи умирающим (хосписное движение) в развитии современного постиндустриального общества.

Объектом исследования является философское осмысление смерти человека, в особенности такой ее аспект, как страх смерти.

Предметом исследования выступает преемственность и качественная специфика осмысления смерти человека (в особенности – страха смерти) на разных этапах истории философии, в том числе в таком характерном для постиндустриального общества философском направлении, как биоэтика.

Теоретико-методологической основой исследования является сочетание нескольких подходов: исторического, проблемного, историко-биографического, герменевтического и сравнительно-исторического. В соответствии с современным состоянием разработки методологических проблем историко-философских исследований в настоящем исследовании история философии рассматривается в общем контексте социально-исторического и культурного процесса в качестве его неотъемлемой части. При этом содержание истории философии, принятой преимущественно как «история проблем», необходимо конкретизируется в имманентном исследовании внутреннего содержания персональных философских учений в их целостности. В анализ феномена смерти, страха смерти включены элементы феноменологического и экзистенциального подходов. Исследование биоэтических аспектов темы проведено на основе концепций, развиваемых А.Я. Иванюшкиным, П.Д. Тищенко, Б.Г. Юдиным. Инструменты биоэтического исследования складываются из особой междисциплинарной методологии, включающей аспекты: историко-философский, эпистемологический, антропологический и этический. В биоэтическом дискурсе концепт «этический» понимается не в смысле классической нормативной этики,
но как рациональные процедуры формирования оптимальных решений моральных дилемм.

Научная новизна работы видится в следующем. Предпринята попытка рассмотреть страх смерти как экзистенциальное измерение бытия человека в историко-философском плане, при этом использован опыт
и понятийный аппарат современной биоэтики, в частности – концепт права человека на смерть. Историко-философский подход осмысления феномена смерти человека, с учетом биоэтического контекста проблемы смерти,
является оригинальным для отечественной философии. В диссертации выделены исторические этапы философского осмысления проблемы смерти человека (с акцентом на таком ее аспекте, как страх смерти) – от античности до новейшего времени. Применительно к социальным практикам
помощи умирающим в постиндустриальном обществе и в контексте
биоэтического дискурса автором вводится и обосновывается понятие трансформации этического принципа «право на жизнь» в этический принцип «право на достойную смерть».

Положения, выносимые на защиту.

  1. В качестве социокультурных образцов проанализированы две концепции переживания и преодоления страха смерти – «смерть Сократа»
    и «смерть Иисуса». Сделан вывод, что оба эти подхода осмысления человеком загадки смерти могут быть использованы в качестве теоретического инструментария анализа биоэтического концепта «право на смерть с достоинством».

  2. Изучены произведения новоевропейской философии: Ф. Бэкона, Р. Декарта, Т. Гоббса, Б. Паскаля, Б. Спинозы, Д. Локка, П. Гольбаха, И. Канта, И. Гегеля и др., на основе чего выделены подходы и идеи, предвосхищающие многие современные (характерные для постиндустриального общества) акценты философского осмысления проблемы смерти, страха смерти (например, идея эвтаназии Ф. Бэкона как прообраз современного биоэтического концепта достойной смерти).

  3. Сделана попытка проанализировать философские тексты Ф. Ницше экзистенциальной направленности на основе чего сделан вывод об исключительной актуальности его философии в контексте современных биоэтических дискуссий о проблемах эвтаназии, самоубийства и т. д.

  4. Показано, что философия хосписного дела утверждает новые этические подходы при оказании помощи умирающим, сущность которых фокусируется в биоэтическом регулятивном принципе «право на достойную смерть».

  5. Предпринята попытка показать, что проблемы эвтаназии как биоэтической дилеммы в современных философских дискуссиях возрастают
    и делается вывод о значения данной проблемы в развитии человечества
    в начавшемся XXI в.

Практическая значимость исследования. Материалы диссертационной работы могут быть использованы при разработке и чтении общих вузовских курсов по философии, истории философии, биоэтике, экзистенциальным проблемам человеческого бытия, а также при создании учебно-методических пособий по данной тематике. Предложенные выводы представляют интерес для исследовательской практики в области истории отечественной и зарубежной философии, биоэтики, философской антропологии, эстетики и этики (в особенности, прикладной и профессиональной этики).

Апробация работы. Материалы исследования, основные идеи и по-
ложения диссертации представлены автором на следующих научных кон-
ференциях: «Вузовская наука – региону» (Третья Всероссийская научно-техническая конференция, Вологда, ВГТУ, 2005); «Наука и образование –
2005» (Международная научно-техническая конференция, Мурманск,
МГТУ, 2005), «Проблемы гуманитарных наук и образования в техническом вузе» (научно-практическая конференция, Мурманск, МГТУ, 2006)
и в ряде публикаций.

Структура исследования. Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, степень ее разработанности предшествующей философской традиции, формулируются цели и задачи диссертации, ее методологическая основа, научная
новизна и практическая значимость.

В первой главе – «Страх смерти – экзистенциальное измерение
человеческого бытия (историко-философский контекст)» –
предпринята попытка проанализировать феномен страха смерти в историко-философской традиции. Показана специфика видения смерти в западноевропейской философской традиции. Историко-философский материал рассматривается исключительно под углом зрения темы диссертации. Выбор персоналий и полнота материала в рамках истории философии определены созвучием идей прошлого и современной философии.

В первом параграфе – «Смерть Сократа» и «смерть Иисуса»
как две парадигмы преодоления страха смерти»
показано, что философия культуры и история философии дают разные решения проблемы отношения человека к смерти вообще и проблемы страха смерти в частности. «Смерть Сократа» и «смерть Иисуса» можно рассматривать в качестве двух противоположных парадигм переживания, преодоления человеком страха смерти. Образ Сократа символизирует философский разум,
и «смерть Сократа» – это, по преимуществу, гносеологический подход
к проблеме смерти («Познай самого себя!»). Образ Иисуса символизирует Истину не только как знание, но и как Бытие (« Я есть истина и жизнь!») – здесь видим преимущественно онтологический подход к проблеме смерти, обогащенный обостренно личностным переживанием неизбежности смерти в земной жизни каждого человека.

Во втором параграфе – «Проблема отношения человека к смерти
в классической новоевропейской философии (от Ф. Бэкона до Г. Гегеля)» предпринята попытка проанализировать философские тексты классиков новоевропейской философии (Ф. Бэкона, Р. Декарта, Б. Гоббса, Б. Спинозы, Б. Паскаля, Д. Локка, П. Гольбаха, И. Канта, Г. Гегеля и др.), что подтверждает тезис о «сквозном характере» проблемы отношений человека
к смерти на протяжении всей истории философии. Философские осмысления данной проблемы вышеназванными классиками философской мысли,
в особенности Ф. Бэконом и Б. Паскалем сохраняют свое значение для современной философии и культуры.

В третьем параграфе – «Проблема отношения к смерти в «философии жизни» Ф. Ницше» указывается, что по оценкам авторитетных исследователей истории философии (К. Ясперс и др.) Ф. Ницше, является предтечей современной экзистенциальной философии. Это подтверждается тем исключительным вниманием, которое этот мыслитель уделял проблеме отношения человека к смерти. В его «философии жизни» предвосхищаются многие современные акценты отношения общества и человека
к смерти: позитивный смысл проблемы эвтаназии, некоторые аргументы оправдания самоубийства, диалектика сострадания и жестокости в отношении к «умирающему больному» в современных условиях медикализации общественной жизни.

Идеи Ф. Ницше зачастую в постмодернистской культуре провозглашаются началом её – как напрямую, так и косвенно. Многие понятия философии Ф. Ницше были востребованы и по-своему поняты постмодернистской культурой. Все они объединяются изначальной несистематичностью философии Ф. Ницше, что позволяет наполнять эти понятия различным содержанием. Именно поэтому из трёх фигур "партии подозрителей" – Ф. Ницше, К. Маркс, З. Фрейд – первый оказывается наиболее близким
к культуре Постмодернизма, предшественником как фрейдизма, так и экзистенциализма, он является живым медиатором между этими движениями.

Во второй главе – «Человек перед лицом смерти в постиндустриальном обществе (проблема смерти в контексте биоэтики)» показано, как отношение человека к смерти осмысливалось не только в истории философии, но и в медицине, и в религиозном опыте; насколько глубоко осмыслена эта тема в художественной литературе. Сошлемся лишь на творчество Л.Н. Толстого. В «Войне и мире» в сценах умирания и смерти князя Андрея мы постигаем, можно сказать, онтологию смерти. В «Анне Карениной», в сценах смерти Николая Левина, автор как бы выбирает гносеологический угол зрения (через ощущения и размышления брата умирающего – Николая Левина). В «Смерти Ивана Ильича» отражена «анатомия души» умирающего человека, испытывающего витальный страх смерти, ужас, отчаянье, тоску, обостренную неприязнь ко лжи (особенно – врачей) и прямо-таки вселенское одиночество. Словами буфетного мужика Герасима (который один смог облегчить смертные муки Ивана Ильича) писатель выразил всю философию современных хосписов: «Все умирать будем, отчего же не потрудиться».

Особо следует подчеркнуть, что художественное постижение загадки смерти Л.Н. Толстым оказалось во многом пророческим. В современном постиндустриальном обществе созданы специальные социально-медицинские службы помощи умирающим (в согласии с медицинской
традицией в работе используется синоним – «терминальным больным»).
Одновременно в системе этого ряда ценностей современном общества произошла характерная эволюция: во второй половине ХХ в. все чаще стали говорить не только о праве человека на жизнь, но и о праве на достойную смерть.

Итак, философские проблемы отношения человека к смерти в современном постиндустриальном обществе оказались «погруженными» в реальные социальные практики, которые как направление клинической медицины, важнейший сектор общественного здравоохранения называются «паллиативной медициной».

В первом параграфе – «Этический принцип уважения к жизни
и право умирающего пациента на смерть с достоинством»
показаны
особенности современного этапа развития этической стороны здраво-
охранения. Прежде всего то, что революционные изменения здесь касаются не только медицинских технологий, но и медицинской этики, которая
в последние 35 лет обозначается также термином «биоэтика». В огромном потоке литературы по биоэтике значительная ее часть посвящена проблемам умирающего пациента.

Когда речь идет о новых этических подходах в современной медицине, приводятся принципы этики Гиппократа, именно те из них, которые
в современном здравоохранении подвергаются некоторой трансформации. Этот момент необходимо подчеркнуть: в современной медицине сохраняется дух этики Гиппократа, но в некоторых пунктах меняется, так сказать, буква его этики. Принцип уважения к жизни (пациента) сформулирован
в «Клятве» Гиппократа, где, говоря языком биоэтики, запрещается активная эвтаназия («Я не дам никому просимого у меня смертельного средства…»), поддерживаемое врачом самоубийство («… и не покажу пути для подобного замысла…») и искусственный аборт («точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария»). Очевидно, что в последнем пункте современная медицина особенно расходится с бескомпромиссной этикой Гиппократа.

В плане современной тактики ведения терминальных больных положение медицинской этики о «высочайшем уважении к жизни пациента» конкретизируется с позиций философии паллиативной медицины.
Во-первых, врачи и медсестры в работе с терминальными больными должны различать ординарные и экстраординарные медицинские средства
и методы. Во-вторых, они должны владеть современными подходами лечения хронической боли, а также купирования (снятия) другой тягостной симптоматики, как правило, сопровождающей умирание. В-третьих, профессиональный долг всех специалистов, работающих в системе оказания паллиативной медицинской помощи, заключается также в социальной, психологической и духовной поддержке терминальных больных и их семей.

При этом требуют осмысления новые историко-философские подходы к решению труднейшего этического вопроса информирования таких больных об их состоянии. Комплексная оценка эффективности оказания паллиативной медицинской помощи терминальным больным отражается в понятии «качество жизни» таких больных. При этом подчеркивается важнейший момент современных этических подходов: при решении столь сложных моральных проблем врачи должны считаться с волей близких,
с семьей.

Второй параграф – «Этический принцип уважения моральной
автономии и достоинства личности и проблема правдивого информирования умирающего пациента»
посвящен основным принципам современной биоэтики, прежде всего – принципу уважения личности пациента.
В развернутом виде этот принцип означает: уважение личности пациента, недопустимость навязывания ему медиками своих религиозных, философских воззрений, политических пристрастий и т. д.; предоставление пациенту необходимой информации, правдивость во взаимоотношениях с ним; возможность выбора из альтернативных вариантов; самостоятельность
в принятии решений; возможность осуществления контроля за ходом
исследования и (или) лечения; вовлеченность пациента в процесс оказания ему медицинской помощи («терапевтическое сотрудничество») .

В третьем параграфе – «Проблема эвтаназии» анализируются ключевые проблемы биоэтики. Анализ явления эвтаназии является составной частью медицинской деонтологии (составной части этики). В данной работе он проводится в рамках философских проблем соответственно теме
исследования. Обобщается анализ существующей в обществе ситуации
и аргументов как сторонников, так и противников эвтаназии. Автор опирается также и на собственный опыт ухаживания за обреченными умирающими больными и естественное стремление разделить их боль, облегчить страдания, уважать их мнение и пожелания.

Эвтаназия – это ускорение смерти и тем самым разрешение проблем умирающего человека, который считает (или считал бы) свою смерть благом, осуществляемое через осознанные медицинские действия или особую тактику лечения, ухода (как “бездействия”) в отношении терминального больного, в его высших интересах. В постиндустриальном обществе проблема эвтаназии приобретает черты респектабельной, позитивной социальной проблемы. Являясь в философском плане одной из дилемм современной прикладной этики и рассмотренная в рамках дискурса светской биоэтики, проблема эвтаназии разворачивается в цепь конкурирующих
аргументов «за» и «против». По мере развития цивилизации в XXI в.
острота проблемы эвтаназии будет возрастать. Умирание – процесс этически важный, обеспечить человеку достойный уход из жизни – наш первый долг.

В четвертом параграфе – «Хосписное движение в контексте развития человеческой цивилизации рубежа XXXXI вв.» дан критический анализ опыта паллиативной медицины. Современные хосписы, эти социально-медицинские учреждения, оказывающие квалифицированную,
эффективную помощь умирающим, обеспечивающие им «смерть с достоинством», есть реализация идей Ф. Бэкона, которые он высказал почти 400 лет назад. Сама категория «права человека на достойную смерть» могла быть четко сформулирована лишь в более широком философском контексте учения о правах человека, а первый набросок такой философской концепции Д. Локк создал более 300 лет назад. Почему же хосписы современного типа появились только в последней трети XX в.? Отвечая, можно обратиться к известной мысли К. Маркса: человечество всегда ставит перед собой такие цели, которых может достичь.

В постиндустриальном обществе как высшей стадии эволюции современного социума на первый план выдвигается производство услуг и знания, обновляются системы социальных ценностей. Одним из социальных институтов в этом обществе являются хосписы (и другие учреждения паллиативной медицины), в деятельности которых регулятивный этический принцип уважения к жизни человека закономерно трансформируется
в идею «права человека на достойную смерть». Реализация в хосписах права человека на смерть с достоинством по своему социокультурному значению выходит за рамки медицинской реальности и отражает характерные черты современной цивилизации в целом.

Философия хосписного дела утверждает новые этические подходы при оказании помощи умирающему человеку. В практике паллиативной медицины как приоритетной заботы о качестве жизни умирающего пациента этический принцип уважения к жизни претерпевает развитие, что ведет к обоснованному разграничению ординарных (этически обязательных) и экстраординарных (этически необязательных) методов лечения умирающих. Одновременно применение этического принципа уважения автономии и достоинства личности ведет к трансформации традиционной медицинской «святой лжи» в одну из этических дилемм, характерных для современной прикладной этики в целом.

В заключении сформулированы основные выводы и предложения автора. Они сводятся к следующему.

Философия ХХ–ХХI вв. повернула внимание культуры к проблеме смерти, которая ранее была табуирована для глубоких исследований. Ныне смерть не представляется чем-то внешним и чуждым по отношению к человеческому бытию, но представляет собой конституитивную составную часть самой жизни. При этом философски интерпретируются предельные экзистенциальные основания человеческой жизни – свобода и ответственность. А это является принципиально важным для рассмотрения такой актуальной проблемы современной прикладной этики, как эвтаназия. Эвтаназия – это не выбор между смертью и жизнью. В таком случае она, безусловно, должна быть запрещена. Эвтаназия – это выбор между смертью и смертью: смертью мучительной и смертью без излишних страданий.

В диссертационном исследовании проведен историко-философский анализ экзистенциалов: смерть, одиночество, страх, эвтаназия. Феноменологическая топика проявляется при этом как экзистенциальное пространство, онтологически необходимое для осмысления человеком самости
в модусах одиночества, страха и смерти. Данный анализ, проведенный
в координатах феноменологической топики в соответствующие культурно-исторические эпохи (от античности до наших дней) обнаруживает специфические взаимосвязи между этими экзистенциалами, которые по-разному проявляются в различные периоды.

В древности смерть воспринимали как переход в иную жизнь, где продолжается существование человека в новом качестве. Постепенное расширение представлений об этом физиологическом состоянии привело
к возобладанию в современном обществе взглядов на смерть как на распад и самоуничтожение личностной и телесной субстанций. Если в древности это воспринималось как необходимый этап к переходу в иную жизнь, то
и надо было совершить этот переход, как своего рода новое рождение человека. Отсюда вытекало представление о неизбежности (а зачастую и желательности) предсмертных мучений и страданий. В современном обществе ожидание смерти - это состояние неуверенности человека, порожденное неизвестностью, ибо никто не может точно сказать, что происходит с личностью после физической смерти. Отсюда и страх смерти, как состояние, спровоцированное ожиданием неизвестности в сочетании с ожиданием боли.

Эвтаназия выступает в такой ситуации как средство снятия этой личностной проблемы. Она является добровольным уходом человека из жизни с помощью медицинского работника. В этом ее принципиальное отличие от самоубийства. Но поскольку речь идет о прекращении жизни неестественным путем, то проблема эвтаназии остается дискуссионной и не получившей пока еще окончательного единообразного толкования в современной этике и праве. Автор представляет проблему эвтаназии как право человека на самостоятельный добровольный выбор.

Публикации по теме диссертационной работы:

  1. Лях К.Ф. Смерть в историко-философском измерении менталитета Сенеки и Монтеня / К.Ф. Лях // Вузовская наука – региону : Третья Всероссийская научно-техническая конференция – Вологда : ВГТУ, 2005. –
    0,3 п.л.

  2. Лях К.Ф. Страх смерти как экзистенциальное измерение отношения человека и общества к СПИДу / К.Ф. Лях // Наука и образование – 2005 : Международная научно-техническая конференция. – Мурманск : МГТУ, 2005. – 0,4 п.л.

  3. Лях К.Ф. Культурфилософские проблемы эвтаназии (на примере СПИДа) / К.Ф. Лях // Проблемы гуманитарных наук и образования в техническом вузе : Научно-практическая конференция. – Мурманск : МГТУ, 2006. – 0,5 п.л.

  4. Лях К.Ф. Проблема «достойной смерти» в современном обществе
    с позиции христианской этики / К.Ф. Лях //Проблемы гуманитарных наук
    и образования в техническом вузе : Научно-практическая конференция. – Мурманск : МГТУ, 2006. – 0,7 п.л.

  5. Лях К.Ф. Философские проблемы суицида у больных СПИДом
    / К.Ф. Лях // Вузовская наука – региону : Четвёртая Всероссийская научно-техническая конференция. – Вологда : ВГТУ, 2006. – 0,4 п.л.

  6. Лях К.Ф. Этический принцип уважения моральной автономии
    и достоинства личности и проблема правдивого иформирования умира-
    ющего пациента (из опыта преподавания в Мурманском медицинском колледже) /К.Ф. Лях // Модернизация образования. Региональный аспект : Всероссийская научно-методическая конференция.– Вологда : ВГТУ, ВИРО, ВГПИ, 2006. – 0,4 п.л.

  7. Лях К.Ф. Философские проблемы паллиативной медицины
    и перестройка обучения медицинских работников/ К.Ф.
     Лях // Вестник Поморского университета – 2006, № 4. – 0,5 п.л.

  8. Лях К.Ф. Хоспис: помощь умирающим в современном обществе
    / К.Ф. Лях // Медицинская сестра – 2006, № 6 – 0,5 п.л.

См.: Бэкон Ф. Опыты или наставления нравственные или политические // Соч.:
В 2 т. Т. 2. М., 1971. С. 354–355.

См.: Фут Ф. Эвтаназия // Философские науки. 1990. № 6. С. 62–80.

См.: Платон. Сочинения: В 3 т. М., 1968-1970; Аристотель. Сочинения: В 4 т. М., 1975–1983.

См.: Августин. Исповедь блаженного Августина. М., 1991.

См.: Спиноза Б. Богословско-политический трактат // Избр. произв.: В 2 т. Т. 1. М., 1957; Гегель Г. Философия права. М., 1990 и др.

 См.: Гольбах П.А. Система природы, или о законах мира физического и мира духовного // Избр. произв.: В 2 т. Т. 1. М., 1963; Вольтер. Избранные произведения. М., 1947; Ламетри Ж.. Система Эпикура // Сочинения. М., 1976 и др.

 См.: Б.Паскаль. Мысли // Франсуа де Ларошфуко. Максимы, Блез Паскаль. Мысли, Жан де Лабрюйер. Характеры. М.: "Художественная литература", 1974.

См.: Ницше Ф. Esse homo. Как становятся собою // Сочинения: В 2 т. М., 1990; его же. Человеческая, слишком человеческая. Книга для свободных умов // Сочинения:
В 2 т. Т. 1. М., 1990 и др.

См.: Ясперс К. Ницше и христианство. М., 1994; его же. Смысл и назначение истории. – М., 1991; Бердяев Н.А. О самоубийстве: Психологический этюд. М., 1992 и др.

См.: Ясперс К. Ницше и христианство. М., 1994; его же. Смысл и назначение
истории. – М., 1991; Бердяев Н.А. О самоубийстве: Психологический этюд. М., 1992
и др.

См.: Федоров Н.Ф. Сочинения. М., 1982; Горский А.К., Сетницкий Н.А. Смертобожнчество // Путь. 1992. № 2. С. 248–332; Соловьев, В.С. Сочинения: В 2 т. М.,
1990–1992 и др.

См.: Арьес Ф. Человек перед лицом смерти. М., 1992; Гуревич А.Я. Смерть как проблема исторической антропологии // Одиссей. М., 1989; Гуревич П.С. Жизнь земная и последующая. М., 1991; Розин В.М. Представления о смерти в разных культурах
и типах сознания // Идея смерти в российском менталитете. СПБ., 1999.

См.: Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса. М., 1990; Рабинович В.Л. До смерти хочется жить // Социс. 1994. № 4. С. 12–22 и др.

См.: Бланшо М. Смерть как возможность // Вопросы лит-ры. 1994. Вып. 3.
С. 191–213; Бодрийяр Ж. Прозрачность Зла. М., 2000; Демичев А.В. Дискусы смерти: Введение в философскую танатологию. СПб., 1997: Подорога В.А. Ницше // Новая философская энциклопедия: В 4 т. Т. 3. М., 2001; Фуко М. Сочинения. М., 1990 и др.

См.: Фрейд З. Тотем на табу. М., 1997; Юнг К. О жизни после смерти // Тайна смерти. М., 1995 и др.

См.: Неговский В. О биоэтической и правовой проработке применения генотерапии // Вестн. РАМН. 1997. № 8. С. 56–63.

См.: Уиклер Д. и др. На грани жизни и смерти: Краткий очерк современной биоэтики в США. М., 1989; Рейчелс Дж. Активная и пассивная эвтаназия // Этическая мысль: научно-публицистические чтения. М., 1990. С. 205–211; Уолкер А. Смерть мозга. М., 1988 и др.

См.: Поттер В. Биоэтика. Мост в будущее. Киев, 2002.

См.: Кюблер-Росс Э. О смерти и умирании. Киев, 2001.

См.: Иванюшкин А.Я., Юдин Б.Г. Эвтаназия // Этика: Энциклопедический словарь. М., 2001; Иванюшкин А.Я. Ценностные проблемы медицины в творчестве
Л.Н. Толстого // Профессиональная этика в медицине: Философские очерки. М., 1990; Юдин С.С. Избранные произведения. М., 1960; Шамов И.А. Об отношении врача к эвтаназии // Казан. мед. журн.. 1981. № 2. С. 75–77 и др.

 См.: Гнездилов А.В., Иванюшкин А.Я., Миллионщикова В.В. Дом для жизни
// Человек. 1994. № 5. С. 116–121; Гуревич А.М. Стойкие вегетативные состояния
и смерть мозга // Биомедицинская этика. М., 1997; Зильбер А.П. Трактат об эйтаназии. Петрозаводск, 1998; Чиссов В.И., Дарьялова С.Л. Проблема врачебной тайны в онкологии // Биомедицинская этика. М., 1999. С. 128–151; Новиков Г.А., Чиссов В.И., Прохоров Б.М. и др. Состояние и перспективы развития паллиативной помощи онкологическим больным // Курс лекций по паллиативной помощи онкологическим больным:
В 2 т. Т. 1. М., 2004; Тищенко П.Д. Эвтаназия: Российская ситуация в свете американского и голландского опыта // Медицинское право и этика. 2000. № 2. С. 30–38 и др.

 См.: Иванюшкин А.Я. Ценностные проблемы медицины в творчестве Л.Н. Толстого // Профессиональная этика в медицине: Философские очерки. М., 1990. С. 175–190.

См.: Гиппократ. Избранные книги. М., 1994. С. 87–88.

См.: Тихоненко В.А., Покуленко Т.А. Основы профессиональной этики в психиатрии: принципы, нормы, механизмы // Этика практической психиатрии. М., 1996. С. 36.

См.: Маркс К. К критике политической экономии. Предисловие. Л., 1953. С. 8.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Философия как наука. Истоки философии: Сократ, Аристотель

    Документ
    Мировоззрение – это совокупность взглядов и убеждений, оценок и норм идеалов и установок, которые определяют отношение человека к миру и выполняют регулятивную функцию.
  2. Философия: Учебник / Под ред проф. О. А. Митрошенкова. М.: Гардарики, 2002. 655 с

    Учебник
    д-р филос. наук, проф. О.А. Митрошенков - руководитель авторского коллектива (Предисловие, Введение, гл. 17, 20-22, 27); д-р филос. наук, проф. К.Х. Делокаров (гл.
  3. Философия: Учебник. 2-е изд., перераб и доп. Отв редакторы: В. Д. Губин, Т. Ю. Сидорина, В. П. Филатов. М.: Тон остожье, 2001. 704 с (1)

    Учебник
    Рецензенты: кафедра социальной философии Российского университета Дружбы народов им. П. Лумумбы (зав. кафедрой доктор филос. наук, проф. П.К. Гречко), зам.
  4. Философия: Учебник. 2-е изд., перераб и доп. Отв редакторы: В. Д. Губин, Т. Ю. Сидорина, В. П. Филатов. М.: Тон остожье, 2001. 704 с (2)

    Учебник
    Рецензенты: кафедра социальной философии Российского университета Дружбы народов им. П. Лумумбы (зав. кафедрой доктор филос. наук, проф. П.К. Гречко), зам.
  5. Теодор Н. Цырдя Петру В. Берлинский философия

    Учебник
    Излагается основной учебный курс по философии с учетом специфики биолого-медицинских факультетов. Наряду с историей мировой и отечественной философской мысли, проблемами онтологии и теории познания в данном пособии особое внимание

Другие похожие документы..