Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Закон'
4 квітня 1949 року США, Канада, Великобританія, Франція, Італія, Бельгія, Нідерланди, Люксембург, Норвегія, Данія, Ісландія, Португалія підписали у Ва...полностью>>
'Автореферат диссертации'
Защита состоится 15 декабря 2011 г. в 16.00 часов на заседании совета по защите диссертаций Д 02.01.13 при Белорусском государственном университете п...полностью>>
'Документ'
ГЛАВА 1. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ТРАНСГРАНИЧНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ: ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ1§ 1. ПРОСТРАНСТВЕННЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТРАНСГРАНИЧНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ: КОНЦЕПТ...полностью>>
'Диссертация'
Защита диссертации состоится «25» декабря 2010 г. в 1300 на заседании диссертационного совета Д 212.101.04 при Кубанском государственном университете...полностью>>

Богуславская

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Майя

БОГУСЛАВСКАЯ

«ОТПУСТИТЕ МЕНЯ»

Стихотворения

«ЭСХА»

г. Чернигов

2008

ББК 84(4Укр=Рос)6–5

Б74

Богуславская Майя.

Б74 Отпустите меня: Стихотворения.

2008; Чернигов, «ЭСХА».

Одна из лучших поэтов Черниговщины, Майя Григорьевна Богуславская родилась в Чернигове 15 ноября 1933 года; окончив Ленинградский Библиотечный институт, несколько лет проработала в Сибири; вернувшись в Чернигов, до конца своих дней была связана с родным городом, за исключением трёх с половиной лет, проведённых в Израиле (1991–1995): работала библиотекарем, заведующей книжным магазином, методистом во Дворце пионеров, где в течение многих лет вела детскую литературную студию. Скончалась после тяжёлой болезни 31 октября 2005 года.

В предлагаемый сборник вошли почти все сохранившиеся стихотворения Майи Богуславской, раскрывающие разнообразие и глубину её поэтического дара. Родившаяся поэтом, она выплёскивала в поэтические строки свои мысли и чувства, свои эмоции и раздумья. Стихи её наполнены страстной любовью к родной земле, к близким людям, к человечеству. И полны болью за судьбы своей страны, своего народа.

© Ванжа Евгения (наследница): тексты, вступительное слово.

© Святослав Хрыкин: составление сборника.

Евгения Ванжа.

НЕ ОПОЗДАТЬ БЫ…

Всё чаще, может быть, с возрастом, меня посещают мысли о бренности существования. Мне сложно сказать, с чем они связаны, может, с собственной жизненной позицией, может в силу сегодняшних, весьма и весьма не греющих душу событий.

31 октября мне позвонили на работу, и сообщил женский голос, что умерла моя мама! …Моя мама…! Моя мама?!

Описывать собственное состояние очень глупо, поскольку пронизывающую до мозга костей боль описать просто невозможно. Всё, что касается чувств, передать словами, ой, как трудно… А чувствовать – не дай Бог.

Зачем я вообще это делаю (пишу о своей боли) – не знаю! Может, затем, чтобы хоть чуточку этой самой боли оставить на бумаге для того, затем, чтобы не сойти с ума от круговерти собственных мыслей.

…Хотим мы того или нет, сознательно или бессознательно, но ищем поддержки с чьей-либо стороны. Сейчас я отдаю себе отчет в том, что ищу поддержки у этой бездушной машины, у экрана, в который смотрю, у клавиатуры, которую нещадно избиваю пальцами. Я пытаюсь найти силы таким способом, хоть умом понимаю, что всё это самообман. Попытка бегства от себя самой и, наверное, от собственной слабости.

Сколько раз у меня возникало желание немедленно бежать к маме, когда было просто тошно на душе, но не хотелось лишний раз вселять тревогу в её сердце. И я просто звонила по телефону и говорила самые банальные, но искренние слова, дороже и милее которых нет: « Мамочка, я люблю тебя!» Первое, что произносила мама: – Зайка, у тебя всё в порядке? Да, отвечала я, а сама ревела, как белуга, задыхаясь от собственных слёз, какой-то немыслимой горечи и одиночества. …Посидеть бы мне с ней в те вечера, посплетничать, полакомиться подгоревшей жареной картошкой … да не успела…

…В тот вечер я пообещала матушке, что приду после работы около половины седьмого. Я знаю, что она ждала, …она всегда ждала, всю свою жизнь, не меня, так папу, … а больше всего – облегчения от собственной заботы и переживаний. Её любовь всегда была чрезмерной – по отношению ко всему, мама не умела чувствовать наполовину. Я понимаю это только сейчас.

Я пришла, но дома у родителей никого не было… Ровно час я проторчала у подъезда в слякотную, мерзкую погоду. Я боялась отойти, поскольку думала, что мама вот-вот вернётся. Продрогла насквозь, уже решила идти домой, но вдруг увидела, что она идёт ко мне навстречу с девочкой-соседкой, о чем-то беззаботно беседуя (как мне казалось). Мне сейчас очень стыдно за то, что я наговорила, но мы всегда опаздываем или очень спешим с выводами, эмоциями, чувствами. Мы тогда всего-навсего разминулись, она пошла меня встречать, а я шла другой дорогой.

Сколько во мне было гнева и как я теперь понимаю, не из-за ожидания, а из-за гадкой погоды. Ну, почему не сказать об этом? Я излила всю свою злость, вобщем мне не свойственную, уже понимая, что мои слова не искупаются никаким волнением ожидания. Мне мама сказала тогда лишь одно, что меня отрезвило: – Заинька, ну хоть на улице меня не ругай, пойдём домой, молочка горячего выпьешь.

После горячего ужина мы ещё долго болтали о всякой всячине, но наползающий хмурый вечер не очень нежно напоминал, что пора домой. Я ушла сытая, оттаявшая от холода и собственных амбиций, на душе было тепло и спокойно. Но хотя я не принадлежу к тем, кто не умеет просить прощения, в тот вечер я так и не сказала маме: – Извини меня!

Надо ли ей это было? Надо!!

А я… не успела?! Что мне помешало? Гордыня?

Как я жалею об этом!

В маме жила интеллигентная гордость, но не гордыня, Она говорила мне, что чувствует себя слабой, а теперь я понимаю, что ей просто хотелось хоть иногда быть слабой, ведь быть всё время сильной невозможно…

…Уже тогда мама была больна, но я не принимала её причуды всерьёз, мне всё казалось, что это проявления любви к ребёнку который давно перестал им быть.

Вот уже и 70, сказала мне мама, когда 15 ноября мы пришли всей толпой в гости. «Толпа» - это самое дорогое и жизненно необходимое, что было у мамы - это её ученики!!! Это таланты, может, некоторые и не совсем, но для неё человечки – на сегодняшний день дядьки и тётки, которых она взлелеяла, выкормила, а может, кого и спасла. Всем уже не менее 40, у каждого семья, дети, проблемы и ещё раз проблемы и опять же – мужья и жены… Но никто не забыл, что дорогому Учителю 15 ноября исполнилось 70!

Красивые цветы, дорогие конфеты, благородные вина, всё было на столе, а ещё лучезарность и свет, который исходил от уже больной, но всё еще настолько же мудрой и проницательной Майи (так называли её ученики). Я была горда, счастлива, но втайне, душа моя изнывала от печали, от осознания, что все её родные и близкие собрались тогда вместе в последний раз. Откуда я знала – не знаю, просто есть некое чувство у человека, которое впереди нас и знает наперёд, что должно быть. Я чувствовала, что этот вечер, трепетный, ласковый, добрый будет последним!

Мама очень любила Марину Козлову, одну из немногих, кому посвящала свои стихи. Марина не смогла приехать на 70-летие, но посетила её днём позже.

Два года спустя (всего два года!!) Марина так же не успела на похороны моей мамы, но, узнав в Киеве, что её не стало (не стало Мастера, – говорили ученики), она уехала с конференции в Чернигов, надеясь успеть к погребению.

Но тоже не успела… не успела попрощаться. Правда, сейчас я думаю, что, может это и хорошо…Ребята помнят её энергичной, живой, они не знали её больной и немощной. Не успели её увидеть такой! Я думаю, маме меньше всего этого хотелось...

Мы многое в своей жизни не успеваем. Иногда не хотим, иногда боимся быть навязчивыми, но когда приходит момент расставания, мы в холодном поту осознаём, что опять не успели…

Недолюбили, недосказали, недоглядели, не усмотрели чего-то главного, чего-то важного, что было всегда рядом:

любви, тепла, нежности, трепета, заботы… Разве можно было упустить это из виду? Конечно, невозможно, просто в обыденной жизни эти вещи кажутся самыми рядовыми, и мы идём с этими чувствами всегда рядом, но параллельно им. А все точки над «і» расставляются куда позже.

Мне жаль, что и я эти точки расставляю только сейчас.

г. Чернигов

I

ПОЛОСА ОТЧУЖДЕНИЯ

Поэтический сборник (составлен автором),

1996, г. Чернигов, «ЭСХА»

* * *

Движенье волн песком повторено –

Так в наших жилах бьётся пульс Вселенной,

Так бредит солнцем мутное вино,

Пока не станет чище, откровенней.

Как боль моя былая далека…

Любовь и Смерть. Я с этим не шутила.

Я знаю хорошо, что облака –

Скопленье влаги с отблеском светила.

Всё в мире объяснимо:

Чуда нет,

И миражи – лишь отраженье света,

И ветер унесёт их лёгкий след.

…Но только вот к чему мне

Знанье это.

* * *


Было, было. Быльём поросло,

Словно фреска под новой побелкою.

И божественное ремесло

Заменили дешёвой поделкою.

Свыклись с ровною белизной,

Да с цветочками синь-лазоревыми.

Но пробился сквозь стены огонь

Небывалой, святой гармонии. –

Кто замазал? И кто воскресил,

Негодуя, смеясь и плача? –

Всё слова. Не хватает сил.

Всё слова. И так мало значат.

* * *


Лошадиные морды

Поднимают ввысь

Чистые струи.

И по мышцам упругим

Бежит наслаждения дрожь.

Нет постылой работы,

Пропотевшей,

Изношенной сбруи.

Серебро под ногами,

На гривы

Серебряный дождь.

Перекликнутся ржаньем,

Рванутся в луга за рекою.

Очищающий запах

Полыни

Им в ноздри дохнёт.

Будет ветер с боков,

Будут воля да небо

Ночное,

И над лугом, над миром

Стремительный бег,

Как полёт.

* * *

У чёрного лебедя ночи

Белое отражение.

О. Афремова

Ты моя похудевшая,

тонкая,

Светлый взгляд,

невесёлый смех.

Беззаботная, как ребёнок,

Беззастенчивая, как грех.

Нимбом ясным овсяные волосы,

Прутик вербный в твоей руке,

И поёшь ты нездешним голосом,

Тает голос твой вдалеке.

А такие сквозные рощицы,

Холодок от весенних вод.

Дикий голубь в воде полощется,

Птаха где-то взахлёб поёт.

Всё известное,

всё повторное.

Стоит ли ещё повторять?

…Белый лебедь глядит

на чёрного

И не может его узнать.

ПРОЩАНИЕ

О. Афремовой

В сиреневом половодье

Кривые проулки твои.

Простимся.

Но лишь не сегодня,

Ещё нам поют соловьи.

Так быстро уходят потоки

В песчаные берега.

И с Троицкой видно далёко

Десну, за Десною – луга.

И церковь стоит у подножья

У времени на краю.

Простимся,

Но если возможно,

Я чуточку здесь постою.

А поезд зелёный и долгий,

А мост так непрочен на вид…

Простимся,

Не знаю – надолго ль

И что нам ещё предстоит?

ДОМ

Был дом косой,

С таким наклоном –

Коснись чуть-чуть,

И может лечь.

И в кухне тёмной,

Небелёной

Холодная пустует печь.

И по ночам

Король мышиный

Давал весёлые балы,

И пахло мокрой

Парусиной,

Скрипели

Старые полы.

Нежданно ливни налетали,

То свет, то всё вокруг темно.

Упруго ветви проникали

В полуприкрытое окно.

И в час ночной,

Бессонный, поздний

Луч падал на мои глаза.

В углу таинственно и грозно

Вдруг оживали образа

…А время, всё отодвигая –

Дождь и мышиную возню –

Мне оставляет ночь, весну

И запахи, и шелест мая.

* * *

Полоса отчуждения –

старый вокзал городской.

Вот бегут старики –

запрокинуты скорбные лица.

Защищаясь от прошлого,

я закрываюсь рукой,

Но нельзя ничего позабыть

И ни с чем навсегда распроститься…

За фанерным ларьком

истощённый алкаш

Воровато глядит,

про запас оставляя посуду. –

Неужели во сне

этот самый являлся пейзаж?

Неужели совсем молодой

я бежала когда-то отсюда? –

Что меня привело

на пустынный и влажный перрон?

– Подождите! – кричу

и бегу за составом.

А шутник-проводник

приглашает в последний вагон,

Но – что толку бежать,

если так безнадёжно

устала!

* * *

Играй, актёр,

играй и не стыдись

Наивной фабулы,

Высоких декламаций.

Играешь королю –

И может статься,

Что ты предугадал

Судьбу мою.

Король собой владеет,

Он – герой,

Цена актёрам – грош

(Кто этого не знает!),

Не стоит лицедеев

Привечать…

Но тот, отравленный,

На сцене умирает. –

…Как побледнела

Королева-мать.

ЮНОСТЬ

Пахнет скошенным сеном

знакомо и тонко.

Опустели скамьи,

затихает пляж.

Чешет рыжие косы

подросток-девчонка,

и стоит на закате,

врисованная в пейзаж.

Я смотрю, как бредёт она

в беленькой блузке.

(«…Так спокойно ночами,

наверно, ей спится!..»)

На песке остаются

следы её узкие,

посветлели от солнца

ресницы.

…И летят, и искрятся

от вёсел весёлые брызги.

И поют, и смеются на том берегу.

И вечерние, лёгкие

тёплые бризы

вслед за девочкой этой

покорно бегут.

ЛЕТНИЙ ДЕНЬ

Ходят тени по дну,

Ходят тени по дну –

То плывут облака,

Отражаясь в реке,

И барашек волны

Догоняет волну

И смывает следы

На прибрежном песке.

Горько пахнет

Нагретая солнцем лоза.

Дремлют рыбьи мальки

В тёмном лоне реки

И во сне

Удивлённо таращат глаза.

Только изредка

Баржу протянет буксир,

Только издали слышится

Стук молотка.

И спокойно опять,

тих и ясен весь мир.

Ходят тени по дну…

Волны катит река…

НА БОЛДИНОЙ ГОРЕ

Какая тишина!

Граница лет

Придумана людьми,

И всё же существует.

Струится чистый свет –

Ни горестей, ни бед.

И сердце расставания не чует.

Мы будем вечно…

Свечкою горит

Церквушка у подножия кургана.

Мы будем вечно…

Снег летит,

летит…

И мы стоим в ногах у океана.

* * *


Не много вёсен

есть у нас в запасе,

И осени не трудно сосчитать.

Капризная природа снова красит

Всё в жёлтый цвет,

чтоб начисто смывать.

Не много вёсен есть у нас в запасе…

Берёза эта долго проживёт.

Я стану прахом под её корнями.

И кто-то, как и я, сюда придёт,

И жёлтый лист на прах мой упадёт.

Берёза эта долго проживёт…

Смотрю. А небо так щемяще сине.

И бабье лето

в запоздалой страсти

Удерживает солнце паутиной.

А я не знаю,

что такое – счастье.

Смотрю. А небо так щемяще сине…

* * *


Есть дубовая роща

У самой железной дороги.

По тяжёлым пескам мы туда

не спеша добрели.

И цикорий так ярко синел из земли.

Беспокойные куры

Бросались испуганно в ноги.

Чуть заметно

Сквозила в листве желтизна.

Пели тёплые рельсы

О близкой разлуке.

За каким поворотом

Иная таится страна,

Что поманит

Своей тишиной

И речною излукой?

В нас бродило вино,

И безделье,

И август нас вёл,

Словно Вакх опьянённый

И сытый.

Презревший и время,

И власть, и пространство,

И качались качели

С завидным для нас постоянством,

И резвились девчонки,

Не ведая, что им дано.

Узкой улочкой Врангеля

(Есть шутники на планете),

Мимо тихих домов,

Где извечно старухи сидят,

Где премудрость игры

Постигают серьёзные дети,

Возвращаясь под вечер

Устало и тихо назад.

В тёмных листьях таились

Подсохшие сладкие вишни,

Всё прекрасно на свете –

Дыши и живи.

Возносилась звезда

Высоко над железною крышей,

Первозданно сверкая,

Взывая к стихам и любви.

ВОСПОМИНАНИЕ

Давным-давно те воды утекли,

В которых отражались наши лица.

Давно убрали сходни корабли,

А мы и не успели прокатиться.

И я листаю улицы скорей,

Как в детстве книгу о морских пиратах.

Вот здесь, у Елисеевых дверей

Отец назначил встречу мне когда-то.

Родной, седой касаюсь головы,

И за руку держусь, как в детстве, цепко…

А над Каналом скалят зубы львы,

И не спеша звенят литые цепи.

* * *

Скажите: а что там, за кадром,

Когда уже сыграна роль?

Тяжёлые сняты наряды.

Зевает устало король.

Плакат со стены взывает:

«Уходишь – свет погаси!»

И снегом в лицо швыряет,

И нет как назло такси.

Обман ли? Очарованье?

А впрочем – не всё ли равно. –

Сидим, затаив дыханье,

Навеки в плену кино.

Заломлены в горести руки,

От слёз всё в тумане вокруг.

Ну, что мне до вашей разлуки,

До ваших киношных мук?

Страданий, усиленных звуком?

Побоев, побоищ, измен? –

Жизнь жёстче любых кинотрюков,

Но без каскадёрских подмен.

Но всё же тревожусь и ныне,

Взволнована чьей-то судьбой.

Красивую героиню

Красиво целует герой.

Былое вернулось снова –

И свет ленинградской зари,

И юность, и «Мост Ватерлоо»,

И в Мойке дрожат фонари.

ПУСТЫНЯ

Как псы сторожевые у ворот,

Свернулись дюны.

Убежать нельзя.

Их жёлтые песчаные глаза

Следят за нами.

И Великий Бог

Забыл фитиль в лампаде

Прикрутить.

И солнце бьёт

Безжалостно в висок.

И жребий брошен.

И назначен срок.

* * *

Я – залётная птица,

Не ваших кровей,

Из далёких туманов

Сюда залетела случайно.

Над крестами соборов,

Над серым холстом площадей

Пронесла свою боль,

Свою тайну.

Я – залётная птица.

Мне биться крылом о стекло,

К невозможной свободе

Душою стремиться. –

Не держите меня,

Умножая ненужное зло.

Отпустите меня:

Я – залётная птица.

ОДИНОЧЕСТВО

Твой привычный быт и твой дом

Не меняют прошедшие годы.

Гаснут астры за строгим окном,

Повинуясь законам природы.

…Только зеркало и лицо:

Тронуть пальцами

губы и брови.

Всё слабее движение крови,

Всё свободней на пальце

кольцо…

* * *


А было так много восторгов,

Казалось, что хватит на век.

И мог умилить и растрогать

Закат,

полнолуние,

снег…

А было завещано столько!

Но я усмехаюсь опять

С такой прозорливостью горькой,

Которой бы лучше не знать.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Богуславская Елена Львовна, к ф. н., доцент кафедры перевода и переводоведения Ургпу, Овешкова Анна Николаевна, к ф. н., доцент кафедры английской филологии и ся ургпу рабочая программа

    Рабочая программа
    Курс «История английского языка и введение в спецфилологию» служит для обеспечения подготовки дипломированных специалистов по направлению «Лингвистика и межкультурная коммуникация», специальность «Перевод и переводоведение».
  2. Богуславский М. М. Вопросы авторского права в международных отношениях. М.: Наука, 1973

    Закон
    Авторское право: Нормативные акты. Национальное законодательство и меж­ду­народные конвенции / Сост., авт. вступ. ст. И. Силонов. – М.: Элит-Клуб; Юри­дическая книга, 1998.
  3. «Почва схп «Богуславский» Пограничного района Приморского края, их агрономическая характеристика и мероприятия по повышению плодородия»

    Курсовая
    Совхоз Богуславский находится в 18 км от районного центра п. Пограничный. Совхоз состоит из трех самостоятельных отделений – 2-х в с. Богуславка и одного в селе Духовское.
  4. Методические материалы для организаторов и педагогов детских эстрадно-вокальных студий Составитель А. М. Билль, редактор Л. А. Богуславская

    Документ
    В системе музыкальной педагогики эстрадная - самая молодая. Профессиональному эстрадному образованию в нашей стране немногим более 20 лет. Соответственно детская эстрадно-музыкальная педагогика насчитывает 12-13 лет.
  5. М. В. Богуславский

    Документ
    заведующий отделом истории педагогики и образования Учреждения РАО «Институт теории и истории педагогики», доктор педагогических наук, профессор, член-корреспондент РАО,

Другие похожие документы..