Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Третья разновидность конфликта малой интенсивности – это разрушительные атаки против США 11 сентября 2001 года. Нападение террористов "Аль-Каиды...полностью>>
'Учебно-методический комплекс'
Лысенко, Ю.В. Учебно-методический комплекс по итоговой государственной аттестации [Текст]: / Ю.В. Лысенко; Челябинский ин-т (фил) ГОУ ВПО «РГТЭУ».- Че...полностью>>
'Реферат'
Ценовой механизм, кредитный механизм, налоговый механизм, малые предприятия финансовые показатели, рентабельность, ценообразование. Объектом и предме...полностью>>
'Документ'
Государственно-частное партнерство отражает сложившиеся в мире тенденции целенаправленного вовлечения финансовых ресурсов и достижений современного м...полностью>>

Экологическое планирование и управление • 2007 ■ №4(5) ■ С. 19-29

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Экологическое планирование и управление • 2007 ■ № 4(5) ■ С. 19-29.
Ландшафтное, градостроительное и общее территориальное планирование

Ландшафтный подход к формированию экологической сети

Костромской области

А.В. Хорошее*, М.Г. Сшшцып**, Л.В. Немчинова***, В.О. Авданип**

* Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, Москва ** Международный институт леса, Москва *** Государственный природный заповедник «Кологривский лес», Костромская область

Обоснован проект экологической сети Костромской области. В основу положен ландшафтно-географи-ческий подход, суть которого заключается в учете связей между биотическими и абиотическими компо­нентами ландшафта и между разными ландшафтами, учете функциональной роли охраняемой террито­рии в геосистемах высоких рангов и компенсации утраченных экологических функций. Предлагаемый подход сравнивается с традиционными биоцентрическими подходами к проектированию экологических сетей. Анализируется геи1рафическан специфика Костромской области, требующая смещения приори­тетов по сравнению с западноевропейскими технологиями проектирования экологических сетей.

Введение

Проекту создания сети особо охраняемых при­родных территорий (ООПТ) Костромской облас­ти («Эконет - Кострома») предшествовало по­становление губернатора Костромской области от 4 января 2002 года «Об организации работ по оптимизации сети ООПТ Костромской области». Полевые исследования началась в 2003 г., к 2006 г. проект перешел в фазу согласования подготов­ленных обоснований заказников и памятников природы с региональными органами власти. В ходе исследовательских работ коллектив столк­нулся с необходимостью существенного смеще­ния приоритетов по сравнению с традиционными представлениями о способах проектирования эко­логических сечей, которые в основном были раз­работаны на примере полностью трансформиро­ванных западноевропейских ландшафтов.

Современные представления об экологических сетях

Не ставя пред собой цель дать в статье фун­даментальный обзор существующих концепций экосстей, чему посвящена обширная литература [6], авторы считают необходимым обратить вни­мание на неравномерное внимание к некоторым принципиально важным аспектам их проектиро­вания.

К 1990-м гг. в экологическом сообществе до­стигнуто общее понимание недостаточной эффек­тивности охраны природы в единичных выдаю­щихся объектах. Возникли родственные, но не

идентичные концепции экологической сети, эко­логического каркаса, природного каркаса, систе­мы охраняемых природных территорий (ОПТ). Все эти концепции объединяет мысль о том, что ОПТ в большинстве случаев недостаточно эф­фективны поодиночке, не самодостаточны, а по­тому должны проектироваться таким образом, чтобы поддерживать устойчивое функционирова­ние друг друга. В большинстве регионов Запад­ной и Центральной Европы, равнинной части США, на юге России площадь экосистем, сохра­няющих режим функционирования, близкий к ес­тественному, ничтожно мала. Поэтому стала ак­туальной проблема не только сохранения остав­шихся «клочков», но и восстановления утрачен­ных зональных экосистем, чтобы достичь неко­торой минимально необходимой для живой приро­ды площади пригодных местообитаний, которая, наряду с конфигурациями этих местообитаний, стала предметом обширных дискуссий [25, 27].

Еще до появления концепции экосетей в мно­гочисленных публикациях сформировался более или менее стандартный перечень критериев для выбора объектов охраны, который был мотиви­рован приоритетом охраны биоты в регионах с сильно нарушенной природой. Это местообита­ния редких и охраняемых видов живой природы, реликтовые экосистемы, уникальные природные объекты, ненарушенные экосистемы. В современ­ных проектах сетей ОПТ, опирающихся на пред­ставление о многофункциональности ландшафтов [22], в качестве объектов охраны также называ­ются репрезентативные экосистемы, экосистемы с водоохранными, почвозащитными функциями,

А.В. Хорошев, М.Г. Синицын, А.В. Немчинова, В.О. Авданин

эстетически ценные рекреационные территории, экосистемы высокой научной значимости [8, 18, 28]. Следует отмстить, что экологи, знакомые с достижения ландшафтного проектирования в бывшем СССР, рассматривают их как один из источников современной ландшафтной экологии [26,19,24], обращая внимание на приоритетность опыта управления пространственной организаци­ей ландшафта в 1970-х гг. в Прибалтийских рес­публиках СССР, выразившийся в создании эко-сетей и зеленых коридоров на базе концепции по­ляризованного ландшафта Б.Б. Родомана [13]. Важный пункт концепции поляризованного ланд­шафта подразумевает создание территорий, вы­полняющих компенсирующие экологические фун­кции по отношению к сильно эксплуатируемым территориям, что послужило, как будет показано ниже, важным критерием при проектировании экологической сети Костромской области.

Развитие концепции экологических сетей спо­собствует возрастающему вниманию к охране и, при необходимости, восстановлению экосистем, хотя и не соответствующих по отдельности мно­гим критериям ООПТ, но играющих важную свя­зующую роль между особо ценными экосистема­ми. Обычно в регионах с сильно нарушенными агро- или урболандшафтами под связующими эко­системами понимают лесные или кустарниковые коридоры миграции видов между ключевыми ме­стообитаниями — ядрами экосетей. Однако, если роль коридоров в поддержании биоразнообразия неоднозначна [20], то она может быть весьма ве­лика в поддержании водного и теплового режима ландшафтов, предотвращении эрозии и дефляции, повышении эстетической и рекреационной ценно­сти ландшафта и т.н. По принятому в междуна­родной практике определению, экологическая сеть— это система экологических компонентов, например, ключевых территорий, коридоров и буферных зон, которая обеспечивает физические условия, необ­ходимые для экосистем и популяций видов для выживания в антропогенном ландшафте; основные цели — поддержка биологического и ландшафт­ного разнообразия и создание системы прииятия решений, способствующих сохранению естествен­ных экосистем [25]. Уже само это определение по­казывает неполную применимость отражаемой им концепции к территориям, подобным Костромской области, так как оно ориентировано на ландшафт, полностью трансформированный человеком.

Следует, однако, отметить такую важную осо­бенность этого определения как равноправие сре­ди целей сохранения как биологического, так и

ландшафтного разнообразия, в то время как неко­торые другие определения абсолютно биоцент-ричны. Например, экологическая сеть: 1) система функционально и территориально связанных друг с другом ООПТ и иных территорий, имеющих за­конодательно оформленные ограничения в земле­пользовании с целью сохранения биоразнообразия; 2) выявленная в результате научных исследова­ний система функционально связанных друг с дру­гом участков, занимаемых локальными популяци­ями угрожаемых видов, с целью реализации для них в перспективе мер территориальной охраны» [7]. Пансвропейская Стратегия по Охране Биоло­гического и Ландшафтного Разнообразия [23] хотя и предлагает систему мер для охраны конкрет­ных видов ландшафтов (речные системы, леса, береговые зоны, водно-болотные угодья и др.), но приоритетом опять-таки ставит охрану только тех, например, рек, которые имеют ключевое зна­чение для сохранения биоразнообразия. Програм­ма проектирования Паневропейского эконета ста­вит целью сохранение полного спектра местооби­таний, видов и ландшафтов общеевропейской зна­чимости, причем критерии практически все чис­то биологические [21]. В материалах к созданию концепции системы охраняемых природных тер­риторий России [6], подробно проанализировав­ших разнообразные правовые механизмы охра­ны редких видов и местообитаний в России и за рубежом, для вопроса о географических принци­пах размещения ООПТ нашлось всего две корот­кие цитаты из литературы 1970-х гг., что свиде­тельствует о расстановке приоритетов явно в пользу биологических критериев.

Среди критериев выделения ООПТ обычно лишь на предпоследних местах (перед культурно-эстетическими критериями) стоит охрана «участ­ков, имеющих важное значение для функциониро­вания экосистем». За этой формулировкой кроет­ся охрана абиотических компонентов ландшафта и абиотических процессов переноса вещества и энергии, то есть фактически «кровеносная систе­ма» ландшафта, играющая определяющую роль для существования биоты. С точки зрения физи­ческой географии, ландшафтоведения и ландшаф­тного планирования проектирование сетей ООПТ немыслимо без пространственно-функционально­го подхода. Он подразумевает учет положения объекта в пространстве по отношению к другим объектам или в динамических пространственных системах, а также учет определяющего влияния этого положения на функции данного объекта [2, 5,8]. Введено понятие природно-географических

20

Ландшафтный подход к формированию экологической сети

окоп - зон наиболее активною участия в форми­ровании геодинамических процессов, выполняю­щих роль узловых участков (входов) в ландшафт­ной структуре и наиболее сильно реагирующих и распространяющих антропогенное влияние [3]. К узлам относятся места формирования стока, скоп­ления озер, крупнейшие болота, ареалы интенсив­ного подземного стока, крупные лесные массивы ит. п.Транспорпгую функцию выполняют транзит­ные коридоры — магистрали обмена веществом и энергией, связывающие территории узлов в еди­ную геодинамическую систему. Эта же идея про­слеживается в таких понятиях, как ключевые ре­гионы устойчивого развития, географическое по­ложение которых оказывает доминирующее воз­действие на функционирование прилегающих тер­риторий-реципиентов, превосходящих его по пло­щади [14], ключевые природные территории [15], функциональные узлы [1].

Итак, мировой и российский опыт проектиро­вания экологических сетей предусматривает ис­пользование трех групп критериев. Первая груп­па, наиболее традиционная и на практике приори­тетная, включает биоэкологические критерии, ос­нованные на популяционных законах и обеспечи­вающие выживание популяций в условиях фрагмен-тированной природной среды. Вторая группа, по мнению авторов, недооцениваемая в практике про­ектирования, включает географические критерии, которые требуют анализа положения охраняемых территорий в географическом пространственном ижтексте, их функциональной роли в геосистемах более высоких размерностей. Третья группа кри­териев, исходя из представлений о многофункцио­нальности ландшафтов и необходимости миними­зации конфликтных ситуаций в природопользова­нии, учитывает социально-экономическую и куль­турную роль охраняемых территорий.

Цель данной статьи — продемонстрировать опыт применения географических, а точнее — ландшафтно-географических, критериев проекти­рования, которые вместе с биоцентрическими кри­териями (но не вместо них!) должны служить необходимыми условиями корректности и функ­циональной эффективности региональной эколо­гической сети.

Региональная специфика Костромской области

В пределах области находится значительная часть водораздела между бассейнами Каспийс-

кою и Белого морей, приуроченного к возвышен­ности Северные Увалы. Преобладающее направ­ление стока на территории области — с севера на юг, от Северных Увалов к долине Волги. Устья рек Костромы и Ветлуги отстоят друг от друга примерно на 500 км по течению Волги, т.е. около 1/7 протяженности «главной улицы России» в ле­вобережной части ее бассейна так или иначе кон­тролируется стоком с территории Костромской области. Из общего объема воды, формирующей­ся в пределах Верхней Волги (46,7 км3 в год), объем воды с территории водосбора Костромс­кой области составляет 14,7 км3 [4]. Поэтому состояние ландшафтов области отражается на объеме жидкого стока, твердого стока и баланса растворенных веществ в бассейне средней и ниж­ней Волги, где расположены крупнейшие эконо­мические центры России и районы высокой плот­ности населения. Область расположена у южных границ таежной зоны, что обусловливает повы­шенную уязвимость ряда видов флоры и фауны, типичных для тайги и широколиственных лесов. В се пределах находится западная граница ареа­ла ряда лесообразующих пород сибирского про­исхождения, что обусловливает редкость подоб­ных экосистем на 4>онс типично европейских и их повышенную уязвимость к антропогенным и кли­матическим воздействиям.

Такая региональная специфика требует неко­торого смещения приоритетов по сравнению с западноевропейской практикой проектирования экологических сетей.

Во-первых, применение концепции экосетей при­няло форму стандартизованных процедур для силь­но нарушенных территорий, когда произошла сме­на зонального типа растительности, например ле­сов, безлесными пространствами, и при этом зо­нальные ландшафты сохранились изолированны­ми фрагментами на фоне матрицы с полностью трансформированным биотическим компонентом. Костромская область остается в рамках зональ­ного (лесного) типа растительности. Фрагменти-рованность в европейском понимании, за исклю­чением некоторых районов (например, части Во-хомского и Павинского), выражена слабо.

Во-вторых, благодаря сохранности зонально­го типа растительности миграция большинства лесных видов может происходить фронтально. Коридорами поэтому должны считаться не по­лосы чудом сохранившегося или воссозданного зонального ландшафта среди коренным образом трансформированных территорий (как в Европе или в степной зоне), а полосы особо высокого

21

А.В. Хорошев, М.Г. Синицын, А.В. Немчинова, В.О. Авданин

ландшафтного разнообразия. Они привлекатель­ны для миграции сразу многих видов и при этом выполняют важные абиотические функции (гид­рологические, почвозащитные и др.).

В-третьих, проблема сохранения биоразнооб­разия для Костромской области вряд ли являет­ся наиболее острой, по крайней мере - в коли­чественном смысле. На уровне видов оно, ве­роятно, в некоторых районах даже выросло за счет искусственно поддерживаемой мозаично-сти ландшафта. Более того, например, для про­летных гусей противопоказано зарастание пашен лесом и благотворна частичная смена в Кост­ромском районе зонального типа растительнос­ти (лес) незональным (луг). Приоритетом дол­жна быть не охрана биоразнообразия как тако­вого, а охрана ключевых угрожаемых видов или видов, играющих особую экологическую роль (эдификаторов).

В-четвертых, недостаточно ограничиваться традиционной биоцентричностью процесса про­ектирования экоссгей. Часто именно абиотичес­кие функции ландшафтов оказываются наиболее значимыми, и нарушение их оказывает разруши­тельное дальнодействующее и долговременное воздействие на огромные территории. Общеиз­вестно, что реки — не только местообитания ви­дов, но и источник водоснабжения, транспортные пути, приемник стоков с сельскохозяйственных угодий и т.п., т.е. выполняют десятки других фун­кций помимо биологических. Почвы пс только компонент местообитания, но и условие урожая, субстрат для прокладки дорог, даже строитель­ное сырье. Мы солидарны с мнением А.В. Ели­зарова [1] о том, что цель экологического карка­са — не просто сохранение биоразнообразия, а гораздо более широкая, например, создание ос­новы стабильного экономического и социального развития общества.

Сущность ландшафтно-географического подхода

При проектировании экологической сети Кос­тромской области мы исходили из следующих положений, которые являются ключевыми для ландшафтно-географического подхода.

А) Большинство ООПТ играет особую функ­циональную роль в геосистеме высокого ранга посредством латеральных потоков вещества.

Б) Все компоненты ландшафта экологически равноценны.

В) Абиотические компоненты ландшафта са­моценны; их охрана может быть приоритетом; их функции необходимо учитывать в региональном контексте, а ис только как фактор, влияющий на локальное биологическое разнообразие.

Г) Значимость ООПТ необходимо рассмат­ривать с точки зрения географической репрезен­тативности ландшафта на основе карт райониро­вания и ландшафтных карт.

Д) Сеть ООПТ должна выстраиваться с со­блюдением принципа экологической компенсации антропогенных нарушений как в примыкающих, так и в удаленных частях речных бассейнов.

Сеть ООПТ, основанная на ландшафтно-гео-графических принципах — соответствует следу­ющим условиям.

  1. Представлены все физико-географические провинции и физико-географические районы, так как этим гарантируется минимально возможная представительность основных родов ландшафтов.

  2. Репрезентативные ООПТ имеют крупные размеры и расположены на удалении от границ своих ареалов. Это понижает уязвимость ланд­шафтов, а следовательно — местообитаний рас­тений и животных к климатическим флуктуаци-ям, инвазиям, повышает способность к восста­новлению в случае нарушений.

  3. Сохраняются зональные ландшафты мини­мальной степени антропогенной нарушенное™.

  4. Сохраняются редкие и уникальные в мас­штабах области и/или географической зоны/под­зоны ландшафты, в том числе реликтовые при­родные комплексы.

  5. Уникальные и редкие ландшафты обеспе­чены наиболее жесткими ограничениями на до­пустимые виды природопользования.

  6. Вблизи границ крупных физико-географичес­ких единиц плотность расположения и/или площадь ООПТ увеличена. Тем самым достигается пред­ставленность максимально возможного числа кон­трастных местообитаний на относительно компак­тной небольшой территории. Максимальное ланд­шафтное разнообразие обеспечивает разнообра­зие местообитаний и тем самым, с высокой веро­ятностью, высокий уровень биологического раз­нообразия. Узлы повышенного ландшафтного раз­нообразия связаны между собой коридорами сла­бо измененных ландшафтов с мозаичной про­странственной структурой, допускающих беспре­пятственную миграцию большинства типичных для территории видов. Связующие коридоры име­ют тот или иной охранный статус (водоохранные зоны, особо защитные участки леса и др.).

22

Ландшафтный подход к формированию экологической сети

  1. Охвачены ключевые территории, формиру­ющие и регулирующие сток крупнейших рек и их важнейших притоков, расположенные вблизи во­доразделов.

  2. Плотность расположения приводораздель-ных ООПТ увеличивается по мере возрастания ранга водоразделов, что, как правило, соответ-ствуег масштабу ООПТ (локальный, региональ­ный, межрегиональный, национальный).

  3. При неравномерной хозяйственной освоен­ности бассейнов крупных рек и невозможности равномерного расположения ООПТ относитель­ная площадь охраняемых ландшафтов в верхней части бассейна должна быть увеличена в целях компенсирования хозяйственного ущерба стоку и биоте, причиняемого в нижней части бассейна.

  1. Узлы слияния речных долин, служащих коридорами миграции животных и каналами пе­реноса вещества с разных географических на­правлений, обеспечены охраняемыми территори­ями. Особую важность имеют места резкого из­менения направления речных долин.

  2. При наличии на территории границ ареа­лов лесообразующих пород деревьев, редких ви­дов животных и растений созданы специальные ООПТ для охраны уязвимых видов.

  3. Обеспечивается охранный статус урочищ, характеризующихся повышенной уязвимостью к экзогенным процессам, потенциально способных вызвать необратимое разрушение почв и необра­тимое нарушение гидрологического режима лан­дшафтов.

  4. В ООПТ включены природные комплек­сы, охватывающие вес звенья ландшафтно-гео-химического сопряжения, что обеспечивает как высокий уровень биоразнообразия, так и близкую к естественной систему потоков вещества и энер­гии.

  5. Среди сильно нарушенных территорий га­рантируется наличие ООПТ с относительно сла­бо нарушенными ландшафтами, что обеспечива­ет расселение типичных для территории видов и восстановление естественной структуры примы­кающих к ООПТ ландшафтов.

  6. Защищены территории с высокими эсте­тическими достоинствами и высоким ресурсным потенциалом с точки зрения регулируемой рек­реации и традиционных промыслов населения, не приводящих к истощению ландшафта.

Вместе с перечисленными условиями при про­ектировании экологической сети принимались во внимание традиционные биологические критерии, прежде всего наличие редких и охраняемых ви-

дов. Их анализ оставлен за пределами данной статьи. Параллельно с проектированием эколо­гической сети региона осуществлялась и продол­жается работа по составлению региональной Красной Книги.

Проект экологической сети

Территория Костромской области располага­ется в пределах трех контрастных физико-reoipa-фических провинций — Верхневолжской, Север­ные Увалы и Ветлужско-Унжинской, — каждая из которых делится на несколько районов [16]. Бо­лее дробное подразделение территории Костром­ской области разработано одним из авторов в ходе ландшафтного картографирования в масштабе 1:200 000 [17]. В сети ООПТ относительно рав­номерно представлены ландшафты всех трех физико-географических провинций (рис. 1). Не­сколько повышена доля по площади ООПТ в Вет­лужско-Унжинской зандровой провинции, что обусловлено высокой долей болотных комплек­сов, активно влияющих на формирование стока крупнейших рек, а также относительно высокой долей слабонарушенных и ненарушенных ланд­шафтов.

В каждой из трех провинций выделяются тер­ритории межрегиональной (выходящей за преде­лы области) экологической значимости - ключе­вые самые крупные ООПТ или кластеры близко расположенных ООПТ, на территории которых сконцентрированы основные ландшафтные осо­бенности данной провинции и которые играют определяющую роль в функционировании геоси­стем крупных речных бассейнов. В Верхневол­жской провинции такую роль играет группа ООПТ в верхнем течении р. Костромы — основного во­дотока провинции, — и Совегский болотный за­казник. В провинции Северных Увалов важней­шими следует считать эталон коренной южной тайги государственный заповедник Кологривский лес (учрежден в 2006 г.), а также ряд лесных за­казников, находящихся в водораздельной полосе между бассейнами Волги и Северной Двины. Для Ветлужско-Унжинской провинции ключевыми являются крупные заказники в долине Ветлуги.

В сети ООПТ внутрирегиональной экологичес­кой значимости представлены основные виды лан­дшафтов области (даются сокращенные названия): 1) Моренно-камовые крупнохолмистые равнины с бореальными сосново-еловыми лесами (типичны для западного сектора области). 2) Моренные суг­линистые плато с бореальными еловыми лесами

23

А.В. Хорошев, М.Г. Синицын, А.В. Немчинова, ВО. Авданин

100

Е

100

200 Kilometers

  • государствен­ный заповедник «Кологривский пес»

  • заказники и памятники природы

  • границы физи­ко-географичес­ких провинций

  • границы физи­ко-географичес­ких районов

Рис. 1. Экологическая сеть Костромской области. Заказники в бассейне р. Ветлуги: 1 — Карюгский, 2 — Тали-цевский бор, 3 — Соловецкий, 4 — Вохомский бор, 5 — Ветлуго-Вохомский, 6 — Лекомо-Заветлужский, 7 — Болото Красное, 8 — Михайлоаицкий, 9 — Шангский, 10 — Ветлужские старицы и Шарьинский, 11 — Ветлуж-ские дубравы, 12 — Одоевский, 13 — Формозовский, 14 — Болото Корабль и Чистое.

(типичны для Северных Увалов). 3) Моренные плато с чехлом лессовидных суглинков с субне-моральными пихтово-еловыми лесами (типичны для южной тайги континентального сектора Ев­ропейской России). 4) Моренные плато с чехлом лессовидных суглинков с субнеморальными оси-ново-еловыми лесами (типичны для южной тайги умеренно-континентального сектора Европейской России). 5) Моренно-эрозионные волнистые рав­нины с фрагментами субнеморальных осиново-пихтово-еловых лесов (типичны для возвышен­ных провинций восточного сектора южно-таеж­ной зоны). 6) Моренно-водноледниковые волнис­тые равнины с бореальными пихтово-еловыми лесами (типичны для южной тайги континенталь­ного сектора Европейской России). 7) Воднолед-никовые волнистые равнины с сосновыми леса­ми и верховыми болотами (типичны для региона Верхней Волги). 8) Озерно-ледниковые плоские равнины с бореальными елово-сосновыми леса­ми (типичны для прилегающих районов Ярослав­ской и Вологодской областей). 9) Крупные болот­ные массивы на плоских озерно-ледниковых и моренных равнинах (типичны для умеренно-кон-

тинентального сектора лесной зоны Европейской России). 10) Древнеозсрно-лсдниковыс котловины с низинными и верховыми болотами и озерами (редки для Костромской области). 11) Моренно-структурно-эрозионные волнистые равнины с близким залеганием коренных дочетвертичных пород с субнеморальными осиново-пихтово-ело-выми и осиново-словыми лесами (редки для Ко­стромской области). 12) Цокольные террасы круп­ных долин с сосновыми лесами (типичны для речных долин южной тайги). 13) Поймы сегмен­тные крупных долин с сочетанием лугов, низин­ных болот, старичных озер, липово-пихтово-ело-вых и сосновых лесов (типичны для речных до­лин южной тайги и зоны смешанных лесов).

В категорию редких для Костромской облас­ти попадают ландшафты с участием широколи­ственных пород деревьев, находящиеся на севе­ро-восточном краю ареала (Костромской район), и с участием сибирских видов, находящиеся на западном краю ареала (Макарьевский, Шарьин­ский районы). В пределах области проходят гра­ницы ареалов дуба черешчатого, пихты сибирс­кой, лиственницы сибирской. Ландшафты редкие

24

Ландшафтный подход к формированию экологической сети

для области по сочетанию геоморфологических признаков расположены в полосе конечно-морен­ных образований московской ледниковой эпохи Плес-Галичской гряды. Они представлены цепью древнеозерно-ледниковых котловин [10], в насто-яцее время находящихся на разных стадиях пре­вращения реликтовых озерных комплексов в бо­лотные и лесоболотные, в том числе историчес-: ки знаменитое Сусанинское болото.

Высокое ландшафтное разнообразие на тер­ритории Костромской области встречается ло­кальными очагами на фоне относительной моно­тонности ландшафтной структуры в пределах каждого физико-географического района. Основ­ные факторы, создающие высокое ландшафтное разнообразие, в основном связаны с геоморфо­логическими и геологическими контрастами: а) эрозионное расчленение рельефа в районах интен­сивных неотектонических поднятий (Северные Увалы); б) положение в зоне краевых образова­ний московского оледенения (Плес-Галичская гряда); в) пестрота геологического строения с подстиланием четвертичных водноледниковых и моренных отложений коренными породами, вскры­вающимися в долинах (долины Унжи, Вохмы, Ветлуги, Светицы и др.); г) многообразие и мел-кжонтурность пойменных форм рельефа; д) не­равномерное развитие озерно-болотных ланд­шафтов, приводящее к мозаичности состава и мощности органогенных отложений и характера увлажнения (Плес-Галичская 1ряда).

Цель создания экологического каркаса Кост­ромской области — обеспечение устойчивого фун­кционирования геосистем высокого ранга, в том числе выходящих за пределы области. Отдельные 0ОПТ должны быть связаны вещественно-энер­гетическими и информационными потоками. Принципиальное требование к экологическому каркасу — обеспечение естественного режима природных процессов в зонах формирования, тран­зита и аккумуляции потоков живого и неживого вещества. Наибольшая напряженность потоков и наибольшее ландшафтное разнообразие свой­ственна геосистемам речных долин, что обуслов­ливает особые требования к экологическому со­стоянию водораздельных поверхностей, склоно­вых, террасовых и пойменных геосистем.

Для Костромской области характерно очаго­вое распространение обезлесенных сильно нару­шенных ландшафтов, отклоняющихся по своим свойствам от зональной нормы и в значительной степени утративших свои экологические функции. Крупнейшие их ареалы связаны с сочетаниями

наиболее плодородных почв с высокой степенью дренировашюсти (Павинский, Вохомский, Кост­ромской, Сусанинский, юго-запад Шарьинского районов). Они приурочены к возвышенным райо­нам с густой сетью разрывных нарушений и при­уроченных к ним малых долин. Как правило, поч-вообразующими являются лессовидные суглин­ки, подстилаемые маломощной мореной и кар­бонатными юрскими или триасовыми породами. При отсутствии охранного статуса может со­здаться ситуация, когда на всем протяжении реч­ная долина будет испытывать коренную транс­формацию ландшафтов и водного режима с уда­лением от зональной нормы. Поэтому в верхних частях крупных речных бассейнов предусмотре­но сохранение мало нарушенных ландшафтов или восстановление зональных ландшафтов, которые будут шрать компенсирующую роль по отноше­нию к сильно трансформированным ландшафтам нижних частей бассейна.

Создание на водоразделах высокого порядка цепи охраняемых территорий обеспечивает ес­тественный характер формирования стока не только в основных истоках крупных рек, но и рав­номерное поступление жидкого и твердого стока в естественных объемах в Среднем и нижнем течении. Из базовых положения лесоведения из­вестно, что водный режим, твердый и растворен­ный сток в лесной зоне находятся в зависимости от степени облесенности, пространственного рас­пределения лесных участков, состава древостоя [9, 11]. Другой аспект состоит в необходимости создать возможность миграции животных как по водоразделам, так и по долинам при относитель­но небольших расстояниях, разделяющих нена­рушенные местообитания. Из теории островной биогеографии и ландшафтной экологии известно, что система охраняемых территорий должна имитировать островной архипелаг, в котором рас­стояния между отдельными островами-убежища­ми (ООПТ) невелики и доступны для преодоле­ния животными в течение короткого времени [12]. Для большинства южнотаежных видов обширные территории кгоричных мелколиственных лесов не являются непреодолимым препятствием для миграций (в отличие от агроландшафтов), тем более что под пологом березы, осины, липы обыч­но довольно быстро формируется хвойный под­рост. Однако наличие мозаики хвойнолесных мас­сивов на фоне мелколиственных служит необхо­димым условием восстановления как зональной растительности, так и зонального уровня биораз­нообразия в примыкающих нарушенных ландшаф-

25

А.В. Хорошев, М.Г. Синицын, А.В. Немчинова, В.О. Авданин

тах. Для Костромской области характерна асим­метрия речных долин, в силу чего высокий ко­ренной борт долины гораздо более привлекате­лен для хозяйственного освоения и расселения, чем низкий. Поэтому исключительную роль как коридоры миграции играют ландшафты широких ссгментно-гривистых пойм крупных рек (Кост­ромы, Виги, Унжи, Ней, Немды, Межи, Ветлуги, Вохмы). Такие поймы благодаря контрастам ре­льефа и водного режима удовлетворяют потреб­ностям как чисто таежных (песчаные гривы), так и водно-болотных (староречные понижения) ви­дов. В силу неравномерности зарастания и забо­лачивания пониженных участков пойм крупных рек и озер в Костромской области вполне типич­но соседство эвтрофных местообитаний с оли-готрофными, вплоть до верховых болот. Высо­кая мозаичность позволяет рассматривать пой­менные ландшафты именно как «островные ар­хипелаги», позволяющие поддерживать жизнеспо­собность разнообразных популяций. Кроме того они играют водоохранную роль и выполняют ком­пенсирующую функцию по отношению к освоен­ным ландшафтам высокого берега.

Рассмотрим функциональную роль заказников как элементов экологического каркаса на приме­ре бассейна р. Ветлуги с ее крупнейшим в пре­делах области правым притоком — р. Вохмой (рис.1).

Сток Вохмы формируется в пределах лесных ландшафтов, находящихся на разных стадиях восстановления после рубок. В нижнем течении Вохмы из-за почти повсеместной распашки меж­дуречий происходит резкое изменение характе­ристик стока в сторону роста твердого стока и эвтрофикации. Сохранение, по крайней мере, су­ществующего уровня разбавления антропогенного твердого и растворенного стока водами, прите­кающими из верхних звеньев бассейна, а также сохранение нормального годового водного режи­ма, может быть достигнуто установлением ох­ранного статуса долин Вохмы и ее крупных при­токов и, что особенно важно, ландшафтов в зо­нах формирования их стока. Так, Карюгский за­казник в верховьях Вохмы занимает положение на водоразделе высокого порядка, его стокоре-гулирующее и почвозащитное значение можно считать ключевым для формирования водного режима р. Вохмы и предотвращения заиливания се русла в верхнем течении. Заказник Талицевс-кий бор занимает узловое положение ниже по те­чению при слиянии Вохмы с се крупными прито­ками и центральное положение в массиве боро-

26

вых сообществ. Заказник Соловецкий приурочен к заболоченному водоразделу между бассейна­ми Встлуги и Вятки и поэтому выполняет важ­нейшую стокорегулирующую функцию для вос­точной части бассейна Вохмы. Необходимо под­черкнуть, что перечисленные заказники не впол­не соогветствуют критериям необходимости ох­раны в силу отсутствия крупных популяций ред­ких и охраняемых видов (за исключением верхо­вого болота в заказнике Соловецкий на границе с Кировской областью), однако их стабилизирую­щая роль в функционировании крупной бассейно­вой геосистемы — достаточное условие для включения в экологическую сеть. Наличие заказ­ника Вохомский бор в нижнем течении Вохмы гарантирует наличие необходимого звена в цепоч­ке рефугиумов таежной фауны и флоры, находя­щихся на небольшом удалении друг от друга в сильно освоенной местности и поэтому может служить очагом расселения боровых видов по до­лине реки Вохмы. В качестве линейных элемен­тов экологического каркаса бассейна Вохмы прежде всего выступают водоохранные зоны рек. В южной части бассейна в пределах моренно-структурно-эрозионных равнин требуется искус­ственное воссоздание линейных элементов эко­логического каркаса не только в долинах, но и на водораздельных пространствах, где предлагает­ся создание зоны экологической реставрации суб-неморальных пихто-ельников. Встлуго-Вохомс-кий заказник замыкает бассейн Вохмы у места впадения ее в Ветлугу. Ландшафт с крупным сто-корегулирующим верховым болотным массивом редок для восточного сектора Костромской об­ласти. Высокое ландшафтное разнообразие со­здано сочетанием разнообразных гигротопов от болотных до сухих, разновозрастностью генети­чески аналогичных урочищ, разновозрастными вырубками. Ветлуго-Вохомский заказник должен стать важнейшей частью широкого коридора сла­бо измененных долинных геосистем верхнего течения Ветлуги и связующим звеном для миг­рации видов в меридиональном (Вохма) и широт­ном (Ветлуга) направлениях.

Сохранение и восстановление лесных масси­вов на субширотном участке течения Ветлуги может оказаться решающим фактором сохране­ния и восстановления сильно обмелевшей в XX веке водной экосистемы Ветлуги в целом, так как ниже по течению, особенно в пределах Нижего­родской области, сплошность береговых лесных массивов нарушена почти повсеместно вдоль вы­сокого правого берега. В Лекомо-Заветлужском

Ландшафтный подход к сформированию экологической сети

заказнике ниже по течению Ветлуги основным объектом охраны является репрезентативный для южной тайги и исключительно разнообразный лан­дшафт — расширенное днище долины с систе­мой пойм, покрытых низинными лесными боло­тами, липово-пихтово-еловыми субнеморальны-ми лесами и осоково-разнотравными лугами на перегнойно-глеевых и аллювиальных почвах, и цокольных террас, сложенных верхнечетвертич-ными водноледниковыми песками, подстилаемых триасовыми глинами, с сосновыми лесами на под­золах в сочетании с низинными лесными болота­ми. Заказник Болото Красное служит естествен­ным продолжением почти непрерывного коридо­ра охраняемых природных территорий широтно­го отрезка долины Ветлуги на правобережье. Положение его у южных подножий возвышенной увалистой структурно-эрозионной равнины с пре­обладанием агроландшафтов обусловливает осо­бую роль ландшафтов как буферной полосы, за­щищающей экосистему Ветлуги от потоков ант­ропогенного вещества со склонов коренных ува­лов. Особая узловая роль территории в экологи­ческом каркасе определяется ее положением у крупнейшего изгиба русла Ветлуги и впадения субмеридионального притока—р. Пызмас. Пред­ставлены редкие ландшафты пойменных липо-дубрав, находящиеся у северной границы своего ареала, требующие особого режима охраны как уязвимые сообщества. В Михайловицком заказ­нике сосновые леса на песчаных отложениях иг­рают важную противодефляционную роль и пред­ставляют важный рекреационный ресурс. Терри­тория Шангского заказника, вытянутая на 22 км вдоль левого берега Ветлуги, в силу своей про­тяженности играет ключевую водоохранную роль вустойчивом функционировании среднего тече­ния одной из крупнейших рек Европейской тайги и компенсирует неблагоприятный эффект от из­быточного антропогенного привноса вещества с противоположного сильно освоенного борта до­лины. Особая роль заказников Встлужскис ста­рицы и Шарьинский -— в охране репрезентатив­ных для области экосистем крупных старинных озер. Заказник Встлужскис дубравы имеет осо­бое значение в сохранении редких для Костром­ской области и уязвимых ландшафтов сегмент­ных пойм с широколиственными лесами на дер­новых и аллювиальных почвах. Заказник Одоев­ский связывает коридоры малонарушенных бо­ровых и болотных экосистем долин Ветлуги и Ней. Особую ценность ему придают редкие в масштабах области урочища старовозрастных

сосново-лиственничных лесов прибровочных ча­стей террас. Необходимость охранного режима для лиственнично-сосновых лесов диктуется высокой уязвимостью песчаных отложений к деф­ляции, а также значительной водоохранной ролью присклоновых лесов, особенно в окрестностях крутых склонов долины нижней Ней. В заказни­ке Формозовский, расположенном на берегах Ней, представлен ландшафт бугристо-волнистой пес­чаной эолово-водноледниковой равнины с соче­танием сосняков лишайниково-зеленомошных па подзолах по дюнам, верховых болот на мощных торфяниках и озер по котловинам. В заказнике Болото Корабль и Чистое охраняются стокофор-мирующие ландшафты междуречных котловин с верховыми сосново-кустарничково-сфагновыми болотами.

Таким образом, расположение ООПТ в бас­сейне Ветлуги в сочетании с режимами водоох­ранных зон между ними обеспечивает: а) охрану ландшафтов долины Ветлуги — одной из круп­нейших рек Европейской России; б) охрану реп­резентативных для провинции долинных и меж­дуречных ландшафтов; в) охрану узловых ланд­шафтов в местах слияния потоков вещества и пе­ресечения миграционных путей; г) поддержание водоохранных, почвозащитных и стокорегулиру-ющих функций лесных и болотных ландшафтов.

Приоритеты проектирования экологических каркасов крупнейших речных бассейнов Костром­ской области несколько различались в зависимо­сти от господствующих ландшафтов. Для бассей­на Ветлуги в качестве приоритета было опреде­лено сохранение устойчивого функционирования экосистемы самой реки в силу се огромной меж­региональной значимости. Для соседнего бассей­на Ушки основное внимание, особенно в преде­лах низменной Ветлужско-Унжинской провинции, было уделено сохранению ключевых болотных ландшафтов в зонах питания ее основных прито­ков. Для бассейна Костромы приоритетом было сохранение редких и уникальных ландшафтов (прежде всего древнеозерно-ледниковых заболо­ченных котловин) на фоне повсеместной антро­погенной нарушенное™.

Заключение

Таким образом, экологическая сеть Костром­ской области, спроектированная с применением ландшафтно-географических принципов, призва­на, с одной стороны, обеспечить сохранность кон­кретных ландшафтов и местообитаний - как ти-

27

А.В. Хорошев, М.Г. Синицын, А.В. Немчинова, В.О. Авданин

пичных (репрезентативных) для некоторой круп­ной территории, так и редких и уникальных. С другой стороны, проектирование с учетом ланд­шафтной структуры и 1чюграфического положе­ния речных бассейнов гарантирует функциональ­ную связь особо охраняемых территорий между собой и с ключевыми для устойчивого функцио­нирования ландшафтами, имеющими какой-либо другой защитный статус или, по крайней мере, обременения природопользования. Также обес­печивается выполнение компенсирующих функ­ций, что позволяет улучшать экологическую об­становку на сильно нарушенных территориях. Продемонстрированный ландшафтно-географи-ческий подход следует рассматривать не как альтернативный, а как дополнительный к тради­ционному биоцентрическому подходу, поскольку позволяет интегрировать интересы охраны нежи­вой и живой природы с многофункциональным природопользованием.

Работа выполнена при финансовой поддерж­ке фонда P1N-MATRA (Нидерланды) и Российс­кого фонда фундаментальных исследований (грант 05-05-64335).

Литература

  1. Елизаров А.В. 1998. Общие черты концепции экологического каркаса // Степной бюллетень. № 1-2.

  2. Иванов АН. 2001. Принципы организации ре­гиональных систем охраняемых природных тер­риторий // Вестник Московского университета, се­рия 5 география. № 1. С. 34—39.

  3. Каваляускас П. 1985. Системное проектиро­вание сети особо охраняемых территорий // Гео­экологические подходы к проектированию природ-но-технических систем. М. С. 145-153.

  4. Кожурин СМ., Шутов ВВ. Дудин В.А., Ко­рякин В.А. 2003. К вопросу об организации лес­ного хозяйства по речным бассейнам, http://

  5. Меллума А.Ж. 1985. Основные принципы усо­вершенствования системы особо охраняемых природных территорий Латвийской ССР // Гео­экологические подходы к проектированию природ-но-технических систем. М. С. 153-169.

  6. Охраняемые природные территории: материа­лы к созданию концепции системы охраняемых природных территорий России. 1999. М.: Изд. РПО ВВФ. 246 с.

  1. Очагов Д.М., Райнеи Р., Бутовский P.O., Апе-щенко Г.М., Еремкин Г.С., Есенова И.М. 2000. Экологические сети и сохранение биоразнообразия Центральной России. М.: ВНИИПрирода. 80 с.

  2. Пажепков А.С, Смелянский И.Э., Трофимо­ва Т.А.. Корякин ИВ. 2005. Экологическая сеть Республики Башкортостан. М.: IUCN. 197 с.

  3. Паулюкявичюс Г.Б. 1989. Роль леса в эколош-ческой стабилизации ландшафтов. М.: Наука. 215 с.

  1. Писарева В.В., Лобачев И.Н. 1982. Судис-лавльская ледораздсльная зона // Московский ледниковый покров Восточной Европы. М.: На­ука. С. 202-203.

  2. Побединский А.В. 1979. Водоохранная и поч­возащитная роль лесов. М.: Лесная промышлен­ность. 174 с.

12. Пузачспко ЮГ. 2000. Планирование регио­
нальных экологических сетей на основе анализа
космических снимков. Материалы к тренинг-се­
минару. М.: WWF. 102 с.

13. Родоман Б.Б. 1974. Поляризация ландшафта
как средство сохранения биосферы и рекреаци­
онных ресурсов // Ресурсы, среда, расселение. М.:
Наука. С. 150-162.

14. Сдасюк Г.В., Тишков А.А. 1995. Ключевые
регионы устойчивого развития //Оценка качества
окружающей среды и экологическое картографи­
рование. М.: ИГ РАН. С. 107-116.

15. Соболев Н.А. 1999. Предложения к концеп­
ции охраны и использования природных террито­
рий // Охрана дикой природы. № 3(14) С. 20-24.

  1. Физико-географическое районирование Нечер­ноземного Центра. 1963. М.: Изд-во Моск. ун­та. 451 с.

  2. Хорошев А.В. 2007. Ландшафтная структура Костромской области // Известия РГО. Т. 139. Вып. 5. С. 58-65.

  3. Ahern J. 2004. Greenways in the USA: theory, trends and prospects // Jongman R.H.G., Pungetti G. (Eds.). Ecological Networks and Greenways. Con­cepts, Design, Implementation. Cambridge Universi­ty Press. P. 34-55,

  4. Bastian O. 2001. Landscape ecology -towards a unified discipline? // Landscape Ecology. Vol. 16. No. 8. P. 757-766.

  5. Beier P., N'ass R.F. 1998. Do habitat corridors provide connectivity? // Conservation Biology. Vol. 12. No. 6. P. 1241-1252.

  6. Bowma I.M., Klijn J. 2001 .Towards a Pan-Eu­ropean ecological network: an indicative map of the Pan-European ecological network for the Central and Eastern Europe //Publicationcs Instituti Gcographici

28

Ландшафтный подход к формированию экологической сети

Universitatis Tartuensis: 92. Development of Euro­pean Landscapes. Conference Proceedings. Vol. II. Tartu P. 559-564.

n.Brandtl. Tress В., Tress G. (Eds.). 2000. Multi­functional Landscapes: Interdisciplinary Approaches to Landscape Research and Management // Confe­rence material for the conference on «multifunctional landscapes», Centre for Landscape Research, Ros-kilde. October 18-21.

23. Council of Europe, UNEP, and European Centre for Nature Conservation. The Pan-European Biological and Landscape Diversity Strategy, a Vision for Europe's Natural Heritage. Council of Europe, UNEP, EFHC. 1996.

W.Jongman R.H.G. 2001. Ecological networks and greenways in Europe: The twentieth century and beyond // Publicationes Instituti Geographici Univer-

sitatis Tartuensis. Vol. 92. Development of European Landscapes. Conference Proceedings. Vol. I. Tartu, P. 18-24.

  1. Jongman R.H.G.. Pungetli G. (Eds.). 2004. Ecolog­ical Networks and Greenways. Concepts, Design, Implementation. Cambridge University Press.

  2. Moss M.R. 1999. Fostering academic and insti­tutional activities in landscape ecology // Wiens J.A., Moss M.R. (Eds.) Issues in Landscape Ecology. International Association for Landscape Ecology. Snowmass Village. P. 138-144.

  1. NossR.E 1996. Soul of the Wilderness. Biodi­versity, ecological integrity and wilderness // Interna­tional Journal of Wilderness. Vol. 2. No. 2. P. 5-8.

  2. Schneider R. 2001. Establishing a protected area network in Canada's boreal forest: An assessment of research needs. Alberta Centre for Boreal Studies.

A.V. Khoroshev, M.G. Sinitsyn, A.V. Nemchinova, V.O. Avdanin Landscape-Based Approach to Creating an Ecological Network

in the Kostroma Obiast

A project of an ecological network is suggested for the Kostroma region of Russia. It is based on the landsc ape-based approach with due account for the existing relationships between biotic and abiotic components of given landscapes and between the landscapes; the functional role of the landscapes to be protected in the geosystems of higher levels is also considered. The approach suggests compensation for the lost ecological functions. This approach is compared with traditional biocentric approaches toward planning ecological networks. The geographic specificity of Kostroma region is analyzed. This specificity dictates a certain shift of priorities in the creation of ecological networks in comparison with those accepted in West Europe.

29



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Экологическое планирование при оптимизации землепользования в системе землеустройства на ландшафтной основе (на примере ардатовского района республики мордовия) 25. 00. 26 Землеустройство, кадастр и мониторинг земель

    Документ
    Защита состоится 25 октября 2011 года в 16 часов 30 минут на заседании диссертационного совета ДМ 212.036.02 при Воронежском государственном педагогическом университете по адресу: 394043, г.
  2. Управление загс и архивов липецкой области огу «государственный архив липецкой области» государственный архив липецкой области путеводитель липецк 2008 редколлегия

    Документ
    Путеводитель раскрывает состав и содержание фондов ГАЛО за период с XVII в. по 2008 год включительно. Адресован широкому кругу пользователей архивной информации.
  3. Экологический кодекс Республики Казахстан

    Кодекс
     Объекты охраны окружающей среды Статья 8. Государственный природно-заповедный фонд Статья 9. Особо охраняемая природная территория Статья 10.
  4. Экологическая и социальная политика

    Документ
    ТР 9. Дополнение 2: Финансирование с участием ФП следующих видов хозяйственной деятельности, сопряженных с экологическими или социальными рисками, осуществляется после рассмотрения данного вопроса в ЕБРР 60
  5. Отчет о деятельности Управления за 2007 год

    Публичный отчет
    1.1. Отдел государственного ветеринарного надзора за обеспечением здоровья животных, за безопасностью продукции животного происхождения и лабораторного контроля 6

Другие похожие документы..