Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Сопровождать чтение показом игрушек, картинок, персонажей настольного театра и других средств наглядности, а также формировать умение слушать художест...полностью>>
'Документ'
Опыт организации центров профилактики и контроля инфекций, передаваемых половым путем, для социально-уязвимых групп населения - детей и подростков в ...полностью>>
'Документ'
Відповідно до Закону України «Про меліорацію земель», доручення Кабінету Міністрів України від 6 червня 2008 року № 14713/20-08 «Про використання мел...полностью>>
'Рабочая программа'
Составлена в соответствии с Государственными требованиями к минимуму содержания и уровню подготовки выпускника по специальности 070802 «Декоративно-пр...полностью>>

Ящик Пандоры, или Время задавать вопросы, и время

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Михаил Полищук

Я напишу о любви

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 1. Август в Москве

Глава 2. Левантийские игры

Глава 3. Познание Красоты

Глава 4. Андрей

Глава 5. "Ибо крепка, как смерть, любовь"

Глава 6. Страсти по Андрею

Глава 7. Страсти по Юле

Глава 8. Женя

Глава 9. Ее Величество История

Глава 10. "Сумасшедший миллионер", или любовь втроем

Глава 11. Ящик Пандоры, или Время задавать вопросы, и время

отвечать

Глава 12. Мозаичные зарисовки для оптимистического финала

Но уже вскочила, во весь рост на носу закачавшейся лодки, Маруся и заявила:

  – Теперь я. Жила-была одна девушка и любила играть с водою; и однажды была чудесная ночь на море, и она решила купаться прямо с лодки. Мальчики, не сметь оглядываться! Самоило, убирайся с кормы и сядь спиною.

- Вы... не простудитесь? – робко спросила Нюра, мать Нюты; а больше никто ничего не сказал, даже Самойло молча пересел и закурил папиросу. Что думали другие, не знаю; но у меня было странное чувство – как будто и эта ее выдумка в порядке вещей, так и должна кончиться такая ночь, и Марусе все можно. Я сидел на передней перекладине, ближе всех к носу плоскодонки, прямо надо мной шуршали ее батисты; ничего стыдного нет признаться, что пришлось закусить губу и сжать руками колени от невнятной горячей дрожи где то в душе. Говорят, теперь ни одного юношу из новых поколений это бы не взволновало, он просто сидел бы спиной к девушке и спокойно давал бы ей деловые советы, как удачнее прыгнуть в воду; но тогда было другое время. Ни одному из нас четырех и в голову не могло прийти говорить с нею в эту минуту – это бы значило почти оглянуться, это не по дворянски. Белоподкладочник, сидевший со мною, вдруг опять запел; я понял, что это он бессознательно хочет заглушить шорох ее платья, и он в ту минуту сильно поднялся в моем уважении. Молчали тоже Нюра и Нюта, а лиц их я не видел, только заметил, что они для защиты ближе прильнули друг к дружке, словно марусина дерзость и с них срывала какие-то невидимые чадры.

  – Аддио навсегда! – крикнула Маруся, и меня обдало брызгами, а вдоль лодки с обеих сторон побежали бриллиантовые гребни. Слышно было, что она уплывает по мужски, на размашку: хороший, видно, пловец, почти бесшумный; по ровным ударам ладоней можно было сосчитать, сколько она отплыла. Десять шагов – пятнадцать – двадцать пять.

  – Маруся, – тревожно позвала Нюра или Нюта, – зачем так далеко…

  Оттуда донесся ее радостный голос:

  – Нюра, Нюта, глядите, я вся плыву в огне; жемчуг, серебро, изумруд – Господи, как хорошо! – Мальчики, теперь можете смотреть: последний номер программы – танцы в бенгальском освещении!

  Что-то смутно-белое там металось за горами алмазных фонтанов; и глубоко под водою тоже переливался жемчужный костер, и до самой лодки и дальше добегали сверкающие кольца.

  Нюра спросила, осмелев: – не холодно?

  – Славно, уютно, рассказать нельзя… – Она смеялась от подлинного игривого блаженства. – Теперь отвернитесь: я лягу на спину – вот так – и засну. Не сметь будить! – Через минуту тишины она добавила, действительно сонным сомлевшим голосом:

– Я бы рассказала, что мне снится, только нельзя…

  А когда подплыла обратно к носу лодки и ухватилась за борт, у нее не хватило мускулов подняться, и она жалобно протянула:

– Вот так катастрофа.

  – Мы вас вытащим, – заторопились Нюра и Нюта, подымаясь: но еще больше заторопилась Маруся:

  – Ой нет, ни за что, да у вас и силы не хватит. Не вы…

  Она не сказала, кто; но Самойло молча поднялся, бросил папиросу в море и пошел к ней, переступая через сиденья и наши колени. Он сказал отрывисто: «возьми за шею»; плоскодонка резко накренилась вперед, корма взлетела высоко; он вернулся обратно и сел на прежнее место на дне.

Владимир Жаботинский. "Пятеро"

Но наконец-то вдвоем на желанном любовники ложе:

Муза, остановись перед порогом Любви!

И без тебя у них потекут торопливые речи,

И для ласкающих рук дело найдется легко.

Легкие пальцы отыщут пути к потаенному месту,

Где сокровенный Амур точит стрелу за стрелой...

Но не спеши! Торопить не годится Венерину сладость:

Жди, чтоб она, не спеша, вышла на вкрадчивый зов.

Есть такие места, где приятны касания женам;

Ты, ощутив их, ласкай: стыд - не помеха в любви.

Сам поглядишь, как глаза осветятся трепетным блеском,

Словно в прозрачной воде зыблется солнечный свет,

Нежный послышится стон, сладострастный послышится ропот,

Милые жалобы жен, лепет любезных забав!

Но не спеши распускать паруса, чтоб отстала подруга,

И не отстань от нее сам, поспешая за ней:

Вместе коснитесь черты! Нет выше того наслажденья,

Что простирает без сил двух на едином одре!

Овидий: Наука любви (Пер. М. Гаспарова),

Книга вторая. - М., 1990

Глава 1

Август в Москве

"Сегодня уже не умирают от любви", - убеждала входивших в салон самолета известная израильская песня. Через полчаса мои глаза уже щурились сквозь иллюминатор в направлении бесконечной воздушной голубизны, блестевшей от ослепительных солнечных лучей, на которых повис «Боинг», чей экипаж совсем недавно оторвал его от земли в «Шереметьево» с намерением посадить в Лоде под Тель-Авивом. Пытаясь разобраться с завладевшими мной непривычными ощущениями автора будущей повести, я разыскивал в памяти тот конкретный миг, когда окончательно решился хотя бы на время расстаться с моими научными интересами и обратиться к литературной теме. Попытка оказалась неудачной, и тогда мои мысли вернулись к последним дням, чтобы еще раз напомнить обстоятельства случайного обнаружения заинтриговавшего меня сюжета.

Я смотрел сквозь большое окно, наблюдая за прохожими, спешившими укрыться от дождя. Было уютно и беспричинно грустно. Уют углового столика и кофейный аромат внушали иллюзию причастности к изолированному прибежищу покоя, отделенному сухостью и тишиной от городского шума, серого простора и пелены дождя. Недалеко от окна, под балконом, притаились парень и девушка. Он задумчиво смотрел в одну точку. Девушка оживленно говорила.

Внезапно дождливый поток прервался. Пространство кафе и уличного мира заполнили солнечные лучи, объединив два мира теплым обволакивающим светом. Лицо юноши оживилось, и одновременно девушка замедлила свою речь. Они отошли от окна и переместились в мой мирок, заняв соседний столик. Я был одинок, и мне трудно было оторвать от них взгляд. Молниеносные взгляды тонкогубой брюнетки в мою сторону не оставляли у меня сомнения в том, что мое назойливое проникновение в их искусственный островок чрезвычайно ее раздражало. Ее спутник, который оказался вблизи молодым мужчиной лет тридцати, внешне был невозмутим.

Я был увлечен поиском прототипа литературного героя и, цепляясь за любую возможность, искал повод для знакомства. Когда девушка удалилась в сторону туалета, я неожиданно для самого себя заговорил, с усилием подыскивая тему.

- Извините, Вы москвич?

- Да-а, - задумчиво протянул он. – Вы что-то ищете?

- Как я могу добраться до... Арбата? – произнес я экспромтом первое пришедшее на ум название знаменитой улицы.

- Это совсем рядом. Поверните сразу же направо и через несколько минут окажетесь на Арбате.

Мой собеседник проявил ко мне интерес.

- Вам можно позавидовать: Вы только открываете Москву, а мне здесь уже давно очень тоскливо.

Его открытый взгляд располагал к доверию. И тогда я произнес ключевое в нашей беседе слово "Израиль".

- Я здесь работал десять дней в архиве, собирал материал для статьи. На днях возвращаюсь туда. Неожиданно глаза моего собеседника быстро замигали, и слегка замявшись, он произнес:

- Там живет моя девушка вот уже... шесть лет.

Слово "девушка" было произнесено с очень заметной теплотой. Он посмотрел на соседний стул будто это она сидела недавно на месте его сегодняшней спутницы.

- Вы никак не можете ее забыть? – поощрял я его к откровенности.

- Да, ностальгирую... Вы случайно мне ее снова напомнили. Вы же живете там, - по-детски улыбался он своим мыслям.

Мы познакомились и перешли на "ты". Женя пристально посмотрел на меня.

- Не сможешь ли ты встретиться с ней?

- Хорошо, я постараюсь. А что, вы поддерживаете связь друг с другом?

Женя вдруг стушевался и пересел ко мне. Я же вспомнил о его спутнице, но она пока не возвращалась.

- Я даже не знаю сможешь ли ты... Найти ее просто. У меня есть ее рабочий телефон, но...

Его приветливое лицо исказила гримаса.

- Понимаешь, она работает в массажном кабинете, - выпалил он. – Ты, конечно, знаешь, что это означает. Ее там случайно обнаружил наш однокурсник. Мы же вместе с ней учились... Скажи, удобно ли тебе прийти сюда завтра?

Я согласился, и мы договорились о вечерней встрече. Женя поблагодарил и пересел за свой более освещенный столик. Он, казалось, раздваивался в солнечном потоке, прерывая воспоминания взглядами на дверь, из которой должна была появиться его спутница-брюнетка. Прошло примерно пять, а может, семь минут со времени ее ухода. Вскоре она уже приближалась к нам. Я встал, кивнул моему новому знакомому и вышел.

Назавтра я появился в кафе точно в назначенное время. Женя уже сидел за моим вчерашним столиком. Он посмотрел в мою сторону, но его лицо оставалось хмурым. После моей улыбки он расслабился и виновато улыбнулся.

- Мне видно суждено ностальгировать по ней всю жизнь. Вот дурак, - рассердился Женя на себя, - я же повзрослел, возмужал, научился спонтанно знакомиться с девушками, мне оказывают знаки внимания обалденные красавицы. А я после удачного соблазнения теряю к ним интерес. И вообще мне надоели краткосрочные отношения!.. Некоторые же возвращаются из Израиля, - продолжил он после краткой паузы, - но Алина не вернулась.

- Как же ваш однокурсник ее нашел?

- В это трудно поверить, но он ее нашел случайно.

Оказалось, что однокурсник Алины и Жени, устроившись со временем в Израиле на работу, соответствовавшую его диплому, затосковал по женскому теплу. Его чрезмерная скромность стояла на пути самостоятельного знакомства; и когда гормоны не на шутку взбунтовались, он раскрыл газету на определенной странице и, выбрав телефонный номер, позвонил. Ему ответил искусственно нежный голосок. Через несколько мгновений ему вдруг почудились знакомые нотки в звучавшем из трубки голосе, но он не придал этому значения. Они договорились на следующий день, на самое начало ее смены. Подходя к указанному дому, он вдруг увидел впереди Алину, входившую в указанный ему подъезд. Ему стали понятны вчерашние сомнения по поводу голоса собеседницы. Он вспотел от жары и напряжения. От неожиданности сексуальные заботы оставили его, и он решил уйти. Дома его снова охватили сомнения: да мало ли какие бывают совпадения! Может, она там живет. Нет, эту загадку нужно было срочно разгадать! Его русскоязычный коллега по работе с удовольствием согласился посетить массажный кабинет и выведать правду, предварительно взглянув на фотографию Алины в окружении однокурсников. Проверка подтвердила опасения. Там действительно работала она под именем Николь. Печальная новость была передана Жене в Москву.

- Я потребовал номер ее рабочего телефона и в тот же день позвонил в Тель-Авив. Мне ответила другая девушка, сообщившая, что ее напарница Николь будет на следующий день в одиннадцать часов. После ночной бессонницы я решил повременить со звонком. В тот день мне предстояло знакомство с девушкой, которую мне представили как чуть ли не самое идеальное создание на земле.

Девушка, напоминавшая Алину внешним видом и веселым характером, вскружила Жене голову, и он постарался позабыть свою затею со звонком. Они встречались целый год. Именно тогда он нашел постоянную высокооплачиваемую работу, и они вместе заговорили о женитьбе. Но...

- В моей жизни не раз возникало это проклятое "но" в самый неподходящий момент, - печально улыбаясь сказал Женя.

Один из его друзей увидел девушку в ресторане в сопровождении немолодого респектабельного мужчины. Отношения с девушкой завершились громким скандалом. К идее о звонке Женя так и не вернулся. А когда он решил уговорить однокурсника встретиться с Алиной, чтобы узнать все подробности о ее жизни в другой стране, оказалось, что тот переехал в Канаду.

- Почему же ты сам не позвонишь ей? – допытывался я. – Твой звонок может многое решить: или же ты сможешь уговорить ее вернуться, или же разочаровавшись, излечишься от нее полностью.

- Я опасаюсь навредить. Она очень самостоятельный человек. Мне никогда не удавалось ее уговорить ни в чем. В наших отношениях все решала она.

- Может, ты мне расскажешь о ней? – Но, посмотрев на часы, я вынужден был отказаться от просьбы. Рано утром я обязан был успеть выполнить несколько важных дел, а затем мне нужно было спешить в аэропорт.

Женя передал мне фотографию, на которой в центре группы молодых людей в белом свитере задорно улыбалась черноволосая девушка, На мгновение мне показалось, что я физически почувствовал теплую энергию, которую излучали ее глаза. Получив после этого московский номер телефона Жени и тель-авивский номер Алины, я в который раз пообещал все разузнать о ней и сообщить ему.

Мы вышли из кафе вместе. Лицо Жени отражало его переживания. Казалось, он был очень расстроен. Чтобы приободрить его, я спросил:

- А что твоя вчерашняя девушка, у тебя нет к ней никаких чувств?

- Она любит мою зарплату, мою квартиру, мои ласки, но только не меня. Попробуй отыщи в сегодняшней Москве, в сегодняшнем мире девушку, которой можно доверять!

Мне, прирожденному романтику и идеалисту, эти слова пришлись не по вкусу.

- Это не так. Ты плохо ищешь.

Женя грустно махнул рукой:

- Да Бог с ними со всеми!

И вдруг он снова оживился:

- А что если она там больше не работает? – Женя застыл на месте. По-видимому он ужаснулся от мысли, что представленная им ситуация могла различить его с Алиной навсегда. – Казалось, я должен радоваться этому... Но как же ее в таком случае найти? Постой, там у вас наверное есть справочные бюро? Ее фамилия Спивакова... Алина Борисовна, - произнес он так, как-будто расставался с последней тайной, которую ревниво хранило его сердце.

- Я не слышал там о справочных бюро. Но можно позвонить в справочную телефонной компании или же воспользоваться поисковой системой на ее сайте в интернете. Я постараюсь приложить максимум усилий.

Мое обещание было искренним: мне хотелось помочь ему и одновременно найти еще один литературный прототип. Женя приободрился, и мышцы на его лице расслабились.

Глава 2

Левантийские игры

Я снова различил гул двигателей самолета и вспомнил, что на время оторван от земных забот. Внизу вместо них искрилось Средиземное море. На горизонте верхняя и нижняя голубые плоскости сливались в бесконечность, необъяснимо внушавшую веру в реальность будущей книги.

Знакомство с Женей не было случайным. Затянувшаяся усталость от исторических исследований приблизилась к черте, которая сигнализировала о необходимости смены сферы деятельности, и я искал героев для своих рассказов. Его постоянная грусть позволила мне предположить, что она была следствием печальной романтической истории. И я не ошибся в своих ожиданиях. Мне припомнилось, как сердце мое победно забилось, когда он произнес первые фразы о девушке, которую не смог забыть, и в те мгновения я зрительно различил слияние края морской глади с полосой побережья и догадался, что самолет заходит на посадку.

На следующий день в конце рабочего дня, сломленный многочисленными поисками подходов, способных склонить Алину к откровенному разговору, я решился позвонить и назначить встречу как обычный клиент. Из трубки послышался усталый искуственно высокий мелодичный голос, подтвердивший, что его обладательницу зовут Николь. Она по-прежнему работала в массажном кабинете, и мне не нужно было искать ее в море интернета.

Вскоре я вел машину и обреченно осязал во рту приторно сладкий вкус, казалось, уже неминуемого греха. Светофоры, будто откликаясь на мое нетерпение, с готовностью зажигали зеленый свет. У моста через реку Яркон открылась перспектива Тель-Авива, наполненного прозрачными испарениями раскаленного воздушного эфира.

Через несколько минут моя рука неуверенно потянулась к кнопке звонка на неприглядной двери. От неожиданного волнения я почувствовал как кровь запульсировала в висках. На пороге появилась девушка чуть выше среднего роста. Черные волосы до плеч и большие блестящие темно-карие глаза гармонично сочетались с молочной кожей лица и шеи и небрежно запахнутым белым махровым халатом. Мне сразу же бросилось в глаза, что ее скулы и подбородок выглядели несколько тяжеловесно, пробудив во мне догадку о кавказском или же среднеазиатском генетическом влиянии.

- Проходите, - улыбнулась она. – Чувствуйте себя свободно. Проходите в эту комнату. А здесь душ.

Николь была очень приветлива, демонстрируя добросовестное отношение к своей работе. Ее лицо светилось незащищенной открытостью, которую все же нельзя было назвать наивностью. Она двигалась с грациозной пластикой, а ее тонкие руки с длинными пальцами плавно струились в комнатном пространстве.

Вручив ей деньги, я положил свою сумку в кресло и застыл в опасении, предполагая что Николь выпроводит меня, если услышит мою просьбу об откровенном рассказе о своей жизни. Выходя из комнаты, она вдруг заметила мою нерешительность и мягко сказала:

- Да Вы не стесняйтесь, раздевайтесь. Я пока выйду.

Ее мелодичный голос с переливающимся тембром слегка срывался на высокой ноте. Приободрившись, я выпалил свою просьбу:

- Нет, мне это не нужно. Я хотел бы просто поговорить с Вами.

Улыбка исчезла с лица Николь. Оно застыло в непривлекательной гримасе, вызванной сильным недовольством, и только большие глаза блестели, подсознательно отсвечивая эротическим блеском.

- Если у Вас есть какие-то проблемы, то Вы обратились не по адресу, - вежливо, но сухо отреагировала она. – Я не психолог. Непрофессиональная беседа может повредить Вам. Я всегда отказываю, когда ко мне обращаются с подобной просьбой. Простите. – Она направилась ко мне, чтобы возвратить деньги.

- Подождите, пожалуйста. Мне не нужен психолог. И я не собирался говорить о своих проблемах, - испуганно зачастил я, опасаясь, что мне укажут на дверь.

- Тогда о чем же? – нетерпеливо торопила она меня.

- Николь, я собираю материал для рассказов. Вы, несомненно, интересный человек. Почему бы Вам не рассказать о себе именно потому, что мы незнакомы? В конце концов, мы поговорим и больше друг друга никогда не увидим.

- Ну, я не знаю... Вы что писатель?

- Нет, историк, но захотел написать книгу о любви.

- Вы ищете рассказы о любви в массажных кабинетах? – устало и раздраженно отреагировала она.

- Не только. Пожалуйста, расскажите мне о себе, о своей прошлой жизни. И об этой работе тоже... Если захотите.

- Я абсолютно не нуждаюсь в психоанализе, - задумалась Николь. По-видимому, ей неловко было выставить меня за дверь. Но и что делать дальше она совершенно не представляла.

- Давайте присядем, - воспользовался я ее нерешительностью, - поговорим, чтобы Вы не скучали до прихода следующего клиента.

Николь нерешительно посмотрела в мою сторону. Ее взгляд отражал пробуждение интереса ко мне.

- Да, женщины мне всегда доверяют, - все более смелел я, - но не более того.

- Не более того? – иронично усмехнулась она и присела в кресло. – Вот и напарница моя тоже считает, что ей мужчины доверяют, но не более того. Может, по той же причине она пишет роман, и можно предположить, что общение с клиентами поставляет ей массу материала. - Ее добродушный тон поощрял меня к началу разговора. Я с облегчением прислонился к массажному столику.

- Давайте начнем с трудного, а потом перейдем к Вашей прежней жизни. Как Вы сюда попали? – кивнул я головой в сторону массажного столика.

- Оригинальный вопрос, - съязвила Николь. Я смущенно передернул плечами:

- Без него все-равно не обойдешься.

- Причина очень банальная: не рассчитала свои силы. Мы с мамой шесть лет назад приехали из Москвы. Через год купили квартиру. Надо, конечно, было покупать на периферии, там дешевле. Но периферия не для меня, я москвичка все же. Впоследствии я приобрела автомобиль, и расходы только возросли. Стоимость доллара вскоре резко поднялась, соответственно возросла выплата банковской ссуды до космических вершин. Я работала продавщицей с минимальной зарплатой, и нужно было срочно искать другую работу. Большинство объявлений в газетах не давали никакой надежды на приличный заработок, разве что примелькавшееся: "нужны молодые девушки по сопровождению за высокую оплату". Это было не для меня. Рядом с ним мне попалось другое объявление: "Клинике альтернативной медицины требуются массажистки. Подходящим высокий заработок! Бесплатный курс для неимеющих специальной подготовки". Владелец кабинета показался мне заслуживающим доверия. Я начала работу. Он не обманул: зарплата была хорошая. Хватало на выплату ссуд на квартиру и на машину, в первые два года удалось даже съездить в Италию и во Францию. Только позже, когда экономическая ситуация ухудшилась, она превратилась в более скромную.

- Вам сразу же объяснили, что это боди-массаж, и Вам необходимо довести клиента до семяизвержения?

- Да, конечно... Что же я никогда мужской член не видела? В конце-концов везде одна и та же кожа, - по-видимому не в первый раз Николь попыталась убедить в первую очередь себя. – Мне было важно, что обслуживание не было связано с сексом. Я не представляю себе, как бы я смогла согласиться на секс с незнакомым человеком, которого увидела впервые несколько минут назад.

- Вы помните своего первого клиента?

- Нет, совершенно не помню. Запомнилось только, что домой я вернулась совершенно опустошенная. Первый день оказался напряженным, - вслед за этими словами Николь встала, прислонилась к массажному столу и начала нервно жестикулировать руками. – Деньгами я пыталась заглушить усталость и опустошенность. В то время трудно даже было представить, что клиентов станет меньше и соответственно денег тоже. Мне нужно было тогда позаботиться о будущем и собрать деньги на профессиональные курсы. Я давно мечтаю стать визажистом. Но возможность уже упущена, и мне приходится ждать до лучших времен.

- Кроме опустошенности Вы испытываете иногда и другие чувства?

- Какие именно?

- Ну, не знаю... будничность происходящего или, возможно, даже интерес. Вы все-таки молодая женщина.

- Мне присуще серьезное отношение к своим обязанностям, в том числе и к этой работе. Здесь я стараюсь отрешится от домашних забот, чтобы они не сказались на обслуживании клиентов. Повседневность засасывает, и поэтому даже такая работа превращается в будничную. Но очень многое зависит от самого клиента. Если он энергичен и эротичен, то его сексуальная энергия подсознательно передается и мне как вызов к эротической игре, и я, принимая вызов, иногда увлекаюсь, подчиняясь правилам игры.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Ассоциации Эрнста Блоха (Нюрнберг, фрг) и Центра Эрнста Блоха (Людвигсхафен, фрг) Cодержание Введение: Блох как вечный еретик, или Парадоксы восприятия биография

    Биография
    Немецкий философ, социолог, писатель, музыковед Эрнст Блох (1885–1997) вошел в историю философской и социальной мысли прежде всего как автор трехтомного произведения «Принцип надежды».
  2. Приложение к журналу «вопросы философии» (1)

    Документ
    В знаменитых салонах учено-литературной Москвы 1840-50-х годов он, по воспоминаниям И.С. Тургенева, «играл роль первенствующую, роль Рудина». И восторженные почитатели,
  3. Приложение к журналу «вопросы философии» (2)

    Документ
    В знаменитых салонах учено-литературной Москвы 1840-50-х годов он, по воспоминаниям И.С. Тургенева, «играл роль первенствующую, роль Рудина». И восторженные почитатели,
  4. Прежде всего Оглавление 4 Ответы на вопросы для сомневающихся 2 (1)

    Документ
    «Эта книга написано вовремя. Это давно назревший призыв к мобильному и быстрому стилю жизни, а Тимоти Феррис идеальный проводник в этом. Это что-то». Джек Кэнфилд (Jack Canfield) один из авторов «Chicken soup for the soul» («Куриный
  5. Прежде всего Оглавление 4 Ответы на вопросы для сомневающихся 2 (2)

    Документ
    «Эта книга написано вовремя. Это давно назревший призыв к мобильному и быстрому стилю жизни, а Тимоти Феррис идеальный проводник в этом. Это что-то». Джек Кэнфилд (Jack Canfield) один из авторов «Chicken soup for the soul» («Куриный

Другие похожие документы..