Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
При составлении комментариев были использованы некоторые материалы цикла лекций Е. Н. Колесова "Таро Тота" и результаты личных наблюдений с...полностью>>
'Документ'
Внедрение новых сортов, имеющих определённые преимущества перед ранее использованными, является важнейшим фактором увеличения вало­вого производства ...полностью>>
'Конспект'
Непосредственной сдаче экзамена или зачета по любой учебной дисциплине всегда предшествует достаточно краткий период, когда студент должен сосредоточ...полностью>>
'Документ'
В правой части приведенной формы системы одновременных уравнений, построенной по перекрестным данным (cross-section data) без учета временных факторов...полностью>>

Морского Флота Советского Союза, когда резко возросла потребность не только во флотских офицерах различных специальностей, но и в военно-морских контрразведчиках. Принятое руководство

Главная > Руководство
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Альманах военной контрразведки (Серия «Спецслужбы России»)/ Выпуск I: «Морской» (Продолжение)

В этой части Альманаха ветераны рассказывают о подготовке морских контрразведчиков в Высшей Краснознаменной школе КГБ СССР

Полковник

Цветков Анатолий Исаевич,

профессор Академии ФСБ России, доктор военных наук, бывший заместитель начальника кафедры оперативно-тактической подготовки Высшей школы КГБ СССР, заслуженный деятель науки Российской Федерации,

Инициатива, умноженная на профессионализм

(к истории военно-морской подготовки в Академии ФСБ России)

(А.И. Цветков)

Становление военно-морской подготовки в Высшей школе КГБ СССР (ныне Академии ФСБ России) происходило в период развития Военно-Морского Флота Советского Союза, когда резко возросла потребность не только во флотских офицерах различных специальностей, но и в военно-морских контрразведчиках.

Принятое руководством КГБ СССР решение об открытии на факультете военной контрразведки Высшей школы КГБ СССР специализированной группы для подготовки военно-морских контрразведчиков с высшим юридическим и специальным образованием встретило на первых порах немалые трудности. Во-первых, в Высшей школе не была разработана теоретическая основа для обучения военно-морских контрразведчиков, во-вторых, отсутствовала учебно-материальная база, а, в-третьих, не было штатного преподавателя, который в полном объеме мог организовать учебный процесс.

Начались настойчивые поиски, прежде всего опытного преподавателя, который бы с душой принялся за порученное дело. В решение проблемы под­ключилось Управление военной контрразведки КГБ СССР, в частности, военно-морской отдел. Ему удалось выйти на офицера, имеющего опыт работы в высших военно-морских учебных заведениях. Им оказался участник Великой Отечественной войны, в недалеком прошлом командир боевой части и старший помощник командира эскадренного миноносца капитан 3 ранга Иванов Эдуард Андреевич, который в то время служил в должности преподавателя и начальника лаборатории кафедры тактики Военно-Морского Флота Военно-политической Академии им. В.И.Ленина.

Мне, как заместителю начальника кафедры оперативно-тактической подготовки Высшей школы КГБ СССР, на базе которой организовывалась под­готовка военно-морских контрразведчиков, было поручено войти в контакт с Э.А. Ивановым. Наша беседа проходила в тесной товарищеской обстановке, в ходе которой Эдуард Андреевич был ознакомлен с целью и объемом подготов­ки будущих военно-морских контрразведчиков, а также трудностями организа­ционного периода. Наша беседа закончилась тем, что Эдуард Андреевич дал принципиальное согласие взяться за военно-морскую подготовку чекистов. По­сле этого он был представлен начальнику кафедры генерал-майору М.А. Грекову и начальнику Высшей школы КГБ СССР генерал-лейтенанту Е.П. Питовранову, на которых он произвел благоприятное впечатление.

Э.А. Иванов при оформлении в кадры КГБ

В декабре 1965 года Эдуард Андреевич энергично взялся за порученное
дело. Прежде всего, он установил деловые контакты с Главным Военно-
Морским штабом, Военно-морской академией им. А.А. Гречко, Военно-морской
кафедрой Военно-политической Академии им. В.И.Ленина и военно-морским
отделом УВКР КГБ СССР. С их помощью он в короткий срок разработал про­грамму военно-морской подготовки слушателей морской группы, которая после внесения небольших поправок была утверждена. Программа предусматривала теоретический курс военно-морской подготовки, практические занятия на материальной части и стажировку на флоте.

Разрабатывая теоретический курс, Э.А.Иванов параллельно занялся созданием учебно-материальной базы. Он настоял на том, чтобы в Высшей школе был оборудован специализированный класс - лаборатория с макетами боевых кораблей и их боевых средств. День за днем, с помощью упомянутых организа­ций, класс-лаборатория приобретал все более законченный характер и вскоре стал одним из образцовых специализированных учебных объектов. Слушатели получили реальную возможность наглядно изучать наиболее уязвимые в диверсионном отношении места кораблей и боевых средств, способы их охраны и обороны, приведение кораблей в полную боевую готовность.

К концу 1966 года Эдуард Андреевич уже успел создать лекционный курс по программе обучения и приступил к разработке капитального учебного пособия.

Так, в течение менее года, благодаря высокому профессионализму и

Слушатели ВКШ на занятиях по военно-морской подготовке в специализированном классе. Навигационная прокладка.



настойчивости Э.А.Иванова, в основном удалось организовать в Высшей школе КГБ СССР планомерную военно-морскую подготовку контрразведчиков, а в дальнейшем развивать ее и совершенствовать.

Благоприятно сказывалось на уровне военно-морской подготовки слушателей ее тесная связь со спецдисциплинами. Сам Эдуард Андреевич, пройдя стажировку в оперативных подразделениях флота и самостоятельно изучив курс чекистских дисциплин, преподаваемых в Высшей школе, стал высококва­лифицированным специалистом в указанных областях, что благоприятно сказа­лось на качестве обучения военно-морских контрразведчиков.

Для обучения слушателей ВКШ конкретному опыту контрразведывательного обеспечения флотских объектов Эдуардом Андреевичем приглашались действующие практические сотрудники 6 отдела и Особых отделов флотского профиля.

Капитан 1 ранга Э.А. Иванов отдал делу военно-морской подготовки слушателей Высшей школы 15 лет своей жизни. Начав ее, по сути, на ровном месте, он довел ее до высокого академического уровня, вполне соответствующего нашему ядерному и космическому веку.

Жаль, что в настоящее время военно-морская подготовка в Академии ФСБ России, в силу ряда объективных и субъективных обстоятельств, ликвидирована. Но Академия продолжает поддерживать боевые традиции моряков-контрразведчиков, ежегодно проводит вечера памяти Героя Советского Союза моряка-контрразведчика старшего лейтенанта М.П. Крыгина, организует встре­чи слушателей с ветеранами военно-морской контрразведки.

Потомки по достоинству оценят подвижнический труд таких людей, как капитан 1 ранга Эдуард Андреевич Иванов, который без остатка отдал себя делу служения Отечеству, организации в Высшей Краснознаменной школе КГБ СССР им. Ф.Э. Дзержинского специализированной подготовки высококвалифицированных военно-морских контрразведчиков.

Ветеранские встречи


Морским чекистам, быть !

(Иванов Э.А.)

Находясь в отставке, являясь ветераном Военно-Морского Флота и Федеральной службы безопасности, я хотел бы поведать о том, как вновь возродилось специализированное обучение оперработников для ВМФ в Высшей Краснознаменной школе КГБ СССР им. Ф.Э.Дзержинского (ВКШ или на языке чекистов просто «Вышка») и как оно, к сожалению, закончилось в Академии ФСБ России.


До середины 50-х годов ВКШ, являвшаяся головным учебным заведением КГБ, готовила кадры контрразведчиков, по единой программе, без учета того, где выпускник будет в последующем работать: то ли в каком-то виде Вооруженных Сил, то ли в промышленности, науке или сельском хозяйстве.

г. Москва, Ленинградский проспект, д.3. В этом здании в 1960 году разместилась Высшая школа КГБ при СМ СССР (фото 70-х годов).


В результате, после окончания ВКШ, молодой оперработник вынужден был тратить много времени и усилий для изучения обслуживаемого объекта и его специфики. Назрела необходимость в изменении обучения контрразведчиков. Для этого, в 1960 году был образован контрразведывательный факультет. В 1962 году создается факультет военной контрразведки и кафедра оперативно тактической подготовки под руководством кандидата военных наук генерал-майора М.А. Грекова.

В этом же году ВКШ было присвоено имя Ф.Э.Дзержинского С 1963 года вводится специализация обучения по видам Вооруженных сил, которая завершается в 1969 году.

Как ни парадоксально, но инициатором создания специализированной подготовки военно-морских контрразведчиков стал именно сам Флот.

Это было примерно так:

В середине 50-х годов на Краснознаменный Северный флот в Полярный прибыл первый заместитель Главнокомандующего ВМФ Адмирал Флота В.А. Касатонов. Была сыграна боевая тревога, личный состав прибегает на подводные лодки и они экстренно готовятся к выходу в море. Действия экипажей четки и слажены. Пирсы опустели. С лодок поступили доклады о готовности к выходу значительно раньше норматива, о чем командир соединения докладывает Адмиралу Флота.

Но что это? В бинокль тот увидел, что на одной из лодок вокруг ограждения рубки бегает какой-то офицер.

-Это что такое, немедленно ко мне?!

В.А. Касатонов

Дежурный по штабу рысью бежит к лодке и возвращается с молодым лейтенантом. Тот заикаясь представляется: - товарищ Адмирал, оперуполномоченный особого отдела дивизии лейтенант Серов!

- Вы чего по лодке бегаете, никак шпионов ловите ?

- Никак нет,- смущается лейтенант, - я не знаю, как в нее попасть... На командном пункте гробовая тишина...

-Бегом на лодку, лейтенант, там вас встретят! Комдив, распорядитесь!

Все лодки вышли в море. После учений, прошедших по полной программе, состоялся Военный совет, на котором начальнику Особого отдела Северного флота было рекомендовано ходатайствовать перед руководством КГБ СССР о подготовке для работы в ВМФ специально обученных морских контрразведчиков, знающих сложнейшую специфику Флота, заложенную еще Петром Великим.

Это событие обсуждалось не только среди флотских офицеров, но и в центре на Лубянке. В итоге была создана специализированная группа подготовки чекистов для ВМФ, которая начала учебу по новой программе с 1965-1966 г.г. Всего было создано два потока- офицерский и сержантский (по-флотски - старшинский).

С этого момента и началась моя работа в ВКШ. О самой процедуре перевода меня в кадры госбезопасности подробности чуть ниже.

В 1968 году я пригласил Адмирала Флота В.А. Касатонова в наше учебное заведение, где он очень внимательно рассмотрел программу обучения, провел теплую встречу со слушателями. Дал много полезных советов и остался полностью доволен.

Между делом я спросил Владимира Афанасьевича, верна ли байка о визите в Полярный, которую я описал выше, и он коротко ответил,- Да.

Адмирал Флота В.А. Касатонов в ВКШ. Встреча со слушателями


В период моего оформления в ВКШ ее начальником был генерал-лейтенант Е.П. Питовранов, а начальником кафедры оперативно-тактической подготовки генерал-майор М.А. Греков, который при встрече сразу сказал, что в военно-морском деле он не имеет никакого понятия и поэтому полностью полагается на меня.

–А что Вы справитесь, у меня нет никакого сомнения, - сказал генерал и добавил, - Чекисты при подборе кадров редко ошибаются. Рекомендую Вам наладить тесный контакт с нашими флотскими контрразведчиками: начальником 6-го отдела 3-го Управления КГБ контр-адмиралом Шилиным, курирующим военно-морской флот и начальником 1-го факультета военной контрразведки контр-адмиралом Тихоновым. Они ребята опытные и Вам помогут.

Е.П. Питовранов

М.А. Греков

С контр-адмиралом А.З. Шилиным в сжатые сроки были согласованы конкретные целевые установки, намечены планы подготовки военно-морских контрразведчиков. Он представил меня Главкому ВМФ Адмиралу Флота Советского Союза С.Г. Горшкову, который назначил куратором Адмирала Флота В.А. Касатонова, и началась кропотливая, но в бешеном темпе работа: разработка программы обучения, создание материальной базы, учебных пособий и многое другое. Начав учить чекистов морскому делу, я сам постигал все тонкости их контрразведывательной деятельности.

В эти сложные годы мне очень помогли адмиралы: В.А. Касатонов, В.А. Кравченко, А.З. Шилин, П.Х. Романенко, М.А. Усатов, Г.А. Угрюмов, А.М. Тихонов, А.В. Жардецкий, В.И. Батраков, П.Ф. Дубровин, генералы: М.А. Греков, Н. Железняков, И.С.Розанов, А.А. Зданович, офицеры: В.С. Скляренко, В.М. Филиппов, В.И. Простов, А.И. Цветков, Б.В. Працкевич, Л.Г. Александров, С.А. Коренков и многие другие, за что я им всем очень благодарен.

Контр-адмиралы А.З. Шилин (слева) и А.М. Тихонов (справа) среди офицеров ВКШ с адмиралом Флота Н.И. Сергеевым.


Моими кураторами по линии 6-го отдела были отличные профессионалы, мастера своего дела и просто замечательные ребята, в то время тоже капитаны 3-го ранга В.М. Филиппов и В.И. Простов. Мы вместе начинали ковать кадры военно-морских контрразведчиков. Очень жалко, что они рано ушли из жизни. Они многое бы сумели рассказать…

Неоценимую помощь в становлении меня, как преподавателя высшего учебного заведения Комитета Государственной Безопасности СССР, оказал мне и бывший заместитель начальника кафедры оперативно-тактической подготовки ВКШ полковник Цветков Анатолий Исаевич. Ныне это профессор Академии ФСБ России, доктор военных наук, заслуженный деятель науки Российской Федерации.

В.М.Филиппов (слева) и В.И.Простов (справа)

Начальник Академии ФСБ РФ генерал-полковник В.А. Власов вручает А.И. Цветкову медаль «За службу в контрразведке»

Начальник Академии ФСБ РФ

генерал-полковник В.А. Власов вручает А.И. Цветкову медаль

«За службу в контрразведке»


Мне очень врезалась в память процедура оформления меня в кадры госбезопасности, осмелюсь ее изложить.

Я спокойно работаю на кафедре ВМФ ВПА им. В.И. Ленина

В июне 1965 года, после окончания занятий ко мне зашел оперуполномоченный КГБ, обслуживающий Академию, который без обиняков сообщил - завтра в 14 часов быть по адресу: Лубянка, дом 2, КГБ СССР. Причины не объяснил.

Я далеко не робкий человек, но хорошо помнил многих офицеров, исчезнувших из нашей среды после таких вызовов в 50 годы. Коллеги на кафедре с обычным флотским юмором заявили, что в случае ареста мешок сухарей мне обеспечат. На том и порешили.

На следующий день в 13.30 пришел оперуполномоченный и сказал, что машина у подъезда.

Точно в назначенное время с внутренним трепетом вхожу в массивные двери 4-го подъезда Лубянки, докладываю дежурному о прибытии. После проверки документов, по пустынным широким коридорам, покрытым ковровыми дорожками, офицер препровождает меня в просторную приемную, обшитую дубовыми панелями. Через минуту возвращается и жестом приглашает войти в кабинет. Там, за массивным столом, сидит небольшой щуплый человек лет пятидесяти, одетый в добротный гражданский костюм. Представляюсь. Человек встает, улыбаясь, подходит ко мне и, радушно пожимая руку, предлагает сесть. Это настораживает, в мозгу проносится - мягко стелет - значит, будет жестко спать. Некоторое время, не мигая, он внимательно рассматривает меня.

Как потом оказалось, это был заместитель Председателя КГБ СССР, генерал - полковник Георгий Карпович Цинев.

В беседе, отметив, что органам я известен как боевой, грамотный и преданный Родине морской офицер, он предложил мне перевод из Академии в Высшую Краснознаменную школу КГБ СССР им. Ф.Э. Дзержинского на должность старшего преподавателя по подготовке офицеров морской контрразведки. Поняв, что арестовывать меня не собираются, я несколько успокоился, ответив, что работа в Академии мне нравится, я на хорошем счету и желал бы продолжить там службу и дальше.

В той же доброжелательной и даже вкрадчивой форме генерал поинтересовался условиями содержания офицеров Академии.

- Должностной оклад в размере 220 рублей и форменная одежда, - доложил я.

А у нас Вы будете получать 250 рублей, плюс ежегодный санаторий с семьей в любой точке страны. К тому же нет «военки», на службу можете ходить даже в цивильном костюме. А кроме того, на сотрудников госбезопасности распространяются и все другие льготы, полагающиеся офицерам Вооруженных Сил. Не спешите с отказом, подумайте, семья у нас дружная.

Как полагается у военных, о состоявшемся разговоре я доложил своему непосредственному начальнику - контр-адмиралу В.Д. Яшкову, который нелицеприятно отозвавшись о людях с Лубянки, порекомендовал продолжить службу в Академии и забыть о неприятной встрече.

На тот момент я не знал, что в то время, когда проходила моя беседа с Г.К. Циневым, группа слушателей Высшей школы уже была переодета в форму курсантов ВВМУЗ им. Ф.Э. Дзержинского и готова к отправке на Черноморский флот, для прохождения морской практики на военных кораблях.

Дальше события развивались с молниеносной быстротой. На следующий день после беседы с Яшковым, меня вызвал начальник Академии, Герой Советского Союза генерал-полковник А.С. Желтов (в ВОВ член военного Совета у Г.К. Жукова) и поинтересовался, давал ли я согласие на перевод в КГБ. Я доложил, что никакого согласия не давал и желаю продолжить службу именно в Академии. - Ну что ж, я так и думал, иди работай! Однако уже на следующий день меня пригласили к начальнику отдела кадров и приказали срочно сдать дела, получить приказ о переводе и немедленно выехать к начальнику кафедры ВКШ генерал-майору М.А. Грекову.

У подъезда Академии уже стоял черный «ЗИМ» с мигалкой, который в считанные минуты, при включенной сирене домчал нас с оперработником к подъезду ВКШ, где меня встретили и представили руководству школы. При этом сообщили, что группа слушателей третьего курса в количестве пятнадцати человек, экипированных в форму курсантов 3-го курса Высшего военно-морского училища им. Ф.Э. Дзержинского, уже отправлена поездом Москва - Севастополь для месячной стажировки на одноименном крейсере Черноморского флота, базирующимся в Севастополе.

Греков М.А.

Еще через час, со всеми новыми необходимыми документами и вещами, я был доставлен на военный аэродром в Чкаловский, откуда вылетел в Симферополь.

- Да, лихо заворачивают чекисты. Вот уж точно, с корабля - на бал,- вертелось в мозгу.

В аэропорту Симферополя меня радушно встретил начальник Особого отдела Черноморского флота контр-адмирал Романенко Петр Харлампиевич. Это было знаменательное событие, я познакомился с прекрасным человеком.

Впоследствии я еще семь лет ездил в Севастополь на корабельную практику со слушателями после третьего курса их обучения, т.е. с уже хорошо теоретически подготовленными оперативными работниками. Петр Харлампиевич четко оценил обстановку и справедливо совместил с корабельной еще и оперативную практику. Он организовал целый курс практических занятий, которые проводили опытные начальники Особых отделов различных структурных подразделений Черноморского флота. На этих занятиях слушатели, да и я, получали неоценимый опыт практической оперативной работы, воочию видели работу морских контрразведчиков и ее результаты. В свою очередь слушатели тоже оказывали оперативным сотрудникам реальную помощь в составлении и подготовке конкретных документов.

При первой встрече Романенко П.Х. сообщил, что слушатели будут проходить практику на крейсере «Дзержинский». Катер для их встречи уже стоит под парами в Минной гавани. На вокзал я приехал на выделенном для нас автобусе, точно к прибытию поезда из Москвы. Вопреки ожиданию, слушателей среди приехавших явно не просматривалось, в связи, с чем я пошел вдоль состава, внимательно оглядывая всех военнослужащих в морской форме. Перрон опустел. Слушатели как в воду канули. И только в конце состава, на парапете платформы, сидела какая-то компания разношерстно одетых парней, один из которых что-то бренчал на гитаре. Минуя их, я закурил и в этот момент услышал негромкий оклик:

-Эй!

Не обращая внимания, иду дальше. Меня догоняет один из парней и вежливо осведомляется, не я ли капитан 3 ранга Иванов.

- Точно, так - это я, а вы кто такой ?

Заговорщицки наклоняясь ко мне, он шепчет,- командир группы слушателей ВКШ, старшина 2 статьи Слесарев.

П.Х.Романенко

- Не вижу, почему не в форме?

- Чтоб не привлекать внимания, конспирируемся, - выдает старшина.

Приказываю построить группу. Передо мной подстриженные, но разношерстно одетые крепкие почти тридцатилетние ребята, явно не робкого десятка. Представляюсь, приказываю Слесареву незамедлительно переодеть слушателей в форму и вновь построить на этом же месте. Через пять минут они предстают передо мной уже курсантами ВВМУЗ с тремя шевронами на рукавах и погонами старшин. Форма на них сидит безобразно, поскольку измята и не подогнана, а последний в строю вообще одет в необъятную матросскую робу.

По этому поводу Слесарев сообщает, что флотское обмундирование им выдали со склада без примерки, перед самым отъездом, - а этот,- указывает на слушателя в робе, - вообще забыл его дома. Сами же слушатели в прошлом моряки, «отбарабанили» на флотах по пять и более лет, сверхсрочники, средний возраст 30 лет!

- Да,- думаю про себя,- с такой конспирацией точно попадешь в историю. По возрасту и виду, ребята явно не курсанты, в Севастополе это поймет каждая собака. - Ну, да Бог не выдаст, свинья не съест! Грузим вещи в автобус, едем в Минную гавань.

Наш катер на месте, отшвартовываемся, идем к стоящей на рейде громаде крейсера.

Крейсер «Дзержинский». Черноморский флот

По трапу поднимаемся на палубу, мимо удивленно взирающего на нас вахтенного с повязкой «Рцы». Появляется хмурый капитан 2 ранга старпом. Докладываю ему о прибытии на стажировку группы курсантов ВВМУЗ им. Дзержинского. В ответ получаю явно недоброжелательный ответ по поводу нашего вида и появления на корабле, высказанный на повышенных тонах. Предлагаю ретивому служаке снизить обороты, но в это время по крейсеру разносится сигнал «Захождение» - к трапу подходит катер с командиром.

Появившийся на палубе стройный капитан 2 ранга радостно приветствует меня и заключает в объятия. Это мой ученик по Балтийскому училищу. Мгновенно подобревшему старпому дается приказ разместить слушателей в кубрике, а я следую в апартаменты командира. Началась практика.

Крейсер «Дзержинский»

Последний день практики пришелся на праздник - День Военно-Морского флота. В Севастополе это главный праздник года. Как поощрение за безупречную дисциплину во время практики Романенко решил показать слушателям военно-морской парад во всей красе с правительственной трибуны на Приморском бульваре (ресторан «Волна»), где лучший обзор. Чтобы там разместить слушателей Петр Харлампиевич опять же совместил приятное с полезным: расписал их всех по местам для обеспечения безопасности руководства Черноморского флота и города Севастополя, проведя перед этим подробный инструктаж.

Утром, слегка перекусив в буфете гостиницы, за час до назначенного времени прихожу к ресторану. На примыкающей к нему площадке, расположившись на скамейках под кипарисами, меня уже ожидают слушатели в отутюженной форме и надраенных до блеска ботинках. Вид у ребят, однако, грустный. Выясняю, в чем дело.

- Да кушать, Эдуард Андреевич хочется, кормежка на крейсере слабовата.

-Сейчас, что-нибудь придумаем. Вхожу в холл ресторана. Там меня уже ожидает Романенко, приглашает позавтракать.

Заходим в небольшой зал-цоколь, где уже накрыты роскошные столы. Интересуюсь у Романенко, - Откуда такое изобилие?

- Это все от благодарных властей города для офицеров Флота, причем бесплатно

-Или не заслужили?,- хитро щурится он.

- Судя по столу,- заслужили, в свою очередь смеюсь я.

-А ребят наших можно подкормить ?

- А почему нет? Они без пяти минут офицеры.

В это время Петра Харлампиевича неожиданно вызывают по делам и он уходит, обещая через час вернуться. При этом рекомендует не спешить, и обязательно заказать горячее. Заказываем.

В течение последующего часа все слушатели в несколько приемов были до отвала накормлены и напоены всем, что имелось на столе, за исключением спиртного.

Через час встречаю подъехавшего Романенко.

- Ну как, подкрепились, к параду готовы? - весело осведомляется он.

-Готовы, - отрапортовали повеселевшие «без пяти минут офицеры».

Дав им десять минут на перекур, мы с Романенко задержались в ресторане, встретив знакомого офицера, а в это время на улице разыгралась трагикомическая история с участием моих слушателей и представителя комендатуры. Дело обстояло так. Ребята мирно сидели на скамейках, курили и обсуждали предстоящий парад кораблей в Северной бухте. В это время, минуя их, к ресторану подошел старший лейтенант из комендатуры. Слушатели никак не прореагировали на появление столь грозного для местных моряков начальства и последний, подойдя к ним, поинтересовался, почему его не приветствуют, как старшего по званию. В ответ раздалось флегматичное, -Да пошел ты.. - Ошалевший от такого «приветствия» старлей завопил, что он адъютант коменданта Севастополя и заставит их блюсти Устав. Теперь ему ответили более предметно - Вали отсюда, пока цел!- Неизвестно чем бы закончился этот «обмен любезностями», если бы на счастье адъютанта к ресторану не подкатил автомобиль с самим комендантом, полковником А.И. Голубем которого побаивались все офицеры гарнизона. Подбежав к нему, адъютант доложил о неповиновении курсантов, чем сразу вызвал неудержимый гнев своего патрона. Последовала громогласная команда - Встать!! Слушателями она была выполнена предельно неохотно и с явно вызывающим видом, не предвещающим ничего хорошего.

Побагровев, полковник заорал, тыча пальцем в слушателей, - переписать, к очередному поезду прицепить вагон и отправить всех к Едрене Фене!!

Выйдя из ресторана, мы с Романенко стали свидетелями этого завершающего аккорда явно назревающей драмы. Я понял, если коменданта сейчас не угомонить, ситуация может выйти из под контроля.

Спас положение Романенко.

Слушатели ВКШ на практике. Утренний доклад руководителю практики Э.А. Иванову.


- В чем дело, Александр Иванович ?,- обратился он к коменданту.

-Да вот, Петр Харлампиевич, курсанты какие-то, хрен поймешь. Морды бандитские, приветствовать отказываются, адъютанту нахамили, да и возраст у них уже вроде не курсантский!

- Это мои ребята,- доверительно шепчет коменданту Романенко. – Они выполняют правительственное задание.

- Ну, я и говорю, что курсанты какие-то не те, - поспешно сбавляет тон полковник. - Адъютант, поехали!

На следующий год после этой истории, в нарушение правил ношения формы одежды, я переодел ребят в офицерские кремовые рубашки с погонами курсантов и в офицерские фуражки. В этой форме ходили слушатели морских групп всех последующих выпусков и в Москве и на практике.

Военно-морские чекисты с утра в бодром настроении. Доклад руководителю практики Иванову Э.А.

Приходилось заниматься и воспитательной работой. Но порядок в морских группах был строгий, и это знали все. Приведу один пример из цикла - воспитание. Это был только один первый и последний случай во время практики в подразделениях ВМФ. Слух о нем разошелся по ВКШ мгновенно, и все слушатели навсегда усвоили, что Иванов не шутит. Начальник курса меня предупредил, перед практикой, что такой-то слушатель слабоват и бывает запивает. Когда слушатели приехали в Севастополь, на первой же беседе я сказал, что согласно Уставу распивать спиртные напитки на корабле запрещено. Предупреждаю, если кто об этом забудет - получит 10 суток ареста. Причем после дня ВМФ все поедут в отпуск, а провинившийся пойдет на гауптвахту за счет отпуска. Кто как воспринял это, не знаю, но я не повторял. И все-таки нашелся один, кто посмел нарушить мое предупреждение. Я в тупике... у меня нет права применить такое наказание... Что делать - нарушать свое слово не могу. Я все рассказал П.Х. Романенко. И мы договорились, что арест наложит он. Так мы и сделали, а проштрафившемуся пришлось отсидеть за счет отпуска. После этого все остальные годы были без проступков.


Группа военно-морских контрразведчиков (выпуск 1977 года)


Вот так стремительно началась моя служба в первый месяц в органах КГБ. Дальше потекли годы обучения слушателей всем военно-морским премудростям. Поскольку распределение офицеров выпускников морской группы было во все подразделения ВМФ, то соответственно им преподавались все флотские дисциплины, начиная от штурманского дела, вооружения кораблей и ПЛ, до тактико-технических характеристик всех средств относящихся к Флоту, передвигающихся в надводной, подводной и воздушной среде. Программы обучения были емкие, насыщенные и очень разноплановые. Но краснеть за выпускников морских групп мне не приходилось. Руководство Флота и КГБ отмечало высокий уровень подготовки морских чекистов и смело перебрасывало их в любые подразделения Флота.

За период преподавания в ВКШ у меня сложились замечательные отношения, как с флотским руководством, так и с чекистским. Помог мне в этом Нарком, Министр, Главнокомандующий Военно-Морским Флотом, Герой Советского Союза, Адмирал Флота Советского Союза Николай Герасимович Кузнецов, которого я знал еще со времени службы на ТОФе. С тех пор наши пути неоднократно пересекались, и мы были в дружеских отношениях.

В 1969 году я пригласил Николая Герасимовича в ВКШ. Он был в это время в очередной опале: «невыездным», имел звание вице-адмирал, форму не носил. (Полностью Кузнецов Н.Г. реабилитирован только в 1988 году).

Несмотря на это, Николай Герасимович приехал, выступил, тепло встретился со слушателями, посетил аудитории, посмотрел чекистский кабинет и остался всем очень доволен.

На встрече со слушателями он рассказал об организации им еще в далеком 1944 году при Наркомате ВМФ первой высшей школы военно-морской контрразведки «Смерш».

Еще в строю ветеран военной контрразведки Виктор Николаевич Меркурьев, окончивший эту школу в 1946 году. Ему и будет посвящен второй выпуск Альманаха, в котором он подробно об этом напишет.

(В честь 100-летия со дня рождения Николая Герасимовича Кузнецова учреждена медаль его имени).

В ту памятную встречу, Николай Герасимович подарил мне свою книгу «Накануне» с дарственной надписью «На добрую, Вам, память от автора», которую я бережно храню.

После этих посещений, в стенах ВКШ КГБ побывало все высшее руководство

ВМФ, и отзывы всегда были положительными.

Главный Маршал авиации А.Е. Голованов, генерал армии дважды Герой Советского Союза П.И. Батов, начальник ВКШ генерал Гришин и вице-адмирал Н.Г. Кузнецов в клубе ВКШ на встрече со слушателями.


1992 год новый этап развития ВКШ КГБ СССР им. Ф.Э.Дзержинского. Ее начальником был назначен выпускник морской группы генерал-майор В.В.Титаренко и она Указом Президента Российской Федерации была преобразована в Академию безопасности Российской Федерации - крупнейший многопрофильный учебно-методический и научный центр.

Академия переехала в новый комплекс зданий по Мичуринскому проспекту.

Академию безопасности неоднократно посещали В.В.Путин - Президент Российской Федерации и Директор Федеральной Службы Безопасности России Н.П. Патрушев.

В 1980 году я вышел на пенсию. На кафедре меня сменил уже не военный моряк, а пограничник В.А. Спиридонов, далекий от Флота. В 1998 году состоялся последний выпуск военно-морских контрразведчиков. Специализированная подготовка оперативных работников для обслуживания Военно-Морского Флота прекратилась.

Но зато можно с гордостью констатировать, что совсем недавно нашему полку - флотскому братству чекистов - прибыло в лице



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Нереализованный план Второй русско-японской войны 1906 года               Если Россия потерпит неудачу [в Русско-японской войне], то она не должна останавливаться перед новой войной

    Документ
    "Если Россия потерпит неудачу [в Русско-японской войне], то она не должна останавливаться перед новой войной [выделено мной - А.Ш.] для того, чтобы непременно приобрести и упрочить за собой господство [на азиатском континенте]".
  2. Я был адъютантом Гитлера

    Документ
    Проект «Военная литература»: file: C:/Documents%20and%20Settings/Vadim/Local%20Settings/Temp/Rar$EX00.953/belov_ya_biyl_ad_yutantom_gitlera.html#http: militera.
  3. И с неспокойной совестью. Создавая лучший мир, невозможно не держать в голове, что перед лицом подлинной реальности утопия

    Утопия
    В современном мире написание утопии всегда сопряжено с ответственностью и с неспокойной совестью. Создавая лучший мир, невозможно не держать в голове, что перед лицом подлинной реальности утопия выглядит хрупкой и неправдоподобной,
  4. Зонтаг Ш., Дрю К. История подводного шпионажа против СССР

    Документ
    Перевод на русский язык, ООО "Гея итэрум", 001 Дизайн обложки А. Манохина Пролог Людям, знавшим капитана второго ранга Чарльза Маквина, было трудно его забыть.
  5. Что бы ни говорили, разведка это первая древнейшая профессия

    Документ
    Слово "разведчик" окружено уважением и почитанием, слово "шпион" - всеобщим презрением. Задачи, цели и техника их работы порой одинаковы, разница в общественном, политическом и эмоциональном восприятии этих терминов.

Другие похожие документы..