Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Учебно-методическое пособие'
Упражнения по развитию речевых навыков – третья, завершающая часть методических изданий по курсу "Культура речи". Речевой тренинг должен по...полностью>>
'Документ'
Столыпин (Петр Аркадьевич) — государственный деятель, родился в 1862 г. Воспитывался в виленской и орловской гимназиях; окончил СПб. университет по ф...полностью>>
'Программа'
формирование морально-психологичес­ких, интеллектуальных и физических качеств, мотивации и готовности к учебе в военных ву­зах, освоению специальност...полностью>>
'Автореферат'
Человеку свойственно на рубеже веков возвращаться к истокам своей истории. Подобный взгляд является справедливым, поскольку без знания прошлого нация...полностью>>

Шелехов 1913 etc., или нахтигаль драма в четырех действиях

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Михаил ШЕЛЕХОВ

1913 etc.,

или НАХТИГАЛЬ

Драма в четырех действиях

2009

ПРЕДИСЛОВИЕ

Большевизм и германский национал-социализм – близнецы-братья, и пес знает, кого больше любит мать их, история. И там, и сям – германские денежки и австрийская и германская контрразведка. Изучая весь этот темный омут, я нашел мистический узел, когда все составляющие мрака собрались вместе – и началась ядерная реакция.

В Вене в январе-феврале 1913 года были все герои – Ленин, Сталин, Троцкий и Гитлер. Так или иначе, по жизни или на уровне СНОВИДЕНИЙ, так сказать астрала, все они пообщались в это время. Моя пьеса об этом – пьеса сновидений и real politic.

Явились и плоды общения в роковом 1913-м. Сталин именно в это время в Вене пишет самую свою серьезную работу «Марксизм и национальный вопрос», на базе которой он после 1917 и всплыл как министр по делам национальностей. Уровень работы признал Троцкий в своей двухтомной биографии «Сталин», а свое удивление объяснил тем, что по тексту «прошелся» Ленин. Но существа дела это не объясняет.

Суть в том, что Сталина ПОНЕСЛО! Австрия и Вена оказались для него домом родным. Уезжать он не хотел и уехал в начале праздника карнавалов во второй половине февраля 1913 года третьим классом потому, что не было денег и не знал языка. Интуиция подсказывала ему, что в Петербурге его ничего хорошего не ждет. Так и оказалось. Сталина арестовали тут же по доносу провокатора Малиновского, в ту пору, кстати, лучшего друга семьи Ленина и особо любимого Крупской. Так что, возможно, и в ссылку его отправили не без наводки Ленина, которому нужно было забрать у Сталина редакцию газеты «Правда», где тот был главным редактором. В таких вещах цинизму и подлости Ленина не было предела.

И в 7-й по счету, самой тяжелой 4-летней ссылке, денег Сталину НИКТО из братцев-большевиков не дал. В том числе и богатенький Ленин, хотя и величал «горным орлом». Этот клещ самолично сидел на своем золотом мешке, как опытный агент нескольких разведок. Австрийская контрразведка кормила Ленина и прочих, а на Сталина не вышла. Кто знает, какая бы заварилась дальше каша, если бы в 1917 году стали бороться за престол два германофила с немецкими деньгами – Ленин и Сталин! Кстати, Ленина в Разливе пас и опекал именно Сталин. Он бы мог его там и утопить. Но Ленин был локомотивом для нищего Сталина. Этот абрек не додумался припрятать пару десятков тысяч после грабежей. Кстати, не стоит забывать, что Джугашвили уже тогда называли «кавказским Лениным». Странно, что немцы не вышли на этого боевика, проморгали.

Но домом родным для Сталина Вена стала еще и по тем же причинам, почему она была гнездом и для Гитлера. Именно Вена воспитала Гитлера, тут варился будущий третий рейх. Матерые националисты и фашисты пенились в городе Штрауса и Бетховена со страшной силой. Вот почему Гитлер тут голодал, но уезжать не хотел. А ведь за ним три года охотилась призывная комиссия, но Гитлер в австрийскую армию не пошел и сбежал в Мюнхен именно в этом странном 1913 году, после мистической встречи на одной площадке всех главных действующих лиц мировой истории ХХ века. Яичко созрело.

В биографии Ленина нет четких свидетельств, что он был в Вене в январе-феврале. По П.С.С. он появился тут весной вместе с Крупской, у которой была грыжа. Но если не был, тогда как «прошелся» по рукописи Сталина? Канва официальной биографии Ленина, склепанная еще при КПСС, не учитывает канвы жизни Ленина как агента австрийской контрразведки и германофила. Этот факт вообще слабо и как-то стыдливо до сих пор осознается. Поэтому шнырять Ленин мог куда угодно, тем более часть Польши с Краковым и Поронино входили в ту пору в состав Австрии – руки развязаны. А период перед 1914 годом был активнейшим для контактов Ленина с вышеупомянутыми разведками и контрразведками Франца-Иосифа и Вильгельма. Дело шло к мировой войне, а на нее Ленин сильно надеялся и готов был ее разжигать. В это время он писал на Капри тишайшему Горькому, которого за глаза считал «фруктом», лжецом и сребролюбцем: «Устроили бы Николашка с Францом-Иосифом войну, сделали полезное. Но вряд ли преподнесут подарок!». Миллионы убитых доброго дедушку не волновали. Ленин вообще не любил людей (чем слово «массы» отличается от тех же «каловых масс»?), а уж как клеймил и ненавидел соратников!

Следует сказать, что в ту пору Ленин был уже законченным негодяем, тогда как всем прочим предстоял длинный драматический путь до и после Октябрьского мятежа. Чуть не погибнет и не ослепнет после французских газов на фронте Гитлер и в злобе сколотит НСДАП. Возьмется за маузер наркомвоемор Троцкий на фронте, и Сталин попозже начнет подмахивать расстрельные списки с сотнями фамилий. А добрый Ленин заточился на дело задолго до того. «О, какое это животное!», говорил И. Бунин. А. Куприн после личной встречи писал: у Ленина радужки глаз зверя, бабуина. Старики Г.В.Плеханов и В.И.Засулич испытывали к Ленину физическое отвращение – на похороны обоих Ленин цинично не поехал, отправился на охоту. Будучи патологическим трусом, вождь на фронты Гражданской не показал и носа, зато в тяжелейшие 1918-19 годы постоянно развлекался с ружьем в заповедниках. Кстати, любимое словечко Ленина было – «наплевать».

Я бы мог написать четыре пьесы: «Ленин в Вене», «Сталин в Вене», «Троцкий в Вене» и «Гитлер в Вене». Собранный материал очень богат. Фактически на руках готовый большой острый роман.

А пока – пьеса, которая насквозь исторична и фактологична.

Ленин действительно носил туфли на высоких каблуках, гордился своим велосипедизмом, кадрил Арманд, был помешан на культе еды, был необыкновенно циничен. Есть сотни свидетельств – в поведении, в привычках он был совершенно уголовным «паханом». Троцкий играл на деньги в шахматы, был аристократом, общался со сливками Вены и поехал изучать Балканскую войну вживую, как журналист – в отличие от кабинетного схоласта, начетчика и труса Ленина. Троцкий вообще был блестящ и перспективен. Ленин ненавидел таланты – из ревности обозвал Троцкого «иудушкой», и лживое оскорбление вошло в историю как клеймо. Сами большевики в воспоминаниях говорят, что Ленина «сделал» 1917 год. А до того Ленин баламутил воду, душил соратников, разрабатывал эксы, в том числе и против еврейских банкиров (Мендельсон и др.), ненавидел весь мир, но ключика к революции не имел, почему и стал немецким агентом.

Сифилис у Ленина был, тот же В.М. Молотов вспоминал в 70-е годы, что он был у Ленина «наследственным». От кого же? От скромного папы или гордой мамы? Да нет, именно в разгульной Европе Ленин его и подхватил. Есть письма его к матери из Женевы 1895 года, где он сообщает, что после развлечений был вынужден пройти лечение в одном закрытом дорогом швейцарском курорте»: в расходах из партийной кассы вождь себе никогда не отказывал.

А вот у Гитлера сифилиса советские медики на трупе у рейхсканцелярии его не обнаружили. Нашли в мошонке одно яичко и очень скверные зубы. Вена – яркий период из жизни будущего фюрера. Здесь много скрытых неизвестных фактов. Лично я по источникам обнаружил, что в Вене Гитлер ночевал в теплицах, где он мог отрабатывать дикцию и проповедовать овощам сколько угодно. После чего и стал вегетарианцем. Чермак и Сметана – реальные имена (по мемуарам) полицейских сексотов, следивших за Троцким и большевиками.

Ну, и последнее. Именно в это время, в зимнюю пору Джугашвили становится – Сталиным. В Вене с ним произошла инициация, некое посвящение. Роль наковальни сыграла Вена, а молотом, превращающим железо в сталь, – дух национализма и фашизма, который витал тут. НИКТО В МИРЕ ДО СИХ ПОР не воскликнул, что словечко STAHL (Сталь), корень псевдонима, слово немецкое! И что Сталин появился на свет в городе вальсов и Голема. Это делаю я – по примеру младенца из сказки Андерсена.

А король-то – немец!

Дело началось куда раньше 1928 года, когда по приказу Сталина ему перевели «Майн кампф» Гитлера. Так что германофильством Джугашвили заболел в Вене, где созревал реванш. Именно здесь в январе 1913-го он начинает подписываться «Сталиным». До этого он подписывал статьи иначе: К.Ст. Но это значит – Коба Стефин. Сталин был с 1910 года влюблен в Стефанию Перовскую. В Вене, этом вавилоне Европы, Сталин жил скромно. А триппер подхватил через 4 года, по приезду из ссылки, в Питере. Кстати, Сталин издавал «Правду», которую Ленин нагло украл у Троцкого – также малоизвестный факт. Ленин был с детства низок и подл, причем прошел за границей огромную школу негодяйства. И только несчастным людям жутковатой страны Советов можно было впаривать 80 с лишним лет ложь о любителе детей Ленине (он был катастрофически бесплоден и детей не любил хотя бы поэтому). Он создатель советского фашизма.

Ленин – сама НЕЛЮБОВЬ. Ленин не любил театры, классическую музыку (ему от нее становилось дурно и он сатанел – от классики!), не понимал и не любил кино, совершенно не разбирался в архитектуре и живописи (в отличие от Гитлера), не любил поэзию и не читал, особенно не любил музеи, а любил незамысловатые грубые развлечения в кабачках – совершенно, как его красные штурмовики или штурмовики Гитлера. Ленин был юркий желчный тип, любитель оскорблять, но без смелости бретера, и абсолютно беспринципный и не чувствительный человек – как все люди дна.

Сталин в юности был сентиментален, писал неплохие стихи – два из них (в 18 лет автора!) были включены в букварь для грузинских детей знаменитым Ильей Чавчавадзе, он мог ради женщины (Стефании) даже взять псевдоним (Стефин). Ленин ни в какую ЛЕНУ влюблен не был, имел на руках паспорт на имя реального дворянина Ленина. Так что в историю Ленин вошел, как и положено проходимцам, с чужим паспортом, а вовсе не с литературным, то есть творческим псевдонимом.

В 1912 году Троцкий попытался, создав блок, перехватить у Ленина партию. Можно только сожалеть, что это ему не удалось. Не было бы «Ленина в Октябре». Троцкий не был патологически жесток, как Ленин и Сталин. При нем бы остался жив и арестованный царь Николай – в мемуарах Троцкий пишет, что был удивлен, приехав с фронта, убийством царской семьи. Уголовники, которыми окружали себя Ленин и Сталин, были чужды Троцкому, значит, Дзержинский и Ежов-Берия бы при нем не развернулись.

Историки любят сейчас сослагательное наклонение, чтобы создавать мифы. 1913 год, последний перед кошмарами ХХ века, мог создать иной мир. Гитлер бы стал художником, Ленин умер от сифилиса, Сталин поступил бы на работу в царскую администрацию, Троцкий бы организовал интеллигентную общеевропейскую Красную Партию, а затем бы создал и Соединенные Штаты Европы. У Троцкого бы хватило для этого ума. Он единственный в истории предложил создать Соединенные Славянские Штаты в Европе – из всех этих мелких стран на Балканах и соседних. Русские до этого так и не додумались.

Причем здесь Сталин и администрация? Да Сталин хотел работать на царскую власть, даже послал в 1913 году поздравление царю Николаю ІІ в связи с 300-летием дома Романовых.

Но бешеный сифилитичный Ленин не отдал свою партию большевиков Троцкому, а тот не сумел создать своей, альтернативной. Было поздно. Мир покачнулся и пошел ко дну, куда его увлекли подонки.

ОТ АВТОРА

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

ЛЕНИН, он же Ульянофф, 42 года.

ТРОЦКИЙ, он же Бронштейн, 33 года.

ДЖУГАШВИЛИ, он же Ставрос ПАПАДОПУЛОС,

он же Коба, он же Сталин, 33 года.

ГИТЛЕР, он же Шикльгрубер, 23 года.

КРУПСКАЯ, 43 года.

САМОВАРОВ, 35 лет, эмигрант-большевик.

БРЮЧКИН, 40 лет, эмигрант-меньшевик.

ЛАПОНДЕР, 50 лет, эмигрант-делец.

ДУРАЧОК ПАУЛЬ, 30 лет.

ОФИЦЕР ПОЛИЦИИ, 40 лет.

ВОКЗАЛЬНЫЙ ЖАНДАРМ, 50 лет.

ЧЕРМАК, агент полиции, 40 лет.

СМЕТАНА, агент полиции, 30 лет.

МАГДА, проститутка, 25 лет.

ХОЗЯИН, владелец пансиона, 60 лет.

ГАДАЛКА, 60 лет.

ТОЛПА, вокзальная, уличная.

Вена, январь-февраль 1913 года.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Сцена первая

Венский Западный железнодорожный вокзал.

Перрон. Шум близкой толпы, свистки,

клубы белого пара. Появляется Гитлер с метлой,

тревожно оглядывается, дует на закоченевшие руки.

На нем длинный сюртук, засаленный котелок, шарф художника до колен, космы волос, щетина на щеках.

ГИТЛЕР. Проклятая зима. Проклятая Вена. А у меня, великого артиста, нет даже перчаток. (плаксиво) Ну, почему, почему? Где добрая фея? Где ты, добрый дух Рихарда Вагнера! (складывает молитвенно руки) О, валькирии, девы гнева! Разнесите вдребезги эту помойную яму. Эту клоаку евреев и славян. О, мне бы одну римскую центурию – я бы вычистил этот хлев. Как противно смотреть на раскормленных буржуа. Если встретятся два венца, один из них окажется евреем, а другой чехом. Жирные свиньи. И это город Моцарта и Вагнера! Вы еще услышите мое имя! Эта метла – символ рождения новой Германии! (испуганно) Жандарм! Бежать, бежать! Нет, спокойствие.

Проходит вокзальный Жандарм. Гитлер салютует метлой.

ЖАНДАРМ. Малыш, ты опять тут?

ГИТЛЕР. Т-с-с! Это не я.

ЖАНДАРМ. (со смехом) Три года околачивался здесь, на Западном вокзале. Перетягал столько чемоданов и корзин. А потом задрал нос, стал чертежником и начал малевать картинки. Прогорел?

ГИТЛЕР. (гордо) Я не чертежник, я пишу акварели. Мои картины идут нарасхват.

ЖАНДАРМ. Так, может, одолжишь пару сотен крон?

ГИТЛЕР. Оставил кошелек дома.

ЖАНДАРМ. (потешаясь) В ночлежке «Мужской дом для бедных» на Мелдеманн-штрассе дом номер двадцать семь в двадцатом районе, на берегу Дуная. У меня хорошая память.

ГИТЛЕР. Т-с-с. Я там уже не живу.

ЖАНДАРМ. Ну? Вытурили за пьянку?

ГИТЛЕР. Ненавижу алкоголь.

ЖАНДАРМ. Я тоже. Из чистой ненависти пропускаю перед обедом стаканчик. Представлю, что бутылка это еврей – и тут же вышибаю из нее пробку.

ГИТЛЕР. О, моя ненависть! Если бутылки – это евреи, то почему я не алкоголик?

Оба смеются.

ЖАНДАРМ. (сочувственно) Где спишь? Опять под мостом?

ГИТЛЕР. Нашел местечко получше. Никто не догадается.

ЖАНДАРМ. Держи место в секрете. А то уворуют. Ты же богач. Как там тебя? Гидлер? Гицлер?

ГИТЛЕР. Шикльгрубер.

ЖАНДАРМ. Врешь. Твоя фамилия иная.

ГИТЛЕР. Это фамилия моей бабушки, Марии Анны.

ЖАНДАРМ. Да мне наплевать. Держись за метлу, малыш. Метла – тебя не предаст. Ты малый честный и голодный. Смотри в оба за всякой сволочью. Революционеры, крикуны. Услышишь – доноси. Получишь десяток крон.

Жандарм уходит.

ГИТЛЕР. Пронесло. Вовремя я смылся из ночлежки. Призывная комиссия взяла за горло. Три года охотились – нашли. Гип-гип, ура! Под знамена престарелого идиота Франца-Йозефа. Если так дело пойдет – надо бросать Вену. Негодяи! Я, воспитанник Вагнера, буду служить в этой лоскутной гнилой армии, где через одного чехи, поляки и русины? Чтоб вы сдохли. (прячет руки в рукава) Ну, почему мне никто не подарит перчатки?

Раздается резкий соловьиный щебет.

Появляется проститутка Магда.

Она крутит ручку игрушки, которая заливается соловьем.

ГИТЛЕР. Нахтигаль!

МАГДА. Ты, субчик, не смотри на меня так. Я с дворниками не гуляю.

ГИТЛЕР. (напыщенно) Я великий художник. Я рисую все красоты Рингштассе лучше всех! Стефл – собор святого Стефана, оперу, Бургтеатр, дворец в Шёнбрунне и римские развалины в парке Фольксгартен. А ты не знала? Я тебя извиняю. Так как ты – красива.

МАГДА. (смеется) Посмотри на себя, чучело. Ты чем малюешь, драной метелкой? Был у меня один художник, так от него за сто метров пахло художником.

ГИТЛЕР. Пахло? Еврей!

МАГДА. Не твое дело.

ГИТЛЕР. О, боги! Ты предаешь свою красоту в руки похотливых обезьян. Заклинаю! Nie mehr! Никогда больше!

Взмахивает метлой, как копьем. Становится на одно колено.

МАГДА. Пока такие болтуны, как ты, топчутся с метлой, настоящие хозяева рулят жизнью. Да ты ездил хотя бы раз на велосипеде?

ГИТЛЕР. (вскакивает, нервно) Машина для почтальонов! Моя машина – крейсер. Или танк. Знаешь, что это такое? Это зверь из стали.

МАГДА. Прокати на танке! Где твой танк?

ГИТЛЕР. У меня скоро будут тысячи танков! Тысячи аэропланов! Сталь! Святая сталь!

МАГДА. Ты просто трепач. А настоящие господа меня катают на автомобиле.

ГИТЛЕР. И для них распевает твой соловей?

МАГДА. Эту игрушку мне подарил один морской офицер. О, как он меня носил на руках. А потом повесился из любви ко мне. Бедняжка!

ГИТЛЕР. (завистливо) А я из любви могу застрелиться.

МАГДА. Своей метлой?

ГИТЛЕР. У меня есть большой револьвер! У него золотой курок и на рукоятке серебряная пластинка. Мне подарил его…

МАГДА. Кто, кто?

ГИТЛЕР. (кокетливо) Очень большой человек. (поет воинственную тему из «Нибелунгов» и дирижирует метлой)

МАГДА. Врешь, как адвокат. И шаришь по мне голодными глазами. Я нищим не подаю. А вот и мой дядечка! (крутит свою шарманку и та поет соловьем)

Входит Троцкий с сигарой.

ТРОЦКИЙ. Носильник! Носильник! Где это насекомое?

Носильщик Сметана выскакивает с огромным желтым английским

чемоданом и угодливо бежит за величественным Троцким. Второй

носильщик Чермак с корзиной идет следом.

Гитлер злобно отступает в сторону.

Троцкий стряхивает сигару в сторону Гитлера,

смотрит на Магду и проходит мимо.

Она растеряна. Гитлер рассержен и горит местью.

ГИТЛЕР. (про себя) Еще один юдэ. До чего спесивая физиономия и эта козлиная бороденка. А славянин, по виду паршивый чех, тащит чемодан. И австрияк с корзиной. Тоже порядочная свинья. Но я очищу от вас перрон.

Гитлер яростно машет метлой, вытесняя Троцкого

и носильщиков с перрона. Магда разочарованно удаляется.

ТРОЦКИЙ. (презрительно окидывая Гитлера взглядом) Еврейский лапсердак!

ГИТЛЕР. (зло, в сторону) Да, на мне еврейский сюртук! Его мне подарил старьевщик еврей Нойман в ночлежке – такой же нищий, как я. А из тебя, буржуй, я выпущу кишки. Придет мой час!

Троцкий бросает окурок сигары и уходит с носильщиком,

который бежит за ним, как собачонка.

Носильщик, бросив чемодан, пробует схватить окурок,

но Гитлер опережает. Носильщики грозят ему кулаками.

ГИТЛЕР. (хмыкая, прячет окурок) С паршивой овцы хоть шерсти клок. Ненавижу табак, но братцу Рейнхольду Ханишу пригодится. Он любит сигарки. И торгует моими картинами. Половину ворует, но что поделаешь – еврей. Все зарабатывают на бедном Адольфе. Скажу, подарок от твоего брата, еврейского миллионера! Жулик Ханиш будет польщен. (салютует метлой). Отлично! Я вычистил от мерзости двадцать, нет… (меряет шагами) Тридцать квадратных метров территории!

ГОЛОС. (мрачно и торжественно) Lassen Sie ihn kommen! Lassen Sie ihn kommen! (1)

----------------------------------------(1) Пусть Он придет! (нем)

ГИТЛЕР. (смотрит вверх) Что? ПУСТЬ ОН ПРИДЕТ! Кто зовет?

Неужели эта красотка? Что ж. Я иду! Я иду! О, мои боги! Идущий на смерть приветствует вас! (гордо удаляется)

Вокзальный гул, шорох шагов, цокот каблуков, ругань,

шипение пара, венский вальс.

Издалека слышится безумная

механическая трель соловья и смех проститутки.

Появляется Дурачок Пауль.

В руках у него дохлая ворона. Дурачок машет ее крыльями.

ДУРАЧОК ПАУЛЬ. (таинственно) И он сказал рычащим голосом: «Вот твоя карета». Все двери и окна в доме распахнулись. И я увидел карету, запряженную драконами. У одного были черные крылья. А у другого зеленые. «Чего ты ждешь? – закричал голос. – Садись и лети». «Я хочу лететь вместе с тобой, мой господин», – сказал я. Карета висела в воздухе под моим окном. Я забрался на подоконник и выпрыгнул из окна – прямо в карету. И мы полетели.

Он делает вороньими крыльями виражи и выбегает.

Слышны крики. «Идиот, это идиот! У него дохлая

птица! Гони его! Полиция, полиция!» Женский визг, крик соловья.

Сцена вторая

Тот же перрон. Появляется Ленин.

Он идет крадучись, осматриваясь.

Достает что-то из кармана, сует в рот, нервно жует.

ГОЛОС. (мрачно и зловеще) Lassen Sie ihn kommen! Lassen Sie ihn kommen!

ЛЕНИН. Что? Как будто кто-то держит меня за шиворот. Ненавижу! Гадкая поездка! Гадкая империя! Лечу на всех крыльях, обманывая Надюшу, что поездка в Вену вызвана архичудовищной необходимостью. Хорошо, что у нее приступ грыжи. А то бы не отбился. Привыкла, как цербер, меня пасти. И что же? Инессы нет. Передала через знакомых, что не может. НЕ МО-ЖЕТ! Или не хочет? Вторая Коллонтай – две вертихвостки. Какой-нибудь летучий романчик. А списано как всегда – на дела партии. У! А я тащил сюда свой ROVER. Каков болван? Архиболван! Захотел покрасоваться машиной. Между прочим, подарок австрийских товарищей. (ехидно) Из контр… разведки. Да-с. За работу против проклятой родины. Хе-хе. Facio ut des – делаю, чтобы ты дал. И всюду дорогой товарищ Гельфанд. Несравненный Парвус. Он, было, начал вкладываться в Троцкого. Но Троцкий воздвигает монумент из слов. А я – из дел. И де-ли-шек. (потирает руки) Поэтому Троцкий и не знает, что Парвус уже работает на меня. А с ними немцы и австрияки. Все, все вкладывают в меня! Да-с. Ех ungua leonem cognoscimus, ех auribus asinum – льва узнаем по когтям, а осла по ушам. Распускай перышки, Лео. Ты опоздал. (кисло) Ах, Инесса! Ты здорово сглупила. (хлопает по карману) У меня на руках австрийский гонорар.

Трель соловья. Появляется Магда.

ЛЕНИН. (игриво) Фройлен и нахтигаль!

МАГДА. Ненавижу коротышек. Хотя у этого хорька денежек полный карман. Я деньги чувствую, как такса трюфели.

ЛЕНИН. Премиленькая стерва. И похожа на Инессу. (колеблется) А почему бы и нет? Подобное лечат подобным.

МАГДА. Пан желает развлечься?

ЛЕНИН. (изумленно) Пан? Нет и нет! (нервно) У меня на лбу написано, что я из Польши? Или эта дамочка шпик?

МАГДА. Из папахена не вытянешь ни гроша. Клещ. Так я и думала. И глаза бегают. Такие только замучают, а в благодарность утащат чулки.

Она уходит. Ленин снует по перрону.

ЛЕНИН. Наплевать на Инессу. Есть поважнее дельце. Ну и где поезд из Кракова? Как всегда задерживается. Где поляки – там никакой дисциплины. Как и у русских. Ничего, придет времечко. И вы у меня повизжите. Вот этой рукой я наведу дисциплину среди отбросов человечества! (трясет кулаком) Вот так анекдот. Приехал загодя на день, чтобы перехватить чудесного грузина, а поезд исчез, как ведьма на метле. Дубль-Арманд. А я болтаюсь на вокзале. Вот еще ситуация. Не напороться бы на Троцкого! Он мне глазки выдерет. Ха-ха! Я у него «Правду» свистнул! Вор у вора дубинку украл. Но революция чихала на мораль. Уй! Троцкий!

Ленин пытается спрятаться. Появляется Гитлер с метлой.

Гитлер пугается и прячется за колонну.

Ленин замечает это и прячется – за другую.

ГИТЛЕР. (в панике) Поймали! Это чиновник с призывного пункта. От него за сто метров смердит австрийской армией. Что делать?

ЛЕНИН. Филер! Чертова Инесса! Теперь изволь разбираться с полицией.

ГИТЛЕР. (присматриваясь) А, по-моему, это не охотник, а дичь. Он меня боится. Ха-ха. Мои глаза имеют страшную силу. Я очень проницателен. Но кто это? Сутенер? Или… Да это же мои ДЕСЯТЬ КРОН! О которых говорил добрый дядюшка жандарм. Но я благороден, я не доносчик. Проблема коммунистов проста – длинная стенка и хороший пулемет. А доносить? (напыщенно) Aquila non captat muscas – Орел не ловит мух. Живи!

ЛЕНИН. Верзила не сыщик. У него мокрые штаны. Принял меня за полицейского. Наверное, что-то украл.

Оба выглядывают, пока не успокаиваются и выходят.

ГИТЛЕР. Вонючая Вена! Только вычистил территорию – опять на нее заполз какой-то пудель, типичный полячок. (машет метлой, гоняя Ленина по перрону)

. ЛЕНИН. Осторожнее! Я знаю английский бокс!

ГИТЛЕР. А я знаю немецкую метлу!

Ленин, шипя, отступает, прячется за колонну.

Гитлер ожесточенно машет метлой, гоняя Ленина вокруг столба.

ЛЕНИН. Проклятая немчура. Ненавижу босяков! А самое отвратительное – вот такой напыщенный немецкий босяк.

ГИТЛЕР. (гордо) Порядок превыше всего!Got mit uns! Got mit uns!

ЛЕНИН. С вами бог? С такими тупыми рожами? Так бы и врезал по этой лошадиной физиономии. Ненавижу оловянные рожи австрияков. Ну и где этот гордый тифлисский орел? Я бы науськал его на это чучело. Как жаль, что я не могу врезать этому ублюдку моим английским боксом. Я бы сломал эту тощую шею, я бы своими пальцами выколупал эти синие глазки. Но, но, но! Эмигранту это не с руки. Даже с моими шефами. Одно дело грызть всякую партийную сволочь, а другое – ударить австрийца. Кликнет полицейского – и плати штраф. Или, пожалуйте, в кутузку. Как будет смеяться Троцкий!

ГИТЛЕР. Железными колоннами – ать-два! лати штраф. или. пожалуйте, в кутузку. нет полицейского -- и ! клок. 64646464646464646464646464646464646464646464646464646464646464646464646464646464646464646464646464646464646464646464Давим Давим тараканов и клопов. Очень дешево. Вам не надо избавиться от клопов? (хмыкает). Я зарапортовался. Кто же об этом спрашивает у клопа.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. К и. н. Агеева от; к и. н. Голубев А. В. (отв ред.)

    Документ
    С 1994 г. в Центре по изучению отечественной культуры Института российской истории РАН работает группа по изучению международных культурных связей России.
  2. М. В. Ломоносова проект примерная основная образовательная программа (4)

    Основная образовательная программа
    способностью использовать углублённые знания правовых и этических норм при планировании и оценке последствий своей профессиональной деятельности, при разработке и осуществлении социально значимых проектов (ОК-2);

Другие похожие документы..