Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Урок'
школярів Шляхи формування пізнавальних інтересів молодших школярів у навчальній діяльності Творчість як спосіб позитивної мотивації навчання учнів Тех...полностью>>
'Урок'
Новітні інформаційні технології навчання передбачають широке використання комп’ютерної техніки та спеціального програмного забезпечення як потужного ...полностью>>
'Урок'
воспитывающие: воспитание ответственности за порученное задание, нравственное воспитание: доказательство мысли о том, что за любым преступлением идёт ...полностью>>
'Документ'
Наказом Міністерства будівництва, архітектури та житлово-комунального господарства України від 29 березня 2006 р. № 97 і введені в дію цим же наказом...полностью>>

Программы «Инновационный вуз» Томск 2007 удк 008 (47+57)

Главная > Реферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Федеральное агентство по образованию

Томский государственный университет систем

управления и радиоэлектроники (ТУСУР)

Кафедра культурологии и социологии

Т.И. Суслова

Основы человеческого развития

Работа подготовлена и издана за счет средств

программы «Инновационный вуз»

Томск 2007

УДК 008 (47+57)

ББК 71

С 89

Суслова Т.И.

С 89 Основы человеческого развития: монография /

Т.И. Суслова; Федер. агентство по образованию, Томск. гос. ун-т систем упр. и радиоэлектроники. – Томск: Томск. гос. ун-т систем упр. и радиоэлектроники. – 208 с.

ISBN 978-5-86889-445-9

Данная монография может быть использована в учебных курсах в полном варианте для специальностей гуманитарного цикла по дисциплинам: антропология, философия, культурология, проблемы развития человечества, демография и политология, в проблемном варианте отдельные главы и параграфы – в курсах по выбору для студентов-негуманитариев.

Монографическое исследование выполнено в рамках реализации инновационной образовательной программы в целях обеспечения курса «Основы человеческого развития» студентов специальности 040104 – «Организация работы с молодежью».

УДК 008 (47+57)

ББК 71

© Томск. гос. ун-т систем

упр. и радиоэлектроники,

2007

ISBN 978-5-86889-445-9 © Т.И. Суслова, 2007

Содержание:

Введение ……………………………………………… 4

Основные категории исследования…………………. 6

Глава 1. Учение о человеке………………………….. 18

1.1. Истоки интереса к человеку………………... 18

1.2. О происхождении человека………………… 21

1.3. Историко-философское обоснование места

и роли человека в мире………………………….. 30

Глава 2. Философско-антропологический взгляд на

человека………………………………………………. 43

2.1. Происхождение, становление и развитие

философской антропологии как науки о человеке.. 46

2.2. Сущность философской антропологии……… 52

2.3. Биосоциальная природа человека.

Две основы человека……….................................... 54

2.4. Смысл жизни и предназначение человека….. 69

2.5. Социальная типология человека…………….. 74

Глава 3. Глобальные проблемы человеческого

развития ………………………………………………… 95

3.1. Первичные факторы человеческого развития... 96

3.2. Вторичные, или глубинные факторы

человеческого развития.…………………………… 122

3.3. Качество человеческого потенциала России

в сравнении с другими странами мира…………… 146

3.4. Структура населения по источникам средств существования……………………………………… 152

3.5. Здоровье населения.
Современные биотехнологии ……………………. 162

3.6. Социальные аспекты генетики……………… 171

3.7. Вызовы демографического развития

современной России в контексте мировых демографических процессов……………………... 181

Заключение……………………………………………. 198

Литература…………………………………………….. 200

ВВЕДЕНИЕ

Представленное в монографии изложение «Ос­нов человеческого развития» относится к числу тех со­временных исследований, которые не могут быть ис­толкованы в рамках лишь какой-либо одной из научных дисциплин, а требуют комплексного подхода. Вместе с тем автор отдаёт себе отчет в том, что сам комплексный подход сохраняет самостоятельность отдельных дисци­плин, не претендуя на их объединение в единую науку.

Таким образом, в изложении нашего видения проблемы, мы будем опираться на конкретно-научные данные, не претендуя на всеохватность, а лишь по возможности, комплексность построения. Причем в поле такого ком­плексного рассмотрения попадают не только объекты, которые иначе и не могут быть постигнуты, но и объ­екты, изучавшиеся ранее монодисциплинарно, что даёт новый эвристический эффект в их исследовании. Без сомнения, это – магистральная тенденция будущего раз­вития науки и, вместе с тем, свидетельство ее опреде­ленной зрелости. Можно предположить, что тенденция эта будет усиливаться по мере прогресса интеграции и дифференциации знаний. В этой связи всё насущнее встаёт вопрос о разработке комплексного подхода. Сама же практика комплексных исследований должна стать предметом теоретического осмысления. Комплексные науки о человеке возникают на основе отдельных изме­рений человека, в которых он представлен как целост­ность, в отличие от частных наук, которые исследуют отдельные компоненты этой целостности, как, напри­мер, психология – психику. Эти измерения одновре­менно являются основными проблемами существования и развития человека, что само по себе провоцирует при­влечение представителей различных специальностей, но это не несёт с собой угрозу размывания дисципли­нарной определенности таких наук.

К числу этих измерений–проблем человека и со­ответствующих им комплексным наукам можно отнести: происхождение человека (антропология), его воспита­ние (педагогика), его взаимодействие со средой (краеве­дение, экология, глобалистика), его жизненный путь, его здоровье (экология, валеология, биоэтика), его воз­раст (психотемпорология, геронтология), его смерть (биоэтика, танатология), его будущее (футурология), его универсальность и целостность. Думается, что про­блема основ человеческого развития, рассмотренная в данном монографическом исследовании, ясно указывает на уже ставшую тенденцией перспективу развития еди­ной науки о человеке - человековедении.

С наибольшей полнотой проблема комплексного подхода у нас поставлена и разработана применительно к такому объекту, который заведомо не может изучаться иначе – к человеку. Впервые концепция комплексного, междисциплинарного подхода к исследованию человека была выдвинута академиком И.Т.Фроловым (1929-1999 гг.) в его ставшей классической статье «На пути к еди­ной науке о человеке» в 1985 г. в журнале «Природа» (№ 8), там же было дано теоретическое обоснование идеи создания Института человека.

В связи с постановкой современных глобальных, экологических, социально-этических, социобиологических проблем складывается новый тип науки, который приближает нас к идеалу единой науки, синтезирующей естественнонаучные и гуманитарные методы познания. Интегративная тенден­ция современной науки обеспечивается ориентацией на человека. Не объекты природы, но различные стороны человеческой деятельности будут в этом случае основа­нием для выделения того или иного направления иссле­дований.

Эффект комплексности возникает тогда, когда человеческая деятельность обретает глобальные мас­штабы, и усиливается по мере развития науки как соци­ального института и небывалого переоснащения инст­рументария научных исследований. Статус комплексных по своей природе научных дисциплин в структуре научного знания пока не вполне определен, потому что они относятся не к традиционным объектно-ориентиро-ванным, и даже не к междисциплинарным, а к проблемно-ориентированным, само возникновение которых стало результатом интегративного эффекта познания человека как существа объективно комплексного и универсального в своей деятельности.

Основные категории исследования

Прежде чем приступить к изложению основного содержания монографии, остановимся на используемых понятиях, тем более что необходимый категориальный аппарат достаточно сложен для однозначной интерпретации. Так, представление о понятии «развитие» тесно сопрягается с такими как «эволюция», «прогресс» и «антипрогресс». Остановимся на них подробнее.

РАЗВИТИЕ главным образом понимается как высший тип движения и изменения в природе и обществе, связанный с переходом от одного качества, состояния к другому, от старого к новому. Всякое развитие характеризуется специфическими объектами, структурой (механизмом), источником, формами и направленностью. Различают развитие неорганической материи (её физической и химической форм), органической материи (её биологической формы), социальной материи (её общественно-экономической и политической форм) и сознания (таких его форм как наука, мораль, религия, идеология, правосознание и др.). Применительно к человечеству следует говорить так же и о понятии ЭВОЛЮЦИИ, обозначающем в биологии движение от несвязной однородности к связной разнородности. Следует при этом помнить, что в биологии развитие и эволюция рассматриваются в качестве совершенно разных процессов. Биологическое развитие ни в коем случае не является частным случаем эволюции. Однако в общественной жизни найти полный аналог биологической дихотомии эволюции и развития оказывается невозможным. В истории любой науки развитие понимается как необратимое, поступательное изменение предметов материального и духовного мира во времени, понимаемом как линейное и однонаправленное. Исключая, в контексте нашего рассмотрения, сам исторический экскурс за отсутствием места, обратимся сразу к веку ХХ, в котором и философия, и естествознание первостепенное значение придавали анализу истоков, первоначал развития. В связи с этим тщательному анализу подвергались истории революции, в том числе и революции в истории науки. Эволюция теперь понимается как деятельность нетворческая, реализующаяся строго в рамках действующей парадигмы. В процессе эволюции реализуются заложенные в ней возможности по ее реализации, совершенствованию и научная деятельность может носить вполне творческий характер. Иными словами, в ХХ – ХХI веках интерес представляет не столько сам процесс развития, сколько его генезис, причина, источник. Такого рода тенденции нашли отражение и в синергетике. И. Пригожин вводит понятие бифуркаций – точек, вблизи которых в системах наблюдаются значительные флуктуации, изменения; осуществляется переход от равновесных систем к неравновесным, от повторяющегося и общего к уникальному и специфичному. Вдали от равновесия наблюдаются процессы самоорганизации. Внимание в синергетике сосредоточено на точке начала, возникновения, генезиса эволюционного процесса, при этом то или иное толкование начала порождает и соответствующее понимание развития. Прокомментируем наиболее соответствующие нашему вниманию. Так, Х.Дж.М. Классен предлагает рассматривать эволюцию «как процесс структурной реорганизации во времени, в результате которого возникает форма или структура, качественно отличающаяся от предшествующей формы» (Классен Х.Дж.М. Проблемы, парадоксы и перспективы эволюционизма // Альтернативные пути к цивилизации / Ред. Н.Н. Крадин, А.В. Коротаев, Д.М. Бондаренко и В.А.Лынша.2000 .М.: Логос. С.7); само определение принадлежит Воже, однако, именно Классен наиболее последовательно отстаивает это определение применительно нашему объекту исследования. Представляется возможным и далее согласиться с его утверждением: «Тогда эволюционизм превращается в научную теорию, ориентирующую на поиск закономерностей в структурных изменениях подобного рода». (Указ.соч., С. 7).

Конечно же, подобное понимание эволюции полностью отличается от понимания эволюции Спенсером, который и ввел это понятие в научный дискурс; определение это подразумевает понимание эволюции как двуединого процесса дифференциации и интеграции. В рамках «классеновского» понимания эволюции эволюция «спенсеровская» будет лишь одним из возможных типов эволюционных процессов наряду с эволюцией от сложных к простым социальным системам и структурным сдвигам на одном уровне сложности, что приблизительно соответствует основным направлениям биологической эволюции от сложных к простым социальным системам и структурными сдвигами на одном и том же уровне сложности. Это приблизительно соответствует основным направлениям биологической эволюции по Северцову (Северцов А.Н. Морфологические закономерности эволюции. М–Л.: Издательство Академии наук СССР, 1939.)– ароморфозу, дегенерации и идиоадаптации. Таким образом, «классеновское» понимание социокультурной эволюции оказывается более чем «спенсеровское», соответствующим современному пониманию эволюции в биологии. Мы столь подробно говорим о понимании развития в биологии применительно к рассматриваемому объекту – человеку, так как он существо одновременно и биологическое, и социальное.

Тем не менее, процесс, описанный Спенсером, хотя и следует избегать его отождествления с эволюцией, является важнейшей (хотя и не единственной) разновидностью эволюционных процессов. Процесс этот, конечно же, заслуживает особого внимания. Вместе с тем, на мой взгляд, никакой особой проблемы с обозначением «спенсеровского» типа эволюционных процессов нет. Действительно, термин для обозначения подобного рода процессов давно уже существует; более того, он широко используется для обозначения именно этого типа процессов. Термин этот – просто развитие. Примечательно, что и в биологии этот термин обозначает как раз движение от несвязной однородности к связной разнородности. Конечно, в биологии развитие и эволюция рассматриваются в качестве совершенно разных процессов. Биологическое развитие ни в коей степени не является частным случаем эволюции. Однако в общественной жизни найти полный аналог биологической дихотомии эволюции и развития оказывается невозможным, и ниже «спенсеровская» эволюция обозначается именно как «развитие».

Представляется необходимым оговорить и представленное в работе понимание термина «прогресс». Как известно, в западной социологии и социальной антропологии понятие это исчезло практически полностью из академических текстов. Впрочем, какой-то (хотя в любом случае и неполный) аналог этой дихотомии, вероятно, можно все-таки найти и в общественной жизни. Действительно, развитие обществ на определенных временных отрезках можно, видимо, рассматривать как в высокой степени запрограммированное существующими в них системами культурных кодов, ценностей и структурами власти. В этом случае под эволюционными сдвигами нужно было бы понимать именно изменения «программирующих» систем и структур, оказывающие свое воздействие на ход и направление развития соответствующих обществ. Подобный подход к теории человеческой (социокультурной) эволюции кажется вполне возможным и перспективным.

Вместе с тем в данной монографии для достижения ее концептуального единства будем последовательно придерживаться именно «классеновского» понимания эволюции. Понятие же «прогресс» в том виде, как оно чаще всего употребляется, обозначает не просто рост какого-либо этически нейтрального показателя (например, сложности, дифференцированности, интегрированности) – для этого уже имеется достаточное количество этически нейтральных терминов: «эволюция», «развитие», «рост». Главное отличие от них понятия «прогресс» заключается именно в том, что обычно им обозначается не просто развитие, а именно развитие от плохого к хорошему, то есть в конечном счёте, уменьшение зла и рост добра, и именно из-за этого данное понятие представляется столь полезным. Действительно, на самом-то деле любой социальный сдвиг (в особенности, если речь идёт о социальных сдвигах в том обществе, в котором мы живём) интересен нам не столько своими объективными характеристиками, сколько тем, становится ли нам в его результате лучше или хуже.

В подобном контексте в качестве единственной направленной движущей силы социального прогресса будет выступать стремление людей к добру. Конечно, с изменением представлений исследователя о том, что нужно считать добром, а что – злом, то, что казалось ему движущей силой прогресса, может уже начать ему представляться фактором «антипрогресса» (или, скажем, фактором, этически нейтральным). Однако если его ценности и представления о должном разделяются (и разделялись) хоть сколько-нибудь заметным числом людей, он всегда обнаружит присутствие этой движущей силы (хотя при этом будут несколько меняться её носители).

Не нужно, конечно, недооценивать и значимости в представлениях о должном общих элементов, разделяемых большинством людей. В условиях эффективной демократической администрации оказывается возможной, по крайней мере, такая ситуация, когда наблюдается социокультурная эволюция по направлению к «лучшему» с точки зрения большинства граждан. Действительно, развитая демократия и представляет собой во многом именно не слишком оперативную, но вполне эффективную систему обратной связи, периодически корректирующую направление эволюции общества в соответствии с желаниями большинства его активных членов.

Безусловно, в разных культурах (да и просто у разных людей) существует разное понимание добра и зла. Думается, что в разных культурах нередко считают «добрыми» и «злыми» разные явления, а одно явление может считаться «злом» одними и «добром» – другими. Но когда представитель иной культуры говорит мне, что нечто является добром, я вполне понимаю смысл его высказывания, даже если я считаю это злом.

Проблема введения в объективное научное исследование таких субъективных категорий, как «добро» и «зло» (да, кстати, и «прогресс»), не является столь уж неразрешимой дилеммой. Нужно лишь четко оговаривать субъективность критериев социального прогресса на стадии их введения, после чего с ними можно работать по любой приемлемой научной методике, стремясь вместе с тем свести «зону субъективного» к минимуму. Если же такое исследование предполагает какие-либо практические рекомендации, то следует иметь в виду, что наряду с авторскими представлениями о добре и зле не меньшее значение начинают приобретать и подобные представления у тех, для блага которых эти рекомендации предлагаются.

Проблема критериев в таких случаях может вполне решаться через поиск консенсуса субъективных представлений о добре и зле (что на самом деле не всегда столь уж сложно). В любом случае на стадии оценки результатов подобной рекомендации значение имеют лишь субъективные представления об этих категориях «объектов рекомендаций»: если даже по «объективным показателям» выходит, что стало лучше, а по субъективному ощущению, например, жителей города, где рекомендации были применены и для блага которых они предлагались, выходит, что стало хуже, – значит, стало хуже.

Конструирование каких-либо «объективных критериев прогресса», таким образом, необходимо считать не просто этически ошибочным, но потенциально опасным. Субъективные ощущения большинства становятся значимым фактором социокультурной эволюции данного общества. И явную тенденцию к заметному превышению удельного веса прогрессивных составляющих над антипрогрессивными, наметившуюся за последние десятилетия в социокультурной эволюции некоторых наиболее развитых сообществ мира, следует, на мой взгляд, связать именно с этим обстоятельством.

Все дело просто в том, что «прогресс» – это не только строго научный термин, но и слово естественного языка, широко применяемое в политическом дискурсе. То или иное определение прогресса, задающее ему некоторые объективные критерии, конечно, не может рассматриваться в качестве ложного (но, впрочем, и истинного) с чисто научной точки зрения. Однако, учитывая реальные этические коннотации этого слова, подобные определения не могут считаться верными по вненаучным (но от этого не менее важным) морально-этическим причинам.

Возможность «консенсуального» использования критериев прогресса была недавно убедительно продемонстрирована Сандерсоном. В самом деле, предложенный им список критериев прогресса имеет шансы быть принятым большинством из ныне живущих людей: качество жизни (включая сюда среднюю продолжительность жизни и показатели здоровья населения), характер труда и продолжительность рабочего дня, уровни социального и экономического равенства, демократии и свободы. Результатом господства в нашей историко-социологической науке однолинейных схем социокультурной эволюции оказалось отсутствие в нашем научном лексиконе необходимых терминов для обозначения некоторых вполне реальных составляющих процесса общественного развития.

Общества мыслились поднимающимися по некой лестнице социокультурной эволюции. Общества, конечно, могут и пятиться назад (реакция, регресс), и долго топтаться на одной ступеньке (стагнация, застой), и перепрыгивать через ступеньки (через рабовладение, например, или капитализм). Но главное заключалось в том, чтобы двигаться вперед. Вперед, к новому, небывалому – это хорошо; назад, к старому, уже бывшему – плохо. Таким образом, всякое движение вперед, от старого к новому отождествлялось с благоприятными для большинства людей социальными сдвигами и называлось «прогрессом».

Прогресс ведь изначально означает лишь «движение вперед», но в вульгарно-эволюционистской социологии слово это приобрело и достаточно определенный смысл «движение от плохого к хорошему», в результате эти два отнюдь не тождественных смысла слились воедино в семантическом поле базового термина вульгарно-эволюционистской исторической социологии. В то же время, очевидно, что все возможные виды социальных изменений невозможно свести лишь к понимаемым таким образом прогрессу, регрессу и одноуровневым сдвигам. В истории нередки и такие движения вперед, от старого к новому, которые характеризуются заметным ухудшением ситуации по любым применяемым ныне критериям социального прогресса (экономическим, политологическим, культурологическим, экологическим, общегуманистическим и т.п.).

Классическим примером этого может служить становление в ХХ веке тоталитарных режимов. Так, кажется, никто (кроме, естественно, нацистов) не назовет прогрессивным социальным сдвигом утверждение нацизма в Германии. Но ведь это не был шаг назад, к чему-то тому, что уже было. Тоталитаризм был, несомненно, изобретением именно ХХ века. Некоторые доиндустриальные общества (прежде всего империя Цинь) демонстрировали определенное приближение к этой модели, но свое «полноценное» воплощение она получила только в ХХ веке. Тоталитарные режимы ХХ века по целому ряду показателей, несомненно, ушли гораздо дальше по сравнению с любыми протототалитарными или тотальными системами доиндустриальной эпохи. Их становление явно не было повторением старого. Ни одно общество, например, до того не знало столь развитых и отлаженных репрессивных аппаратов и т.п. Так что движение вперед (без кавычек) к чему-то новому, ещё не бывавшему, здесь налицо.

Итак, перед нами ни прогресс, ни регресс и ни одноуровневое движение – но что? Или рассмотрим, например, усиливавшееся на протяжении всего ХХ века загрязнение окружающей среды. И снова очевидно, что мы имеем здесь дело ни с прогрессом, ни с регрессом, движением вспять, к чему-то такому, что уже было. Или вспомним наблюдающийся в процессе развития цивилизации рост числа самоубийств (а ведь это важнейший социологический и социоантропологический показатель), на который обратил внимание и подверг тщательному изучению ещё Э. Дюркгейм (Дюркгейм Э. Самоубийство. СПб.: Н.П. Карабасников. 1912. С. 217). И снова те же самые вопросы. Перед нами ни прогресс, ни движение вспять к первобытному состоянию (которое как раз такого уровня самоубийств, как правило, не знало). Можно вспомнить здесь и наблюдавшееся в процессе индустриализации нарастающее отчуждение труда, обеднение народного творчества и многие другие подобного рода социальные сдвиги, которые нельзя назвать ни прогрессом, ни регрессом, ни одноуровневыми изменениями.

При этом достаточно очевидно, что подобные сдвиги в истории отнюдь не редкость. Такие изменения (движение вперед, от старого к новому, характеризующееся ухудшением ситуации по каким-либо значимым критериям социального прогресса) можно было бы назвать «антипрогрессом». Именно так они и будут обозначаться в монографии.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Н. В. Козлова Современное профессиональное образование: психолого-акмеологический подход Издательство тпу томск 2007

    Документ
    В монографии рассматриваются теоретико-методологические и исследовательские позиции в представлении высшего профессионального образования на основании акмеологической методологии.
  2. Научно-исследовательская программа история безгина О. А. Кпроблеме возникновения сельской кредитной кооперации в России

    Программа
    В статье рассмотрены некоторые пути повышения интереса студентов к философской отрасли знания. Особое внимание уделено обучению формулировке предельно общих вопросов, доходящих до метафизических, на основе анализа конкретных ситуаций
  3. Оссии: философская и междисциплинарная парадигма материалы Всероссийской научной конференции г. Белгород, 4-7 октября 2006 года Вдвух частях Часть I белгород 2007

    Документ
    Современная европейская антропологическая парадигма слагается как минимум из трех моделей (образов, версий и т.п.) человека: религиозно-традиционалистской, модернистской и постмодернистской, а религиозно-традиционалистская модель
  4. Научный журнал

    Документ
    Журнал «Вестник гуманитарного института ТГУ» издается Тольяттинским государственным университетом. В журнале публикуются статьи, сообщения, рецензии, информационные материалы по различным отраслям гуманитарного знания: истории, филологии,
  5. Тезисы лекции

    Тезисы
    Nitric Oxide is a free radical that is produced by every normal cell in the body at very low levels. Depending on the cell and tissue type, the physiological role that Nitric Oxide plays can be very diverse.

Другие похожие документы..