Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Урок'
Примечание. Урок посвящен первому обобщению теоретических знаний, пониманию их роли в практике читателя. Подобный урок в нашем курсе будет повторятьс...полностью>>
'Сказка'
В своих сказках М. Е. Салтыхов-Щедрин выступал против социальной несправедливости и общественного зла в любых его проявлениях. Основная проблема, зат...полностью>>
'Документ'
Радикальні перетворення, що відбуваються в останні роки в політичному й економічному житті України, її соціальній сфері, висунули на перший план необ...полностью>>
'Документ'
Научить обучающихся научно обосновать исследуемую тему, анализировать современное состояние исследуемого объекта и выявлять проблемы в данной области,...полностью>>

Вопросы саморазвития человека междисциплинарный теоретико-методологический сборник Под ред. В. Данченко

Главная > Программа
Сохрани ссылку в одной из сетей:

НАДЛИЧНЫЕ ПЕРЕЖИВАНИЯ НА СЕАНСАХ ЛСД-ТЕРАПИИ

In: Grof S. Realms of the Human Unconscious. N.Y., 1976

На начальных сеансах психолитической терапии трансперсональные, надличные переживания отмечаются лишь изредка; в дальнейшем, после того, как субъект проработал и осмыслил, включил в свой сознательный опыт материал психодинамического и перинатального уровней, такие переживания становятся вполне обычным явлением. После заключительного переживания смерти эго и второго рождения, во всех последующих сеансах терапии данного индивида преобладают надличные элементы. Иногда надличные переживания могут иметь место в кульминационные моменты первого сеанса с высокой дозой.

Поскольку понятие трансперсональных, надличных переживаний было введено в психологию сравнительно недавно, прежде чем перейти к их детальному рассмотрению, я попробую дать им определение. Общим знаменателем этой обширной группы феноменов служит чувство расширения сознания за обычные границы эго, пространства и времени. В "нормальных" или обычных состояниях сознания мы переживаем себя в границах своего физического тела (образа тела), четко отделяющих нас от остального мира. Мы ясно сознаем пространство, занимаемое нашим физическим телом, а также границу между собой и внешним миром. Наше восприятие окружающего мира ограничено физически определенной сферой действия наших органов чувств. Как внутреннее восприятие (интероцепция), так и восприятие внешнего мира (экстероцепция) очерчено обычным пространственно-временными границами. В обычном состоянии сознания мы можем живо переживать только то, что происходит в настоящий момент в нашем непосредственном окружении; мы можем вспоминать прошлые события и воображать, представлять себе будущие.

Основной характеристикой надличных (трансперсональных) переживаний служит то, что одно или несколько из указанных выше ограничений оказываются превзойденными (трансцендированными). В некоторых случаях субъект переживает размывание границ своего эго, – его сознание и самосознание расширяется, включая в себя других лиц и элементы внешнего мира. В других случаях субъект продолжает преживать себя собой, но в другой форме, в ином времени и пространстве или в другой обстановке. Бывают случаи, когда субъект полностью перестает ощущать себя собой и отождествляется с другим существом или сущностью. И наконец, довольно обширная категория надличных переживаний включает элементы, которые не имеют, по-видимому, никакой связи с обычным эго-сознанием субъекта, и которые нельзя рассматривать как производные от его переживаний в трехмерном мире.

На основании приведенного выше рассмотрения надличные переживания можно определить как "переживания, связанные с расширением или распространением сознания за пределы обычных границ эго, а также временных и/или пространственных ограничений". В виду огромного многообразия и многогранности явлений, охватываемых понятием надличных переживаний, очень трудно подыскать подходящий принцип членения, который бы позволил дать простую и понятную схему для их классификации и систематического описания. Возможны различные подходы к решению этой проблемы, и каждый из них мог бы привести к интересным альтернативам. Я решил воспользоваться системой классификации, основанной на различении того, составляют ли содержание данного переживания элементы феноменального мира ("объективной реальности"), известного нам в обычном состоянии сознания.

Так, ряд надличных переживаний включает в себя явления, существование которых признается на основе общезначимых оценок, эмпирической очевидности или научных исследований. К их числу относятся, например, переживания эмбрионального стадии развития, филогенетической памяти, элементов коллективного бессознательного и т.п. Необычно в переживаниях такого рода не их содержание (факт нашего эмбрионального развития, непрерывности линии генетического наследования, восходящей к нашим человеческим и животным предкам, или нашей принадлежности к определенной расовой и культурной группе), а присутствие этого содержания в бессознательной сфере психики и возможность его живого и реалистичного переживания. Данная категория надличных переживания может подразделяться далее в зависимости от временной или пространственной координаты расширения сознания.

Кроме того, в качестве надличных переживаний можно классифицировать группу феноменов сверхчувственного восприятия, содержание которых также укладывается в рамки "объективной реальности". В случае предвидения, ясновидения, яснослышания, внетелесных переживаний, телепатии и т.п. необычно, опять же, не содержание переживания, а способ восприятия этого содержания, – способ, который, согласно общепринятым научным представлениям, лежит вне пределов досягаемости наших органов чувств.

Вторая обширная категория надличных переживаний включает в себя феномены, которые не относятся к "объективной реальности" в западном смысле этого слова – общение с духами умерших человеческих существ или со сверхчеловеческими духовными сущностями, встреча или отождествление с различными божествами, архетипические переживания и т.п.

Предлагаемая ниже классификация основана на вышеизложенных принципах:

  1. РАСШИРЕНИЕ ПЕРЕЖИВАНИЯ В РАМКАХ "ОБЪЕКТИВНОЙ РЕАЛЬНОСТИ"

    1. Временное расширение сознания

      • Переживания эмбриона и плода

      • Переживания предков

      • Коллективные и расовые переживания

      • Филогенетические (эволюционные) переживания

      • Переживания прошлых воплощений

      • Предвидение, ясновидение, яснослышание и "путешествия во времени"

    2. Пространственное расширение сознания

      • Выход за пределы "Я" в межличностных отношениях и переживание единой диады

      • Отождествление с другим лицом

      • Отождествление с группой и групповое сознание

      • Отождествление с животными

      • Отождествление с растениями

      • Единение с жизнью и со всем творением

      • Сознание неорганической материи

      • Планетарное сознание

      • Экстрапланетарное сознание

      • Внетелесные переживания, дальновидение, дальнослышание, "путешествия в пространстве" и телепатия

    3. Пространственное сужение сознания

      • Сознание органа, ткани и клетки

  2. РАСШИРЕНИЕ ПЕРЕЖИВАНИЙ ЗА ПРЕДЕЛЫ "ОБЪЕКТИВНОЙ РЕАЛЬНОСТИ"

    • Спиритические и медиумические переживания

    • Общение со сверхчеловеческими духовными сущностями

    • Переживания в других мирах и общение с их обитателями

    • Архетипические переживания и сложные мифологические эпизоды

    • Общение с различными божествами

    • Интуитивное понимание универсальных символов

    • Активизация Чакр и подъем Кундалини

    • Сознание Всеобщего Разума

    • Сверхкосмическая и метакосмическая пустота

(...) Разумеется, современные психотерапевты – не первые, кто сталкивается с надличными переживаниями, равно как и использование психоделических препаратов – не единственная ситуация, в которой их можно наблюдать. Многие из этих переживаний известны на протяжении столетий и тысячелетий. Их описания можно найти в священных книгах всех мировых религий, а также в письменных документах бесчисленных более мелких сект и религиозных движений. Они играет ключевую роль в видениях отдельных святых, мистиков и религиозных учителей. Этнологи и антропологи наблюдали и описывали их в качестве важнейшей составляющей священных ритуалов, экстатических и мистериальных культов, целительской практики и процедур посвящения различных культур. Психиатры наблюдали надличные феномены в своей повседневной практике у многих психических больных, особенно у шизофреников. Историкам, религиозным деятелям, антропологам, психиатрам и психологам-практикам известно о существовании множества древних и современных приемов, способствующих появлению надличных переживаний.

Как ни странно, но несмотря на широкое распространение этих феноменов и их очевидную причастность ко многим областям человеческой жизни, до сих пор почти не предпринималось серьезных попыток ввести их в теорию и практику современный психиатрии и психологии. Профессионалы склоняются к одной из нескольких типичных форм отношения к феноменам такого рода. Так, некоторые профессионалы знакомы с надличными переживаниями лишь косвенно и более или менее игнорируют их. Полагая, что такие феномены не представляют особого практического или теоретического интереса, они предпочитают заниматься другими областями психологии и психопатологии, с их точки зрения более важными для понимания человеческой психики.

Вторая большая группа профессионалов находит надличные переживания слишком странными, чтобы рассматривать их в рамках континуума нормального функционирования психики. Любое проявление такого рода изначально определяется как психотическое – идет ли речь о шизофренике, нормальном субъекте, принявшем дозу психоделика или проведшем несколько часов в ванне с сенсорной депривацией, ученике дзен во время сессина, мистике или религиозном учителе уровня Рамана Махарши, Ауробиндо или Иисуса. С этой точки зрения изучать природу и динамику надличных переживаний нет никакой необходимости, ибо на этом пути нельзя ожидать никаких эвристических прорывов. Данный подход с необходимостью предполагает оценочное суждение, – а именно, что надличные переживания несовместимы с "нормальным функционированием психики" и поэтому должны подавляться... Практическим следствием такого суждения явилась тенденция назначать транквилизаторы всем лицам, испытывающим надличные переживания; этот шаг логически обосновывается указанием на необходимость контролировать по крайней мере симптомы патологическом процесса, – раз уж причина его остается неизвестной науке.

Еще одна группа профессионалов проявляет определенный интерес к различным аспектам надличных переживаний и пытается дать им теоретическое объяснение. При этом, однако, они отрицают своеобразие, специфику такого рода феноменов, интерпретируя их в терминах старых и широко принятых объяснительных парадигм; как правило, их сводят к биографически детерминированным психодинамическим явлениям. Так, внутриутробные переживания и перинатальные элементы, возникающие в снах и свободных ассоциациях многих пациентов, обычно рассматриваются как фантазии; религиозные мысли и чувства объясняются неразрешенными конфликтами с родительским авторитетом; переживание единства со вселенной интерпретируется как указание на первичный инфантильный нарциссизм; некоторые архетипические образы рассматриваются как символические обозначения фигуры матери или отца субъекта; а переживания прошлых воплощений рассматриваются как производные от реакции на страх перед непостоянством жизни и смертью или как компенсаторные фантазии, отражающие неудовлетворенность субъекта какими-то сторонами своего нынешнего существования.

Лишь несколько выдающихся профессионалов проявили подлинный интерес к надличным феноменам, признав их не просто игрой памяти и воображения, но полноценным опытом субъекта. Эти ученые признали их эвристическую ценность и релевантность для нового понимания бессознательной сферы психики, а также возможностей и природы человека. Среди них следует особо выделить Уильяма Джеймса, Роберто Ассаджоли, Карла Густава Юнга и Абрахама Маслоу.

Повышение научного и общего интереса к психоделикам, вызванное открытием ЛСД, заставило по-новому взглянуть на проблему надличных переживаний. Наблюдения, сделанные во время сеансов ЛСД-терапии пациентами и добровольцами, – а также лицами, проводившими подпольные эксперименты на себе, – ясно показали ограниченность старых подходов к пониманию надличных феноменов. Кроме того, испытать надличные переживания и убедиться в своеобразии их природы могло большое число профессионалов, принимавших участие в тренировочных сеансах. Такой массив данных был одним из главных эвристических потоков, влившихся в трансперсональную психологию как новую и самостоятельную дисциплину.

Занимаясь на протяжении многих лет исследованиями в области ЛСД-терапии, я провел тысячи сеансов, наблюдая и анализируя надличные переживания как на моих собственных сеансах, так и на сеансах других психотерапевтов. В настоящее время у меня почти не осталось сомнений, что они представляют собой самостоятельный класс явлений, которые возникают в глубинных областях бессознательного, неизвестных классическому психоанализу. Я убежден, что они несводимы к психодинамическому уровню и не могут быть адекватно объяснены в рамках фрейдовских концептуальных схем. В связи с этим мне часто приходилось слышать возражение, которое заслуживает специального рассмотрения. Некоторые профессионалы, имевшие доступ к материалам по ЛСД-терапии, выражали мнение, что различия в переживаниях пациентов можно объяснить высокой суггестивностью ЛСД-состояния и прямым или косвенным внушением со стороны психотерапевта. Так, психоаналитически ориентированный психотерапевт пытается получить от своих пациентов описания фрейдистских переживаний, а психотерапевт юнгианской ориентации предпочитает видеть в них большей частью архетипический материал. Вне всякого сомнения, психотерапевт является важным фактором ЛСД-терапии и может способствовать возникновению определенных переживаний. Верно также и то, что одно и то же переживание можно в общем проинтерпретировать как в терминах Фрейда, так и в терминах Юнга. Но я уверен, что психодинамический и надличный уровень бессознательного обладают своими собственными характеристиками и несводимы один к другому. Поэтому если фрейдист и юнгианец различно интерпретируют одно и то же переживание, каждый в своих собственных терминах, один из них неизбежно уступает другому в понимании данного материала. Различие интерпретаций с высокой степенью вероятности говорит о том, что один из интерпретаторов не принял или не осознал определенные феноменологические и эмпирические характеристики переживания и/или игнорировал контекст, в котором оно имело место. Тщательный анализ, принимающий во внимание все эти факторы, всегда дает возможность идентифицировать природу данного феномена и уровень бессознательного, на котором он возникает.

В качестве аргумента против приведенного выше объяснения специфических различий ЛСД-переживаний внушением со стороны психотерапевта можно воспользоваться историей моих собственных исследований. Я начал клинические эксперименты с ЛСД как член пражской психоаналитической группы и убежденный последователь Фрейда. Мое априорное недоверие к концепции Ранка подкреплялось вынесенными из медицинской школы познаниями относительно миелинизации коры головного мозга.* Хотя я и находил работы К.Г.Юнга неисчерпаемым источником захватывающих сведений о человеческой культуре, я разделяя точку зрения многих фрейдистов, полагавших его концепции проявлением мифомании, не имеющей никакого отношения к науке. Тем не менее во время психолитических сеансов ЛСД-терапии все мои пациенты рано или поздно выходили за строго психодинамические рамки и попадали в перинатальные и надличные области. Это происходило вопреки моим усиленным попыткам понять происходящее в психодинамических терминах. Именно ежедневное наблюдение наличных переживаний в течение многих лет заставило меня в конце концов раздвинуть мои теоретические рамки. Со временем я признал не только теоретическую уместность надличной области, но и ее клиническую ее значимость.

* Распространенное возражение против существования внутриутробной и родовой памяти состоит в указании на незавершенную миелинизацию мозговых нейронов у новорожденного.

Перевод В.Данченко, 1990

Мейстер Экхарт

О НИЩЕТЕ ДУХОМ

Из кн.: М.Экхарт. Проповеди и рассуждения. М., 1912

Само Блаженство открыло мудрые уста Свои и сказало: "Блаженны нищие духом, ибо их есть Царствие Небесное". Все ангелы, и все святые, и все когда-либо рожденное должно смолкнуть, когда говорит вечная премудрость Отца; ибо вся мудрость ангелов и твари – ничто по сравнению с мудростью Божией, которая бездонна. И эта мудрость изрекла, что нищие блаженны.

Есть два рода нищеты: одна внешняя, и она очень хороша и очень похвальна в человеке, который принимает ее добровольно, из любви к Господу нашему Иисусу Христу, как Сам Он принял ее на земле. Об этой бедности я больше говорить не стану. Но есть еще другая нищета, внутренняя, и лишь к ней относятся слова Господа нашего: блаженны нищие духом, или: те, что нищие в духе.

Теперь прошу вас: будьте сами такими нищими и, как таковые, примите эту речь! Ибо я истинно говорю вам, если вы не доросли до правды, о которой мы теперь говорим, то не можете вы понять меня. Многие люди спрашивают меня, что есть "нищета"? На это и должны мы дать ответ.

Епископ Альбрехт говорит: тот человек нищ, который не находит удовлетворения ни в чем, что создано Богом; и это хорошо сказано! Но мы скажем еще лучше, мы понимаем нищету в смысле более высоком: тот нищ, кто ничего не хочет, ничего не знает и ничего не имеет. Об этих трех вещах хочу я говорить.

Во-первых, нищим называется тот человек, который ничего не хочет. Смысл этого некоторые люди понимают неправильно: это те люди, которые в благочестии и внешнем делании сохраняют волю, направленную на себя. Господи Боже мой, как почитаются такие люди! Но как мало они знают о правде Божией! Они называются святыми по внешнему виду, в сущности же они ослы, ибо не постигают смысла правды Божией. И эти люди часто говорят, что нищ тот человек, который ничего не хочет. И поясняют это так: человек должен жить так, чтобы никогда не уступать своей воле ни в каком отношении; он должен стремиться к тому, чтобы исполнять благую волю Бога.

Не надо упрекать их за это, так как намерения их хороши; за это мы даже должны похвалить их. Да сохранит их Бог в милосердии Своем! Но я с полным правом утверждаю: эти люди не нищие и не подобны нищим внутренне. Они высоко стоят в глазах тех людей, которые не знают лучшего. И все же, говорю я, они ослы, ничего не понимающие в Божьей правде. Ради их доброго намерения, быть может, и дано будет им Царствие Божие, но об той нищете, о какой я теперь хочу говорить, они не знают ничего.

Если спросят меня теперь, что же это такое "нищий человек, который ничего не хочет", на это я отвечу и скажу так: покуда человек имеет что-либо, на что направлена его воля, хотя бы и была его воля в том, чтобы исполнять волю Божию, – такой человек не нищ в том смысле, в каком тут говорится. Ибо этот человек еще имеет волю, которой он хочет угождать воле Божьей; а это еще не самое настоящее.

Чтобы быть истинно нищим, человек должен стать настолько свободный от своей сотворенной воли, насколько он был, когда его не было. Истинную правду говорю вам: пока у вас есть воля исполнять волю Бога и вы имеете какое-либо желание, относится ли оно к вечности или к Богу, до тех пор вы не нищи действительно. Ибо только тот человек нищ, который ничего не хочет, ничего не знает, ничего не домогается.

Когда я пребывал еще в первооснове своей, у меня не было никакого Бога: я принадлежал себе самому. Я ничего не хотел, ничего не домогался, ибо я был тогда бытие без цели – и я был познающий себя самого в божественной правде. Тогда хотел я себя самого и ничего другого: чего я хотел, тем был я, а чем я был, того я хотел. И тут пребывал я без Бога и вне всех вещей.

Когда же я отрешился от этой моей свободной воли и получил мое сотворенное существо, тогда стал у меня и Бог; ибо раньше, чем стать твари, и Бог не был Богом: Он был то, что был! И даже тогда, когда появились твари и начали свое сотворенное существование, Он не был "Богом" в Себе Самом, но лишь в творениях был Он "Бог". И мы утверждаем, что Бог, поскольку Он Бог, не есть конечная цель творения, и не обладает той полнотой существования, какую имеет в Боге малейшее создание.

Положим, что какая-нибудь муха имела бы разум, в силу которого могла бы устремиться в вечную бездну божественной сущности из которой возникла; мы и тут утверждаем, что Бог со всем тем, что Он есть как Бог, не мог бы даже мухе даровать полноты удовлетворения. Потому и просим мы, чтобы освободиться нам от Бога: обладать истиной и причаститься к вечности! Ибо высшим ангелам уподобляются души там, где я был и хотел того, чем был, и был тем, чего хотел. Так должен быть человек нищим волей и желать так мало как мало желал он тогда, когда он не был. Вот каким образом нищ тот человек, который "ничего не хочет".

По-другому нищ тот человек, что ничего не знает. Мы уже говорили: человек должен так жить, как будто бы он вовсе не жил ни для себя самого, ни для правды, ни для Бога. Теперь пришли мы к новому и говорим дальше так: человек, который должен достичь этой нищеты, должен быть таким, каким был тогда, когда "не жил ни в каком отношении ни для себя, ни для правды, ни для Бога". Итак, он должен настолько отрешиться от всякого познания, чтобы умерло в нем всякое представление о Боге.

Ибо когда человек пребывал еще в вечной природе Бога, не жило в нем ничего иного. И все, что жило в нем, то было он сам. Поэтому мы говорим: человек должен настолько освободиться от всякого знания, как был он свободен, когда не был вовсе, и должен предоставить Богу творить то, что Он хочет, а сам оставаться бесцельным, как тогда, когда он изошел от Бога.

Тут мы должны заняться вопросом, на чем прежде всего основано блаженство. Одни учителя говорят, что оно основано на любви, другие учат, что оно основано на познании и любви, и это – уже вернее. Но мы говорим, что оно не основано ни на познании, ни на любви; а есть в душе "нечто", из чего рождается познание и любовь. Это "нечто" не может само ни познавать , ни любить – это дело душевных сил. Кто найдет вот это, тот найдет то, на чем основано блаженство: это не имеет ни "до", ни "после" и не ждет грядущего, так как не может стать ни богаче, ни беднее. И точно так же должно быть отнято у него знание того, что надлежит ему сперва свершить, а что потом; это есть вечное "все то же", что живет лишь само собою, – как Бог.

В этом смысле говорю я, что человек должен стать свободным от Бога: не должен он думать и представлять себе, что Бог творит в нем. Так может человек узнать нищету.

Учителя говорят, что Бог есть существо и именно существо разумное, познающее все вещи. Но я говорю: Бог не есть ни существо, ни разум, и не познает Он ни "того", ни "другого". Поэтому свободен Он от всех вещей и поэтому Он – все вещи. Тот же, кто хочет быть нищ духом, должен стать нищ всяким знанием, как тот, кто ровно ничего не знает и не представляет себе ни о Боге, ни о творениях, ни о самом себе. Также не должен человек воображать, что он до конца познал сущность Бога. Только таким образом может человек стать нищ знанием.

В-третьих, тот человек нищ, кто не имеет ничего. Не раз утверждали, что совершенство состоит в том, чтобы не обладать никакими вещами, ничем земным; и в известном смысле это совершенно верно, когда это принимается добровольно. Но я не это имею в виду.

Раньше я сказал: не тот человек нищ, кто хочет исполнять волю Божью, но кто так живет, что отрешен от воли Божией равно, как своей, – настолько, насколько отрешен был, когда не был. Эту нищету зовем мы "высшей нищетой". Во-вторых, говорили мы: тот человек нищ, который ничего не знает о делах Господних в себе. Если свободен он от всякого знания и познания, как свободен Бог от всяких вещей, то это – "самая явная нищета". Третья же – есть "нищета последняя". О ней-то и хочу я сказать теперь; это именно та нищета, когда человек ничего не имеет.

Теперь напрягите все ваше внимание! Я часто говорил, и великие учителя также говорят: "Человек должен быть настолько свободным от всяких дел и вещей, как внешних, так и внутренних, чтобы быть приютом Божиим, где мог бы действовать Бог". Сегодня скажем мы иначе. Если даже человек и свободен от всяких вещей и тварей, и себя самого, и Бога, и кроме того Бог нашел в нем приют для дела Своего, тем не менее мы говорим: покуда еще в человеке остается "что-либо", до тех пор он не нищ "последней нищетой". Ибо Бог не ставит целью дел Своих, чтоб человек сохранял в себе приют, где бы Он мог являть Себя. В том истинная нищета духа, чтобы человек оставался настолько свободен от Бога и всех дел Его, что если бы Бог захотел появиться в душе, то должен был бы Сам стать обителью, где будет Он действовать. И как охотно сделал бы Он это! Ибо если бы нашел Бог человека в той полной нищете, то ведь это был бы Он Сам тогда, что подвергся бы Своему же действию. Так как тут Он Сам Себе обитель для Своих свершений. Тут Он одно в Себе Самом совершаемое дело. Тут в этой нищете достигает вновь человек вечного бытия, бытия, в котором он был, есть и будет жив вовеки.

Тут можно сделать возражение на слова святого Павла: "Все, что я есмь, то получил я благодатью Божиею". А наша речь парит выше всякой благодати, как и выше всякого познания, всякой воли и всякого желания. Ответ на это таков: слова святого Павла суть только слава Павла; он не сказал их осененный благодатью, ибо благодать действовала в нем так, что только сущность его достигла совершенства самого единства. Этим исчерпывается ее действие. Когда же действие благодати прерывалось, тогда несомненно становился Павел вновь тем, чем был.

Поэтому мы говорим, человек должен быть настолько нищ, чтобы он не был "обителью, где мог бы действовать Бог". До тех пор, покуда в человеке есть обитель, есть в нем и многообразие. Поэтому и молю я Бога, чтобы Он сделал меня свободным от Бога! Ибо вечное бытие по ту сторону Бога, по ту сторону различности. Там был я только самим собою. Там я первопричина себя самого, моего вечного и временного существа. Только в этом я родился. По вечной сущности моего рождения не могу я никогда и умереть. По вечной сущности моего рождения, я был от века, есмь и в вечности пребуду! Лишь то, что составляет мое временное существо, умрет и превратится в ничто, ибо это принадлежит дню и должно исчезнуть, как время. В моем рождении рождены были все вещи: я был сам своей первопричиной и первопричиной всех вещей. И желал бы, чтобы не было ни меня, ни их. Но не было бы меня, не было бы и Бога. Нельзя требовать, чтобы это было понято.

Один великий учитель утверждает, что его порыв в вечность есть нечто более высокое, нежели его первоначальный исход. Когда исходил я от Бога, сказали все вещи: "есть Бог". Но не это может дать мне блаженство, ибо себя сознаю я при этом творением. А в этом порыве, когда хочу я быть свободным в воле Божией, а также свободным от этой воли Божией, и от всех дел Его, и от Самого Бога, я больше всякой твари, я не Бог и не тварь, – я то, чем я был и чем я пребуду во все времена! Тогда ощущаю я порыв, который возносит меня выше ангелов. В этом порыве становлюсь я настолько богат, что не довольно мне Бога со всем, что Он есть, со всеми его божественными делами, ибо в этом порыве приемлю я то, в чем Бог и я – одно. Тогда я сам то, что я был; не пребываю и не убываю, ибо я сам тогда то неподвижное, что движет всеми вещами. Тут Бог не находит больше в человеке обители, ибо вновь завоевал себе здесь человек нищетой своей то, чем он предвечно был, чем навсегда останется. Тут поглощен Бог Богом. Это "последняя нищета", какая только может быть!

Кто не понимает этой речи, пусть и не печалится о том, ибо покуда не дорос он до этой правды – не поймет ее. Не придуманная это, а непосредственно истекающая из сердца Божиего правда! Чтобы стала нашим уделом жизнь, в которой постигли бы мы сами эту правду, в том да поможет нам Бог. Аминь!



Скачать документ

Похожие документы:

  1. В. В. Козлов психотехнологии измененных состояний сознания методы и техники Книга

    Книга
    Книга доктора психологических наук, профессора Владимира Василье­вича Козлова знакомит читателей с новейшими интенсивными психотех­нологиями, использующими необычные состояния сознания для интегра­ции и трансформации личности.
  2. С. Б. Борисов Человек. Текст Культура Социогуманитарные исследования Издание второе, дополненное Шадринск 2007 ббк 71 + 83 + 82. 3(2) + 87 + 60. 5 + 88

    Документ
    Борисов Сергей Борисович (р. 1963) – доктор культурологии, кандидат философских наук, профессор кафедры культурологии Шадринского государственного педагогического института.
  3. § ????????, ???????????????? ?????????????-?????????? ???????????

    Документ
    § 9. Характерологические особенности личности в контексте музыкальной деятельности. Коррекция индивидуально-характерологического комплекса учащегося-музыканта в процессе обучения
  4. Программа итогового государственного междисциплинарного экзамена по направлению 030300. 68 Психология подготовки магистра

    Программа
    Государственный междисциплинарный экзамен входит в состав итоговой государственной аттестации по направлению 030300.68 - Психология. Он предназначен для того, чтобы выявить степень теоретической и практической подготовленности выпускника
  5. Б. И. Краснова. Общая и прикладная политология

    Учебное пособие
    Глава I. Политология – наука и учебная дисциплинаГлава II. Сравнительная политологияГлава III. Развитие политической мысли до возникновения политологии как науки и учебной дисциплиныГлава IV.

Другие похожие документы..