Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Регламент'
об осуществлении Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Республике Карелия государственного контроля (...полностью>>
'Документ'
В дореволюционной России издавалось множество справочников для деловых людей. Это списки промышленных предприятий, в которых содержались сведения об ...полностью>>
'Образовательный стандарт'
Специальность 2407 Судовождение на внутренних водных путях и в прибрежном плавании утверждена приказом Министерства образования Российской Федерации о...полностью>>
'Урок'
Кардинальные изменения в социально-экономической жизни общества выдвигают принципиально новые задачи перед системой образования. Изменяются целевые ус...полностью>>

В. Д. Илюхин Новая песня. 1982 г

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

Методическая помощь в освоении регионального и национально-регионального компонента содержания музыкального образования

в образовательных учреждениях РМ

По материалам раздела «Музыкальное искусство» (зав.общ.ред. – Н.М. Ситникова) энциклопедии «Мордовия» (гл.ред. А.И. Сухарев) (2003)

Раздел II

Музыкальные произведения, жанры народного и профессионального музыкального искусства Мордовии

Мордовское народное музыкальное искусство

МОРДОВСКАЯ НАРОДНАЯ ВОКАЛЬНАЯ МУЗЫКА. Отличается богатством стилевых и жанровых видов. Развитая терминология свидетельствует о наличии нар. муз. теории. Уходящая корнями в глубокое историч. прошлое, М. н. в. м. органично интегрирована в быт народа, его обрядово-зрелищные ритуалы и театрализов. празднества, в к-рых она выступает в синтезе с инструмент. музыкой (см. Мордовская народная инструментальная музыка), хореографией и пантомимой, поэтич. (в т. ч. прозаич.) жанрами фольклора. Для М. н. в. м. характерны 2 исполнительские формы: одиночная и совм. (коллект.).

В. Д. Илюхин Новая песня. 1982 г.

Одиночно интонируются причитания всех жанровых видов, свадебные благопожелания (м. свахань шнамат, э. кудавань морсемат «песни свахи»), произв. для детей (м. нюряфтома морот, э. лавсь морот «колыбельные песни»; м. шабань налхксема морот, э. тякань налксема «детские игровые песни»). Стилевая специфика произв. одиночной исполнительской формы в значит. степени зависит от взаимосвязей с бытом этноса, обрядовыми и необрядовыми формами функционирования. Подавл. их части присущи политекстовые напевы речитац. и речитац.-песенного склада, характеризующиеся архаичной мелодикой (во мн. сходной с аналогичными напевами финноязычных народов), ритмикой, определяемой изначально синкретизмом слова и напева, сопутств. этим напевам; поэтич. тексты изобилуют архаичными элементами, во мн. сходными с ф.-у. поэзией, — аллитерацией, словоповторами, параллелизмом, образными метафорич. заменами и символикой, связ. с мифологич. концепцией. Неповторимой особенностью речитац. и речитац.-песенных напевов является их исполнение с различными высотно-регистровыми и тембро-динамич. оттенками, имеющими важную семантич. направленность. Среди напевов одиночной формы песенного стиля, присущих преим. колыбельным песням и потешкам, встречаются как исторически ранние, так и весьма поздние, вплоть до заимствований (2-я пол. 19 — нач. 20 в.) из рус. вокальной и инструмент. музыки.

Осн. жанрами М. н. в. м. совм. интонирования являются необрядовые долгие эпические и лирич. песни (кувака морот — м., э.), песни земледельч. календаря (сокаень-видиень морот — м., сокицянь-видицянь морот — э.) и б. ч. свадебных (чиямонь морот — м., свадьбань морот — э.). По глубине худ. обобщения действительности, идейно-тематич. многообразию, неповторимости муз.-поэтич. образов они относятся к вершине мордов. нар. муз. иск-ва. В них с наибольшей яркостью отразились самобытный муз. гений народа, его худ. причастность к ф.-у. культурным традициям прошлого, многовековые связи с музыкой тюрк., слав. и др. народов. М. н. в. м. совм. исполнительской формы, богатая по своей многоголосной стилистике (см. Мордовское народное многоголосие), стала центрообразующим компонентом всей традиц. муз. культуры народа. В ней сохранились древнейшие мелодич. формы одиночного пения, связ. со скандированием, и инструмент. музицирования со специфич. бурдонированием, во многом определившим этнич. звукоидеал. Для совм. пения характерно неск. вокальных манер: интонирование в манере неторопливого хорового сказывания (морамс-корхтамс — м., морамс-кортамс — э.) части мифологич. песен-сказок («Мастор чачсь — коесь чачсь» — «Земля зародилась — обычай зародился», «Литова», «Атят-бабат» — «Старик со старухой», «Тюштя, «Саманька» и др.); совм. скандирования (морамс-рангомс — м., э.) колядок, масленичных и троицких песен, закликаний дождя, связ. с древними ритуалами прошения благ у мифологич. покровителей; мягкого динамически выровн. звучания хоровых голосов (ляпоняста ювадемс — м., валанясто морамс — э.) в песнях-диалогах с птицами, песнях о приметах весны, семейно-бытовых балладах; в манере яркого, плотного экспрессивного звуковедения (юватькшнемс — м., морамс-пижнемс — э.) в долгих песнях Рождественского дома, мокш. свадебных величаниях в форме благопожеланий, песнях шокши, приуроч. к ледоходу.

М. н. в. м. оказала основополаг. влияние на формирование стилистики мордов. проф. муз. культуры. Особенно она заметна в творчестве композиторов — собирателей нар. музыки Л.П. Кирюков Г.И. Сураев-Королёв, Г.Г. Вдовин Н.И. Бояркин М. н. в. м. не утратила худ. ценности: она звучит в нар. быту, обрела новую жизнь на концертной сцене как в традиц. форме, так и в многообразных аранжировках и обработках.

Тексты: Мордовские народные песни. — Саранск, 1957; Мордовские народные песни. —Саранск, 1969; Памятники мордовского народного музыкального искусства — Мокшэрзянь народнай музыкальнай искусствань памятникне — Мокшэрзянь народной музыкальной искусствань памятниктне: В 3 т. — Саранск, 1981 — 1988; Väisänen A. O. Mordwinische Melodien. — Helsinki, 1948.

Лит.:Бояркин Н.И. Мордовское народное музыкальное искусство. — Саранск, 1983; Он же. Становление мордовской профессиональной музыки (композитор и фольклор). — Саранск, 1986; Бояркина Л.Б. Вокальная диафония эрзянской свадьбы // Музыка в свадебном обряде финно-угров и соседних народов. — Таллин, 1986; Она же. Искусство совместного пения мордвы Заволжья // Фольклор в творчестве мордовских писателей и композиторов: Тр. НИИЯЛИЭ. — Саранск, 1986. — Вып. 86.

Л.Б. Бояркина

МОРДОВСКАЯ НАРОДНАЯ ИНСТРУМЕНТАЛЬНАЯ МУЗЫКА.Сохранила до наших дней синкретизм древнего иск-ва. Разнообразна по соц. функциям (трудовая, обрядово-ритуальная, эстетич.). Имеет развитую жанрово-стилевую систему, органично связ. с традиц. вокальной музыкой (см. Мордовская народная вокальная музыка) и мифологич. концепциями этноса. В ней различают наигрыши и сопровождения вокального исполнения песен.

Из наигрышей, связ. с трудовой деятельностью общества, известны: рабочие ритмы — лаконичные устойчивые формулы, исполняемые на спец. ударных инструментах (идиофонах), иногда сопровождаемые пением; охотничьи шумовые ритмически неупорядоч. сигналы, производимые соударяемыми, ударяемыми и скребковыми идиофонами с целью выгона дичи на охотников; охотничьи мелодич. сигналы, интонируемые на натуральных трубах (м. торама, э. дорама) перед началом и в конце охоты.

Образцы мордовской народной инструментальной музыки. 1. Авань озкс — женский молян, э. (чавома). 2. Такмак — частушка, к. (цингоряма). 3. «Роштувань куд» — «Рождественский дом», м. (ансамбль: балалайка, предметы домашней утвари, используемые в качестве идиофонов). 4. «Пяшеня» — «Липонька», м. (гарзи). 5. «Васькань Дарянясь» — «Дарьюшка Васильева», м. (голос, гарзи). 6. Мастянь сеерема — закликание Масленицы, э. (лопа). 7. Кувака мора — долгая песня, м. (гармоника). 8. «Парьхциень толга» — «Шёлковое перо», м. (вяшкома). 9. Кизэнь серьгедема — закликание лета, э. (кевень тутушка). 10. Ваныцянь моро — пастуший наигрыш, э. (нюди).

Наибольшее развитие у мордвы получила обрядовая инструмент. музыка, в к-рой различаются 2 осн. класса наигрышей: непрограммные и программные. К первым относятся широко распростран. в недавнем прошлом политембровые шумовые наигрыши, сопровождавшие эпизоды семейных и календарных озксов, карнавальных шествий, исполняемые на дерев. и металлич. идиофонах, тембру и динамике к-рых придавалось определяющее значение. Наигрыши подразделялись на панемат (от панемс «отогнать»), выполнявшие катартич., и вешемат (от вешемс «просить») — карпогонич. функции. Для программных наигрышей характерно многообразие жанровых видов. Корни наигрышей уходят в древнейшие культы, сохранившиеся у финно-угров в мифологии, песенной поэзии и прозе, хореографич. и прикладном иск-ве, обрядово-зрелищных формах традиц. нар. театра. Они имеют устойчивые программные назв., связ. с назв. культовых животных, птиц и свящ. деревьев, к-рые часто заменяются метафорами (медведь-старик, лебедь сереброкрылый и т. п.; см. Культ деревьев, Культ животных). По характеру и тембру звучания, образно-тематич. содержанию, муз.-стилевым особенностям и формам взаимодействия с традиц. песенностью наигрыши образуют 2 жанровые группы: зоо- и орнитоморфные. Зооморфные программно-изобразит. и звукоподражат. характера — овтонь киштемат (пляски медведя), в прошлом интонировались на волынке и нюди, в наши дни — на скрипке и гармонике, сопровождение — встряхиваемые металлич. и дерев. ударяемые идиофоны, а также ступа с пестом (символ плодородия). Исполнялись на свадьбе и в Рождественском доме. Отличались значит. мелодич. импровизационностью. Орнитоморфные наигрыши 3 жанровых видов: гувань унамат (воркование голубя), в к-рых символически отражались древние формы мышления; нармонь сееремат (закликание птиц) — масленичные зовы перелётных птиц, интонируемые на флейтах-окаринах; нармонь киштемат (пляски птиц) — наиболее развитый вид орнитоморфных пьес, исполняемых в прошлом на нюди, гарзи и гайге, а ныне на скрипке, балалайке и гармонике под пляску в Рождественском доме. Структурообразующую функцию в них выполняют мелодико-ритмич. компоненты.

Среди др. жанровых видов обрядовой инструмент. музыки, наиболее сохранившихся у мордвы-шокши и эрзи, наигрыши символически программного характера пазморот (от паз «покровитель», моро «песня, наигрыш»), бытовавшие на озксах, посвящ. анимистич. культам свящ. деревьев и воды. Последним наряду с осн. функцией — умилостивление Ведявы — присущи и др. элементы магии, напр. очищение после брачной ночи. Пазморот по характеру исполнения и муз.-стилевым чертам подразделяются на плясовые (связ. с культом воды) и протяжные (связ. со свящ. деревьями), к к-рым относятся и песни под теми же назв.

Из необрядовой инструмент. музыки известны 2 жанровых вида: ваныцянь морот (песни пастуха), вид муз.-филос. инструмент. лирики, и одонь морот (песни молодёжи). Первые интонируются на нюди; по муз. складу представляют собой импровизации на основе протяжных и плясовых напевов, а также мелодики сигналов. Вторые исполняются на круговых играх, посиделках и осенних ссыпчинах на нюди, гарзи, гайге; их программные назв. сходны с назв. пьес ф.-у. и тюрк. народов, связ. с именами девушек и парней, животными, бытом.

В совр. быту народа распространены наигрыши, заимствов. у соседних народов: русских, татар, чувашей. Инструмент. музыка заметно повлияла на формирование песенной мелодики и многоголосия, этнич. темброидеала (см. Мордовское народное многоголосие).

Лит.:Бояркин Н.И. Народные музыкальные инструменты и инструментальная музыка. — Саранск, 1988; Он же. Феномен традиционного инструментального многоголосия (на материале мордовской музыки). — СПб., 1995.

Н.И. Бояркин

МОРДОВСКИЕ НАРОДНЫЕ МУЗЫКАЛЬНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ, памятники традиц. муз. культуры этноса. Оказали влияние на зарождение и развитие мн. форм традиц. музыки. По признаку вибратора (источника звука) осн. классами мордов. инструментов являются идиофоны (самозвучащие), хордофоны (струнные) и аэрофоны (духовые).

Из идиофонов известны: калдоргофнема (м.), кальдердема (э.). Распространены 4 вида. Соударяемый идиофон — гладко выстроганная кленовая дощечка дл. 170—200 мм, шир. 50—70 мм, толщ. ок. 10 мм с ручкой дл. 100—120 мм, диам. 20—30 мм. По обе стороны ручки при помощи полосок из сыромятной кожи прикреплялись 2 небольшие кленовые пластины. Ударяемый идиофон — 4-гранная коробочка из цельного дерева (липа, клён, берёза) в ср. дл. 170—200 мм, шир. 100—120 мм с ручкой внизу дл. 100—150 мм. На суровую просмол. верёвочку, прикрепл. сверху за ремешок из кожи, снаружи подвешивался кусочек дубового сучка, свинца или железная гайка. Ударяемый идиофон — полая, открытая с одного конца цилиндрич. или 4-, 6-, 8-гранная коробочка из цельного дерева с ручкой (размеры как у 2-го вида). В отличие от 2-го вида кусочек из дерева или железа подвешивался внутри коробочки. Скребковый идиофон — гладко выстрог. брус из клёна цилиндрич. формы дл. 100—150 мм, шир. 70—80 мм с ручкой внизу и вырез. по краям цилиндра зубьями. Сверху к цилиндру и ручке прикреплялась дерев. прямоугольная рамка дл. 250—300 мм, шир. 100—150 мм или позднее — металлич. скоба неск. меньших размеров, в середине к-рой туго укреплялась гибкая дерев. пластина-вибратор (кель). Для того чтобы она лучше держалась и пружинила, в середине рамки приделывалась поперечная палочка, а в скобе — металлич. стержень. При вращении рамки или скобы вокруг бруса (для чего исполнитель делал круговые движения над головой) пластина перескакивала с одного зуба на др., издавая при этом сильные щелчки, при быстром темпе переходящие в треск. Кальхциямат (м.), кальцяемат (э.) — 3, 5, реже 6 дерев. пластин из ясеня неодинаковой длины, скрепл. лыком или ремешком из кожи. При ударах по пластинам дерев. молоточками или ложками они издавали разные по высоте звуки. По тембру инструмент напоминал ксилофон. Шавома (м.), чавома (э.) — гладко выстрог. и пропит. составом из сосновой смолы (живицы) и конопляного масла берёзовая или еловая резонир. доска, по к-рой ударяли дерев. молоточками или ложками. К краю доски крепились концы ремня (иногда для прочности доска охватывалась ремнём), за к-рый её вешали либо на шею чуть ниже груди, либо на согнутую в локте руку или плечо исполнителя — шавиця («бьющий»). Пайге (м.), баяга (э.) — массивная дерев. доска из дуба, берёзы с закругл. углами дл. ок. 150 см, шир. 40—50 см, толщ. 12—15 см. Её подвешивали на воротца, устанавливаемые посреди села на пригорке, и били по ней дубовой палкой, дерев. молотом или пестом, оповещая жителей о важных событиях. Пайгонят (м.), баягинеть (э.) (встряхиваемый идиофон) — металлич. колокольчики, наниз. на шнур или свободно висящие на раме. По археол. и этнографич. данным, известны след. виды колокольчиков: кованые усечённо-конич. железные с полусферич. язычком, сильным звоном и богатой гаммой частичных тонов; полусферич. из цветных металлов с шаровидным язычком, звоном высокого регистра; цилиндрич. с низким звуком; продолговатой формы с неопредел. тембром. Инструменты применялись в ритуальных танцах, образуя своеобразную тембро-динамич. полифонию. Байдяма (м.), люляма (э.) — стержень (палка), сверху к-рой вырезали фигурку в виде головы лошади и подвешивали к ней 5—7 колокольчиков и погремушек. Сопровождали различные ритуалы. Цингоряма (м.), диннема (э.) — гетероглотич. варган, до наших дней сохранившийся у каратайской мордвы. Представляет собой подковообразную железную пластину с гибким стальным язычком посредине. На инструменте играли преим. плясовые мелодии.

Из хордофонов известны: гайтияма (м.), гайдяма (э.) — немного согнутая, расширяющаяся к одному концу берёзовая или кленовая доска дл. 800—1 000 мм, шир. с одного конца, к-рым упирали в пол, 120—150 мм, с др. — 30—50 мм. На неё натягивали одну струну обычно из суровой просмол. тонкой верёвки (толстой дратвы), овечьей или реже жильной кишки. Между доской и верёвкой на расстоянии 200—250 мм вставляли надутый бычий или свиной пузырь, служивший резонатором. Лукообразным смычком из ивового или черёмухового прута (без механизма растяжки) с натянутой просмол. суровой ниткой извлекали один низкий звук. На инструменте исполняли плясовые наигрыши в ансамбле с др. инструментами (пувамо, гарзи), где гайтияме отводилась роль басового ритмизующего инструмента. В ансамбле с нюди она настраивалась под волыночную басовую трубку, в результате чего получалась своеобразная «трёхголосная волынка». Гарзи (м.), кайга (э.) — лютня, имеющая общую дл. 615 мм, дл. резонаторной коробки — 370 мм, шир. у ниж. конца — 180 мм, верх. — 155 мм. На верх. и ниж. досках инструмента находились 3 отверстия треугольной или круглой формы. Инструмент имел 3 струны из конских волос, смычок без механизма натяжки волоса. Для него был характерен квинтовый или квинто-октавный строй. Дет. инструменты составляли 2/3 величины обычной гарзи.

Аэрофоны — самый многочисл. класс мордов. инструментов. Сезонные изготавливались преим. летом из стеблей растений, листьев деревьев (стрелкаста морама — м.; лопа — м., э.; келувонь гивгорня — м.; килей цёков — э.; сендиень морама — м.; сандеень морама — э.; шужярень морама — м.; олгонь морама — э.; зундерь — м., э. и др.). Вяшкома (м.), вешкема (э.) — флейта из липовой или ивовой коры, дерева, а также тростника, реже — птичьей кости. Бытовали 2 вида. Кувака вяшкома (длинная флейта) дл. 500—700 мм. На ней вырезалось обычно 6 грифных отверстий (вайгяль варянят). Инструмент без свисткового устройства. Нюрьхкяня вяшкома (короткая продольная флейта) с 2—3 грифными отверстиями или без них со свистковым устройством. Флейта известна мордве с эпохи бронзы. Сёвонень вяшкома (м.), кевень тутушка (э.) — глиняная пустотелая свистулька из обожж. глины с 2 игровыми отверстиями или без них в форме птиц, домашних и диких животных. Применялась во время календарных и семейных праздников для интонирования программных наигрышей. Инструмент известен с нач. 1-го тыс. н. э. Нюди (м., э.) — кларнет из 2 полых тростниковых трубок дл. ок. 200 мм, диам. 6—8 мм с вырез. на них язычками-вибраторами дл. ок. 20 мм и 3 грифными отверстиями на каждом стволе. Обе трубки обычно монтировались в дерев. ложе, к-рое вставлялось в коровий или бычий рог, служивший резонатором (иногда в качестве резонатора использовали конусообразную бересту). Инструмент обладал сильным звуком с небольшим носовым оттенком, отличался разнообразной динамикой. На нём извлекались развёрнутые 2-голосные протяжные мелодии и быстрые танц. наигрыши. Тип нюди существовал у мордвы в сер. 2-го тыс. н. э. Фам (м.), пувамо (э.) — волынка. Известны 2 вида. Первый имел 2 мелодич. трубки из тростника, по конструкции и назв. соответствовавшие нюди, и 2 басовые трубки для извлечения низких бурдонов. Второй — озкс фам (м.), озкс пувамо (э.) — применялся на молянах для исполнения обрядовых наигрышей. В отличие от первого вида он не имел басовых бурдонов. Полифоны нюди и фам оказали большое влияние на становление развитых форм мордовского народного многоголосия. Торама (м.), дорама (э.) — сигнальный инструмент. По технологии изготовления выделяются 2 вида. Первый изготавливался из ветви берёзы или клёна дл. от 800 до 1 000 мм, к-рая раскалывалась продольно и из каждой половины выдалбливалась сердцевина. Затем обе половины прикладывались и обматывались берестой. При этом одну сторону трубки делали шире, др. уже. Второй вид представлял собой кольца липовой коры, вставл. друг в друга и заклеенные столярным клеем в форме расширяющейся трубки. Для исключения зазоров швы трубки обливались варом. Дл. инструмента колебалась от 500 до 800 мм. С узкой стороны делали небольшое чашеобразное углубление или в более поздних вариантах — изредка вставляли металлич. мундштук. Оба вида не имели голосовых отверстий. На них извлекались звуки обертонного ряда. Сюра (м.), сюро (э.) — труба из бычьего или коровьего рога. Мундштук либо вырезался в форме небольшого углубления, либо делался из катушки для ниток. В последнем случае одна сторона катушки стачивалась, вставлялась в отверстие рога, а на др. делалось углубление для губ. Сюро использовали в качестве сигнального инструмента (пастухи), а также ритуального, способного якобы отгонять злых духов.

С сер. 19 в. в быт мордвы повсеместно вошли балалайка и гармоника, заимствов. у русских.

Лит.:Вертков К.А. и др. Атлас музыкальных инструментов народов СССР. — М., 1963; Бояркин Н.И. Мордовское народное музыкальное искусство. — Саранск, 1983; Он же. Народные музыкальные инструменты и инструментальная музыка. — Саранск, 1988; Он же. О некоторых принципах изучения музыкальных инструментов из археологических памятников волжских финнов // Проблемы этногенеза народов Волжско-Камского региона в свете данных фольклористики. — Астрахань, 1989.

Н.И. Бояркин

Музыкальные инструменты.

Идиофоны: 1 (a, б, в, г, д, е, ж, з, и). Самозвучащие идиофоны на женской одежде из археологических памятников (рязанско-окские и муромские могильники). 2. Идиофон-амулет (Томский могильник, пос. Заря). 3 (a, б, в, г). Пайгонят (м.), баягинеть (э.), из археологических памятников (а — Чулковский могильник, б — поселение «Заря», в — Елизавет-Михайловский могильник, г — Старобадиковский могильник). 4 (a, б, в). Калдоргофнемат (м.), кальдердемат (э.). 5. Кальхциямат (м.), кальцяемат (э.). 6. Шавома (м.), чавома (э.). 7. Пайге (м.), баяга (э.). 8. Байдяма (м.), люляма (э.). 9. Цингоряма (м.), диннема (э.).

Хордофоны: 10. Гайтияма (м.), гайдяма (э.). 11. Гарзи (м.). 12. Кайга (э.).

Аэрофоны: 13 (a, б, в, г). Флейты из мордовских и финно-угорских археологических памятников (а — стоянка Чёрная гора, б — Пиксясинский курган, в — старшее Каширское городище, г — Щербинское городище). 14. Сендиень морама (м.), сандеень морама (э.). 15. Кувака вяшкома (м.), кувака вешкема (э.). 16. Вяшкома (м.), вешкема (э.) (со свистковым устройством). 17. Севонень вяшкома (м.), кевень тутушка (э.). 18. Зундерь (м., э.). 19. Нюди (м., э.). 20. Фам (м.), пувамо (э.). 21. Торама (м., э.), дорама (э.). 22. Сюра (м.), сюро (э.).

МОРДОВСКОЕ НАРОДНОЕ МНОГОГОЛОСИЕ, характерная черта мордов. муз. иск-ва бесписьм. традиции, во мн. определившая его самобытность, этнич. звукоидеал, специфич. черты выразит. средств. Имеет развитую нар. терминологию, разнообразную стилистику и формы совместного музицирования. В многоголосной форме исполняется подавл. часть произв. жанровых видов мордовской народной вокальной музыки и мордовской народной инструментальной музыки. Мордов. музыке присущи 4 осн. вида традиц. многоголосия. Гетерофония монодийного вида (от греч. heteros — другой, phone — звук, monos ode — букв. песня одного), один из наиболее исторически ранних видов многоголосия, в к-ром голосовые партии функционально однородны и представляют собой вариантное воплощение одноголосного напева или мелодии инструмент. наигрыша. В соотв. с соц. функцией б. ч. мордов. песен, исполняемых в гетерофонии монодийного вида (величально-поздравит., песни-колядки, масленичные песни-диалоги с птицами, закликания дождя, в к-рых просили у мифологич. духов-покровителей тепла, дождя, приплода скота, здоровья членам семьи), интонируется напряж., нарочито зычным голосом с энергичным скандированием поэтич. текста. Диафонич. вид (от греч. diaphonia — разногласие, разнозвучие) — двухголосие с косв. движением голосов и слоговым прерывистым бурдоном в одном из них. В нём голосовые партии имеют традиц. наименования: верх. голос — тонкий голос (човине вайгель — э.), ниж. — «толстый» голос (эчке вайгель — э.). Диафония представляет собой специфич. форму группового пения гл. обр. пантомимно-плясовых песен свадебного обряда (величальные благопожелания — шкайморот — м., пасчангот — э.; корильные величания — парявтомат — э.; плясовые песни свадебного пира — чиямонь киштема морот — э.).

Развитые виды вокального и инструмент. многоголосия — 2-, 3-, 4-голосная бурдонная полифония (от франц. bourdon — густой бас, от греч. poly, phone — букв. многоголосие) — сложились на основе исторически ранних видов (гетерофонии монодийного вида и диафонии) в процессе развития узкообъёмной мелодики древнейших песенных и инструмент. жанров. Бурдонная полифония присуща всем жанровым видам лирич. и эпич. песен, большинству жанров инструмент. музыки. Мелодич. особенности каждого голоса определяются их соотношением с гл. голосом — голосом песни (моро вайгель — э.). Мелодич. стиль напевов бурдонной полифонии связан с мелодикой древнейших напевов речитац. стиля похоронных и свадебных причитаний и колыбельных песен, сохранивших до наших дней мн. элементы ф.-у. муз. общности. Яркая черта многоголосной фактуры — устойчивые формы последовательностей секундо-терцовых созвучий. Многообразные приёмы вокализации поэтич. текста (разноврем. словообрывы, повторения слов, добавления, огласовки и т.д.) являются важным её элементом. Большое композиц. значение имеют одиночно интонируемые запевы.

Нар. муз. иск-во мордвы вобрало в себя нек-рые, преим. поздние, стилевые виды рус. многоголосия, проявляющиеся в многообразных рус.-мордов. муз. формах.

Тексты: Мордовские народные песни. — Саранск, 1957; Мордовские народные песни. —Саранск, 1969; Памятники мордовского народного музыкального искусства — Мокшэрзянь народнай музыкальнай искусствань памятникне — Мокшэрзянь народной музыкальной искусствань памятниктне: В 3 т. — Саранск, 1981—1988; Väisänen A.O. Mordwinische Melodien. — Helsinki, 1948.

Лит.:Бояркин Н.И. Традиционные стили мокша-мордовского многоголосия //Финно-угорский музыкальный фольклор и взаимосвязи с соседними культурами. — Таллин, 1980; Бояркина Л.Б. Гетерофония в календарных и семейно-обрядовых эрзя-мордовских народных песнях // Музыка в обрядах и трудовой деятельности финно-угров. — Таллин, 1986; Она же. Искусство совместного пения мордвы Заволжья // Фольклор в творчестве мордовских писателей и композиторов: Тр. МНИИЯЛИЭ. — Саранск, 1986. — Вып. 86; Земцовский И.И. Музыка устной традиции мордвы: памятники и проблемы // Там же.

Л.Б. Бояркина

Музыкально-сценические произведения композиторов Мордовии

«ВЕТЕР С ПОНИЗОВЬЯ», муз. драма в 2 действиях. Муз. Г.Г. Вдовина, по пьесе П.С. Кириллова «Литова», рус. текст П.А. Железнова Либретто М. И. Фроловского. Поставлена 3.3.1981, реж.-пост. — засл. деятель иск-в Карельской АССР Л.М. Вилькович муз. рук. и дирижёр — Фроловский, хормейстер — засл. деятель иск-в МАССР Е. А. Пурилкина балетмейстер — Г.Н. Рубинская худ. — Д.С. Чербаджи Гл. роли исполняли: Литова — Е.Ф. Проничкина Варда — М.Е. Стешина, Е.И. Назарова Арчилов — В.В. Медведский и П.И. Учватов Образы Варды, Сыреськи, Канёвы и особенно Литовы наделены выразит. муз. характеристиками, а в кульминац. моменты действия их интонац. взаимосвязь способствует созданию единого образа народа, раскрываемого в хоровых номерах.

Лит.: Ситникова Н.М. Страницы музыкальной истории. — Саранск, 2001.

Н.М. Ситникова.

Сцена из спектакля «Ветер с понизовья».

«ЛИТОВА», историч. драма П.С. Кириллова. Прототип гл. героини — сподвижница С. Разина Алёна Арзамасская-Темниковская.

Сцена из спектакля «Литова».

Гл. идея произв. — прославление сильной личности, преодолевшей в себе рабскую покорность и борющейся за соц. и нац. независимость. Премьера первой нац. пьесы на мордов.-эрзя яз. состоялась 30.3.1939 на сцене Мордов. гос. драм. театра. Реж.-пост. В. В. Сычов Худ. А. А. Шувалов Муз. оформление М. И. Душского. Роли исполняли артисты театра: Литова — Е.С. Тягушева, Арчилов — П.Д. Видманов, Игуменья Евлампия — К.Г. Иванова, Васька — С.И. Колганов и др. Спектакль привлекал сочностью нар. яз., динамикой диалога, индивидуальностью характеров. Мн. эпизоды «Л.» восходят к нац. фольклору. Известны 6 ред. «Л.»: 2 прозаич. и 4 стихотворных.

Один из стихотворных вариантов «Л.» лёг в основу одноим. нац. муз. драмы. Либретто автора. Муз. Л.П. Кирюкова. 1-я постановка состоялась на сцене муз.-драм. театра 27.5.1943 на эрз. яз. (1-я пр. на всерос. смотре спектаклей, 1945). Драматургич. ред. А.А. Шорина, текстовая — Н.Л. Эркая, инструментовка Л.С. Мандрыкина. Реж.-пост. Шорин, дирижёр Мандрыкин, хормейстер Кирюков, балетмейстер П.Н. Литони, худ. Б.И. Росленко-Риндзенко. Гл. роли исполняли: Литова — В.М. Берчанская-Погодина, А.Ф. Юдина Васька — Колганов; Варда — засл. артистка МАССР А.Д. Маршалова Г. А. Сакович Сыреська — И.П. Аржадеев; Канёва — М.М. Фомичёва Тягушева; Арчилов — засл. арт. МАССР И.А. Росляков Последующие постановки: в 1959 на эрз. яз., реж.-пост. В.И. Княжич в роли Литовы — Р.М. Беспалова-Еремеева; в 1969 на рус. яз., реж.-пост. Ю. В. Черепанов в роли Литовы — Беспалова-Еремеева; в 1985 на рус. яз., реж.-пост. Я.М. Лившиц в роли Литовы — О.А. Чернова

«Л.» — первое муз.-сценич. произв., созд. на основе нац. материала. Предшественница мордов. оперы. В ней широко представлены хоровые сцены (обрядовые, игровые), в к-рых использованы интонации мордов. нар. песен. Индивидуализированы муз. характеристики гл. героев Литовы и Арчилова. Созд. образы, муз. и декор. оформление соответствуют конкретной историч. эпохе. Лит.: Шибаков Н. Композитор Леонтий Петрович Кирюков. — Саранск, 1968; Алёшкин А. В. Пётр Кириллов: Очерк творчества. — Саранск, 1974; Народные певцы и композиторы Мордовии. — Саранск, 1975; Ситникова Н.М. Страницы музыкальной истории. — Саранск, 2001.

Лит.:Шибаков Н. Композитор Леонтий Петрович Кирюков. — Саранск, 1968; Алёшкин А. В. Пётр Кириллов: Очерк творчества. — Саранск, 1974; Народные певцы и композиторы Мордовии. — Саранск, 1975; Ситникова Н.М. Страницы музыкальной истории. — Саранск, 2001.

А.В. Алёшкин Н.М. Ситникова

СИЯЖАР», лирико-эпич. опера в 2 действиях (Гос. пр. РМ, 1998). Муз. М.Н. Фомина, либретто Фомина по мотивам поэмы В.К. Радаева «Сияжар». На эрз. и рус. языках. В основе сюжета — освободит. борьба мордов. народа в 16 в. под предводительством легендарного героя Сияжара. Наиболее яркие страницы музыки «С.» связаны с воплощением в хоровых сценах древних языч. обрядов. Поставлена в 1995 в Государственном музыкальном театре РМ. Муз. рук. и дирижёр засл. деятель иск-в РМ Н.Н. Клинов реж. засл. деятель иск-в Литвы Г.М. Барышев хормейстер Г.Л. Новикова балетмейстер лауреат Рос. регион. конкурса балетмейстеров Л.Н. Акинина худ. Ю.Н. Филатов Гл. партии исполняли: Сияжар — С.Н. Эскин, Нуя — М.Е. Максимова, Андямо — С.Р. Семёнов, Лутма — С.А. Плодухин, Витова — О.А. Чернова

Лит.: Ситникова Н.М. Страницы музыкальной истории. — Саранск, 2001.

Н.М. Ситникова

«МОКШАНСКИЕ ЗОРИ», первая мордов. оперетта. В 3 действиях. Муз. Г.В. Павлова либретто И.М. Девина и И.П. Кишнякова пер. на рус. яз. В. Иокара и Ю. Каменецкого. Действие происходит в небольшом городе на берегу Мокши. В либретто комедийно-сатирич. сцены чередуются с лирич. Муз. номера создавались при участии композитора К.Д. Акимова В хоровых эпизодах использованы интонации мордов. нар. песен. Поставлена в нояб. 1974. Реж.-пост. М.И. Кларисов муз. рук. и дирижёр В.Т. Шестопалов хормейстер В.А. Кузин балетмейстеры — лауреат междунар. конкурса А.И. Иванова и засл. деятель иск-в МАССР Е.П. Осмоловский Гл. роли исполняли: Прораб Мазухин — В.П. Яковлев Лиза — А.В. Леонова

Лит.: Калитина Н.П. Очерки о мордовском музыкальном театре. — Саранск, 1986.

Н.М. Ситникова

«НЕВЕСТА ГРОМА» муз.-сценич. произв. В 1967 на сцене Мордов. театра муз. комедии была поставлена муз. драма в 3 действиях. Муз. К.Д. Акимова либретто Ф.С. Атянина по мотивам мордов. нар. сказок, на мокш. яз. В основе сюжета — пьеса-сказка о девушке Алдуне, к-рую избрал своей невестой бог Грома (см. Пурьгинепаз). Алдуня пыталась отсрочить исполнение воли Грома, но он угрожал засухой всему краю. Оставив жениха-пастуха Тургая, она ценой собств. свободы спасла село, народ. Реально-бытовые картины в спектакле чередуются со сказочно-фантастич., драм. эпизоды — с развёрнутыми муз. сценами, включ. сольные, ансамблевые, хоровые номера. Красочно-изобразительны оркестровые эпизоды. Реж.-пост. В.И. Княжич дирижёр М.И. Фроловский, хормейстер В.А. Кузин, балетмейстер В.Н. Никитин худ. Е.С. Никитина. Гл. роли исполняли: Алдуня — засл. артистка Бурятской АССР Н.Г. Кочергина засл. артистка МАССР Р.И. Князькина Тургай — В.А. Котляров Гром — В.В. Медведский, Туча —Р.М. Беспалова-Еремеева, Жрец Кутей —В.С. Киушкин, Дождь — А.П. Кузин Спектакль был удостоен диплома Всерос. смотра муз. и драм. спектаклей (г. Москва, 1967).
В 1990 состоялась новая постановка «Н. Г.» — оперы-балета в 3 действиях. Муз. Акимова и Р.Г. Губайдуллина либретто Ю.А. Эдельмана по мотивам мордов. эпоса и сказки Атянина, на рус. яз. В либретто усилены соц. мотивы, действие более драматизировано. Значит. место занимают нар. сцены — хоровые и хореографич.: игры молодых крестьян, обряды молений. Музыка выразительна, жанрово разнообразна (песни, арии, ансамбли, танцев. вариации). Использованы мотивы, наигрыши и отд. интонации мордов. муз. фольклора. Сказочно-мифич. образы созданы острохарактерными средствами, свойств. рус. проф. музыке. Реж.-пост. В.В. Кучин дирижёр Н.Н. Клинов хормейстер Е.А. Пурилкина, балетмейстер О.П. Егоров худ. Л.А. Алексеева. Гл. партии исполняли: Алдуня — засл. артистка Чувашской АССР Л.И. Кожевникова М.Е. Максимова, Тургай — засл. арт. МАССР В.П. Егоров Я.П. Худобляк Старейшина — А.А. Стрюков Э.Р. Хакимов Гром —Л.И. Грузинов В.С. Салманов Молния — О.В. Гаврилкина Л.И. Лихоман

Н.М. Ситникова

«НЕСМЕЯН И ЛАМЗУРЬ» первая мордов. опера в 4 действиях. Муз. Л.П. Кирюкова, либретто А.Д. Куторкина по мотивам его поэмы «Ламзурь», на эрз. яз. В основе сюжета — Терюшевское восстание 1743—45. Произв. насыщено колоритными обрядовыми нар. сценами, эпизодами, запечатлевшими нар. плачи и причеты. Лирич. сцены отличаются оригинальной музыкой, близкой к фольк. образцам. Первая постановка — 12.8.1944. Худ. рук. и реж.-пост. М.Г. Дысковский дирижёр Л.С. Мандрыкин, хормейстер Д.Д. Загорулько балетмейстер Л.И. Колотнев, худ. М.А. Зернина Б.И. Росленко-Риндзенко. Гл. партии исполняли: Несмеян — В.В. Маркевич Ламзурь — А.А. Рослякова Пумраз — И.М. Яушев, Васстаня — Т.Я. Ситникова Эрьганя — Е.А. Охотина. Значит. недостатки в либретто вызвали необходимость в переработке произв. и новой постановке (17.5.1947, реж. А.А. Шорин).

Лит.: Бассаргин Б.А., Пешонова В.Л. Очерки истории Мордовского советского театра. — Саранск, 1966; Шибаков Н.И. Композитор Леонтий Петрович Кирюков. — Саранск, 1968;

Макарова А. Леонтий Петрович Кирюков // Народные певцы и композиторы Мордовии. — Саранск, 1975; Бояркин Н.И. Становление мордовской профессиональной музыки (композитор и фольклор). — Саранск, 1986.

Н.М. Ситникова

«НОРМАЛЬНЯ» опера в 4 действиях. Музыка Л.П. Кирюкова, либретто М.А. Бебана, на мокш. яз. «Н.» — бытовая лирич. драма. Действие происходит в мордов. селе до Окт. рев-ции. В центре повествования образ бедной крестьянской девушки Нормальни. Большое место в опере занимает муз.-сценич. воплощение красочного нар. свадебного обряда. Драм., комедийные сцены обряда представлены нар., а также созд. композитором на основе фольк. традиций песнями и танцами. Первая постановка —19.5.1962. Оркестровка А.А. Бренинга. Реж.-пост. засл. деятель иск-в РСФСР М.П. Ожигова дирижёр В.С. Тимофеев хормейстер М.И. Фроловский, балетмейстер Е.И. Маркина худ. Е.С. Никитина, А.В. Булычёв Гл. партии исполняли: Нормальня — Р.С. Анисимова Павай — А.Ф. Гай Мяляга — В.С. Киушкин, Лёкмай — нар. арт. ТАССР и засл. арт. Казахской ССР И.В. Жуков Г.Н. Иващенко Урай — Д.И. Еремеев А.Н. Лисовский Салдут —Ю.К. Соболев Вяжяй — Р.М. Беспалова-Еремеева.

Лит.: Шибаков Н.И. Композитор Леонтий Петрович Кирюков. — Саранск, 1968; Макарова А. Леонтий Петрович Кирюков // Народные певцы и композиторы Мордовии. — Саранск, 1975.

Н.М. Ситникова

«ПАСЫНОК СУДЬБЫ», одноактная опера. Муз. Г.Г. Вдовина, пьеса Я.В. Апушкина стихи А.И. Полежаева, либретто Вдовина, на рус. яз. В опере запечатлён эпизод из жизни поэта-демократа Полежаева. Композитор использовал ариозную мелодику, бытовые песенные формы. Исполнена в концертном варианте 17.11.1986. Гл. партии исполняли: Александр Полежаев — засл. артист МАССР В.П. Егоров Катя — С.Г. Будаева Полковник Бибиков — Н.Н. Солодилов Чтец — В.В. Долгов. Оркестр Гос. театра муз. комедии МАССР, дирижёр — Вдовин.

Лит.: Ситникова Н.М. От песни до симфонии, или Давайте слушать музыку! — Саранск, 1989.

Н.М. Ситникова

«ЧАРОДЕЙ» оперетта в 2 действиях. Муз. В.П. Беренкова либретто В.И. Есьмана и К.А. Крикоряна на рус. яз. «Ч.» — муз.-драм. повествование об отд. эпизодах из жизни скульптора С.Д. Эрьзи. Поставлена 12.10.1980 в театре муз. комедии. Реж. — засл. деятель иск-в Карельской АССР Л.М. Вилькович дирижёр — В.Т. Шестопалов, хормейстер — Е.А. Пурилкина, балетмейстер — Г.Н. Рубинская худ. — засл. деятель иск-в РСФСР и Карельской АССР В.Л. Талалай Гл. роли исполняли: Мастер — В.В. Медведский, Ю.Х. Танкидис Женщина — засл. артистка МАССР Л.Н. Высочиненко Л.В. Мишанская.

Лит.: Калитина Н.П. Очерки о мордовском музыкальном театре. — Саранск, 1986.

Н.М. Ситникова

Жанровое разнообразие мордовской музыки

ВОКАЛЬНЫЙ ЦИКЛ, одна из форм проф. вокальной музыки (преим. камерной музыки), где неск. вокальных миниатюр объединены в крупное соч. и связаны сюжетно, образно, интонационно. В муз. иск-ве РМ В. ц. представлены в осн. лирич. и лирико-повествоват. соч. Наиболее ранние произв.: «Песни Мордовии» на нар. тексты для баса и симфонич. оркестра М. Душского (1939), 3 песни на сл. Ф. Атянина для жен. голоса и фортепиано И. Соколовой (1958), «Песни родного края» на нар. тексты и сл. А. Эскина и П. Гайни для меццо-сопрано и фортепиано Г. Вдовина (1963). В В. ц. Вдовина «Из мордовской народной поэзии» для контральто и баяна или фортепиано (1970—79) тексты нар. песен послужили основой для создания разнообразных картин бытия. Н. Кошелева — автор В. ц. «Мокшанские песни» (1975) и «Народный триптих» (1994) для меццо-сопрано и струнного квартета. Светлое восприятие красоты мордов. земли присуще В. ц. Г. Сураева-Королёва «Кельгомать моронза» — «Песни любви» на сл. Ю. Азрапкина (1986) и Ген. Сураева-Королёва «Прощаюсь с тобою, деревня» на сл. Н. Снегирёва (1993). Филос. осмысление жизни свойственно муз. воплощению в В. ц. Вдовина «Три монолога» для сопрано и симфонич. оркестра на сл. Л. Татьяничевой (1969) и «Осеннее» на сл. Л. Талалаевского (1984). Любовная лирика представлена в В. ц. для баритона и фортепиано «Вновь о тебе, любовь моя» на сл. К. Кулиева (1986) и «Поэма Т» на сл. поэтов Мордовии (1988) М. Фомина, «Я целую тебя» на сл. Талалаевского Ген. Сураева-Королёва, а также Е. Кузиной на сл. А. Ахматовой (1984) и М. Цветаевой (1991), «Трёх монологах» Ген. Сураева-Королёва на сл. Л. Губайдуллиной. Гражд.-патриотич. тема свойственна В. ц. С. Я. Терханова: «Век рождения моего» (сл. В. Шамшурина) и «Письмо ровеснику» (сл. А. Чеботарёва, 1970—80-е гг.). Драм. картины запечатлены в цикле баллад на сл. Ю. Адрианова («Броды» и «Третья позиция»), песенно-романсовом цикле на сл. Ю. Левитанского; лирич. зарисовки — в В. ц. на сл. А. Вознесенского, Е. Евтушенко, Р. Рождественского (1980—90-е гг.). Ряд В. ц. написан Терхановым на сл. А. Пушкина, К. Бальмонта, сонеты У. Шекспира. В творчестве композиторов Мордовии есть В. ц. для детей.

Лит.: Народные певцы и композиторы Мордовии. — Саранск, 1975; Курышева Т. Камерный вокальный цикл в современной русской советской музыке // Вопросы музыкальной формы. — М., 1976. — Вып. 1; Бояркин Н.И. Становление мордовской профессиональной музыки (композитор и фольклор). — Саранск, 1986.

Н. М. Ситникова.

ДЖАЗ (англ. jazz), род. проф. муз. иск-ва. Сложился к нач. 20 в. на основе афро-амер. и европ. муз. культур. В Мордовии первые эстрадные ансамбли возникли в 1950-е гг. Среди музыкантов выделялись С. А. Белоклоков (аккордеон) и В. В. Ковригин (кларнет, саксофон), в составе трио или квартета выступавшие перед началом киносеансов и в клубах Саранска, Рузаевки. Исполняли классич. джазовые композиции. В нач. 1960-х гг. значит. место в концертных программах занимал импровизац. Д. В это время в муз. коллективах стали играть А. В. Батенков (труба, фортепиано), Ю. А. Барсуков (саксофоны) и В. А. Паутов (тромбон; ныне засл. артист РМ). В 1963 был создан традиц. биг-бэнд (3—4 саксофона, 3 трубы, 3 тромбона, ритм-секция). В его репертуаре звучали произв. Д. Гарланда, Д. Гершвина, Д. Эллингтона. Оркестр выступал перед молодёжной аудиторией. Игру музыкантов В. Н. Ведясова, В. В. Маркина (фортепиано), П. А. Бычкова, В. П. Соловья (саксофоны), С. Н. Каштанова, И. П. Попова (труба), Э. Б. Севрюкова (кларнет) отличали точное ощущение специфики Д., виртуозность. В разные годы коллективом руководили И. Р. Челобян, Б. В. Ковалёв, Батенков. Оркестр существовал до нач. 1980-х гг. Одновременно те же музыканты объединялись в джазовые и эстрадные коллективы (« Вастома», «Орнамент» и др.). В 1997 биг-бэнд возобновил свою деятельность на базе духового оркестра Саранского муз. уч-ща. Его репертуар пополнился соч. К. Краутгартнера, Г. А. Гараняна, А. Цфасмана. В числе исполнителей этого периода были С. Н. Васильев (труба), К. С. Лёвин (ударные), засл. работник культуры РМ В. Г. Трунин (кларнет, саксофон). В кон. 1990-х гг. А. В. Курин (фортепиано, тромбон) создал джазовый квинтет «Ковчег-Мейнстрим», а затем Д.-клуб. В квинтете играют А. В. Белянушкин, П. В. Ламков (саксофоны), С. В. Гулый (контрабас), А. А. Князьков (ударные). Ансамбль выступал на рос. джазовых фестивалях. В 1999 по инициативе В. И. Ромашкина и Курина образован коллектив «Торама-jazz», выступавший в Польше, Финляндии, Эстонии. Исполняет произв. этнич. Д. В 2002 в Саранске (впервые в Мордовии) состоялся 1-й междунар. фестиваль джазовой музыки «Вейсэ-jazz», в к-ром участвовали респ. ансамбли, известные рос. исполнители Гаранян, Д. С. Голощёкин, ансамбли из Венгрии и городов России, в т. ч. Москвы, С.-Петербурга, Н. Новгорода, Самары.

Интонац.-ритмич. и гармонич. средства Д. использует в своём вокальном и инструмент. творчестве Г. Г. Сураев-Королёв ( вокальные циклы, концерт для фортепиано с оркестром, соната для фортепиано, прелюдии-импровизации).

Лит.: Вейсэ-jazz — 2002: Первый междунар. фестиваль джазовой музыки. — Саранск, 2002.

В.Б. Махаев, Н. М. Ситникова.

Выступление квинтета «Ковчег-Мейнстрим», солирует Г. А. Гаранян. 2001 г.

КАМЕРНАЯ МУЗЫКА, инструмент. или вокальная музыка для небольшого состава исполнителей (от 1 до неск.), объединяемых в камерном ансамбле (дуэт, трио, квартет и т. д.). Гл. совр. жанры камерно-вокальной музыки — романс, вокальный цикл; камерно-инструмент. — соната, камерный ансамбль. На этапе становления проф. музыки Мордовии композиторы обращались к пьесам для скрипки. Среди них М. И. Душский — автор «Мордовских плясок» для 2 скрипок (1940), И. В. Соколова — мордов. танцев (1950—60-е гг.), Г. И. Сураев-Королёв — «Мокшанской свадебной песни» (1960). Позже были созданы соч. для различных инструментов симфонич. оркестра: соната для виолончели-соло Г. Г. Вдовина (1964), соната для флейты-соло (1981) и фагота-соло (1987) Н. Н. Митина, сюита для флейты и фортепиано (1987) М. Н. Фомина, цикл пьес для 2 кларнетов (1989) и сюита «Ёвксто саевксть» («Из сказок») для 2 кларнетов и фортепиано в 4 руки (1990) Н. И. Бояркина, пьесы для флейты и фортепиано (1992) и альта-соло (1993) Д. В. Буянова Произв. крупной формы, отд. миниатюры, а также циклы пьес написаны для фортепиано (см. Фортепианная музыка). К жанру струнного квартета впервые обратился Сураев-Королёв — 1-й струнный квартет (ми минор, 1961). В нём органично использованы и разработаны различные мелодич., гармонич., метроритмич. средства, связ. с традиц. мордов. музыкой. 2-й его квартет (1986) посвящён памяти Л. П. Кирюкова. В основе муз. языка струнного квартета Н. В. Кошелевой (1975, в 2 ч.) также самобытный нац. муз. материал. В творчестве Вдовина жанр струнного квартета получил многогранную и конструктивно-оригинальную трактовку: сюитность как фактор формообразования свойствен структуре (9 прелюдий) струнного квартета № 1 (1974), квартет № 2 (1984) представляет собой композицию из 3 ч., в к-рых используются новые для музыки Мордовии полифонич. формы и приёмы, присущие ранним (12—13 вв.) европ. образцам, но в совр. ладово-линеарном преломлении. В струнном квартете № 3 (1989) 5 ч. образуют рондообразный цикл, в квартете № 4 («Памяти А. А. Нестерова», 1999) заключит. эпизод напоминает правосл. заупокойную службу, чему способствовало образно-эмоцион. развитие идеи. В 1990-е гг. поиски индивидуализиров. выразит. средств в границах собств. худ. стиля свойственны камерным ансамблям и др. композиторов республики. Классич. полифонич. формы использованы в 3 фугах для струнного квартета (1993) Кошелевой. Состав квартета Буянова (1998) — скрипка, альт, виолончель, фортепиано, в муз. языке одночастной композиции — опора на авангардные средства (сонорность, пуантилизм). Струнный квартет Г. Г. Сураева-Королёва «Посвящение Э. Григу» (2000) — стилизация норв. танца халлинга. В К. м. Мордовии представлены ансамбли для духовых инструментов. Впервые обратился к такому составу Г. В. Павлов (в 1960-х гг.). В 1979 Митин написал квартет (флейта, кларнет, валторна, фагот) в 3 ч., муз. образы к-рого насыщены скерцозными интонациями и ритмами. Неск. пьес для разных составов духовых инструментов создал С. Я. Терханов, в т. ч. «Народный мотив» для флейты, кларнета, фагота (1987), «Треугольник» для флейты, кларнета, тромбона и ударных инструментов (1991). В творчестве Кошелевой — 3 фуги для квартета духовых инструментов (1995).

Лит.: Народные певцы и композиторы Мордовии. — Саранск, 1975; Макарова А.И. Ждём новых премьер // Сов. музыка. — 1985. — № 7; Бояркин Н.И. Становление мордовской профессиональной музыки (композитор и фольклор). — Саранск, 1986; Ситникова Н.М. Страницы музыкальной истории. — Саранск, 2001. Н.М. Ситникова

МУЗЫКА ДЛЯ РУССКИХ НАРОДНЫХ ИНСТРУМЕНТОВ созд. композиторами Мордовии для исполнения на балалайке, домре, баяне, ансамблями и оркестрами (см. Оркестр русских народных инструментов). Нередко содержит средства выразительности, свойств. фольк. традициям. Первым создателем таких произв. был Л.И. Воинов (см. Темниковский оркестр русских народных инструментов). Для балалайки он написал «Мордовскую плясовую» (1947), фантазию на 2 мордов. темы (1948) и концертные вариации в сопровождении фортепиано (1964), 1-й концерт для балалайки с оркестром рус. нар. инструментов (1945) и 2-й концерт для балалайки с симфонич. оркестром (1951). Для готового баяна сочиняли: Г.Г. Вдовин (2 прелюдии, 1961; «Музыкальный момент», 1970; цикл «Пять мимолётностей», 1972), Н.Н. Митин («Скерцо», 1982); готово-выборного баяна — Вдовин (соната в 4 ч., 1974; «Элегия», 1986), Г.Г. Сураев-Королёв (прелюдия, 1998; «Три настроения», 1999); для готово-выборного баяна и струнного квартета — Д.В. Буянов («Фантазия по мотивам Сальвадора Дали», 1999).

Выразит. возможности оркестра рус. нар. инструментов связаны с его составом. Среди произв. — как небольшие пьесы («Марш на мордовские темы» Воинова (1964), 2 пьесы для оркестра (1964) и «Мордовский танец» (2002) Вдовина), так и произв. крупной формы: 2 многочастные сюиты Воинова — 1-я, «Лесные сцены» (1926) и 2-я (1951), «Напевы» (1975) Вдовина, сюита (1986) Н.В. Кошелевой «Темниковская» (1990) Митина. Иные муз. формы использовали Воинов в увертюрах «35 лет Октября» (1952), «1917-й год» (1961) и Вдовин в «Симфониетте» (1988). М. для р. н. и. сочиняли и самодеят. композиторы Мордовии: В.М. Кисляков — 4 сюиты для оркестра и концерт для баяна с оркестром; известны обработки нар. мелодий для баяна (авторы: А.П. Путушкин, В.И. Строкин и В.А. Белоклоков).

Тексты: Концертные пьесы для баяна. — М., 1979. — Вып. 33; Сборник произведений мордовской музыки для баяна. — Саранск, 1993; Одинокова Т.И. Мордовская музыка в начальной школе. — Саранск, 1994.

Лит.: Народные певцы и композиторы Мордовии. — Саранск, 1975.

В.П. Буянов

ОПЕРА род муз.-драм. произв., основ. на синтезе слова, сценич. действия и музыки, являющейся гл. средством воплощения содержания и движущей силой действия. В Мордовии попытки создания нац. О. предпринимались в кон. 1930-х гг. («Кузьма Алексеев», муз. В. К. Александрова либретто Я.П. Григошина; «Эрьмезь», муз. Д.М. Мелких по произв. Я.Я. Кулдуркаева; не закончены и не поставлены). Крупным муз.-сценич. произв., ставшим 1-й ступенью на пути к созданию О., стала муз. драма Л.П. Кирюкова «Литова» (1943). В 1944 создана 1-я нац. О. «Несмеян и Ламзурь», в 1962 — «Нормальня». Эпич. поэма Кириллова «Литова» получила новое муз. воплощение в муз. драме Г.Г. Вдовина «Ветер с Понизовья» (1981). На фоне давних событий истории развёртываются картины жизни мордов. народа и лирич. сцены в О. М.Н. Фомина «Сияжар» (1995). Мифологич. сюжет запечатлён в муз.-сценич. представлении «Невеста Грома» (О.-балет, 1990). В др. муз.-сценич. произв. композиторы Мордовии обращались к разным темам. Интересен опыт создания О. для солистов, хора и оркестра русских народных инструментов «Сказка о попе и работнике его Балде» (по произв. А.С. Пушкина Л.И. Воинова (1924). Вдовин — автор лирич. О. «В шесть часов вечера после войны» (1975; либретто М.И. Фроловского по мотивам киносценария В.М. Гусева В О. того же композитора «Пасынок судьбы» запечатлён эпизод из жизни А.И. Полежаева (1986). Муз. средства совр. эстрадной музыки свойственны рок-шоу-О. Г.Г. Сураева-Королёва «Что же счастье?» (1990, либретто Л.М. Талалаевского В жанре оперетты созданы произв. Г.В. Павлова («Мокшанские зори», 1974), Вдовина («Главная роль», 1978), В.П. Беренкова («Чародей», 1980). На сцене Государственного музыкального театра РМ поставлены муз. сказки Н.В. Кошелевой «Серебряное озеро» (1989), Е.В. Кузиной «Жил-был Зайка» (1997).

Лит.: Друскин М. Вопросы музыкальной драматургии оперы. — Л., 1952; Бассаргин Б.А., Пешонова В.Л. Очерки истории Мордовского советского театра. — Саранск, 1966; Народные певцы и композиторы Мордовии. — Саранск, 1975; Бояркин Н.И. Становление мордовской профессиональной музыки (композитор и фольклор). — Саранск, 1986; Ситникова Н.М. Страницы музыкальной истории. — Саранск, 2001.

Н.М. Ситникова

ОРАТОРИЯ крупное муз. произв. для хора, певцов-солистов, симфонич. оркестра. Предназначено для концертного исполнения. Как правило, состоит из неск. частей (хоры, ансамбли, сольные номера), в к-рых воплощены драм. сюжет, темы обществ. звучания. Для О. характерны повествовательность, эпичность. В мордов. муз. иск-ве первым к жанру О. обратился Г.И. Сураев-Королёв. Соч. «Последний суд» в 6 ч. (собств. либретто, 1973; Гос. пр. МАССР, 1973), содерж. призыв к борьбе за мир, обладает большой силой эмоцион. воздействия. В нём сочетаются филос. обобщение и образная конкретность (авторское определение «фантастич. оратория» подкреплено введением в либретто образов-символов — Мать (Земная любовь), Голос свободы, Всемирный судья, а также балетных эпизодов). 1-е исполнение состоялось в 1974 (хор и симфонич. оркестр Саранского музыкального училища, дирижёр Н.И. Бояркин, хормейстер А.Я. Лёвина, солисты Р.М. Беспалова-Еремеева, Р.Н. Исаева Т.И. Тюркина Н.А. Мадонов, Р.И. Князькина В О. «Песнь о воинской славе» для смеш. хора, чтеца, солистов и симфонич. оркестра в 5 ч. Н.В. Кошелевой (текст А.И. Пудина, 1985) отражён протест против войны и насилия. Песенно-эпич. муз. средства выражения связаны с традиц. жанрами мордов. фольклора. Отд. части О. часто исполняются в концертах. Полностью произв. прозвучало в 1989 (хоры Саранского муз. уч-ща и Респ. дет. муз. школы-интерната, солисты Л.А. Кузнецова, В.П. Худобляк в сопровождении фортепиано; дирижёр — засл. работник культуры РМ С.С. Молина

Лит.: Народные певцы и композиторы Мордовии. — Саранск, 1975; Бояркин Н.И. Становление мордовской профессиональной музыки (композитор и фольклор). — Саранск, 1986; Ситникова Н.М. Страницы музыкальной истории. — Саранск, 2001.

Н.М. Ситникова

ПЕСНЯ, род вокальной музыки, осн. выразит. средством к-рого является сочетание мелодии и текста. Различают нар. (см. Мордовская народная вокальная музыка) и авторскую проф. и самодеят. (см. «Капель») П., т. е. проф. и самодеят. худ. творчество; по характеру исполнения — сольные и хоровые, без сопровождения и в сопровождении фортепиано, баяна и инструмент. ансамбля (см. Самодеятельное художественное исполнительство). Первые мордов. авторские П. принадлежат Л. Кирюкову (1940-е гг.). В 1950—60-х гг. к жанру П. обращались Г. Павлов и Г.И. Сураев-Королёв, в 1970-е — Г. Вдовин (для интонац. строя характерно сочетание мордов. муз. фольклора и сов. П.). С 1980-х гг. в жанре П. работают Н. Кошелева, Е. Кузина, Н. Митин, Г.Г. Сураев-Королёв, С. Терханов. Композиторами Мордовии создано ок. 400 П.; большинство — на слова поэтов Мордовии на мокш., эрз. и рус. языках (Ф. Атянин, А. Громыхин, И. Девин, А. Доронин, А. Ежов, Р. Кемайкина, С. Кинякин, М. Моисеев, Н. Мокшин, В. Нестеров, А. Пудин, К. Смородин, Ю. Сухоруков, М. Уездин, П. Черняев, Н. Эркай и др.). Сложилось творч. содружество поэта и композитора: Л. Талалаевский — Вдовин, Н. Задальская — Кузина, Е. Садулин (Н. Новгород) — Терханов. Мн. композиторы сами пишут тексты П.

Разнообразна тематика П. Особое место в песенном творчестве композиторов Мордовии занимает патриотич. П.: «Цвети, моя страна» Кирюкова (сл. Д. Ураева), «Край наш, Мордовия» Г.И. Сураева-Королёва (сл. П. Гайни, авторизиров. пер. Б. Соколова), «Мордовия» Вдовина (сл. И. Калинкина), «Моя Мордовия» Кошелевой (сл. М. Трошкина), «Славься, Мордовия!» Г.Г. Сураева-Королёва (сл. автора), «Рассветы над Мокшей-рекой» Кузиной (сл. Задальской), «Поэма о Мордовии» Терханова (сл. автора). Теме Вел. Отеч. войны и защите мира посвящены П. «За мир» Кирюкова (сл. А. Мартынова), «Рославльская краснознамённая» Г.И. Сураева-Королёва (сл. Н. Александрова и В. Кострикова), «Ночь прошла» Вдовина (сл. П. Кириллова), «У могилы неизвестного солдата» Кошелевой (сл. Уездина), «Сегедский танковый полк» Г.Г. Сураева-Королёва (сл. автора), «Песня о матери» Митина (сл. Талалаевского), «Невесты, не ставшие жёнами» Кузиной (сл. Л. Татьяничевой), «Баллада о снах» Терханова (сл. автора).

Беседные песни за вышиванием. Ковылкинский район. 1990-е гг.

Самые распростран. среди массовых и эстрадных П.: лирич. — «Панжи лайме порась» — «Когда цветёт черёмуха» Кошелевой (сл. И. Девина), «Эх, мордовочка» Г.Г. Сураева-Королёва (сл. Ю. Азрапкина), «Русокосая» Павлова (сл. А. Малькина), «Ты уходишь» Терханова (сл. В. Сосноры), «Мольба» Кузиной (сл. Т. Кузовлёвой); на тему любви к матери и материнской любви — «Тютю-балю» Кирюкова (сл. Ф. Атянина), «Дочернею любовью» Кошелевой (сл. Черняева), «Сембодонга мазыняй» — «Всех красивее» Кошелевой (сл. С. Кинякина), «Мамины руки» Митина (сл. Талалаевского), «Мама» Терханова (сл. автора); П. о детях и для детей — «Кафта ежуфт» — «Два хитреца» Кошелевой (сл. В. Мишаниной), «Что такое доброта?» Терханова (сл. Садулина), «Слушай музыку небес» Кузиной (сл. Задальской).
П. композиторов Мордовии исполняют солисты Мордовской государственной филармонии и Государственного музыкального театра РМ (М. Антонова, А. Клыков, В. Кудряшов, Л. Кузнецова, А. Куликова, Н. Маркова, С. Плодухин, С. Семёнов, Н. Спиркина), а также самодеят. артисты. Г.Г. Сураев-Королёв, Кузина, М. Фомин часто сами представляют свои П. Записаны компакт-диски (аудио) «Современная хоровая музыка композиторов Мордовии», «Панжи лайме порась» («Когда цветёт черёмуха») Кошелевой, «Наши встречи» Кузиной, «Мои берега», «Островдетства»Терханова.
Самодеят. композиторы создают П. для исполнит. коллективов, к-рыми они руководят (В.А. Белоклоков, В.А. Бычков И.И. Игнатов В.И. Строкин — Саранск; С.Н. Тихов — г. Краснослободск; Н.В. Киселёв — г. Рузаевка; Г.И. Мазаев — Кочкуровский р-н; И. Овчинников — Ковылкинский р-н и др.).

Тексты: Мокша-мордовские песни. — М., 1935; Песни Мордовии. — Саранск, 1959; Павлов Г.В. Песни и романсы. — Саранск, 1963; Песни Мордовии. — Саранск, 1987; Школьные годы чудесные. — Саранск, 1988; С песней по жизни. — Саранск, 1989; Кошелева Н.В. Услышь мою песню. — Саранск, 1994; Одинокова Т.И. Мордовская музыка в начальной школе. — Саранск, 1994; Мокшерзянь морот. — М., 1929; Моронь пусмо — Песенный букет. — Саранск, 2000.

Лит.: Ситникова Н.М. Страницы музыкальной истории. — Саранск, 2001.

И.А. Галкина

РОМАНС, камерное вокальное произв. для голоса с инструмент. сопровождением (см. Камерная музыка, Вокальная музыка). Р. свойственны обращение к внутр. миру человека, поэтизация личных чувств, психологич. глубина. Мелодия более, чем в песне, связана с текстом, отражая все нюансы настроения. Синтез музыки и слова может проявляться в напевной декламации и развёрнутой вокальной линии оперного типа. Выразит. значение имеет сопровождение (чаще — фортепианное). Жанровые разновидности Р.: баллада, элегия, драматич. сцена и др. Нередко Р. объединяются в вокальные циклы.

В проф. музыке Мордовии Р. появился в 20 в. Мелодико-гармонич. средства ряда образцов связаны с фольк. традициями (см. Мордовская народная вокальная музыка). Композиторы обращаются к стихам поэтов Мордовии, классич., совр. рус. и зап.-европ. поэзии. Тексты — на рус., мокш., эрз. языках. Первые Р. зафиксированы в творчестве М.И. Душского («Отчаяние» на сл. А.И. Полежаева, 1938 и др.). В Р. послед. десятилетий запечатлён широкий круг образов и муз.-выразит. средств: лирика светлых любовных чувств — в Р. Л.П. Кирюкова на сл. Ф.С. Атянина «Илядень моро» — «Вечерняя песня» (1958), Г.И. Сураева-Королёва на сл. И.Н. Кудашкина «Скажи-ка, моя единственная» (1993), С.Я. Терханова на сл. Т. Сидоровой «Мне нравится быть твоей», И.Г. Эренбурга «Так ждать…» (1997); яркая эмоциональность и развитая фортепианная партия — в Р. И.В. Соколовой на сл. Сураева-Королёва «Мон лисян» — «Я выйду» (1958), Г.Г. Вдовина на сл. П.У. Гайни «Сонет» (1963); состояние душевного самоуглубления отражено в Р. Терханова «Я — лист» на сл. Н. Шумак (1994), 2 «Сонетах» на сл. У. Шекспира (1998), Д.В. Буянова на сл. А.А. Тарковского «Свеча» (1991), собств. сл. «Молитва», «Твой взгляд», (2002). Часто в лирич. повествовании с настроением человека гармонируют образы природы: Р. Сураева-Королёва на сл. А.С. Пушкина «К морю» (1940), Соколовой на сл. Атянина «Тунда» — «Весна», «Сёксень мора» — «Осенняя песня», «Журавли» (1958), Вдовина на сл. Е.А. Евтушенко «Осень» (1973), «Идут белые снеги» (1981), Пушкина «Октябрь уж наступил…» (1998). В жанре вокальной баллады написаны Р. Терханова на сл. Ю. Андрианова «Броды» и «Третья позиция» (1986), Р. Романовой «Во поле, во чистом» (2002). В вокальных произв. Г.Г. Сураева-Королёва («Прости» на сл. Е. Наумовой, 2000, «Приди» на сл. Ю. Азрапкина, 2002), Е.В. Кузиной («Давай с тобой поговорим» на сл. Н. Задальской, 2002) Р. приобрёл черты совр. эстрадной песни. Стилистич. близость к рус. бытовому Р. — в соч. «Мне не забыть» Н.В. Кошелевой на сл. А.Н. Терентьева (1981). Р. композиторов Мордовии входят в репертуар солистов Мордовской государственной филармонии, Государственного музыкального театра РМ.

Н.М. Ситникова

СИМФОНИЧЕСКАЯ МУЗЫКА, музыка, предназнач. для исполнения симфонич. оркестром; самая значит. и разнообразная область инструмент. музыки, охватыв. крупные многочастные композиции сложного образно-тематич. содержания и небольшие пьесы. Характерные жанры: симфония, симфонич. поэма, сюита, концерт, увертюра. В РМ первые образцы С. м. создал М.И. Душский — 2 сюиты для симфонич. оркестра (1938, 1939). В них композитор, следуя традициям рус. классич. музыки, претворил своё представление о мордов. крае, использовав мелодии нек-рых нар. песен и наигрышей для красочных темброво-интонац. вариаций. В 1958 Л.И. Воинов написал симфониетту в 3 ч.; в 1960-е гг. Г.В. Павлов — 2 увертюры для симфонич. оркестра, где преобладают маршево-танц. средства. Определ. тематика отличает «Юбилейную увертюру» Г.Г. Вдовина (1969). Переломными в создании С. м. стали кон. 1960-х — нач. 70-х гг. Для её соч. были характерны поиск новых выразит. средств, обогащение худ. традиций достижениями совр. европ. и рус. муз. культуры. Начало этого этапа — создание Вдовиным 1-й симфонии (1968), первой в истории мордов. музыки (диплом Всесоюз. смотра молодых композиторов, 1969), её отличают образно-психологич. глубина, лаконизм; 2-й его симфонии (1972) присущи лирика пейзажа и настроения, весёлая буффонада; 3-я симфония (1989) — драм. размышление о чистоте души, к-рая может спасти человека в тоталитарном мире; в 4-й (1993) автор развивает образную сферу предшеств. Н.Н. Митин — автор 2 крупных одночастных симфонич. произв.: симфониетты (1979) и симфонии «Рузаевка» (1989; первое соч. этого жанра, имеющее определ. лит. программу, — по повести Ф.К. Андрианова «Зарево над Рузаевкой»). Стремление к лаконичности, минимизации худ. приёмов свойственно симфонии в 2 ч. Д.В. Буянова (1996).

С кон. 1980-х гг. композиторы Мордовии активно обращаются к жанру симфонич. поэмы. Первое соч. подобного рода — симфонич. поэма «Эрьзя» Е.В. Кузиной (1988), затрагив. тему личности в иск-ве. Для симфонич. поэмы С.Я. Терханова (1991) характерны противопоставление муз. символов добра и зла, оригинальность оркестрового состава (партии вокала, дет. хора, органа). Симфонич. поэма Г.Г. Сураева-Королёва «Зов» (1999) определена автором как «настроение для симфонического оркестра», «Свет и тень» (2000) — колористически яркое живописное полотно, «Симфония новелл» (2001) — калейдоскоп разнохарактерных эпизодов. В концерте для симфонич. оркестра Кузиной (1992) выявляются красочно-выразит. возможности разных инструментов; в симфонич. сюите из балета «Алёна Арзамасская» Н.В. Кошелевой (1979) создан образ легендарной героини мордов. народа (см. Алёна Арзамасская-Темниковская), конкретный программный замысел свойствен её симфонич. сюите «Женские портреты» по скульптурам С.Д. Эрьзи (2001). Инструмент. зарисовки в «Сюите по мотивам скульптур С.Д. Эрьзи» для камерного оркестра (1989) создал Терханов.

Лит.: Попова Т.В. Симфоническая музыка. — М., 1963; Народные певцы и композиторы Мордовии. — Саранск, 1975; Бояркин Н.И. Становление мордовской профессиональной музыки (композитор и фольклор). — Саранск, 1986; Ситникова Н.М. От песни до симфонии, или Давайте слушать музыку! — Саранск, 1989.

Н.М. Ситникова

ФОРТЕПИАННАЯ МУЗЫКА, одна из значит. областей инструмент. музыки, охватыв. крупные многочастные произв. (сонаты, концерты) и небольшие пьесы разнообразного содержания. В творчестве композиторов Мордовии Ф. м. получила распространение во 2-й пол. 20 в. Важной чертой её самобытности является претворение традиций песенного и инструмент. мордов. фольклора в формах и жанрах классич., совр. зап.-европ. и рус. музыки. За основу муз. материала часто берётся фольк. источник. Первое значит. соч. в области Ф. м. — фантазия (в первонач. ред. — вариации) на тему мордов. нар. песни «Роман Аксясь» — «Романова Аксинья» (1959) Г.И. Сураева-Королёва. Линия концертного пианизма продолжена в крупных произв. Г.Г. Вдовина — 2 сонатах (1971, 1983), фантазии (1973), балладе (1991), цикле «Прелюдии и фуги» (2003); И.В. Соколовой — концертных вариациях на мордов. нар. песни (1974—86); Е.В. Кузиной — токкате (1983); Г.Г. Сураева-Королёва — токкате (1984), сонате (1986). Разнообразные по настроению и содержанию пьесы малых форм впервые представлены в творчестве Л.П. Кирюкова, в цикле «Одиннадцать фортепианных миниатюр» (1959—62; Саранск, 2003), в. т. ч. прелюдия, скерцо, элегия. Среди произв., созд. позже, известны «Десять прелюдий-импровизаций» Г.Г. Сураева-Королёва (Саранск, 1994), прелюдии Н.Н. Митина, отд. пьесы Кузиной, М.Н. Фомина. Значит. часть Ф. м. составляют программные произв. Выделяются пьесы Кирюкова —«Утро», «Весенние отзвуки» (1959—62), Г.И. Сураева-Королёва — «Мечта» (1965), Вдовина — триптих на скульптуры С. Эрьзи: «Грёза», «Моисей», «Танец» (1965—68), цикл «Портреты» (2003), С.Я. Терханова — «Вальс-видение», «Случайный мотив» (1995—2000). Разнообразна в жанровом отношении Ф. м. для детей (от песен, танцев, маршей до вариаций и сонатин), представл. в сб-ках и циклах: 8 лёгких пьес для фортепиано (1966), 5 очень лёгких пьес для фортепиано (1971) Вдовина; 40 этюдов (1973—75), «Мордовские картинки: 60 пьес и этюдов» (1974), 18 сонатин (1980) Соколовой; «Зарисовки» (1980), «Лесная сказка» (1999) Н.В. Кошелевой; «Наш день» (1982) Кузиной; 20 пьес для фортепиано (1989), 4 пьесы для фортепиано (1990) Н.И. Бояркина; «Забавные пьески» (1998) Г.Г. Сураева-Королёва. Произв. для детей, созд. Е.В. Лысенковой Терхановым, Д.В. Буяновым самодеят. композитором М.И. Волковым на фольк. основе, и их оригинальные соч. также привлекают эмоциональностью, конкретностью образов. Первым образцом концерта для фортепиано с оркестром стало концертино для фортепиано и струнного оркестра Вдовина (1967; пр. Комсомола Мордовии, 1969), в к-ром преобладают светлые юношеские настроения, а в основе муз. языка — интонации мордов. нар. песен. Концерт для фортепиано и симфонич. оркестра Г.Г. Сураева-Королёва (1988; пр. Комсомола Мордовии, 1988) отличается сочетанием элементов мордов. фольклора и классич. джаза, разнообразием фортепианной техники. Ф. м. композиторов Мордовии входит в репертуар концертир. пианистов России, преподавателей муз. вузов, уч-щ, школ республики, учеб. программы.

Тексты: Детские пьесы композиторов Мордовии. — М., 1987; Педагогический репертуар для фортепиано мордовских композиторов: В 2 ч. — Саранск, 1989 — 1990; Фортепианная музыка композиторов Мордовии: В 4 ч. — Саранск, 2000 — 2003.

Лит.: Олзоева С.Г. Мокшэрзянь фортепианной музыканть касомань кинзэ // Сятко. — 1987. — № 2.

Н.М. Ситникова С.Г. Сураева-Королёва.

ХОРОВАЯ МУЗЫКА, музыка, предназнач. для хорового исполнения. Существует как нар. (см. Мордовская народная вокальная музыка, Мордовское народное многоголосие), так и проф. Осн. жанры: обработки песенного фольклора, хоры и хоровые песни, кантаты и оратории, концерты, баллады, хоровые номера. В Мордовии первыми произв. Х. м. являются обработки и аранжировки мордов. нар. песен 1930—40-х гг. Л.П. Кирюкова, Д.М. Мелких Б.М. Трошина С.В. Евсеева М.И. Грачёва Г.Г. Лобачёва. Развитие этого жанра прослеживается в процессе творч. претворения особенностей нар.-песенного исполнительства и его многоголосных форм в произв. Г.И. Сураева-Королёва («Вирь чиресэ» — «На опушке леса», 1963; «Аляняце вешеннтянза» —«Тебя ищет батюшка», 1964), Г.Г. Вдовина («Никаноронь Катянясь» — «Никанорова Катя», 1964; «Од цёра» — «Молодой парень», 1993), Н.И. Бояркина («Раужо моря» — «Чёрное море», 1978; «Ёру-ёру», 1989) и др. В 1990-е гг. появились обработки рус., мар., удм., фин., карел. песен Вдовина и Бояркина. Духовное наследие этноса, особенности нац. характера и худ. образности запечатлены в соч. «Сура лангсо» — «На Суре» (1965, сл. Н. Эркая), хоровых вариациях на тему «Косо, шенже, удат-аштят» — «Где, уточка, ночуешь-живёшь» (1979) Сураева-Королёва, «Каляда» (1992, сл. нар.) Кошелевой, в хоровой фантазии на тему «Нармоннят» — «Птички» (1994) Терханова и др. Оригинальные соч. (хоровые песни и хоры) создавались на темы родного края: «Край наш, Мордовия» (1965, сл. П. Гайни) Сураева-Королёва, «Шачема край» — «Родимый край» (1995, С. Кинякина) Вдовина, «Ей приснилось, что она — Россия» (1999, Л. Татьяничевой) Е.В. Кузиной «Родина моя» (1983, сл. Н. Белик) С.Я. Терханова и др. Гражд. и воен.-патриотич. тематика разносторонне раскрыта в соч. Н.Н. Митина («Сказ о матери», 1975, сл. Я. Смелякова; «О, Русь», 1996, К. Смородина), Вдовина («Обелиск», 1971, В. Лессига), Терханова («Молчание тишины», 1996, Е. Садулина), Кузиной («С победой, родная страна», 2001, сл. С. Луговского) и др. В 1980—90-е гг. хоровая культура Мордовии пополнилась образцами духовной музыки, в т. ч. «Вай, Иисус» (1983, сл. В. Нестерова), «Аляньке минь» — «Отец наш» (1992, пер. В. Мишаниной) Н.В. Кошелевой; «Кайги вал» — «Звучащее слово» (1990, А. Пудина), «Кирвастян штатол» — «Зажгу свечу» (1991, А. Арапова) Бояркина; триптих на духовные тексты (1992) Терханова; 3 псалма (1994) Д.В. Буянова Для развёрнутых хоровых полотен 1980—90-х гг. характерно отражение остросоц. тем, внутр. мира человека: «Колокола» (1988, сл. Б. Соколова), «Три этюда-картины» (1989) Вдовина, «Опасна правда на Руси» (2000, сл. Садулина) Терханова и др. Кантатно-ораториальное творчество представлено произв.: Кирюкова —«30-летие Октября» (1948, сл. Гайни), «Ода Пушкину» (1949, Гайни), «Течи праздник юбилей» — «Сегодня праздник — юбилей» (1950, И. Кривошеева), Л.И. Воинова — «Край родной» (1957, Эркая), Сураева-Королёва — «Последний суд» (фантастич. оратория, 1972, автора), Вдовина — «Ленин минек ютксо» — «Ленин среди нас» (1969, поэтов Мордовии), «Эрьзя. Три этюда из жизни» (1976, Л.М. Талалаевского Кошелевой — «Мордовские песни» (1978, нар.), «Песнь о воинской славе» (1985, Пудина), Митина — «Молодость страны» (1980, П. Любаева и В. Юшкина), «Венок победы» (1985, Талалаевского), Кузиной —«Бунтарская песнь» (1987, Талалаевского), Терханова — «Душа народная хранит» (1990, сл. Ю. Попкова) и др. В кон. 20 в. появилась Х. м. новых жанров: «Баллада о Ефрейторе и Деве Белого Плёса» (1993, сл. Т. Кибирова) Вдовина, концерт для хора и баритона (1995, сл. Н. Рузанкиной) Кузиной. Картины нар. жизни запечатлены в вокально-хореографич. образцах: «Сельская улица» (1966, сл. Гайни), «Роман Аксясь» — «Романова Аксинья» (1985, нар.) Сураева-Королёва, «Мордовская свадьба» (1980, сценарий В. Ирченко) Кошелевой, «Тейтерень пия кудо» — «Дом девичьего пива» (1985, сценарий В. Брыжинского) Вдовина. Нац. колорит, яркий мелодизм, фактурно-вариац. развитие присущи хорам в муз.-сценич. произв.: муз. драме «Литова», операх «Несмеян и Ламзурь», «Нормальня» Кирюкова, муз. драме «Ветер с Понизовья» Вдовина, опере «Сияжар» М.Н. Фомина.

Х. м. композиторов Мордовии исполняется Государственным камерным хором, хором Государственного музыкального театра РМ, ансамблями «Умарина», «Келу», хоровой капеллой Мордов. гос. ун-та, хорами МГПИ им. М.Е. Евсевьева Саранского музыкального училища, ДМШ, а также самодеят. коллективами и ансамблями.

Произв. композиторов Мордовии входят в репертуар известных коллективов России, в т. ч. Башкирского академич. камерного хора, Мар., Удм., Чуваш., Магнитогорской, С.-Петербургской академич. хоровых капелл, Омского, Рязанского нар. хоров, хоровых коллективов Казанской, Нижегородской, Уральской консерваторий, дет. хоров г. Казани, Москвы, Н. Новгорода, Самары.

Лит.: Народные певцы и композиторы Мордовии. — Саранск, 1975; Бояркин Н.И. Становление мордовской профессиональной музыки (композитор и фольклор). — Саранск, 1986; Ситникова Н.М. Страницы музыкальной истории. — Саранск, 2001.

Т.И. Одинокова

ХОРЕОГРАФИЧЕСКОЕ ИСКУССТВО. Включает различные формы танц. пластики, постановку балетных спектаклей и танцев. Х. и. Мордовии в своём развитии прошло 2 этапа. До сер. 1930-х гг. преим. бытовала нар. хореография. В традиц. танц. движениях, дошедших до наших дней, сохранился ряд положений рук, корпуса, ног, связ. с древними молениями (обращение к верховным божествам, солнцу), с тру-довыми процессами (наматывание ниток, прядение, сучение, тканьё, полоскание, вы-шивание и т. д.). Ряд танц. выразит. средств воспроизводит традиц. нац. символы: медведя, коня, утку, селезня, жаворонка, берёзу, цветущую яблоню. Лексика нац. танца состоит из различных видов шагов, ходов, ударов, дробей, выстукиваний, соскоков и подскоков, разнообразных поворотов и вращений. Мордов. нар. хореография (хороводы, пляски, пантомимич. воспроизведение различных событий и образов), приуроч. к обрядово-праздничным действам, являлась символич. отражением жизни человека. Деторождению, а также произрастанию хлебных злаков и технич. культур посвящались спец. эротич. пляски и пантомимич. действия ряженых женщин во время свадьбы и проводов весны (Тундонь ильтемат — э.). На празднике первой борозды (Кереть озкс — э.) с помощью ритмич. танц. движений изображались обработка земли, посев хлебов. В связи с завершением уборки урожая разыгрывались сценки с участием различных персонажей. В дни массовых общинных молений (Велень озкс — э.), используя пантомиму и определ. словесные формулы, молящиеся общались с божествами, а молодёжные хороводы под скрипичные и волыночные наигрыши выражали радость по этому поводу. Разнообразные пластич. средства применялись при проведении эрз. праздника «Тейтерень пия кудо» (см. Тейтерень пиянь кудо), где бытовали соревнования-переплясы между девушками и юношами, девушками и пожилыми мужчинами; разыгрывались свадебные эпизоды с использованием пантомимы (свадебная тройка, пляска медведя, проводы невесты), на ходу сочинялись многофигурные орнамент. композиции с использованием в качестве персонажей необмолоч. снопов нового урожая. Во время выгона стада под звуки пастушеского рожка или нюди исполнялись пляски, возвеличив. скот. Зимний праздник молодёжи, проводимый в дни Святок (м. Роштувань куд, э. Роштовань кудо), изобиловал энергич. юмористич. и сатирич. плясовыми эпизодами. Их организаторами была маска Роштова бабы (бабушка Рождество) и руководимые ею карят (хари, личины). Вечером в это время устраивали хороводы фонарей, символизир. «перекличку» звёздного неба и верховных покровителей с живущими на земле. Пантомима, ритмич. пляски сопровождали спец. обрядовые действа, с помощью к-рых отражали борьбу с эпидемиями (э. стака мор озкс «моление от тяжёлого мора»), вредителями с.-х. культур (э. цирькун озкс «моление от саранчи»), просили вернуть земле силы (э. грань озкс «моление на меже»). Особое место хореография занимала в похоронно-помин. обрядности мордвы (пантомимич. борьба пожилой женщины с маской смерти, погребальный хоровод на могиле при проведении обряда Свадьба кулозень лемс (э., «Свадьба по умершему»). Танц.-пантомимич. сцены (в зависимости от их содержания и характера) сопровождались соответств. муз. инструментами. В массовых праздничных действах и в нек-рых молениях участвовали скрипачи и волынщики, на зимние молодёжные игры приглашали нюдийщиков. В ритуальных действах применялись также различные ударные инструменты (кальхциямат, шавома — м.; кальцяемат, чавомат — э.; см. Мордовские народные музыкальные инструменты), сковороды, тазы, печные заслонки. Из многочисл. в прошлом хореографич. действ в совр. мордов. нар. творчестве (праздничное или сценич.) бытуют в осн. пляски свадебные и исполняемые по разным поводам (м. «Левжань кштима» — «Левженская плясовая», м. «Иляназ» — «Лён» и др.).

Новый этап развития хореографии связан с процессом становления нац. проф. иск-ва (1930-е гг.). Молодые люди, пришедшие в мордов. театр. студию (см. Мордовские театральные студии) из эрз. и мокш. сёл и деревень России, привнесли в танец движения и ритмы своих селений. Из разрозн. элементов постепенно создавались цельные танц. картины. На концерте, посвящ. Чрезвычайному съезду мордов. народа (1937), нац. группой артистов муз. театра (Г. Вдовин, М. Девятайкина, С. Рябова, Е. Тягушева, А. Шаргаева) впервые был исполнен проф. эрз. танец «Кеняркс» («Радость»). Началу систематич. изучения и записи нар. хореографии положено Мордов. хоровой капеллой (1939, рук. П.П. Емец; впоследствии ансамбль «Умарина»). Коллектив исполнял сценич. варианты хороводов, затем сюжетные танцы на свадебную тематику (композитор Л.П. Кирюков) и вокально-хореографич. композицию «Луганяса келунясь» (м., «На лугу берёзка»). Во время Вел. Отеч. войны ансамбль, разделившись на бригады, исполнял сольные и дуэтные танцы эстрадного плана (танцоры В. Аргентов, С. Васильева, Ф. Горячев, С. Макаров). В нач. 1950-х гг. в танц. репертуар ансамбля (хореографич. группу пополнили танцоры из упраздн. театра оперы и балета и различных коллективов России) входили сюжетные танцы («Приезжайте на побывку в родной колхоз», «Мордовская плясовая»), танц. сюиты с хором Кирюкова («Праздник урожая» и «Колхозная свадьба» — танцы невесты и её подруг, жениха и его друзей, свата и свахи, хоровод гостей) и др.

В 1960—70-х гг. нац. репертуару коллектива стало уделяться более серьёзное внимание. Работы хореографов Д. Бахарева, В. Жесткова, В. Кузнецова, Э. Тараховского, разнообразные по сюжету, светлые по настроению, раскрывали мироощущения совр. человека. Язык хореографии стал динамичнее. Танцы были насыщены трюковыми элементами («Причудливые забавы», «Сельские картинки», «Давайте спляшем», «Потешная веселуха», «Мы у Волги живём», «Эрзянки на лавочке», «Трактор пашет», «В лес по ягоды»). Большинство из них было объединено в вокально-хореографич. сюиту «Четыре времени года» (1966). Успехом пользовались песни и танцы, основ. на традициях нар. иск-ва: «Проводы невесты» (муз. И. Игнатова, сл. М. Бебана), «Течёт Мокша», «Умарина» — «Яблоня», «Праздник в Присурье» (В. Белоклокова, сл. П. Гайни), «Левженская плясовая» (муз. Белоклокова, постановка Бахарева). С 1984 с приходом в «Умарину» худ. рук. С.В. Балабана нац. тематика танцев стала разнообразнее. Изучение обрядово-праздничной культуры мордвы и бытования в ней нар. танц. пластики способствовало созданию номеров, ставших на мн. годы основой программы ансамбля: э. «Тундонь вастома» —«Встреча весны», «Эрзянь одирьват» — «Невесты-эрзянки» (муз. Н. Бояркина, постановка М. Мурашко), «Овто марто налксемат» — «Игры с медведем», «Гулине» — «Голубка», «Селека» — «Селезень», «Вирь Тавлань налкшкеть» — «Подлесно-тавлинские игрушки», «Колмо атинеть ды вейке тейтерь» — «Три старика и одна девушка» (муз. нар., постановка Г. Гальперина) и др. С ансамблем выступали артисты балета: Н. Власова, Т. Градусова, В. Каргина, В. Кирюшкин, Н. Люгзаева, Макаров, Е. Маркина, В. Пчёлкин, В. Стригулин, М. Сыч.

Вклад в развитие мордов. хореографии внёс фольк. коллектив «Келу» (организатор и 1-й рук. Г.И. Сураев-Королёв, балетмейстер В. Учватов). Его хореографию составили гл. обр. танцы с. Левжа, где достаточно полно сохранилась мордов. (мокш.) обрядность, а также танц. музыка и пляски, исполняемые на различных нар. празднествах («Зерезенькай», «Насту» — «Настёна», «Келу» — «Берёза», «Офта атя» — «Старик-медведь», «Постуфонь мора» — «Песня пастуха» и др.). На их основе был создан ряд танцев: «Алянь кштима» — «Мужской перепляс», «Тишень урядама» — «На сенокосе», хоровод «Келу», «Левжань стирхть» — «Левженские девушки» и др.

Развитию проф. театр. хореографии Мордовии способствовала деятельность Л.И. Колотнева.

Фольклорный ансамбль «Келу». 1966 г.

Его хореография в первых нац. спектаклях «Литова» (1943) и «Несмеян и Ламзурь» (1944) Кирюкова, отличающаяся массовостью и отточенностью, стала примером творч. переноса нац.-танц. языка в проф. иск-во (нац. пляски «Пакся озкс» — «Праздник освящения поля» и «Киштема» — «Пляска»). На дальнейшее развитие театр. хореографии повлияли реорганизация драм. театра в муз.-драм. (1958) и приход сюда выпускников хореографич. уч-щ страны. В хореографии муз. спектаклей проявилось разнообразие направлений и стилей балетмейстерского иск-ва. Вклад в театр. хореографию Мордовии 1960-х — нач. 1990-х гг. внесли балетмейстеры: В.В. Чижов («Риголетто» Дж. Верди, 1960; «Евгений Онегин» П. Чайковского, 1961; «Русалка» А. Даргомыжского, 1962), В.Н. Никитин («Цыганский барон» И. Кальмана, 1965; «Летучая мышь» И. Штрауса, 1966; «Невеста Грома» К. Акимова, 1967), лауреаты междунар. конкурса балетмейстеров А.Б. Иванова и Е.С. Осмоловский («Сильва» Кальмана, 1973; «Полярная звезда» В. Баснера, 1974; «Мисс Элли выходит замуж» Ф. Караева и Л. Вайнштейна, 1974; «Мокшанские зори» Г. Павлова и Акимова, 1974), Е.К. Дементьев («Золушка» А. Спадавеккиа, 1977; «Опасное сходство» Г. Цабадзе, 1982; «Русские потешки» В. Казенина, 1983; «Кошкин дом» А. Кулешова, 1985; «Литова» Кирюкова, 1985; «Вольный ветер» И. Дунаевского, 1985; «Музыкальное происшествие в стране “Мульти-пульти”», 1986; «Бременские музыканты» Г. Гладкова, 1987; «Марица» Кальмана, 1987), Г.Н. Рубинская («Чародей» В. Беренкова, 1980; «Пусть гитара играет» О. Фельцмана, 1980; «Ветер с Понизовья» Г. Вдовина, 1981), О.П. Егоров («Бабий бунт» Е. Птичкина, 1987; «Донна Люция» Фельцмана, 1987; «Рыцарь Синяя Борода» Ж. Оффенбаха, 1989; «Доротея» Т. Хренникова, 1989; «Серебряное озеро» Н. Кошелевой, 1990; «Ах, карусель, карусель!..» В. Комарова, 1991). В основе хореографии спектаклей на мордов. тематику лежали нар. орнамент. танцы и пляски, бытовавшие в обрядово-праздничных действах и придававшие постановкам своеобразный нац. колорит. Наиболее оригинальные среди них сюжетные танцы: «Богомазы» и «Встреча Мастера с героями своих скульптур» («Чародей»), «В подводном царстве Ведявы» («Серебряное озеро»), «Праздник весны» («Невеста Грома»), «Слава земле-кормилице!» («Ветер с Понизовья»). Новые веяния совр. хореографии отразились в одноактных балетах и миниатюрах балетмейстера Л.Н. Акининой «Герника» А. Морозова (1985), «Франческа да Римини» на муз. Чайковского (1991), «Болеро» М. Равеля (1991), «Кармен-сюита» Ж. Бизе — Р. Щедрина (1992), «Чайка по имени Джонатан Левингтон» С. Терханова (1993), «Вальпургиева ночь» Ш. Гуно (1993), «Мария Стюарт» Г.Ф. Генделя (1993), «Щелкунчик» Чайковского (1994) и др. В опере «Сияжар» М. Фомина (1995) она разработала яркие по рисунку, точные в этнографич. отношении сюжетные танцы. В данный период в муз. театре танцевали: Н. Разина, Дементьев, А. Бурнаев, Г. Чубаров, Н. Задумкина, Л. Игошева, О. Гаврилкина, Ю. Муринская, Акинина, Ю. Муринский, В. Иевлев, В. Мелёхина, Т. Редина, Н. Каданцев, М. Гринина, Р. Мельников.

Танец «Кочетовские пряхи». Постановка А. Г. Бурнаева 2003 г.

С кон. 1990-х гг. театр начал осуществлять постановки крупных балетных спектаклей на основе хореографии рус. балетмейстеров М. Петипа, М.М. Фокина и др.: «Коппелия» Л. Делиба (1998, балетмейстер Т.М. Лебедева «Жизель» А. Адана (1999), «Шопениана» (2000), «Пахита» Л. Минкуса (2001) (балетмейстер О.В. Васильева В 2004 поставлен балет «Лебединое озеро» Чайковского (балетмейстер В.М. Миклин

В 1980—90-е гг. в г. Саранске открыто неск. дет. школ бального и совр. танца. С 1980 работает эксперимент.-хореографич. студия театра муз. комедии (см. Мордовская республиканская детская хореографическая школа). С созданием в Мордов. гос. ун-те ф-та нац. культуры (1990) мордов. танц. иск-во стало предметом науч. иссл. Детальное изучение основ нар. пластики, поэзии, костюма, празднично-обрядовой культуры, фольк. театра способствовало созданию оригинальных по стилистике и содержанию эрз. и мокш. танцев («Ташто Найманонь утякат» —«Уточки Старых Найман», «Муранень мазыкат» — «Красавицы Мурани», «Тейтерень покшчи» — «Девичий праздник», «Тештеде пешксе кече» — «Звёздный ковш», «Перхляень кштима» — «Перхляйские перетопы», «Мокшень мянцевкат» — «Мокшанские вихлявицы» и др.; постановщик Бурнаев). Здесь разработана спец. программа подготовки специалистов по мордов. хореографии, изданы метод. разработки и учеб. пособия.

Лит.: Факультет национальной культуры. 10 лет. — Саранск, 2001; Бурнаев А.Г. Мордовский танец (история, методика, практика). — Саранск, 2002; Он же. Генезис балетного искусства Мордовии. — Саранск, 2004; Брыжинский В.С. Мордовская народная драма. — Саранск, 2003; Он же. Сиянь рисьминеть — Серебряные цепочки: Эрз. и мокш. народные игры и хороводы. — Саранск, 2002.

В.С. Брыжинский

1

Смотреть полностью


Скачать документ

Похожие документы:

  1. Пресс-служба фракции «Единая Россия» Госдума РФ (49)

    Документ
    01. 00 , 1:00 9 Радио 9 МАЯК, НОВОСТИ, 7.01. 00 , Лобанов Олег, 11:00 9 МАЯК, НОВОСТИ, 7.01. 00 , Максимова Евгения, 1 :00 9 МАЯК, НОВОСТИ, 7.
  2. Госдума РФ мониторинг сми 5-7 апреля 2008 г (1)

    Документ
    ВЕДУЩАЯ: Штрафы для алиментщиков вырастут в 5 раз. Закон об этом в первом чтении был одобрен Государственной думой. Депутаты посчитали, что нынешние штрафы за неуплату алиментов слишком малы - всего лишь 0,1% за каждый день просрочки.
  3. Хроника Волжского района канала Москва-Волга с 1931 по 2007 гг

    Документ
    15 июня. Выступая на июньском пленуме ЦК ВКП (б) 1931 года первый секретарь Московского комитета и Московского городского комитета ВКП (б) Лазарь Каганович докладом «О Московском городском хозяйстве и о развитии городского хозяйства
  4. Бюллетень новых поступлений литературы в Научную библиотеку Кубгу ноябрь 2005 г

    Бюллетень
    : Bibliographic Call Number: АДAuthor Number: А26Author: Агрова, Ольга Викторовна.Title: Грамматическая категория времени: субстанциональные характеристики и лексико-семантические интерпретации : автореф.
  5. Бюллетень новых поступлений за октябрь 2003 года (2)

    Бюллетень
    Транспо- рт и др Т.1.А-О/Пер.с нем.Гончаровой Е.М.,Здорик Т. Б.,Несытовой Н.Ю.и др.;Ред.Е.М.Гончарова.-М.:Издат. группа"Прогресс",1 .

Другие похожие документы..