Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
В последнее время возникли такие виды преступлений, которые носят комплексный характер. Их нельзя определить как одно преступление, это - явление. К т...полностью>>
'Закон'
Налог на прибыль (Profit Tax) - 10% (в случае, если бенефициаром компании является гражданин Кипра или компания ведет свой бизнес на Кипре). В тех сл...полностью>>
'Документ'
Британский парламент — один из старейших парламентов мира (часто его называют “праматерью” — точнее было бы говорить “праотцом” — парламентов). Он воз...полностью>>
'Документ'
Директор департамента. Да стоит, Ваше Сиятельство, только посмотреть на него, чтобы получить к нему отвращение: длинный, сухой, неуклюжий немец, физи...полностью>>

Григория Головчанского

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

А. Дмитриев.

Пермская старина. Вып.1.

Глава 5. Б.

Усольский, позднее Соликамский, уезд Перми Великой в XVI и начале XVII века.

Писцовая книга Усольского уезда Яхонтова 1579 года, как сказано, не издана в полном виде, а только в извлечении Берха в его "Путешествии в Чердынь и Соликамск" СПБ. 1821 г. Кроме того, содержание ее повторяется в общих словах в позднейшей книге по тому же уезду Кайсарова, изданной г. Шишонко(1). Наконец, несколько важных извлечений из Усольской книги Яхонтова сделано в прекрасном исследовании протоирея Ал. Матв. Луканина: "Церковно-историческое и археологическое описание г. Соликамска". Пермь. 1882 г.(2) Извлекаем из всех трех изданий необходимые сведения.

В 1579 году в городе Соликамске, на посаде и в уезде посадских и крестьянских дворов было: пашенных крестьян 197, безпашенных 155, всего 352 двора; людей в их, положенных в сошное письмо, было 406 челов. муж. пола. (Оттиск книги Кайсарова 1872 г., стр.113). Как и в Чердыни, в Соликамске не упоминаются Яхонтовым ни церкви, ни городские укрепления. Но Кайсаров в 1623-1624 гг. уже говорит очень подробно о тех и других в обоих городах. Укрепление Соликамск имел также деревянные. Стены крепости были снабжены башнями и бойницами. Посад по обычаю того времени, был обнесен особою стеною. Церквей в городе и на посаде. Соликамска у Кайсарова показано 6; из них при Михайло-Архангельской церкви упоминается женский монастырь, да, кроме того, был Вознесенский мужской монастырь за посадом, на р. Усолке, со своими храмами. Из общественных зданий в Соликамске Кайсаров показывает: избу таможенную, царев кабак, воеводский дом, винокурню и приезжие избы Чердынцев. Дворов посадских лучших торговых людей Кайсаров насчитывает 13, людей в них 26 человек, посадских средних людей дворов 15, людей 23, посад. молодших людей дворов 40, людей 72, самых молодших людей дворов 265, людей в них 399 чел. - всего 333 двора и 520 человек муж. пола. (Оттиск, стр. 21, 24, 33).

Уезд города Усолья Камского в 1579 г. был невелик и имел незначительное население. Он не разделялся на станы, так как не имел еще ни одного погоста, а только заключал в себе 23 деревни, 11 починков и 3 займища, т. е. заимки, во всех их 144 двора и 205 чел. муж. пола, положенных в сошное письмо(3). Почтенный историк Соликамска протоиерей А. М. Луканин приводит в своем труде из какой-то рукописи 29 названий населенных мест Усольского уезда, существовавших при описи Яхонтова в 1579 г. И тем дает возможность судить о границах тогдашнего Усольского уезда Перми Великой.

Как сказано выше, Усольский уезд с разных сторон, исключая восточной, был окружен в XVI и XVII вв. землями Чердынского-Пермского уезда, с севера - землями Нижнего его стана, а с других сторон - Отхожего района. Кроме того, в территорию Усольского уезда с юго-запада врезывались тогда Строгановские вотчины со своим особым управлением и выделевшиеся из них же вотчины Пыскорского монастыря. Таким образом, весь Усольский уезд времён Яхонтова занимал весьма небольшую площадь, ныне составляющую волости Соликамского уезда: Городищенскую, Половодскую, Троицкую и Зарянскую на левом берегу Камы и Касибскую на правом. Покамские же волости: Пыскорская, Дедюхинская и Ленвинская составляли особые владения Пыскорского монастыря, а Усольская, Орловская и Таманская волости и река Яйва до впадения в неё Чаньвы были владениями Строгановых. Из селений Усольского уезда, упоминаемых Яхонтовым, отметим деревню Остяцкую на речке Чёрной(4). В1623-1624 г. Кайсаров уже называет её починком Неклюдовым, "что была деревня Остяцкая". Последнее наименование уже встречалось нам в Нижнем стане Чердынского уезда и вторично свидетельствует о распространении Угорского населения в древнейшее время далеко на запад. По правую сторону Камы заметим: деревню Григорово, у которой после была найдена богатая медная руда, снабжавшая Пыскорский монастырский завод; починок Жераднев на речке Лысьве, впадающей справа в Каму почти против устья Усолки; у Кайсарова упоминается уже "деревня Лысьва, что была починком Жераднев". Недалеко отсюда стоял одно время известный Пыскорский монастырь. Упоминаемые Яхонтовым деревни Бердникова, Зубковская и Кулаковская составили вскоре один погост, называемый у Кайсарова "Городище". Точно также деревня Зырянка на речке того же имени и починок Тимашев, отдельно поименованные у Яхонтова, при Кайсарове составили один погост "Зырянку", впоследствии славившийся солеварнями и перешедший в руки Строгановых. Деревня же Боровая, при впадении речки Боровой в Каму, при Кайсарове превратилась уже в погост "Рождественский".

Итак, границы Усольского уезда в Перми Великой при Яхонтове были приблизительно следующие: на севере от правого притока Камы, речки Вильвы, и левого - речки Верх-Баровой, составлявших, как выше сказано, южную границу Нижнего стана Чердынского уезда; на юг до реки Лысьвы на правой стороне Камы и до реки Зырянки включительно с рекой и селом Зырянкою и притоком Зырянки, речкою Толычем, - на левой стоне Камы; на западе упомянутые речки Вильва и Лысьва, близко сходясь своими истоками, образовали тупой угол, служивший естественною границею Усольского уезда; на востоке граница распространялась от верховьев Верх-Боровой (что в Чердынском уезде) по Глухой Вильве, притоку Язьвы (тоже Чердынской реки), притоку Г. Вильвы, р. Сурмогу, по волоку, по речке Ику, притоку Яйвы, и по р. Яйве, начиная от нынешнего села Верх-Яйвенского не далее деревни Вижая и села Троицкого, отсюда по р. Зырянке и Толычу. В указанных границах на левом берегу Камы узкая полоса земли от верхнего конца Чашкина озера и его притока (прорыва) в Каму и до устья р. Зырянки - составляла собственность Пыскорского монастыря и не входила в число земель Усольского уезда. (Оттиск книги Кайсарова, стр. 59).

При этом дальнейшим южным продолжением внешней границы Перми Великой с поселениями Вогулов и Остяковслужила черта: от р. Верх-Боровой по глухой Вильве, Сурмогу, волоку, Ику Яйве от села Верх-Яйвенского и по её левому притоку реки Чаньве, составлявшей владение Строгановых, далее черта на юг, пересекавшая Косьву, приток Камы, и Усьву, приток Чусовой, и приближавшаяся к другому её притоку, реке Койве, вблизи самого Уральского хребта.

Действительно, к югу и востоку от Яйвы мы неоднократно встречаемся с названием речек Вогулок, подобно тому, как в Пермском-Чердынском уезде - к востоку от Колвы. Таковы: речка вогулка близь нынешнего села Романова на Яйве, по левую её сторону (впадает в озеро); Вогулка, правый приток Няра, текущего справа в Косьву; Вогулка, левый приток самой Косьвы, и Новая Вогулка, текущая в помянутый приток Няра того же имени(5). Наименование же р. Зырянки свидетельствует, что пермяцко-зырянское население жило по самой Каме, зпаднее Вогулов и Остяков, но в ближайшем сосоедстве с ними.

При Михаиле Кайсарове в 1623-1624 г. границы Усольского уезда оставались те же самые, что были 44 гола назад, но количество населённых пунктов, как и в Чердынском крае, значительно увеличилось. Тогда как при Яхонтове в 1579 году здесь не было ещё ни одного погоста, при Кайсарове их было уже три: Городище на р.Усолке, Рождественский на устье Боровой и Зырянка на реке того же имени (все три - левые притоки Камы). На этом основании Кайсаров делит весь Усольский уезд на (стр.94) 4 части: 1) Окологородный стан, 2) округ Городищенский, 3) округ Рождественский и 4) округ Зырянский.

В Окологородном стане Кайсаров перечисляет 23 деревни, 20 починков, 112 дворов пашенных крестьян, 1 беспашенный, 3 двора бобыльских, 1 двор пустой, людей 165 чел. муж. пола (Оттиск, стр. 68-82). В Городищенском округе: 18 деревень, 8 починков, во всех них вместе с погостом 135 дворов пашенных крестьян, 5- беспашенных, 2- бобыльских, 7- пустых, людей в них 205 муж. п. (ibidem, стр. 83- 97). В Рождественском округе: 7 деревень, в них и в погосте 41 двор пашенных крестьян, 19- безпашенных, 6- бобыльских, 3- пустых, людей- 90 человек (ibidem, 98- 104). В Зырянском округе: 1 деревня Шмаково, 2 починка, в них и в погосте 41 двор пашенных крестьян, 3- безпашенных, 5- бобыльских, 1- пустой, людей 63 чел. (ibidem, 104- 108). "И всего в Соликамском уезде,- заключает Кайсаров,- 3 погоста, а к ним 49 деревень, да 30 починков,а в них 12 дворов, да 329 пашенных крестьян, да 28 дворов беспашенных, да 16 дворов бобыльских, а людей в них 523 человека; да 12 дворов пустых, да 3 места дворовых" (Оттиск книги Кайсарова, стр. 109-110). В этом заключении Кайсарова единственный раз называется весь уезд "Соликамским". Сверх прежних писцовых книг Ивана Яхонтова в Усольском уезде прибыло: 3 погоста, 26 деревень, 19 починков; дворов на посаде Соликамска, в погостах и уезде 400 (всех разрядов) и людей 637 человек муж. пола.
Кроме того "на Сибирской на Верхотурской дороге", т. е. на Бабиновской из Соликамска в с. Ростес и далее- через Урал, на волоке, на реке Яйве(6), на месте нынешнего села Верх- Яйвенского, Кайсаров впервые указывает монастырь- новую пустынь с храмом Введения, одной кельей и 5 иконами, да за пустынью 6 дворов бобыльских и в них 8 человек, да одно займище (заимку) на верховьях Усолки, с одним монастырским двором. Церковь Введения построена в Верх-Яйвенском селе известным Артемием Бабиновым в 1616 году, как видно из Соликамского летописца, изданного Берхом ("Путешествие", стр. 207). Это был крайний восточный пункт Усольского уезда.

О происхождении Усольских погостов из деревень мы сказали выше; перечислять другие поселения Усольского уезда, возникшие после Яхонтова, мы не видим надобности, так как внешние границы уезда при Кайсарове не изменились. Полный список населенных мест Усольского уезда по описям Яхонтова и Кайсарова приведены в известной уже нами книге протоиерея Луканина по истории Соликамска (стр. 124- 127).

(1) Усольская писцовая книга Кайсарова, как сказано, издана г.Щишонко дважды: в Перм. Губерн. Ведом. 1872г. (и оттисками) и в "Пермской Летописи", том II. Мы будем ссылаться на первое издание в особом оттиске, как полное и более сносное в библиографическом отношении.

(2) Это - уже второе издание в особой книге. Первоначально исследование было напечатано в "Пермск. Губерн. Ведомостях" 1856г. №№ 5-8, 1858г. №№ 10-49, 1860г. № 52 и 1861г. №№ 2-6 и в оттисках.

(3) Луканин: "Описание Соликамска". Пермь 1882г., стр.123. оттиск книг кайсарова. Пермь 1872г., стр. 113.

(4) Речек с наименованием "Чёрная" в Соликамском уезде много. В данном случае разумеется ближайшая к Соликамску - приток Усолки, в двух верстах от города. Есть ещё Чёрная, приток Вильвы, текущей в Яйву, Чёрная, - приток Северного Кондаса, Чёрная - приток Глухой Вильвы, текущей в Язьву и другие.

(5) Я пользуюсь специальными подробными картами нынешних Чердынского и Соликамского уездов, изданными тамошними уездными земскими управами.

(6) Тут в оттиске книг Кайсарова и в "Пермской летописи" Шишонко (том II) грубая ошибка: вместо Яйвы названа Язьва- река Чердынского уезда.

А. Дмитриев.

Пермская старина. Вып.1.

Глава 5. В.

Вотчина Строгановых и монастыря Пыскорского

в Перми Великой в XVI и начале XVII века.

В административном и судебном отношении нечто самостоятельное, не подвластное государевым наместникам и воеводам составляли Строгановские вотчины, занимавшие добрую половину Перми Великой. Это было словно какое-то вассальное государство со своими законами, установлениями, распорядками. Именитые владетели обширных Великопермских вотчин по делам управления, даже не выходившим за пределы полномочий и компетенций местной судебно-административной власти, имели исключительное право, обходя обычные местные инстанции, сноситься непосредственно с центральными учреждениями Московского государства. Их исключительные права внесены в "Соборное Уложение" 1649 г. царя Алексея Михайловича (глава X, статья 94). То же самое и гораздо ранее неоднократно подтверждалось в жалованных роду Строгановых царских грамотах и указах XVI и XVII вв. Так в одной из древнейших грамот царя Ивана Васильевича от 2 января 1564 года между прочим читаем: "И нашим пермским наместником и их тиуном Григорья Строганова, и что его городка (Орла) людей и деревенских, не судити ни в чем.....а ведает и судит Григорей своих слобожан сам во всем. А кому будет иных городов людем до Григорья какое дело, и тем людем на Григорья здесь имати управные грамоты, а по тем управным грамотам обоим -ищеем и ответчиком - бесприставно ставиться на Москве пред нашими казначеями"(1). То же самое было сказано и в более ранней грамоте от 4 апреля 1558 года.

Первоначально Строгановы имели земли только в Сольвычегодском крае, а со второй половины XVI века они являются и в Перми Великой первыми крупными частными землевладельцами. Первая жалованная грамота на Великопермские земли и дана была Строгановым 4 апреля 1558 года, через 5 лет после дарования Чердынцам и Усольцам "Уставной грамоты". Эта первая грамота Строгановых напечатана была впервые историком Сибири Миллером(2). Содержание ее очень подробно повторяется затем во второй жалованной грамоте от 2 января 1564 года, сохранившейся в фамильном архиве Строгановых в Петербурге. Из этих двух грамот можно видеть размеры Пермских вотчин Строгановых в самое первое время по их возникновению. Вот подлинные слова грамоты 1564 года: "И яз Царь и Великий Князь Иван Васильевич всея Руси Григорья Аникеева сына Строганова пожаловал, велел сесть ему на том пустом месте, ниже Великой Перми (города Чердыни) за 88 верст, по Каме реке, по правую сторону Камы реки с устьем Лысьвы речки, а по левую сторону Камы против Пызноской курьи, вниз по обе стороны по Каме до Чюсовой реки, на черных лесех городок поставить (разумеется Орел) и около б того городка ему по рекам и по озерам и до вершин лес сечи, и пашни около того городка роспахивати, и дворы ставити, и людей ему в тот городок неписменных и нетяглых называти"(3) . В самом же начале этой грамоты точно указано и пространство земли, которая отдавалась во владение Строгоновым: от устья речки Лысвы на правом берегу Камы и от Пызновской курьи на левом "всего деи того пустого места сто сорок шесть верст". Как видно из грамот, о пустоте и ненаселенности этих земель в Москве свидетельствовал Пермяк Кодаул, приезжавший "из Перми от всех Пермич с данью", -свидетельствовал в Москве пред царскими "казначеями", а последние показания Кодаула сообщили царю.

Приведенное определение границ грамотами Иоанна Грозного находится в полном согласии с показанием у Яхонтова границ Усольского и Чердынского уездов. По правому притоку Камы реки Лысьвы, как мы уже говорили, шла южная граница Усольского уезда. Строгановские вотчины начинались у этой самой Лысьвы и шли далее к югу, по правому же берегу Камы, оканчиваясь против устья Чусовой. Южнее, по р.р. Иньве и Обве, находилось несколько отхожих деревень Чердынского уезда, но, как мы видели из писцовых книг, деревни эти были лишь оазисами в пустыне. Строгановы получили в свои руки земли пустые, ненаселенные; однако данное им право занимать земли по притокам Камы от устьев и до вершин все-таки привело их со временем в столкновение с Чердынскими "отхожими людьми".

То же самое было и на левом берегу Камы, где Строгановы тем более встретили не одних Чердынских, но и Усольских поселенцев. Странно, что правительство, давая Строгановым право занимать целые речные бассейны, не оградило при этом интересов хотя и немногочисленных, но более старинных жителей береговых Камских притоков. Или оно введено было в ошибку показаниями Кодаула, быть может, не вполне добросовестными по причине подкупа, весьма возможного для богатых людей Строгановых? На левом берегу Камы, как мы знаем, южная граница Усольского уезда простиралась до реки Зырянки и Толыча; но неширокая полоса Камского берега (от верхнего конца Чашкина озера и его протока в Каму до устья этой Зырянки) не входила в пределы Усольского уезда, судя по книге Яхонтова, и потому по грамоте 4 апреля 1558 года была отдана во владение Строгановым, а последними завещана Пыскорскому монастырю. Эта первая грамота Строгановых называет северной границей их вотчин на левом берегу Камы линию против Пызновской курьи. "А по левую сторону Камы реки,- говорит грамота,- против Пызновской курьи"..... В списке этой грамоты, напечатанном у Миллера, сказано в этом месте: "против Пыскорские курьи". Отсюда можно заключить, что тут разумеется устье речки Пыскорки, при которой стоял монастырь. Южный конец Чашкина озера приходится как раз против этой речки (речка на правом, озеро-на левом берегу Камы), а верхний конец того же озера и приток или прорыв его в Каму приближается к устьям другой речки - Лысьвы, находится, так сказать, против Лысьвенской курьи.

Некоторые думают, напр. Ф. В Мичурин(4), что под Пызновской курьей, упомянутой в Яхонтовских Строгановских грамотах XVI века, напечатанных в изданиях Археографической Комиссии, нужно разуметь устье речки Позь, впадающей слева в Каму пониже реки Яйвы, - думают на том основании, что от Чашкина озера до р. Чусовой больше 146 верст, а от Пози выходит приблизительно это расстояние, указываемое в первых грамотах Строгановых. Но против этого мы можем возразить, во 1-х, то, что тогда принималась верста в 700 сажень, а не нынешняя, а во 2-х, то, что при таком толковании слов грамот потеряет всякий смысл выражение "против курьи", так как речка Позь на левом, а не на правом берегу Камы.

Итак, водворение могущественных землевладельцев Строгановых в Великопермском каре было противно интересам мелких собственников земли, рассеяных по рекам и речкам, которые должны были с устьев и до вершин перейти в руки Строгановых, по данному им грамотами 1558 и 1564 годов праву. Отсюда неизбежно происходили многочисленные поземельные тяжбы и судебные процессы. По Иньве и с ее притоками, Обве, Яйве ее притокам Усолке и Вильве, по Косьве и другим речкам Строгановы встречали Усольских и Чердынских отхожих людей, с которыми и должны были вступать в борьбу за обладание землей. Борьба оказалась неравною, и Строгановы постепенно налагали свою тяжелую, мощную руку на упомянутые земли. Ни старинные поземельные права, ни ропот, ни открытое возмущение мелких собственников земли не приводило ни к чему. Особенно прочно утвердились Строгановы в Перми Великой со времени всесильного современника Петра Великого, Григория Дмитриевича Строганова, который, пользуясь особым доверием царя, желавшего создать в России горнозаводское дело, покровительствовавшего в равной мере и Строганову, и Демидову, постепенно исходатайствовал себе подтвердительную грамоту на вечное владение землями по р. Яйве (в 1688г.), по Обве, Иньве и Косьве (в 1700 году) и даже по Зырянке (в том же 1700 г.)(5).Долго, целые века помнили чердынцы и усольцы водворение Строгановых в Великопермском крае!
Основанный в 1558-60 г.г. и покровительствуемый Строгановыми Пыскорский Преображенский монастырь со временем также стал поступать по примеру своих основателей, так как до нашего времени сохранились некоторые судебные дела монастыря с усольцами и даже, как это ни странно, с самими Строгановыми. Любопытные сведения об этих тяжбах можно найти в книге Д. М. Петухова: "Горный город Дедюхин и окольные местности". СПБ. 1864 г., (глава 1-я, стр. 1-25). Все дела Пыскорского монастыря красноречиво свидетельствуют, что мирские интересы не чужды Пыскорским старцам и их настоятелям.

Благодаря всем указанным обстоятельствам, отхожие земли чердынцев и усольцев мало по малу если не de jure, то de facto оказались в руках Строгановых и частью монастыря Пыскорского. Даже дарованная чердынцам и усольцам царская "уставная грамота" 1553 г. не оберегла их от насильств. В XVII в. отхожие поселения чердынцев были словно колонии в чужом крае. Проследим хронологически переход земель к Строгановым.) Первое пожалование земли было в 1558 г. от устья р. Лысьвы и черты против Пызновской или Пыскорской курьи на левом берегу Камы - вниз по обе стороны Камы, со впадающими реками и речками с устьев и до вершин, до реки Чусовой - на протяжении тогдашних 146 верст. По вычислению знатока истории Строгановых, Ф. А. Волегова, основанному на архивных данных, Григорий Аникиевич Строганов по грамоте от 4 апреля 1558 года получил земли в Перми Великой 3415840 десятин 1523 2/3 квадр. Сажен(6). И это был только первый зародыш Строгановского землевладения в Великопермском крае! Впоследствии Строгановы постепенно получают от щедрот царевых новые приращения из "свободных" (вполне ли?) пермских земель - одно другого значительнее. В 1568 году марта 25 Яков Аникиевич Строганов был пожалован грамотой на земли по обе стороны р. Чусовой от ее устья до нынешнего Верхнего Чусовского городка и выше его, и, кроме того, по обе стороны р. Камы от Чусовского устья и прежней Строгановской межи вниз по Каме на 20 верст до р. Ласьвы в нынешнем Оханском уезде. Согласно челобитью, Якову Строганову дозволено было построить на Чусовой укрепленный городок возле найденных им соляных залежей, и "около бы городка у соленого промысла варницы и дворы ставити, по обе стороны Чусовые реки, по речкам и по озерам и до вершин, и от Чусовые реки по обе стороны Камы реки вниз на двадцать верст до Ласьвискаго бору, по речкам и по озерам и до вершин лес сечи, и пашни пахати, и пожи розчищати, и рыбными угодьи и всякими владети, и людей не письменых и нетяглых называти"(7) - т. е. не записанных ни в какое тягло.

Нельзя не заметить, вот как приблизительно обозначена граница пожалованных Строганову земель вверх по Чусовой. Правительство само не имело, по-видимому, точных топографических сведений об этих отдаленных землях, и Строгановым слишком выгодно было выпрашивать себе во владение земли целыми речными бассейнами по рекам и речкам "от устей и до вершин". Пользуясь такой возможностью, Яков Строганов по грамоте 1568 г. присвоил себе, сверх прежде дарованных 3 1/2 миллионов десятин, еще 4129217 десят. 1654 1/2 квадр. сажен земли(8). Между прочим тут заключалась вся площадь земли, занимаемая основанным в 1781 г. губернским городом Пермью.
Таковы были границы Строгановских вотчин в Перми Великой ко времени первого писца Яхонтова: от нынешней Соликамской Лысвы до Оханской Ласвы на правом берегу Камы и почти от устьев р. Зырянки (более северное побережье тогда было уже в руках монастыря Пыскорского) Камы, включая сюда незначительную часть обширного бассейна р. Чусовой и ее главного левого притока р. Сылвы. По обеим сторонам этой широкой Прикамской полосы земли лежал Отхожий округ Пермского - Чердынского уезда, а на юге, за Чусовой и Сылвой, начинались уже улусы Кунгурских Татар и Остяков.
При Федоре Иоановиче Никита Григорьевич Строганов получил новое приращение к своим вотчинам, Грамотою от 7 апреля 1597 г. ему жалуются вновь земли "ниже Великой Перми (т. е. Чердыни) и их вотчин, по Каме реке, полтретьярста верст(9), а от Казани полосмаста верст (750 в.), от Ласвы речки вниз по Каме по правой стороне до речки до Ошапу пятьдесят пять верст, и в той меже в Каму реку по обе стороны речки впали: Сюзва, да Нытва, да Юг, да Очер, да Ошап, и по Каме реке от Ласвы речки вниз до Ошапу по обе стороны и иные малые речки дикие, которые впали в Ласву, и в Сюзву, и в Нытву, и в Очер, и в Юг, и в Ошап по обе же стороны с устья и до вершин"(10). На этот раз Строгановы приобрели земли 586382 десятины 634 квадр. саж. ("Таблицы" Ф. А. Волегова, №11).
Но и этим они не удовольствовались: 15 сентября 1615 года Андрей и Петр Семеновичи Строгановы получают опять жалованную грамоту на прибавочные земли от р. Ошапа вниз по Каме до речки Тулвы(11), что повыше Осинской или Никольской слободы (ныне город Оса), принадлежавшей тогда уже к обширному Казанскому "уезду". По течению Камы Строгановы получили земли на 35 верст, конечно, со всеми речками на этом протяжении, или 163280 десятин 916 квадр. саж. ("Таблица" №1). В этих пределах застал Строгановскую вотчину второй писец Михаил Кайсаров в 162 3/4 г.г.

Не указывая в подробностях дальнейших поземельных приобретений Строгановых в Великой Перми, заметим только, что с течением времени большая часть Отхожего района Пермского - Чердынского уезда и некоторая часть Соликамского постепенно перешла в полную собственность Строгановых. По грамоте 1685 года Григорий Дмитриевич Строганов получил в Чердынском уезде во владение реку Весляну, левый приток Камы, с ее притоками, или 604211 десят. 2285 кв. саж. В 1688 году он же получил грамоту, которой утверждались его права на реку Яйву. По грамоте 1694 г. сентября 29 он же получил Чердынскую реку Лолог, левый приток Косы, с ее притоками, или 254741 десят. 842 кв. саж. земли. В 1697 г. февраля 12 он же получил первую грамоту на Ленвенские промысла, отобранные от Шустова и Филатьевых. В счастливейшем для Строгановых 1700 году июля 1 - го состоялся именной указ Петра В. об утверждении за тем же Григорием Дмитриевичем пожалованных по Обве, Иньве и Косьве погостов, с чем вместе отошло к нему 14003 человека муж. пола казенных людей. В 1701 г. июля 11 тот же Строганов получил грамоту на полное владение Зырянскими соляными промыслами, селом Григоровым и островом Толстинским на Каме. Наконец, 1702 г. мая 22 ему же пожалована вторичная и окончательная грамота на Обвенские, Иньвенские и Косьвенские погосты и село Ростесское(12). Вот как облагодетельствовал Петр Великий своего "именитого" подданного в Перми Великой! После Иоанна Грозного Строгановы никогда не получали столь щедрых, по истине беспримерных, монарших милостей. В этих щедротах правительство зашло так далеко, что впоследствии, в конце XVIII и в XIX веке, убедившись в своей ошибке, оно само вынуждено было вести со Строгановыми, в интересах казны, продолжительные и сложные земельные процессы. Мыслимо-ли было тут тягаться с таким всесильным землевладельцем, как Григорий Дмитриев. Строганов, мелким Чердынским и Усольским людям, хотя последние и предъявляли при поземельных тяжбах свои законные права на давно занятые земли? При таких условиях первоначальный способ утверждения Строгановых на чужих нередко землях становится не трудно объяснимым. Это была целая эпопея в истории землевладения в Перми Великой.


***

Проследив хронологически постепенный рост Строгановского землевладения в Перми Великой, указав границы их вотчин в разное время и между прочим при Яхонтове (1579) и Кайсарове (162 3/4 г. г.), мы должны теперь обратиться к детальному рассмотрению особых писцовых книг того и другого по Строгановским вотчинам, как сделали это выше в отношении Чердынского и Усольского уездов, но здесь мы считаем необходимою еще одну предварительную оговорку.

Строгановы явились деятельными колонизаторами пожалованных им земель "пустых, ненаселенных", какими представляют их нам царские грамоты XVI в. и писцовая книга Яхонтова 1579 г. Население этих земель до появления Строгановых было слишком недостаточное, несоразмерное с обширностью пространства. Между тем в "Соликамском летописце", напечатанном в "Путешествии" Берха, есть известие, будто в "1563 году по указу великого государя отдано именитому человеку Григорию Строганову крестьян Соликамских, Обвинских и Косвенских 2322 двора во владение". Это сообщение летописи решительно противоречит всем другим историческим источникам Пермского края и в том числе самому достоверному - писцовой книге Яхонтова, которая во всем Соликамском уезде, на всей Обве и Иньве не насчитывает такого количества дворов во второй половине XVI в. Мы видели, что Яхонтов показывает в Соликамске 352 двора, во всем Усольском уезде-144 двора и во всем Отхожем районе Чердынского уезда - 178 дворов; и людей: в Соликамске 406 чел. муж. п., в его уезде 205 чел., в отхожих Чердынских дворах 232 чел. Даже при Кайсарове во всем городе и уезде Соликамска было, как мы видели, менее тысячи дворов. О таком странном для того времени пожаловании не умолчали бы две другие Соликамские летописи, изданные мною в 1884 году;(13) однако в них нет этого нелепого свидетельства. Нет и не может быть его и во всех специальных источниках по истории Строгановых. Во всяком случае, почтенный Ф.А.Волегов, отлично знавший все Строгановские архивы, не преминул бы сообщить о таком крупном факте в истории именитых людей в одном из своих, в высшей степени обстоятельных трудов, изданных мною в недавнее время. Но ни в его "Усольской летописи", ни в "Историко - статистических таблицах", ни в других трудах нет сообщения о крупном пожертвовании в пользу Строгановых 1563 года. На этом основании мы считаем такое сообщение грубой погрешностью летописи, составленной в сравнительно позднейшее время - в прошлом веке, и удивляемся, каким образом почтенный В.Н.Берх не сделал оговорки, печатая такую историческую несообразность, чем ввел в ошибки некоторых позднейших писателей о Пермском крае и Строгановых, например, Штиглица(14). Напротив, все достоверные исторические источники, как мы видели, согласно свидетельствуют о малонаселенности пожалованных Строгановым земель. О том же говорит и сопоставление разных обстоятельств того времени. С одной стороны, сами Строгановы безнаказанно могли занимать чужие земли только в крае малонаселенном, пустынном, где не рисковали встретить себе слишком опасный отпор, с другой стороны, что Строгановы нуждались первое время в пришлых людях, иначе сказать, что местное население пожалованных им земель сначала было ничтожно - видно из того, что источники по истории Строгановых упоминают в числе вотчинных людей их множество пришельцев из других русских земель. Так писцовая книга Кайсарова по Строгановским вотчинам упоминает Устюжан, Вятчан, Верхокамцев, Кайгородцев, Южан, Двинян, Пинежан, Вычегжан, Вологжан, Белозерцев, Галичан, Угличан, Каргопольцев, Поморцев, Москвичей, Владимирцев, Калужан и т.п.- даже инородцев Вогулов, Югричей, Мордву, Зырян, Татар; в числе поселенцев в вотчинах Строгановых упоминаются беглые солдаты. Вообще население это представляло собой сброд всякого люда, в те времена нередко бежавшего на Урал из внутренней России от всяких "насильств"(15).


***



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Название Предмет Направление (1)

    Документ
    Электронная версия журнала "Мир истории". Рубрики: Древняя Русь, XX век, Хроника и др. В т. ч. иностранные публикации. Архив номеров с 1 г. Анонсы, ссылки.
  2. Я имею твердое, абсолютное убеждение

    Документ
    Николай II является одной из наиболее патетических фигур в истории. «Совершенное ничтожество на троне», «коварный и лживый византиец, недалекий по кругозору, неумный и необразованный», «трусливая и мстительная натура», «прекрасной
  3. Книга памяти (3)

    Книга
    В обработке сведений о погибших и умерших от ран участвовали члены рабочей группы В.Я. Агапова, М.В. Аньшина, Л.И. Архарина, Г.В. Безаева, Л.А. Бацанова, А.
  4. Н. И. Бондарь Вместо предисловия

    Документ
    Проблема вторичных формв традиционной народной культуре имеет свою историю и насчитывает не один десяток лет. В первую очекредь за рубежом, а затем и в СССР уже в начале и первой половине ХХ века все большее количество антропологов,
  5. Непериодические издания аброскина, Ю

    Документ
    Агарков, В. И. Преодоление : [трест "Маткожпромстрой", 1969-1971 гг., трест "Сегежстрой", 1971-1989 гг., трест "Костомукшастрой", 1978-1989 гг.

Другие похожие документы..