Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
"(с) 1 А. Аливердиев (e-mail: aliverdi@)Любое редактирование и коммерческое использование данного текста, полностью или частично, без ведома и ра...полностью>>
'Урок'
Вопросы активизации учения школьников относятся к числу наиболее актуальных проблем современной педагогической науки и практики. Реализация принципа ...полностью>>
'Книга'
Издательство «Художник РСФСР» продолжает выпускать популярную серию «Массовая библиотечка по искусству». Книги этой серии знакомят с творчеством круп...полностью>>
'Документ'
Модератор: …не так много. Наши гости спешат, поэтому давайте не будет терять время. Добрый вечер! Мы приступаем ко второй части сегодняшнего обсуждени...полностью>>

Проблемы уголовной ответственности

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Проблемы уголовной ответственности

Заведующий кафедрой уголовно-правовых дисциплин КПИ ФСБ России, к.ю.н., профессор Андрианов А.В.

Среди многочисленных точек зрения на проблему уголовной ответственности нельзя не высказать и свое видение этой ключевой категории уголовного права. Это, как представляется, необходимо еще и пото­му, что ряд позиций уголовной ответственности и в настоящее время остаются еще спорными.

Как отмечается в юридической литературе, посвященной этой проблеме, уголовная ответственность, являясь основным структурным элементом охрани­тельного правоотношения, есть обязанность лица подвергнуться наказанию за совершенное преступление. И, таким образом, представляет собой ответствен­ность за преступление. Эту точку зрения на понятие уголовной ответственно­сти поддерживают в своих работах Я.М. Брайнин, М.П. Шаргородский, Н.С. Лейкина, А.А. Пионитковский, М.П. Карпушин и В.И. Курляндский, Б.В. Волженкин, М.И. Ковалев, Л.В. Багрий-Шахматов и другие1.

Оппоненты этой точки зрения (А.И. Санталов и И.А. Ребане) указывают на ее ущербность. Так, А.И. Санталов замечает, что недостатком такого пони­мания ответственности является то, что ответственность определяется не как сущее, а как должное. И.А. Ребане, поддерживая эту позицию, отмечает, что уголовная ответственность – это не должествование, а ответственность «вполне реальная, наступившая, перешедшая в действительность»2.

Обратим более пристальное внимание на это наиболее распространенное понимание уголовной ответственности: обязанности лица подвергаться нака­занию за совершенное преступление. Совершенно очевидно, что в такого рода определениях основной акцент делается лишь на один из признаков уголовной ответственности – на ее субъективный, «персонифицированный» аспект, т.е. на субъективную обязанность лица отвечать за совершенное преступление. «Субъективация» этой обязанности детерминирует исследователей неодно­значно разрешать проблему времени возникновения уголовной ответственно­сти, а именно: а) с момента совершения преступления; б) с момента предъяв­ления обвинения; в) с момента задержания в качестве подозреваемого или аре­ста в качестве обвиняемого; г) с момента вступления в законную силу обвини­тельного приговора суда; д) с момента действительного (реального) отбывания уголовного наказания. И, таким образом, получается, что уголовная ответст­венность – однозначно субъективная категория в том смысле, что «автором» ее может быть лишь лицо, виновное в совершении преступления.

Несомненно, личностный аспект в понимании уголовной ответственности нельзя ни отрицать, ни недооценивать, но, генерируя любые выводы на основе этого признака, исследователи (хотят они того или нет) окажутся (и оказались) в плену односторонности при оценке такой слож­ной юридической категории, какой на самом деле является уголовная ответст­венность. Исходя из этой посылки нельзя:

  1. понять место уголовной ответственности в механизме правового регулирования и ее значение в этой системе средств, обеспечивающих достижение конкретных целей. Известно, что в систему элементов, составляющих механизм уголовно-правового регулирования, входят индивидуальные правовые акты, т.е. акты применения уголовно-правовых норм правоохранительными власт­ными органами к конкретным жизненным обстоятельствам – преступлени­ям, совершенным тем или иным лицом. Но этот механизм не будет работать в случаях бездействия определенных государственных органов или конкретных должностных лиц;

  2. «личностный» (только субъективный) подход к анализу проблем уголовной ответственности ограничивает не только и не столько диапазоны иссле­дования этого уголовно-правового института, но и «обедняет» содержание и сущность этого явления. Умаление его сложности исключает возможность применения важнейших принципов диалектики познания, среди которых все­сторонность исследования, причинная детерминация объективных факторов реальной действительности.

Представляется, что, следуя принципу всесторонности, содержание уго­ловной ответственности необходимо рассматривать в трех основных ипостасях, а именно: 1) как правовое явление; 2) как правоотношение; 3) как комплексный уголовно-правовой институт. Представляется, что только на этой основе мож­но определить четкую концепцию уголовной ответственности.

Как явление правовой реальности уголовная ответственность есть то, в чем она себя обнаруживает, т.е. в том, в каких внешних проявлениях существу­ет и заключается. Исходя из философских воззрений, явление проявляет себя не только во внешнем его оформлении, но и в своем внутреннем (содержательном) бытии. Для уголовной ответственности внешней формой проявления является состояние наказанности за преступление, а содержанием – процедура возло­жения и исполнения конкретных мер этой ответственности. Содержание кон­кретных мер уголовно-правового воздействия (вид и размер наказания, преду­смотренных санкцией статьи Особенной части Уголовного кодекса) есть сущ­ностная сторона уголовной ответственности.

Нетрудно заметить, что как явление уголовная ответственность есть «произведение» государства в лице его определенных органов. Она была, есть и будет одной из форм государственно-властного способа защиты личности, общества и самого государства от преступлений. Уголовная ответственность устанавливается высшими органами законодательной власти государства и предусматривается в кодифицированном нормативно-правовом акте – в Уго­ловном кодексе РФ. Применение же уголовного закона – прерогатива лишь специально уполномоченных на то органов государства и их должностных лиц, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, то есть УПК РФ. Это об­стоятельство еще раз подчеркивает государственно-правовой, в известном смысле, «объективный» характер уголовной ответственности, представляющий собой внешнее по отношению к преступнику государственно-властное уста­новление, которое предназначено для борьбы с криминальными деяниями.

Таким образом, уголовная ответственность, будучи реальным правовым явлением, характеризуется следующими признаками:

1. Содержанием уголовной ответственности является ее двойственный («субъективно-объективной» направленности) характер. С одной стороны, уго­ловная ответственность обладает, свойством субъективной персонифицированности: только конкретный субъект претерпевает ее сущее, выраженное в осуж­дении, порицании либо уголовном наказании. С другой – это конституционная обязанность правоприменительных органов и других лиц, предусмотренных уголовно-процессуальным и уголовно-исполнительным законодательством, по реальному применению и исполнению мер уголовной ответственности к виновным лицам.

  1. Уголовная ответственность, будучи объективной реальностью и право­вой действительностью, может возникнуть только в момент реализации ос­новной ее сути – осуждении, порицании субъекта за совершенное преступление либо применении к нему наказания при доказанности его вины и при строгом соблюдении важнейшего конституционного принципа презумпции невиновно­сти, нашедшего свое закрепление в статье 14 УПК РФ, согласно которой «обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступ­ления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексе порядке и ус­тановлена вступившим в законную силу приговором суда».

  2. Уголовная ответственность без своих основных сущностных свойств: осуждения, порицания или наказания, как самостоятельное правовое явление существовать не может. Без них она ничто!

  3. Уголовная ответственность без правоприменительной деятельности го­сударственных органов, предусмотренных уголовно-процессуальным и уголов­но-исполнительным законодательством, невозможна. И поэтому нельзя согла­ситься с точкой зрения, согласно которой уголовная ответственность должна «...определяться... не как чья-либо деятельность, а как правовое состояние, элемент правовой взаимосвязи с государством» (курсив наш. – А. А.).

Если принять эту точку зрения, тогда правовое состояние лица, совер­шившего преступление, до или без правоприменительной деятельности госу­дарства по этому поводу есть только одно – уголовная безответственность, ко­торая именно таким однозначным образом и «выдает» свою сущность и кото­рая действительно выражается как «элемент правовой взаимосвязи преступника с государством» .

Уголовная ответственность как правоотношение.

Анализ уголовной ответственности с позиций теории правоотношения рядом автором проводился, но «ахиллесовой пятой» этих исследований было то, что они имели опять-таки «личностный» подход с односторонней обязанно­стью субъекта отвечать. И отсюда делался вывод, что возникновение уголовной ответственности синхронно возникновению уголовно-правового отношения, юридическим фактом которого является совершение преступления. Отожде­ствив уголовную ответственность с уголовным правоотношением, последова­тели этой точки зрения не могли не оказаться в логическом плену своего изо­бретения: если уголовная ответственность есть уголовное правоотношение, то и момент возникновения этого вида ответственности синхронен с моментом воз­никновения уголовного правоотношения. Моментом же для возникновения уголовного правоотношения является именно такой юридический факт, каким является преступление. Все, круг замыкается! Неверная логическая посылка делает сторонников этой точки зрения ее заложниками. Предпринимались попытки если не разрешить эту ситуацию, то определить возможные «пути отхо­да» из этой теоретически явно «проигрышной диспозиции». Так, А.И. Марцев предлагает выделить в уголовной ответственности такие ее составные части, как содержание, сущность и форму, где содержанием является осуждение, сущностью – «применение и реализация наказания», а формой – «уголовно-правовые отношения»3. А.Н. Тарбагаев считает возможным разрешить эту про­блему с точностью до наоборот: содержание уголовной ответственности – это уголовно-правовое отношение, а форма – это публичное осуждение виновного лица. В.С. Прохоров (и ряд других авторов) сущность уголовной ответственно­сти видят в государственном осуждении4.

Сложность и запутанность этой ситуации, как представляется, заключа­ется в порочности личностного подхода в обеспечении научной разработки уголовной ответственности с позиций теории правоотношения.

Теоретическим разрешением этого тупика, на наш взгляд, является предложение Галаган И.А., согласно которому концепция уголовной ответственности с позиций теорий правоотношения «... может быть разработана лишь при усло­вии распространения на механизм возникновения юридической ответственно­сти теории правоприменительного правоотношения...»5 Известно, что со­держанием этого вида правоотношений является деятельность (применительно к теме нашего анализа) уголовного правоприменителя на основе материаль­но-правовых, процессуально–правовых, а также в ряде случаев и исполни­тельно-правовых норм уголовного закона по непосредственному регулиро­ванию и разрешению от имени государства конкретных уголовных дел. Осо­бенность уголовных правоприменительных (уголовно-процессуальных) отно­шений заключается в том, что для их возникновения и осуществления необхо­дим (согласно теории права) особый вид юридических фактов – сложные юри­дические факты, которые порождают уголовное правоприменительное отноше­ние только в следующих случаях:

  1. Существования материально-правовых уголовных отношений, для возникновения которых необходим простой юридический факт – совершенное преступление, которое, как известно, требует своего разрешения и урегулиро­вания.

  2. Наличия уголовно-процессуального (правоприменительного) акта соответствующего государственного органа или должностного лица. Сущность уголовно-процессуальных (уголовно-правоприменительных) отношений вы­ражается в разрешении по существу уже возникшего материального уголовно-правового отношения на основе применения материального закона в издавае­мых о том уголовно-процессуальных (правоприменительных) актах (постанов­лении о привлечении к уголовной ответственности, обвинительном приговоре суда). Итак, реализация уголовно-правоприменительных отношений проис­ходит только в соответствующих уголовно-процессуальных и уголовно-исполнительных отношениях и носит двойственный материально-правовой и процессуалъно-исполнительный характер6.

Таким образом, уголовная ответственность всегда есть специфическое уголовно-правоприменительное (процессуально-исполнительное) отношение, возникающее только на той стадии развития основного материально-правового отношения, которая связана с разрешением уголовного дела по существу, с применением материального закона о наказании на основе материально-процессуальных правоприменительных актов (постановления, приговора суда). До издания такого рода уголовно-процессуальных актов личность не может быть привлечена к уголовной ответственности, не может быть признана винов­ной в совершении преступления и, таким образом, не претерпевает уголовную ответственность со всеми ее правоограничениями. Утверждать обратное – это противоречить конституционным гарантиям о неприкосновенности личности (ст.ст. 22, 49 Конституции РФ), а также нормам уголовно–процессуального законодательства (ст.ст. 6, 8, 10, 14 УПК РФ).

Уголовная ответственность как комплексный правовой институт представляет систему материально-правовых, процессуально-правовых и ис­полнительно-правовых норм, которые регулируют общественные отношения в сфере борьбы с преступлениями средствами и мерами, предусмотренными в санкциях статей Особенной части материального уголовного закона.

Нормы этого комплексного уголовно-правового института определяют юрисдикцию государства, его соответствующих органов и должностных лиц по применению мер уголовной ответственности, устанавливают нормативную определенность криминального поведения (составы конкретных престу­плений), а также ригористично регламентируют исполнение всех видов уго­ловного наказания как важнейшего последствия этого вида юридической ответ­ственности.

Нормативное основание уголовной ответственности особенно важно при решении отдельных теоретических и практических проблем этого вида ответ­ственности. Так, например, материально-правовая регламентация основания уголовной ответственности (ст. 8 УК РФ) есть законодательное закрепление самостоятельности этого вида юридической ответственности. Этого нет и быть не может в тех отраслях права, в которых не выражены или отсутствуют конкретные составы правонарушений и меры борьбы с ними. Так, в россий­ском конституционном праве отсутствует законодательная регламентация состава конституционного правонарушения, их конкретные виды, а также меры борьбы с ними. Можно ли говорить о самостоятельности конституционно-правовой ответственности? Представляется, что нет.

Нормативное основание уголовной ответственности, надо полагать, раз­решает и проблему так называемой позитивной уголовной ответственности, ко­торая широко обсуждается в юридической литературе и трактуется как созна­ние долга, обязанности исполнить какое-то порученное дело и т.д. Отсутствие нормативного основания этого вида ответственности лишает ее возможности быть подлинной (реальной) правовой категорией. Психическая осознанность и убежденность осуществлять свой долг (например, в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости) может быть отнесена к развитому инди­видуальному сознанию как добровольному, глубокому, осознанному исполне­нию правовых предписаний конкретным физическим лицом. Это может быть отнесено к правовому воспитанию или правомерному поведению. Но это от­нюдь не юридическая (уголовная) ответственность в ее подлинном правовом смысле, содержании и назначении.

Состав преступления, будучи важнейшим нормативным основанием уго­ловной ответственности, не может быть единственным основанием для этого комплексного юридического явления. Для того, чтобы действительно, реально наступила и материализовалась эта ответственность, нужны не только матери­ально-правовые, но и процессуально-правовые основания. К разряду оснований следует отнести такие правоприменительные (уголовно-процессуальные) акты, как постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого и обвинитель­ный приговор суда. Без этих процессуальных актов уголовная ответственность в любой форме (ареста, заключения под стражу, содержания под стражей, уголовного осуждения, уголовного наказания) наступить не может и не наступает. Это положение четко закреплено в конституции РФ (ст.ст. 22, 49) и в Уголовно-процессуальном кодексе РФ (ст.ст. 10, 14).

На основании изложенного представляется возможным сделать следую­щие выводы:

  1. Уголовная ответственность – сложное юридическое образование, исследование которого требует системного подхода, т.е. рассмотрения его как правового явления, как правоотношения и как комплексного уголовно-правового института.

  2. Как правовое явление уголовная ответственность, являясь имманент­ной формой государственно-властного способа защиты личности, общества и государства от преступлений, имеет тройственный юридический характер «субъективно-объективной» направленности, а именно: с одной стороны, она обладает свойством субъективной персонифицированности, т.е. только кон­кретный субъект претерпевает ее сущее, которое выражается в осуждении, по­рицании либо уголовном наказании; с другой – это правоприменительная дея­тельность государственных органов и должностных лиц по применению и ис­полнению мер уголовной ответственности к виновным лицам.

  3. Уголовная ответственность, являясь объективной правовой реально­стью, возникает с момента реализации ее сути, т.е. порицания, осуждения либо наказания при доказанности вины лица в инкримированном ему преступлении. Таким образом, моментом возникновения уголовной ответственности может быть:

При уголовном наказании и виде лишения свободы:

а) с момента задержания лица в качестве подозреваемого (ст.ст. 91, 92 УПК РФ);

б)с момента заключения под стражу обвиняемого или подозреваемого (ст. 108 УПК РФ);

При уголовном наказании, не связанном с лишением свободы:

а) с момента задержания лица в качестве подозреваемого или заключе­ния под стражу обвиняемого или подозреваемого;

б) с момента провозглашения обвинительного приговора суда с назначением наказания, не связанного с лишением свободы условно. В этом случае подсудимый, находящийся под стражей, подлежит немедленному освобожде­нию в зале суда в случае вынесения такого вида приговора (ст. 311 УПК РФ).

  1. Если лицо было задержано в качестве подозреваемого, а затем заклю­чено под стражу либо было заключено под стражу в качестве обвиняемого, но в отношении этих лиц был провозглашен оправдательный приговор суда, то в та­ком случае уголовная ответственность и не наступала, имело место привлече­ние либо заведомо невиновного, либо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК РФ);

  2. Уголовная ответственность без своих сущностных свойств: осужде­ния, порицания или наказания, как самостоятельное правовое явление существовать не может. Без них она ничто. Осуждение и порицание имеют место при провозглашении обвинительного приговора с назначением наказания и осво­бождением от его отбывания либо провозглашения обвинительного приговора без назначения наказания (п.п. 2, 3 ч. 5 ст. 302 УПК РФ).

Обвинительный приговор с назначением наказания и освобождением от его отбывания постановляется в случае, если к моменту вынесения такого при­говора издан акт амнистии, освобождающий от применения наказания, назна­ченного осужденному данным приговором (п. 1 ч. 6 ст. 302 УПК РФ).

Обвинительный приговор без назначения наказания постановляется в слу­чаях обнаружения в ходе судебного разбирательства оснований прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования, указанные в пунктах 1-3 части первой статьи 24 и пунктах 1-3 части первой статьи 27 Уголовно-процессуального кодекса РФ (ч. 8 ст. 302 УПК РФ).

  1. Уголовная ответственность без правоприменительной деятельности государственных органов, предусмотренных уголовно–прцессуальным и уго­ловно-исполнительным законодательством, в полном объеме невозможна.

7. Концепция уголовной ответственности с позиции теории правоотно­шения «легитимна» при условии распространения на механизм возникновения уголовной ответственности теории правоприменительного правоотношения, которая детерминирует деятельность уголовного правоприменителя. Возник­новение уголовно-процессуальных (уголовных правоприменительных) отно­шений порождает сложный юридический факт, характеризующийся:

а) наличием материально-правовых уголовных отношений, т.е. фактом совершения преступления;

б) наличием уголовно-процессуального (правоприменительного) акта, предусмотренного Уголовно-процессуальным кодексом РФ.

Сущность процессуально-правовых уголовных отношений заключается в разрешении по существу уже возникшего материально-правового уголовного правоотношения.

Полная реализация уголовно-правоприменительных отношений происхо­дит только в соответствующих уголовно-процессуальных и уголовно-исполнительных отношений и носит тройственный материально-процессуально-исполнительный характер.

  1. Уголовная ответственность как комплексный уголовно–правовой институт, представляет собой систему материально–правовых, процессуально-правовых и исполнительно-правовых норм, регулирующих общественные от­ношения в сфере борьбы с преступлениями средствами и мерами, предусмот­ренными в санкциях статей Особенной части Уголовного кодекса РФ.

  2. Материальной, процессуальной и исполнительной составным частям единой уголовной ответственности соответствуют разноплановые, но тесно связанные между собой принципы материального, процессуального и исполни­тельного уголовного права.

1 См., напр.: Курс советского уголовного права. – М., 1970. – Т. 3. – С. 7-18; Курляндский В.Н. Уголовная ответственность и состав преступления. – М., 1974. – С. 21; Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основание в совет­ском уголовном праве. – М., 1963. – С. 25 и др.

2 Ребане И.А. О процессуальном аспекте уголовной ответственности // Учен. зап. Тарт. ун-та. – Вып. 765. – С. 32; Санталов А.И. Теоретические вопросы уголовной ответственности. – Л., 1982. – С. 11.

3 Марцев А.И. Уголовная ответственность как средство предупреждения преступлений: Лекция. – Омск, 1980. – С. 18-21.

4 Номоконов В.А. Преступное поведение: детерминизм и ответствен­ность. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1989. – С. 124.

5 Галаган И.А. Методологические проблемы общей теории юридической ответственности по советскому праву // Уголовная ответственность: проблемы содержания, установления, реализации: Межвуз. сб. науч. тр. – Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1989. – С. 13.

6 См., напр.: Курс советского уголовного права. – М., 1970. – Т. 3. – С. 7-18; Курляндский В.Н. Указ. соч. – С. 25 и др.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Проблемы уголовной ответственности за хищение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность (по материалам республики казахстан)

    Автореферат диссертации
    Защита диссертации состоится «27» марта 2007 г. в 16.00 часов на заседании диссертационного совета Д 203.005.02 при Государственном учреждении «Всероссийский научно-исследовательский институт МВД России» по адресу: 123995, г.
  2. Уголовная ответственность должностных лиц за специальные коррупционные преступления против интересов службы в органах местного самоуправления (на примере муниципальных служащих)

    Автореферат
    На правах рукописи ФЕРКАЛЮК Юрий Иванович УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ ЗА СПЕЦИАЛЬНЫЕ КОРРУПЦИОННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ИНТЕРЕСОВ СЛУЖБЫ В ОРГАНАХ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ МУНИЦИПАЛЬНЫХ СЛУЖАЩИХ) Специальность 12.
  3. Проблемы уголовно-правовой регламентации ответственности за незаконный оборот наркотиков ст ст. 228, 228

    Регламент
    Преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов, являются одной из наиболее опасных категорий уголовно-наказуемых деяний, причиняющих значительный вред обществу и государству в целом.
  4. Уголовная ответственность за неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта

    Автореферат
    Защита состоится 18 декабря 2009 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.099.14 при Сибирском федеральном университете по адресу: 660075, г.
  5. Уголовная ответственность за угрозу или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования 12. 00. 08 уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право

    Автореферат
    Защита диссертации состоится 17 февраля 2009 года в 16 часов на заседании диссертационного совета Д 170.003.01 при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Российской академии правосудия» по

Другие похожие документы..