Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Байденко В. И. Болонский процесс: структурная реформа высшего образования Европы. — М.: Исследовательский центр проблем ка­чества подготовки специали...полностью>>
'Закон'
Указом Президента РК, имеющим силу закона, «Об актах Верховного Совета Республики Казахстан» от 23 марта 1995 года признан действующим и обладающим ю...полностью>>
'Документ'
ÏÈÒÐÈ ÔËÈÍÄÅÐÑ, Ï å ò ð è Ô ë è í ä å ð ñ (Petrie Flinders) Óèëüÿì Ìýòüþ (1853-1942), âèäíûé àíãë. àðõåîëîã, èññëåäîâàòåëü ïàìÿòíèêîâ *Äðåâíåãî Âîñòî...полностью>>
'Программа'
гигиенический, SPA Диплом 13 3 9 13 3 8 Натуральный маникюр Натуральный маникюр Диплом 1 11 1 13 8 500 Классический маникюр Сертификат 1 11 1 13 3 - ...полностью>>

Верховного Суда Республики Казахстан: монография

Главная > Монография
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1.5 О правовой природе постановлений нормативного характера высших судов стран СНГ

В условиях, когда нормы права по объективным причинам формулируются законодателем недостаточно, и всестороннего представления о содержании норм права в комплексе национальной системы законодательства у большинства судей не обнаруживается, судебная практика прямо либо опосредствованно обеспечивает уточнение норм. Опосредствованное уточнение и конкретизация правовых норм происходит через анализ судебной практики высшими судебными органами и принятие нормативных постановлений. Данные нормативные постановления под названием указаний, разъяснений и принципов принимаются почти во всех странах СНГ. Эти судебные акты обычно формулируются абстрактно и представляют собой выжимку правового содержания судебного решения. При этом обстоятельства дела, на основе которых принималось решение, упоминаются лишь вскользь или вообще не упоминаются, а сам процесс, показывающий, как рождалось обоснование, обычно не приводится. Правовая природа таких судебных актов до сих пор вызывает научные споры. Еще в советской юридической науке некоторыми исследователями обосновывалась необходимость в признании за руководящими разъяснениями Верховного суда СССР качества источника права. Например, М.Д. Шаргородский указывал, что руководящие постановления Пленума Верховного суда являются источниками уголовного права даже в том случае, когда они вынесены на основании и в строгом соответствии со ст.75 закона о судоустройстве и не создает новых норм права80. П. Орловский., относя к судебной практике только выводы и обобщения, сделанные Пленумом Верховного суда СССР, исключив из нее отдельные судебные решения и определения, хотя бы и высшего судебного органа, также признавал за указаниями Пленума Верховного суда роль источника права81.

Правотворческие функции Верховного суда обосновывал М. Исаев, утверждавший, что не только при разъяснениях, как применять аналогию права, но и в случаях расширительного и ограничительного толкования закона создаются новые нормы Верховным суда СССР.82 Таким образом, судебные толкования и практика становятся, по мнению многих исследователей, источником права вне зависимости от того, признаются или не признаются они официально в качестве таковой83. Так, французские ученые считают, что их суды в целом творят право, а в административном праве наиболее важные нормы были установлены судьями в процессе толкования закона84.

Другая группа ученых видела в разъяснениях законодательства Верховным судом лишь акты интерпретационного характера, не содержащие в своей структуре новых норм права. Так, С.И. Тишкевич указывал, что ошибочность взгляда, признающего за руководящими постановлениями Пленума Верховного суда значение источника права, заключается в том, что подобные обобщения судебной практики не могут быть признаны правовыми нормами, поскольку советские суды, в том числе руководящие судебные органы, наделены лишь судебными функциями и вовсе лишены права заниматься правотворческими функциями85.

Об этом же писал и А.С. Шляпочников, предупреждая, что в интересах стабильности советского закона разъяснения Пленума Верховного суда СССР не должны превращаться в нормотворчество.86 Н.Н. Вопленко, признавая нормативный характер руководящих разъяснений, приобретаемый в силу воздействия судебной практики на систему действующего законодательства, в то же время подчеркивал, что они должны лишь разъяснять, конкретизировать и детализировать установленные органами власти правовые нормы87. Рассматривая руководящие разъяснения Пленумов в качестве разновидности нормативных актов, А.Ф. Черданцев отмечал, что «они не являются источником права, не должны содержать нормативной новизны, не направлены на установление, изменение или отмену норм права. Если такое положение фактически иногда имеет место, то это противоречит их правовой природе» 88.

Такой подход обнаруживается и среди некоторых современных исследователей стран ближнего зарубежья. Однако, несмотря на такой категоричный ответ, мы должны согласиться, что разъяснения высших судов стран СНГ, обобщающие судебную практику, фактически зачастую содержат признаки источников права. Многие акты министерств и ведомств, признанные нормативными правовыми актами, носят конкретизирующий характер, дополняют и развивают закон, хотя и не должны ему противоречить. А в интерпретационных актах содержатся именно конкретизирующие нормы, полученные в результате логического вывода из более общих и абстрактных интерпретируемых норм, сформулированных самим законодателем. Нормы такого рода содержат указание на права и обязанности субъектов отношений, регулируемых интерпретируемой нормой, однако в таких интерпретационных нормах субъекты, ситуации, права и обязанности более конкретизированы и детализированы по сравнению с общей и абстрактной нормой.

Учитывая, что такого рода разъяснения норм законодательства имеются во всех станах, попытаемся изучить их природу на примере Высшего Арбитражного Суда РФ.

Разрешение проблемы нормативности актов, принимаемых ВАС РФ, в первую очередь, тесно связано с проблемой признания правовой доктрины судебного прецедента в РФ.

Вопрос о судебном прецеденте как источнике права в рамках сложившейся в РФ правовой системы издавна является дискуссионным.

В последние годы российская правовая система переживает период постепенного сближения континентальной и прецедентной правовых моделей, в связи с чем неверно полностью отрицать правотворческую роль органов судебной власти в России. В рамках континентального права судебная практика приобретает значение источника права, но все же закон по-прежнему занимает приоритетное положение. На данные положения указывал и председатель ВАС РФ Иванов А. А., отметив: «…в последние 15 лет мы приняли огромное количество законов, но ситуация с правовой порядочностью продолжает оставаться не слишком-то качественной… И вот это и есть тот показатель, который очень хорошо характеризует нынешнюю ситуацию, потому что увеличение объема и количества законов не привело к должному упорядочению отношений. И, может быть, было бы правильно избрать другой подход, сказать: «Пусть будет поменьше законов, но это будут законы, формулирующие принципы, а не содержание в себе детальные, мелкие правила, которые противоречат друг другу и вызывают только объемные судебные споры. И давайте перейдем к формированию судебных прецедентов на основе многочисленной судебной практики. Может, это приведет к большей правовой упорядоченности в наших условиях, потому что ситуация, когда мы увеличивали объемы и интенсивность законотворчества, к должному упорядочению не привела»89.

Вполне очевидно, что законодательная техника далеко не совершенна, в связи с чем, на практике при толковании нормативно-правовых актов у субъектов толкования, причем как у органов исполнительной, судебной власти, так и у иных субъектов, возникает масса вопросов, требующих своего четкого разрешения. Поэтому, неоднозначность, пробельность и противоречивость нормативных актов в сфере предпринимательской деятельности требуют активной роли суда, который иначе и не сможет выполнить свои обязанности в полном объеме. Когда суд действует в условиях «пробельности» права, отсутствия законодательно установленного разумного баланса публичных и частных интересов, он вынужден заполнять «юридический вакуум» путем создания правовых норм90.

В этой связи хочется отметить, что, говоря о правотворческой деятельности ВАС РФ, ни в коей мере не следует сужать понятие правотворчества и ограничивать его лишь законодательной деятельностью, и именно в таком аспекте отстаивать невозможность признания за актами высшей судебной инстанции нормативного характера.

Правотворчество - это не только деятельность по созданию норм права, но и процесс по отмене и изменению существующих норм. Как справедливо было отмечено В.В. Невинским, нормотворчество в широком смысле понимается как «целенаправленная деятельность органов государственной власти либо самого народа по установлению, изменению или отмене общеобязательных правил поведения (норм права) в обществе и государстве посредством определенной формально-юридической процедуры»91.

Судебное правотворчество в целом по своей сущности ограничено и направлено в первую очередь на правильное применение нормативных актов органов законодательной власти и в связи с этим существует только в рамках действующего закона. Таким образом, главная особенность актов судебного правотворчества заключается в том, что они являются дополнительным источником права и осуществляют особую регулирующую роль.

Исходя из специфики нормативных постановлений Пленума ВАС РФ, считаем неприемлемым проводить сравнение и ставить в один ряд данные судебные акты и акты органов законодательной и исполнительной властей, так как в любом случае, судебное правотворчество по своей сути ограничено в принципе и направлено в первую очередь на правильное применение действующего законодательства. Оно существует только в рамках действующего закона. Судебная практика по своему месту среди иных источников права, характеру выполняет особую регулирующую роль. Судебная практика как дополнительный источник правового регулирования действует в пространстве и во времени так же, как и нормативный акт, применение которого она разъясняет и регулирует, наполняя его реальным содержанием.

Для того чтобы определить характер и степень обязательности судебно-правовых актов Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, разрешить вопрос об их нормативности, необходимо проанализировать действующее законодательство и выявить правовые основания для этого.

Конституция РФ 92 в ст. 15, характеризуя источники права, безусловно, не содержит прямого указания на акты органов судебной власти, в том числе, на акты Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Но, несмотря на это, считаем верным подход, в соответствии с которым данную норму необходимо толковать во взаимосвязи и с другими нормами Конституции Российской Федерации, в частности, ст. 127, так как все нормы Конституции представляют собой неразрывное единство и целостность и органически взаимосвязаны между собой.

Согласно ст. 127 Конституции Российской Федерации Высший Арбитражный Суд, в том числе, дает разъяснения по вопросам судебной практики.

Развивая данное конституционное положение, федеральное законодательство конкретизирует его.

Согласно ст. 23 Федерального Конституционного Закона «О судебной системе РФ»93, ст. ст. 10, 13, 16 Федерального Конституционного Закона «Об арбитражных судах в РФ»94, Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассматривает материалы изучения и обобщения практики применения законов и иных нормативных правовых актов арбитражными судами и дает разъяснения по вопросам судебной практики; а Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассматривает отдельные вопросы судебной практики и о результатах рассмотрения информирует арбитражные суды Российской Федерации.

Анализ данных норм, а также положений АПК РФ95 позволяет отнести к нормативным постановлениям ВАС РФ лишь постановления Пленума ВАС РФ, которые содержат разъяснения по вопросам права, обязательные не только для арбитражных судов, но и для иных участников арбитражного процесса по следующим основаниям.

Новый кодекс в отличие от АПК РФ 1995 г. содержит положение (ч. 4 ст. 170 АПК РФ), согласно которому в мотивировочной части решения могут содержаться ссылки на постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по вопросам судебной практики. Возможность ссылки на постановления означает, что при принятии соответствующих решений, арбитражные суды руководствуются постановлениями Пленума ВАС РФ, формируют на их основе свою правовую позицию, и также используют для обоснования своих выводов. То есть, фактически признается обязательный характер рассматриваемых судебных актов.

В отношении же актов Президиума ВАС РФ такой оговорки АПК не содержит, но не смотря на это основополагающие идеи и правовые позиции, которые излагаются Президиумом по результатам рассмотрения отдельных вопросов судебной практики, принимаются нижестоящими судами во внимание, и также могут использоваться для обоснования выводов суда при вынесении конкретного решения.

Так, например, в Постановлениях Президиума ВАС РФ от 02.06.98 года № 4274/9796 (содержало разъяснение по поводу подсудности объединенных нескольких связанных между собой требований, одни из которых подведомственны суду общей юрисдикции, а другие арбитражному суду) и от 17.11.98 года № 5463/9897, от 16.11.99 N 5560/9998 даются разъяснения по применению конкретных правовых норм.

При анализе материалов судебной практики, мы приходим к выводу, что арбитражные суды, как первой, так и апелляционной и кассационной инстанций уже давно активно используют Постановления ВАС РФ. Показательными в этом плане являются постановления федеральных арбитражных судов округов. Так например, в постановлении ФАС Западно- Сибирского от 29.09.2008 г. № Ф04-5958/2008(12675-А03-22) рассматривая дело о несостоятельности юридического лица, суд указал, что «суд первой инстанции …исследовал представленные в обоснование заявления доказательства и со ссылкой на пункт 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.12.2007 г. № 67 сделал обоснованный вывод…Учитывая то, что законодательством предусмотрен внесудебный порядок исключения недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ, суд правомерно прекратил производство по делу в порядке пункта 1 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Данная правовая позиция соответствует разъяснению Высшего Арбитражного суда Российской Федерации, изложенному в пункте 4 Постановления Пленума от 20.12.2006 № 67 «О некоторых вопросах применения положений законодательства о банкротстве отсутствующих должников и прекращении недействующих юридических лиц»99.

В постановлении от 20 мая 2008 г. № Ф04-2970/2008(4955-А45-13) ФАС ЗСО отметил: «Принимая постановление об отказе в удовлетворении иска, апелляционный суд обоснованно исходил из положений гражданского законодательства, регламентирующих вопросы распоряжения имуществом, переданным собственником учреждению в оперативное управление, с учетом позиции, изложенной в пункте 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2006 № 21 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации» (в редакции Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19.04.2007 № 23)»100. Аналогичные ссылки на правовые позиции Пленума ВАС РФ содержатся в подавляющем большинстве судебных актов арбитражных судов, по категориям дел, в отношении которых Пленум ВАС РФ давал соответствующие разъяснения101.

Учитывая тот факт, что соответствующие разъяснения ВАС РФ являются обязательными для нижестоящих арбитражных судов, постановления Пленума ВАС РФ активно используются и самими участниками арбитражных правоотношений, для обоснования своих позиций.

По мнению профессора В.Ф. Яковлева, «постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ вырабатывают на основе изучения и анализа судебной практики единственно верное толкование подлежащего применению судами закона. Выработанные Пленумом подходы к применению нормативных правовых актов имеют важное значение не только для судов, но и для участников экономических отношений, которые должны организовать свою работу по определенным, предсказуемым правилам, в том числе и по тем, которые подвергаются толкованию. Разъяснения Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ представляют собой его официальную позицию по тому или иному вопросу судебной практики...»102.

Еще одно правовую предпосылку для выявления нормативного характера постановлений Пленума ВАС РФ составляет часть 3 статьи 13 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой, если при рассмотрении конкретного дела арбитражный суд придет к выводу о несоответствии закона, примененного или подлежащего применению в рассматриваемом деле Конституции РФ, арбитражный суд обращается в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности этого закона.

В связи с тем, что Конституционный Суд Российской Федерации может признать любую норму несоответствующей Конституции РФ, она не будет подлежать применению.

Таким образом, можно сделать вывод, что постановления Высшего Арбитражного Суда РФ, в которых на основании обобщения практики применения законов и иных нормативных правовых актов даются разъяснения по вопросам применения конкретных правовых норм, носят обязательный и соответственно нормативный характер для судов. Данные разъяснения представляют собой обнародование официальной позиции высших судебных инстанций по вопросам судебной практики, направлены на единообразное и правильное применение судами федерального законодательства и могут применяться, в частности, арбитражными судами в качестве нормативного обоснования при принятии решений. Подобные разъяснения «обладают государственной обязательностью» и оказывают «регулирующее воздействие на всю судебную практику»103.

Они представляют собой правовой феномен, выходящий за пределы полномочий судов по толкованию нормативно-правовых актов, поскольку результатом толкования не может являться создание новой нормы104.

Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации формально действующую норму не изменяют и не ставят перед собой задачу заменить действующую норму закона на другую, но наполняют ее конкретным содержанием, например, расширяя сферу ее применения, уточняя механизм ее реализации или, наоборот, устанавливая границы ее действия. Устраняя противоречия, суд своим актом фактически разрешает юридически «тупиковую» (сложную) правовую ситуацию. При этом судебная практика, безусловно, исходит из приоритета закона.

Принимая во внимание то обстоятельство, что «дача нормативных разъяснений базируется на практике судебных органов, связана только с практикой применения законов, преследует цель обеспечить правильное, с точки зрения авторитетного интерпретатора, толкование и применение законов»105, представляется, что имеются правовые основания предполагать, что судебные правовые позиции, содержащиеся в разъяснениях Пленума высшей судебной инстанции, имеют своей целью в первую очередь упорядочение отношений, которые либо не имеют правовой регламентации, либо не могут быть прямо урегулированы законом в силу неясности и неточности формулировок, занимают свое особое место среди источников права, применяемых судом при разрешении спора.

По изложенному представляется, что нормативные постановления Пленума ВАС РФ формулируют известные предпосылки правового регулирования отдельных категорий общественных отношений и, будучи эффективным способом совершенствования материального и процессуального права, укрепляют престиж закона и увеличивают его эффективность.

Именно в рассматриваемых актах реализуется принцип единообразного применения судами норм права и единообразного подхода при разрешении экономических споров, защиты имущественных прав, недопущения злоупотребления правом и предупреждения правонарушений в сфере предпринимательской деятельности. Это влечет предсказуемость решений при рассмотрении конкретных экономических споров

В рамках складывающейся ситуации при анализе постановлений Пленума ВАС РФ, мы убеждаемся в том, что в них содержатся не просто комментарии законодательства или «расшифровки» его предписаний, а в действительности разрешаются сложнейшие вопросы его понимания. Причем Постановлений Пленума ВАС РФ, посвященных только вопросам арбитражно-процессуальных правоотношений, либо касающихся применения АПК РФ (например, Постановление Пленума ВАС РФ от 09.12.2002 г. № 11106) не так много. Большинство из них носят общий, комплексный характер и содержат разъяснения по вопросам как процессуального, так и материального права. Например, в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.03.2007 г. № 17107 даются руководящие разъяснения по вопросам, возникающим у судов в связи с применением АПК РФ при пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам - процессуальные вопросы.

Для устранения неясностей по вопросам административного производства, важную роль в формировании правовопонимания сыграли Постановления Пленума ВАС РФ от 2 июня 2004 г. № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях»108, а в Постановлении Пленума ВАС РФ от 27 января 2003 г. № 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»109 даны руководящие разъяснения по вопросам взаимосвязанного применения АПК и КоАП РФ.

Примером, постановлений ВАС РФ по вопросам разъяснения применения норм материального права может являться постановление Пленума ВАС РФ от 10 апреля 2008 года «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением ст. 169 ГК РФ»110.

По большей части рассматриваемые судебные акты направлены именно на устранение пробелов и неясностей в первую очередь , законодательных актов. В основном на это и направлена праворазъяснительная деятельность высших судов страны. Фактически ВАС РФ поставлен в такие рамки, при которых невозможно избежать создания новых правовых норм.

Представляется очевидным тот факт, что на современном этапе развития российская правовая система все время усложняется. В связи с чем, совершенно правомерно отмечено профессором В.В. Ярковым, что есть определенные границы детализации законодательных актов, за пределами которых она теряет смысл, и закон становится сборником казусов111.

При этом считаем необходимым еще раз подчеркнуть, что, давая руководящие разъяснения по вопросам судебной практики в форме постановлений, ВАС РФ не выходит за рамки предоставленных ему полномочий и не вторгается в сферу компетенции органов законодательной и исполнительной власти. Данное его правомочие необходимо рассматривать в неразрывном единстве с его высоким правовым статусом, ролью и функциями, которые он выполняет в рамках сложившейся судебной системы и правового регулирования.

Еще в 1989 г., будучи председателем Конституционного Суда РФ, М.В. Баглай высказывал позицию о том, что для более эффективного государственного управления над высшими государственными органами стояли не только принимаемыми ими самими законы, но и право, создаваемое непосредственно судами, которое в определенной части изменить законами нельзя. «А эта определенная часть как раз и включает основные гарантии охраны прав человека, гарантии, мешающие сползанию общества к режиму личной власти», - писал М.В. Баглай. - Вот в чем должна состоять важнейшая роль суда в правовом государстве, и вот почему, по нашему убеждению, следует прямо приравнять судебную доктрину к источникам права»112.

Характеризуя нормативную роль постановлений Пленума ВАС РФ невозможно обойти стороной и Постановление от 14 февраля 2008 г. № 14 «О внесении дополнений в постановление Пленума ВАС РФ от 12.03.2007 № 17 «О применении АПК РФ при пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам»113, которое по сути в определенной мере является революционным для российской правовой системы, так как его можно рассматривать как официальное признание прецедентного характера за постановлениями высших судебных инстанций. Им устанавливается возможность пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам судебного акта, оспариваемого в порядке надзора, в том случае, если он основывается на положениях законодательства, практика применения которых определена ВАС РФ после его принятия.

При этом пересмотр будет осуществляться на основании «отказного» определения коллегии судей ВАС РФ, принятого по результатам рассмотрения заявления о пересмотре судебных актов в порядке надзора и высылаемого заявителю как заинтересованной стороне. При обжаловании в апелляционном или кассационном порядке судебного акта, основанного на положениях законодательства, практика применения которых после его принятия определена Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации, суд апелляционной или кассационной инстанции учитывает правовую позицию Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации при оценке наличия оснований для изменения или отмены обжалуемого судебного акта. В то же время, постановление содержит необходимую оговорку, о том, что формирование Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации правовой позиции не является основанием пересмотра дел, по которым утрачена возможность обращения с заявлением о пересмотре судебных актов в порядке надзора.

Таким образом, постановление Пленума от 14.02.2008 придает постановлениям ВАС РФ особую нормативную силу: они будут иметь значение для неограниченного круга лиц. Это в свою очередь означает, что они будут иметь такую же сферу действия во времени, пространстве и по кругу лиц, как и решения нормотворческого органа, и, следовательно, такое же общее значение, как и нормативные акты, не присущее обычным правоприменительным судебным актам.

В связи с особой значимостью и важностью для правовой системы данного постановления оно получило большой резонанс и привело к научным дискуссиям.

Так, по мнению Дедова Д., «появление правовых позиций ВАС РФ обусловлено также объективными причинами. Дело здесь не только в необходимости восполнить пробелы или противоречия в законе, а в решении более сложной задачи: определить пределы и условия применения правовых механизмов и средств правовой защиты для обеспечения баланса интересов, чтобы не допустить злоупотребления данными средствами защиты. Это невозможно сделать сразу в законе, который содержит лишь перечень таких механизмов (основания признания сделок недействительными, основания возникновения права на имущество и т.п.). Между тем нарушение интересов (на которые законодатель не обратил внимания при внедрении правового механизма) выявляется только при рассмотрении конкретного дела в суде. Роль суда в таких случаях является основной, особенно в экономической сфере»114.

Председатель Арбитражного суда г. Москвы отметил, что «многие юристы полагают, что Постановление Пленума может негативно отразиться на правоприменительной практике. … с этим мнением трудно согласиться… Высшему Суду незачем рассматривать однотипные дела: этим должны заниматься другие суды. Известно, что постановления Пленума ВАС РФ для всех судов - источник права, обязательный к применению, поэтому мы, естественно, будем ему следовать»115.

В свою очередь профессор В. Ярков справедливо отмечает «что данное решение Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ интересно и направлено на усиление роли судебной практики высшего судебного органа не только для правоприменения, но и для правового регулирования, поскольку оно закрепляет особую роль и создает механизмы учета решений Президиума ВАС для гражданского оборота и публичных правоотношений. Время покажет, насколько эффективны новые подходы, а поскольку решение принято Пленумом ВАС, он сможет при необходимости изменить свою позицию или развить ее иным образом»116.

Для толкования Постановления № 14 большое значение имеет мнение Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ. А.А. Иванов следующим образом ответил на вопрос о том, можно ли в данном случае говорить о признании прецедентного права: «Обсуждая Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ после его принятия, одни эксперты решили, что мы вводим прецедентное право, другие - что постановлениям Президиума придается обратная сила. Это неверное понимание сути Постановления. Говорить о том, что данное Постановление Пленума вводит в России институт прецедентного права, невозможно. Надо понимать, что введение этого института оформляется законодательно, а не решениями судов. Данное Постановление придает чуть больший авторитет постановлениям Президиума, причем на очень короткий временной промежуток. Решающая роль отводится процедуре принятия судебных актов и их обжалования. Даже если тройка судей в Высшем Арбитражном Суде, отправляя дело на пересмотр в нижестоящую инстанцию, решила, что основания для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам есть, ее решение не становится обязательным для суда, который может счесть, что в данном случае вновь открывшихся обстоятельств не содержится. И, если суд занимает такую позицию, стороны могут обжаловать его решение по обычной процедуре и снова дойти до надзорной инстанции, где их жалоба будет рассматриваться уже по существу»117.

Анализируя сам механизм принятия Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации нормативных постановлений, представляется, что процесс формирования разъяснений именно правотворческий, а не правоприменительный. Судебная же практика играет роль «эмпирической базы», которая свойственна любому правотворческому процессу: правотворчество основано на изучении общественных отношений и поиске способа их регулирования в их внутренней логике, а не на произвольном выдумывании118.

В судебной практике судов первой, апелляционной и кассационной инстанции существует множество различных положений, которые никогда не являлись объектом разъяснений Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, что свидетельствует об отсутствии единообразия практики по данным вопросам. Следовательно, постановления ВАС РФ можно рассматривать в качестве средств вмешательства в стихийный процесс формирования практики судов низших инстанций, средством властного прекращения существующих в практике разнотолков, а не простым отражением сложившихся положений.

Высший арбитражный Суд Российской Федерации, проанализировав разные правовые подходы, приходит к своему нормативному решению, которое является впоследствии общеобязательным как для органов судебной власти, так для иных субъектов предпринимательской деятельности и участников арбитражно-процессуальных отношений.

Таким образом, несмотря на отсутствие в действующем законодательстве прямого признания за постановлениями Пленума ВАС РФ силы источников права, они являются таковыми в условиях современных правовых реалий и практики их применения как нижестоящими арбитражными судами, так и иными участниками арбитражно – процессуальных, а также в целом экономических и предпринимательских правоотношений.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Концепция правовой политики республики казахстан на 2010-2020 годы и перспективы развития судебной системы астана-2009

    Документ
    Абдрасулов Е.Б., заведующий Отделом стратегических разработок и анализа Аппарата Верховного суда Республики Казахстан, доктор юридических наук, профессор;
  2. Ы сот кітапханасы библиотека верховного суда

    Документ
    «Қазақстан Республикасы Жоғарғы Соты нормативтік қаулыларының заңдық сипаты мен олардын сот төрелігін жүзеге асырудағы тиімділік рөлі»: Халықаралық ғылыми – тәжірибелік конференцияның материалдар жинағы, өткізілген орны – Қазақстан
  3. Правительство Республики Казахстан постановляет: Утвердить прилагаемые правила приема

    Правила приема
    Об утверждении Правил приема, хранения, учета и использования документов Национального архивного фонда и других архивных документов ведомственными и частными архивами
  4. Приказ Министра юстиции Республики Казахстан от 28 июля 1998 года №539 Об утверждении Инструкции о порядке совершения нотариальных действий нотариусами в Республике Казахстан (с по состоянию на 16. 01. 2006 г.)

    Документ
    3. В связи с введением в действие настоящей Инструкции, считать утратившей силу Инструкцию о порядке совершения нотариальных действий государственными нотариальными конторами Казахской ССР, утвержденную приказом Министра юстиции Казахской ССР № 5 от 28.
  5. История становления и развития информационных процессов в современном Казахстане 07. 00. 02 Отечественная история (История Республики Казахстан)

    Автореферат
    Защита состоится «30» сентября 2010 г. в 14.30 час. на заседании диссертационного совета ОД 53.33.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора (кандидата) исторических наук при Институте истории и этнологии им.

Другие похожие документы..