Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Литература'
Методические материалы (тесты для предэкзаменационного контроля и самоконтроля знаний) подготовлены старшим преподавателем кафедры теории и истории м...полностью>>
'Документ'
                                                                (посада, прізвище, ім'я та по батькові)                                              ...полностью>>
'Лекция'
Рассматривая вопрос о формах организации разработки и организации проекта кадрового нововведения (КН) выделяют следующие организационные формы, решающ...полностью>>
'Документ'
Ожоги. Классификация. Этиология, патогенез, клиника, диагностика. Электротравма. Механизм поражения, клиника, диагностика. Лечение Первая помощь, Осно...полностью>>

Верховного Суда Республики Казахстан: монография

Главная > Монография
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1.4 Нормативные постановления Верховного Суда и их отличие от подзаконных актов классического характера

Нормативные постановления Верховного Суда Республики Казахстан играют значительную роль в правовой жизни государства, и, тем не менее, современное национальное законодательство не содержит какой-либо их четкой регламентации, что закономерно порождает определенные вопросы в понимании юридической природы этих актов, и на протяжении длительного времени вызывает дискуссии как среди практиков, так и в научной среде.

Как уже было отмечено, вопросы правовой природы постановлений Верховного Суда были подняты советскими учеными более шестидесяти лет назад. Еще в 1940-е годы, несмотря на официальное непризнание судебного правотворчества, данная проблема в рамках научной дискуссии была поднята по поводу нормативного характера постановлений Пленума Верховного Суда СССР как формы выражения судебной практики. С того времени полемика на эту тему в разной степени интенсивности продолжается до сих пор.

В современной постсоветской, в том числе и казахстанской, пра­вовой науке вновь актуализирован вопрос правотворче­ского характера нормативных постановлений Верховного Суда. Так, на прошедшем в мае 2009 года международном научно-практическом семинаре «Юридическая природа нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан и их роль в эффективности отправления правосудия» в выступлениях представителей судейского сообщества, органов государственной власти, ученых-правоведов, международных экспертов стран ближнего и дальнего зарубежья было отмечено наличие у нормативных постановлений таких характерных для нормативных правовых актов признаков, как действие их положений в отношении неперсонифицированного круга лиц, неоднократность применения нормативных установлений и соблюдение определенной юридической техники (процедуры) их принятия.

Действительно, нормативные постановления Верховного Суда содержат в себе свойства нормативных правовых актов, но в то же время отличаются своеобразием и самостоятельной ролью в правовом регулировании. Здесь необходимо отметить, что, осмысливая правовую природу нормативных постановлений Верховного суда, известный ученый-теоретик права А.Б.Венгеров выдвинул «тео­рию правоположений». В результате термин «правоположение» во второй половине ХХ века был введен в научный оборот. По представлению А.Б.Венгерова правоположения являются дополнительным к нормам права средством воздействия на неопределенный круг общественных отношений; правоположения адресуются неперсонифицированному кругу лиц, всем участникам общественных отношений, опосредуемых судебной деятельностью, как и правовые нормы, имеют формально-определенный характер76. Иными словами, ученый понимает под правоположениями выработанные в процессе правоприменительной деятельности общие положения, носящие подзаконный характер и конкретизирующие правовые нормы в отношении тех или иных однородных фак­тических составов.

В настоящее время данная теория достаточно известна, однако не находит широкого признания среди ученых. Возможно, одним из оснований этому служит то, что признание существования «правоположений» помимо правовых норм может привести к необходимости пересмотра устоявшегося определения права в узком смысле как системы только правовых норм. Поэтому юристы, как правило, применяют в данном случае устоявшуюся, общепринятую терминологию, не выделяя особый статус «правоположений». К примеру, С.С.Алексеев, анализируя деятельность Пленума Верховного Суда Российской Федерации, отмечает, что «здесь то, что при обобщенной характеристике называется «правоположением», на самом деле являются конкретизирующими юридическими предписаниями (юридическими нормами), имеющими подзаконный характер»77.

В целом, разделяя и творчески развивая данные мысли ученого, мы полагаем, что нормативные постановления являются особой разновидностью нормативного правового акта – нормативными интерпретационными актами.

В процессе принятия нормативного постановления вырабатываются юридические нормы - положения, назначением которых является детализация и конкретизация уже существующей нормы закона, отсюда следует очевидный вывод, что нормативные постановления Верховного Суда относятся к группе подзаконных нормативных актов.

Обращая внимание на особенности правовой природы нормативных постановлений и некоторую несхожесть ее норм с подзаконными актами классического характера, в юридической литературе и ныне высказывается точка зрения, согласно которой постановления высших судебных инстанций стран СНГ не могут являться источниками права. Основные аргументы выдвигаются следующие: в сферу официально закрепленной компетенции судов входит исключительно правоприменение, а не правотворчество; нормотворчество судов противоречит концепции разделения властей; в нормативных толкованиях пленумов высших судебных органов стран СНГ отсутствуют нормы права во всей совокупности логической структуры, а содержатся лишь элементы диспозиций, гипотез, санкций.

Вместе с тем, никто не отрицает право органов исполнительной власти издавать нормативные акты подзаконного характера, несмотря на то, что эти же аргументы могут быть выдвинуты и к правотворческой деятельности органов исполнительной власти. Если учесть все остальные (основные) признаки нормативных постановлений, характерные для нормативных правовых актов: общеобязательность, продолжительность действия, многократность применения, распространенность на широкий круг субъектов, то напротив можно прийти к выводу об особой качественной характеристике таких норм, которые можно рассматривать как совокупность правовых интерпретационных норм.

Отказ в наделении правотворческой функцией судов был вызван, в первую очередь, политическими мотивами, необходимостью обеспечения тотального господства властного центра. Между тем, в новых условиях признание за высшим судебным органом роли создавать нормы права способно немедленно восполнить имеющиеся пробелы в законодательстве.

Это свидетельствует о формировании в нашей стране, относящейся к государствам континентальной правовой системы, норм прецедентного права, что, на наш взгляд, неизбежно в условиях утверждения Казахстана правовым государством и связанного с этим процессом укрепления роли судебной власти.

Как справедливо отмечает В.С. Нерсесянц, правотворческая роль судебной практики обусловлена здесь не столько характером правовой доктрины, сколько её эволюцией в ходе двадцатого столетия78. В итоге судебная практика по признанию С.Л. Зивса «всё чаще признается самостоятельным источником права, приравниваемым по своему правотворческому характеру к закону».

Нормативные постановления Верховного Суда, являясь источником действующего права подзаконного характера, имеют свою специфику, отличную от результатов правотворчества других государственных органов, а именно - специфику, присущую для интерпретационных нормативных актов. В настоящей статье мы попытаемся раскрыть эти особенности.

Во-первых, подзаконные акты – это правотворческие акты компетентных органов, которые основаны на законе и призваны конкретизировать основные, принципиальные положения законов, играют вспомогательную роль. Эти же характеристики свойственны и нормативным постановлениям Верховного Суда. Вместе с тем, подзаконные нормативные акты иных государственных органов создаются во исполнение действующего законодательства в силу факта принятия конкретного закона и рассматриваются как необходимый элемент правового регулирования. Тогда как нормативные постановления создаются в связи с потребностями правоприменительной практики, затруднениями, возникающими при разрешении судами конкретных дел и лишь в тех случаях, когда законы объективно требуют детализации и конкретизации.

Преодоление пробелов в действующем законода­тельстве не способствует единообразному применению норм законодательства, напротив, может привести к проти­воречиям, которые устраняются путем принятия необходимых разъяснений. При этом принятию нормативного постановления предшествует трудоемкий процесс по изучению и обобщению судебной практики, в ходе которой и раскрывается смысл норм закона, в силу абстрактности по-разному толкуемые в судах.

В идеале перед законодателем в процессе правотворчества всегда стоит задача максимально точного отражения в нормативных правовых предписаниях явлений общественной жизни и правильного реагирования на возникающие проблемные ситуации. Однако, как показала практика, законодатель при всем желании никогда не сможет ни выявить, ни урегулировать все многообразие проблем, возникающих как в реальной действительности, так и в процессе правоприменения. Интерпретация норм права – закономерный процесс, обусловленный предельной абстрактностью правовых предписаний законов.

В процессе интерпретации правовой нормы выявляется подлинный смысл юридических норм, выраженная в них воля законодателя, поскольку, принимая нормативный правовой акт, он исходит из вполне определенной цели правового регулирования важных общественных отношений. В этих условиях непосредственным объектом интерпретации (толкования) будут являться не столько собственно тексты конкретных нормативных правовых актов, но и цели, обозначенные в Конституции страны, намерения и цели законодателя, поскольку, как вполне логично отмечают ученые, «соответствующая цель мотивирует создание юридического нормативного акта, что дает основание определить ее как руководящее начало при установлении волевого содержания этого акта, при объяснении смысла правовых нормативных распоряжений»79.

Следовательно, самостоятельность суда в системе единой государственной власти проявляется, помимо иных составляющих, и в форме его интерпретационной компетенции, которая развивается через конкретизацию закона, устранение пробелов в праве, создание правоположений, имеющих важное практическое значение не только для судов, но и для иных государственных органов, физических и юридических лиц, т.е. для всего общества. На вышеуказанном семинаре член Конституционного Совета Республики Казахстан И.Ж.Бахтыбаев на основе проведенного исследования в своем выступлении отметил, что Нормативные постановления широко применяются в деятельности органов дознания и предварительного следствия, прокуратуры, таможенных органов и др., что позволяет прийти к выводу об особом, самостоятельном месте нормативных постановлений в системе действующего права.

Объясняется это тем, что, формируя свое поведение, участники правоотношений так или иначе стремятся предвидеть возможные решения судебных органов в случае возникновения споров в будущем. Ведь, как известно, последней инстанцией в спорных правоотношениях является суд.

Кроме того, такое толкование ориентирует субъектов правореализации на однозначное понимание толкуемой нормы и правильное её применение. Немаловажное значение для судебной практики имеет единообразие в понимании различных дефиниций и правовых терминов, используемых в процессе применения правовых норм судом, поскольку такое единообразие служит средством достижения стабильности и устойчивой правовой действительности. Если норма права не правильно понята, она будет и неверно применена. А это уже нарушение законности в правоприменительной деятельности.

Верховный Суд, находясь в самом центре правоприменительной деятельности, способен дать разъяснения действующих норм законодательства для обеспечения права каждого участника судебного разбирательства на законное и справедливое разрешения дела.

Следующее отличие нормативных постановлений от иных подзаконных нормативных актов заключается в её юридической силе, что имеет принципиальное значение, поскольку юридическая сила указывает на место акта в иерархической системе нормативных правовых актов, его значение и подчиненность. И если классически место каждого подзаконного акта в этой иерархии зависит от органа его издавшего, полномочий и компетенции этого органа, то нормативные постановления Верховного Суда по юридической силе приравнивается к тем нормативным правовым актам, положения которых стали предметом интерпретации (толкования) в конкретном нормативном постановлении. Именно этим объясняется правило, закрепленное в п. 4 ст. 4 Закона «О нормативных правовых актах»: вне иерархии нормативных правовых актов находятся нормативные постановления Конституционного Совета Республики Казахстан, Верховного Суда Республики Казахстан.

Кроме того, как указано в постановлении Конституционного Совета от 13 декабря 2001 года «из права давать официальное толкование норм Конституции следует юридическая сила решений Конституционного Совета, равная юридической силе тех норм, которые стали предметом его толкования». По аналогии с этим положением и компетенцией пленарного заседания Верховного Суда принимать нормативные постановления, можно утверждать, что юридическая сила нормативного постановления определяется юридической силой нормативного правового акта, нормы которой интерпретируются. Последние должны применяться в единстве с положениями соответствующего нормативного постановления в силу его общеобязательного характера.

Отсюда следует и третий отличительный признак нормативных постановлений о неотделимости созданных Верховных Судом правоположений от норм закона, что означает невозможность их существования и применения вне норм закона. Тем самым, можно предположить, что временнόй период действия нормативного постановления равен периоду действия интерпретируемого закона, т.е. если признается утратившим юридическую силу закон, то отменяется и действие нормативного постановления. Однако, из этого не нужно допускать, что признание нормативного постановления утратившим силу происходит автоматически. Как принятие, так и прекращение действия нормативного постановления происходит путем обсуждения на пленарном заседании.

В-четвертых, нормативные постановления отличаются своеобразной структурой создаваемых ею норм. Как известно, результатом правотворчества являются правовые нормы, которые согласно господствующей в юридической науке теории должны состоять из трех элементов – диспозиции, гипотезы и санкции.

Надо признать, что структура создаваемой в нормативном постановлении нормы весьма специфична, на первый взгляд она не содержит в себе всех структурных элементов. В нормативных постановлениях, как привило, детализируются либо гипотеза, либо диспозиция, либо санкция. Отсюда возникает искушение отрицать за ними нормативный характер.

Действительно, норма права может выполнять свои непосредственные регулятивные функции лишь при наличии всех её структурных элементов. Даже в результате интерпретации должны создаваться нормы, отличающие новизной, в противном случае вымывается нормативное содержание толкования, и постановления такого рода ничем не будут отличаться от простого комментирования.

Это не означает, что они могут изменять действующие законы и другие нормативные акты или противоречить им. Наоборот, правила, вырабатываемые Верховным Судом в порядке разъяснений по вопросам судебной практики, должны быть строго подзаконными, т. е. должны лишь разъяс­нять, конкретизировать и детализировать установлен­ные органами государственной власти правовые нор­мы. И лишь в этих пределах они носят нормативный характер.

Между тем, не всякая норма может быть сформирована в одной статье в виде всех названных элементов. Особенности тех или иных отраслей права, требования к языку закона часто обуславливают различные способы изложения норм права, когда те или иные её элементы прямо не воспроизводятся, но лишь подразумеваются.

Нормативные постановления Верховного Суда, с одной стороны подчинены закону и потому не могут его изменять или отменять, с другой стороны, сужая или расширяя буквальное изложение нормы, могут уточнять смысл закона, что представляется равнозначным созданию самостоятельной нормы, хотя бы в силу того, что излагаются на новом логическом уровне.

К примеру, статья 143 Гражданского кодекса содержит общее правило, что гражданин или юридическое лицо вправе требовать по суду опровержения сведений, порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствует действительности.

В развитие этой нормы в нормативном постановлении Верховного Суда «О применении в судебной практике законодательства о защите чести, достоинства и деловой репутации физических и юридических лиц», дается разъяснение, какие сведения признаются порочащими, что понимается под распространением этих сведений, дается определение чести, достоинства и деловой репутации.

Как видится, интерпретация норм закона, даваемая в данном постановлении, безусловно носит правоконкретизирующий характер, поскольку в них логически развиваются ранее сформированные нормы с привлечением новых понятий, определений, методов сравнения, противопоставления и т.д., т.е. такие мыслительные операции, которые вносят новизну в понимание рассматриваемого вопроса.

Суд вырабатывает правоположения на базе уже существующих норм законодательства, при этом, заимствуя содержание и структурные элементы последних, когда, к примеру, какой-то элемент структуры создается в самом нормативном постановлении, либо он видоизменяется, а остальные элементы переходят от норм интерпретируемого закона или подразумевается смыслом закона.

Так, согласно п. 3 нормативного постановления Верховного суда «О применении в судебной практике законодательства о защите чести, достоинства и деловой репутации физических и юридических лиц» в порядке, предусмотренном статьей 24 ГПК и статьей 143 ГК, не могут рассматриваться требования об опровержении сведений, содержащихся в судебных решениях и приговорах, постановлениях следственных органов и других официальных документах, для обжалования которых законом предусмотрен иной порядок.

Диспозицией здесь выступает правило, что опровержение сведений, содержащихся в судебных решениях и приговорах, постановлениях следственных органов и других официальных документах не может рассматриваться в порядке, предусмотренном статьей 24 ГПК и статьей 143 ГК. Гипотезой служит факт рассмотрения судом конкретного дела, разрешение которого требует применение данного правила. Санкция состоит в предусмотренных процессуальным законодательством мерах, направленных на отмену либо изменение решения судом вышестоящей инстанции.

Своеобразие этой структуры обусловлено тесной связью правоположений нормативного постановления с нормами законодательства, в связи с чем интепретируемые нормы законодательства всегда должны применяться в единстве с положениями соответствующего нормативного постановления. В результате мы увидим цельную норму со всеми структурными элементами.

В-пятых, кроме отличий в содержании и юридической силе от иных подзаконных актов, нормативные постановления имеют менее формализованный порядок их вступления в силу. После их принятия в окончательной форме, они не нуждаются в чьем-либо дальнейшем одобрении.

Это правило содержится в статье 38 Закона «О нормативных правовых актах», согласно которой нормативные правовые приказы министров Республики Казахстан и иных руководителей центральных государственных органов, нормативные правовые постановления центральных государственных органов, нормативные постановления Центральной избирательной комиссии,  нормативные правовые решения маслихатов, а также нормативные правовые постановления акиматов и нормативные правовые решения Акимов, имеющие общеобязательное значение, касающиеся прав, свобод и обязанностей граждан, за исключением нормативных постановлений Конституционного Совета, Верховного Суда Республики Казахстан, подлежат государственной регистрации в органах юстиции Республики Казахстан. Такая регистрация является необходимым условием их вступления в силу.

В процессе регистрации подобного акта проверяется его законность: не ущемляет ли он права и свободы граждан, не возлагает ли на них дополнительные, не предусмотренные законодательством обязанности, не вышел ли орган, издавший акт, за пределы своей компетенции. Незарегистрированные нормативные правовые акты не имеют юридической силы и должны быть отменены органом, издавшим их, если решение органов юстиции не обжаловано в установленном порядке.

Представляется, что такой особый порядок введения в действие нормативного постановления объясняется статусом Верховного Суда, который в силу наделенных Конституцией функций, сам призван обеспечивать защиту прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, исполнение Конституции, законов, иных нормативных правовых актов, международных договоров Республики Казахстан.

В заключении можно отметить, что судебная система, посредством наделенных Конституцией страны нормотворческих функций, обладает возможностью оперативно и гибко реагировать на изменения конкретных экономических, социальных и иных условий деятельности государства, способен быстро восполнить имеющиеся пробелы в законодательстве, разъясняя и конкретизируя действующие нормы закона, не меняя при этом их основного содержания и основополагающих принципов.

Без подзаконных нормативных правовых актов трудно наладить эффективную государственную и социально-экономическую деятельность, но при этом каждый из органов, наделенных правотворческими функциями должен выполнять только ему присущую юридическую роль для обеспечения согласованного функционирования всех ветвей государственной власти.

Обозначенная выше характеристика нормативных постановлений выявила специфичные признаки:

  • нормативные постановления принимаются только в связи с потребностями правоприменительной практики;

  • имеют юридическую силу, равную юридической силе нормативного правового акта, нормы которой интерпретируются;

  • правоположения нормативного постановления применяются в единстве с нормами интерпретируемых законов;

  • создаваемая нормативным постановлением норма имеет особую структуру, характеризуемая тесной связью с нормами законодательства;

  • принятые нормативные постановления не подлежат регистрации в Министерстве юстиции.

Все перечисленные признаки нормативного постановления обусловлены принципиальной особенностью – его интерпретационным характером и позволяют определить нормативные постановления Верховного Суда как подзаконные нормативные интерпретационные акты.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Концепция правовой политики республики казахстан на 2010-2020 годы и перспективы развития судебной системы астана-2009

    Документ
    Абдрасулов Е.Б., заведующий Отделом стратегических разработок и анализа Аппарата Верховного суда Республики Казахстан, доктор юридических наук, профессор;
  2. Ы сот кітапханасы библиотека верховного суда

    Документ
    «Қазақстан Республикасы Жоғарғы Соты нормативтік қаулыларының заңдық сипаты мен олардын сот төрелігін жүзеге асырудағы тиімділік рөлі»: Халықаралық ғылыми – тәжірибелік конференцияның материалдар жинағы, өткізілген орны – Қазақстан
  3. Правительство Республики Казахстан постановляет: Утвердить прилагаемые правила приема

    Правила приема
    Об утверждении Правил приема, хранения, учета и использования документов Национального архивного фонда и других архивных документов ведомственными и частными архивами
  4. Приказ Министра юстиции Республики Казахстан от 28 июля 1998 года №539 Об утверждении Инструкции о порядке совершения нотариальных действий нотариусами в Республике Казахстан (с по состоянию на 16. 01. 2006 г.)

    Документ
    3. В связи с введением в действие настоящей Инструкции, считать утратившей силу Инструкцию о порядке совершения нотариальных действий государственными нотариальными конторами Казахской ССР, утвержденную приказом Министра юстиции Казахской ССР № 5 от 28.
  5. История становления и развития информационных процессов в современном Казахстане 07. 00. 02 Отечественная история (История Республики Казахстан)

    Автореферат
    Защита состоится «30» сентября 2010 г. в 14.30 час. на заседании диссертационного совета ОД 53.33.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора (кандидата) исторических наук при Институте истории и этнологии им.

Другие похожие документы..