Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Конспект'
В конспекте лекций по теории государства и права (часть первая - Государство) излагаются ключевые понятия и категории современной юридической науки. ...полностью>>
'Документ'
Чтобы измерять, необходимо было придумать единицы различных физических величин. Вспомните, как написано в учебнике: «Измерить какую-нибудь величину –...полностью>>
'Документ'
11.Достоевский Ф.М. «Преступление и наказание», «Бедные люди». 1 .ЧеховА.П. «Человек в футляре», «Крыжовник», «О любви», «Дом с мезонином», «Дама с с...полностью>>
'Лекція'
6. История физической культуры и организация физической культуры и спорта в СССР. Методическое пособие для студентов заочного отделения институтов фи...полностью>>

Верховного Суда Республики Казахстан: монография

Главная > Монография
Сохрани ссылку в одной из сетей:

В разъяснениях Пленума Верховного Суда СССР по мнению многих ученых существовало три различных по характеру видов норм. Значительное место среди них занимают нормы – разъяснения и нормы - толкования. В постановлении производится толкование нормы права, содержащейся в нормативном акте, для установления действительного смысла нормы. Например, в постановлении «О практике применения судами жилищного законодательства» от 3 марта 1987 (ред. от 30 ноября 1990), в котором значительное место занимают такие нормы.

И, наконец, наличие правовых норм в разъяснениях Пленума Верховного Суда, которые регламентируют конкретные отношения. К примеру, постановление пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества». Согласно к примечанию статьи 89 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик, хищение следует признать повторным во всех случаях, когда лицо ранее совершило одно из преступлений, указанных в данной статье. В постановлении пленума- это положение дополняется указанием, что хищение должно признаваться повторным независимо от того, изымалось ли имущество из одного или разных источников, когда совершенные деяния могут рассматриваться как продолжаемое преступление60. В таких случаях нормативные постановления, которые имеют правовые нормы, можно отнести к источникам права.

Изучая правовую природу разъяснений Пленума Верховного Суда СССР, С.С. Алексеев отмечал, что они даются в целях правильного и единообразного применения закона в дополнение к закону, во исполнение, но не во изменение его и не вместо него 61. Нормотворческая деятельность судов не должна означать замены законов и отступления от принципа верховенства закона, поскольку закон не может изменяться или дополняться Верховным судом или другим органом, для этого существуют компетентные органы.

В настоящее время в российском законодательстве по иному определена природа решений Пленума Верховного Суда. На основе рассматриваемых материалах судебной практики, анализа судебной статистики, Пленум дает разъяснения по вопросам судебной практики в целях единообразного и правильного применения законодательства. Как мы видим, упразднен институт руководящих разъяснений высших судебных инстанций, теперь им принадлежит право обычного толкования. Роль нормативных постановлений в системе российского права определена по- разному. Ряд российских исследователей предлагают считать разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации по вопросам судебной практики судебным прецедентом (В.В.Демидов, В.Н. Синюков). Многие считают, что прецедент восполняет пробелы права и он позволяет быстрее реагировать на изменения, происходящие в реальной жизни. Несмотря на доктриальную полемику по поводу статуса постановлений высшей судебной инстанции России, ученый-юрист Н. Иванов в своей работе отмечает, что одним из важнейших направлений деятельности высшей судебной инстанции должна быть иллюстрация на основе обобщений судебных решений негативных тенденций законодательства с целью его новеллизации. Однако сам процесс новеллизации - прерогатива исключительно законодателя62.

Мнения отечественных ученых-юристов также расходятся по этому вопросу. Некоторые считают, что постановления Верховного Суда нельзя отнести к нормативным правовым актам, ссылаясь на статью 81 Конституции, где указано, что Верховный Суд дает разъяснения по вопросам судебной практики. Одновременно они утверждают, что в статье 4 Закона Республики Казахстан «О нормативных правовых актах» нормативным постановлениям Верховного Суда не определено место в иерархии нормативных правовых актов. Так, Г. Сапаргалиев, Г. Сулейменова, анализируя статью 4 Конституции, пришли к выводу, что источники действующего права можно разделить на три группы: нормы Конституции; нормативные правовые акты; нормативные постановления Конституционного Совета и Верховного Суда. При этом они отмечают, что нормативные постановления Верховного Суда не входят во вторую группу и таким образом они не относятся к нормативным правовым актам.

На наш взгляд, статья 81 Конституции определяет сферу деятельности Верховного Суда, а не характер и юридическую природу его нормативных постановлений. Содержательная сторона нормативных постановлений Верховного Суда определяется его наименованием «нормативные» и их вхождением в состав действующего права. Употребление юридической дефиниции «постановление», тем более с определением «нормативное», не должно вызывать сомнений в свойстве нормативности такого акта, так же как не подвергается сомнению по этому признаку нормативный характер постановлений Конституционного Совета, постановлений Правительства, постановлений Парламента и его палат. Авторы публикации признают и не подвергают сомнению нормативность постановлений Конституционного Совета лишь по тому признаку, что в статье 4 Конституции они наряду с нормативными постановлениями Верховного Суда названы нормативными постановлениями, а не нормативным правовым актом63.

Так, Конституционный Совет Республики Казахстан принимает нормативные постановления, в которых дается официальное толкование норм Конституции, а также оценка на соответствие им конституционных законов. Верховный Суд на основе примененных местными судами норм права обобщает судебную практику и дает разъяснения, в некоторых случаях восполняет пробелы в праве. Следует отметить, что праворазъясняющие, правообразующие положения существуют в нормативных постановлениях, как Конституционного Совета, так и Верховного Суда. Например, А. Котов отмечал, что в правовых позициях, отраженных в нормативных постановлениях Конституционного Совета находит свое завершение официальная интерпретация норм Конституции, наполненная пониманием этих норм Советом и его суждением о них. Правовая позиция есть выражение единства конституционного слова и мысли Совета с проекцией должного конституционного действия для субъектов конституционно-правовых отношений64. Автор обобщающим термином называет «правовые позиции», выраженные в виде праворазъясняющих, правопреобразующих и правообразующих положений обоснований и выводов Конституционного Совета, к которым он пришел в ходе установленного конституционными нормами производства, и принятые им в форме нормативных постановлений. То же самое можно сказать и про нормативные постановления Верховного Суда, в которых может быть дана интерпретация норм права, т.е. судебное толкование, могут содержаться положения относящиеся к разрешению коллизий между нормами Конституции и законов, положениями законодательных актов или иных нормативных актов, а также определяться особенностями применения судами законодательства. Нормативные постановления Верховного Суда должны точно соответствовать Конституции и не противоречащим ей законам, так как согласно статье 77 Конституции судья при отправлении правосудия независим и подчиняется только Конституции и закону.

В постановлениях Верховного Суда, по мнению С. Ударцева, содержатся положения, разрешающие конфликт юридических норм или представляющие самим судам, исходя, например, из конституционных положений и положений действующего права, решать вопрос о применимости тех или иных положений законодательства65. Автор далее указывает, что у Верховного Суда появилась «новая деятельность - правотворческая и праворегулирующая». То есть правотворческая функция судов будет связана с реальным их правом выбора правовых норм, нормативных актов, регулирующие те или иные отношения, в случае коллизии норм. Так, если в статье 22 Закона Республики Казахстан «О жилищных отношениях» говорится, что несовершеннолетние лица, проживающие совместно с нанимателем и являющиеся его членами семьи имеют равные права, вытекающих из договора найма жилого помещения, то в пункте 8 нормативного постановления Верховного Суда «О практике применения законодательства по приватизации гражданами жилых помещений» разъяснено, что в случае приватизации занимаемого помещения несовершеннолетние члены семьи наравне с совершеннолетними лицами (пользователями) становятся участниками общей совместной собственности на это помещение. В случае нарушения данных прав, родители несовершеннолетнего или другие лица, представляющие его интересы, вправе с согласия других собственников жилья обратиться о включении его в договор приватизации либо в суд с иском.

По мнению Е. Б. Абдрасулова судебное нормативное и казуальное толкование содержит признаки источников права, поскольку в результатах интерпретационной деятельности содержатся конкретизирующие нормы, полученные в ходе логического вывода из более общих и абстрактных исходных норм, сформулированных законодателем66. Конечно, при толковании может происходить конкретизация, детализация закона, которая впоследствии выражается в конкретизирующей норме. Так, если примечание к статье 307 УК определяет субъектов коррупционных правонарушений - должностные лица, депутаты Парламента и маслихатов, судьи, государственные служащие и др., то в нормативном постановлении Верховного Суда «О практике рассмотрения судами уголовных дел о преступлениях, связанных с коррупцией» уточняется, что к числу субъектов преступлений, связанных с коррупцией, относятся также физические лица, в целях подкупа указанных выше лиц противоправно предоставляющие им имущественные блага и преимущества. В примечании к статье 307 УК перечисляются лица, подлежащие уголовной ответственности за взяточничество, но абзац второй пункта 1 нормативного постановления Верховного Суда «О практике применения судами законодательства об ответственности за взяточничество» эта норма дополнена положением, о том, что субъектом этого преступления следует признавать и тех лиц, которые хотя и не обладали полномочиями для выполнения в интересах взяткодателя соответствующих действий, но в силу своего должностного положения могли за взятку принять меры к совершению этих действий другими лицами.

О том, что нормативные постановления Верховного Суда входят в действующее право подтверждает постановление Конституционного Совета Республики Казахстан от 28 октября 1996 года «Об официальном толковании пункта 1 статьи 4 и пункта 2 статьи 12 Конституции Республики Казахстан», в котором было разъяснено, что под действующим правом понимается по смыслу пункта 1 статьи 4 Конституции система норм, содержащихся в принятых правомочными субъектами в установленном порядке нормативных правовых актах: Конституции и соответствующих ей законах Республики, указах Президента, постановлениях Парламента, его палат и Правительства Республики Казахстан, иных нормативных правовых актах, международных договорах, ратифицированных Республикой Казахстан, нормативных постановлениях Конституционного Совета и Верховного Суда Республики 67.

В постановлении Конституционного Совета Республики Казахстан от 6 марта 1997 года отмечено, что в качестве нормативного может рассматриваться такое постановления Верховного Суда, в котором содержатся разъяснения судами по вопросам применения законодательства (его норм) и формируются определенные правила поведения субъектов в сфере судопроизводства. Такое нормативное постановление, являющееся обязательным для всех судов республики, может издаваться только по вопросам применения в судебной практике норм законодательства, в том числе норм Конституции Республики Казахстан68.

В связи с этим, на наш взгляд, официальное толкование Конституционным Советом пункта 1 статьи 4 Конституции и включение нормативных постановлений в действующее право, дополнительно свидетельствует о значительной их роли в укреплении законности, а также обеспечении точного и единообразного применения судами законов при рассмотрении конкретных дел.

Нельзя не отметить мнение В.А. Малиновского, который отмечает усиление судебного контроля в юридической сфере, в первую очередь следует отметить полезность активного издания нормативных постановлений Верховным Судом69. Вместе с тем, многие российские исследователи опасаются превращения суда из типичного юрисдикционного учреждения, в одну из исполнительно - распорядительную инстанцию, поскольку прибавляются новые, внеюридические функции (судебные санкции на арест, содержание под стражей, производство отдельных следственных действий и др.), которые в науке именуются контрольными. Хотя участие суда в выполнении контрольно-надзорных функций (правотворческие, санкционирование ареста и др.) можно объяснить наверное тем, что во время проведения судебного заседания используют такие процессуальные формы, как равноправие и состязательность сторон, гласностью разбирательства, коллегиальностью принятия решения. Данное обстоятельство показывает, что не повсеместно, а по некоторым вопросам может сохранен контроль со стороны судебных органов. Так как на практике возможно, что за управленченскими и воспитательными задачами судебные органы могут лишиться статуса последней независимой инстанции, где граждане ищут справедливость и законность. Полномочия судов в области конкретного нормоконтроля, как мы видим, распространяется на источники материального права. Поэтому, судейские дополнения к тексту закона (позитивное правотворчество) из-за очевидной нерациональности, бессистемности либо без нравственности последнего абсолютно недопустимы70. В любом случае, деятельность высшего судебного органа при принятии нормативного постановления, толковании норм правового акта и др. должна, направлена на защиту прав и свобод граждан.

Признавая значимость нормативных постановлений в системе нормативных правовых актов, ученые объясняли свою позицию наличием в них правовых признаков. Так, А.М. Боннер отмечал, что руководящие разъяснения обязательны для нижестоящих судов, подобные акты должны быть признаны одним из способов преодоления пробелов в праве71. Развитие общественных отношений в реальной жизни опережает развитие законодательства и, когда вступает в силу какой либо нормативный акт, в нем уже обнаруживаются пробелы. В связи с этим, суды при рассмотрении конкретных дел, выходят за пределы предписаний закона, но, только в том случае, если обнаруживают отсутствие соответствующей нормы в правовом акте. В ходе принятия нормативных постановлений, Верховный Суд Республики Казахстан на основе системного анализа и сопоставления норм Конституции и законодательства, восполняет некоторые пробелы права, разъясняет практическое применение законов в соответствии с их содержанием и основными принципами. Особенностью судебной власти является то, что она распространяется на все дела и споры, и в этой связи судья обязан разрешить спор даже при отсутствии нормы права. Так, согласно статье 6 ГПК, в случае отсутствия норм права, регулирующих спорное правоотношение, суд применяет нормы права, регулирующие сходные отношения, а при отсутствии таких норм разрешает спор исходя из общих начал и смысла законодательства. Следовательно, судебная практика, на законной основе, восполняет пробелы права и закона. Верховный Суд, обобщив судебную практику, дает разъяснения, регулирующие новые правоотношения и восполняющие пробелы законодательства. Для восполнения пробелов в законодательстве требуется определенные процедуры принятие соответствующего нормативного акта. Естественно на эти процедуры уходит много времени. Нормативное постановление позволяет оперативно восполнить пробелы, существующие в правовом акте, для разрешения конкретного спора, поскольку для его принятия не требуется сложной процедуры и большого количества времени.

Более того, свидетельством правовой природы нормативных постановлений служит их обязательность для всех судов и правоприменителей. Суды, органы следствия и дознания, правоохранительные и другие органы должны неуклонно их выполнять и строго руководствоваться ими. При отправлении правосудия, т.е. при вынесении судебного приговора, решения, суды ссылаются не только на закон, но и на нормативное постановление Верховного Суда.

Верховный Суд не вправе принимать нормативные постановления, противоречащие Конституции и законам, но он вправе и обязан разъяснить судам, как применять законодательство в случае их противоречия друг другу, а также в случае пробелов права на основе системного анализа и принципов права, исходя из обобщений судебной практики. В результате рассмотрения дел определенной категории, появляется однородные решения, складываются определенные образцы, примеры понимания тех или иных юридических понятий, терминов. Так, по мнению Т. Мамедсупиева судебная практика как система результатов, итогов судебной деятельности обобщается и закрепляется в различных разъяснениях высшего судебного органа. В итоге нормативные постановления содержат правила поведения: как следует применить норму права при аналогичных дел. В этом смысле судебную практику следует признать в качестве источника права72. В отличие от Парламента Верховный Суд не занимается нормотворчеством «в чистом виде» для урегулирования общественных отношений, а лишь разъясняет правильное применение норм Конституции и законов на основе (и только) обобщения судебной практики конкретных дел определенной категории. При этом судебный орган не заменяет Парламент страны, а разъясняет вопросы разрешения спорных ситуаций, в том числе в смежных отраслях права. Если Парламент посчитает необходимым по-иному регулировать те или иные вопросы, он вправе принять соответствующий закон, в таком случае нормативное постановление перестанет действовать. В связи с этим, позиция при которой Верховный Суд вправе лишь переписывать нормы законодательства без их интерпретации и восполнения пробелов, лишена смысла, так сводит на нет нормативность и регулирующий характер нормативных постановлений, роль и значение Верховного суда в системе государственной власти.

Таким образом, при рассмотрении проблемы места нормативных постановлений в системе действующего права и нормативных правовых актов следует ответить на два вопроса:

1) Нормативный правовой акт или судебный прецедент?

2) Полноценный нормативный акт или интерпретационный?

Все проблемы российских ученых в установлении правовой природы актов высших судебных органов вытекают из того, что в РФ до сих пор нет Закона о законах. Теоретические разногласия следует решать законодательно.

В Казахстане еще в 1998 г. был принят Закон от 24 марта 1998г. «О нормативных правовых актах».

Эта проблема возникла при подготовке проекта Закона о нормативных правовых актах. Проект был разработан рабочей группой под руководством Сулейменова М.К. в рамках проекта «Раз­витие коммерческого законодательства в Казахстане» под эгидой Всемир­ного банка и Министерства юстиции.

В связи с тем, что в последнее время появляются утверждения о раз­личных разработчиках проекта данного закона, приводим состав ра­бочей группы, определенной в Постановлении Правительства РК от 7 ок­тября 1996 г. № 1238, которым проект закона «О нормативных правовых актах» был внесен на рассмотрение Мажилиса Парламента РК.

Состав рабочей группы по подготовке законопроекта:

Колпаков К.А. - Министр юстиции Республики Казахстан, руководитель

Нургалиева Е.Н. - заместитель Министра юстиции Республики Казахстан

Покровский Б.В. - старший научный сотрудник Центра частного пра­ва Казахского государственного юридического института

Басин Ю.Г. - профессор кафедры гражданского права Казахского го­сударственного юридического института

Сулейменов М.К. -директор Центра частного права Казахского госу­дарственного юридического института

Худяков А.И. - заведующий кафедрой Казахского государственного национального университета им. аль-Фараби

Мукашева К.В. - юрист фирмы «Пеппер, Хэмильтон и Шиц»

Новикова Е.В. - юрист фирмы «Пеппер, Хэмильтон и Шиц».

Нетрудно заметить, что за исключением официальных должностных лиц (Министр юстиции и заместитель Министра юстиции) остальные члены рабочей группы - это ученые-цивилисты, работающие в рамках проекта Всемирного банка при участии юридической фирмы «Пеппер, Хэмильтон и Шиц».

При разработке проекта Закона мы (Сулейменвов М.К. и др.- прим. ред.) столкнулись с большими трудностя­ми, потому что это был первый опыт в странах СНГ. Например, в России подобный закон до сих пор не принят, и они испытывают значительные затруднения с законодательной техникой.

Закон РК «О нормативных правовых актах» был принят 24 марта 1998г.

Ценностью этого закона является то, что он законодательно закрепил основные теоретические положения, разработанные правовой наукой.

Прежде всего, это касается понятия нормы права: норма права (правовая норма) - общеобязательное правило поведения, сформулированное в нормативном правовом акте, рассчитанное на многократное применение и распространяющееся на всех лиц в рамках нормативно регламентиро­ванной ситуации (подп. 3) ст. I Закона).

Под нормативным правовым актом в законе понимается письменный официальный документ установленной формы, принятый на референдуме либо уполномоченным органом или должностным лицом государства, устанавливающий правовые нормы, изменяющий, прекращающий или приостанавливающий их действие (подп. 1)ст. 1 Закона).

В полном соответствии с ГК было сформулировано понятие законода­тельного акта, который включил в себя конституционный закон, указ Пре­зидента Республики Казахстан, имеющий силу конституционного закона, кодекс, закон, указ Президента Республики Казахстан, имеющий силу закона, постановление Парламента Республики Казахстан, постановление Сената и Мажилиса.

В Законе нормативные постановления Конституционного Совета, Верховного суда РК и Центральной избирательной комиссии РК прямо названы нормативными правовыми актами (ст. 3 Закона).

В ст. 4 Закона о нормативных правовых актах установлена иерархия нормативных правовых актов (конституционный закон, кодекс, закон, нормативные постановления Парламента РК и его палат, нормативные указы Президента РК, нормативные постановления Правительства, приказы министров, нормативные решения маслихатов, акиматов, акимов).

Нормативные постановления Конституционного совета и Верховного суда находятся вне указанной иерархии (п.4 ст. 4 Закона о нормативных правовых актов).

Это значит, что они не выше и не ниже указа Президента или постановления Правительства. Просто они в эту иерархию не вписываются, хотя есть и другие мнения по иерархии даже среди авторов данной монографии73. Но при этот они остаются нормативными правовыми актами.

Нам кажется надуманными все эти дискуссии российских юристов, является ли Нормативное постановление нормативным правовым актом или прецедентом. Любое руководящее разъяснение Верховного суда — это нормативный правовой акт, устанавливающий новую норму права как общеобязательное правило поведения.

Судебным прецедентом, на мой взгляд, может быть только конкретное решение суда. Если этому решению придается общеобязательная сила (как в странах англо-саксонской системы права или в Швейцарии), то это судебное решение как санкционированный государством прецедент порождает новую норму права, обязательную для исполнения.

Поэтому неверными нам кажутся утверждения российских юристов, что решение Пленума Верховного суда — это прецедент особого рода (или не особого рода). Это нормативный правовой акт в чистом виде.

Насколько надуманность дискуссий зависит от несовершенства законодательства, мы покажем на примере понятия «правовые позиции Конституционного суда РФ». Сейчас в России это понятие широко обсуждается, пытаются выяснить его содержание, высказываются различные мнения74.

Откуда взялось это понятие?

Оказывается, законодательно эта юридическая категория была закреплена в Федеральном конституционном законе «О конституционном Суде Российской Федерации», в ст. 73 которого устанавливалось, что в случае, когда большинство судей Конституционного Суда, участвующих в заседании палаты, приходят к выводу о необходимости принятия решения, не соответствующего правовой позиции Суда, выраженной в ранее принятых им решениях, то дело передается на рассмотрение пленарного заседания Конституционного Суда.

И все. Больше нигде эта правовая позиция не упоминается. Но на этом, можно сказать, случайном упоминании термина в законе выстраивается целая концепция, которую называют прорывом в будущее.

М.Н. Марченко пишет, что расширение сферы применения рассматриваемой категории, равно как и признание «правовой позиции Конституционного Суда», в точнее, его итоговых решений (постановлений), правовым основанием которых служит правовая позиция, в качестве самостоятельного источника российского права в переходный период, означало бы, с одной стороны, давно назревшее признание судейского правотворчества, наряду с парламентским правотворчеством в России, а с другой - ознаменовало бы собой нахождение некого «компромисса» в явно затянувшемся и не всегда продуктивном споре между сторонниками полного признания судебной практики в качестве источника права в России и сторонниками ее полного отрицания75.

В этой длинной фразе самыми содержательными являются слова о правовой позиции, а точнее, итоговых решения (постановлениях) Конституционного суда, правовым основанием которых служит правовая позиция.

В этих словах довольно точно выражена суть проблемы. Речь должна идти об итоговом решении (постановлении) Конституционного суда. Неважно, как мы его определим: как нормативный правовой акт или как судебный прецедент. Главное, что это форма права (или источник права). А вот правовая позиция, являющаяся правовым основанием итогового решения — это и есть норма права, формой которой является это итоговое решение.

То есть главное не в названии, а выявлении сути явления. Если бы законодатель назвал это не правовой позицией, а как-то по-другому (например, сущность постановления, содержание постановления), то в российской литературе стала бы стремительно развиваться другая концепция, пытающая найти смысл в чисто формальном словесном выражении.

Вопрос о том, чем же является постановление Конституционного суда РФ: нормативным правовым актом или судебным прецедентом, мы здесь не рассматриваем. Нам кажется, если это постановление, устанавливающее новую норму для широкого круга людей - это нормативный правовой акт. Если это конкретное решение по конкретному делу - это судебный прецедент. Но и в том, и в другом случае это источник права, устанавливающий общеобязательное правило поведения (т.е. норму права).

В Казахстане споров нет. Нормативное постановление Конституционного Совета РК – это один из подвидов нормативного правового акта.

2) Вопрос о том, могут ли нормативные постановления Верховного суда создавать новые нормы права или они являются интерпретационными (в том значении, которое в него вкладывают российские авторы), является сложным и однозначного ответа на него нет. Действительно, Верховный суд на основе обобщения и анализа судебной практики делает интерпретацию и толкование норм права.

Однако в силу того лишь факта, что нормативное постановление Верховного суда - это нормативный правовой акт, этим постановлением создаются новые нормы. Любой нормативный правовой акт порождает новые нормы. Даже разъяснение существующей нормы права - это новая норма, так как это разъяснение - это общеобязательное правило поведения, санкционированное государством. Следовательно, можно также сделать утверждение, что нормативные постановления Верховного Суда являются одним из специфических видов нормативных правовых актов, в содержании которых органично вписываются интерпретация, конкретизация и детализация исходных норм.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Концепция правовой политики республики казахстан на 2010-2020 годы и перспективы развития судебной системы астана-2009

    Документ
    Абдрасулов Е.Б., заведующий Отделом стратегических разработок и анализа Аппарата Верховного суда Республики Казахстан, доктор юридических наук, профессор;
  2. Ы сот кітапханасы библиотека верховного суда

    Документ
    «Қазақстан Республикасы Жоғарғы Соты нормативтік қаулыларының заңдық сипаты мен олардын сот төрелігін жүзеге асырудағы тиімділік рөлі»: Халықаралық ғылыми – тәжірибелік конференцияның материалдар жинағы, өткізілген орны – Қазақстан
  3. Правительство Республики Казахстан постановляет: Утвердить прилагаемые правила приема

    Правила приема
    Об утверждении Правил приема, хранения, учета и использования документов Национального архивного фонда и других архивных документов ведомственными и частными архивами
  4. Приказ Министра юстиции Республики Казахстан от 28 июля 1998 года №539 Об утверждении Инструкции о порядке совершения нотариальных действий нотариусами в Республике Казахстан (с по состоянию на 16. 01. 2006 г.)

    Документ
    3. В связи с введением в действие настоящей Инструкции, считать утратившей силу Инструкцию о порядке совершения нотариальных действий государственными нотариальными конторами Казахской ССР, утвержденную приказом Министра юстиции Казахской ССР № 5 от 28.
  5. История становления и развития информационных процессов в современном Казахстане 07. 00. 02 Отечественная история (История Республики Казахстан)

    Автореферат
    Защита состоится «30» сентября 2010 г. в 14.30 час. на заседании диссертационного совета ОД 53.33.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора (кандидата) исторических наук при Институте истории и этнологии им.

Другие похожие документы..