Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Статья'
Муниципальное дошкольное образовательное учреждение детский сад комбинированного вида № 25 «Катюша» городского округа Тольятти (МДОУ детский сад № 25...полностью>>
'Документ'
Организация предоставления государственных и муниципальных услуг по принципу «одного окна» на базе многофункциональных центров предоставления государ...полностью>>
'Публичный отчет'
За 2009 год РЦНТД была продолжена работа по изучению деятельности культурно-досуговых учреждений республики, проведению учебно-методических семинаров...полностью>>
'Курсовая'
Считаю, что в настоящее время эта проблема актуальна, так как однотипность и шаблонность уроков снижают интерес к обучению, делают учебный процесс ск...полностью>>

Ой жизни с двумя приятелями покинул Зону, продал хабар и снова стал Алексеем Кожевниковым, старшим мастером заводской ремонтной бригады, любящим мужем и отцом

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

187

S.T.A.L.K.E.R.

СВЯЗАННЫЕ ЗОНОЙ

Роман Куликов Ежи Тумановский

Случайных людей Зона не любит, но тех, кого она приняла, не отпустит просто так. Сталкер по прозвищу Кремень однажды решил вернуться к обыч­ной жизни — с двумя приятелями покинул Зону, продал хабар и снова стал Алексеем Кожевниковым, старшим мастером заводской ремонтной бригады, любящим мужем и отцом. Но Зона жестоко напомнила о себе, и Алексей вы­нужден был отправиться в последнюю ходку для того, чтобы спасти от смер­ти десятилетнего сына... Его врагами или соратниками — Зона умеет менять полюсы добра и зла — становятся люди, у каждого из которых есть своя цель в этом опасном путешестивии: оперативный сотрудник разведки, моло­дой бизнесмен и бандит, связавшийся с сектантами...

Молния ярким клинком разрубила серую муть неба. Спустя мгновение раздался сухой треск, и гром понесся вдаль ба­совитыми раскатами. Дождь только собирался, скапливаясь в клу­бящихся тучах, но воздух уже пропитался влагой. Вскоре сверк­нула еще одна молния, следом за ней — другая. Яркие всполохи призрачным светом озаряли Зону и ее обитателей, один из кото­рых, сталкер, вот уже почти час пытался уйти от погони.

Молнии били снова и снова, сливаясь в непрерывный ветвя­щийся разряд. В их яростном, почти обжигающем мерцании мир вокруг на мгновение выцветал, становясь похожим на негатив, и опять наливался красками.

Беглец знал, что среди преследователей нет настоящих стал­керов — лишь те, кто пользуется Зоной, но не живет ею. Иначе погоня уже давно бы завершилась. Это давало ему некоторое пре­имущество в скорости.

Сталкер двигался быстрым шагом, выставив левую руку с рас­топыренными пальцами. Ему хотелось побежать, но он давно за­учил наизусть, что бегать в Зоне можно, только если собираешь­ся свести счеты с жизнью.

Нервное напряжение обострило все чувства до предела и по­могало лучше ощущать присутствие аномалий. В правой руке сталкер сжимал горсть гаек. Он намечал путь, периодически швы­ряя их перед собой.

Спустя четверть часа дорогу ему преградило скопление анома­лий. Слева кружила «карусель». Впереди, разбросав вокруг себя ветки и землю, поломав деревья, а некоторые и вовсе вырвав с корнем, пульсировали две мощные «воронки». Быстро уже не пройти, теперь мародеры смогут его догнать. Снятый с предохра­нителя «калаш» висел на плече. В кобуре на поясе уютно устро­ился «Макаров». В «разгрузе» были еще один магазин к автома­ту и обойма к пистолету. Плюс граната. Не густо, даже если рас­ходовать боеприпасы предельно экономно.

Сталкер швырнул гайку в ближайшую «воронку». Та отозва­лась недовольным хлопком и выплюнула влетевший в нее пред­мет с такой силой, что гайка, словно пуля, пробила ствол дерева справа от ловушки.

— Отлично, — проговорил сталкер и запустил пробную гай­ку во вторую аномалию.

Он двинулся вперед, в узкий проход между ловушками. К сча­стью, мародеры появились в тот момент, когда беглец уже был под прикрытием двух могучих порождений Зоны.

Подождав, пока бандиты выйдут из-под деревьев, сталкер бро­сил в аномалию горсть гаек, стараясь попасть примерно в то же место, куда кидал пробную.

В одно мгновение, разогнавшись внутри «воронки» до огром­ной скорости, гайки превратились в смертельные снаряды. Они вылетели из ловушки в сторону приближающихся бандитов. Од­ному гайка разорвала щеку. Мародер охнул и схватился за рану. Второму пробило горло и разворотило бедро. Он в конвульсиях рухнул на землю и быстро затих.

Сталкер упал в траву как раз вовремя, чтобы спрятаться за ано­малиями, когда по нему открыли огонь сразу с нескольких точек. Проходя сквозь «воронки», сбитые гравитационным полем с тра­ектории пули летели во все стороны, срубая ветки с деревьев. Бан­диты внезапно оказались под собственным шквальным огнем.

Их предполагаемая жертва тоже внесла свою лепту, скормив «воронке» еще одну горсть гаек и добавив тем самым к пулям им­провизированную шрапнель. Прежде чем стихла стрельба, банда недосчиталась еще двоих. Одному мародеру пробило голову, дру­гой катался по земле, зажимая руками рану на животе.

Сталкер лежал на спине, приготовив автомат, и поглядывал на бандитов.

— Ну, тварь, теперь тебе точно конец! — прокричал кто-то из-за деревьев хриплым голосом.

— Ну, это мы еще посмотрим, — пробормотал беглец. Он уже определил дальнейший путь и успел поставить в самом узком чистом месте небольшую контактную мину.

Быстро поднявшись, сталкер начал стрелять одиночными, не позволяя бандитам высунуться из укрытий. Спиной вперед обо­шел ловушки, сделал еще несколько выстрелов и скрылся за де­ревьями.

Оторвавшись от мародеров, сталкер вышел на поляну. Поры­вистый ветер дул в лицо, пригибал траву вокруг и кружил опав­шие листья. Впереди виднелся заброшенный поселок, где за щер­батыми заборами гнили и рассыпались покосившиеся от старости дома, а справа протянулась светлая полоса редкого березового подлеска.

Спустя минуту из-за молодых деревьев появились три воору­женных человека и открыли огонь по сталкеру — мародерам все же удалось обойти беглеца с фланга.

Он пригнулся и ускорил шаг, надеясь укрыться в поселке. Бан­диты пошли на перехват. Как назло, с их стороны аномалий бы­ло не так много, как хотелось бы. Сталкер понял, что может не успеть добраться до домов.

Пули ложились все ближе. Сталкер посмотрел в сторону ле­са — первая группа бандитов вышла на поляну и направлялась в его сторону.

Беглец подобрал с земли кусок известняка размером с кулак и огляделся. Подходящая ловушка — «трамплин» — обнаружи­лась в нескольких метрах справа. Подобравшись ближе, сталкер бросил на нее камень. Отбитый аномалией известняк перелетел через беглеца в сторону березового подлеска и попал в «ворон­ку» метрах в ста от него. Разочарованно цыкнув, сталкер подоб­рал еще один камень и попытался найти другой «трамплин». Уви­дев признаки нужной ловушки, он направился к ней, хотя для это­го ему пришлось вернуться назад. Но он все равно решил рискнуть. В это раз брошенный в аномалию камень стремитель­но вылетел из нее на движущихся наперерез бандитов. Когда из­вестняк шлепнулся рядом с ними, мародеры встали как вкопан­ные, но, разглядев, что за снаряд упал им под ноги, заржали, при­няв швыряние камней за жест отчаяния.

В следующую секунду их смех оборвался. Отправленная стал­кером вслед за камнем граната заставила бандитов кинуться врассыпную. Прежде чем раздался взрыв, беглец увидел, что один из мародеров влетел в небольшой «лифт». Аномалия под­няла его над землей, и он, истошно вопя, смешно засучил нога­ми в воздухе.

Граната взорвалась, взметнув комья земли. Застрявшего в «лифте» бандита изрешетило осколками, и его тело безвольно по­висло. Двое других лежали не вставая, либо мертвые, либо оглу­шенные. Путь к поселку был свободен.

Сталкер выбрал дом, не самый целый, зато достаточно плот­но окруженный аномалиями, чтобы представлять собой неплохое убежище. Осторожно поднялся на крыльцо с покосившимися пе­рилами. Приготовил автомат, толкнул скрипнувшую ржавыми петлями дверь и замер — в полумраке сеней, опустившись на ко­лено, незнакомый парень целился в него из «Калашникова». Сталкер понял, что уйти не успеет. Он медленно отвел автомат в сторону, показывая, что не собирается стрелять, а сам лихорадоч­но искал возможность отступить с линии огня.

— Расслабься! — неожиданно произнес парень, потом улыб­нулся и добавил: — Меня Лион зовут. Заходи в дом, я прикрою...

Сталкер хотел тоже назвать себя, но почему-то никак не мог вспомнить свое прозвище. Так странно — не знать, как тебя зовут...

В этот момент чей-то далекий голос произнес:

— Алексей Федорович!

Да! Это его имя! Хотя... В Зоне не принято использовать на­стоящие имена, только клички. Так уж повелось...

* * *

— Алексей Федорович!

Старший мастер ремонтной бригады Алексей Кожевников про­снулся оттого, что его тряс за плечо помощник, и уже через пят­надцать минут он с гаечным ключом в руках распластался на про­масленном полу испытательного цеха рядом со станком. Бубня под нос ругательства в адрес «криворуких» проектировщиков этой «никчемной конструкции, которая и дня не может без поломки», влез в переплетение проводов и медных трубок, пытаясь починить систему гидравлики.

Станок уже давно откатал свой ресурс, впрочем, как и боль­шая часть техники на заводе. Только стараниями старшего масте­ра и его бригады цеха работали практически бесперебойно. Алек­сей любил возиться со старыми машинами. Чувство удовлетворе­ния, которое он испытывал, возвращая их к жизни, словно заряжало его самого энергией.

Бывало, он шел с работы после удачного ремонта и ловил се­бя на мысли, что почти счастлив. У него было все, чтобы именно так себя и чувствовать: любимые жена и сын, ремесло, которое нравилось и приносило вполне приличный доход, уютные вечера дома у телевизора за чаем с пирогами, поездки на природу по вы­ходным, спокойные ночи и светлые дни...

Лишь одно мешало ему полноценно наслаждаться жиз­нью — его прошлое. От которого он хотел бы избавиться, но понимал, что воспоминания навсегда останутся с ним. Чтобы за­глушить их, Алексей с головой уходил в работу, а в свободное время старался окружить заботой семью. Жена понимала его состояние и всеми силами помогала ему. На заводе тоже цени­ли трудолюбие и золотые руки старшего мастера ремонтной бригады.

Но каким бы хорошим специалистом Кожевников ни был, и у него случались промахи. Прикручиваемая им трубка хрустнула, и черное масло фонтаном брызнуло во все стороны, заливая станок, пол и самого ремонтника.

Отплевываясь, он вылез из-под станка. Вытерев лицо, уны­лым взглядом окинул машину, которая, словно раненое животное, истекающее кровью, выливала на пол остатки жидкости из сис­темы гидравлики.

В этот момент прибежал помощник:

— Алексей Федорыч, в табельной просили передать, что тебе жена звонила. Что-то срочное.

Кожевников удивился. Галя звонила?! Она никогда не стала бы отрывать его от работы по пустякам. Жена прекрасно знала, как ему сейчас трудно, какие он усилия прилагает, чтобы вернуться к нормальной жизни, как старается ради нее, ради сына, ради их семьи, и понимала, что работа помогает ему в этом. Тревога непри­ятным холодком зародилась в груди.

Он сразу сунул руку во внутренний карман спецовки, достал сотовый и набрал номер жены.

— Алло! — тут же ответила она.

— Галя, что случилось?

— Сашку во дворе собака покусала. — Голос жены дрожал, чувствовалось, что она вот-вот заплачет.

— Что? Какая собака?!

— Не знаю! — Галя всхлипнула. — Врач сказал, что очень большая... Они с Максимом играли, но тот говорит, что не было никакой собаки, а раны... сами появились... Раны очень глубокие, и крови много. Леша, он так кричал... Я даже в зале услышала... Я тебе звонила, но у тебя телефон отключен... — Она зарыдала.

— Ты где? — Алексей старался говорить спокойно, понимая, что жене сейчас нужна поддержка, хотя у самого сердце кровью обливалось.

— В больнице. Сашу на операцию повезли, швы накладывать.

— Я сейчас приеду! ,

Через семь минут он уже отъезжал на своей машине с завод­ской стоянки.

* * *

Жену Алексей нашел в коридоре, на третьем этаже больницы, рядом с операционным отделением. Галя сидела в кресле возле развесившей во все стороны широкие листья декоративной паль­мы в деревянной кадке. Покрасневшие от слез глаза устало смо­трели в пол. Пальцы нервно стискивали носовой платок.

Алексей подошел к жене, присел перед ней, взял ее руки в свои:

— Как Сашка?

— На операции, — сдавленно проговорила Галя, обняла му­жа и в очередной раз расплакалась.

Он, успокаивающе поглаживая ее по спине, дал выплакаться, отобрал платок и вытер слезы на ее щеках. Потом сел в соседнее кресло и, не выпуская ладони Гали из своих, спросил:

— Что случилось? Что врачи говорят?

Жена тяжело вздохнула:

— Раны на руке глубокие. Возможно, раздроблена кость.

— Кость? — вскинул брови Алексей. — Это что же за соба­ка была?!

— Не знаю, Леш. Я не слышала ни лая, ни рычания. И мне кажется, что рядом с Сашкой не было собачьих следов.

— Ты просто не заметила в суматохе, — успокоил Алексей, но самому почему-то стало не по себе. Странное чувство, что ка­ким-то образом в случившемся виноват он сам, тревожным коло­кольчиком отозвалось в голове.

Алексей постарался отогнать от себя мрачные мысли и обнял жену.

Операция длилась больше двух часов. Ему даже пришлось спрашивать у дежурной сестры успокоительное для Галины.

— Леша, ну что же они там так долго?

— Не знаю, милая, не знаю. Все будет хорошо.

Что еще он мог сказать? Как мог утешить, когда сам едва сдер­живал нервную дрожь?

Наконец к ним вышел врач. Галя метнулась ему навстречу с немым вопросом и надеждой в глазах. Алексей встал у жены за спиной.

— Можете не волноваться, — устало улыбнулся хирург, — операция прошла успешно, рука в порядке, сухожилия и кости целы, только с мягкими тканями пришлось повозиться. Шрамы останутся, но это для мальчишки ерунда. Скоро вы сможете увидеть сына. Прямо сейчас к нему нельзя — нужен полный покой.

— Спасибо, доктор, спасибо! — В голосе Гали смешались волнение, благодарность и облегчение.

— Я так понимаю, вы отец мальчика? — посмотрел врач на Алексея.

-Да.

— Я могу с вами поговорить?

— Конечно.

Галя встревожилась:

— Что-то случилось? — Ее взгляд заметался между челове­ком в спецодежде цвета морской волны и мужем.

— Нет, не переживайте! — Врач успокаивающе улыбнул­ся. — Просто несколько бюрократических вопросов: страховка, паспортные данные...

— Да-да! — Галя тут же достала из сумочки приготовленные документы и протянула их Алексею. — Вот, тут все есть... Прав­да, медсестра уже переписывала... — с сомнением добавила она.

Хирург кивнул:

— Все правильно. Просто нужно еще занести в компьютер­ную базу. Сейчас такие требования, — он развел руками, — на­верху постоянно придумывают что-то новое, чтобы усложнить нам работу. Не волнуйтесь.

— Галь, все в порядке. — Алексей ободряюще обнял жену, забрал у нее документы и направился вслед за врачом.

Они вошли в кабинет, хозяин устроился за столом, на котором стоял тонкий жидкокристаллический монитор, гость занял кресло напротив и начал доставать из прозрачных файлов документы.

— Ты сталкер?

Вопрос застал Алексея врасплох. Он замер.

— Простите?

— Ты сталкер? — холодно повторил хирург, глядя ему прямо в глаза.

Алексей не знал, что ответить, и пауза слегка затянулась. Врач решил сам нарушить молчание:

— Можешь и не отвечать. Я вашего брата немало повидал, когда служил в госпитале недалеко от Периметра. По контрак­ту служил. Так вот, ты даже по коридору идешь как по минному полю, хорошо еще руку с растопыренными пальцами перед со­бой не выставляешь. Как эта позиция называется? «Щуп», ка­жется? А когда поворачиваешься — сразу осматриваешь боль­шой сектор перед собой. И вообще смотришь, как все они. Та­кие привычки въедаются — дай угадаю — за год-полтора активных ходок, не меньше. В кармане-то небось любимая га­ечка лежит, а?

Алексей умел скрывать свои чувства, поэтому внешне никак не отреагировал, хотя несколько гаек в кармане действительно но­сил постоянно. Сам себе объяснял это тем, что гайки могли нео­жиданно пригодиться во время ремонта.

Не подтверждая и не опровергая заявление врача, он спросил:

— Какое это имеет значение? — Лгать не хотелось, но и об­суждать правду Алексей не считал возможным.

Хирург молча протянул ему листы рентгеновской пленки, на которых были проявлены снимки детской руки: предплечье и кисть. В серой области мягких тканей белыми конусами виднелись следы от собачьих клыков — в некоторых местах они касались кости.

— А теперь скажи мне... сталкер, это должно тут быть?

— Что? — не понял Алексей, с ужасом глядя на снимок по­калеченной руки родного сына.

— Это!

Врач неожиданно резко выхватил у него пленки, перевернул и снова швырнул Алексею. До этого все внимание отца мальчика было сосредоточено на месте укуса, но теперь он увидел, о чем говорил врач, — между второй и третьей пястными костями чер­нел продолговатый предмет, по форме напоминающий пулю кали­бра 7,62.

Алексей удивленно рассматривал темное пятно. Он поднял взгляд на хирурга и только собрался спросить «Что это?», как тот заговорил сам:

— Что же ты, сука, творишь? А? Ты знаешь, что этот арте­факт с человеком делает? А ты его ребенку дал!

— Я ничего не давал! — хмуро сказал Алексей. Он знал, что должен испытывать чувство благодарности к человеку, который лечил его сына, но в то же время не собирался смиренно сносить бессмысленные оскорбления. Тем более что пока не понимал, о чем вообще идет речь.

— Это каким же надо быть придурком, чтобы притащить та­кую пакость из Зоны домой, да еще сыну отдать?! — продолжал возмущаться хирург.

Подавив раздражение, Алексей положил снимки на стол.

— Может, объясните?

Врач несколько секунд молчал, потом все тем же ледяным то­ном ответил:

— Артефакт «цепь судьбы». Не говори, что не слышал, хва­тит уже ломать комедию!

— Слышать слышал, — пожал плечами Алексей. — Но не видел ни разу. Я вообще думал, что это пустая байка.

— Байка?! — рявкнул врач. — А ты знаешь, что из-за этой «байки» пришлось резать кисть твоему сыну, чтобы вытащить ар­тефакт из руки?

— С чего вы взяли, что это артефакт?

— С того! С того, что обычные предметы между костей не за­стревают, не оставляя при этом следов проникновения, а арте­факты очень даже могут! — Врач замолчал.

У Алексея-сердце гулко застучало в груди, лоб покрылся ис­париной. Подспудное ощущение вины вдруг выползло наружу и резануло по нервам первыми проблесками понимания. Он с тре­вогой ждал продолжения.

— Когда я хотел вынуть камень, твоему сыну внезапно стало плохо. Кровяное давление резко снизилось, сердце почти остано­вилось. Я думал, что потеряю его. — С каждым словом голос вра­ча становился все громче. — Ты знаешь, что это такое — терять пациента?! Знаешь?! А знаешь, каково это, когда пациент — де­сятилетний мальчишка?! — Он хлопнул ладонью по столу и под­нялся.

Мужчины смотрели друг на друга. Один яростным взглядом, полным праведного гнева, другой — растерянно.

Алексей отвел глаза и сгорбился в кресле. Хирург еще неко­торое время прожигал его взглядом, но потом умерил пыл и ска­зал более спокойно:

— Это хорошо, что во время службы рядом с Зоной я всяко­го повидал: и чудесного, и страшного. Сообразил камень на мес­те оставить и руку зашить. Будь на моем месте другой... — Он не стал продолжать. Вышел из-за стола, достал из шкафа плоскую бутылку с жидкостью цвета древесной коры и два стаканчика, по­том вернулся на прежнее место и разлил настойку. — Пей, — хмуро велел Алексею.

Тот молча выпил и утер губы тыльной стороной ладони. Врач тоже опрокинул стаканчик, выдохнул и спросил:

— Вторая часть артефакта у тебя? Надо будет сделать сни­мок.

— Вторая часть?..

— Да, вторая часть! Я же говорю: это «цепь судьбы». Арте­факт начинает действовать, когда делишь его на две части. Ты же признался, что слышал о нем.

— Да, слышал название. Как он действует?

— Ты где его взял? Обстоятельства помнишь? — вместо ответа опять спросил врач. — Это важно, сталкер. Вспоминай!

В его устах слово «сталкер» звучало почти презрительно. Но Алексею было не до этого. Он точно помнил, что сдал все артефак­ты, как только вышел из Зоны. Вместе с рюкзаком, автоматом и курткой. Уезжал домой только с пистолетом и с пачками денег, за­вернутыми в материю и привязанными вокруг пояса под одеждой. Было это полтора года назад, когда он и два его товарища, Степан Наромышев и Сергей Калябин, решили покончить со сталкерством. Последний их хабар оказался достаточно ценным, чтобы все согла­сились с предложением Алексея свалить из Зоны навсегда.

Товар продали весь без остатка и разъехались по домам. Так что Алексей был уверен, что, кроме денег и дурных воспомина­ний, которые долго не давали ему спать по ночам, он из Зоны ни­чего не привозил. О чем и сказал доктору.

— Не может быть, — засомневался тот. — Думай! Вспоми­най. Что-то ты упустил. Не может быть, чтобы ничего! Откуда-то твой сын его взял!

— Я ничего из Зоны не привез, — уверенно покачал головой Алексей. — Я даже не представляю, как этот артефакт вживую выглядит.

Хирург хмуро вздохнул, потом что-то набрал на компьютере и развернул монитор к Алексею. На снимке, сделанном с высоким разрешением и явно не дешевым аппаратом, на чьей-то ладони лежал небольшой, цвета темного малахита, с золотистыми про­жилками продолговатый камень.

— Это «цепь судьбы».

— Твою мать! —; не сдержался Алексей.

— Что? — сразу вскинулся врач. — Вспомнил? -Да!

— Рассказывай! И подробно!

Алексей собрался с мыслями, возвращаясь к событиям полу-торагодовой давности.

— Перед уходом я, Бриг и Лион все до последнего торговцу сдали — мы же не собирались возвращаться, поэтому решили ни­чего не оставлять... — Он запнулся, прокручивая в голове по­следний вечер перед отъездом, когда они втроем сидели в баре при гостинице «Восходящая луна» и потягивали кислое пиво. — Бригантина... ну, Бриг дал нам с Лионом по жестяной коробке с одинаковыми половинками какого-то камня, как бы на память. Еще рассказывал, что тот, словно специально для нас, у него в руках на две части развалился...

Бывший сталкер замолчал, глядя прямо перед собой, погру­женный в воспоминания. Врач терпеливо ждал.

— В коробках были такие камни, — Алексей кивком указал на монитор.

— Вы в руки их брали?

— Нет, вроде. Они в тряпку завернуты были... Серега... Ли­он то есть, он, кажется, вертел в пальцах, я точно не помню. От­крыл, посмотрел, закрыл, коробку в карман сунул... Может, и дер­жал камень в руках, может, нет.

— Поня-атно, — протянул хирург. — Ну, значит, повезло, а вот если бы вы одновременно свои подарки в руки взяли, тогда сильно удивились бы! А потом берегли бы друг друга до конца дней своих. Если бы в наших ЗАГСах вместо колец такие камешки раз­давали, думаю, число разводов резко сократилось. Разделенный надвое, артефакт соединяет своих носителей. Независимо от рас­стояния, пола, возраста и веры.

— Соединяет носителей? — мрачно переспросил Алексей. Эти два слова резали ему слух и заставляли морщиться, словно от светящего в глаза солнца.

— Да, сталкер, твой сын — один из носителей «цепи судь­бы». И теперь я могу сказать, что произошло. Хочешь знать, что случилось с твоим сыном?

Алексей, все так же щуря глаза, посмотрел на врача и молча кивнул.

— Его собака не кусала. Она укусила того, у кого находит­ся вторая половина артефакта! Раны, полученные одним из носителей, появляются и у второго. При этом камни передают часть жизненной энергии от... скажем так, от «копии» к «ори­гиналу». То есть сейчас твой сын отдает часть своего здоровья человеку, которого по-настоящему укусила собака. В данном случае мне трудно оперировать научными терминами, посколь­ку явление неизученное. В моей практике был только один по­добный инцидент. Если не вдаваться в подробности, то два стал­кера нашли артефакт в тайнике вместе с другой ценной добы­чей, так случилось, что оба взяли половинки «цепи судьбы» в руки, а потом... Потом начали делить хабар, в результате чего один выстрелил другому в живот и тут же сам получил такую же рану. Их нашел патруль и привез в госпиталь, я как раз только на дежурство заступил, поэтому мне пришлось с ними возиться. О действии артефакта мы узнали, только начав опе­рировать. Знаешь, когда оперируешь одного, а второй при этом корчится от боли, потому что его еще не успели положить под наркоз и получается, что ему все по живому идет, жутко ста­новится. Спасти их не удалось — оба потеряли слишком мно­го крови.

Слушая, Алексей провел ладонью по лбу и волосам. Привык­ший действовать, а не сидеть сложа руки, он уже пытался приду­мать, как исправить положение.

Тем временем врач продолжил:

— Первым умер сталкер, словивший пулю, а следом и сам стрелок, хотя мы пытались его вытащить, всеми силами стара­лись! Я не люблю мистику и прочую чушь, но мне тогда пока­залось, будто что-то просто высасывает из него жизнь. Те ар­тефакты, что на снимках, из их тел. Так что, сталкер, тебе те­перь надо найти второго носителя и беречь его как зеницу ока. От того, как он будет себя чувствовать, напрямую зависит здо­ровье твоего сына и продолжительность его жизни. Понятно из­лагаю?

— Понятно, — понурив голову, ответил Алексей, потом взгляд его упал на бумаги, которые дала ему Галя, и он спросил: — До­кументы-то нужны?

— Нет, все давно уже оформлено. Алексей кивнул и вышел из кабинета.

Дома он рассказал Гале всё. Жена молча выслушала, влепила ему пощечину, а потом села в кресло и тихо заплакала. Через не­которое время она немного успокоилась и сказала:

— Надо найти Сережку. Найди его! Привези сюда, к нам. Алексей кивнул, обнял жену и пообещал:

— Обязательно найду, милая, найду и привезу.

2

Владелец отеля «Восходящая луна» повидал на своем веку вся­ких клиентов и уже давно ничему не удивлялся. Поэтому во­прос нового постояльца, прибывшего накануне поздно вечером, не застал его врасплох. Клиент был явно не из бедных, мужчина лет сорока, с округлым добродушным лицом, на первый взгляд полноватый, но широкоплечий и довольно крепкий. «Недешевый костюмчик, хоть и простенький, — оценил про себя хозяин заве­дения и ухмыльнулся: — А вот диета тебе, друг мой, не помеша­ет. Ну, ничего! Местные тебе ее быстро подберут». Впрочем, лич­но его — Дениса Васильевича Тарыгу, по прозвищу Бульдог — это ни в коей мере не волновало. Так что, подставив холеное ли­цо первым лучам восходящего солнца, падающим в холл отеля сквозь огромное окно, он важно кивнул постояльцу и, сделав вну­шительную паузу, сказал:

— Я, конечно, наверняка утверждать не могу, но слышал... — тут Бульдог снова сделал паузу и доверительно склонился к собе­седнику, — что найти таких людей можно там, где их никто не трогает, где можно выпить и поговорить. Спускайтесь часов в де­вять вечера сюда, в наш бар при отеле. Есть у меня на примете пара надежных людей, которые смогут вам помочь. Как вас пред­ставить?

— Мякишев Леонид, свободный художник.

— Леонид, очень приятно. — Бульдог сделал пометку в блок­нотике. — Так на какой срок закреплять за вами апартаменты?

— Ну, давай... — задумчиво протянул клиент, — оформляй за мной этот клоповник на месячишко. Хочу как следует отдох­нуть после трудов праведных.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Россия между «норд-остом» и бесланом (1)

    Реферат
    Как известно, в России всегда существовали извечные русские вопросы: кто виноват? что делать? и кому на Руси жить хорошо? Последнее десятилетие сформулировало такие же извечные русские ответы с некоторой поправкой на время:
  2. Россия между «норд-остом» и бесланом (2)

    Реферат
    Как известно, в России всегда существовали извечные русские вопросы: кто виноват? что делать? и кому на Руси жить хорошо? Последнее десятилетие сформулировало такие же извечные русские ответы с некоторой поправкой на время:

Другие похожие документы..