Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Учебное пособие'
Книга, которую вы держите в руках, поможет вам открыть для себя много нового, интересного и полезного, в том числе и некоторые секреты манипулирования...полностью>>
'Публичный отчет'
Контроль и реабилитация окружающей среды: Материалы симпозиума / Под общей редакцией М.В. Кабанова и А.А. Тихомирова. VI Международный симпозиум, Томс...полностью>>
'Документ'
1. Затвердити Ліцензійні умови провадження господарської діяльності арбітражних керуючих (розпорядників майна, керуючих санацією, ліквідаторів), що д...полностью>>
'Конкурс'
В рамках торжественных мероприятий, посвященных Дню пожилых людей, 26 октября 2011 года на базе КГАСУСОН «Пермский геронтопсихиатрический центр» впер...полностью>>

Доклад о деятельности Уполномоченного по правам ребенка в городе Москве, о соблюдении и защите прав, свобод и законных интересов ребенка в 2003 году (2)

Главная > Доклад
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Я чувствую себя какой-то провинившейся девочкой, так как опекунский совет без конца меня дергает, срывает с работы, оскорбляет и угрожает отнять ребенка, хотя Оля живет в родном доме с родными, любящими ее людьми".

За два года работы пришлось услышать много горьких слов о беззаконии, равнодушии, произволе, царящих в некоторых органах опеки и попечительства. Изучены десятки жалоб на нарушение прав детей, в том числе, оставшихся без попечения родителей, теми, кто обязан этих детей защищать.

Однако история Оли Д. произвела на сотрудников аппарата Уполномоченного крайне тяжелое впечатление. Обращение ее опекуна стало основанием не только для защиты прав ребенка, но и проверки деятельности сотрудников муниципалитета "Строгино".

Надеюсь, что прокуратура Северо-Западного административного округа города Москвы в рамках осуществления надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина также изучит изложенные факты и примет меры к пресечению нарушений прав несовершеннолетней Оли Д., привлечению к ответственности лиц, нарушивших закон, и возмещению причиненного ей ущерба.

Некоторые граждане жалуются, что позиция органов опеки и попечительства может напрямую зависеть от давления, которое оказывают более влиятельные или состоятельные родители.

Когда читаешь заключение муниципалитета "Хорошевский" о целесообразности изменения места жительства 9-ти летней Вари М., поражает, сколько места в нем занимает описание роскоши, окружающей отца ребенка: огромная квартира в центре Москвы в доме с бассейном, в которой "работает домработница"; собственный трехэтажный дом в Подмосковье с бильярдом, сауной, кинозалом, "круглосуточной охраной и обслуживающим персоналом, который обеспечивает уборку, приготовление пищи и др.".

Ни слова том, как Варя любит свою маму, которая в обычной городской квартире без охраны и домработницы воспитывает добрую, хорошо образованную, интеллигентную девочку. Да и что писать о человеке, у которого нет таких возможностей "для комфортного проживания и досуга несовершеннолетней дочери", а есть работа с 9-00 до 18-00 пять дней в неделю и один месяц отпуска в году.

Ни одной строчки о новой Вариной семье, где мамы рядом не будет, а будет чужая женщина и два ее сына.

Доводы родной матери о том, что дочь не хочет общаться с отцом, по мнению государственных опекунов, не должны быть приняты во внимание, так как девочка "не может мотивировать свой отказ от встреч с папой".

Вот так легко специалисты из муниципалитета распорядились детской жизнью. Как будто речь идет не о ребенке, а о чем-то неодушевленном.

Совершенно очевидно, что муниципалитет "Хорошевский" прежде всего отстаивает интересы Вариного отца, вместо того, чтобы уберечь девятилетнюю девочку от разлуки с матерью и не дать ей превратиться в еще один предмет роскоши в отцовском доме.

Порой, пользуясь своим правом "разрешить" или "запретить", органы опеки и попечительства наносят вред несовершеннолетним, ущемляют их права.

К Уполномоченному поступило обращение Сергеевой Е.А. в связи с отказом органа опеки и попечительства муниципалитета "Обручевский" дать разрешение на деприватизацию жилого помещения по мотивам нарушения прав, принадлежащих несовершеннолетним, а также уменьшения их имущества.

Эти доводы нельзя признать убедительными, поскольку совершение данной сделки не влечет нарушений каких-либо прав детей. Более того, при деприватизации квартиры и предоставлении данной семье жилья по договору социального найма (дом стоит в плане сноса) жилищные условия детей значительно улучшатся, так как в соответствии со ст. 12 Закона города Москвы "Основы жилищной политики города Москвы" социальная норма предоставления жилого помещения составит 18 кв.м общей площади на одного человека, в то время как в помещении, где сейчас проживают дети, приходится по 10 кв.м на одного проживающего.

Кроме того, не было учтено, что на основании ч. 2 ст. 11 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" несовершеннолетние, ставшие собственниками занимаемой жилой площади в порядке его приватизации, сохраняют право на однократную бесплатную приватизации жилого помещения в домах государственного и муниципального жилищного фонда после достижения ими совершеннолетия.

В данном случае, вопрос решен формально, без учета интересов детей и семьи. Это псевдозащита прав и интересов несовершеннолетних. Здесь налицо и пробелы в Законе города Москвы "О передаче в собственность города Москвы приватизированных жилых помещений", в котором данная ситуация не оговаривается вовсе.

Главой управы района Академический 25.04.2002 г. было издано распоряжение о передаче несовершеннолетнего Константина К., мать которого умерла 01.01.2001 г., а отец записан в свидетельстве о рождении ребенка со слов матери, в учреждение для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Таким образом, более года, не выявленный своевременно ребенок, был предоставлен сам себе. Никаких мер по защите его жилищных прав органами опеки и попечительства не принималось. При обследовании квартиры сотрудниками школы-интерната № 24 установлено, что в ней незаконно проживал бывший сожитель матери, квартира находилась в крайне антисанитарном состоянии: грязь, кучи мусора, там же содержалась собака, которую никто не выводил на улицу. Более того, сожитель умершей матери подростка Сидоров С.Е. незаконно сдал квартиру в наем некоему гражданину Айдаралиеву А.Д., заключив с последним договор найма жилого помещения. Администрация школы интерната обратилась с иском в суд о признании недействительным вышеназванного договора найма. Иск удовлетворен, после чего были собраны документы на приватизацию квартиры.

Заведующая сектором по охране прав детей муниципалитета "Дмитровский" Федирко Е.И. дала разрешение директору детского дома № 50 о том, чтобы воспитанницу Елену Д. на выходные, праздничные и каникулярные дни забирала ее мать, ограниченная в родительских правах в связи с психическим заболеванием. Если и следовать ст. 75 Семейного кодекса РФ, допускающей контакты ребенка с родителями, права которых ограничены судом, то надо исходить также из требований данной статьи, что такие контакты могут быть разрешены только в случаях, если это не оказывает на ребенка вредного влияния. В данном же случае эти контакты, да еще и без контроля со стороны органов опеки и попечительства, привели к тому, что Лена в детском доме не жила с июня по декабрь 2003 года, перестала посещать книготорговый колледж, осталась совершенно бесконтрольной со стороны ответственных за нее лиц, посещая детский дом раз в квартал, чтобы получить деньги, причитающиеся ей на личные расходы.

По-прежнему, имеют место случаи, когда органы опеки действуют вопреки интересам детей.

К Уполномоченному обратилась Инкина Е.А. с просьбой содействовать в возращении ее 6-летнего сына, который был вывезен из Москвы и над которым незаконно была установлена опека со стороны его бабушки. Инкина Е.А. проживала в Москве в отдельной квартире, имела хорошо оплачиваемую работу, заботилась о своем сыне, занималась его лечением и воспитанием. Без ее согласия главой Ногинского района Московской области опекуном мальчика была назначена его бабушка П-ва Э.Г.

Основанием установления опеки явилось то, что ребенок рожден вне брака, якобы длительное время проживает с бабушкой, а мать по режиму своей работы не может уделять своему ребенку необходимого внимания. При этом, П-ва Э.Г. и ее гражданский муж не давали возможности Инкиной Е.А. общаться с ребенком, долгое время скрывали его место нахождения и, в итоге, подали исковое заявление об ограничении Инкиной Е.А. в родительских правах. Инкина Е.А. обратилась в орган опеки и попечительства по месту своего жительства, где проживал, учился и лечился ребенок - муниципалитет "Ивановское".

Как сообщила Инкина Е.А., начальник отдела опеки и попечительства муниципалитета Василенко О.А. встретил ее словами: "Не нанянчилась еще, что ли? Ну, так роди себе другого", и предложил ей подписать мировое соглашение с "компромиссными" условиями: свидания с ребенком два раза в месяц строго с 17 до 19 часов в присутствии опекуна и представителя органа опеки. И это специалист по охране прав детей!

Уполномоченный направил запрос в муниципалитет "Ивановское" с просьбой предоставить заключение о соблюдении прав несовершеннолетнего Инкина Н., провести обследование его жилищных условий, дать рекомендации относительно мер по восстановлению нарушенных прав ребенка.

В ответе на запрос Уполномоченного Василенко О.А. указал, что установление опеки без согласия матери законно. Василенко О.А. отказался предоставить заключение о соблюдении прав несовершеннолетнего, а также провести обследование жилищных условий по месту постоянного проживания ребенка, ссылаясь на то, что у него на территории мальчик сейчас не проживает.

При таком отношении рассчитывать на то, что орган опеки и попечительства будет защищать интересы ребенка, не приходится.

В газете "Московский комсомолец" был опубликован материал о трагедии в семье Инкиных. Факты, изложенные в нем, сейчас проверяются прокуратурой.

Отдельного внимания требуют обращения граждан, связанные со сделками с жилой площадью, повлекшими отказ от принадлежащих ребенку прав или изменения объема этих прав. При этом органы опеки и попечительства дают согласие на указанные сделки, не отвечающие интересам несовершеннолетних без всестороннего и подробного изучения ситуации, не выявляют противоречий между интересами детей и их родителей, которые приводят к нарушению прав несовершеннолетних, не устанавливают, вправе ли родители представлять интересы детей.

К Уполномоченному обратилась Копнина П.Л. в защиту жилищных и имущественных прав своей подопечной - несовершеннолетней Анастасии Ш., 1993 г.р., социальной сироты.

Решением Черемушкинского районного суда г. Москвы отказано в иске Копниной П.Л. о признании сделок с жилой площадью подопечного ребенка недействительными.

Малолетняя Анастасия Ш. в результате незаконного отчуждения в 1995 году квартиры ее психически больной матерью лишилась благоустроенного жилого помещения в г. Москве и права собственности на 1/2 доли квартиры.

Мать девочки состояла на учете в ПНД по поводу хронического душевного заболевания, неоднократно лечилась в психиатрических больницах, не работала, о ребенке не заботилась.

В 1995 году дядя Анастасии Ш. сообщил в орган опеки и попечительства о том, что мать девочки собирается продать квартиру в г. Москве, принадлежащую ей и двухлетней дочери, что приведет к потере жилья ребенком.

Тем не менее, орган опеки и попечительства муниципалитета "Коньково" дал согласие на отчуждение квартиры матерью. Более того, в письме Уполномоченному от 22.08.2003 г. руководитель органа опеки и попечительства сообщил, что оснований для запрета на продажу квартиры не было, так как в этом случае были бы ущемлены интересы собственника жилья.

Муниципалитет "Коньково" проигнорировал то обстоятельство, что родительские права осуществлялись в противоречие с интересами ребенка.

Также была нарушена ст. 64 Семейного кодекса РФ, так как орган опеки и попечительства, установив, что между интересами матери и дочери имеются противоречия, обязан был назначить представителя для защиты прав и интересов девочки и не рассматривать заявление матери о продаже квартиры.

В настоящее время ни у душевнобольной Ш-вой, ни у ее ребенка, нет никакого жилья.

Уполномоченный также обеспокоен ситуацией, связанной с государственной защитой интересов детей в суде.

Органы опеки и попечительства не во всех случаях принимают участия в судебных делах, затрагивающих жилищные права несовершеннолетних, даже тогда, когда суд выносит определение о привлечении органов опеки и попечительства в качестве заинтересованного лица.

При рассмотрении жилищных дел в судах органы опеки и попечительства не в полном объеме реализуют права и обязанности заинтересованного лица. В большинстве ситуаций, их участие абсолютно пассивно.

Граждане жалуются на то, что, когда органы опеки и попечительства привлекаются в судебный процесс для представления заключения о нарушении прав ребенка, они либо ограничиваются представлением заранее подготовленного заключения, либо прибегают к отговорке "на усмотрение суда", что не допустимо. Уполномоченному известен целый ряд фактов, когда органы опеки направляли в суд письма с просьбой рассмотреть дело в их отсутствие.

Беспрецедентной с точки зрения нарушения органами опеки и попечительства прав несовершеннолетнего, является ситуация, в которой оказался Дмитрий К., 1985 г.р., который с 1991 года остался без родительского попечения.

При подаче опекуном иска о лишении родителей Дмитрия К. родительских прав в 2003 году орган опеки и попечительства муниципалитета "Даниловский" представил заключение, в котором признал лишение родительских прав целесообразным. Заключение было составлено на основании постановления заседания комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, рекомендовавшей лишить родителей Дмитрия К. родительских прав, поскольку они злостно уклоняются от воспитания сына, совместно с сыном не проживают, не заботятся о его здоровье, не интересуются его успехами, материально не содержат. В постановлении о назначении опеки, принятом в 2002 году, также имелась ссылка на данные факты.

Между тем, при рассмотрении дела в суде, орган опеки и попечительства кардинально изменил свою позицию, основанную на законе и фактах, и выступил против лишения обоих родителей родительских прав, хотя никаких новых обстоятельств, кроме перечисления ответчицей на счет ребенка 7000 рублей при поступлении дела в суд, установлено не было.

Отдельно следует обратить внимание на игнорирование органами опеки и попечительства фактов жестокого обращения с детьми.

К Уполномоченному обратилась Булакина А.В. в защиту прав ее несовершеннолетней внучки Екатерины К., 1989 г.р.

Как следует из обращения, родители девочки - бывшие супруги К-ва Е.Г. и К-ов М.Ю., проживают в одной квартире. К-ов М.Ю. страдает алкогольной зависимостью в тяжелой форме, систематически истязает ребенка.

К-ов М.Ю. злоупотребляет своими родительскими правами: ломает и крадет вещи ребенка, отключает телефон во время болезни ребенка, что лишает возможности вызвать врача, ломает замки у входной двери квартиры и т.д.

Помимо злоупотребления своими родительскими правами, К-ов М.Ю. злостно уклоняется от обязанности уплаты алиментов, возложенной на него судом.

Постоянное психическое и физическое насилие привело к существенному расстройству физического здоровья и психо-эмоционального состояния Екатерины К. Девочка стала плохо учиться, потеряла интерес к жизни.

Действия К-ва М.Ю. грубо нарушают права ребенка на физическое и нравственное здоровье, уважение человеческого достоинства, здоровое развитие.

Орган опеки и попечительства муниципалитета "Крылатское" отказался принимать во внимание указанные обстоятельства при обращении мамы и бабушки девочки и указал заявительницам, что орган опеки занимается только детьми, оставшимися без попечения родителей, и детьми, чьи родители лишены родительских прав.

Важно подчеркнуть, что такая ситуация в деятельности органов опеки и попечительства не является доминирующей. Во многих случаях органы опеки и попечительства неформально защищают права детей, и только благодаря их активному вмешательству удается предотвратить возможные нарушения или восстановить уже нарушенные права ребенка.

Неоднократно возникают ситуации, когда при рассмотрении заявлений о назначении опеки органы опеки и попечительства проводят тщательную проверку и выявляют корыстные мотивы потенциальных опекунов, заинтересованных в получении имущества опекаемого.

Несовершеннолетний Виктор У., 1990 г.р., был помещен в школу-интернат для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в связи с тем, что фактически остался без попечения родителей: отец несовершеннолетнего умер, мать злоупотребляла спиртными напитками, воспитанием и содержанием ребенка не занималась. Виктор У. зарегистрирован в Москве совместно с отцом, братом и бабушкой, другой жилой площади не имел.

Органом опеки и попечительства муниципалитета "Зюзино" было установлено, что после смерти матери ребенка в 1999 году желающих взять Виктора под опеку из числа родственников не было. Бабушка захотела оформить опеку только над старшим внуком, 1988 г.р., в связи с тем, что воспитывала его с младенчества.

Опеку над Виктором неожиданно пожелала оформить дальняя родственница детей гражданка С-ян, которая сразу после назначения ее опекуном предприняла попытку без согласия органа опеки и попечительства получить постоянную регистрацию на жилой площади сирот.

В результате длительных судебных разбирательств органу опеки и попечительства муниципалитета "Зюзино" удалось отстоять сохранность жилья несовершеннолетних. Однако гражданка С-ян, имея в собственности трехкомнатную квартиру в ближайшем Подмосковье, продолжала претендовать на жилую площадь братьев У-ых.

Некорректное поведение С-ян и ее сестры Т-ой в отношении несовершеннолетнего Виктора, а именно втягивание ребенка-сироты в судебные разбирательства, попытки подкупа мнения ребенка, убедили администрацию школы-интерната и комиссию по охране прав детей муниципалитета в нецелесообразности общения Виктора с С-ян.

Уполномоченный поддержал позицию муниципалитета "Зюзино" и отказал С-ян в оказании ей содействия в регистрации на жилой пощади детей-сирот.

Если бы ни помощь органов опеки и попечительства, судьба социального сироты Х. могла сложиться трагически.

Несовершеннолетний остался без попечения родителей: мать умерла, отца признали безвестно отсутствующим. После смерти дедушки, опекавшего сироту, он остался собственником 4-х комнатной квартиры (общей площадью 106,3 кв.м), гаража и других ценных вещей. В. - тетя ребенка стала его опекуном.

Собственность мальчика явилась главной причиной того положения, в которое впоследствии попал несовершеннолетний.

Через 10 месяцев после получения опекунства, В. обратилась с заявлением в орган опеки и попечительства "Гагаринский" с просьбой разрешить обмен квартиры, где зарегистрирован ее опекаемый несовершеннолетний Х. В данной просьбе было отказано. Тогда В. без всякого разрешения сдала квартиру своего подопечного за сумму 1100 долларов США в месяц сроком на два года. В результате В. получила доход за сдачу жилья в размере 2 тыс. 700 долларов США, но деньги не были положены на счет ребенка. О данном факте стало известно специалистам по охране прав детей.

Муниципалитет "Гагаринский" добился освобождения незаконно сданной квартиры ребенка. Опека была переоформлена на другую родственницу мальчика, также имевшую к нему корыстной интерес.

В результате постоянных скандалов между родственниками, каждый из которых старался перетянуть его на свою сторону, Х. совершил попытку самоубийства, но, к счастью, остался жив.

Орган опеки и попечительства с учетом произошедших событий принял обоснованное решение о направлении Х. в учреждение для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Ребенку сохранили жизнь, здоровье, имущество. Оградили его от манипуляций со стороны родственников, пытавшихся нажиться за счет сироты.

Положительным примером в области судебной защиты прав детей может служить деятельность муниципалитетов "Теплый Стан", "Кунцево", "Митино".

Так, по иску Уполномоченного о лишении родительских прав М-ва М.Г. в защиту малолетней М-вой М. специалисты органа опеки и попечительства муниципалитета "Теплый Стан" не только представили в суд объективное и обоснованное заключение, но и приняли участие в установлении места жительства ответчика, получили и передали суду информацию о возможности его явки, способствовали рассмотрению иска в намеченные сроки. Представитель органа опеки и попечительства активно участвовал в судебном заседании, предоставлял дополнительные доказательства, продемонстрировал хорошее знание семейного законодательства.

Муниципалитет "Кунцево" выступил в защиту прав несовершеннолетнего Заградского Г.И., 1989 г.р., и предъявил иск о признании договора купли-продажи жилой площади, собственником части которой является ребенок, недействительным. В муниципалитет были вызваны участники незаконной сделки, истребованы необходимые документы. Собрав доказательства, орган опеки и попечительства составил мотивированное исковое заявление, где обосновал незаконность сделки с точки зрения нарушения прав ребенка и норм гражданского права.

В настоящее время истец поддерживает свои требования в Кунцевском районном суде г. Москвы, несмотря на серьезное противодействие отца ребенка, московского адвоката Митина И.В., предъявившего к органам опеки и попечительства и лично к специалисту Головиной О.С. иск о возмещении морального вреда на сумму 150 000 рублей.

Муниципалитет "Митино" был привлечен к участию в деле в качестве третьего лица по иску Немыкиной Е.Н. к Немыкину В.В. о лишении его родительских прав. Немыкина Е.Н. - мать двух сыновей-инвалидов детства, сама инвалид третьей группы. Ответчик в течение трех лет скрывался от своей семьи, которая считала, что его нет в живых. Детям был причинен существенный материальный и моральный вред, состояние их здоровья значительно ухудшилось. Орган опеки и попечительства после исчезновения Немыкина В.В. оказывал детям постоянную поддержку, проверял условия их жизни, оказывал содействие в обучении и лечении мальчиков.

В судебном заседании представитель муниципалитета "Митино" дал в суде подробные объяснения в обоснование представленного заключения, участвовал в исследовании доказательств, заявил ходатайство об участии детей в судебном заседании для выражения своего мнения по предъявленному иску. Суд выслушал братьев Немыкиных, 1986 и 1989 годов рождения, и учел их мнение при вынесении решения об удовлетворении иска. Орган опеки и попечительства способствовал тому, чтобы дети свободно выражали свою точку зрения без давления с чьей-либо стороны.

Большое количество обращающихся к Уполномоченному - бабушки и дедушки, которых волнует все, что происходит с их внуками и детьми.

К сожалению, влияние западной культуры на российский менталитет привело к тому, что связь поколений разрывается. Родители отторгают бабушек и дедушек от участия в воспитании детей, руководствуясь принципом: "это не ваши, а наши дети. Что захотим, то и будем с ними делать...". При этом нередко именно бабушки и дедушки содержат и своих чад, и их потомство, отдают им свое жилье и т.д.

Казалось бы, загруженные непомерной работой органы опеки (на каждого специалиста приходится около 5 тысяч детского населения) должны всячески опираться на "социально-устойчивых" добровольных помощников, поддерживать их стремление участвовать в жизни внуков, тем более что Семейный кодекс РФ закрепляет за старшим поколением и другими близкими родственниками право на общение с детьми.

Однако, если отдельно проживающий родитель еще может получить поддержку в органах опеки и попечительства, то с бабушками и дедушками особенно не церемонятся. Даже если бабушка, к примеру, рассказывает, что ребенок плохо питается, его не лечат, не следят за учебой и поведением, предоставив возможность смотреть все телевизионные программы подряд, ее право помочь внуку или внучке вряд ли будет защищено.

Статья 70 Семейного кодекса РФ не включает бабушек и дедушек в число заявителей по искам о лишении родительских прав, если они не являются опекунами и попечителями несовершеннолетних. С данной правовой нормой согласиться нельзя, так как она нарушает права детей на защиту их интересов.

Государству проще заниматься семьей, когда уже случилась трагедия с детьми, а вести профилактическую работу с помощью близких и любящих людей, в том числе бабушек и дедушек, оказывается "не в духе времени".

К Уполномоченному обратилась Синчева Л.И., бабушка двенадцатилетней Наташи, и пожаловалась, что ее дочь и зять, злоупотребляющие спиртными напитками, собираются продать квартиру в одном из элитных районов Москвы, где зарегистрирована и ее внучка. Нерадивые родители, давно отдавшие ребенка бабушке, уже получили часть денег и зарегистрировались по новому адресу - в глухой деревне в Рязанской области. Бабушка обращалась в различные инстанции с просьбой предотвратить незаконную сделку и лишить дочь и ее мужа родительских прав, но эту информацию никто не воспринял всерьез.

Уполномоченный направил соответствующие запросы и предупреждения в орган опеки и попечительства, отделение милиции, Москомрегистрацию, ГУП "Мосжилсервис". Продажа квартиры и снятие ребенка с регистрационного учета стали невозможными. В дальнейшем на контроле находился вопрос о лишении родителей Наташи родительских прав. В настоящее время девочка передана под опеку бабушки. За сохранностью квартиры ребенка установлен контроль.

Для улучшения деятельности органов опеки и попечительства по защите прав детей необходимо повысить квалификацию специалистов, особенно в части правовых знаний, обобщать и распространять положительный опыт работы, сделать данный вид деятельности более престижным и высокооплачиваемым.

О необходимости реформы органов опеки и попечительства

1. Обоснование реформы.

В статье 120 действовавшего до 1 марта 1996 года Кодекса о браке и семье РСФСР указывалось, что "органами опеки и попечительства являются исполнительные комитеты районных, городских, районных в городах, поселковых или сельских Советов народных депутатов". При этом осуществление функций по опеке и попечительству возлагалось на отделы народного образования - в отношении несовершеннолетних лиц, на отделы здравоохранения - в отношении лиц, признанных судом недееспособными или ограниченно дееспособными, и на отделы социального обеспечения - в отношении дееспособных лиц, нуждающихся в попечительстве по состоянию здоровья. Такое же распределение функций по опеке и попечительству было закреплено в Положении об органах опеки и попечительства РСФСР.

Данные акты утратили силу. Статья 34 действующего Гражданского кодекса РФ и ст. 121 Семейного кодекса РФ устанавливают, что органами опеки и попечительства являются органы местного самоуправления.

Это правило - дань традиции. При более серьезном анализе становится очевидным, что оно не вписывается в систему власти и управления в государстве и вступает в противоречие с положениями статей 130 и 132 Конституции РФ. В реальной действительности органы опеки и попечительства при осуществлении своих функций не решают вопросы местного значения, а выполняют задачи общефедерального, государственного масштаба. Это подтверждается, во-первых, тем, что именно на них возложена основная работа по защите прав, устройству детей, оставшихся без попечения родителей, искоренению детской безнадзорности, а все эти социальные явления, относятся к числу угроз национальной безопасности (Указ Президента РФ от 10.01.2000 № 24 "О концепции национальной безопасности Российской Федерации"). Во-вторых, работа органов опеки и попечительства направлена на обеспечение выживания особых категорий граждан (несовершеннолетних, оставшихся без попечения родителей; граждан, страдающих психическими расстройствами; престарелых и инвалидов, которые не могут самостоятельно осуществлять и защищать свои права и исполнять обязанности). Следовательно, деятельность этих органов напрямую обеспечивает реализацию права человека на жизнь (ст. 20 Конституции РФ). Такие задачи могут относиться к компетенции органов государственной власти, но никак не к вопросам местного значения, что следует, в том числе, и из принципа государственной защиты прав и свобод человека и гражданина (ст. 45 Конституции РФ).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Ненецком автономном округе в 2009 году

    Доклад
    Часть 2. Анализ положения в области обеспечения и защиты прав и свобод человека, гражданина и ребёнка на территории Ненецкого автономного округа в 2009 году
  2. Ежегодный доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Ненецком автономном округе за 2011 год

    Доклад
    Общеизвестно, что в современном демократическом обществе на первое место становятся интересы человека, его права и свободы, которые должны находится в гармонии с общественными и государственными интересами.
  3. Доклад о деятельности Уполномоченного по правам ребенка в городе Москве, о соблюдении и защите прав, свобод и законных интересов ребенка в 2008 году

    Доклад
    В 2009 году исполняется 200 лет институту омбудсмана. Первый парламентский омбудсман был учрежден в 1809 году в Швеции. Однако в течение очень длительного времени Швеция являлась единственным государством, где был создан и развивался этот институт.
  4. Доклад о деятельности Уполномоченного по правам ребенка в городе Москве, о соблюдении и защите прав, свобод и законных интересов ребенка в 2003 году (1)

    Доклад
    Настоящий доклад подготовлен в соответствии с пунктом 4 статьи 9 Закона города Москвы от 3 октября 2001 года № 43 «Об Уполномоченном по правам ребенка в городе Москве» и направляется в Московскую городскую Думу и Мэру Москвы.
  5. Доклад о деятельности Уполномоченного по правам ребенка в городе Москве, о соблюдении и защите прав, свобод и законных интересов ребенка в 2007 году

    Доклад
    Весной 2008 года исполняется 10 лет с момента учреждения института уполномоченных по правам ребенка в субъектах Российской Федерации (далее - институт уполномоченного).

Другие похожие документы..