Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Регламент'
Съезд вновь избрал Л.Г.Кушнира Президентом НОИЗ, избран состав нового Совета в количестве 29 человек, утверждены изменения в Уставе НОИЗ и регламенте...полностью>>
'Рабочая программа'
Программа составлена на основании примерной учебной программы данной дисциплины в соответствии с государственными требованиями к минимуму содержания ...полностью>>
'Урок'
Дополнение: омографы (орган – орган, шабаш – шабаш), омофоны, омоформы (ожог – существительное; ожёг руку – глагол), (стекло варенье – глагол, стекло...полностью>>
'Программа'
Так же, спикеры единодушно высказались за регулярное проведение аналогичных конференций по обмену опытом и согласованию действий в рамках проекта инф...полностью>>

Психология мышления. Решение задач и проблем глава 1

Главная > Решение
Сохрани ссылку в одной из сетей:

46

ПСИХОЛОГИЯ МЫШЛЕНИЯ. РЕШЕНИЕ ЗАДАЧ И ПРОБЛЕМ

Глава 1. Психология решения задач и проблем: основные определения 47

1.5. СОСТАВ МЫШЛЕНИЯ:

ВИДЫ МЫСЛИТЕЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ

Состав мышления современного взрослого человека, при­надлежащего к «европейской» (или «западной») культуре и получившего хотя бы обычное «школьное» образование, от­личается удивительными пестротой и разнообразием. Об этом

говорят как повседневный опыт, так и строгие эксперимен­тальные исследования. Старая идея о едином (то есть целом и неделимом) индивидуальном мышлении оказалась несостоя­тельной. Для того чтобы сделать разговор о решении задач и проблем максимально реалистичным, необходимо хорошо представлять себе то многообразие форм мышления, ту ин­теллектуальную основу, которой, хочет он того или нет, «снаб­жен» взрослый образованный европеец. Как и при классифи­кации задач и проблем, мы кратко опишем разноплановые виды мышления, используя бинарные критерии.

Исторически первым было описано логическое мышление. Очерченные еще Аристотелем мыслительные формы и сфор­мулированные им законы составили первую логическую сис­тему — формальную логику {Аристотель, 1978 а). В течение более чем 2000 лет она устойчиво воспринималась как описа­ние реального человеческого мышления. Любые отклонения от требований логики интерпретировались как ошибки. Значи­тельный вклад в разработку и обогащение этих идей внесли философы-рационалисты, особенно Р. Декарт и Б. Спиноза. В итоге получилась удивительная «конструкция», которая в течение нескольких сотен лет (до начала XX века) даже рас­ценивалась как идеальная, — мышление, рационально позна­ющее окружающий мир в соответствии с законами логики и совершенно лишенное личного отношения к предмету изуче­ния и собственных пристрастий («страстей» по Р. Декарту). Понятно, что в таком описании легко узнается ум идеального ученого, ориентированного лишь на постижение истины.

Как должно быть устроено логическое мышление? Оно скла­дывается из трех основных мыслительных форм (отсюда пошло и само название формальная логика), применение которых под­чиняется достаточно жестким законам. Совместно они обеспе­чивают получение нового достоверного знания.

Формами мышления по Аристотелю выступают: понятие — обобщение класса объектов по единому существенному призна­ку (например, делителем натурального числа а называют нату­ральное число, на которое а делится без остатка. То есть любое натуральное число, на которое а делится без остатка, есть его делитель); суждение — высказывание о понятии (так, эта кни­га — интересная или — в твердом переплете); умозаключе-

48 ПСИХОЛОГИЯ МЫШЛЕНИЯ. РЕШЕНИЕ ЗАДАЧ И ПРОБЛЕМ

Глава 1. Психология решения задач и проблем: основные определения 49

ние — необходимый вывод из других суждений. Его ключевой формой выступает силлогизм — умозаключение, составленное из трех суждений, так что последнее (вывод) выводится как следствие двух предыдущих (большой и малой посылок). (На­пример: «Все пчеловоды — социал-демократы. Социал-демокра­ты любят Rolling Stones. Следовательно, все пчеловоды любят Rolling Stones»). Важным ограничением силлогизма является то, что он не может содержать больше трех терминов (понятий). В противном случае он не имеет вывода.

Аристотель также сформулировал законы формальной логики:

  1. Закон тождества: в каждом рассуждении значения ис­пользуемых понятий постоянны.

  2. Закон противоречия: из двух суждений, из которых одно утверждает то, что отрицает другое, одно должно быть ложным.

  3. Закон исключенного третьего: при двух суждениях, из которых одно утверждает то, что отрицает другое, не мо­жет быть третьего, среднего суждения.

Четвертый закон много позже был сформулирован Г. Лейбни­цем. Он получил название Закона достаточного основания:

4. Необходимо мыслить на достаточном основании {Лейб­
ниц, 1983).

Существуют разные подвиды логического мышления. По характеру протекания мыслительного процесса удается раз­личить дедуктивное и индуктивное мышление. Индуктивное мышление обеспечивает общий вывод из частных суждений, то есть переход от частного к общему. В основании дедукции лежит логическая необходимость, которая делает возможным обоснованный переход от общего суждения к другому обще­му или частному суждению. Таким образом, индуктивное рас­суждение обеспечивает получение лишь вероятного или прав­доподобного знания, а дедуктивное — логически необходимо­го. Пример индукции: выведение общего заключения из от­дельных фактов (например, в ходе расследования преступле­ния), а дедукции — силлогизм.

Помимо названных правильных видов мышления, существует очень характерная логическая ошибка — трансдукция (то есть отсутствие обобщения), только внешне похожая на дедуктив-

ные рассуждения. Здесь совершается переход от одного частного суждения к другому. Например: «Все олени бегают быстро. Это животное бегает быстро. Следовательно, это животное — олень».

Как уже отмечалось, описанные представления о мышле­нии продержались очень долго: практически до рубежа XIX— XX веков. После чего были поставлены под сомнение, а затем и отброшены под натиском все новых и новых противореча­щих им свидетельств. Хотя до сих пор остается большое коли­чество специалистов в различных сферах знания, которые уве­рены, будто бы формальная логика (или какая-то другая ло­гическая система) действительно описывает протекание мыс­лительных процессов человека.

Остановимся кратко на результатах современных исследо­ваний некоторых типов умозаключений, которые в значитель­ной степени закрывают дискуссию по поводу статуса логичес­кого (в частности, дедуктивного) мышления.

В экспериментальных исследованиях испытуемые часто де­лают ошибки при совершении логических умозаключений. При­мечательным является тот факт, что многие из этих ошибок имеют систематический характер. Это свидетельствует о том, что они возникают не в результате действия случайных факто­ров, например, невнимательности, а связаны с определенными свойствами процессов решения.

Рассмотрим два типа проблемных ситуаций, часто исполь­зуемых в экспериментах.

а) Условный силлогизм

Большой посылкой этого вида умозаключений выступает условное утверждение. (Если вы досмотрите футбольный матч до конца, то вы будете знать его результат.) Часть суждения, включающая связку «если», носит название антецедента, а часть, включающая «то», — консеквента или следствия.

В типичной задаче такого типа испытуемым дается условная посылка — например: «Если птица является вороном (р), то она черная (#)», и категориальная посылка — различные факты, свя­занные с антецедентом р и следствием д. С точки зрения правил формальной логики из этих посылок можно делать выводы двух видов. 1) Из уже приведенной условной посылки и утверждения

50

ПСИХОЛОГИЯ МЫШЛЕНИЯ. РЕШЕНИЕ ЗАДАЧ И ПРОБЛЕМ

Глава 1. Психология решения задач и проблем: основные определения

Таблица 1

Процентное соотношение ответов для разных типов условных силлогизмов

(правильные варианты ответов выделены курсивом)

Вид логи­ческого вывода

Пример силлогизма

Всегда

Иногда

Никогда

1.

Modus ponens

Если вы досмотрите футболь­ный матч до конца, вы будете знать его результат. Вы дос­мотрели матч до конца. Сле­довательно, вы знаете его ре­зультат.

100

0

0

2.

Modus ponens

Если вы досмотрите футболь­ный матч до конца, вы будете знать его результат. Вы дос­мотрели матч до конца. Следо­вательно, вы не знаете его результата.

0

0

100

3.

Отрицание антеце­дента

Если бы вы поняли правило, вы бы решили задачу. Вы не поняли правила. Следовательно, вы решили задачу.

5

79

16

4.

Отрицание антеце­дента

Если бы вы поняли правило, вы бы решили задачу. Вы не поня­ли правила. Следовательно, вы не решили задачу.

21

77

2

5.

Подтвер­ждение следствия

Если бы у вас были голубые глаза, вы были бы похожи на своего отца. Вы похожи на сво­его отца. Следовательно, у вас голубые глаза.

23

77

0

6.

Подтвер­ждение следствия

Если бы у вас были голубые глаза, вы были бы похожи на своего отца. Вы похожи на сво­его отца. Следовательно, у вас не голубые глаза.

4

V

82

14

7.

Modus tollens

Если бы вы знали прогноз пого­ды на завтра, вы бы взяли зонт. Вы не взяли зонта. Следова­тельно, вы не знали прогноза.

57

39

4

8.

Modus tollens

Если бы вы знали прогноз пого­ды на завтра, вы бы взяли зонт. Вы не взяли зонта. Следова­тельно, вы знали прогноз.

0

23

77

«Твити — ворон» следует, что «Твити — черный». Это правило совершения логического вывода носит название modus ponens. (Оно имеет следующую форму: «Если А, то Б. А верно. Следова­тельно, Б верно».) 2) Из уже приведенной условной посылки и утверждения «Твити — не черный» следует, что «Твити — не ворон». Это правило называется modus tollens. (Его форма: «Если А, то Б. Б неверно. Следовательно, и А неверно».)

Другие виды выводов с точки зрения правил формальной логики невозможны и приводят к двум типам ошибок: отрица­нию антецедента — из посылки «Твити — не ворон» часто делают вывод, что «Твити — не черный» («Если А, то Б. А невер­но. Следовательно, и Б неверно»), и подтверждению следствия — из посылки «Твити — черный» часто совершается вывод, что «Твити — ворон» («Если А, то Б. Б неверно. Следовательно, А верно») (разбираемый пример заимствован из работы Oaksford, Chafer, Larkin, 2000).

Реальное человеческое мышление во многом нарушает эти правила. Так, люди намного чаще правильно делают выводы типа modus ponens, чем modus tollens. Кроме того, описанные ошиб­ки носят систематический характер. Эти ошибочные выводы совершаются несколько реже, чем правильные, но с точки зре­ния формальной логики их не должно быть вообще.

Показательные результаты получены в эксперименте Л. Рипса и С. Маркуса (Rips, Marcus, 1977). Они предлагали своим испытуемым — студентам университета — оценить правиль­ность восьми типов условных силлогизмов (по два на каждую из описанных выше логических форм). Необходимо было отве­тить, является ли заключение всегда верным, иногда верным или никогда не верным (см. таблицу 1).

Эти данные перекликаются с нашими результатами. В иссле­довании, проведенном на большой выборке старших школьни­ков и студентов, было обнаружено отсутствие связи между оцен­кой правильности решения силлогизмов разных типов и возрас­том испытуемых, то есть более старшие испытуемые выполняли задание не лучше (а часто даже хуже), чем более младшие.

19 Логика построения и решения данной задачи в значительной степени совпадает со структурой и правилами вывода условного силлогизма.

52

ПСИХОЛОГИЯ МЫШЛЕНИЯ. РЕШЕНИЕ ЗАДАЧ И ПРОБЛЕМ

Глава 1. Психология решения задач и проблем: основные определения 53

б) Задача Уэйзона™

Эта задача впервые была использована в исследовании П. Уэйзона и П. Джонсон-Лэйрда {Wason, Johnson-Laird, 1972) и после этого получила широкую популярность. Она заключается в следующем. Перед испытуемым кладут следующие четыре кар­тонные карточки:

Е К 7 4

Ему сообщают, что каждая карточка на одной стороне имеет букву, а на другой стороне цифру. Его задача состоит в том, чтобы проверить следующее правило, которое касается этих кар­точек: если на одной стороне карточки написана гласная буква, то на другой — четное число. От испытуемого требовали пере­вернуть только те карточки, которые необходимы для проверки сформулированного правила.

Подавляющее большинство участников эксперимента (по разным данным, от 75% до 90%) верно переворачивали карточ­ку, на которой написано Е. Что соответствует правильному вы­воду типа modus ponens. Но в ходе решения этой задачи испыту­емые столкнулись с существенными трудностями при примене­нии modus tollens: только 20—25% (по результатам разных ра­бот) переворачивали карточку с 7. При этом были зафиксиро­ваны и оба типа логических ошибок, то есть две оставшиеся карточки также переворачивались некоторыми испытуемыми.

Полученные в этих и аналогичных исследованиях резуль­таты вызвали острую дискуссию о месте формальной логики в реальном мышлении человека. В ходе обсуждений удалось по­казать, что при решении обоих типов обсуждаемых проблемных ситуаций (условные силлогизмы и задача Уэйзона) испытуе­мые опираются не на строгие дедуктивные правила, составляю­щие ядро формальной логики, а применяют вероятностные стра­тегии (эффективные в условиях реальной жизни). Это законо­мерно приводит к систематическим ошибкам. Причина этого в том, что дедукция — весьма специфическая форма мышления, которая была разработана для решения специальных видов за­дач (в широком смысле их можно назвать формальными или теоретическими). Она практически не находит себе применения

в обыденной жизни. При решении задач в реальных условиях, полных неопределенности, вероятностные стратегии оказыва­ются более эффективными, что исключает применение фор­мальной логики.

К началу XX столетия был накоплен огромный массив данных, которые не укладывались в строгие рамки логическо­го мышления. Этот материал был чрезвычайно разнообразен. Так, в результате колонизации различных регионов земного шара стихийными усилиями путешественников, миссионеров, военных20 в Европе были собраны описания самых разных обычаев, верований, языков обитателей разных континентов. Они были настолько неожиданны и непривычны, что проти­воречили существующим к тому времени теоретическим обоб­щениям. В самой Европе в клинической практике были на­коплены убедительные данные о том, что мышление психи­чески больных качественно отличается от логического рас­суждения. Об этом же свидетельствовали первые эксперимен­ты, посвященные изучению интеллектуального поведения животных, исследования развития мышления в детском воз­расте, многочисленные мемуары ученых, полководцев, изобре­тателей, которые старались объяснить широкой публике свои открытия, победы и изобретения. На последнем примере было особенно заметно, что решение сложных проблем связано не столько с логикой, сколько с активизацией всех ресурсов че­ловека: эмоциональных, психофизиологических, поведенчес­ких, а не только интеллектуальных. После интенсивных дис­куссий было признано, что во всех перечисленных случаях имеются свидетельства существования особых, отличных от логического типов, мышления.

Помимо эмпирических находок, господству логического мышления противостояла мощная теоретическая критика, кото­рая выявила целый ряд противоречий в самом понимании это­го явления. Так, отмечалось, что существуют по крайней мере три различных смысла термина «логическое мышление», кото-

20 Первое специально организованное полевое исследование — этнографическая экспедиция в Британскую Колумбию под руко­водством Ф. Боаса — состоялось только в 1886 году.

54 ПСИХОЛОГИЯ МЫШЛЕНИЯ. РЕШЕНИЕ ЗАДАЧ И ПРОБЛЕМ

Глава 1. Психология решения задач и проблем: основные определения 55

рые легко смешиваются: а) мышление, которое соответствует реальности в ходе познания (почему окружающая действитель­ность при этом организована логически, остается не очень по­нятным); б) мышление, результаты (выводы) которого соот­ветствуют законам логики (таким образом, все логически не­проверяемые, ошибочные, неполные и т.п. суждения оказывают­ся вне мышления, так же как и многие гипотезы, решения прак­тических задач и проблем и т.п.); в) логическое мышление — это сознательное применение законов логики (такое понима­ние вообще делает обсуждаемый вид мышления исчезающе ред­ким, поскольку использование законов требует по меньшей мере их знания, что предполагает специальное обучение) (Тульвисте, 1988). Все три случая описывают существенно разные варианты понимания логического мышления, и при этом все они оказы­ваются весьма уязвимыми для критики.

Также критиками отмечалось полное совпадение, букваль­ное тождество мышления и речи, мышления и сознания (Вы­готский, 1982). Логическое мышление лишалось, таким образом, всех глубин, оказывалось прозрачным для самого себя и цели­ком, без остатка осознаваемым и формулируемым. Можно ли считать такую конструкцию настоящим мышлением? За счет чего оно способно открывать новое знание? Не меньшее значе­ние имела и «экологическая» критика: каким образом можно существовать в разноплановом, сложно организованном мире, используя единственный вид мышления с его весьма ограни­ченными возможностями?

В итоге произошел прорыв: подряд в течение нескольких лет был описан ряд принципиально новых видов мышления.

а) Э. Блейлером (1927/1981) было обнаружено аутистичес-

кое мышление. *

Это особый вид мышления, выявленный впервые на кли­ническом материале (Э. Блейлер был блестящим практикую­щим психиатром), целиком игнорирует требования реальнос­ти21 и подчиняется лишь аффектам и потребностям своего но-

21 3/. Фрейд говорил в таких случаях о «принципе реальности» (Фрейд, 1989).

сителя. Он проявляется в самых разных сторонах человеческой натуры (например, в сновидениях, грезах, творчестве, личност­ных защитах, жизненных планах) и использует любой внут­ренний или внешний материал для символической (или не­посредственной) реализации потребностей и аффектов.

Аутистическое мышление является противоположностью реалистического (логического) и подчиняется нескольким правилам: 1) каждый аффект стремится удержаться как мож­но дольше (потому это мышление очень склонно к повторам и навязчивостям); 2) мыслительный процесс подчиняется принципу удовольствия22. На этом пути открываются громад­ные возможности: если реалистическое мышление имеет лишь ограниченное количество правильных результатов, учитываю­щих рамки, накладываемые реальной жизнью, то аутистичес­кое обладает очень брльшим потенциалом в изживании аф­фектов и в удовлетворении потребностей: какие-либо прегра­ды или ограничения здесь напрочь отсутствуют.

Удачный пример, иллюстрирующий особенности такого мышления, содержится в работах другого известного психиат­ра — К.-Г. Юнга (1994). Одна из его пациенток, страдавшая тяжелой формой шизофрении, утверждала в бреду, что она — Швейцария и Ивиков журавль. Коллеги К.-Г. Юнга, опирав­шиеся на представления о логическом мышлении, справедли­во отказывались от попыток понять эти 'высказывания. Одна­ко при изменении точки зрения оказалось, что они полны смысла. Стать журавлем в соответствии со старинным преда­нием — значит освободиться от чувства порочности (или от нее самой), а Швейцария всегда была и должна оставаться свободной. Таким образом, К.-Г. Юнг смог расшифровать те мотивы, которые давали о себе знать в речах больной: очис­титься и стать свободной и независимой.

б) Г. Майер (Maier, 1908) описал эмоциональное мышление. Этот автор утверждал, что формально-логическое пони­мание мышления неправомерно сужает границы названного психического процесса, оставляя за рамками его чрезвычайно

22 Так думал Э. Блейлер. Но потом оказалось, что, например, и самомучительство вполне может служить предметом аутистического мышления.

56 ПСИХОЛОГИЯ МЫШЛЕНИЯ. РЕШЕНИЕ ЗАДАЧ И ПРОБЛЕМ

важные черты и свойства. Центральное утверждение Г. Майе-ра состояло в том, что мышление часто подчиняется аффек­тивным и волевым побуждениям, а не познавательным по­требностям. При этом он настаивал на том, что такие явления должны анализироваться именно как интеллектуальные про­цессы, которыми и выступают по сути. В противном случае они целиком лишаются всякого смысла: логический анализ оказывается неадекватным и не позволяет вскрыть их осо­бенности. Чтобы справиться с трудностями, Г. Майер попы­тался расширить формально-логическое понятие суждения, постулировав существование эстетических, религиозных, эмо­циональных (то есть продиктованных чувством) и т.д. сужде­ний. Все это привело к тому, что такие явления, как произ­вольные поступки, теологические рассуждения, окрашенные яркими религиозными переживаниями, взаимодействие чело­века с художественным произведением, и многие другие ста­ли интерпретироваться как факты мышления, что кардиналь­но расширило область интеллектуальных процессов, сделав ее существенно богаче и разнообразнее.

в) Л. Леви-Брюль (1930) на различном этнографическом

(а затем и на современном ему европейском) материале

описал пралогическое мышление.

Как показал анализ, примеры этого удивительного вида мышления обнаруживаются в самых разных частях света: его распространенность чрезвычайно широка. Л. Леви-Брюль счи­тал, что он открыл качественно своеобразный вид мышления, так же, как и все вышеописанные, противостоящий европейс­кому логическому. Ему было ясно, что пралогическое мышле­ние существует в определенных культурных условиях и воз­никло для решения вполне понятного круга задач. Оно совсем не приспособлено для теоретизирования, не допускает отвле­ченного отношения к действительности, не умеет абстрагиро­вать. Зато оно очень хорошо служит для решения практичес­ких, повседневных задач и проблем в сложном и плохо понят­ном мире, в котором оно укоренено.

В состав/пралогического мышления на равных входят пред­ставление предмета (наглядное или словесное), действие с ним и эмоциональное отношение к нему. Таким образом устроен­ное мышление не связано никакими формально-логически-

Глава 1. Психология решения задач и проблем: основные определения 57

ми законами. Здесь могут иметь место нарушения тождества предмета в ходе решения, нечувствительность к противоречи­ям, свободно допускаются взаимоисключающие явления и со­бытия. Многократные фактические опровержения (например, так и несбывшееся пророчество) не приводят в дальнейшем к отказу от использования пророчеств как таковых. (Подобное явление получило название «нечувствительность к опыту».) Все это позволяло предшественникам Л. Леви-Брюля уподоб­лять туземцев либо европейским детям с их еще ^сформиро­ванной логикой, либо людям с нарушениями психики, у кото­рых логика оказывается разрушенной.

Предлагаемое Л. Леви-Брюлем объяснение постулирует качественное своеобразие «туземного» мышления. Пралоги­ческое мышление опирается на закон партиципации (сопри-частия) и подчиняется принципу магической причинности. Это означает, что человек, обладающий таким мышлением, не может относиться отстраненно к предмету своей мысли: он сопричастен ему, связан с ним тесными эмоциональными и деятельными узами (боится его, верит в его спасительные или вредоносные свойства, хочет заручиться его поддержкой и т.д.). Понятно, что человек может быть сопричастен нескольким предметам или нескольким сторонам одного предмета одно­временно. При этом любая вещь оказывается включена в сис­тему отношений и связей, которые соединяют ее весьма нео­жиданным образом с огромным количеством других предме­тов и явлений, возможных причин ее появления и проявле­ния ее свойств. Однако и связи, и причины имеют особенный характер: их нельзя считать ни логическими, ни даже просто интеллектуальными. Европеец назвал бы их сверхчувственны­ми, требующими участия некоторых сверхъестественных сил (например, духов). Соответственно для исследователя тузем­ное «объяснение» какого-то факта, основанное на обращении, скажем, к духам предков, и есть магическая причинность в чистом виде. Но для самого туземца это естественное устрой­ство окружающего мира, в котором жесткое противопоставле­ние чувственного и сверхчувственного еще не возникло.

Например, индейцы бороро утверждали, что являются и индейцами, и попугаями арара (это тотем данного племени). А индейцы гуичолы считали, что птицы, полет которых могуч, например, сокол и орел, видят и слышат все: они обладают

58 ПСИХОЛОГИЯ МЫШЛЕНИЯ. РЕШЕНИЕ ЗАДАЧ И ПРОБЛЕМ

Глава 1. Психология решения задач и проблем: основные определения 59

силами, присущими перьям их крыльев и хвоста. Если эти перья наденет шаман, то он будет способен видеть и слышать все то, что происходит на земле и под землей, лечить больных, преображать покойников, низводить солнце с небес и т.д. Ин­дейцы многих племен рассматривают свои имена не как про­стой ярлык, но как отдельную часть себя. Они верят, что от злонамеренного употребления имени человек так же верно будет страдать, как и от раны, нанесенной какой-нибудь части его тела. То есть можно физически ранить или даже убить человека, пользуясь лишь его именем {Леви-Брюль, 1930).

Хорошими примерами, которые также широко распростра­нены и в «европейской» жизни, являются гадания или гороско­пы, когда случайная последовательность и расположение гадаль­ных карт (кофейной гущи, капель воска, внутренностей жерт­венного животного и т.д.) или звезд на небе в момент рожде­ния оказываются почему-то связанными, а то и определяющими для будущих событий жизни человека. Основные черты прало-гического мышления видны здесь невооруженным взглядом.

С точки зрения современных представлений одновремен­ное существование всех трех названных видов мышления вы­зывает большие сомнения: их очень трудно отличить друг от друга. Однако наличие особого вида мышления, вбирающего в себя описанные свойства, — несомненная реальность. В тек­стах разных авторов оно получает различные названия: мета­форическое, иррациональное, нерефлексивное, диффузное и т.д. Во всех случаях такое мышление выступает антиподом логического: ему недоступны простейшие формальные рас­суждения. Однако его сила совсем в другом. Попробуем отве­тить на вопрос, зачем такое мышление может быть нужно современному образованному человеку: с какими задачами оно позволяет справляться?

Наша гипотеза заключается в том, что оно необходимо в тех случаях, когда мы сталкиваемся со сложными ситуациями и событиями, которые не допускают целенаправленного уп­равления. К ним относятся такие явления, как смерть близких людей, сильный страх, глубокое горе, крупные личные и про­фессиональные неудачи, и другие серьезные и неожиданные |жизненные перипетии. Причем и те, которые могут реально случиться, и те, которые являются до поры до времени вообра­жаемыми. Именно этот вид мышления позволяет справляться

(лучше, наверное, сказать — уживаться) с этими очень разнооб­разными, но чрезвычайно значимыми жизненными явлениями. Хороший пример эффективности такого мышления содер­жится в работе Е.В. Субботского (1991). У мальчика пяти лет начинается период детских страхов: он видит во сне ужасное чудовище, которое угрожает ему всяческими злодеяниями. Ребе­нок боится засыпать, что очень осложняет жизнь всей семьи. Понятно, что никакие уговоры и объяснения родителей его не успокаивают, а реально помочь в борьбе со сном взрослые не могут. Однако очень быстро мальчик сам находит удивительное средство борьбы с кошмаром. Ложась в кровать, ребенок скаты­вает в трубочку край простыни и оказывается вооруженным пе­ред лицом опасности. К сожалению, как только он засыпает, паль­цы разжимаются, и он в страхе и слезах просыпается. Тогда ро­дители подсказывают ему технически чуть более совершенный вариант защиты: мальчик зажимает в кулаке деревянную палоч­ку, которая остается в руке, даже если пальцы разжимаются. Очень быстро кошмар отступает. Понятно, что никакого логического объяснения того, почему свернутый в трубочку край простыни или палочка помогают в борьбе с могучим чудищем из сновиде­ния, нет и быть не может. Характерно, однако, что ни ребенку, ни его родителям объяснение и не требуется.

г) Представителями точных наук (в первую очередь мате­матиками) на собственном опыте был описан еще один неожиданный вид мышления. В противовес логическому рассуждению (последовательному, сукцессивному по своей природе) он получил название интуитивного (то есть си­мультанного, одномоментного).

Этот вид мышления проявляется в том, что решение слож­нейших задач обнаруживается не аналитическим путем, а ус­матривается сразу, непосредственно. Именно такая способность увидеть правильный ответ без возможности обосновать реше­ние и доказать его правильность и получила название интуи­тивного мышления или интуиции23. Потом аналогичные при-

23 Несколько хулиганское определение интуиции могло бы выг­лядеть следующим образом: это правильное решение задачи или про­блемы без всякого ее понимания. Очевидно, что оно не имеет никако­го отношения к философской традиции исследований интуиции.

60 ПСИХОЛОГИЯ МЫШЛЕНИЯ. РЕШЕНИЕ ЗАДАЧ И ПРОБЛЕМ

меры были найдены и в других сферах деятельности. Так, о чемпионах мира по шахматам Х.-Р. Капабланке и В.В. Смысло­ве рассказывали, что они сразу, без всякого расчета вариантов могли предложить верный план игры в той или иной позиции (особенно это касалось эндшпилей — окончаний шахматных партий). Понятно, что полноценная проверка такого плана свя­зана со многими часами сложного шахматного анализа.

Все перечисленные виды мышления, хотя и были перво­начально обнаружены в джунглях Африки или в психиатри­ческой клинике, отнюдь не являются экзотикой, а, наоборот, широко распространены в жизни современного взрослого че­ловека. Причем их наличие — это норма, а не исключение из правил. То есть, несмотря на широкое распространение логи­ческого мышления у наших современников, другие виды мыс­лительных процессов не исчезли и не потеряли своего значе­ния. Возник вопрос о том, зачем они нужны и как уживаются столь разные варианты мышления у одного и того же человека.

Теоретический ответ в наиболее убедительной форме был сформулирован П. Тульвисте (1988) (правда, со ссылкой на работы Л. Леви-Брюля). Мышление образованного взрослого европейца гетерогенно24. Это значит, что оно не едино, а состо­ит из различных частей (отдельных видов мышления), кото­рые отличаются друг от друга своим назначением и происхож­дением. Таким образом организованное мышление обладает огромными адаптивными возможностями: отдельные его со­ставляющие оказываются приспособленными для решения качественно различных задач. Чем большим числом видов мышления обладает человек, тем большее количество разно­видностей проблемных ситуаций оказывается ему доступно. Скажем, для подготовки и сдачи экзамена используются одни виды мышления, а для организации вечеринки»- совсем другие.

Не менее важным оказывается и то, что виды мышления различаются своим происхождением. Часть из них формиру­ется стихийно, для возникновения других требуется опреде-

24 Справедливости ради отметим, что П. Тульвисте доказывал
гетерогенность не любого, а лишь вербального мышления. Хотя пред-
У ставляется, что сформулированные им положения могут быть в зна-

чительной степени обобщены.

Глава 1. Психология решения задач и проблем: основные определения 61

ленный социокультурный контекст и специально организо­ванное обучение (в первую очередь это касается логического мышления и различных его производных). В итоге возникают многочисленные межгрупповые и индивидуальные различия интеллектуальных процессов.

Помимо уже описанных, существует еще и множество дру­гих видов мышления, которые также присутствуют у взросло­го европейца, подчиняясь принципу гетерогенности. Некото­рые разновидности мышления могут быть выделены по функ­циональному признаку или, что практически то же самое, по типу задач, для решения которых они предназначены. Ряд про­блемных ситуаций оказывается накрепко связанным с вида­ми мышления, которые используются для их решения.

д) Очень важным является различение репродуктивного и
творческого мышления.

Два этих вида могут быть четко противопоставлены друг другу на основании типа задач. Репродуктивное мышление приспособлено для решения репродуктивных задач, а твор­ческое — соответственна: творческих (см. классификацию за­дач в этой Главе).

е) Весьма распространено противопоставление конвергент­
ного («сходящегося») и дивергентного («расходящегося»)
видов мышления (Guilford, 1967).

Как и в предыдущем случае, критерием служит тип задач. Конвергентное мышление предназначено для решения зак­рытых, а дивергентное — открытых задач.

Именно поэтому последнее порой считают синонимом творческого мышления. Это явное недоразумение. Легко обна­ружить примеры открытых репродуктивных задач. Скажем, они активно использовались в экспериментальных исследованиях вюрцбургских психологов {Biiler, 1907; Sefc, 1924). Подробнее об этом см. Главу 2.

ж) А. Осборн описал еще два вида мышления — генератив­
ное (порождающее) и критическое (Osborn, 1948; 1953).
Критерий их противопоставления также чисто функцио­
нальный. Функцией первого в ходе решения задачи выступает

62 ПСИХОЛОГИЯ МЫШЛЕНИЯ. РЕШЕНИЕ ЗАДАЧ И ПРОБЛЕМ

порождение новых идей, второго — поиск в них изъянов и недостатков. С точки зрения А. Осборна, генерация и крити­ка — исчерпывающий набор интеллектуальных процедур, до­статочный для отыскания решения. Поскольку по ряду при­чин в обычной обстановке доминирует критическое мышле­ние, им была создана специальная эвристическая процеду­ра — «мозговой штурм», в ходе которой оба вида мышления «разделены» во времени, жестко привязаны к разным этапам коллективного решения (подробности см. в Главе 5) и могут функционировать, не мешая друг другу.

з) Еще одна важная пара видов — оппозиция теоретическо­го и практического мышления (Теплое, 1943/1945)25. Критерием противопоставления также служат виды задач — теоретические в одном случае и практические — в другом.

Теоретическое мышление направлено на объяснение фактов и событий по определенным правилам. Например, путем нахож­дения универсального закона, в соответствии с которым они про­исходят (как поступают в естественных науках). Или путем указа­ния их места в некоторой формальной системе (как это часто делают в математике). В том случае, если объяснение построено удачно, теоретическое мышление способно предсказывать новые факты. Классическим примером служит предсказание Д.И. Мен­делеевым на основании периодического закона свойств еще нео­ткрытых химических элементов, а также четкое указание ошибок в измерении свойств элементов, уже известных.

Практическое мышление, впервые описанное Б.М. Тепло­вым в работе «Ум и воля военачальника» (1943), предполагает решение совсем других задач, направленных не на предсказа­ние, а на внедрение чего-то в жизнь, реализацию какого-то на­мерения или плана. В связи с этим у такого мышления появля­ется целый ряд существенных особенностей. Ьно разворачива­ется в условиях постоянного и многостороннего дефицита. Во­еначальник не имеет полной информации ни о своей армии, ни об армии противника. Причем часть информации гаранти-

Глава 1. Психология решения задач и проблем: основные определения 63

рованно является ложной: вражеская контрразведка делает свое дело, а «любого интенданта можно после года службы расстре­ливать без суда и следствия» (А.В. Суворов). Военачальник дей­ствует в условиях реального времени — постоянного времен-нбго прессинга: противник не дает времени на размышления. Кроме того, полководец постоянно ощущает нехватку матери­альных и людских ресурсов: запасы снарядов и ракет, количе­ство тушенки и фуража, списочный состав строевых частей всегда кажутся недостаточными для победы. У всей этой ситуации есть еще одно важное качество — она отличается необратимо­стью. Последствия реализованных решений не могут быть из­менены, поэтому цена возможных ошибок очень высока26. За них полководец часто отвечает головой.

Действуя в описанных условиях, практическое мышление от­личается «направленностью на реализацию». Именно это каче­ство подчиняет себе всё остальные. Мышление хорошего полко­водца с необходимостью оказывается многосторонним, а местами и противоречивым. Он умеет принимать интуитивные решения (целостные, вытекающие из общей оценки ситуации, без анализа деталей и без длительной подготовки) и при этом не упускает из виду детали27, обладает специальным образом организованными («свернутыми») знаниями, готовыми к мгновенному использова­нию, опирается на «чувство местности», имея возможность, пред­ставлять ее в целом и четко отслеживать свои передвижения, уме­ет самые сложные стратегические идеи облекать в простые и понятные планы (блестящие военные кампании А.В. Суворова восхищали и ужасали современников именно этим качеством), соединяет в себе ум и волю, демонстрируя решительность, энер­гию и упорство. (Наполеону приписывают сравнение полководца с квадратом, в котором горизонтальная сторона — ум, а верти­кальная — воля. У хорошего военачальника они должны быть равны, и эта фигура оказывается именно квадратом.)



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Хомская ред. 1 Международная конференция памяти А. Р. Лурия (сборник докладов) иои (1)

    Доклад
    Адрес: Украина, г. Харьков, ст.м. Советская, ул. Квитки-Основьяненко 4/6 (рядом с Органным залом)Телефон/факс: (057) 731-17-58  e-mail: ln@  Сайт: http: litera-book.
  2. Хомская ред. 1 Международная конференция памяти А. Р. Лурия (сборник докладов) иои (3)

    Доклад
    7 стратегей для достижения богатства и счастья Фаир-Пресс Силин 7 шагов к Золотому веку Курская городская типогра Adult Psychopathology and Diagnosis Ресторанные ведомости Gurman Casebook of Marital Therapy Ресторанные ведомости Conflict
  3. Хомская ред. 1 Международная конференция памяти А. Р. Лурия (сборник докладов) иои (4)

    Доклад
    блокады и кризисы в груп.работе Генезис Ватман Бенгальский вайшнавизм СПбГУ Жуков Биология поведения гуморальные механизмы Речь Робин Жан-Мари Быть в присутствии другого Инст. общегум.иссл Ефимкина В переводе с марсианского Речь Нордау
  4. Основные направления исследований психологии мышления в капиталистических странах

    Документ
    Со времени возникновения психологии как самостоятельной науки познавательные процессы были всегда ее центральной темой. В начале XX в. эта специфическая область исследования привлекала значительное внимание психологов (Вюрцбургская школа, Зельц).
  5. Тихомиров О. К. Психология мышления: Учебное посо­бие

    Документ
    В первом в нашей стране учебном пособии по одному из разделов курса «Общая психология» автор показывает, как исследования мышления обогащают конкретно-научные пред­ставления о сущности психического отражения, деятельности, общения,

Другие похожие документы..