Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Розвитку навичок малювання та образотворчому мистецтву в цілому, в дитячих навчально-виховних закладах приділяють певну частину часу в навчально вихо...полностью>>
'Диплом'
А.І. Довгань, завідуючий навчально-методичним кабінетом регіонального краєзнавств Київського обласного інституту післядипломної освіти педагогічних ка...полностью>>
'Закон'
Настоящее Положение определяет цели, задачи, компетенцию Уполномоченного по защите прав участников образовательного процесса общеобразовательного учр...полностью>>
'Документ'
Экспертиза пищевой продукции, содержащей генетически модифицированные составляющие. Республиканские документы, регламентирующие использование генетиче...полностью>>

Гулабер Ананиашвили Бесславный конец пресловутого «Георгиевского Трактата» и

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

16. В ноябре 1920 года через азербайджанскую территорию Россия вторглась в Армению и аннексировала эту страну, которой, кстати, с Запада угрожала и Турция. Перед потерей независимости Армения добровольно возвратила Грузии провинцию Лоре, исходя из соображения (как это считалось в самой Армении), что «Тбилиси лучше защитит эту провинцию» от Турции».

В феврале же 1921 года русские войска вторглись в Грузию сразу с разных сторон (из Азербайджана, Армении, Владикавказа, Сочи, через Мамисонский перевал). Военными операциями командовали С. Киров (ранее посол России в Грузии и по совместительству главарь и организатор всех провокаций в нашей стране) и злополучный отечественный фельдшер из Гореша, проявивший себя еще в 1905 году, когда организовал нелегальную перевозку оружия из Турции в Гудаута для нужд «революционеров». После убийства Ильи Чавчавадзе, как известно С. Орджоникидзе перебрался в Иран и сражался в рядах восставшего против шаха Саттар-хана.

Ленин, с характерным для российской империи коварством, «уладив дела» в Крыму и Польше, взялся за Грузию – разыграл примитивную провокацию: с помощью грузинской «пятой колоны» устроил «восстание» в Лоре и в Квемо Картли (Шулавери) 11 февраля 1921 года. Здесь собрались вместе грузинские большевики и «обратились с просьбой о помощи» к Советской России, последняя же «в знак верности принципам пролетарской солидарности» вторглась в Грузию со своими армиями, оккупировав и аннексировав ее во второй раз. Одновременно Москва заложила в национальный организм Грузии «разрушительную мину», а то и «вирус»: Абхазию оторвала от остальной Грузии и поставила там во главе режима местного неуча – «революционера» Н. Лакобу. Этот амбициозный, закомплексованный, и поэтому одержимый манией величия тип, ничем кроме маленького роста и больших претензий не отличался от других «марксистов-революционеров», действовавших в Абхазии. Поэтому он скоро стал им поперек горла и прибег к столь популярным в этой среде интригам. Так, например, счел ниже своего достоинства, будучи заключенным, находиться в одной общей камере с грузинскими заключенными, по причине «княжеского» происхождения. Затем, чтобы заполучить особое положение, прибег к новому аргументу, объявил себя особой личностью – «абхазом».

После того как закончилась неудачей его попытка с помощью моряков-лазов перебросить из Турции в Бичвинта отряды мухаджиров, разгромленные и изгнанные Деникиным, он примирился с меньшевистской властью и был назначен начальником очамчирской милиции. Но вскоре ему приспичило быть «мелким чиновником» и улизнул в Сочи, где с помощью старых грузинских «партийных товарищей» наладил переговоры с Орджоникидзе. В это время, фельдшер из Гореша, имея уже чрезвычайные полномочия от самого Ленина, готовил вторжение в Грузию. С этой целью он сколачивал в Грузии, в частности и в Абхазии, местную «пятую колону».

Поскольку для Орджоникидзе ни расстрел поэта Важа Пшавела, ни перенос госграницы Грузии в городские пределы Тбилиси, не представляли особых проблем, он с готовностью пообещал новоиспеченному абхазскому самозванцу одному из первых «разыгравших карту абхазского сепаратизма» всяческую поддержку в новой игре.

Несмотря на сопротивление некоторой части грузинских коммунистов, под нажимом Москвы и при горячей поддержке местных, абхазских «революционеров» 21 мая 1921 года Абхазия была объявлена «Независимой Советской Социалистической республикой». В декабре же того года – вошла в состав Грузии как «договорная республика» (в 1931 году – со статусом автономной республики). 16 июля 1921 года автономию получила Аджария, а 16 апреля 1922 года – Цхинвальский регион. При этом Саингило, Кухети и большая часть Квемо Картли оказалась в составе Азербайджана, а Лоре – в Армении. Тем самым ленинская советская Россия практически осуществила план расчленения Грузии, основы которого были заложены еще царской властью. «Вождю народов» в этом деле большую помощь оказали предатели-грузины. Они, подобно ядовитым грибам, появились на политической арене в конце ХIХ века и подтачивали национальный организм изнутри. Примечательна позиция одного из них, ветеринара Пилипэ Махарадзе: приехавшие из Владикавказа эмиссары, предложили председателю ЦИК Грузии план вхождения автономной республики Северной Осетии в состав Грузии, на что Махарадзе ответил контрпредложением. Он посоветовал эмиссарам присоединить к Северной Осетии Цхинвальский регион (т.е. Южную Осетию) и сформировать единую Осетию в составе Российской федерации. Вот таким было отношение одного из главных инициаторов кампании по преследованию и убийству Ильи Чавчавадзе, ненавистника грузинского языка и национальных традиций, человека с деформированным самосознанием к вопросу о целостности родной страны.

Верная политике традиционного коварства большевистская Россия В. Ленина и Л. Троцкого в 1918-1921 гг. предпочла расчленение и ослабление Грузии, что отразилось в Брест-Литовских соглашениях и сговоре с Турцией (с Кемалем Ататюрком). Об этом вопросе много писалось и говорилось в официальных источниках и мемуарах. Тогда Россия и грузинские предатели (большевики) «подарили» Турции большую часть Тао-Кларджети и Чанети, Азербайджану «оставили» Эрети (регион Закатала) и Кухети, Лоре-Ташири – армянам, а Сочи-Туапсе, Двалети и Земо Ларси-Балта «узаконили» России. Если озургетский врач-ветеринар предлагал, но не «сумел» настоять взять с собою в подарок на север Самачабло северным осетинам, то фельдшер-ветеринар из Гореша безболезненно «подарил» соседнему Азербайджану регион Эрети-Саингило. Этот издревле исторический край Грузии (Шеки, Кахи, Закатала и Белакани) как населенные мусульманами в мае-июне 1918 года, во время Первой мировой войны были оккупированы Турцией в соответствии с идеей пантюркизма и с целью создания единого «большого Турана» - турецкой империи. Эта авантюра вскоре окончилась полным крахом, а после поражения и капитуляции Германии и Турции в сентябре 1918 года, Порта была вынуждена вывести войска из Грузии. Однако, параллельно с выводом войск, этот регион турки передали своим «братьям» – администрации Гянджи. Правительство Жорданиа, которое не осознавало надлежащим образом ни национальные интересы страны, ни проблемы Восточной Грузии, «не стало» тогда осложнять отношений с союзным Азербайджаном и решило отмолчаться. В 1920 году Советская Россия оккупировала Азербайджан и заняла Саингило, а с целью установления статуса этого спорного региона, предложила свои услуги в качестве «посредника» между Советским Азербайджаном и Демократической республикой Грузии в процессе будущих переговоров.

В виду того, что Москва покорила и Грузию в феврале 1921 года и проблему ранее отторгнутого региона Закатала (Эрети-Саингило) следовало решать уже ей в рамках единого Советского государства. Поэтому, к тому времени уже к очень высокому советскому чиновнику – С. Орджоникидзе обратились известные грузинские общественные деятели: ингилоец Гиорги Гамхарашвили и ученый Павлэ Ингороква в связи с вопросом о возвращении этих земель в состав Грузии. Начав этот разговор просители вдруг поняли, что фельдшер-неуч, столь перегруженный делами не помнил, где находится Саингило – по его, товарищу Серго, понятиям – это было где-то в районе Ахалцихе (?!).

Итак, в 1921 году началась новая беда – эра советской (коммунистической) оккупации многострадальной Грузии. Она опять вернулась в ущербное русское социально-политическое пространство, в котором доминантой на сей раз вырисовывались жесточайшие тоталитарные идеологические приоритеты, человеконенавистнические по своей сути и идущие вразрез с национальной идеей. Здесь же необходимо отметить, что зачастую грузинские коммунисты за редким исключением, были представлены массой деклассированных «товарищей», безграмотными людьми, семинаристами и фельдшерами-ветеринарами. Они слепо и безропотно выполняли волю Москвы, проявляли при этом излишнюю жестокость и цинизм, чего вообще-то не требовал «русский хозяин». Очень скоро большевики изолировали ту малую часть коммунистов, которая отличалась образованностью, посчитав их «чужеродным телом», а во время кровавых политических репрессий 30-х годов – ликвидировали их и физически.

В партийных архивах коммунистов 20-х годов, среди множества антигрузинских документов, сохранился и «план» одного из высокопоставленных чиновников – увеличить в Грузии число автономий, как эффективных очагов давления на строптивую республику.

В связи с вопросами автономий и так называемых «национальных анклавов» четко вырисовываются весьма характерные для Грузии ротозейство и разгильдяйство. В итоге «деятельности» безграмотных «вождей», мы получили театр абсурда:

  • регион в Квемо Картли переименовали в «Борчало», согласно названию переселившегося сюда в первой трети XVIII в. племени кочевников-туркмен «Борчалу», а древняя грузинская топонимика здесь полностью была заменена тюркской;

  • жителей другой части Квемо Картли, где проживали грузины, придерживающиеся григорианского вероисповедания, и по старой традиции называемой «Сомхити», посчитали армянами;

  • месхов-мусульман, наших кровных братьев (Орбелиани, Амилахвари, Кипиани, Мухрански, Бараташвили, Варскнелидзе, Сванидзе и др.) – назвали «турками» а затем — «турками-месхетинцами»;

  • заселенных в Триалети в 1828-30 годах православных месхов и лазов назвали «греками», а джавахетских месхов-католиков – «армянами»;

  • в Абхазии, сформировавшемуся в основном в ХIХ веке как чужеродному телу северокавказскому племени абазинцев, переселившихся сюда с севера, пришили грузинский этноним «абхазы» и преподнесли на блюдце суррогатную автономию с Самурзакано (Гали-Очамчире-Сухуми) впридачу;

  • Осетинам же подарили земли князей Мачабели, Павленишвили, Ксанских Эристави и назвали этот регион «Юго-Осетинской автономией.»

К сожалению, главная беда нашего больного общества заключается в утрате ею на протяжении последних 4-х столетий региональной функции и бегстве от свободы, т.е. личной ответственности перед страной и народом. В свою очередь, указанная аномалия проявляется в разобщенности (деструктурированности) этнокультурного организма нации, деформации общественного и национального самосознания, девальвации традиционных духовных ценностей и нравственности. В условиях обретения в настоящее время Грузией независимости и новой региональной функции в очень важном Кавказском сегменте евразийского стратегического коммуникационного пространства, при адекватном механизме организации и управления, мы имеем реальный шанс стать полноправным членом международного сообщества цивилизованных народов и самостоятельным игроком на политической арене мира в зоне острого противостояния цивилизаций и культур.

V. В когтях «империи зла» – Грузия и Россия в 1921-1953 гг.

25 февраля 1921 года с установлением Советской власти в Грузии, начался легитимный период человеконенавистничества, нравственной деградации и полного беспредела партийной номенклатуры, длившийся почти 70 лет, вплоть до развала «империи зла». Этот режим принял особо уродливые формы за последние 15 лет, в результате прихода к власти новых люмпенов и замаскированной партноменклатуры.

17. С 1922 года Россия начинает в Грузии целенаправленную борьбу против грузинской интеллектуальной элиты, свободной творческой мысли, грузинской церкви и национального менталитета, ведя эту борьбу руками местной партийной власти и спецслужб. В 1924 году было потоплено в крови антирусское восстание – арестованы, брошены в тюрьмы и расстреляны десятки тысяч участников и «сочувствующих». Большевистский режим в основном расправился с дворянством, генералитетом и офицерским корпусом, а также с высшими церковными иерархами. Оправданием кровавых репрессий и причиной их вызвавших, были названы контрреволюционные выступления. В этой связи интересны «размышления» секретаря ЦК Компартии Грузии М. Кахиани: «Пока перед нами в Советской Грузии существует грозная сила в лице 120-130 тысяч представителей высшей знати и 7 тысяч офицеров царской армии, мы не уверены в том, что эта горючая смесь не воспламенится и не вспыхнет снова при любом удобном международном или внутреннем осложнении. Над этим вопросом следует серьезно задуматься ЦК КП Грузии и не один или два раза».».

И действительно, под «мудрым» руководством Москвы, местная партийная номенклатура делала все возможное, чтобы уничтожить лучшую часть грузинской интеллигенции, выжечь саму национальную идею из грузинской психики и самосознания.

Жертвой партийных чисток, расстрелов и выселений вскоре стали также государственные и партийные работники, видные деятели культуры и искусства. В застенках НКВД в эту пору оказались достойнейшие из наших соотечественников – писатель Михэил Джавахишвили, поэт Тициан Табидзе, дирижер Евгени Микеладзе, режиссер Сандро Ахметели. Внук Мари Броссе — известный библиограф Виктор Броссе был доведен до крайнего отчаяния и покончил жизнь самоубийством. Паоло Иашвили застрелился. Оказался за решеткой Шалва Нуцубидзе – известный переводчик на русский язык поэмы Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре», писатель Константинэ Гамсахурдиа и многие другие выдающиеся деятели. В 1937 году был расстрелян генерал Гиорги Мазниашвили – герой военной эпопеи 1918-1921 гг. с Россией и Арменией, достойный сын Грузии и ее гордость.

18. С конца 20-х годов начинается новая волна политических репрессий, обрушившаяся на множество невинных людей в связи с насильственной коллективизацией и перманентными партийными чистками. С 1935 года – неугодные властям граждане Грузии стали жертвами так называемых «троек», выносивших единоличные «решения» без суда и следствия.

Массовые аресты и расстрелы стали в стране обычным явлением. Подозреваемых чекисты забирали, обычно в 3-4 часа утра и поэтому все население было охвачено страхом, ибо никто не был застрахован ни от прямых обвинений, ни от доносов «стукачей». Родственники и друзья воздерживались ходить друг к другу в гости, а по ночам полные отчаяния, ждали звука тормозов чекистских автомобилей у своих домов, стука и шороха каблуков чекистских сапог на лестнице.

Дело дошло до того, что гнев коммунистического режима стал распространяться на жен и других членов семей «врагов народа», «троцкистов» и прочих «преступников». Кто избежал расстрелов – тех угнали в Сибирь, в концлагеря Мордовии и в другие места не столь отдаленные, организованные по инициативе Ленина. Ко всему вышеизложенному добавилось то, что грузинский народ поневоле оказался втянутым в военно-политические авантюры России – при Халхин-голе, у озера Хасан (с Японией), а затем – с Финляндией.

В 1941 году началась война с Германией, ставшая результатом противостояния двух тоталитарных, и во многом родственных друг другу человеконенавистнических режимов. Из Грузии, население которой к тому времени не превышало 3,5 млн. человек, на разных фронтах сражалось 700 тысяч воинов. По воле местных горе-руководителей одна пятая часть населения страны была направлена на фронты, что в процентном отношении приближается к показателям Белоруссии и Украины, оказавшихся в самом пекле боевых действий. На полях сражений пала почти половина призванных в армию и добровольно ушедших на фронт бойцов. Грузинские национальные подразделения сражались в Крыму и на Северном Кавказе в самый трагический период, когда Советская Армия в панике бежала с полей сражений, а в рядах бестолковых военных и политических руководителей царила полная растерянность. В первые месяцы войны вся военная инфраструктура огромной страны из-за неподготовленности была дезорганизована – анархия охватила структуры тыла и фронта. Бойцам не хватало оружия и боеприпасов, амуниции, транспорта, продуктов питания. Зачастую красноармейцы ждали смерти или ранения соратника, чтобы воспользоваться оружием, выданным им «на двоих».

Более того, грузинским военным соединениям в Крыму и на Кавказе особым циркуляром Мехлиса – уполномоченного южным фронтом, запрещалось рыть траншеи и окопы. Эта преступная акция явилась причиной дезорганизации фронта, и массовой гибели десятков тысяч грузинских солдат и офицеров. Автор же «идеи» – Мехлис так и не был наказан за свои действия. Все эти неоправданные жертвы остались на совести комиссара и его кремлевских хозяев. По воле руководства «империи зла» Крым (Керчь) и Северный Кавказ превратились в братскую могилу грузинских воинов. Политическое руководство СССР рассматривало солдат не иначе, как «пушечное мясо». Это проявилось со всей очевидностью и во время военной авантюры, проведенной против Финляндии. Именно поэтому многие западные аналитики считают, что Россия во второй мировой войне совершенно неоправданно принесла на заклание 25-27 миллионов соотечественников, хотя некоторые исследователи называют гораздо большую цифру. Потери СССР почти в пять раз превосходят потери Германии. Таким образом, множество грузин стало жертвой недальновидности, а то и тупости фронтовых офицеров и комиссаров, их беспощадности и характерного для Советского руководства преступного отношения к человеческой жизни.

19. Как уже неоднократно отмечалось выше, все коварство и подлость со стороны Российской империи (как царской, так и советской) осуществлялись при активной поддержке грузинской «пятой колонны» (коррумпированных холуев-чиновников). Это обстоятельство стало особенно явным во время правления большевиков, когда сначала выпестовали, а затем поставили во главе республики раболепную партноменклатуру. При этом была буквально выкормлена каста партийных паразитов со своими закрытыми магазинами, элитарными дачами, персональным транспортом и т.д. И действительно, благодаря неучам и фельдшерам-ветеринаром 20-х годов, Грузия, по воле Ленина и его команды была превращена в большой испытательный полигон. Были созданы три суррогатные автономии, тогда как, например, на бескрайных и многонациональных территориях Казахстана и Украины не было образовано ни одной автономной единицы. Кроме того, в регионах Квемо Картли, Триалети и Джавахети, с преимущественно негрузинским населением, были созданы тюркский (азербайджанский), так называемый «греческий» и «армянский» анклавы, по своей сути антигрузинские, административные структуры. Но Россия этим не стала довольствоваться и через региональную партноменклатуру, сначала стала притеснять, а потом и вовсе выживать оттуда коренное грузинское население, осуществив этническую чистку грузин. Месхи-мусульмане, ингилойцы (Шеки, Кахи, Закатала и Белакани), абхазские лазы (зона Сухуми-Гудаута) и аджарцы в 20-х годах сначала были объявлены «турками», а затем, после ухудшения взаимоотношений с Кемалем Ататюрком, ингилойцы и месхи были объявлены «азербайджанцами». А во время паспортизации мусульманского населения в 30-х годах в официальных документах им в графе «национальность» проставили «азербайджанец». Возмущенные месхи неоднократно обращались с жалобами в местные и высшие органы власти, но все напрасно. Так, например, тогдашний министр образования Мариам Орахелашвили осудила действия месхов-патриотов, сказав: «Вы – азербайджанцы, и должны учиться на азербайджанском языке!»

В Самцхе-Джавахети случилось вообще-то до сих пор неслыханное: большевистское руководство приступило к азербайджанизации Месхети – самого значительного очага грузинской культуры, к «отчуждению» месхов из единого этнокультурного организма. Это послужило причиной начала острого религиозного противостояния среди грузин. Партноменклатура Грузии – агентура России, прикрывавшаяся патриотической фразеологией, являлась мафиозной структурой, состоящей из холуев империи. Пустив в ход имперскую провокацию о «турках-месхетинцах» или «месхетинских-турках», она обманывала малограмотную часть нашего общества, пугая их жупелом турецкой экспансии, раздувая религиозный экстремизм и натравливая друг на друга представителей различных уголков Грузии. Отатаривание или азербайджанизация месхов и ингилойцев осуществлялось примитивным большевистским методом насильственного принуждения: так например, в Самцхе-Джавахети были открыты азербайджанские школы, в которых педагоги, также как и чиновники партийных и исполнительных структур, были приглашены из Квемо Картли, и из соседней республики (Азербайджана). И все это происходило не шито-крыто, а на виду у всей грузинской общественности, с активным участием местной партноменклатуры и комсомола.

В ноябре 1944 года, в разгар Второй мировой войны, когда Советский Союз планировал вторжение в Турцию, чему помешало испытание атомной бомбы на атолле Бикини американцами, месхи-мусульмане, как «ненадежные турки» или «имеющие связи» с Турцией, были выселены в республики Центральной Азии (Узбекистан, Казахстан и Киргизию). Примерно сто тысяч беспомощных людей – в основном старики, женщины и дети, чьи сыновья, мужья и отцы сражались на передней линии фронта, были загнаны, как скот в товарные вагоны и высланы в Среднюю Азию. Из выселенных более 90% были этническими грузинами, и только 6-7% составляли –тюркоязычные «таракяма», пришедшие в Квемо Картли кочевники-туркмены в первой половине XVIII в., и попавшие в Джавахети из Дманисского региона в начале XIХ века. Также — ираноязычные курды, переселившиеся из Турции в конце XVIII века в Аспиндзский, Ахалкалакский и Богдановский (Ниноцминдский) районы. Среди этих негрузин были и хемшины (в основном армяне-мусульмане). Сегодня, благодаря партноменклатуре и фельдшерам-ветеринарам, около 300 тысяч месхетских и 100 тысяч эретских мусульман из Саингило, ставших «татарами», «турками» и «азербайджанцами», вырваны из единого грузинского организма, что большим грехом ложится на грузинскую общественность. Вместе с месхами в 1944 году в Среднюю Азию были высланы лазы - «понтийские греки» (этнические грузины-лазы) из Абхазии. А еще раньше потомки немецких колонистов из Цалки, Болниси, Сагареджо и Тбилиси.

20. В 1949 году коммунистический режим раскрутил новый виток репрессий. Это было очередным мероприятием по запугиванию собственного народа и подавлению его человеческого достоинства, поскольку «классики» коммунизма считали, что в процессе шествия к светлым вершинам коммунизма, классовая борьба будет все более обостряться. Советские тюрьмы и концлагеря пополнились миллионами новых политзаключенных. Одним вменялось в вину нахождение в плену и сотрудничество с фашистами, другим – участие в партизанских движениях против Германии(?!) во Франции и Италии. Некоторые были «виноваты» уже и тем, что их родители или родственники находились за рубежом. Третьи были «виновны» как «диссиденты» и т.д.

На этот раз в тюремной зоне незаслуженно вновь оказались десятки тысяч оскорбленных и лишенных всех прав грузин. Всего же из Грузии в 1949-53 гг. было депортировано более 60 тысяч граждан, в основном – грузин (1949 году – 47 500, а в 1951 г. – 11 400 человек). С особой жестокостью расправились с теми грузинскими военнослужащими, которые сражались в одном из батальонов грузинского соединения «Бергман» (Горец), входящего в состав немецкой армии. Этот батальон, как ненадежный (с точки зрения немецкого командования) был снят с передней линии фронта и переброшен на голландский остров Тексель, где в марте 1945 года восстал против немцев, но был разгромлен. Уцелевшая часть батальона в составе 150 человек была спасена англичанами. Им помогли выехать на родину, но там они были интернированы советскими властями и направлены на японский фронт. Уцелевших же, по окончании войны арестовали и определили в Гулаг сроком на 20 лет. С этой точки зрения примечательна позиция советских властей относительно участия военнопленных: сдача в плен считалась недопустимой, за исключением случая, когда в плен попадали тяжелораненые или потерявшие сознание. Но доказать этот допустимый «вариант» практически было очень трудно, а то и невозможно. Понятна участь попавших в плен – Сталин ведь не заступился за собственного сына-пленника. Поэтому, очень многие пленные-грузины из оккупационной зоны стран западных союзников после окончания войны предпочли остаться на Западе, чем ждать смертного приговора на родине. К этому времени спецслужбы СССР развернули активную разведывательно-диверсионную деятельность в странах Запада, создав там разветвленную шпионско-диверсионную сеть. В ответ на коммунистическую экспансию, в США возник «маккартизм» – деятельность комиссии сенатора Маккарти в 1952-53 гг., принявшая вскоре уродливые формы, превратившись в орган по преследованию государственных чиновников и даже простых граждан. Но в 1954 году в результате возмущения широких слоев общества само руководство США сочло деятельность этой комиссии незаконной, а сам сенатор был прилюдно строго осужден за нагнетание в стране психоза и раздувание «охоты на ведьм». В демократической стране удалось за очень короткое время положить конец гонениям по политическим мотивам, инициатор же фактически был предан анафеме. А в стране советов наряду с политическими репрессиями, идеологический пресс на население принял еще более уродливые формы – лженаукой была объявлена кибернетика, генетика и т.д.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Гулабер Ананиашвили Этнические чистки и депортации в Грузии и на Северном Кавказе Конвульсии русского фашизма Гулабер Ананиашвили Этнические чистки и депортации в Грузии и на Северном Кавказе Конвульсии русского фашизма Тбилиси

    Документ
    В 1958 году окон­чил энергети­чес­кий фа­куль­тет Грузин­ского По­ли­техни­чес­кого Института по спе­ци­аль­ности «Эле­к­т­ро­стан­ции, Сети, Сис­те­мы» и Оркест­ровое отде­ление (по классу вио­лон­чели) Тбилисс­кой Государственной консер­вато­рии.

Другие похожие документы..